Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

КРЫ́МСКИХ ХА́НОВ НАБЕ́ГИ

Авторы: А. В. Виноградов (15–16 вв.), Г. А. Санин (17–18 вв.)

КРЫ́МСКИХ ХА́НОВ НАБЕ́ГИ, на­па­де­ния войск пра­ви­те­лей Крым­ско­го хан­ст­ва на Рус. гос-во в 16–18 вв. Име­ли це­лью за­хват во­ен. до­бы­чи, в пер­вую оче­редь «по­ло­ня­ни­ков», до­хо­ды от тор­гов­ли ко­то­ры­ми яв­ля­лись од­ним из гл. средств к су­ще­ст­во­ва­нию крым­ских та­тар. По­сто­ян­ная уг­ро­за на­па­де­ний на со­сед­ние го­су­дар­ст­ва – Поль­шу и Вел. кн-во Ли­тов­ское (ВКЛ) (в 1569 объ­е­ди­ни­лись в Речь По­спо­ли­ту), а так­же Рус. гос-во – за­став­ля­ла их пра­ви­те­лей «от­ку­пать­ся» от крым­ских ха­нов круп­ны­ми де­неж­ны­ми сум­ма­ми и пр. ма­те­ри­аль­ны­ми цен­но­стя­ми («по­мин­ки»), что под­ни­ма­ло пре­стиж крым­ских ха­нов как на­след­ни­ков Зо­ло­той Ор­ды. Они ис­поль­зо­ва­ли в сво­их це­лях факт по­сто­ян­ной кон­фрон­та­ции ме­ж­ду Рус. гос-вом, с од­ной сто­ро­ны, и ВКЛ и Поль­шей – с дру­гой. Боль­шинст­во К. х. н. осу­ще­ст­в­ля­лось имен­но в пе­рио­ды мно­го­числ. рус­ско-ли­тов­ских войн и рус­ско-поль­ских войн 17 в. Ин­тен­сивность на­бе­гов бы­ла раз­лич­ной и ме­ня­лась как по при­чи­не из­ме­не­ния в сис­те­ме меж­го­су­дар­ст­вен­ных от­но­ше­ний в Вост. Ев­ро­пе, так и в хо­де мно­го­числ. ди­на­стич. кри­зи­сов в Кры­му. Уча­стие в К. х. н. при­ни­ма­ли не толь­ко крым­ские та­та­ры, но и но­гаи. В це­лях во­ен.-по­литич. дав­ле­ния на Рус. гос-во К. х. н. ис­поль­зо­ва­лись сю­зе­ре­ном Крым­ско­го хан­ст­ва – Ос­ман­ской им­пе­ри­ей. Наи­бо­лее круп­ные на­бе­ги (до 70–80 тыс. всад­ни­ков) воз­глав­лял сам хан, дру­гие (до 40 тыс. всад­ни­ков) – кал­га, ну­ра­дин, беи или мур­зы. Кро­ме то­го, ка­ж­дый год про­ис­хо­ди­ли де­сят­ки и да­же сот­ни на­па­де­ний мел­ких тат. от­ря­дов.

Рус. пра­ви­тель­ст­во пред­при­ни­ма­ло разл. ме­ры для от­ра­же­ния К. х. н. Глав­ны­ми из них ста­ли еже­год­ное со­сре­до­то­че­ние рус. во­ен. сил «на бе­ре­гу» (т. е. по Оке) и строи­тель­ст­во за­сеч­ных черт. Не­од­но­крат­но пред­при­ни­мав­шие­ся по­пыт­ки ог­ра­ни­чить К. х. н. вне­се­ни­ем ста­тей, ис­клю­чав­ших на­бе­ги, в рус.-крым­ские до­го­во­ры («до­кон­ча­ния») не дос­ти­га­ли це­ли. Тем не ме­нее в отд. слу­ча­ях К. х. н. уда­ва­лось пре­дот­вра­тить ди­пло­ма­тич. пу­тём.

Пер­вый на­бег на юж. об­лас­ти Рус. гос-ва со­сто­ял­ся ле­том 1507. Ре­гу­ляр­ные К. х. н. на Рус. гос-во на­ча­лись в 1510-е гг. в прав­ле­ние ха­на Менг­ли-Ги­рея I в свя­зи с из­ме­не­ни­ем гео­по­ли­тич. си­туа­ции в Вост. Ев­ро­пе: окон­чат. па­де­ни­ем Боль­шой Ор­ды, постепенной сме­ной по­ли­тич. ори­ен­та­ции Менг­ли-Ги­рея I с про­рус­ской на про­ли­тов­скую. В 1512 про­изо­шёл круп­ный на­бег на Рус. гос-во, со­сто­яв­ший из 4 отд. на­па­де­ний, за­тро­нув­ших прак­ти­че­ски весь юг Рус. гос-ва (го­ро­да Бе­лёв, Брянск, Во­ро­тынск, Одо­ев, Пу­тивль, Ря­зань и Ста­ро­дуб). Все эти на­па­де­ния воз­глав­ля­лись сы­новь­я­ми ха­на. По ме­ре обо­ст­ре­ния рус­ско-крым­ских про­ти­во­ре­чий в Ниж­нем и Ср. По­вол­жье, на Кав­ка­зе, а так­же в ре­зуль­та­те не­од­но­крат­ных по­пыток пра­вя­щих кру­гов ВКЛ соз­дать дол­го­вре­мен­ный ан­ти­рус­ский крым­ско-поль­ско-ли­тов. со­юз К. х. н. уча­сти­лись. В 1521, по­сле во­зоб­нов­ле­ния сою­за Кры­ма и ВКЛ, со­сто­ял­ся ус­пеш­ный по­ход Му­хам­мед-Ги­рея I на Мо­ск­ву («крым­ский смерч», при уча­стии войск Ка­зан­ско­го хан­ст­ва), ко­то­рый при­вёл к ра­зо­ре­нию центр. об­лас­тей Рус. гос-ва (в т. ч. по­са­дов Ту­лы, Ко­лом­ны и др.). Крым­цы, пре­одо­лев Оку, не дош­ли ок. 2 км до Мо­ск­вы и ра­зо­ри­ли с. Во­робь­ё­во (ны­не в чер­те г. Мо­ск­ва). В прав­ле­ние ха­на Саа­дет-Ги­рея I (1524–32) наи­бо­лее круп­ным стал на­бег 1530 на «ря­зан­ские мес­та».

Не­смот­ря на ди­на­стич. кри­зис в Крым­ском хан­ст­ве в 1532–37, К. х. н. со­вер­ша­лись и в это вре­мя. В 1533 круп­ный по­ход, це­лью ко­то­ро­го бы­ла Мо­ск­ва, пред­при­нял Ис­лам-Ги­рей I, ос­та­нов­лен­ный на Оке. В 1534 рус. пра­ви­тель­ст­ву уда­лось дос­тиг­нуть мир­но­го со­гла­ше­ния с Ис­лам-Ги­ре­ем I, од­на­ко уже в авг. 1535 в раз­гар рус.-ли­тов. вой­ны 1534–37 по­сле­до­вал крым­ский на­бег на Пере­яс­лавль-Рязанский. И Ис­лам-Ги­рей I, и Са­гиб-Ги­рей I в ус­ло­ви­ях рус.-ли­тов. вой­ны на­па­да­ли как на тер­ри­то­рию Рус. гос-ва, так и на тер­ри­то­рию ВКЛ, пе­ре­кла­ды­вая от­вет­ст­вен­ность за эти на­па­де­ния друг на дру­га. В 1537 хан Са­гиб-Ги­рей I окон­ча­тель­но ут­вер­дил­ся в Крым­ском хан­ст­ве, и на­чал­ся но­вый ви­ток К. х. н., куль­ми­на­ци­ей ко­то­рых стал по­ход на Мо­ск­ву в 1541, ко­гда крым­цы с боль­шим тру­дом бы­ли ос­та­нов­ле­ны на р. Ока. Не­смот­ря на врем. уре­гу­ли­ро­ва­ние рус.-крым­ских от­но­ше­ний, в 1542 на­бе­ги про­дол­жа­лись, гл. обр. на «ря­зан­ские мес­та». Опас­ность К. х. н. воз­рос­ла в пе­ри­од ка­зан­ских по­хо­дов ца­ря (с 1547) Ива­на IV Ва­силь­е­ви­ча, в 1545–1552, ко­гда осн. во­ен. си­лы Рус. гос-ва бы­ли со­сре­до­то­че­ны в Ср. По­вол­жье. В ча­ст­но­сти, ка­зан­ский по­ход 1552 про­хо­дил в ус­ло­ви­ях уг­ро­зы круп­но­го крым­ско­го на­па­де­ния, со­рван­но­го бла­го­да­ря свое­вре­мен­но­му со­сре­до­то­че­нию рус. во­ен. сил на юж. ру­бе­жах.

В 1560–70-е гг. Крым­ское хан­ст­во пе­ре­шло к по­ли­ти­ке «на­бе­го­вой аг­рес­сии». К. х. н. в этот пе­ри­од при­ня­ли ха­рак­тер круп­но­мас­штаб­ных втор­же­ний, ох­ва­ты­вав­ших зна­чит. тер­ри­то­рии юж. об­лас­тей Рус. гос-ва и уг­ро­жав­ших не­по­сред­ст­вен­но Мо­ск­ве. По­хо­ды на Рус. гос-во воз­глав­лял ли­бо сам хан, ли­бо его сы­но­вья, в т. ч. кал­га Му­хам­мед-Ги­рей. Тя­жё­лые по­след­ст­вия имел на­бег осе­нью 1564, в хо­де ко­то­ро­го бы­ли ра­зо­ре­ны ря­зан­ские зем­ли. На­па­де­ние 1565 не при­нес­ло крым­цам ус­пе­ха вви­ду свое­вре­мен­но­го со­сре­до­то­че­ния рус. во­ен. сил на Оке. В 1568 со­стоя­лось неск. К. х. н., в осн. на «ря­зан­ские мес­та». В 1569 со­сто­ял­ся не­удач­ный со­вме­ст­ный крым­ско-тур. по­ход на Ас­т­ра­хань (10-днев­ная оса­да бы­ла без­ре­зуль­тат­ной, при воз­вра­ще­нии со­юз­ни­ки по­нес­ли боль­шие по­те­ри). По­сле не­уда­чи это­го по­хо­да тур. сул­тан Се­лим II пред­пи­сал Дев­лет-Ги­рею I осу­ще­ст­вить круп­но­мас­штаб­ные на­па­де­ния на Рус. гос-во. Тя­же­лей­шие по­след­ст­вия для Рус. гос-ва имел по­ход Дев­лет-Ги­рея I в 1571, в хо­де ко­то­ро­го крым­цы чуть не за­хва­ти­ли в плен под Сер­пу­хо­вом ца­ря Ива­на IV. Под­сту­пив к Мо­ск­ве 24.5.1571, крым­цы по­дожг­ли её по­са­ды, что вы­зва­ло ог­ром­ный по­жар, при­вед­ший к мно­го­числ. жерт­вам, сре­ди ко­то­рых ока­зал­ся и ко­ман­до­вав­ший зем­ским вой­ском боя­рин И. Д. Бель­ский (из ро­да Бель­ских). На об­рат­ном пу­ти крым­цы раз­гра­би­ли центр. и юж. уез­ды стра­ны, уве­дя в плен 50–60 тыс. чел. На­па­де­ние вы­яви­ло не­эф­фек­тив­ность обо­ро­нит. мер пра­ви­тель­ст­ва ца­ря Ива­на IV, а так­же фак­ты пря­мых из­мен слу­жи­лых лю­дей. Осе­нью 1571 хан впер­вые вы­дви­нул тре­бо­ва­ния воз­вра­ще­ния к при­зна­нию за ним ста­ту­са на­след­ни­ка Зо­ло­той Ор­ды с не­мед­лен­ной «ус­туп­кой» Ка­за­ни и Ас­т­ра­ха­ни. Фак­тич. от­каз Ива­на IV от вы­пол­не­ния этих тре­бо­ва­ний по­бу­дил Дев­лет-Ги­рея I ор­га­ни­зо­вать но­вый на­бег, в ко­то­ром уча­ст­во­ва­ло до 100 тыс. чел., за­вер­шив­ший­ся раз­гро­мом крым­цев рус. вой­ска­ми в Мо­ло­дин­ской бит­ве 1572.

Во­зоб­нов­ле­ние К. х. н. про­изош­ло в пер­вое прав­ле­ние Га­зи-Ги­рея II (1588–1596). След­ст­ви­ем обо­ст­ре­ния рус­ско-крым­ских от­но­ше­ний на Кав­ка­зе и сою­за ха­на со Шве­ци­ей стал по­ход 1591, ко­гда крым­цам в по­след­ний раз уда­лось дой­ти до Мо­ск­вы. Од­на­ко ме­ры, свое­вре­мен­но при­ня­тые Бо­ри­сом Фё­до­ро­ви­чем Го­ду­но­вым (мо­би­ли­за­ция во­ен. сил сев. об­лас­тей стра­ны, вы­дви­же­ние све­жих сил для пе­ре­кры­тия от­хо­да крым­цев), по­зво­ли­ли ока­зать эф­фек­тив­ное со­про­тив­ле­ние это­му на­бе­гу. Рус. вой­ска за­ня­ли ук­ре­п­лён­ные по­зи­ции (гу­ляй-го­род) в рай­оне Да­ни­ло­ва мон. Крым­цы вы­шли к Мо­ск­ве 4(14) ию­ля, а 5(15) ию­ля со­стоя­лось ожес­то­чён­ное сра­же­ние. От­бив все ата­ки крым­цев, рус. вой­ска но­чью ата­ко­ва­ли хан­скую став­ку в рай­оне с. Ко­ло­мен­ское, по­сле че­го 6(16) ию­ля крым­цы бес­по­ря­доч­но от­сту­пи­ли. Их арь­ер­гард был раз­гром­лен при пе­ре­праве че­рез Оку. Фак­тич. про­вал это­го са­мо­го круп­но­го по­сле 1572 крым­ско­го на­па­де­ния при­вёл к оче­ред­но­му по­во­ро­ту крым­ской по­ли­ти­ки в сто­ро­ну улуч­ше­ния от­но­ше­ний с Рус. гос-вом. С 1593 К. х. н. пре­кра­ща­ют­ся. В апр. 1594 в Бах­чи­са­рае был за­клю­чён рус­ско-крым­ский мир­ный до­го­вор. В 1590-х гг. по ука­зам ца­рей Фё­до­ра Ива­но­ви­ча и Бо­ри­са Фё­до­ро­ви­ча Го­ду­но­ва по­строе­ны кре­по­сти на юж. ру­бе­жах Рус. гос-ва [Елец в 1592, Бел­го­род и Ос­кол (ны­не г. Ста­рый Ос­кол) в 1596, Ца­рёв-Бо­ри­сов в 1599] и уст­рое­ны но­вые за­сеч­ные чер­ты, в ре­зуль­та­те че­го в кон. 16 в. К. х. н. по­сте­пен­но ста­но­ви­лись ме­нее ре­зуль­та­тив­ны­ми. По­сле по­втор­но­го за­хва­та Га­зи-Ги­ре­ем II вла­сти в Кры­му (1597) хан го­то­вил­ся к круп­но­му К. х. н. в 1598, од­на­ко он не со­сто­ял­ся бла­го­да­ря свое­вре­мен­ным ме­рам ца­ря Бо­ри­са Го­ду­но­ва (т. н. сер­пу­хов­ской по­ход 1598). В 1602 Га­зи-Ги­рей II во­зоб­но­вил рус­ско-крым­ский до­го­вор 1594.

Ин­тен­сив­ность К. х. н. вновь воз­рос­ла в свя­зи с Ре­чи По­спо­ли­той ин­тер­вен­ци­ей на­ча­ла 17 в.: два са­мых круп­ных на­бе­га 1609 и 1610 со­стоя­лись во вре­мя по­хо­да польск. ко­ро­ля Си­гиз­мун­да III под Смо­ленск и на Мо­ск­ву. В 1611 от­ря­ды крым­ских та­тар ра­зо­ри­ли За­мос­ков­ный край, юж. уез­ды и «жи­ли без вы­ез­ду» в пре­де­лах Рус. гос-ва до 1612. В 1612–30 в свя­зи с борь­бой Ос­ман­ской им­пе­рии и Ре­чи По­спо­ли­той за сю­зе­рени­тет над Мол­дав­ским кн-вом, а за­тем обо­ст­ре­ни­ем внут­ри­по­ли­тич. борь­бы в Крым­ском хан­ст­ве и Ос­ман­ской им­перии К. х. н. на Рус. гос-во вре­мен­но пре­кра­ти­лись. Един­ст­вен­ный круп­ный на­бег на юж. гра­ни­цы Рус. гос-ва был со­вер­шён од­но­вре­мен­но с по­хо­дом польск. ко­ро­ле­ви­ча Вла­ди­сла­ва (бу­ду­ще­го польск. ко­ро­ля Вла­ди­сла­ва IV) на Мо­ск­ву в 1617. По­ло­же­ние из­ме­ни­лось в нач. 1630-х гг., ко­гда Рус. гос-во го­тови­лось к рус.-польск. вой­не 1632–34. Вес­ной и ле­том 1632, во­пре­ки во­ле тур. сул­та­на Му­ра­да IV, хан Джа­ни­бек-Ги­рей на­пра­вил про­тив Рус. гос-ва 30 тыс. всад­ни­ков и ра­зо­рил ок­ре­ст­но­сти Ту­лы, Сер­пу­хо­ва, Ка­ши­ры, Мо­ск­вы (что за­дер­жа­ло на­ча­ло по­хо­да рус. войск на Смо­ленск до ав­гу­ста). Ле­том 1633 Джа­ни­бек-Ги­рей вновь на­пра­вил на Рус. гос-во вой­ско под ко­манд. сво­его сы­на Му­ба­рак-Ги­рея, ко­то­рое раз­гра­би­ло 17 уез­дов, уг­на­ло в не­во­лю ок. 5,7 тыс. чел. Эти К. х. н. ока­за­ли не­по­сред­ст­вен­ное влия­ние на ход рус.-польск. вой­ны, т. к. слу­жи­лые лю­ди бе­жа­ли из рус. вой­ска спа­сать свои се­мьи и по­ме­стья, а рус. пра­ви­тель­ст­во на­пра­ви­ло часть сил из-под Смо­лен­ска на ук­ре­п­ле­ние юж. гра­ни­цы. Важ­ной про­бле­мой для рус. пра­ви­тель­ст­ва ос­та­вал­ся вы­куп плен­ных, за­хва­чен­ных крым­ски­ми та­та­ра­ми в ре­зуль­та­те К. х. н. (по под­счё­там А. А. Но­во­сель­ско­го, за 1-ю пол. 17 в. бы­ло уг­на­но бо­лее 200 тыс. чел.). Для ук­ре­п­ле­ния юж. ру­бе­жей Рус. гос-ва в 1630–1650-х гг. в Ди­ком по­ле (на 300–400 км юж­нее рус. гра­ни­цы) бы­ла по­строе­на Бел­го­род­ская чер­та. По ме­ре её воз­ве­де­ния ин­тен­сив­ность К. х. н. па­да­ла, из­ме­ня­лось их на­прав­ле­ние, т. к. за ли­нию ук­ре­п­ле­ний крым­ские та­та­ры про­бить­ся не мог­ли.

На­чав­шая­ся Ос­во­бо­ди­тель­ная вой­на ук­ра­ин­ско­го и бе­ло­рус­ско­го на­ро­дов 1648–54 и вхо­ж­де­ние Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны в со­став Рус. гос-ва рез­ко из­ме­ни­ли си­туа­цию в Вост. Ев­ро­пе, а вме­сте с ней и внеш­не­по­ли­тич. це­ли Рус. гос-ва, Крым­ско­го хан­ст­ва и Ре­чи По­спо­ли­той. Хан Ис­лам-Ги­рей III в 1648 за­клю­чил со­юз с гет­ма­ном Б. М. Хмель­ниц­ким, ко­то­рый удер­жи­вал ха­на в те­че­ние 6 лет от на­бе­гов на Рус. гос-во. По­сле Пе­ре­яс­лав­ской ра­ды 1654 Крым­ское хан­ст­во сме­ни­ло внеш­не­по­ли­тич. курс и за­клю­чи­ло со­юз с Ре­чью По­спо­ли­той про­тив Рус. гос-ва и гет­ман­щи­ны, в ре­зуль­та­те че­го крым­ские вой­ска уча­ст­во­ва­ли в со­вме­ст­ных во­ен. дей­ст­ви­ях с польск. ар­ми­ей в хо­де рус.-польск. вой­ны 1654–1667. В янв. 1655 со­юз­ни­ки по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от укр. и рус. войск под Ах­ма­то­вым, но зи­мой и вес­ной та­та­ры уве­ли в Крым 50–52 тыс. чел. плен­ных. В сен­тяб­ре то­го же го­да 100-ты­сяч­ное вой­ско крым­ских, но­гай­ских, бел­го­род­ских и буд­жак­ских та­тар дви­ну­лось на по­мощь оса­ж­дён­но­му рус. и укр. вой­ска­ми Льво­ву, но 9–12(19–22) но­яб. бы­ло раз­бито под Озёр­ной Хмель­ниц­ким и рус. вое­во­дой В. В. Бу­тур­ли­ным, по­те­ряв 10 тыс. чел. уби­ты­ми. Из­ме­на гет­ма­на И. Е. Вы­гов­ско­го и по­ра­же­ние в Ко­но­топ­ском сра­же­нии 1659 ос­ла­би­ли обо­ро­ну юж. гра­ниц Рус. гос-ва. Та­та­ры по­лу­чи­ли воз­мож­ность обой­ти зап. фланг Бел­го­род­ской чер­ты, ко­то­рый ра­нее был при­крыт зем­ля­ми Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны. 15–16(25–26).8.1659 крым­ские та­та­ры и но­гаи за­шли в тыл чер­ты и до 3(13) сент. ра­зо­ря­ли внутр. рай­оны Рус. гос-ва (от Пу­тив­ля до Нов­го­ро­да-Се­вер­ско­го, Кур­ска, Во­ро­не­жа, Ель­ца и Пе­ре­яс­лав­ля-Ря­зан­ско­го), на­се­ле­ние ко­то­рых поч­ти 30 лет не под­вер­га­лось К. х. н. Рус. пра­ви­тель­ст­во на­столь­ко опа­са­лось на­па­де­ния на Мо­ск­ву, что царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич лич­но ра­бо­тал на строи­тель­ст­ве гор. ук­ре­п­ле­ний. В ре­зуль­та­те на­бе­га 1659 в плен бы­ло уг­на­но 25,5 тыс. чел. К кон. 1660-х гг. си­туа­ция на Бел­го­род­ской чер­те и Ле­во­бе­реж­ной Ук­раи­не ста­би­ли­зи­ро­ва­лась: на­бе­ги мел­ких тат. от­ря­дов про­дол­жа­лись, но про­рвать­ся за чер­ту они не мог­ли. В 1679–1681 бы­ла по­строе­на Изюм­ская за­сеч­ная чер­та (на 150–200 км юж­нее Бел­го­род­ской чер­ты), а в 1680-х гг. в Ср. По­вол­жье – Сыз­ран­ская за­сеч­ная чер­та, что спо­соб­ст­во­ва­ло пре­дот­вра­ще­нию и от­ра­же­нию К. х. н. на Рус. гос-во.

В нач. 18 в. К. х. н. ста­ли ча­стью внеш­ней по­ли­ти­ки Ос­ман­ской им­пе­рии. Вой­ско крым­ско­го ха­на ак­тив­но уча­ст­во­ва­ло в рус.-тур. вой­не 1710–13 (в т. ч. в по­бе­де над рус.-молд. ар­ми­ей во вре­мя Прут­ско­го по­хо­да 1711). В 1711, 1712 и 1713 хан Дев­лет-Ги­рей II пред­при­нял на­бе­ги на Пра­во­бе­реж­ную Ук­раи­ну. По сви­де­тель­ст­ву ка­то­лич. мис­сио­не­ра К. Дю­баи, в 1-й пол. 18 в. из Кры­ма еже­год­но вы­во­зи­ли до 20 тыс. плен­ных на про­да­жу, а ок. 60 тыс. ра­бов на­хо­ди­лось в са­мом Крым­ском хан­ст­ве. Крым­ские та­та­ры уго­ня­ли в плен в осн. жи­те­лей на­се­лён­ных пунк­тов, рас­по­ла­гав­ших­ся юж­нее за­сеч­ных черт, по­это­му в 1731–1733 юж­нее Изюм­ской чер­ты бы­ла воз­ве­де­на Укр. за­сеч­ная чер­та. В свя­зи с на­ча­лом рус.-тур. вой­ны 1735–39 тур. сул­тан Мах­муд I от­пра­вил в на­бег крым­ско­го ха­на Ка­план-Ги­рея I че­рез юж. вла­де­ния Рос. им­пе­рии на Пер­сию. В ре­зуль­та­те не­го по­стра­да­ли зем­ли, при­ле­гаю­щие к Изюм­ской чер­те, и от­час­ти зем­ли вой­ска Дон­ско­го. По­след­ним в ис­то­рии К. х. н. стал в 1768 на­бег 70-ты­сяч­но­го вой­ска ха­на Крым-Ги­рея на Ма­ло­рос­сий­скую и Но­во­рос­сий­скую гу­бер­нии, од­на­ко крым­ской кон­ни­це не уда­лось про­рвать­ся да­лее Ели­са­вет­гра­да и Бах­му­та. Окон­ча­тель­но уг­ро­за К. х. н. перестала существовать по­сле ликвидации Крым­ско­го хан­ст­ва в 1783.

Лит.: Но­во­сель­ский А. А. Борь­ба Мо­с­ков­ско­го го­су­дар­ст­ва с та­та­ра­ми в пер­вой по­ло­ви­не XVII в. М.; Л., 1948; Шмидт С. О. К ха­рак­те­ри­сти­ке рус­ско-крым­ских от­но­ше­ний вто­рой чет­вер­ти XVI в. // Ме­ж­ду­на­род­ные свя­зи Рос­сии до XVII в. М., 1961; Кар­га­лов В. В. На степ­ной гра­ни­це: Обо­ро­на «крым­ской ук­рай­ны» Рус­ско­го го­су­дар­ст­ва в пер­вой по­ло­ви­не XVI в. М., 1974; Не­кра­сов Г. А. Роль Рос­сии в Ев­ро­пей­ской ме­ж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке в 1725–1739. М., 1976; Фло­ря Б. Н. Про­ект ан­ти­ту­рец­кой коа­ли­ции се­ре­ди­ны XVI в. // Рос­сия, Поль­ша и При­чер­но­мо­рье в XV– XVIII вв. М., 1979; Куз­не­цов А. Б. Борь­ба рус­ской ди­пло­ма­тии про­тив крым­ской экс­пан­сии (20-е – на­ча­ло 30-х гг. XVI в.) // Во­про­сы ис­то­рии. Минск, 1981. Вып. 8; Гре­ков И. Б. Ос­ман­ская им­пе­рия, Крым и стра­ны Вос­точ­ной Ев­ро­пы в 50–70-е гг. XVI в. // Ос­ман­ская им­пе­рия и стра­ны Цен­траль­ной, Вос­точ­ной и Юго-Вос­точ­ной Ев­ро­пы в XV–XVI вв. М., 1984; Са­нин Г. А. От­но­ше­ние Рос­сии и Ук­раи­ны с Крым­ским хан­ст­вом в се­ре­ди­не XVII в. М., 1987; Крым: про­шлое и на­стоя­щее. М., 1988; Ви­но­гра­дов А. В. Рус­ско-крым­ские от­но­ше­ния: 50-е – вто­рая по­ло­ви­на 70-х гг. XVI в. М., 2007. Т. 1–2.

Вернуться к началу