Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КАВЕ́ЛИН

Авторы: Р. А. Арсланов

КАВЕ́ЛИН Кон­стан­тин Дмит­рие­вич [4(16).11.1818, С.-Пе­тер­бург – 3(15).5.1885, там же], рос. пра­во­вед, ис­то­рик, пуб­ли­цист, тео­ре­тик ли­бе­ра­лиз­ма, об­ществ. дея­тель, пси­хо­лог. Дво­ря­нин. Стат. сов. (1853). Пер­во­на­чаль­ное об­ра­зо­ва­ние по­лу­чил до­ма; сре­ди учи­те­лей К. осо­бое ме­сто при­над­ле­жа­ло В. Г. Бе­лин­ско­му, про­бу­див­ше­му в К., по его собств. сло­вам, «от­ри­ца­тель­ное от­но­ше­ние ко всей ок­ру­жаю­щей дей­ст­ви­тель­но­сти». К. окон­чил юри­дич. ф-т Моск. ун-та (1839), с 1844 пре­по­да­вал там же. Ак­тив­ный член круж­ка моск. за­пад­ни­ков. В 1848 совм. с др. ли­бе­раль­но на­стро­ен­ны­ми пре­по­да­ва­те­ля­ми Моск. ун-та вы­шел в от­став­ку в знак про­тес­та про­тив от­ка­за мин. нар. про­све­ще­ния С. С. Ува­ро­ва уво­лить проф. Н. И. Кры­ло­ва, по­ро­чив­ше­го, по мне­нию К., сво­им по­ве­де­ни­ем «уни­вер­си­тет­скую кор­по­ра­цию». По­сле это­го К. уе­хал в С.-Пе­тер­бург, в 1848–50 слу­жил в МВД, в 1850–53 нач. учеб­но­го от­де­ле­ния Шта­ба Е. И. В. гл. на­чаль­ни­ка во­ен­но-учеб­ных за­ве­де­ний, в 1853–57 нач. от­де­ле­ния кан­це­ля­рии К-та ми­ни­ст­ров.

Член РГО (с 1849), сек­ре­тарь ВЭО (с нач. 1850-х гг.; пре­зи­дент в 1882–84). В нач. 1850-х гг. во­круг К. сло­жил­ся пе­терб. кру­жок за­пад­ни­ков. В 1855 К. со­ста­вил «За­пис­ку об ос­во­бо­ж­де­нии кре­сть­ян в Рос­сии» (по­лу­чи­ла ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в спи­сках). В ней до­ка­зы­вал не­об­хо­ди­мость ос­во­бо­ж­де­ния кре­сть­ян от кре­по­ст­ной за­ви­си­мо­сти и пе­ре­да­чи им в соб­ст­вен­ность их на­дель­ной зем­ли за вы­куп при со­дей­ст­вии го­су­дар­ст­ва (впо­след­ст­вии та­ким об­ра­зом про­ве­де­на кре­сть­ян­ская ре­фор­ма 1861). В сер. 1850-х гг. ус­та­но­вил кон­так­ты с на­хо­див­шим­ся в эмиг­ра­ции А. И. Гер­це­ном, ко­то­рый опуб­ли­ко­вал на­пи­сан­ное К. совм. с Б. Н. Чи­че­ри­ным «Пись­мо к из­да­те­лю» (сб. «Го­ло­са из Рос­сии», 1856, ч. 1). В нём ав­то­ры кри­ти­че­ски оце­ни­ли рос. со­ци­аль­но-по­ли­тич. дей­ст­ви­тель­ность, но од­но­вре­мен­но вы­сту­пи­ли про­тив ре­во­люц. аги­та­ции Гер­це­на. В 1857–61 К. – проф. С.-Пе­терб. ун-та, вы­шел в от­став­ку вме­сте с груп­пой ли­бе­раль­ных про­фес­со­ров в знак про­тес­та про­тив дей­ст­вий вла­стей по пре­кра­ще­нию сту­денч. бес­по­ряд­ков. В 1857–58 пре­по­да­вал пра­во­ве­де­ние и рус. ис­то­рию вел. кн. це­са­ре­ви­чу Ни­ко­лаю Алек­сан­д­ро­ви­чу, от­стра­нён от пре­по­да­ва­ния за пуб­ли­ка­цию (без ве­до­ма К. осу­щест­вле­на Н. Г. Чер­ны­шев­ским) в ж. «Со­вре­мен­ник» вы­дер­жек из «За­пис­ки об ос­во­бож­де­нии кре­сть­ян в Рос­сии». В ка­че­ст­ве ком­пен­са­ции ему бы­ли пред­ло­же­ны де­неж­ное воз­на­гра­ж­де­ние и чин д. стат. сов., от ко­то­рых он от­ка­зал­ся. Юрис­кон­сульт при Деп-те нео­к­лад­ных сбо­ров Мин-ва фи­нан­сов (1864–85), од­но­вре­мен­но проф. Во­ен.-юри­дич. ака­де­мии в С.-Пе­тер­бур­ге (1878–85).

Один из соз­да­те­лей (1866) и фак­ти­чес­ки ли­дер воз­ро­ж­дён­но­го ж. «Вест­ник Ев­ро­пы». Во мно­гом под его влия­ни­ем жур­нал ото­шёл от чис­то­го за­пад­ни­че­ст­ва и стал вы­сту­пать в за­щи­ту кре­сть­ян­ской об­щи­ны и за улуч­ше­ние эко­но­мич. по­ло­же­ния кре­сть­ян­ст­ва.

К. раз­ра­бо­тал пер­вую в отеч. ис­то­рио­гра­фии тео­ре­тич. схе­му рос. ис­то­рии (ст. «Взгляд на юри­ди­че­ский быт древ­ней Рос­сии» в ж. «Со­вре­мен­ник», 1847, № 1), во мно­гом ос­но­ван­ную на фи­ло­со­фии Г. В. Ф. Ге­ге­ля. Ос­но­во­по­ла­гаю­щие идеи ис­то­рич. кон­цеп­ции К. – за­ко­но­мер­ность рос. ис­то­рии, её «вклю­чён­ность» в ми­ро­вую ис­то­рию при со­хра­не­нии ря­да осо­бен­но­стей, оп­ре­де­лив­ших путь раз­ви­тия Рос­сии, не­сколь­ко от­ли­чав­ший­ся от за­пад­но­ев­ро­пей­ско­го. В этом кон­цеп­ция К. про­ти­во­стоя­ла убе­ж­де­нию сла­вя­но­фи­лов в уни­каль­но­сти отеч. ис­то­рии. Вме­сте с тем, в от­ли­чие от ря­да за­пад­ни­ков, К. под­чёр­ки­вал, что рос. ис­то­рия раз­ви­ва­лась «са­ма из се­бя, без ре­ши­тель­ных по­сто­рон­них влия­ний». Ис­то­ки нац. свое­об­ра­зия К. ус­мат­ри­вал в от­сут­ст­вии «на­ча­ла» лич­но­сти у слав. пле­мён, вы­зван­ном дол­го со­хра­няв­шим­ся ро­до­вым бы­том. Ран­нее про­яв­ле­ние «на­ча­ла» лич­но­сти в Зап. Ев­ро­пе он свя­зы­вал с по­сто­ян­ны­ми вой­на­ми, ко­то­рые ве­ли герм. пле­ме­на, а так­же с бо­лее ран­ним рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва. Это раз­ли­чие, с его точ­ки зре­ния, оп­ре­де­ли­ло ре­шаю­щую роль го­су­дар­ст­ва в рос. ис­то­рии, ко­то­рая со­вер­ша­лась уси­лия­ми вла­сти (а не лич­но­сти, как в Зап. Ев­ро­пе). Вме­сте с тем К. под­чёр­ки­вал об­щую цель «на­ро­дов хри­сти­ан­ско­го ми­ра» – «без­ус­лов­ное при­зна­ние дос­то­ин­ст­ва че­ло­ве­ка, ли­ца и все­сто­рон­нее его раз­ви­тие». По мне­нию К., на­ро­ды дви­га­лись к этой це­ли раз­ны­ми пу­тя­ми. Он ви­дел всё со­дер­жа­ние рос. ис­то­рии до цар­ст­во­ва­ния Пет­ра I в по­сте­пен­ном по­яв­ле­нии «на­ча­ла» лич­но­сти и «от­ри­ца­нии ис­клю­чи­тель­но кров­но­го бы­та, в ко­то­ром лич­ность не мог­ла су­ще­ст­во­вать». Пер­вую по­пыт­ку «на ме­сто ро­да по­ста­вить в го­су­дар­ст­вен­ном управ­ле­нии на­ча­ло лич­но­го дос­то­ин­ст­ва» К. уви­дел в оп­рич­ни­не. Го­су­дар­ст­вен­ное и свя­зан­ное с ним лич­ное на­ча­ло, счи­тал К., окон­ча­тель­но ут­вер­ди­лось в ре­зуль­та­те ре­форм Пет­ра I, ко­то­рые при­ве­ли к по­те­ре Рос­си­ей нац. ис­клю­чи­тель­но­сти и к пол­но­му вклю­че­нию рос. ис­то­рии в ход ми­ро­вой ис­то­рии.

Ис­то­рич. кон­цеп­ция К. слу­жи­ла обос­но­ва­ни­ем по­ли­тич. воз­зре­ний фор­ми­ро­вав­ше­го­ся отеч. ли­бе­ра­лиз­ма, вы­сту­пав­ше­го за ос­во­бо­ж­де­ние лич­но­сти от кре­по­ст­нич. по­ряд­ков и по­ли­цей­ско­го про­из­во­ла. Мн. идеи К. лег­ли в ос­но­ву ис­то­рио­гра­фич. на­прав­ле­ния, по­лу­чив­ше­го позд­нее назв. «го­су­дар­ст­вен­ная шко­ла».

В 1860-х гг. под влия­ни­ем идей по­зи­ти­виз­ма К. от­ка­зал­ся от сво­его схе­ма­тич­но­го взгля­да на рос. ис­то­рию. Он при­шёл к мыс­ли, что её ход оп­ре­де­ля­ли при­род­ная сре­да и ко­ло­ни­за­ция, зап. куль­тур­ные за­им­ст­во­ва­ния, дея­тель­ность го­су­дар­ст­ва и РПЦ, нар. соз­на­ние. Од­ним из гл. эле­мен­тов но­вой кон­цеп­ции К. ста­ло ут­вер­жде­ние, что эко­но­мич. и куль­тур­ная от­ста­лость Рос­сии от зап.-ев­роп. стран бы­ла вы­зва­на зна­чит. жерт­ва­ми и уси­лия­ми, за­тра­чен­ны­ми ею на борь­бу за со­хра­не­ние не­за­ви­си­мо­сти и ос­вое­ние ог­ром­ной тер­ри­то­рии с су­ро­вы­ми при­род­ны­ми ус­ло­вия­ми. Вслед­ст­вие это­го ис­точ­ни­ком раз­ви­тия стра­ны ста­но­ви­лось ин­тел­лек­ту­аль­ное мень­шин­ст­во, за­им­ст­во­вав­шее зап.-ев­роп. идеи и обес­пе­чи­вав­шее рас­про­стра­не­ние куль­ту­ры «свер­ху вниз, из вер­ши­ны об­ще­ст­ва в на­род­ные мас­сы». За­им­ст­во­ва­ние «пло­дов выс­шей ев­ро­пей­ской куль­ту­ры» К. счи­тал од­ним из ус­ло­вий раз­ви­тия слав. на­ро­дов.

Пе­ре­ос­мыс­ли­вая ис­то­рию до­пет­ров­ской эпо­хи, К. те­перь в ос­но­ва­ние об­ществ. уст­рой­ст­ва ста­вил не род, а кре­сть­ян­ский двор. По мне­нию К., кре­по­ст­ное пра­во скла­ды­ва­лось в ре­зуль­та­те пе­ре­но­са пред­став­ле­ний о «вла­ды­ке до­ма» (дво­ра) на по­ме­щи­ка, ко­то­рый не толь­ко оп­ре­де­лял обя­зан­но­сти и по­вин­но­сти кре­по­ст­ных, но и по­пе­чи­тель­ст­во­вал над ни­ми. К. по­ла­гал, что са­мо­дер­жа­вие яв­ля­лось ес­теств. фор­мой рос. го­су­дар­ст­вен­но­сти и бы­ло по­ро­ж­де­но нар. идеа­лом, т. к. сло­жи­лось по ти­пу вла­сти до­мо­вла­ды­ки.

По мне­нию К., ре­фор­мы имп. Алек­сан­д­ра II (К. на­зы­вал его «ве­ли­ким из ве­ли­ких рус­ских ца­рей», в то же вре­мя при­зна­вал­ся, что имел «мно­го при­чин его не­на­ви­деть»), с од­ной сто­ро­ны, соз­да­ва­ли ус­ло­вия для раз­ви­тия лич­но­сти, а с дру­гой – ве­ли к об­ни­ща­нию кре­сть­ян­ст­ва и обо­ст­ре­нию со­ци­аль­ных про­ти­во­ре­чий. К. вы­сту­пил про­тив кон­сти­туц. тре­бо­ва­ний дво­рян­ст­ва («Дво­рян­ст­во и ос­во­бо­ж­де­ние кре­сть­ян», 1862), счи­тая, что в Рос­сии ус­ло­вия для вве­де­ния пред­ста­ви­тель­ной фор­мы прав­ле­ния ещё не со­зре­ли и их на­до под­го­тав­ли­вать. К. по­ла­гал, что их соз­да­нию долж­ны бы­ли спо­соб­ст­во­вать раз­ви­тие ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния, про­ве­де­ние адм. ре­форм, на­прав­лен­ных на ог­ра­ни­че­ние вла­сти бю­ро­кра­тии (в т. ч. за счёт вклю­че­ния пред­ста­ви­те­лей земств в Гос. со­вет), подъ­ём бла­го­сос­тоя­ния и куль­тур­но­го уров­ня на­ро­да. К. ис­хо­дил из то­го, что ре­во­люц. пе­ре­уст­рой­ст­во Рос­сии ги­бель­но как для го­су­дар­ст­ва, так и для на­ро­да. Он на­де­ял­ся, что по­ли­тич. не­зре­лость рос. об­ще­ст­ва мож­но пре­одо­леть в про­цес­се его дли­тель­но­го гра­ж­дан­ско­го и куль­тур­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния под ру­ко­во­дством са­мо­дер­жав­ной вла­сти, со­труд­ни­чаю­щей с ли­бе­раль­ной ин­тел­ли­ген­ци­ей и со­вмес­ти­мой со сво­бо­дой лич­но­сти.

До­ка­зы­вая уто­пич­ность со­циа­ли­стич. тео­рий, К. обос­но­вы­вал ес­теств. ха­рак­тер со­ци­аль­но­го не­ра­вен­ст­ва и ор­га­нич. «взаи­мо­за­ви­си­мость» клас­сов. Вме­сте с тем он счи­тал не­об­хо­ди­мым со­хра­нить об­щи­ну. В со­че­та­нии об­ществ. и ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти К. ви­дел, с од­ной сто­ро­ны, ус­ло­вие эко­но­мич. про­грес­са и сво­бо­ды лич­но­сти, а с дру­гой – га­ран­тию от пау­пе­ри­за­ции кре­сть­ян­ст­ва, сред­ст­во со­хра­не­ния со­ци­аль­ной ста­биль­но­сти.

При­сталь­ный ин­те­рес к лич­но­сти по­бу­дил К. об­ра­тить­ся к про­бле­мам пси­хо­ло­гии. В ра­бо­те «За­да­чи пси­хо­ло­гии» (ж. «Вест­ник Ев­ро­пы», 1872, № 1–4) К. обос­но­вы­вал цен­ность пси­хо­ло­гии как центр. нау­ки о че­ло­ве­ке, спо­соб­ной, в от­ли­чие от ме­та­фи­зи­ки и ес­те­ст­во­зна­ния, изу­чать внутр. мир лич­но­сти пу­тём ана­ли­за его во­пло­ще­ний в про­дук­тах куль­ту­ры. Сущ­ность пси­хи­че­ско­го К. ус­мат­ри­вал в про­из­воль­но­сти пси­хи­ки, а зна­чит, в её не­под­вла­ст­но­сти ес­те­ст­вен­но-на­уч. объ­яс­не­нию и прин­ци­пу де­тер­ми­низ­ма. К. под­чёр­ки­вал, что «нет пря­мо­го, не­по­сред­ст­вен­но­го пе­ре­хо­да из ма­те­ри­аль­но­го ми­ра в пси­хи­че­ский; нау­ке дос­туп­но толь­ко по­сто­ян­ное со­от­вет­ст­вие, пра­виль­ное со­от­но­ше­ние фак­тов и яв­ле­ний то­го и дру­го­го». Ра­бо­та К. вы­зва­ла ост­рую по­ле­ми­ку. Так, фи­зио­лог И. М. Се­че­нов не при­нял вы­во­ды ста­тьи с точ­ки зре­ния ес­теств. на­ук, а сла­вя­но­фил Ю. Ф. Са­ма­рин, на­про­тив, ут­верж­дал, что К. «сде­лал ус­туп­ки ма­те­риа­лиз­му и пре­дал заб­ве­нию выс­шие ис­ти­ны».

В ра­бо­те «За­да­чи эти­ки» (1885) К. выд­ви­нул на пер­вый план не­об­хо­ди­мость нравств. вос­пи­та­ния лич­но­сти, свя­зы­вая из­ме­не­ние об­щест­ва не толь­ко с внеш­ни­ми фак­то­ра­ми (по­ли­тич., пра­во­вы­ми), но и с «раз­ви­ти­ем субъ­ек­тив­но­го ми­ра» лич­но­сти.

К. стал ро­до­на­чаль­ни­ком нац. фор­мы ли­бе­ра­лиз­ма, во мно­гом бла­го­да­ря его уси­ли­ям ли­бе­ра­лизм из идей­но­го те­че­ния стал пре­вра­щать­ся в Рос­сии в ре­аль­ную об­ществ.-по­ли­тич. си­лу.

Соч.: Собр. соч.: В 4 т. СПб., 1897–1900; Наш ум­ст­вен­ный строй: Ст. по фи­ло­со­фии рус­ской ис­то­рии и куль­ту­ры. М., 1989; Из­бран­ные про­из­ве­де­ния по гра­ж­дан­ско­му пра­ву. М., 2003.

Лит.: Ро­зен­таль В. Н. Рус­ский ли­бе­рал 50-х гг. ХIХ в. (Об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ские взгля­ды К. Д. Ка­ве­ли­на в 50-х – на­ча­ле 60-х гг.) // Ре­во­лю­ци­он­ная си­туа­ция в Рос­сии в 1859–1861 гг. М., 1974. Сб. 6; За­ха­ри­на В. Ф. Из ис­то­рии об­ще­ст­вен­ной борь­бы в пе­ри­од па­де­ния кре­по­ст­но­го пра­ва (К. Д. Ка­ве­лин и ре­во­лю­ци­он­ные де­мо­кра­ты) // Ис­то­ри­че­ские за­пис­ки. М., 1983. Т. 109; Ки­та­ев В. А. К. Д. Ка­ве­лин: ме­ж­ду сла­вя­но­филь­ст­вом и за­пад­ни­че­ст­вом // В раз­думь­ях о Рос­сии (ХIХ век). М., 1996; Пет­ров Ф. А. К. Д. Ка­ве­лин в Мо­с­ков­ском уни­вер­си­те­те. М., 1997; Арс­ла­нов Р. А. Ка­ве­лин: че­ло­век и мыс­ли­тель. М., 2000; Ки­рее­ва Р. А. Го­су­дар­ст­вен­ная шко­ла: ис­то­ри­че­ская кон­цеп­ция К. Д. Ка­ве­ли­на и Б. Н. Чи­че­ри­на. М., 2004.

Вернуться к началу