Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГЕНЕАЛО́ГИЯ

Авторы: С. В. Думин, А. П. Черных

ГЕНЕАЛО́ГИЯ (греч. γενεαλογία – ро­до­слов­ная), 1) со­во­куп­ность пред­став­ле­ний о ро­до­вом про­шлом ин­ди­ви­да, кол­лек­ти­ва или эт­но­са; 2) ро­до­слов­ные таб­лицы и рос­пи­си, со­дер­жа­щие сис­те­ма­ти­зи­ро­ван­ную ге­неа­ло­гич. ин­фор­ма­цию; 3) вспо­мо­гат. ис­то­рич. дис­ци­п­ли­на, за­ни­маю­щая­ся изу­че­ни­ем ис­то­рии ро­дов, про­ис­хо­ж­де­ния отд. лиц, ус­та­нов­ле­ни­ем родств. свя­зей, со­став­ле­ни­ем ро­до­сло­вий.

Ге­неа­ло­гич. со­зна­ние воз­ник­ло в позд­не­первобытных об­ще­ст­вах в свя­зи с по­треб­но­стью со­ци­аль­ной, ре­лиг., пра­во­вой и эт­но­куль­тур­ной иден­ти­фи­ка­ции ин­ди­ви­да или кол­лек­ти­ва. В традиц. обществах Г. были тесно связаны с ми­фологией. По­сте­пен­но про­ис­хо­дил про­цесс ста­нов­ле­ния ли­ней­но­го (ин­ди­ви­ду­аль­но­го, ге­неа­ло­гич.) счёта род­ст­ва­. Пле­ме­на Аф­ри­ки, Ав­стра­лии, на­ро­ды Се­ве­ра и др. под­дер­жи­ва­ют па­мять о родств. свя­зях (как ле­ген­дар­ных – то­те­ми­че­ские пре­да­ния, – так и ре­аль­ных); устные ро­до­слов­ные пле­мён Океа­нии на­счи­ты­ва­ют де­сят­ки по­ко­ле­ний.

Г. спо­соб­ст­во­ва­ла со­хра­не­нию замк­ну­то­сти со­ци­аль­ных или родств. групп, ре­гу­ли­ро­ва­нию брач­но­сти, под­дер­жа­нию на­следств. ха­рак­те­ра проф. за­ня­тий, со­хра­не­нию зе­мель­ной и иной соб­ст­вен­ности в ру­ках отд. со­сло­вий или со­ци­аль­ных групп. В совр. ми­ре, в т. ч. и в Рос­сии, ге­неа­ло­гич. зна­ния, ис­то­рия се­мьи ста­но­вят­ся важ­ным эле­мен­том са­мо­соз­на­ния.

В боль­шин­ст­ве стран Древ­не­го ми­ра – от Ки­тая и Япо­нии до Древ­не­го Ри­ма – родств. свя­зи бо­гов и бо­гинь со­став­ля­ли один из важ­ней­ших эле­мен­тов ми­фо­ло­гии. Ран­ние Г. вос­хо­ди­ли не­по­сред­ст­вен­но к кос­мо­го­нич. и др. ми­фо­ло­гич. пред­став­ле­ни­ям. Пер­во­пре­док – бо­же­ст­во (ха­рак­тер­но для ран­не­ди­на­стич. Г.; ны­не тра­ди­ция со­хра­ня­ет­ся в им­пера­тор­ском до­ме Япо­нии), пра­ро­ди­тель – ле­ген­дар­ный или зна­ме­ни­тый ге­рой под­твер­жда­ли фи­лиа­цию вла­сти, де­ла­ли ле­ги­тим­ным вы­со­кий со­ци­аль­ный ста­тус по­том­ков. Ро­до­сло­вия пра­ви­те­лей (напр., Ге­рак­ли­дов в Ахей­ской Гре­ции) од­но­вре­мен­но слу­жи­ли ис­то­ри­ей кол­лек­ти­ва как еди­но­го со­об­ще­ст­ва. Ге­не­зис и счёт по­ко­ле­ний пред­ков ука­зы­ва­ют на их связь и да­ют пред­став­ле­ние о по­сле­до­ва­тель­но­сти и вре­мен­ны́х вех со­бы­тий. Родств. свя­зи оп­ре­де­ля­ли ха­рак­тер и со­дер­жа­ние по­ли­тич. сою­зов, иг­ра­ли роль в боль­шин­ст­ве ев­роп. кон­флик­тов.

В ран­нем Сред­не­ве­ко­вье бы­то­ва­ла уст­ная тра­ди­ция Г., ред­ко пре­вы­шав­ших 3–4 по­ко­ле­ния пред­ков – т. н. нор­маль­ный пре­дел уст­ной тра­ди­ции; да­лее не­го пер­вы­ми на­ча­ли вос­хо­дить ко­ро­лев­ские Г. Рань­ше чем у дру­гих в Зап. Ев­ро­пе Г. поя­ви­лись в кель­т­ских и гер­ман­ских ре­гио­нах (там они бы­ли и бо­лее мно­го­чис­лен­ны). В соз­да­нии письм. тра­ди­ции при­ме­ром ге­неа­ло­гич. кон­ст­рук­ций (спи­сков пра­ви­те­лей и пер­во­свя­щен­ни­ков, по­ми­наль­ных спи­сков – libri memoria­les и соб­ст­вен­но Г.) по­слу­жи­ла Биб­лия. Ран­не­сред­не­ве­ко­вые ев­роп. Г. бы­ли по­свя­ще­ны франк­ским ди­на­сти­ям (7–9 вв.); пер­вая со­став­ле­на в Ав­ст­ра­зии (623–639). До 814 соз­да­на Г. Ка­ро­лин­гов, ко­то­рая име­ла мно­го про­дол­же­ний и под­ра­жа­ний. В рам­ках ге­неа­ло­гич. мыш­ле­ния скла­ды­ва­лись эт­но­ге­неа­ло­гии (их ср.-век. при­ме­ры при­сут­ст­ву­ют и в «По­вес­ти вре­мен­ных лет»). Они фор­ми­ро­ва­лись под уси­ли­вав­шим­ся воз­дей­ст­ви­ем хри­сти­ан­ской тра­ди­ции (напр., со­глас­но уст­ным Г., анг­ло­сак­сы про­ис­хо­ди­ли от Во­да­на, а в Г. 8 в. Во­дан стал счи­тать­ся по­том­ком биб­лей­ско­го Ноя). До сер. 11 в. су­ще­ст­во­ва­ли Г. ис­клю­чи­тель­но круп­ных су­ве­ре­нов, за­тем дос­та­точ­но час­то и ср.-век. знать ста­ла пре­тен­до­вать на на­ли­чие ко­ро­лев­ской кро­ви, ста­ра­ясь воз­вес­ти про­ис­хо­ж­де­ние сво­его ро­да к Кар­лу I Ве­ли­ко­му и Ка­ро­лин­гам. В нач. 13 в. ди­на­стии Вет­ти­нов, Зик­кин­ге­нов и др. воз­во­ди­ли свой род к Кар­лу Ве­ли­ко­му. Ино­гда род воз­во­дил­ся к ко­ро­лю Ар­ту­ру; кас­тиль­ские и на­варр­ские ди­на­стии не­ред­ко на­чи­на­лись с при­звав­ше­го мав­ров ко­ро­ля Род­ри­го. Су­ще­ст­во­ва­ла так­же мо­дель по­строе­ния Г. от ми­фо­ло­гич. пер­со­на­жей ан­тич­но­сти: Г. гра­фов Бу­лон­ских воз­во­ди­ла их к При­аму; ана­ло­гич­ные при­тя­за­ния при­сут­ст­ву­ют в Г. ба­вар­ских Вель­фов (ок. 1126) и в Г. ря­да ро­дов Нор­ман­дии, Ан­жу, Гас­ко­ни, Бар­се­лон­ско­го граф­ст­ва (12 в.). С 12–13 вв. Г. ста­ли об­за­во­дить­ся и ме­нее знат­ные се­мьи. С 13 в. их Г. вли­ва­лись в бо­лее мощ­ные Г., при­сое­ди­ня­ясь к об­ще­ев­ро­пей­ской и об­ще­хри­сти­ан­ской биб­лей­ской мо­де­ли, ко­то­рая по­сте­пен­но ста­ла гос­под­ствую­щей.

Сред­не­ве­ко­вые Г. до­пол­ня­лись и пе­ре­ра­ба­ты­ва­лись, под­час – фаль­си­фи­ци­ро­ва­лись, что бы­ло свя­за­но со стрем­ле­ни­ем вклю­чить в чис­ло пред­ков хри­сти­ан­ских по­движ­ни­ков и тем са­мым сде­лать Г. бо­лее древ­ни­ми ра­ди по­вы­ше­ния ста­ту­са ро­да в об­ществ. мне­нии. Для лиц вы­со­ко­го со­ци­аль­но­го ста­ту­са Г. ча­ще все­го име­ла по­ли­тич. зна­че­ние, под­твер­ждая их при­тя­за­ния на зем­ли и власть над ни­ми (напр., в На­вар­ре в кон. 10 в. бы­ла со­став­ле­на Г. для обос­но­ва­ния вла­сти Санчо III Ве­ли­ко­го­); ле­ги­ти­ма­ция вла­сти с по­мо­щью Г. да­ва­ла за­кон­ную воз­мож­ность пе­ре­да­чи вла­сти де­тям. В ис­точ­ни­ках со­хра­ни­лись и Г. про­стых джен­три (Уэльс, с 13 в.), со­став­ляв­шие­ся для обос­но­ва­ния пра­ва на об­ла­да­ние иму­ществ. и юри­дич. при­ви­ле­гия­ми. Кре­сть­ян­ские Г. слу­жи­ли под­твер­жде­ни­ем ста­ту­са дер­жа­ния зем­ли или тра­диц. за­ви­си­мо­сти от сень­о­ра. В со­от­вет­ст­вии с це­ля­ми со­став­ле­ния Г. за­час­тую они по­ме­ща­лись в тек­сты пра­во­во­го ха­рак­те­ра. Ино­гда за­да­чей Г. бы­ло оп­рав­да­ние оп­ре­де­лён­но­го ре­ше­ния (бра­ка или вой­ны), ино­гда – ук­ло­не­ние от об­ви­не­ний в близ­ко­род­ст­вен­ном бра­ке или ин­це­сте.

В 15 в. поя­вил­ся ряд спра­воч­ни­ков по ис­то­рии пра­вя­щих ди­на­стий, на­ча­ли скла­ды­вать­ся ге­неа­ло­гич. кол­лек­ции. В это вре­мя ут­вер­ди­лась ге­неа­ло­гич. таб­ли­ца как фор­ма фик­са­ции родств. свя­зей. При со­став­ле­нии Г. ста­ли ши­ре ис­поль­зо­вать разл. до­ку­мен­ты. Рас­цвет прак­тич. Г. при­шёл­ся на 16–18 вв. Она пол­но­стью во­шла в сис­те­му со­ци­аль­но­го эти­ке­та. Хо­ро­шая ро­до­слов­ная яв­ля­лась не­пре­мен­ным ат­ри­бу­том мно­го­численных воз­вы­сив­ших­ся аноб­ли­ро­ван­ных (по­лу­чив­ших дво­рян­ст­во) се­мейств. На Пи­ре­ней­ском п-ове и в Но­вое вре­мя офи­ци­аль­но су­ще­ст­во­ва­ло по­ня­тие «чис­то­ты кро­ви», ге­неа­ло­гический ас­пект иг­рал важ­ную роль при при­ня­тии в чле­ны ры­цар­ских ор­де­нов (эта прак­ти­ка со­хра­ня­ет­ся и по­ны­не в ры­цар­ских ор­де­нах – Маль­тий­ском, Кон­стан­ти­ни­ан­ском Св. Ге­ор­гия).

С кон. 16 в. в Ев­ро­пе бла­го­да­ря тру­дам ис­то­ри­ков-эру­ди­тов Г. на­ча­ла скла­ды­вать­ся как на­уч. дис­ци­п­ли­на. Пер­во­на­чаль­но она пред­став­ля­ла со­бой ис­сле­до­ва­ние со­став­ляв­ших­ся с прак­тич. це­ля­ми ро­до­сло­вий (пре­им. ро­дов и лиц, при­над­ле­жав­ших к эли­те об­ще­ст­ва). В 17–18 вв. во Фран­ции ста­нов­ле­ние на­уч. Г. свя­за­но с име­на­ми А. Дю­ше­на, П. Ан­сель­ма, Ш. Дю­кан­жа, в Анг­лии – Дж. Да­гдей­ла, в Ис­па­нии – Л. Са­ла­са­ра-и-Ка­ст­ро, в Гер­ма­нии – К. М. Шпе­не­ра, Я. В. Им­хо­фа, И. Х. Гат­те­ре­ра. Они на­ча­ли кри­тич. ис­сле­до­ва­ние до­ку­мен­таль­ных ак­тов, ме­муа­ров и ве­ществ. па­мят­ни­ков для со­став­ле­ния и изу­че­ния Г.; ста­ло пра­ви­лом со­про­во­ж­дать Г. вы­держ­ка­ми из ис­точ­ни­ков или от­сыл­ка­ми к ним. Кри­тич. ме­то­ды ра­бо­ты с ге­неа­ло­гич. дан­ны­ми по­лу­чи­ли наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние в Гер­ма­нии, где соб­ст­вен­но и за­ро­ди­лась Г. как вспо­мо­гат. ис­то­рич. дис­ци­п­ли­на (на­ря­ду с ге­раль­ди­кой, хро­но­ло­ги­ей ис­то­ри­че­ской и т. п.). Пер­вая ка­фед­ра Г. бы­ла ос­но­ва­на в 1721 в Йен­ском ун-те (Сак­со­ния). Усо­вер­шен­ст­во­ва­лись ме­то­ды со­став­ле­ния ро­до­слов­ных таб­лиц и рос­пи­сей. Cисте­му об­щей ну­ме­ра­ции ро­да, соз­дан­ную нем. учё­ным М. Эйт­цин­ге­ром (1590) для вос­хо­дя­щих ро­до­сло­вий, ис­поль­зо­вал Х. Со­са (Ис­па­ния, 1676), а впо­след­ст­вии усо­вер­шен­ст­во­вал С. Ке­ку­ле фон Стра­до­нитц (Гер­ма­ния, 1896; по­лу­чи­ла назв. сис­те­мы Со­са – Стра­до­нит­ца). Для ну­ме­ра­ции нис­хо­дя­ще­го род­ст­ва во Фран­ции в 1940-х гг. соз­да­на сис­те­ма Ж. д’Або­вил­ля, в анг­лоя­зыч­ных стра­нах на­зы­вае­мая «сис­те­мой Ген­ри» по име­ни Р. Б. Ген­ри, ав­то­ра кни­ги «Genealogies of the fami­lies of the presidents» (1935, пе­ре­из­да­на в 1991). Воз­мож­но­сти Г. в ис­сле­до­ва­нии со­ци­аль­ной ис­то­рии и пер­спек­ти­вы ста­ти­стич. ме­то­дов в Г. по­ка­зал О. Ло­ренц (1832–1904, ра­бо­тал в Гер­ма­нии). Боль­шое влия­ние на раз­ви­тие на­уч. Г. ока­зал О. Форст де Бат­таг­лиа (1889–1965, ра­бо­тал в Ав­ст­рии, Гер­ма­нии и Швей­ца­рии).

В 20 в. ин­те­рес к Г. уси­лил­ся. Ис­сле­до­ва­те­ли об­ра­ти­лись к Г. не­при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сло­ёв – кре­сть­ян­ст­ва, бюр­гер­ст­ва, ку­пе­че­ст­ва, ре­мес­лен­ни­ков и пр.; дан­ные Г. ис­поль­зо­ва­лись в изу­че­нии ис­то­рии гос. уч­ре­ж­де­ний. Во мно­гих стра­нах по­яви­лись ге­неа­ло­гич. об­ще­ст­ва, объ­е­ди­няв­шие не толь­ко проф. ис­сле­до­ва­те­лей, но и мно­го­числ. лю­би­те­лей Г. В Г. ак­тив­но ис­поль­зу­ют­ся дос­ти­же­ния др. дис­ци­п­лин, в ча­ст­но­сти био­ло­гии (ге­не­тич. экс­пер­ти­зы, при­ме­няе­мые на­ря­ду с письм. ис­точ­ни­ка­ми для вос­ста­нов­ле­ния или уточ­не­ния родств. свя­зей). В по­след­ней четв. 20 в. на­ча­ли соз­да­вать­ся ком­пь­ю­тер­ные ба­зы дан­ных, ге­неа­ло­гич. сай­ты, в ря­де ре­гио­нов ве­дёт­ся сис­те­ма­тич. ком­плекс­ная ком­пь­ю­тер­ная об­ра­бот­ка ге­неа­ло­гич. ис­точ­ни­ков. В 1990-е гг. пред­при­ня­ты по­пыт­ки цен­тра­ли­зов. ко­пи­ро­ва­ния и со­хра­не­ния ге­неа­ло­гич. ис­точ­ни­ков (осо­бен­но ак­тив­но – по про­грам­ме церк­ви мор­мо­нов).

В 1929 в Бар­се­ло­не про­шёл 1-й Кон­гресс ге­неа­ло­гич. и ге­раль­дич. на­ук (с 1953 про­хо­дят ре­гу­ляр­но; 27-й со­сто­ялся в 2006 в Эдин­бур­ге, Ве­ли­ко­бри­тания). В 1971 соз­да­на Ме­ж­ду­нар. кон­фе­де­ра­ция ге­неа­ло­гии и ге­раль­ди­ки, в 1998 – Ме­ж­ду­нар. ге­неа­ло­гич. ака­де­мия (МГА), про­во­дя­щая ме­ж­ду­нар. ге­неа­ло­гич. кол­ло­к­виу­мы (про­во­дят­ся раз в два го­да: 1-й со­сто­ял­ся в Мо­ск­ве в 1999; 4-й – в Па­ри­же, 2005). В 2001 ор­га­ни­зо­ван Ме­ж­ду­нар. ин-т ге­неа­ло­гии и ис­то­рии се­мьи (Бо­ло­нья, Ита­лия), так­же про­во­дя­щий ге­неа­ло­гич. кол­ло­к­виу­мы (1-й – в Ри­ме, 2003; 2-й – в Сан-Ма­ри­но, 2005). Ши­ро­кое при­ме­не­ние Г. на­хо­дит в ис­то­ри­че­ской де­мо­гра­фии.

В России

В России тер­мин «Г.» поя­вил­ся в 11 в.: встре­ча­ет­ся в тек­сте др.-рус. пе­ре­во­да Хро­ни­ки Ге­ор­гия Амар­то­ла в зна­че­нии «ро­до­сло­вие» (уче­ние о ро­де). Уст­ные ге­неа­ло­гич. тра­ди­ции пра­вя­щей ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей бы­ли за­фик­си­ро­ва­ны в древ­ней­шем ле­то­пи­са­нии, но в пе­ри­од мон­го­ло-та­тар­ско­го ига в не­ко­то­рых вет­вях ди­на­стии про­ис­хо­дит раз­рыв или ис­ка­же­ние ре­аль­ной ро­до­слов­ной. Г. вы­пол­ня­ла те же со­ци­аль­ные функ­ции, что и в ср.-век. Ев­ро­пе; кро­ме то­го, её зна­ние бы­ло не­об­хо­ди­мо в свя­зи с су­ще­ст­во­ва­ни­ем ме­ст­ни­че­ст­ва. Пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки со­еди­не­ния ро­до­сло­вия Рю­ри­ко­ви­чей (как и ли­товской ди­на­стии Ге­ди­ми­но­ви­чей) с ан­тич­ной Г. В 16 в. офи­ци­аль­но дек­ла­ри­ро­ва­лось про­ис­хо­ж­де­ние Рю­ри­ка от рим. имп. Ав­гу­ста, при­зван­ное за­кре­пить ме­ж­ду­нар. ста­тус вел. кня­зей мо­с­ков­ских. С 1540-х гг. на­ча­ли со­став­лять­ся ро­до­слов­ные кни­ги, в сер. 16 в. со­став­лен «Го­су­да­рев ро­до­сло­вец», со­дер­жав­ший ро­до­слов­ные рос­пи­си лиц, вхо­див­ших в Го­су­да­рев двор. Для офи­ци­аль­ных рус. Г. до­воль­но ха­рак­тер­но ис­ка­же­ние ро­до­слов­ных как не­на­ме­рен­ное (ошиб­ки в пе­реч­не пред­ков; ха­рак­тер­ны для Г. мно­гих Рю­ри­ко­ви­чей и знат­ней­ших бо­яр­ских фа­ми­лий), так и соз­на­тель­ное (при­сое­ди­не­ние ме­нее древ­них ро­дов к ро­до­сло­ви­ям бо­лее ста­рин­ных, час­то уже угас­ших се­мей, ис­поль­зо­ва­ние фаль­ши­вых до­ку­мен­тов с це­лью под­твер­жде­ния вы­со­ко­го со­ци­аль­но­го ста­ту­са пред­ков). По­лу­чи­ли рас­про­стра­не­ние и бы­ли офи­ци­аль­но за­фик­си­ро­ва­ны ле­ген­ды о вы­ез­де ро­до­на­чаль­ни­ков знат­ных ро­дов из Зап. Ев­ро­пы, Зо­ло­той Ор­ды и пр. Сбо­ром и про­вер­кой ро­до­слов­ных рос­пи­сей за­ни­мал­ся Раз­ряд­ный при­каз, в 1680-х гг. су­ще­ст­во­ва­ла Ро­до­слов­ных дел па­ла­та, в ко­то­рой ме­ж­ду 1686 и 1688 со­став­ле­на «Бар­хат­ная кни­га». Со 2-й пол. 17 в. из­вест­ны ро­до­слов­ные схе­мы. С 1722 ро­до­слов­ны­ми дво­рян­ст­ва ве­да­ла Ге­роль­дия, под­чи­няв­шая­ся Се­на­ту. По­сле об­ра­зо­ва­ния (на ос­но­ва­нии Жа­ло­ван­ной гра­мо­ты дво­рян­ст­ву 1785) гу­берн­ских дво­рян­ских со­б­ра­ний их обя­зан­но­стью ста­ло ве­де­ние ро­до­слов­ных книг, фик­си­ро­вав­ших Г. дво­рян­ских ро­дов этих гу­бер­ний. Ге­роль­дия со­хра­ня­ла функ­ции кон­троль­ной ин­стан­ции, ко­то­рая ут­вер­жда­ла или от­ме­ня­ла ре­ше­ния дво­рян­ских со­б­ра­ний о при­зна­нии в дво­рян­ст­ве и вне­се­нии в ро­до­слов­ную кни­гу. В нач. 20 в. уч­ре­ж­де­на Об­ще­рос­сий­ская дво­рян­ская ро­до­слов­ная кни­га, пред­на­зна­чен­ная для за­пи­си дво­рян, не свя­зан­ных с ре­гио­наль­ны­ми дво­рян­ски­ми кор­по­ра­ция­ми. В эмиг­ра­ции ре­ги­ст­ра­ция дво­рян­ских ро­до­слов­ных осу­ще­ст­в­ля­лась дво­рян­ски­ми ор­га­ни­за­ция­ми (Со­юз дво­рян во Фран­ции и в Бель­гии, Со­юз рус. дво­рян в США). С 1990 она про­во­ди­лась соз­дан­ным в Рос­сии Рос. дво­рян­ским со­б­ра­ни­ем, с 2002 эта функ­ция воз­ло­же­на на Ге­роль­дию Гла­вы Рос. Им­пе­ра­тор­ско­го До­ма.

В 18 в. на­чал­ся про­цесс ста­нов­ле­ния Г. как на­уч. дис­ци­п­ли­ны. В 1719 из­да­на со­став­лен­ная Фео­фа­ном Про­ко­по­ви­чем «Ро­до­слов­ная рос­пись ве­ли­ких кня­зей и ца­рей рос­сий­ских». Пер­вые ге­неа­ло­гич. спра­воч­ни­ки 18–19 вв. ох­ва­ты­ва­ли дво­рян­ст­во (гл. обр. ти­ту­ло­ван­ные и древ­ние ро­ды, а так­же не­ко­то­рые се­мьи, вы­дви­нув­шие­ся в 18–19 вв.). Во 2-й пол. 18 в. кн. М. М. Щер­ба­то­вым со­став­ле­ны таб­ли­цы кня­же­ских ро­дов, поя­ви­лись ис­сле­до­ва­ния А. Т. Кня­зе­ва, Г. Ф. Мил­ле­ра («Из­вес­тия о дво­ря­нах рос­сий­ских, их древ­нем про­ис­хо­ж­де­нии…», 1790). В 1787 Н. И. Но­ви­ков опуб­ли­ко­вал «Бар­хат­ную кни­гу» под назв. «Ро­до­слов­ная кни­га кня­зей и дво­рян рос­сий­ских и вы­ез­жих». В 1-й пол. 19 в. Г. за­ни­ма­лись Н. М. Ка­рам­зин, П. М. Стро­ев. С сер. 19 в. в рос. Г. фор­ми­ро­ва­лись собств. тра­ди­ции, од­ной из ко­то­рых ста­ло вве­дён­ное кн. П. В. Дол­го­ру­ко­вым оформ­ле­ние Г. в ви­де по­ко­лен­ной рос­пи­си со сплош­ной ну­ме­ра­ци­ей чле­нов ро­да. В сер. 19 – нач. 20 вв. круп­ные ге­неа­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния опуб­ли­ко­ва­ли В. В. Рум­мель, кн. А. Б. Ло­ба­нов-Рос­тов­ский, Л. М. Са­вё­лов, Г. А. Влась­ев, В. Л. Мод­за­лев­ский, Н. М. Каш­кин, М. Т. Яб­лоч­ков, В. И. Чер­но­пя­тов, Н. А. фон Ба­ум­гар­тен и др. В кон. 19 в. про­явил­ся ин­те­рес к изу­че­нию Г. ку­пе­че­ст­ва, кре­сть­ян­ст­ва, ду­хо­вен­ст­ва. В 1897 ос­но­ва­но Рус­ское ге­неа­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во (РГО) в С.-Пе­тер­бур­ге, в 1904 – Ис­то­ри­ко-ро­до­слов­ное об­ще­ст­во (ИРО) в Мо­ск­ве, из­да­вав­шие со­от­вет­ст­вен­но «Из­вес­тия РГО» (т. 1–4, 1900–14) и «Ле­то­пись ИРО» (вып. 1–44, 1905–15). В 1906 пре­по­да­ва­ние Г. вве­де­но в Мо­с­ков­ском ар­хео­ло­ги­че­ском ин­сти­ту­те. По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917 рос. ис­то­ри­ки про­дол­жи­ли ге­неа­ло­гич. ис­сле­до­ва­ния в эмиг­ра­ции (Л. М. Са­вё­лов, Н. А. фон Ба­ум­гар­тен, Н. Ф. Икон­ни­ков, кн. Д. М. Ша­хов­ской и др.); ак­тив­ную дея­тель­ность раз­ви­ло Рус­ское ИРО в США (ру­ко­води­те­ли – Са­вё­лов, за­тем Н. Д. Плеш­ко), из­да­вав­шее ге­неа­ло­гич. ж. «Но­вик» (1934–63).

В СССР раз­ви­тие Г. бы­ло за­труд­не­но вслед­ст­вие вос­при­ятия её как «дво­рян­ской», со­слов­ной нау­ки. Тем не ме­нее уже в сер. 20 в. по­сте­пен­но вос­ста­нав­ли­ва­лись по­зи­ции Г. как вспо­мо­гат. ис­то­рич. дис­ци­п­ли­ны, че­му спо­соб­ст­во­ва­ли пре­ж­де все­го ис­сле­до­ва­ния В. Л. Мод­за­лев­ско­го, А. А. Си­вер­са, С. Б. Ве­се­лов­ско­го, а в 1960–80-х гг. – В. Б. Коб­ри­на, М. Е. Быч­ко­вой, А. И. Ак­сё­но­ва. В кон. 1980-х – нач. 1990-х гг. ожи­вил­ся об­ществ. ин­те­рес к Г. На ос­но­ве су­ще­ст­во­вав­ших в 1980-е гг. круж­ков и се­ми­на­ров бы­ли вос­ста­нов­ле­ны ИРО в Мо­ск­ве (1990) и РГО в Ле­нин­гра­де (1991), в 1990-х гг. соз­да­ны ре­гио­наль­ные от­де­ле­ния ИРО в Ка­лу­ге, Крас­но­яр­ске, Кур­ске, Но­во­си­бир­ске, Пен­зе, Яро­слав­ле, мн. др. го­ро­дах, воз­ник­ли са­мо­сто­ят. об­ла­ст­ные и го­род­ские об­ще­ст­ва (Бел­го­род, Вла­ди­во­сток, Ека­те­рин­бург, Ир­кутск, Пермь и др.). В 1999 ос­но­ва­на Рос. ге­неа­ло­гич. фе­де­ра­ция, ох­ва­ты­ваю­щая по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во ге­неа­ло­гич. об­ществ и цен­тров. За­мет­но рас­тёт чис­ло пуб­лика­ций. Вос­ста­нов­ле­но из­да­ние «Ле­то­пи­си ИРО» (1992), «Из­вес­тий РГО» (1994), поя­ви­лись но­вые ге­неа­ло­гич. жур­на­лы («Ис­то­ри­че­ская ге­неа­ло­гия», 1992; «Ге­неа­ло­ги­че­ский вест­ник», 2001, и др.); пе­ре­из­да­ют­ся до­ре­во­люц. спра­воч­ни­ки, раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся но­вые спра­воч­ные из­да­ния как по Г. дво­рян­ст­ва («Дво­рян­ские ро­ды Рос­сий­ской им­пе­рии», т. 1–4–, 1993–98–; «Дво­рян­ский ка­лен­дарь», вып. 1–13–, 1996–2006–, и др.), так и по Г. др. со­сло­вий – ку­пе­че­ст­ва, кре­сть­ян­ст­ва (напр., «Ураль­ская ро­до­слов­ная кни­га», 2000), ка­за­че­ст­ва, ду­хо­вен­ст­ва и т. д. По­яв­ля­ют­ся но­вые биб­лио­гра­фич. ука­за­те­ли (О. Н. Нау­мов, В. Н. Рых­ля­ков и др.). Ге­неа­ло­ги-лю­би­те­ли ак­тив­но изу­ча­ют и пуб­ли­ку­ют Г. сво­их се­мей. Курс Г. чи­та­ет­ся в выс­шей шко­ле.

Лит.: Дол­го­ру­ков П. В. Рос­сий­ская ро­до­слов­ная кни­га. СПб., 1854–1857. Т. 1–4; Рум­мель В. В., Го­луб­цов В. В. Ро­до­слов­ный сбор­ник. СПб., 1886–1887. Т. 1–2; Ло­ба­нов-Рос­тов­ский А. Б. Рус­ская ро­до­слов­ная кни­га. 2-е изд. СПб., 1895. Т. 1–2; Lorenz O. Lehr­buch der gesammten wissenschaftlichen Genea­logie. B., 1898; Са­ве­лов Л. М. Лек­ции по рус­ской ге­неа­ло­гии. М., 1908–1909. Т. 1–2; Forst de Battaglia O. Wissenschaftliche Ge­nealogie. Bern, 1948; Ikonnikov N. F. La no­blesse de Russie. 2 éd. P., 1956–1966. Vol. 1–2; Dworzaczek W. Genealogia. Warsz., 1959; Wagner A. R. English genealogy. Oxf., 1960; Durye P. La généalogie. P., 1961; Ве­се­лов­ский С. Б. Ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии клас­са слу­жи­лых зем­ле­вла­дель­цев. М., 1969; Бос­ворт К. Э. Му­суль­ман­ские ди­на­стии. М., 1971; Быч­ко­ва М. Е. Ро­до­слов­ные кни­ги XVI–XVII вв. как ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник. М., 1975; Génicot L. Les généalogies. Tur­n­hout, 1975; Ша­хов­ской Д. М. Об­ще­ст­во и дво­рян­ст­во рос­сий­ское. Ренн, 1978–1986. Т. 1–4; Prinke R. T. Poradnik genealoga amato­ra. Warsz., 1992; Рус­ская ге­неа­ло­гия. Вспо­мо­га­тель­ные ис­то­ри­че­ские дис­ци­п­ли­ны. Эн­цик­ло­пе­дия. М., 1999; Се­ме­нов И. С. Хри­сти­анские ди­на­стии Ев­ро­пы. М., 2002; Са­ве­лов Л. М. Биб­лио­гра­фи­че­ский ука­за­тель по ис­то­рии, ге­раль­ди­ке и ро­до­сло­вию рос­сий­ско­го дво­рян­ст­ва. 2-е изд. Ост­ро­гожск, 1897; Опыт биб­лио­гра­фии оте­че­ст­вен­ной ге­неа­ло­гии / Сост. В. Н. Рых­ля­ков. СПб., 1998–2000. Ч. 1–3.

Вернуться к началу