Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

КОРМЛЕ́НИЕ

Авторы: В. Д. Назаров

КОРМЛЕ́НИЕ, фор­ма функ­цио­ни­ро­ва­ния ин­сти­ту­тов управ­ле­ния и су­да в Др.-рус. го­су­дар­ст­ве, рус. зем­лях и кня­же­ст­вах, Рус. го­су­дар­ст­ве в сер. 11–16 вв. Ли­ца, по­жа­ло­ван­ные кня­зья­ми-су­ве­ре­на­ми со­от­вет­ст­вую­щи­ми долж­но­стя­ми (на­ме­ст­ник, во­лос­тель, ти­ун, ключ­ник и др.), со­дер­жа­лись в пе­ри­од ис­пол­не­ния сво­их обя­зан­но­стей за счёт на­ту­раль­ных по­бо­ров (мя­со, хлеб, корм для ло­ша­дей), по­вин­но­стей, де­неж­ных взи­ма­ний и по­шлин с ме­ст­но­го по­дат­но­го на­се­ле­ния. Та­кие по­ряд­ки от­ра­жа­ли скла­ды­ва­ние сред­не­ве­ко­вых гос.-адм. струк­тур, ко­гда под на­ча­лом кня­зей пред­ста­ви­те­ли при­ви­ле­ги­ро­ван­ных во­ен­но-слу­жи­лых сло­ёв, как пре­стиж­ных их групп (чле­ны Го­су­да­ре­ва дво­ра, об­ла­да­те­ли дум­ных чи­нов), так и мас­со­вых (см. в ст. Дво­рян­ст­во), име­ли пра­во и обя­зан­ность со­уча­стия в реа­ли­за­ции вла­ст­ных, гл. обр. ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-су­деб­ных, пре­ро­га­тив. В со­ци­аль­но-эко­но­мич. пла­не К. слу­жи­ли ма­те­ри­аль­ной ба­зой (в сер. 11 – 1-й тре­ти 15 вв. – глав­ной) для вос­про­из­вод­ст­ва ука­зан­ных групп об­ще­ст­ва (их со­ци­аль­ное ка­че­ст­во на­ря­ду с К. обес­пе­чи­ва­лось свет­ским зем­ле­вла­де­ни­ем, как вот­чин­ным, так и ус­лов­ным, зна­че­ние ко­то­ро­го воз­ра­ста­ло со 2-й пол. 14 в.). Тер­мин «К.» из­вес­тен по со­хра­нив­шим­ся до­ку­мен­таль­ным ис­точ­ни­кам с сер. 14 в., по ле­то­пис­ным – с кон. 14 в.

Ге­не­ти­че­ски К. вос­хо­дит к кня­же­ско­му по­лю­дью и к бо­лее по­зд­ним кня­же­ским объ­ез­дам го­ро­дов, в хо­де ко­то­рых кня­зья осу­ще­ст­в­ля­ли свои вла­ст­ные пре­ро­га­ти­вы. Прин­цип сбо­ра с ме­ст­но­го на­се­ле­ния про­дук­тов и де­нег пред­ста­ви­те­ля­ми кня­же­ской вла­сти при вы­пол­не­нии ими ра­зо­вых или пе­рио­ди­че­ски по­вто­ряв­ших­ся по­ру­че­ний фик­си­ру­ет­ся в сер. 11 в., в прав­ле­ние ки­ев­ско­го кн. Яро­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Муд­ро­го. Та­кой по­ря­док был за­тем за­ко­но­да­тель­но офо­рм­лен в Рус­ской прав­де. Фор­ми­ро­ва­ние в кон. 11–13 вв. ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-су­деб­но­го де­ле­ния тер­ри­то­рий кня­жеств на го­ро­да (мес­та пре­бы­ва­ния кня­зей-су­ве­ре­нов или их на­ме­ст­ни­ков) и во­лос­ти (управ­ляв­шие­ся во­лос­те­ля­ми), эво­лю­ция форм функ­цио­ни­ро­ва­ния ме­ст­ных ин­сти­ту­тов вла­сти (от «про­езд­но­го» су­да на­ме­ст­ни­ков к их по­сто­ян­ной дея­тель­но­сти в ста­цио­нар­ных ре­зи­ден­ци­ях) со­про­во­ж­да­лись скла­ды­ва­ни­ем си­сте­мы К., пре­ж­де все­го в лич­ных кня­же­ских вла­де­ни­ях, в т. ч. в т. н. пу­тях (ко­ню­шен­ном, столь­ничь­ем, со­коль­ни­чь­ем, чаш­ни­чь­ем), вос­хо­дя­щих к ру­бе­жу 12 и 13 вв. Наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние и макс. раз­но­об­ра­зие К. по­лу­чи­ли во 2-й пол. 14 – сер. 16 вв.

Су­ще­ст­во­ва­ло три объ­ек­та К. Пер­вый – го­ро­да и во­ло­сти ве­ли­ких и удель­ных кня­жеств. Со­глас­но имею­щим­ся дан­ным, во 2-й пол. 15 – сер. 16 вв. в К. от­да­ва­лись св. 110 го­ро­дов, ок. 30 из ко­то­рых не­ред­ко де­ли­лись на по­ло­ви­ны или др. до­ли в ка­че­ст­ве са­мо­сто­ят. К. [в т. ч. Мо­ск­ва, Нов­го­род, Псков (с 1510), Ве­ли­кие Лу­ки (с 1478), Во­ло­гда, Га­лич, Дмит­ров, Ко­ст­ро­ма, Ниж­ний Нов­го­род, Пе­ре­яс­лавль, Пу­тивль (с 1500), Ру­са (с нач. 16 в. Ста­рая Ру­са), Пере­яс­лавль-Ря­занский, Сер­пу­хов], бо­лее 20 го­ро­дов управ­ля­лись обыч­но пред­ста­ви­те­ля­ми выс­шей зна­ти, пре­им. чле­на­ми Бо­яр­ской ду­мы [Вла­ди­мир, Мо­ск­ва, Нов­го­род, Псков, Смо­ленск (с 1514), Вязь­ма, Ко­лом­на, Ко­ст­ро­ма, Пере­яс­лавль-Ря­зан­ский и др.]. Ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-су­деб­ная под­ве­дом­ст­вен­ность сель­ских ме­ст­но­стей гор. на­ме­ст­ни­кам бы­ла раз­лич­ной в за­ви­си­мо­сти от их уда­лён­но­сти от го­ро­да, ха­рак­те­ра пра­во­на­ру­ше­ний, про­ис­хо­ж­де­ния и ста­ту­са жа­луе­мых К. лиц и др. фак­то­ров. По­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во во­лос­тей пред­став­ля­ли со­бой отд. К., при­чём круп­ные во­лос­ти де­ли­лись на по­ло­ви­ны, а не­боль­шие со­еди­ня­лись в од­но корм­ле­ние.

Вто­рым объ­ек­том яв­ля­лись долж­но­сти: управ­лен­че­ские в собств. вла­де­ни­ях ве­ли­ких и удель­ных кня­зей (с кон. 15 в. име­но­ва­лись двор­цо­вы­ми); при­каз­но­го ти­па; пря­мых кня­же­ских пред­ста­ви­те­лей. Из уп­ра­ви­тель­ских К. бо­лее час­ты­ми были: пре­до­став­ле­ния К. «на ключ» (т. е. на­зна­че­ние ве­ли­ко­кня­же­ским при­каз­чи­ком в ряд го­ро­дов с сель­ской ок­ру­гой, где на­хо­ди­лись ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния); на­зна­че­ние ве­ли­ко­кня­же­ским двор­ским (во Вла­ди­ми­ре); на те или др. до­лж­но­сти в ве­ли­ко­кня­же­ских или кня­же­ских пу­тях в ря­де уез­дов; на долж­ность ве­ли­ко­кня­же­ско­го (кня­же­ско­го) тиу­на в отд. го­ро­дах и т. п.

Тре­ть­им объ­ек­том К. бы­ло пра­во на взи­ма­ние (гл. обр. в го­ро­дах, но так­же и в сель­ских ме­ст­но­стях) от­дель­ных фис­каль­ных сбо­ров, тор­го­вых и иных пош­лин, в т. ч. тор­го­во-про­ез­жих, со­би­рав­ших­ся са­ми­ми корм­лен­щи­ка­ми или же по­лу­чае­мых ими от адм. лиц и пред­ста­ви­те­лей на­се­ле­ния («по­во­рот­ное», «по­ла­воч­ное», «мех», «пис­чее»).

По ме­ре зна­чит. уве­ли­че­ния чис­лен­но­сти ря­до­вых чле­нов во­ен­но-слу­жи­лых групп во 2-й пол. 15 в., из­ме­не­ний в струк­ту­рах и ге­неа­ло­гич. со­ста­ве Го­су­да­ре­ва дво­ра, об­ра­зо­ва­ния еди­ной тер­ри­то­рии Рус. гос-ва и по­сте­пен­ной цен­тра­ли­за­ции ин­сти­ту­тов вла­сти в нём, К. ста­ли жа­ло­вать­ся бо­лее ог­ра­ни­чен­но­му кру­гу лиц – всем чле­нам Го­су­да­ре­ва дво­ра, дво­ро­вым де­тям бо­яр­ским, а так­же пре­ус­пев­шим на во­ен. служ­бе го­ро­до­вым де­тям бо­яр­ским (в по­след­нем слу­чае К. бы­ли фор­мой ма­те­ри­аль­но­го по­ощ­ре­ния и по­вы­ше­ния со­ци­аль­но­го ста­ту­са ря­до­вых дво­рян). Про­це­ду­ра по­лу­че­ния К. вклю­ча­ла: по­да­чу слу­жи­лым че­ло­ве­ком че­ло­бит­ной о по­жа­ло­ва­нии К. (лич­но кня­зю, а с кон. 15 в. ча­ще кня­же­ским дья­кам, ве­дав­шим К.), вы­да­чу жа­ло­ван­ной гра­мо­ты на К. Из­вест­ны два ти­па та­ких гра­мот, раз­ли­чав­ших­ся по объ­ё­му су­деб­ных прав корм­лен­щи­ка. Отд. гра­мо­ты со­дер­жа­ли до­пол­нит. по­жа­ло­ва­ния – пра­во дер­жать кор­чму, иметь сво­его пра­вед­чи­ка (осу­ще­ст­в­лял дос­тав­ку сви­де­те­лей на су­деб­ные за­се­да­ния, до­став­лял «суд­ных му­жей» в суд бо­лее вы­со­кой ин­стан­ции), взи­мать не­ко­то­рые по­шли­ны (мыт, «кон­ское пят­но» и др.). Кро­ме то­го, вы­да­ва­лись осо­бые гра­мо­ты (с сер. 16 в. – до­ход­ные спи­ски), в ко­то­рых фик­си­ро­ва­лись сро­ки и нор­мы взи­ма­ний де­неж­ных и на­ту­раль­ных «кор­мов». При не­об­хо­ди­мо­сти корм­лен­щик по­лу­чал отд. до­ку­мент, вре­мен­но от­ме­няв­ший су­деб­ные им­му­ни­те­ты ме­ст­ных свет­ских и цер­ков­ных зем­ле­вла­дель­цев («гра­мо­та на гра­мот­чи­ки»). От­но­ше­ния на­се­ле­ния с корм­лен­щи­ка­ми ре­гу­ли­ро­ва­лись так­же ус­тав­ны­ми на­ме­ст­ничь­и­ми гра­мо­та­ми (вы­да­ва­лись по ини­циа­ти­ве ме­ст­ных жи­те­лей) и стать­я­ми Су­деб­ни­ков 15–16 вв.

К. да­ва­лось обыч­но на 1–2 го­да, по­рой на 3–5 лет, а в ис­клю­чит. слу­ча­ях на бо­лее дли­тель­ный срок. За во­ен. или ди­пло­ма­тич. за­слу­ги, ино­гда по др. мо­ти­вам К. про­дле­ва­лось, как пра­ви­ло, на 1–2 го­да или сра­зу по­сле его окон­ча­ния, или по­сле пе­ре­ры­ва (от 6 мес до 2 лет). По­лу­че­ние жа­ло­ван­ной гра­мо­ты на К. и «наезд» слу­жи­ло­го че­ло­ве­ка на К. обыч­но раз­де­лял пе­ри­од от 1 до 3 лет и бо­лее, при­чём «на­ез­ду» не­по­сред­ст­вен­но пред­ше­ст­во­ва­ла указ­ная гра­мо­та преж­не­му корм­лен­щи­ку с рас­по­ря­же­ни­ем о его «съез­де» с К. Смерть кан­ди­да­та на К. в пе­ри­од ожи­да­ния или во вре­мя К. не­ред­ко при­во­ди­ла к пе­ре­да­че К. «за долг» его род­ным брать­ям или сы­новь­ям. С по­след­ней четв. 15 в. учё­том К. и корм­лен­щи­ков, вы­да­чей до­ку­мен­тов и их фик­са­ци­ей в спец. кни­гах ве­да­ли осо­бые ко­мис­сии дья­ков («корм­ле­ные дья­ки»).

Корм­лен­щи­ка при «на­ез­де на корм­ле­ние» со­про­во­ж­дал штат по­мощ­ни­ков из чис­ла его хо­ло­пов. Корм­лен­щик и его лю­ди име­ли пра­во на один не­нор­ми­ро­ван­ный «корм» при «на­ез­де на корм­ле­ние» («кто что при­не­сёт») и три нор­ми­ро­ван­ных (на Ро­ж­де­ст­во Хри­сто­во, Пас­ху и Пет­ров день). В указ­ных гра­мо­тах пре­ду­смат­ри­ва­лась воз­мож­ность за­ме­ны на­ту­раль­ных по­бо­ров де­неж­ны­ми по во­ле корм­лен­щи­ка, при­чём нор­мы де­неж­ных эк­ви­ва­лен­тов раз­ли­ча­лись в за­ви­си­мо­сти от ка­те­го­рии на­се­ле­ния (у чер­но­сош­ных кре­сть­ян бы­ли вы­ше бо­лее чем на 20%). Сум­ма до­хо­дов от К. силь­но варь­и­ро­ва­лась в за­ви­си­мо­сти от чис­лен­но­сти по­дат­но­го на­се­ле­ния (от 6–7 до 40–50 руб. и бо­лее за весь срок К.) и рез­ко воз­рас­та­ла при по­жа­ло­ва­нии корм­лен­щи­ку пра­ва дер­жать кор­чму и пра­ва на взи­ма­ние ря­да по­шлин. Пер­во­на­чаль­но сбор кор­мов или де­нег осу­ще­ст­в­ля­ли лю­ди корм­лен­щи­ка, позд­нее эту опе­ра­цию про­из­во­ди­ли пред­ста­ви­те­ли ме­ст­но­го на­се­ле­ния. К сер. 16 в. не­ко­то­рые К. уже от­да­ва­лись на от­куп.

На прак­ти­ке функ­цио­ни­ро­ва­ние сис­те­мы К. за­мет­но от­ли­ча­лось от за­фик­си­ро­ван­ных в гра­мо­тах пра­вил и норм. Рас­про­стра­нён­ным был чет­вёр­тый ре­гу­ляр­ный «корм» осе­нью (на празд­ник По­кро­ва Бо­го­ро­ди­цы); корм­лен­щи­ка обыч­но со­про­во­ж­да­ла се­мья (чле­ны ко­то­рой, как пра­ви­ло, по­лу­ча­ли под­но­ше­ния), а ино­гда и собств. дво­рец­кий, ко­то­ро­му так­же шли «кор­ма». В поль­зу корм­лен­щи­ка с при­ход­ских или об­щин­ных пи­ров-брат­чин в дни пре­столь­ных и иных празд­неств не­ред­ко взи­ма­лась «яв­ка» в на­ту­раль­ной фор­ме (пи­во, мёд, бра­га) или со­би­ра­лись день­ги. От­дель­но оп­ла­чи­ва­лись по­езд­ки корм­лен­щи­ка по уп­рав­ляе­мой им тер­ри­то­рии. На­се­ле­ние так­же обя­зы­ва­лось воз­во­дить, ре­мон­ти­ро­вать и об­слу­жи­вать двор корм­лен­щи­ка. Из­вест­ны слу­чаи от­ра­бо­ток на­се­ле­ния на корм­лен­щи­ков. По­шли­ны от су­деб­ных про­цес­сов не­ред­ко пре­вос­хо­ди­ли до­хо­ды соб­ст­вен­но от К. Зло­упот­реб­ле­ния корм­лен­щи­ков имен­но в сфе­ре су­да бы­ли наи­бо­лее бо­лез­нен­ны­ми для всех групп ме­ст­но­го на­се­ле­ния, они вы­зы­ва­ли в 1-й пол. 16 в. мно­го­числ. че­ло­би­тья в ад­рес ве­ли­ко­го кня­зя.

Не позд­нее 2-й четв. 16 в. обо­зна­чил­ся кри­зис сис­те­мы К. Ко­ли­че­ст­во К. за­мет­но от­ста­ва­ло от рос­та чис­лен­но­сти при­ви­ле­ги­ров. групп с тра­диц. пра­вом на по­лу­че­ние К., а дроб­ле­ние К. или пе­ре­вод их на от­куп при­ве­ли к то­му, что К. пе­ре­ста­ли в до­ста­точ­ной ме­ре обес­пе­чи­вать со­дер­жа­ние корм­лен­щи­ков. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние цер­ков­но­го, а так­же свет­ско­го вот­чин­но­го и ус­лов­но­го зем­ле­вла­де­ния с су­деб­ным им­му­ни­те­том со­кра­ща­ло ис­точ­ни­ки до­хо­дов корм­лен­щи­ков от су­да и по­ро­ж­да­ло кон­флик­ты ме­ж­ду корм­лен­щи­ка­ми и зем­ле­вла­дель­ца­ми. Это не­ред­ко тре­бо­ва­ло со­гла­со­ван­но­го вме­ша­тель­ст­ва ря­да центр. ор­га­нов вла­сти, а в ре­зуль­та­те управ­ле­ние сис­те­мой К. ус­лож­ня­лось, ста­но­ви­лось гро­мозд­ким и об­ре­ме­ни­тель­ным. Ос­лаб­ля­ло влия­ние корм­лен­щи­ков и при­вле­че­ние ве­ли­ко­кня­же­ской вла­стью ещё с кон. 15 в. пред­ста­ви­те­лей по­дат­но­го на­се­ле­ния (пре­ж­де все­го го­ро­жан, чер­но­сош­ных и двор­цо­вых кре­сть­ян) к со­уча­стию в су­де корм­лен­щи­ков в ка­че­ст­ве «суд­ных му­жей» (при раз­би­ра­тель­ст­ве де­ла в бо­лее вы­со­кой ин­стан­ции под­твер­жда­ли со­от­вет­ст­вие вы­дан­ной по ито­гам су­да корм­лен­щи­ка «пра­вой гра­мо­ты» хо­ду су­деб­но­го про­цес­са), к ор­га­ни­за­ции и сбо­ру разл. пла­те­жей (в т. ч. по­сту­пав­ших са­мим корм­лен­щи­кам). С раз­ви­ти­ем по­ме­ст­ной сис­те­мы ус­ко­ри­лось фор­ми­ро­ва­ние уезд­ных (го­ро­до­вых) кор­по­ра­ций де­тей бо­яр­ских с об­щи­ми ма­те­ри­аль­ны­ми и слу­жи­лы­ми ин­те­ре­са­ми. Их пред­ста­ви­те­ли на­зна­ча­лись го­ро­до­вы­ми при­каз­чи­ка­ми, из­би­ра­лись губ­ны­ми ста­рос­та­ми (см. Губ­ная ре­фор­ма 1530–50-х гг.; Губ­ные уч­ре­ж­де­ния), что ог­ра­ни­чи­ло сфе­ру уп­рав­ле­ния корм­лен­щи­ков. В боль­шин­ст­ве рай­онов го­су­дар­ст­ва сис­те­ма К. пре­кра­ти­ла су­ще­ст­во­ва­ние в хо­де про­ве­де­ния зем­ской ре­фор­мы 1555–56. К. как фор­ма управ­ле­ния со­хра­ня­лось во 2-й пол. 16 в. в при­гра­нич­ных ре­гио­нах на за­па­де и юге стра­ны (к югу от сред­не­го и ниж­не­го те­че­ния Оки), в зо­нах во­ен. дей­ст­вий и на за­воё­ван­ных или при­сое­ди­няе­мых тер­ри­то­ри­ях.

Лит.: Ве­се­лов­ский С. Б. Фео­даль­ное зем­ле­вла­де­ние в Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си. М.; Л., 1947. Т. 1; он же. Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969; Каш­та­нов С. М. Со­ци­аль­но-по­ли­ти­че­ская ис­то­рия Рос­сии кон­ца XV – пер­вой по­ло­ви­ны XVI в. М., 1967; Но­сов Н. Е. Ста­нов­ле­ние со­слов­но-пред­ста­ви­тель­ных уч­ре­ж­де­ний в Рос­сии. Л., 1969; он же. Ста­нов­ле­ние со­слов­но­го пред­ста­ви­тель­ст­ва в Рос­сии в пер­вой по­ло­ви­не XVI в. // Ис­то­ри­че­ские за­пис­ки. М., 1986. Т. 114; Фло­ря Б. Н. Корм­ле­ные гра­мо­ты XV–XVI вв. как ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник // Ар­хео­гра­фи­че­ский еже­год­ник за 1970 год. М., 1971; Зи­мин А. А. На­ме­ст­ни­чье управ­ле­ние в Рус­ском го­су­дар­ст­ве вто­рой по­ло­ви­ны XV – пер­вой тре­ти XVI в. // Ис­то­ри­че­ские за­пис­ки. М., 1974. Т. 94; На­за­ров В. Д. По­лю­дье и си­сте­ма корм­ле­ний // Об­щее и осо­бен­ное в раз­ви­тии фео­да­лиз­ма в Рос­сии и Мол­да­вии. М., 1988; он же. О про­езд­ном су­де на­ме­ст­ни­ков в сред­не­ве­ко­вой Ру­си // Древ­ней­шие го­су­дар­ст­ва на тер­ри­то­рии СССР. Ма­те­риа­лы и ис­сле­до­ва­ния. 1987. М., 1989; он же. «Дво­ря­нин» в ак­тах и гра­мо­тах Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си и Нов­го­ро­да в XIV–XV вв. // Russian History. Fest­schrift for R. Hellie. 2007. Vol. 34. № 1/4. Рt. 1; Ан­то­нов А. В. Из ис­то­рии ве­ли­ко­кня­же­ской кан­це­ля­рии: корм­ле­ные гра­мо­ты XV – се­ре­ди­ны XVI в. // Рус­ский ди­пло­ма­та­рий. М., 1998. Вып. 3; Паш­ко­ва Т. И. Ме­ст­ное управ­ле­ние в Рус­ском го­су­дар­ст­ве пер­вой по­ло­ви­ны XVI в. М., 2000; Алек­се­ев Ю. Г. Су­деб­ник Ива­на III. Тра­ди­ция и ре­фор­ма. СПб., 2001; Стрель­ни­ков С. В. К изу­че­нию юри­диче­ской тер­ми­но­ло­гии в сред­не­ве­ко­вой Ру­си X–XVII вв. («прав­да», «пра­вед­чик» и «не­дель­щик») // Очер­ки фео­даль­ной Рос­сии. М., 2004. Вып. 8; Кис­те­рев С. Н. Не­дель­щик XV–XVI вв.: про­ис­хо­ж­де­ние тер­ми­на // Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии сред­не­ве­ко­вой Ру­си. М.; СПб., 2006.

Вернуться к началу