Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

«СОЮ́З ТРЁХ ИМПЕРА́ТОРОВ»

Авторы: В. Е. Авдеев

«СОЮ́З ТРЁХ ИМПЕРА́ТОРОВ», аль­янс ме­ж­ду Рос­си­ей, Гер­ма­ни­ей и Ав­ст­ро-Венг­ри­ей. Дей­ст­во­вал в 1873–86 (с пе­ре­ры­вом в 1879–81), был при­зван под­дер­жи­вать ба­ланс сил и ин­те­ре­сов трёх дер­жав в Центр. и Вост. Ев­ро­пе. Соз­да­ние альян­са оз­на­ча­ло сме­ну при­ори­те­тов в рос. внеш­ней по­ли­ти­ке в свя­зи с по­ра­же­ни­ем Фран­ции во фран­ко-прус. вой­не 1870–71 и об­ра­зо­ва­ни­ем Герм. им­пе­рии, а так­же обо­ст­ре­ни­ем со­пер­ни­че­ст­ва Рос­сии с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей на Ближ­нем и Ср. Вос­то­ке. Рос. ди­пло­ма­тия стре­ми­лась обезо­па­сить зап. гра­ни­цу для ак­тив­ной по­ли­ти­ки в Ср. Азии, пре­дот­вра­тить во­вле­че­ние Гер­ма­нии в воз­мож­ную ан­ти­рос­сий­скую коа­ли­цию и сни­зить по­тен­ци­аль­ную уг­ро­зу от ав­ст­ро-герм. сбли­же­ния. Гер­ма­ния, пла­ни­руя до­ми­ни­ро­вать в Зап. Ев­ро­пе, рас­смат­ри­ва­ла «С. т. и.» как спо­соб из­бе­жать вме­ша­тель­ст­ва Рос­сии в слу­чае но­вой вой­ны с Фран­ци­ей, а так­же пы­та­лась иг­рать роль ар­бит­ра на Бал­ка­нах. В этом ре­гио­не Рос­сия и Ав­ст­ро-Венг­рия рас­счи­ты­ва­ли с по­мо­щью «С. т. и.» кон­тро­ли­ро­вать дей­ст­вия друг дру­га. Уча­ст­ни­ки «С. т. и.» так­же счи­та­ли важ­ным парт­нёр­ст­во мо­нар­хич. дер­жав для борь­бы про­тив ме­ж­ду­нар. ре­во­люц. дви­же­ния.

Со­юз был оформ­лен ря­дом по­ли­тич. и во­ен. сек­рет­ных со­гла­ше­ний. Его за­клю­че­ние под­го­тов­ле­но на встре­че им­пе­ра­то­ров Виль­гель­ма I, Алек­сан­д­ра II и Фран­ца Ио­си­фа I в Бер­ли­не в сент. 1872. То­гда рос. мин. ин. дел свет­лей­ший кн. А. М. Гор­ча­ков дос­тиг с австр. мин. ин. дел гр. Д. Ан­д­ра­ши уст­ной до­го­во­рён­но­сти о под­дер­жа­нии ста­тус-кво на Бал­ка­нах и не­вме­ша­тель­ст­ве во внутр. де­ла Ос­ман­ской им­пе­рии, а так­же по­лу­чил за­ве­ре­ние рейхс­канц­ле­ра кн. О. фон Бис­мар­ка о том, что Гер­ма­ния бу­дет под­дер­жи­вать лишь те дей­ст­вия Ав­ст­ро-Венг­рии на Бал­ка­нах, ко­то­рые со­гла­со­ва­ны с Рос­си­ей (од­но­вре­мен­но Бис­марк обе­щал Ан­д­ра­ши со­дей­ст­вие удов­лет­во­ре­нию имен­но австр. при­тя­за­ний).

Российско-германская военная конвенция

Рос­сий­ско-гер­ман­ская во­ен­ная кон­вен­ция 1873 пре­ду­смат­ри­ва­ла, что при на­па­де­нии треть­ей дер­жа­вы на од­ну из сто­рон дру­гая сто­ро­на обя­зы­ва­лась на­пра­вить ей в по­мощь ар­мию чис­лен­но­стью 200 тыс. чел. За­клю­че­на 24 апр. (6 мая) в хо­де ви­зи­та имп. Виль­гель­ма I и рейхс­канц­ле­ра кн. О. фон Бис­мар­ка в С.-Пе­тер­бург, под­пи­са­на нач. герм. ГШ фельдм. Х. фон Мольт­ке Стар­шим и на­ме­ст­ни­ком рос. им­пе­ра­то­ра в Цар­ст­ве Поль­ском фельдм. гр. Ф. Ф. Бер­гом.

Российско-австрийская конвенция

Рос­сий­ско-ав­ст­рий­ская кон­вен­ция («Шён­брунн­ская») 1873 окон­ча­тель­но офор­ми­ла соз­да­ние «С. т. и.»: сто­ро­ны обя­зы­ва­лись со­гла­со­вы­вать вза­им­ные ин­те­ре­сы, а так­же дей­ст­вия в слу­чае на­па­де­ния треть­ей дер­жа­вы, при этом во­ен. обя­за­тель­ст­ва долж­ны бы­ли быть оформ­ле­ны осо­бым со­гла­ше­ни­ем (по­пыт­ки рос. сто­ро­ны скло­нить австр. ка­би­нет при­сое­ди­нить­ся к рос.-герм. кон­вен­ции окон­чи­лись не­уда­чей). Под­пи­са­на 25 мая (6 ию­ня) им­пе­ра­то­ра­ми Алек­сан­дром II и Фран­цем Ио­си­фом I в Ве­не во двор­це Шён­брунн. В ок­тяб­ре то­го же го­да к этой кон­вен­ции при­сое­ди­ни­лась Гер­ма­ния.

Со­юз был по­ко­леб­лен в хо­де фран­ко-гер­ман­ской «во­ен. тре­во­ги» 1875, ко­гда Рос­сия фак­ти­че­ски вы­сту­пи­ла в под­держ­ку Фран­ции, опа­са­ясь чрез­мер­но­го уси­ле­ния Гер­ма­нии в слу­чае вой­ны. В на­ча­ле Вост. кри­зи­са 1875–78 Со­юз обес­пе­чил бла­го­при­ят­ную для рос. по­ли­ти­ки на Бал­ка­нах по­зи­цию Гер­ма­нии, од­на­ко рос. пла­ны нац.-гос. уст­рой­ст­ва ре­гио­на, за­яв­лен­ные в Сан-Сте­фан­ском ми­ре 1878, вы­зва­ли не­при­ятие Ав­ст­ро-Венг­рии. Она вы­сту­пи­ла про­тив Рос­сии на Бер­лин­ском кон­грес­се 1878 и бы­ла под­дер­жа­на Гер­ма­ни­ей. Это, а так­же вве­де­ние Гер­ма­ни­ей по­шлин на рос. хлеб при­ве­ло к кри­зи­су «С. т. и.». Его фак­тич. рас­пад под­твер­ди­ло за­клю­че­ние ав­ст­ро-гер­ман­ско­го до­го­во­ра 1879, на­прав­лен­но­го про­тив Рос­сии.

Од­на­ко вско­ре сто­ро­ны во­зоб­но­ви­ли пе­ре­го­во­ры. Фак­ти­че­ский гла­ва рос. МИДа Н. К. Гирс рас­смат­ри­вал «С. т. и.» как спо­соб пре­одо­леть по­ли­тич. изо­ля­цию Рос­сии по­сле рус.-тур. вой­ны 1877–1878 и пред­от­вра­тить фор­ми­ро­ва­ние ан­ти­рус­ской коа­ли­ции с уча­сти­ем не­дав­них со­юз­ни­ков. Гер­ма­ния стре­ми­лась не до­пус­тить фран­ко-рус. сбли­же­ния, Ав­ст­ро-Венг­рия – до­бить­ся при­зна­ния её ин­те­ре­сов на Бал­ка­нах (пре­ж­де все­го в ок­ку­пи­ро­ван­ных Бос­нии и Гер­це­го­ви­не) Рос­си­ей. Об­щим мо­ти­вом сто­рон бы­ло ис­клю­че­ние вме­ша­тель­ст­ва треть­ей дер­жа­вы в ве­ро­ят­ные дву­сто­рон­ние кон­флик­ты (Ав­ст­ро-Венг­рии с Ита­ли­ей, Рос­сии с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, Гер­ма­нии с Фран­ци­ей).

Российско-австро-германский договор

Рос­сий­ско-ав­ст­ро-гер­ман­ский до­го­вор 1881 за­ме­нил кон­вен­ции 1873, пред­по­ла­гал бо­лее кон­крет­ные обя­за­тель­ст­ва: ней­тра­ли­тет в слу­чае вой­ны од­ной из сто­рон с чет­вёр­той дер­жа­вой (в слу­чае вой­ны с Тур­ци­ей пре­ду­смат­ри­ва­лись осо­бые ус­ло­вия); ува­же­ние вза­им­ных ин­те­ре­сов на Бал­ка­нах (до­пол­нит. про­то­кол к до­го­во­ру ого­ва­ри­вал воз­мож­ность объ­е­ди­не­ния Бол­га­рии и при­зна­ние Рос­си­ей пра­ва Ав­ст­ро-Венг­рии на ан­нек­сию Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны); со­гла­со­ва­ние воз­мож­но­го из­ме­не­ния тер­ри­то­ри­аль­но­го ста­тус-кво в Ев­роп. час­ти Тур­ции, а так­же со­вме­ст­ный кон­троль за со­блю­де­ни­ем за­кре­п­лён­но­го Лон­дон­ски­ми кон­вен­ция­ми о про­ли­вах 1840, 1841, 1871 прин­ци­па за­кры­тия про­ли­вов Бос­фор и Дар­да­нел­лы для во­ен. ко­раб­лей. До­го­вор за­клю­чён 6(18) ию­ня в Бер­ли­не сро­ком на 3 го­да Бис­мар­ком, рос. и австр. по­сла­ми в Гер­ма­нии П. А. Са­бу­ро­вым и гр. Э. фон Се­че­ньи. До­го­вор про­длён на 3 го­да про­то­ко­лом, под­пи­сан­ным в Бер­ли­не 15(27).3.1884 Бис­мар­ком, Се­че­ньи и гр. Н. А. Ор­ло­вым, при этом сто­ро­ны при­ня­ли обя­за­тель­ст­во со­гла­со­вы­вать тер­ри­то­ри­аль­ные из­ме­не­ния на всём Бал­кан­ском п-ове, а не толь­ко в Ев­роп. час­ти Тур­ции.

Со­юз по­зво­лил до сер. 1880-х гг. под­дер­жи­вать парт­нёр­ст­во. В хо­де Аф­ган­ско­го кри­зи­са 1885 по на­стоя­нию Рос­сии Ав­ст­ро-Венг­рия и Гер­ма­ния ока­за­ли дав­ле­ние на Ос­ман­скую им­пе­рию, что­бы не до­пус­тить брит. флот в Чёр­ное мо­ре. Од­но­вре­мен­но Бис­марк пред­ла­гал в рам­ках Сою­за раз­де­ле­ние сфер влия­ния на Бал­ка­нах ме­ж­ду Ав­ст­ро-Венг­ри­ей и Рос­си­ей, что бы­ло от­кло­не­но обеи­ми дер­жа­ва­ми.

Со­юз рас­пал­ся в свя­зи с Болг. кри­зисом 1885–86, ко­то­рый при­вёл к раз­ры­ву отношений ме­ж­ду Ве­ной и С.-Пе­тер­бур­гом. Он был за­ме­нён рус.-герм. «пе­ре­стра­хов­ки до­го­во­ром» 1887. Рас­пад Сою­за со­дей­ст­во­вал сбли­же­нию Рос­сии и Фран­ции, за­вер­шив­ше­му­ся соз­да­ни­ем рус.-франц. сою­за 1891–93. По­пыт­ки австр. и герм. ди­пло­ма­тии вос­ста­но­вить «С. т. и.» в нач. 20 в. от­кло­ня­лись рос. пра­ви­тель­ст­вом.

Ис­точн.: Рус­ско-гер­ман­ские от­но­ше­ния // Крас­ный ар­хив. 1922. № 1; The Saburov me­moirs, or Bismarck and Russia. Camb., 1929; Бис­марк О. Мыс­ли и вос­по­ми­на­ния. М., 1940. Т. 2; Сбор­ник до­го­во­ров Рос­сии с дру­ги­ми го­су­дар­ст­ва­ми. 1856–1917. М., 1952.

Лит.: Го­ряи­нов С. М. Ко­нец сою­за им­пе­ра­то­ров 1881–1900 гг. // Из­вес­тия Ми­ни­стер­ст­ва ино­стран­ных дел. 1915. Кн. 2; Еру­са­лим­ский А. С. Бис­марк: ди­пло­ма­тия и ми­ли­та­ризм. М., 1968; Сказ­кин С. Д. Ко­нец ав­ст­ро-рус­ско-гер­ман­ско­го сою­за. М., 1974; Шне­ер­сон Л. М. На пе­ре­пу­тье ев­ро­пей­ской по­ли­ти­ки. Ав­ст­ро-рус­ско-гер­ман­ские от­но­ше­ния (1871–1875 гг.). Минск, 1984.

Вернуться к началу