НОВГОРО́ДСКАЯ РЕСПУ́БЛИКА

Авторы: В. Л. Янин

НОВГОРО́ДСКАЯ РЕСПУ́БЛИКА, при­ня­тое в ис­то­рио­гра­фии на­зва­ние по­ли­ти­ко-го­су­дар­ст­вен­но­го об­ра­зо­ва­ния в Сев.-Зап. Ру­си (2-я четв. 12 в. – 1478), в кото­ром фор­мы рес­пуб­ли­кан­ско­го уст­рой­ст­ва со­че­та­лись с обя­за­тель­ным уча­сти­ем кня­зя в струк­ту­рах вла­сти (ос­новы по­доб­ной по­ли­тич. сис­те­мы за­ло­же­ны в сер. 9 в. в хо­де при­зва­ния кн. Рю­ри­ка). Сто­ли­ца – Нов­го­род (ны­не Вел. Нов­го­род).

Территория

Н. р. скла­ды­ва­лась по­сте­пен­но в 9–13 вв. Ос­но­вы её един­ст­ва бы­ли за­ло­же­ны по­ли­тич. кон­фе­де­ра­ци­ей иль­мен­ских сло­вен, кри­ви­чей и ме­ст­ных фин­но-угор­ских пле­мён, сло­жив­шей­ся в сер. 9 в. В пе­ри­од фор­ми­ро­ва­ния Нов­го­ро­да как го­ро­да на ру­бе­же 9 и 10 вв. эта тер­ри­то­рия ог­ра­ни­чи­ва­лась По­озерь­ем, бас­сей­на­ми рек Вол­хов и Ше­лонь, ниж­ним те­че­ни­ем р. Ло­вать. В сер. 10 в. к ней до­ба­ви­лись рай­оны в бас­сей­нах рек Мста и Лу­га. К сер. 12 в. гос. тер­ри­то­рия Н. р. в це­лом сфор­ми­ро­ва­лaсь; по­ми­мо осн. яд­ра, в неё к это­му вре­ме­ни вхо­ди­ли и «за­во­лоц­кие» (за­двин­ские) по­гос­ты. Су­дя по «Ус­та­ву кня­зя Яро­сла­ва о мос­тех», к 1260-м гг. в со­став Н. р. вхо­ди­ли сле­дую­щие зем­ли: Кня­жая (до­ме­ни­аль­ные вла­де­ния смо­лен­ских кня­зей), Ржев­ская (Пус­то­ржев­ская), Бе­жец­кая (зем­ли за Мстой, при­мы­каю­щие к Бе­жец­ко­му Вер­ху), Во­дская, Обо­неж­ская, Луз­ская (по р. Лу­гa), Лоп­ская, Вол­хов­ская, Яжел­биц­кая. В це­лом это поч­ти со­от­вет­ст­ву­ет той тер­ри­то­рии, ко­то­рая по­сле 1478 бы­ла раз­де­ле­на на пя­ти­ны и за­кре­п­ле­на как Нов­го­род­ская зем­ля в со­ста­ве Рус. гос-ва.

Кро­ме то­го, в со­став Н. р. вхо­ди­ли ко­ло­ни­зи­ро­ван­ные и имею­щие осо­бый ста­тус «нов­го­род­ских во­лос­тей» тер­ри­то­рии, с ко­то­рых спе­ци­аль­но сна­ря­жае­мы­ми от­ря­да­ми дан­ни­ков со­би­ра­лись не гос. по­да­ти, а да­ни (Бе­жец­кий Верх, Ме­ле­чя, Ши­пи­но, Ег­на, За­во­ло­чье, Тре, Пермь, Пе­чо­ра, Юг­ра, Во­ло­гда), или же на­хо­див­шие­ся в со­вме­ст­ном вла­де­нии с вла­ди­мир­ски­ми [Но­вый Торг (Тор­жок), Во­лок (Лам­ский)] и по­лоц­ки­ми [Лу­ки (с нач. 15 в. Вел. Лу­ки)] князь­я­ми.

Круп­ней­шие на­се­лён­ные пунк­ты Н. р.: го­ро­да Ла­до­га (ны­не c. Ста­рая Ла­до­га), Псков (до 1348), Ру­са (ны­не Ста­рая Рус­са), кре­по­сти – Ко­ре­ла (не позд­нее 12 в.; ны­не При­озерск), Ко­по­рье (1297; на мес­те су­ще­ст­во­вав­шей в 1279–82 кре­по­сти, по­стро­ен­ной кн. Дмит­ри­ем Алек­сан­д­ро­ви­чем), Оре­шек (1323; ны­не Шлис­сель­бург), Пор­хов (не позд­нее 1346), Ям (Яма) (1384; ны­не Кин­ги­сепп).

Система управления

Ярославово дворище в Великом Новгороде. Фото 2008. Фото Д. В. Соловьёва

Ос­но­вы гос. уст­рой­ст­ва Н. р. бы­ли за­ло­же­ны при за­клю­че­нии нов­го­род­ца­ми с при­зван­ным ими кн. Рю­ри­ком «ря­да» (до­го­во­ра), ог­ра­ни­чи­вав­ше­го кня­зя в по­лу­че­нии до­хо­дов: в ви­де жа­ло­ва­нья ему на­зна­чал­ся т. н. дар, т. е. не­кая часть со­б­ран­ных нов­го­род­ца­ми до­хо­дов. На­чав­шее­ся на ру­бе­же 9 и 10 вв. про­ти­во­стоя­ние кня­зя и ве­ча уси­ли­ва­лось на про­тя­же­нии все­го 11 в. В 1-й пол. 11 в. нов­го­род­ское бо­яр­ст­во до­би­лось не­под­суд­но­сти кня­зю, а за­тем под­твер­жде­ния пра­ва при­гла­шать и из­го­нять кня­зя. К кон. 1080-х гг. от­но­сит­ся воз­ник­но­ве­ние по­сад­ни­че­ст­ва но­во­го ти­па, при ко­то­ром по­сад­ник стал пред­ста­ви­те­лем нов­го­род­ско­го бо­яр­ст­ва, а не кня­зя. Под кня­же­ской юрис­дик­ци­ей в Нов­го­ро­де ос­та­ва­лись за­се­лён­ные сво­бод­ны­ми ре­мес­лен­ни­ка­ми и куп­ца­ми рай­оны, ко­то­рые де­ли­лись на сот­ни и управ­ля­лись ты­сяц­ким и сот­ски­ми (соц­ки­ми), со­став­ляв­ши­ми ап­па­рат княже­ско­го управ­ле­ния (до кон. 12 в.). В нач. 12 в. воз­ник­ло вто­рое важ­ней­шее ог­ра­ни­че­ние кня­же­ской вла­сти – за­пре­ще­ние при­гла­шён­но­му кня­зю вла­деть к.-л. зем­ля­ми на пра­вах ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти на всей под­вла­ст­ной Нов­го­ро­ду тер­ри­то­рии (это пра­во пре­дос­тав­ля­лось лишь са­мим нов­го­род­цам). Во вре­мя кня­же­ния Все­во­ло­да Мсти­сла­ви­ча (1117–32, 1132–36) нов­го­род­ское бо­яр­ст­во пред­при­ня­ло ещё од­но ог­ра­ни­че­ние княже­ских прав: ок. 1126 был соз­дан со­вме­ст­ный («сме­ст­ной») суд кня­зя и по­сад­ни­ка, в ко­то­ром фор­маль­но гл. роль при­над­ле­жа­ла кня­зю (он скре­п­лял ре­ше­ния сво­ей при­вес­ной пе­ча­тью), од­на­ко без санк­ции по­сад­ни­ка князь не имел пра­ва вы­но­сить окон­чат. ре­ше­ние (позд­нее эти осо­бые пра­ва рес­пуб­ли­кан­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции ста­ли ого­ва­ри­вать­ся в до­го­во­рах, за­клю­чав­ших­ся с при­гла­шае­мы­ми в Нов­го­род князь­я­ми вплоть до по­те­ри Н. р. не­за­ви­си­мо­сти; наи­бо­лее ран­ний из со­хра­нив­ших­ся – до­го­вор 1260-х гг. с вел. кн. вла­ди­мир­ским Яро­сла­вом Яро­сла­ви­чем). По­сле Нов­го­род­ско­го вос­ста­ния 1136 выс­шим ор­га­ном вла­сти Н. р. ста­ло ве­че, ко­то­рое из­би­ра­ло по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го и ар­хи­епи­ско­па (с 1156). Функ­ции гла­вы госу­дар­ст­ва вы­пол­нял по­сад­ник. Князь пре­вра­тил­ся по су­ще­ст­ву в чи­нов­ни­ка Н. р. В кон. 12 в. уч­ре­ж­де­на долж­ность рес­пуб­ли­кан­ско­го ты­сяц­ко­го (гла­ва ку­пе­че­ст­ва и сво­бод­но­го ре­мес­лен­но­го на­се­ле­ния), в ре­зуль­та­те че­го со­тен­ная сис­те­ма пе­ре­шла из юрис­дик­ции кня­зя в юрис­дик­цию пра­ви­тель­ст­ва Н. р. По­сле мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия прин­цип «воль­но­сти в князь­ях» сме­нил­ся на при­зна­ние сво­им кня­зем то­го, ко­му ха­ны Зо­ло­той Ор­ды вы­да­ва­ли яр­лык на «ве­ли­кое кня­же­ние». В то же вре­мя глав­ное по­ле дея­тель­но­сти вел. кня­зей на­хо­ди­лось за пре­де­ла­ми Н. р., их ста­ли пред­став­лять в Нов­го­ро­де при­сы­лае­мые княже­ские на­ме­ст­ни­ки. В ре­зуль­та­те лич­ное уча­стие вел. кня­зей в нов­го­род­ских де­лах све­лось к ми­ни­му­му, что спо­соб­ст­во­ва­ло ук­реп­ле­нию рес­пуб­ли­кан­ско­го строя. В 13 в. за­но­во оп­ре­де­ли­лась сис­те­ма фи­нан­со­во­го обес­пе­че­ния кня­зя и его ап­па­ра­та: ме­ж­ду Н. р. и князь­я­ми бы­ли за­клю­че­ны «Обо­неж­ский ряд» и «Бе­жец­кий ряд», в ко­то­рых оп­ре­де­ле­ны тер­ри­то­рии, до­ход с ко­то­рых по­сту­пал в княже­скую каз­ну (при этом сбор этих до­хо­дов по-преж­не­му осу­ще­ст­в­лял­ся са­ми­ми нов­го­род­ца­ми). С ор­га­ни­за­ци­ей в кон. 13 в. тор­го­во­го су­да (в рас­по­ря­же­нии ты­сяц­ко­го) и епи­скоп­ско­го су­да (в его ве­де­нии ока­за­лось на­се­ле­ние, жив­шее на при­над­ле­жав­ших церков­ным ин­сти­ту­там зем­лях) со­кра­ти­лась пре­ро­га­ти­ва кня­зей в су­деб­ной сфе­ре. В ре­зуль­та­те ре­фор­мы нач. 1290-х гг. вы­бо­ры по­сад­ни­ка, ты­сяц­ко­го и ар­хи­ман­д­ри­та (гла­ва чёр­но­го ду­хо­вен­ст­ва) ста­ли еже­год­ны­ми, что яв­ля­лось важ­ной фор­мой кон­тро­ля над дея­тель­но­стью выс­ших гос. ру­ко­во­ди­те­лей Н. р. В ре­зуль­та­те ре­фор­мы по­сад­ни­че­ст­ва 1350-х гг. от ка­ж­до­го из 5 кон­цов Нов­го­ро­да стал из­би­рать­ся 1 боя­рин (от Не­рев­ско­го – 2), по­лу­чав­ший по­жиз­нен­ное зва­ние по­сад­ни­ка, а из чис­ла этих 6 лиц еже­год­но из­би­рал­ся гл. (сте­пен­ной) по­сад­ник, ста­но­вив­ший­ся на год ру­ко­во­ди­те­лем Н. р. Па­рал­лель­но про­ис­хо­ди­ли и из­ме­не­ния в ин­сти­ту­те ты­сяц­ких: в послед­ней тре­ти 14 – нач. 15 вв. од­но­вре­мен­но дей­ст­во­ва­ли 6 ты­сяц­ких, из чис­ла ко­то­рых еже­год­но из­би­рал­ся гла­ва сис­те­мы – сте­пен­ной ты­сяц­кий (нор­мы пред­ста­ви­тель­ст­ва от го­род­ских кон­цов со­от­вет­ст­во­ва­ли си­туа­ции с по­сад­ни­ка­ми). Ок. 1417 нор­мы пред­ста­ви­тель­ст­ва по­сад­ни­ков от кон­цов бы­ли ут­рое­ны. Кол­ле­ги­аль­ный ор­ган 1417 (т. н. Со­вет гос­под), вклю­чав­ший 18 по­сад­ни­ков, 6 ты­сяц­ких, ар­хи­ман­д­ри­та и 5 игу­ме­нов (ка­ж­дый из них гла­вен­ст­во­вал над на­стоя­те­ля­ми мо­на­сты­рей сво­его кон­ца и под­чи­нял­ся ар­хи­ман­д­ри­ту), при­об­рёл не­ко­то­рое сход­ст­во с се­на­том Ве­не­ци­ан­ской рес­пуб­ли­ки. Нов­го­род­ское вос­ста­ние 1418 по­бу­ди­ло новго­род­ское бо­яр­ст­во к но­вой кон­со­ли­да­ции, в ре­зуль­та­те ок. 1424 чис­ло по­сад­ни­ков со­ста­ви­ло 24 чел. В 1463 их чис­ло уве­ли­чи­лось до 36; чис­ло ты­сяц­ких к 1475 дос­тиг­ло 8 чел. В ре­зуль­та­те про­изо­шед­ших из­ме­не­ний ко­ли­че­ст­во по­сад­ни­ков прак­ти­че­ски срав­ня­лось с чис­лом бо­яр­ских се­мей. Ти­тул по­сад­ни­ка был при­ни­жен, а зва­ние боя­ри­на при­об­ре­ло до­пол­нит. цен­ность (по-ви­ди­мо­му, в это вре­мя на­ме­ти­лось сбли­же­ние тер­ми­нов «боя­рин» и «по­сад­ник»). Ме­ж­ду 1440 и 1456 (по мне­нию Л. В. Че­реп­ни­на, ок. 1385) в Н. р. со­став­ле­на Нов­го­род­ская суд­ная гра­мо­та.

Экономика и торговля

Ос­но­ву хо­зяй­ст­ва Н. р. (с воз­ник­но­ве­ни­ем ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти на зем­лю на ру­бе­же 11 и 12 вв.) со­став­ля­ли бо­яр­ские вот­чи­ны, сеть ко­то­рых к 14 в. ох­ва­ти­ла всю её тер­ри­то­рию. Гл. ис­точ­ни­ком до­хо­дов бо­яр ста­ли уча­стие в сбо­ре гос. по­да­тей с на­се­ле­ния, рос­тов­щи­че­ст­во и экс­плуа­та­ция вот­чин­ных ре­мес­лен­ни­ков (жив­ших на гор. усадь­бах бо­яр). Нов­го­род яв­лял­ся круп­ней­шим цен­тром ре­мес­лен­но­го про­из-ва. Раз­ви­ва­лось зем­ле­де­лие (на при­год­ных для это­го зем­лях). Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние име­ли охо­та, борт­ни­че­ст­во (сбор мё­да), ры­бо­лов­ст­во. На боль­шин­ст­ве тер­ри­то­рий про­мыс­лы со­че­та­лись с зем­ле­де­ли­ем. Рай­она­ми ис­клю­чи­тель­но про­мы­сло­во­го хо­зяй­ст­ва яв­ля­лись Мур­ман­ский бе­рег и Тер­ский бе­рег Бе­ло­го м., а так­же наи­бо­лее уда­лён­ные зем­ли ко­ре­лы и саа­мов. На по­бе­ре­жье Фин­ско­го зал. до­бы­ва­ли же­ле­зо. В Ру­се и не­ко­то­рых др. мес­тах за­ни­ма­лись со­ле­ва­ре­ни­ем. Важ­ное хо­зяйств. зна­че­ние име­ли льно­вод­ст­во и раз­ве­де­ние хме­ля.

Рас­по­ло­жен­ный на пе­ре­крё­ст­ке важ­ней­ших вод­ных до­рог Вост. Ев­ро­пы (путь «из ва­ряг в гре­ки» и Бал­тий­ско-Волж­ский путь схо­ди­лись у ис­то­ка Вол­хо­ва), Нов­го­род был круп­ней­шим цен­тром внут­ри­рус­ской и ме­ж­ду­нар. тор­гов­ли, осу­ще­ст­в­ляя свя­зи ме­ж­ду рус. зем­ля­ми и кня­же­ст­ва­ми, Зап. Ев­ро­пой, Ви­зан­ти­ей и му­сульм. Вос­то­ком. При­ток в Нов­го­род им­порт­ных то­ва­ров (се­реб­ро, цвет­ные ме­тал­лы, тка­ни, ви­на, сельдь и т. д.) вы­зы­вал встреч­ный по­ток экс­пор­та, ос­но­ву ко­то­ро­го все­гда со­став­ля­ли про­дук­ты про­мы­слов (мёд, пуш­ни­на, воск, цен­ные по­ро­ды рыб, ко­жа). Т. о., в Н. р. тор­гов­ля иг­ра­ла роль свя­зую­ще­го зве­на ме­ж­ду с. х-вом и про­мыс­ла­ми, с од­ной сто­ро­ны, и ре­мес­лом – с дру­гой. В ор­би­ту тор­гов­ли бы­ли во­вле­че­ны прак­ти­че­ски все слои на­се­ле­ния Н. р. – от круп­ных фео­да­лов до ре­мес­лен­ни­ков. Ме­ж­ду­нар. тор­гов­ля в со­ци­аль­ном от­но­ше­нии бы­ла ес­теств. ча­стью бо­яр­ско­го хо­зяй­ст­ва, по­сколь­ку про­мыс­лы на­хо­ди­лись в осн. в ру­ках круп­ней­ших зем­ле­вла­дель­цев – бо­яр, по­лу­чав­ших при­быль от реа­ли­за­ции при­ба­воч­но­го про­дук­та. Од­на­ко спе­ци­фи­ка тор­го­вых и гос­ти­ных дел ве­ла к воз­ник­но­ве­нию и кон­соли­да­ции круп­но­го ку­пе­че­ст­ва, по­лу­чав­ше­го свою до­лю до­хо­дов от со­вер­шае­мых опе­ра­ций. Проф. куп­ца­ми бы­ли пре­ж­де все­го т. н. гос­ти, за­ни­мав­шие­ся внеш­ней тор­гов­лей как с рус. зем­ля­ми и кня­же­ст­ва­ми, так и с за­ру­беж­ны­ми стра­на­ми. Они объ­е­ди­ня­лись в то­ва­ри­ще­ст­ва, из ко­то­рых са­мы­ми из­вест­ны­ми бы­ли «Ивань­ское» (см. «Иван­ское сто») и «за­мор­ское». На­чи­ная с 12 в. вла­сти Н. р. за­клю­ча­ли нов­го­род­ские тор­го­вые до­го­во­ры, оп­ре­де­ляв­шие ос­но­вы её внеш­ней тор­гов­ли, преж­де все­го с го­ро­да­ми Ганзы.

На ру­бе­же 13 и 14 вв. Н. р. иг­ра­ла важ­ную роль в ук­ре­п­ле­нии эко­но­ми­ки рус. зе­мель и кня­жеств в це­лом. Из­бе­жав во­ен. ра­зо­ре­ния со сто­ро­ны Зо­ло­той Ор­ды и от­бив аг­рес­сию шве­дов и нем. ры­цар­ских ор­де­нов, Н. р. ос­та­лась един­ст­вен­ным ре­гио­ном, ку­да в зна­чит. ко­ли­че­ст­вах по­сту­па­ло се­реб­ро из Зап. Ев­ро­пы. По­сто­ян­ный при­ток се­реб­ра при­вёл к воз­ник­но­ве­нию но­вой де­неж­ной еди­ни­цы – руб­ля. Все рус. зем­ли и кня­же­ст­ва ост­ро ну­ж­да­лись в се­реб­ре как для собств. нужд, так и для по­сто­ян­ной вы­пла­ты ор­дын­ско­го вы­хо­да, и имен­но из Нов­го­ро­да оно экс­пор­ти­ро­ва­лось в Мо­ск­ву, Тверь, Суз­даль и др. го­ро­да.

Церковь

Гла­ва нов­го­род­ской Церк­ви – епи­скоп (с сер. 12 в. – ар­хи­епи­скоп) с 1156 из­би­рал­ся на ве­че же­ребь­ёв­кой из трёх пред­ло­жен­ных кан­ди­да­тов. По­сле ут­вер­жде­ния ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским (с 1448 – Мо­с­ков­ским) и всея Ру­си по­лу­чал свой ти­тул и свя­зан­ные с ним функ­ции. Чёр­ное ду­хо­вен­ст­во с 13 в. под­чи­ня­лось ар­хи­епи­ско­пу лишь в ду­хов­ных во­про­сах. С по­яв­ле­ни­ем мно­го­числ. мо­на­сты­рей, кти­то­ра­ми ко­то­рых вы­сту­па­ли бо­яр­ские се­мьи, воз­ник­ли долж­но­сти кон­чан­ских игу­ме­нов и гла­вы чёр­но­го ду­хо­вен­ст­ва – «нов­го­род­ско­го ар­хи­ман­д­ри­та», так­же из­би­рав­ше­го­ся на ве­че. Та­кой по­ря­док по­зво­лял бо­яр­ст­ву дер­жать под сво­им кон­тро­лем мо­на­стыр­скую соб­ст­вен­ность (в пер­вую оче­редь зе­мель­ную). В 14 в. в Н. р. по­лу­чи­ло ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние ре­лиг. дви­же­ние стри­голь­ни­ков, а в 15 в. – «жи­дов­ст­вую­щих».

Новгород в системе русских земель и княжеств

Битва новгородцев с суздальцами. Фрагмент иконы. Сер. 15 в. Третьяковская галерея (Москва).

По­зи­ции кня­же­ской вла­сти в Нов­го­ро­де ме­ня­лись. Они уси­ли­лись при Яро­сла­ве Вла­ди­ми­ро­ви­че Му­дром, что на­шло от­ра­же­ние в пе­ре­но­се кня­же­ской ре­зи­ден­ции с Го­ро­ди­ща (ны­не Рю­ри­ко­во го­ро­ди­ще) в Нов­го­род, где она за­ня­ла тер­ри­то­рию на Тор­го­вой сто­ро­не (Яро­сла­во­во дво­ри­ще). С на­ча­лом пер­во­го нов­го­род­ско­го кня­же­ния Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (1088/89, по др. дан­ным, 1091/92–1094, по др. дан­ным, 1095) гл. кня­же­ская ре­зи­ден­ция вер­ну­лась на Го­ро­ди­ще. В сер. 1090-х гг. нов­го­род­цы впер­вые осу­ще­ст­ви­ли пра­во из­гна­ния не­угод­но­го им кн. Да­ви­да Свя­то­сла­ви­ча и при­гла­си­ли на его ме­сто «сво­его» кня­зя – Мсти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча (1096–1117). На про­тя­же­нии 2-й – 3-й четв. 12 в. нов­го­род­цы стре­ми­лись на­хо­дить ба­ланс сил, че­ре­дуя при­гла­ше­ние кня­зей из раз­ных по­ли­тич. цен­тров Ру­си, пре­ж­де все­го из Рос­то­во-Суз­даль­ско­го (с 1157 Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го) кн-ва и из Ки­ев­ско­го кн-ва, пра­ви­те­ли ко­то­ро­го ос­та­ва­лись до 1169 фор­маль­но «ста­рей­ши­ми» сре­ди Рю­ри­ко­ви­чей. В 1182 – 1208/09 (за ис­клю­че­ни­ем 1184–87 и мар­та – сент. 1197) вла­сти Н. р. при­ни­ма­ли на кня­же­ние сы­но­вей и др. род­ст­вен­ни­ков вла­ди­мир­ско­го кн. Все­во­ло­да Юрь­е­ви­ча Боль­шое Гнез­до, иг­рав­ше­го ве­ду­щую роль в по­ли­тич. жиз­ни рус. зе­мель и кня­жеств. С кон. 1210-х гг. вла­ди­мир­ские кня­зья (в осо­бен­но­сти кн. Яро­слав Все­во­ло­до­вич и его по­том­ки) по­сле не­про­дол­жи­тель­ной ут­ра­ты сво­их по­зи­ций вновь тес­ней­шим об­ра­зом бы­ли свя­за­ны с Н. р. В сер. – 2-й пол. 13 в. по­сле мон­го­ло-та­тар­ско­го на­ше­ст­вия [в хо­де не­го в 1238 по­стра­да­ли юж. об­лас­ти Н. р.; в ча­ст­но­сти, 5.3.1238 штур­мом был взят Но­вый Торг (Тор­жок), от­ряд мон­го­лов не до­шёл до Нов­го­ро­да ок. 100 км] сис­те­ма тра­диц. свя­зей Н. р. с рус. кня­же­ст­ва­ми ока­за­лась ра­зо­рва­на. В кон. 1250-х гг. нов­го­род­цы пы­та­лись вос­про­ти­вить­ся про­ве­де­нию «чис­ла», лишь бла­го­да­ря най­ден­но­му вел. кн. вла­ди­мир­ским Алек­сан­дром Яро­сла­ви­чем Нев­ским ком­про­мис­су оно бы­ло про­ве­де­но в Н. р. зи­мой 1259/60. В 14 в. в сре­де бо­яр­ст­ва Н. р. фор­ми­ро­ва­лись «про­мос­ков­ская» и «про­ли­тов­ская» пар­тии, про­ти­во­стоя­ние ко­то­рых во мно­гом влия­ло на по­ли­тич. жизнь го­су­дар­ст­ва. На­чи­ная с 1330-х гг. ак­тив­ное уча­стие в по­ли­тич. жиз­ни Н. р. при­ни­ма­ли пред­ста­ви­те­ли дина­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей и др. ли­тов. кня­зья, сло­жил­ся обы­чай пе­ре­да­вать им в кормле­ние по­гра­нич­ные го­ро­да на сев.-зап. гра­ни­це Н. р. с обя­за­тель­ст­вом «корм­лен­щи­ков» за­щи­щать до­ве­рен­ные им тер­ри­то­рии. В 1-й пол. 14 в. в са­мо­сто­ят. гос. об­ра­зо­ва­ние офор­ми­лась Псков­ская рес­пуб­ли­ка. В 1397 вой­ска вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия I Дмит­рие­ви­ча за­хва­ти­ли при­над­ле­жав­шую Н. р. Двин­скую зем­лю, где бы­ла вве­де­на в дей­ст­вие Двин­ская ус­тав­ная гра­мо­та. Од­на­ко уже в 1398 Двин­ская зем­ля бы­ла воз­вра­ще­на Н. р. В 1449 на за­вер­шаю­щем эта­пе Мо­с­ков­ской усо­би­цы 1425–53 с со­гла­сия вла­стей Н. р. кн. Дмит­рий Юрь­е­вич Ше­мя­ка пе­ре­вёз в Нов­го­род свою се­мью, а в кон. 1452 или нач. 1453 за­нял княже­скую ре­зи­ден­цию на Го­ро­ди­ще. По­зи­ции вел. кня­зей мо­с­ков­ских в Н. р. рез­ко уси­ли­ли Яжел­биц­кий до­го­вор 1456 (за­клю­чён по­сле по­ра­же­ния нов­го­род­ских войск в сра­же­нии с моск. вой­ска­ми под Ру­сой) и при­езд вел. кн. мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия II Ва­силь­е­ви­ча в Нов­го­род в 1460.

Взаимоотношения Новгородской республики со странами и народами Прибалтики и Скандинавии

Во 2-й четв. 13 – нач. 14 вв. нов­го­род­цы не­од­но­крат­но со­вер­ша­ли по­хо­ды на при­бал­тий­ско-фин. пле­мя емь (1227, зи­ма 1256/57, 1311), в 1228 емь на­па­да­ла на зем­ли Н. р., в 1236 нов­го­род­цы ока­за­ли еми под­держ­ку в борь­бе про­тив шве­дов.

Пер­вым столк­но­ве­ни­ем Н. р. с кре­сто­нос­ца­ми, с кон. 12 в. про­во­див­ши­ми ак­тив­ную по­ли­ти­ку в При­бал­ти­ке, стал кон­фликт 1233 с ме­че­нос­цев ор­де­ном, от­ряд ры­ца­рей ко­то­ро­го вме­сте с при­сое­ди­нив­ши­ми­ся рус. вой­ска­ми (в ча­ст­но­сти, си­ла­ми кн. Яро­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча) за­хва­тил Из­борск (вско­ре от­воё­ван пско­ви­ча­ми). Ле­том 1240 со­еди­нён­ным си­лам кре­сто­нос­цев, дат. ко­ро­ля, дерпт­ско­го епи­ско­па и слу­жив­ше­го нем­цам кн. Яро­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча уда­лось за­хва­тить Из­борск, а 16.9.1240 и Псков. Зи­мой 1240/41 ор­ден­ские вой­ска за­хва­ти­ли нов­го­род­ские вла­де­ния в зем­лях чу­ди и во­ди, по­строи­ли кре­пость в Ко­по­рье, отд. от­ря­ды под­хо­ди­ли к Нов­го­ро­ду. В 1241 вновь при­гла­шён­ный на кня­же­ние в Нов­го­род Алек­сандр Яро­сла­вич Нев­ский су­мел раз­ру­шить Ко­по­рье и вос­ста­но­вить кон­троль Н. р. над чу­дью и во­дью. В 1242, по­лу­чив во­ен. по­мощь от от­ца, вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Яро­сла­ва Все­во­ло­до­ви­ча, Алек­сандр Нев­ский су­мел ос­во­бо­дить Псков, а за­тем на­нес­ти ре­ши­тель­ное по­ра­же­ние си­лам Ли­вон­ско­го ор­де­на в Ле­до­вом по­бои­ще 1242. В том же го­ду вла­сти Н. р. за­клю­чи­ли мир с Ли­вон­ским ор­де­ном, по ко­то­ро­му Ор­ден от­ка­зал­ся от за­вое­ва­ний в Н. р., от­пус­тил псков­ских за­лож­ни­ков и про­из­вёл раз­мен плен­ны­ми. В даль­ней­шем кон­флик­ты ме­ж­ду Н. р. и Ли­вон­ским ор­де­ном воз­ни­ка­ли дос­та­точ­но час­то (1253, 1262, 1268–69, 1330, 1338, 1341–43, 1370–1371, 1397, 1443–48 и др.). Ме­ж­ду дву­мя госу­дар­ст­ва­ми не­од­но­крат­но за­клю­ча­лись мир­ные со­гла­ше­ния (1269, 1371, 1421, 1448, 1469, 1471).

В 1239 для за­щи­ты Н. р. от ли­тов. на­бе­гов воз­ве­де­ны обо­ро­нит. кре­по­сти по р. Ше­лонь, в 1245 нов­го­род­цы от­ра­зи­ли на­па­де­ние ли­тов­цев.

Не­про­сты­ми бы­ли взаи­мо­от­но­ше­ния Н. р. и Шве­ции. Ле­том 1240 в пре­де­лы Н. р. вторг­ся швед. флот, од­на­ко си­лы шве­дов по­тер­пе­ли по­ра­же­ние от нов­го­род­цев во гла­ве с кн. Алек­сан­дром Яро­сла­ви­чем в Нев­ской бит­ве 1240. В 1256 шве­ды и дат­ча­не на­ча­ли стро­ить кре­пость на пра­вом, нов­го­род­ском, бе­ре­гу р. На­ро­ва, но, уз­нав о том, что нов­го­род­цы об­ра­ти­лись за по­мо­щью к Алек­сан­д­ру Яро­сла­ви­чу Нев­ско­му, строи­те­ли кре­по­сти бе­жа­ли. В 1293 по ини­циа­ти­ве мар­ша­ла и ре­ген­та Шве­ции Т. Кнут­со­на от­ряд швед. войск вы­са­дил­ся на Зам­ко­вом о. в про­ли­ве Фин­ско­го зал. и ос­но­вал за­мок Вы­борг, ко­то­рый вы­дер­жал не­од­но­крат­ные оса­ды нов­го­род­ских войск (1294, 1322, 1351, 1411). В 1294 был воз­ро­ж­дён за­мок на пра­вом бе­ре­гу р. На­ро­ва, но в том же го­ду он был со­жжён нов­го­род­ца­ми. По­пыт­ки даль­ней­ше­го про­дви­же­ния шве­дов в глубь тер­ри­то­рии Н. р. бы­ли свя­за­ны с ос­но­ва­ни­ем ле­том 1300, во вре­мя по­хо­да швед. фло­та с вой­ска­ми под ко­манд. Т. Кнут­со­на, кре­по­сти Ланд­скро­на в устье р. Ох­та. По­до­шед­шие нов­го­род­ские вой­ска не смог­ли сра­зу взять её штур­мом, од­на­ко в мае 1301 кре­пость бы­ла взя­та и со­жже­на вой­ска­ми вел. кн. вла­ди­мир­ско­го Ан­д­рея Алек­сан­д­ро­ви­ча. От­но­ше­ния ме­ж­ду Н. р. и Шве­ци­ей бы­ли уре­гу­ли­ро­ва­ны Оре­хов­ским ми­ром 1323 (про­дле­вал­ся в 1340, 1351, 1374, 1468, 1473), ко­то­рый впер­вые ус­та­но­вил гра­ни­цы ме­ж­ду дву­мя госу­дар­ст­ва­ми. По­сле это­го ме­ж­ду Н. р. и Шве­ци­ей в це­лом со­хра­ня­лись мир­ные от­но­ше­ния, не­боль­шие во­ен. кон­флик­ты име­ли ме­сто в 1337–39, 1348–49, 1351, 1375–77 (Н. р. фак­ти­че­ски ут­ра­ти­ла кон­троль над об­ла­стью Эс­тер­бот­ния в Фин­лян­дии), 1411.

В 1251 (от име­ни кн. Алек­сан­д­ра Яро­сла­ви­ча Нев­ско­го) и 1326 бы­ли за­клю­че­ны до­го­во­ры Н. р. с Нор­ве­ги­ей, не­боль­шие кон­флик­ты с нор­веж­ца­ми на от­да­лён­ных сев. тер­ри­то­ри­ях про­ис­хо­ди­ли у нов­го­род­ских по­мо­ров в 1349, 1384, 1386, 1411 и 1419.

Культура

Свое­об­ра­зие по­ли­тич. уст­рой­ст­ва Н. р., тес­ные куль­тур­но-ис­то­рич. и тор­го­вые кон­так­ты с ев­роп. стра­на­ми ока­за­ли влия­ние на раз­ви­тие куль­ту­ры. Рес­пуб­ли­кан­ские фор­мы гос. уст­рой­ст­ва спо­соб­ст­во­ва­ли ши­ро­ко­му рас­про­стра­не­нию гра­мот­но­сти во всех сло­ях ме­ст­но­го об­ще­ст­ва, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют бе­ре­стя­ные гра­мо­ты. В Нов­го­ро­де со 2-й пол. 11 в. ве­лись сна­ча­ла крат­кие, а не­сколь­ко позд­нее – ре­гу­ляр­ные еже­год­ные ле­то­пис­ные за­пи­си, Нов­го­род­ская пер­вая ле­то­пись стар­ше­го из­во­да яв­ля­ет­ся древ­ней­шим со­хра­нив­шим­ся па­мят­ни­ком рус. ле­то­пи­са­ния. В Нов­го­ро­де соз­да­вались раз­но­го ро­да гос. ак­ты, пе­ре­пи­сы­ва­лись Еван­ге­лия, дру­гие кни­ги цер­ков­но­го со­дер­жа­ния, здесь со­чи­ня­лись жи­тия свя­тых, разл. по­сла­ния, по­уче­ния, хо­ж­де­ния.

Под­лин­ны­ми ше­дев­ра­ми нов­го­род­ской шко­лы ар­хи­тек­ту­ры (фор­ми­ро­ва­лась с 11 в.) ста­ли Спа­са на Не­ре­ди­це цер­ковь (1198), ц. Ни­ко­лы на Лип­не (1292), Ус­пе­ния на Во­ло­то­вом по­ле цер­ковь (1352), Фё­до­ра Стра­ти­ла­та на Ру­чью цер­ковь (1361), Спа­са на Иль­и­не ули­це цер­ковь (1374), ц. Свя­тых Апо­сто­лов Пет­ра и Пав­ла в Ко­жев­ни­ках (1406) и др.

К чис­лу ше­дев­ров ср.-век. ис­кус­ст­ва от­но­сят­ся фре­ско­вые ком­по­зи­ции кон. 12 в. (ц. Спа­са на Не­ре­ди­це), кон. 13 в. (ц. Ни­ко­лы на Лип­не), 14 в. (ц. Ус­пе­ния на Во­ло­то­вом по­ле; ц. Спа­са Пре­об­ра­же­ния на Ко­ва­лё­ве, ц. Фё­до­ра Стра­ти­ла­та на Ру­чью, ц. Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва на Крас­ном по­ле, фре­ски ра­бо­ты Фео­фа­на Гре­ка в ц. Спа­са на Иль­и­не ули­це). Осо­бый ук­лад нов­го­род­ской жиз­ни сфор­ми­ро­вал от­ли­чит. чер­ты ме­ст­ной шко­лы стан­ко­вой жи­во­пи­си: осо­бую цве­то­вую гам­му и на­сы­щен­ность цве­то­вой па­лит­ры, тех­ни­ку жи­во­пи­си, вы­бор сю­же­тов (пред­поч­ти­тель­ное изо­бра­же­ние по­чи­тае­мых ме­ст­ных свя­тых).

Присоединение Новгородской республики к Московскому великому княжеству

Вывоз новгородского вечевого колокола в Москву в 1478. Миниатюра Лицевого летописного свода. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

В 1463 ме­ж­ду вла­стя­ми Н. р. и вел. кн. мо­с­ков­ским Ива­ном III Ва­силь­е­ви­чем вспых­нул кон­фликт, в хо­де ко­то­ро­го «про­ли­тов­ская» пар­тия нов­го­род­ско­го бо­яр­ст­ва по­пы­та­лась в про­ти­во­стоя­нии с вел. кн. мо­с­ков­ским опе­реть­ся на польск. ко­ро­ля и вел. кн. ли­тов­ско­го Ка­зи­ми­ра IV и на­хо­див­ших­ся в ВКЛ кня­зей-эмиг­ран­тов из моск. Рю­ри­ко­ви­чей – Ива­на Ан­д­рее­ви­ча и Ива­на Дмит­рие­ви­ча Ше­мя­чи­ча. Кон­фликт был ула­жен, но к нач. 1470-х гг. серь­ёз­ные про­ти­во­ре­чия обо­ст­ри­лись. Моск. сто­ро­на сфор­му­ли­ро­ва­ла на пе­ре­го­во­рах те­зис о Нов­го­ро­де как ис­кон­ной вот­чи­не вел. кня­зей вла­ди­мир­ских и о един­ст­ве Рус. пра­во­слав­ной зем­ли под эги­дой вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го. Кро­ме то­го, во 2-й пол. 1460-х гг. в ок­ру­же­нии Ива­на III уси­ли­лись об­ви­не­ния в ад­рес нов­го­род­ских бо­яр в «ук­ло­не­нии в ла­тин­ст­во». В этой слож­ной си­туа­ции «проли­тов­ская» пар­тия нов­го­род­ско­го бо­яр­ст­ва во гла­ве с Д. И. Бо­рец­ким (из ро­да Бо­рец­ких) ве­ла в 1470 пе­ре­го­во­ры с Ка­зи­ми­ром IV о пе­ре­хо­де Н. р. в под­дан­ст­во ВКЛ. В по­сле­до­вав­шем за­тем во­ен. кон­флик­те нов­го­род­ские вой­ска бы­ли раз­гром­ле­ны мо­с­ков­ски­ми в Ше­лон­ской бит­ве 1471, а за­тем на Дви­не во вре­мя лет­не­го по­хо­да моск. войск. Вла­сти Н. р. вы­пла­ти­ли зна­чит. кон­три­бу­цию, моск. вой­ска за­хва­ти­ли бо­га­тую до­бы­чу и плен­ных, бы­ли каз­не­ны неск. бо­яр – про­тив­ни­ков Ива­на III. Мо­с­ков­ско-нов­го­род­ским до­го­во­ром 11.8.1471 ли­к­ви­ди­ро­ва­лось пра­во вла­стей Н. р. на бес­кон­троль­ную внеш­нюю по­ли­ти­ку, кон­фи­ско­вы­ва­лась часть нов­го­род­ских вла­де­ний на Се­ве­ре, час­тич­но вос­ста­нав­ли­ва­лись ве­ли­ко­кня­же­ские вла­де­ния и до­хо­ды на осн. тер­ри­то­ри­ях Н. р. Во вре­мя приез­да в Нов­го­род в 1475–76 Иван III на пра­ве вел. кня­зя су­дил не­ко­то­рых бо­яр по че­ло­бит­ным ря­до­вых нов­го­род­цев. По­во­дом для по­хо­да 1477–78 по­слу­жи­ли спо­ры с моск. вла­стя­ми нов­го­род­ских пред­ста­ви­те­лей, не же­лав­ших при­ме­нять об­ра­ще­ние «го­су­дарь» в кон­так­тах Нов­го­ро­да с Ива­ном III. Ог­ром­ная ар­мия вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го бло­ки­ро­ва­ла Нов­го­род, др. го­ро­да Н. р. и её ком­му­ни­ка­ции, под­верг­ла ра­зо­ре­нию зна­чит. тер­ри­то­рии, вы­ну­див вла­сти Н. р. ка­пи­ту­ли­ро­вать. В ре­зуль­та­те бы­ли унич­то­же­ны все тра­диц. нов­го­род­ские ин­сти­ту­ты и ор­га­ны су­да и управ­ле­ния (кон­чан­ское и об­ще­го­род­ское по­сад­ни­че­ст­во, ве­че, ты­сяц­кие, ме­ст­ные су­ды), а ве­че­вой ко­ло­кол был снят и от­прав­лен в Мо­ск­ву, вве­де­ны адми­ни­ст­ра­тив­но-су­деб­ные уч­ре­ж­де­ния по моск. об­раз­цу, кон­фи­ско­ва­ны в поль­зу вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го мн. вот­чи­ны ар­хи­епи­скоп­ской ка­фед­ры, мо­на­сты­рей (гл. обр. кон­чан­ских) и аре­сто­ван­ных бо­яр. Под­чи­не­ние Н. р. Моск. вел. кн-вом ста­ло ос­но­вой фор­ми­ро­ва­ния Рус. го­су­дар­ст­ва.

Лит.: Пор­фи­ри­дов Н. Г. Древ­ний Нов­го­род: очер­ки из ис­то­рии рус­ской куль­ту­ры 11–15 вв. М.; Л., 1947; Да­ни­ло­ва Л. В. Очер­ки по ис­то­рии зем­ле­вла­де­ния и хо­зяй­ст­ва в Нов­го­род­ской зем­ле в XIV–XV вв. М., 1955; Бер­над­ский В. Н. Нов­го­род и Нов­го­род­ская зем­ля в XV в. М.; Л., 1961; Хо­рош­ке­вич А. Л. Тор­гов­ля Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да с При­бал­ти­кой и За­пад­ной Ев­ро­пой в XIV–XV вв. М., 1963; Нов­го­род: к 1100-ле­тию го­ро­да. Сб. ст. М., 1964; Ка­за­ко­ва Н. А. Рус­ско-ли­вон­ские и рус­ско-ган­зей­ские от­но­ше­ния: ко­нец XIV – на­ча­ло XVI вв. Л., 1975; Ку­за А. В. Нов­го­род­ская зем­ля // Древ­не­рус­ские кня­же­ст­ва X–XIII вв. М., 1975; Смир­но­ва Э. С. Жи­во­пись Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да. Се­ре­ди­на XIII – на­ча­ло XV в. М., 1976; Шас­коль­ский И. П. Борь­ба Ру­си про­тив кре­сто­нос­ной аг­рес­сии на бе­ре­гах Бал­ти­ки в XII–XIII вв. Л., 1978; он же. Борь­ба Ру­си за со­хра­не­ние вы­хо­да к Бал­тий­ко­му мо­рю в XIV в. Л., 1987; Кар­гер М. К. Нов­го­род. 4-е изд. Л., 1980; Янин В. Л. Нов­го­род­ская фео­даль­ная вот­чи­на. М., 1981; он же. Древ­нее сла­вян­ст­во и ар­хео­ло­гия Нов­го­ро­да // Во­про­сы ис­то­рии. 1992. № 10; он же. Нов­го­род и Лит­ва: По­гра­нич­ные си­туа­ции XIII–XV вв. М., 1998; он же. У ис­то­ков Нов­го­род­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти. Ве­ли­кий Нов­го­род, 2001; он же. Нов­го­род­ские по­сад­ни­ки. 2-е изд. М., 2003; он же. Очер­ки ис­то­рии сред­не­ве­ко­во­го Нов­го­ро­да. М., 2009; Смир­но­ва Э. С., Лау­ри­на В. К., Гор­ди­ен­ко Э. А. Жи­во­пись Ве­ли­ко­го Нов­го­ро­да. XV век. М., 1982; Алек­се­ев Ю. Г. «К Мо­ск­ве хо­тим»: за­кат бо­яр­ской рес­пуб­ли­ки в Нов­го­ро­де. СПб., 1991; Ры­би­на Е. А. Тор­гов­ля сред­не­ве­ко­во­го Нов­го­ро­да: Ис­то­ри­ко-ар­хео­ло­ги­че­ские очер­ки. Ве­ли­кий Нов­го­род, 2001; Ве­ли­кий Нов­го­род. Ис­то­рия и куль­ту­ра XI–XVII вв.: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. СПб., 2007.

Вернуться к началу