Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

НО́ВАЯ ЭКОНОМИ́ЧЕСКАЯ ПОЛИ́ТИКА

Авторы: И. Б. Орлов

НО́ВАЯ ЭКОНОМИ́ЧЕСКАЯ ПОЛИ́ТИКА (НЭП), в РСФСР и СССР со­ци­аль­но-эко­но­мич. пре­об­ра­зо­ва­ния, про­во­див­шие­ся РКП(б)–ВКП(б) в 1921–29. Бы­ла вы­зва­на не­об­хо­ди­мо­стью вы­хо­да из со­ци­аль­но-эко­но­мич. кри­зи­са (раз­ру­ха и го­лод вслед­ст­вие Гражд. вой­ны 1917–22, на­цио­на­ли­за­ции и не­эф­фек­тив­но­го управ­ле­ния обоб­ще­ст­в­лён­ным про­из-вом, по­ли­ти­ки «во­ен­но­го ком­му­низ­ма») и по­ли­тич. кри­зи­са (уг­ро­за по­те­ри вла­сти боль­ше­ви­ка­ми из-за рез­ко­го не­до­воль­ст­ва их по­ли­ти­кой, вы­лив­ше­го­ся в се­рию ан­ти­боль­ше­ви­ст­ских вос­ста­ний, сре­ди них – Там­бов­ское вос­ста­ние 1920–21, За­пад­но­си­бир­ское вос­ста­ние 1921, Крон­штадт­ское вос­ста­ние 1921). Пе­ре­ход к НЭПу про­ис­хо­дил в ус­ло­ви­ях и внут­ри­пар­тий­но­го кри­зи­са: Л. Д. Троц­кий и его сто­рон­ни­ки пред­ла­га­ли «за­вин­тить гай­ки во­ен­но­го ком­му­низ­ма» на про­из­вод­ст­ве (см. Дис­кус­сия о проф­сою­зах), а «Ра­бо­чая оп­по­зи­ция» счи­та­ла не­об­хо­ди­мым пе­ре­дать управ­ле­ние эко­но­ми­кой не­за­ви­си­мым проф­сою­зам, ос­та­вив за пар­ти­ей и сов. пра­ви­тель­ст­вом ре­ше­ние по­ли­тич. во­про­сов. В. И. Ле­нин вы­сту­пил с ини­циа­ти­вой НЭПа, ко­то­рый рас­смат­ри­вал и как «стра­те­гич. от­сту­п­ле­ние» пар­тии, «ос­то­рож­но-об­ход­ной ме­тод дей­ст­вий», и как по­ли­ти­ку, ко­то­рая «впол­не обес­пе­чи­ва­ет» эко­но­ми­че­ски и по­ли­ти­че­ски «воз­мож­ность по­строй­ки фун­да­мен­та со­циа­ли­сти­че­ской эко­но­ми­ки» (Ле­нин В. И. Полн. собр. соч. 5-е изд. Т. 45. С. 60–61).

Реклама Трёхгорного пива. Авторы В. В. Маяковский и А. М. Родченко. 1925.
«Нэпманы». Художник В. В. Лебедев. 1926. Русский музей (С.-Петербург).

Осу­ще­ст­в­ле­ние НЭПа на­ча­лось по ре­ше­нию 10-го съез­да РКП(б) (март 1921) с за­ме­ны прод­раз­вёр­ст­ки (зи­мой 1920/21 у кре­сть­ян бы­ли изъ­я­ты все за­па­сы зер­на) зна­чи­тель­но ме­нее об­ре­ме­ни­тель­ным прод­на­ло­гом (на­ту­раль­ным; с 1924 взи­мал­ся в де­неж­ной фор­ме). Про­ве­де­на ча­стич­ная де­на­цио­на­ли­за­ция мел­ких пред­при­ятий (Дек­рет СНК от 17.5.1921), децент­ра­ли­за­ция про­из­вод­ст­ва. Оп­ре­де­лён­ная сво­бо­да пре­дос­тав­ле­на коо­пе­ра­ции. Пре­ду­смот­ре­ны об­мен, по­куп­ка и про­да­жа с.-х. про­дук­тов в гу­бер­ни­ях, вы­пол­нив­ших прод­раз­вёр­ст­ку пре­ды­ду­ще­го го­да (позд­нее рас­про­стра­не­но на все гу­бер­нии), раз­ре­ше­на ча­ст­ная тор­гов­ля др. то­ва­ра­ми (Дек­рет СНК от 24.5.1921). Ре­ше­ни­ем СНК от 9.8.1921 (опубл. 11 авг.) бо́льшая часть гос. пред­при­ятий в круп­ной пром-сти пе­ре­ве­де­на на хоз­рас­чёт для обес­пе­че­ния рен­та­бель­но­сти про­из-ва. Они по­лу­чи­ли пра­во ус­та­нав­ли­вать це­ну на свою про­дук­цию и сво­бод­но про­да­вать её, соз­да­вать тре­сты, ко­то­рым пе­ре­да­ва­лись пра­ва юри­дич. ли­ца (к кон. 1922 ок. 90% круп­ных пром. пред­при­ятий объ­е­ди­ни­лись в 421 трест; важ­ней­шие из них под­чи­ня­лись ВСНХ), а так­же син­ди­ка­ты, за­ни­мав­шие­ся сбы­том про­дук­ции и рас­пре­де­ле­ни­ем гос. за­ка­зов (к кон. 1922 80% тре­сти­ро­ван­ной пром-сти бы­ло син­ди­ци­ро­ва­но). На пред­при­яти­ях вос­ста­нав­ли­ва­лась де­неж­ная оп­ла­та тру­да, вво­ди­лись та­ри­фы, ис­клю­чаю­щие урав­ни­лов­ку. Ча­ст­ным ли­цам, коо­пе­ра­ти­вам, ар­те­лям бы­ло раз­ре­ше­но брать в арен­ду гос. пред­при­ятия (Дек­рет СНК от 5.7.1921) и от­кры­вать мел­кие ча­ст­ные пред­при­ятия (Дек­рет ВЦИК и СНК РСФСР от 7.7.1921). Быв. вла­дель­цы на­цио­на­ли­зи­ро­ван­ных, но не дей­ст­во­вав­ших пред­при­ятий мог­ли вновь по­лу­чить их в соб­ст­вен­ность (Дек­рет СНК от 10.12.1921). Для при­вле­че­ния ка­пи­та­ла в отд. от­рас­ли или от­да­лён­ные ре­гио­ны с 1923 рас­ши­ре­на прак­ти­ка вы­да­чи кон­цес­сий иностр. гра­ж­да­нам и фир­мам. К 1927 дей­ст­во­ва­ло 117 кон­цес­си­он­ных со­гла­ше­ний (ох­ва­ты­ва­ли пред­прия­тия, на ко­то­рых ра­бо­та­ли 54 тыс. чел. и вы­пу­ска­лось св. 1% пром. про­дук­ции). Вве­де­ны оп­ре­де­лён­ные пра­во­вые га­ран­тии для ча­ст­ных соб­ст­вен­ни­ков (Дек­рет ВЦИК от 22.5.1922). Кре­сть­я­не по­лу­чи­ли ог­ра­ни­чен­ное пра­во на ис­поль­зо­ва­ние на­ём­но­го тру­да и на крат­ко­сроч­ную арен­ду зем­ли (Зе­мель­ный ко­декс РСФСР, окт. 1922). В 1922–24 про­ве­де­на де­неж­ная ре­фор­ма (см. в ст. Де­неж­ные ре­фор­мы), не­на­дол­го ук­ре­пив­шая курс руб­ля (с 1926 с каж­дым го­дом на­ра­ста­ла ин­фля­ция). То­гда же уч­ре­ж­де­но неск. коо­пе­ра­тив­ных, все­рос. и ре­гио­наль­ных ком­мерч. бан­ков (см. в ст. Бан­ки в Рос­сии). Соз­да­ва­лись ак­цио­нер­ные об­ще­ст­ва, дея­тель­ность ко­то­рых рег­ла­мен­ти­ро­ва­лась по­ста­нов­ле­ни­ем ЦИК и СНК СССР от 24.4.1925 (ус­та­вы об­ществ вно­си­лись на ут­вер­жде­ние СТО и СНК), в ак­цио­нер­ных об­ще­ст­вах мог­ли уча­ст­во­вать гос. пред­при­ятия и уч­ре­ж­де­ния. Воз­ро­ж­де­ние оп­то­вой тор­гов­ли при­ве­ло к воз­ник­но­ве­нию ши­ро­кой се­ти тор­го­вых пред­при­ятий, яр­ма­рок, а так­же то­вар­ных бирж (до­ми­ни­ро­ва­ла Моск. бир­жа), дей­ст­во­вав­ших под кон­тро­лем го­су­дар­ст­ва. В роз­нич­ном то­ва­ро­обо­ро­те до­ля ча­ст­ной тор­гов­ли со­став­ля­ла 40–80% (1925). Чув­ст­ви­тель­ным ин­ди­ка­то­ром эко­но­мич. конъ­юнк­ту­ры в пе­ри­од НЭПа стал Все­со­юз­ный ин­декс воль­ных (ры­ноч­ных) цен, вы­во­ди­мый Конъ­юнк­тур­ным ин­сти­ту­том. На­ря­ду с час­тич­ной де­на­цио­на­ли­за­ци­ей осу­ще­ст­в­ле­на де­цен­тра­ли­за­ция сис­те­мы управ­ле­ния нар. хо­зяй­ст­вом. В со­ста­ве ВСНХ в мае 1921 соз­да­ны 16 (вме­сто 52) гл. управ­ле­ний (глав­ков) по от­рас­лям пром-сти, ко­то­рые ру­ко­во­ди­ли гос. пред­при­ятия­ми круп­ной пром-сти че­рез об­ла­ст­ные (гу­берн­ские) сов­нар­хо­зы.

НЭП вы­звал из­ме­не­ние со­ци­аль­ной струк­ту­ры. По дан­ным Все­со­юз­ной пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1926, чис­лен­ность не­сель­ско­хо­зяйств. бур­жуа­зии (нэп­ма­нов) вме­сте с чле­на­ми се­мей дос­тиг­ла 2,34 млн. чел. (1,6% все­го на­се­ле­ния). В де­рев­не ус­ко­ри­лось раз­мы­ва­ние об­щин­ных ус­то­ев, что при­ве­ло к фор­ми­ро­ва­нию за­жи­точ­но­го слоя кре­сть­ян­ст­ва («ку­ла­ков» в тер­ми­но­ло­гии то­го вре­ме­ни) и вы­де­ле­нию ху­то­рян. По дан­ным ко­мис­сии СНК СССР, чис­ло круп­но­то­вар­ных хо­зяйств в 1925–27 вы­рос­ло с 728 тыс. до 896 тыс., а их до­ля в об­щей чис­лен­но­сти кре­сть­ян­ских хо­зяйств под­ня­лась с 3,3 до 3,9%. Од­на­ко осо­бен­но за­мет­ным стал рост удель­но­го ве­са се­ред­няц­ких хо­зяйств (св. 60% всех хо­зяйств в 1927). Чис­ло слу­жа­щих в гос­уч­ре­ж­де­ни­ях в 1920-е гг. уве­ли­чи­лось бо­лее чем в 3 раза, чис­лен­ность фаб­рич­но-за­во­д­ских ра­бо­чих в 1921–28 – с 1,3 до 2,7 млн. чел. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ло от­ход­ни­че­ст­во (св. 3,1 млн. кре­сть­ян в 1926–1927), опе­ре­жав­шее спрос на ра­бо­чую си­лу в пром-сти и уси­ли­вав­шее без­ра­бо­ти­цу (с 1,2 млн. чел. в нач. 1924 до 1,7 млн. чел. в нач. 1929), ко­то­рая усу­губ­ля­лась за­кры­ти­ем не­рен­та­бель­ных пред­при­ятий и пе­ре­во­дом гос. пром-сти на хоз­рас­чёт.

НЭП по­зво­лил пре­одо­леть кри­тич. со­ци­аль­но-эко­но­мич. и по­ли­тич. си­туа­цию, но, в свою оче­редь, со­про­во­ж­дал­ся кри­зи­са­ми, ре­фор­мы со­че­та­лись с контр­ре­фор­ма­ми в разл. сфе­рах жиз­ни об­ще­ст­ва, при­зна­ние ро­ли рын­ка – с ме­ра­ми по его уп­разд­не­нию; у парт. ли­де­ров от­сут­ст­во­ва­ла еди­ная кон­цеп­ция НЭПа. Эко­но­мич. ито­гом НЭПа яви­лось при­бли­же­ние уров­ня раз­ви­тия пром-сти к до­во­ен­ным по­ка­за­те­лям – гл. обр. за счёт воз­ро­ж­де­ния мел­ко­го и сред­не­го про­из-ва, не тре­бо­вав­ше­го боль­ших ка­пи­та­ло­вло­же­ний и спо­соб­но­го в ко­рот­кий срок на­сы­тить ры­нок по­тре­би­тель­ски­ми то­ва­ра­ми. В сфе­ре круп­ной пром-сти по­лу­че­на 1/4 часть нац. до­хо­да. Од­на­ко ис­поль­зо­ва­ние эле­мен­тов рын­ка со­про­во­ж­да­лось кри­зис­ны­ми яв­ле­ния­ми: пе­ре­ве­дён­ные на хоз­рас­чёт пред­при­ятия к нач. 1922 рас­про­да­ли свою про­дук­цию (т. н. раз­ба­за­ри­ва­ние пром-сти), что вы­зва­ло рез­кое па­де­ние цен на неё, в 1923 син­ди­ка­ты и тре­сты вновь под­ня­ли це­ны на пром. то­ва­ры, в ре­зуль­та­те они ста­ли не­до­ступ­ны­ми для кре­сть­ян. В с. х-ве бы­ли пре­одо­ле­ны по­след­ст­вия го­ло­да, уст­ра­нён де­фи­цит про­дук­тов пи­та­ния, ва­ло­вая про­дук­ция с. х-ва стра­ны в 1921–27 уве­ли­чи­лась поч­ти вдвое и со­ста­ви­ла 98,6% от­но­си­тель­но 1913. Но то­вар­ность с.-х. про­из-ва ока­за­лась зна­чи­тель­но ни­же (26% в 1913, 16% в 1923/24, 18,3% в 1926/27) во мно­гом из-за це­но­вой по­ли­ти­ки го­су­дар­ст­ва (про­из­во­ди­те­лю до­ста­ва­лось 50–60% це­ны, уп­ла­чен­ной по­тре­би­те­лем за хлеб). Про­ти­во­ре­чи­вость эко­но­мич. кур­са вы­зва­ла рост не­до­воль­ст­ва в де­рев­не – в осн. вслед­ст­вие рез­ко­го (на 25%) по­вы­ше­ния в 1924 сель­хоз­на­ло­га в ус­ло­ви­ях не­уро­жая в ря­де хле­бо­про­из­во­дя­щих ре­гио­нов, оче­ред­но­го скач­ка цен на пром­то­ва­ры и мас­совых уволь­не­ний кре­сть­ян-от­ход­ни­ков на пром. пред­при­яти­ях в свя­зи с ог­ра­ни­че­ни­ем бюд­жет­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния. На­рас­тав­ший кри­зис вес­ной 1925 вы­ну­дил пра­ви­тель­ст­во к ли­бе­ра­ли­за­ции аг­рар­ной по­ли­ти­ки под ло­зун­гом «ли­цом к де­рев­не». Сель­хоз­на­лог был сни­жен поч­ти вдвое, раз­ре­ше­ны дол­го­сроч­ная арен­да и на­ём ра­бо­чей си­лы, пре­дос­тав­ле­ны зна­чит. льго­ты в на­ло­го­об­ло­же­нии и кре­ди­то­ва­нии кре­сть­ян­ско­го хо­зяй­ст­ва и пр. Вме­сте с тем НЭП с его ак­цен­том на ча­ст­ное пред­при­ни­ма­тель­ст­во и тор­гов­лю вы­зы­вал не­до­воль­ст­во час­ти пром. ра­бо­чих, уча­ст­во­вав­ших в Окт. ре­во­лю­ции 1917 и сра­жав­ших­ся в Гражд. вой­ну 1917–22 под ло­зун­гом дик­та­ту­ры про­ле­та­риа­та. По­пыт­ки смяг­чить си­туа­цию при­ве­ли к не­бла­го­при­ят­но­му для кре­сть­ян со­от­но­ше­нию ин­дек­сов пром. и с.-х. цен, в 1927 кре­сть­я­не те­ря­ли до 1 млрд. руб. Это при­во­ди­ло к от­ка­зу кре­сть­ян от про­да­жи зер­на. В ус­ло­ви­ях хле­бо­за­го­то­ви­тель­но­го кри­зи­са 1927/28 по­ли­тич. ру­ко­во­дство при­бег­ло к чрез­вы­чай­ным адм.-при­ну­дит. ме­рам, вклю­чая кон­фи­ска­цию зер­на и вве­де­ние ан­ти­ры­ноч­ных ог­ра­ни­че­ний. В от­вет кре­сть­я­не ста­ли со­кра­щать про­из-во. Про­дол­жи­лось па­де­ние сов. хлеб­но­го экс­пор­та (в 1928/29 хо­зяйств. го­ду со­кра­тил­ся в 3,5 раза), что ста­но­ви­лось пре­пят­ст­ви­ем для гос. кур­са на фор­си­ро­ван­ную со­циа­ли­стич. ин­ду­ст­риа­ли­за­цию, осу­ще­ст­в­ляе­мую за счёт пе­ре­кач­ки средств из сель­ской эко­но­ми­ки в пром-сть.

По­ли­тич. ито­гом НЭПа ста­ло со­хра­не­ние и ук­ре­п­ле­ние вла­сти боль­ше­ви­ков. Вме­сте с тем от­но­ше­ние к НЭПу яви­лось од­ной из при­чин уг­луб­ле­ния в 1923–1927 идей­ных раз­но­гла­сий в ру­ко­вод­стве РКП(б)–ВКП(б), воз­ник­но­ве­ния «Ле­вой оп­по­зи­ции», «Но­вой оп­по­зи­ции» и «Объ­е­ди­нён­ной оп­по­зи­ции».

Реклама мозеровских часов. Авторы В. В. Маяковский и А. М. Родченко. 1923.

С сер. 1926 на­ча­лось свёр­ты­ва­ние НЭПа. К 1928 до­ля гос. сек­то­ра в пром-сти дос­тиг­ла 86%. До­ля ча­ст­ни­ка в роз­нич­ном то­ва­ро­обо­ро­те сни­зи­лась до 35%, а в оп­то­вой тор­гов­ле – до 5%. В кон. 1929, в т. ч. на но­ябрь­ском Пле­ну­ме ЦК ВКП(б), сов. ру­ко­во­дство при­ня­ло ре­ше­ние о сплош­ной кол­лек­ти­ви­за­ции с. х-ва (на­ча­лась с янв. 1930), ко­то­рая со­про­во­ж­да­лась по­ли­ти­кой рас­ку­ла­чи­ва­ния. Это ста­ло окон­ча­ни­ем НЭПа, хо­тя офиц. ре­ше­ний об отка­зе от не­го не при­ни­ма­лось. Пар­тия на­ча­ла вы­дви­гать на пер­вый план реа­ли­за­цию идео­ло­гич. за­дач, ока­зав­ших­ся с пе­ре­хо­дом к НЭПу в те­ни.

Лит.: По­ля­ков Ю. А., Дмит­рен­ко В. П., Щер­бань Н. В. Но­вая эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка: раз­ра­бот­ка и осу­ще­ст­в­ле­ние. М., 1982; Ball A. M. Russias’s last capitalists: the Nepmen, 1921–1929. Berk.; L., 1987; Бо­ка­рев Ю. П. Со­циа­ли­сти­че­ская про­мыш­лен­ность и мел­кое кре­сть­ян­ское хо­зяй­ст­во в СССР в 20-е го­ды: ис­точ­ни­ки, ме­то­ды ис­сле­до­ва­ния, эта­пы взаи­мо­от­но­ше­ний. М., 1989; Хо­зяй­ст­вен­ный ме­ха­низм пе­рио­да но­вой эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки. М., 1990; Го­ланд Ю. М. Кри­зи­сы, раз­ру­шив­шие НЭП. М., 1991; Russia in the era of NEP: explorations in Soviet society and cul­ture / Ed. by S. Fitzpatrick, A. Rabinowitch, R. Stites. Bloomington, 1991; Ви­но­гра­дов С.В. НЭП: опыт соз­да­ния мно­го­ук­лад­ной эко­но­ми­ки. М., 1996; Дмит­рен­ко В. П. Нэ­пов­ский тип ре­форм // Ре­фор­мы и ре­фор­ма­то­ры в ис­то­рии Рос­сии. М., 1996; Шиш­кин В. А. Власть. По­ли­ти­ка. Эко­но­ми­ка. Пос­ле­ре­во­лю­ци­он­ная Рос­сия (1917–1928 гг.). СПб., 1997; Ор­лов И.Б. Но­вая эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка: ис­то­рия, опыт, про­бле­мы. М., 1999; Гим­пель­сон Е. Г. НЭП и со­вет­ская по­ли­ти­че­ская сис­те­ма. 20-е го­ды. М., 2000; НЭП в кон­тек­сте ис­то­ри­че­ско­го раз­ви­тия Рос­сии ХХ в. М., 2001; Лю­тов Л. Н. Об­ре­чен­ная ре­фор­ма. Про­мыш­лен­ность Рос­сии в эпо­ху НЭПа. Уль­я­новск, 2002; Рос­сия нэ­пов­ская / Под ред. А. Н. Яков­ле­ва. М., 2002; НЭП: эко­но­ми­че­ские, по­ли­ти­че­ские и со­цио­куль­тур­ные ас­пек­ты. М., 2006; Ор­лов И. Б., Па­хо­мов С. А. «Ря­же­ные ка­пи­та­ли­сты» на нэ­пов­ском празд­ни­ке жиз­ни. М., 2007.

Вернуться к началу