Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ГОСУДА́РЕВ ДВОР

Авторы: В. Д. Назаров

ГОСУДА́РЕВ ДВОР, ин­сти­тут со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции при мо­нар­хе выс­ших и при­ви­ле­ги­ров. сло­ёв об­ще­ст­ва в рус. кня­же­ст­вах и зем­лях, Рус. гос-ве и Рос­сии в сер. 12 – нач. 18 вв. Про­ис­хож­де­ние Г. д. свя­за­но с кня­же­ской дружиной – в ис­то­рич. ис­точ­ни­ках оба тер­ми­на (близ­кие по су­ти опи­сы­вае­мых ими яв­ле­ний) со­су­ще­ст­во­ва­ли око­ло по­лу­то­ра сто­ле­тий. Г. д. при­шёл на сме­ну дру­жи­не в хо­де раз­дроб­ле­ния Др.-рус. гос-ва в 12 – 1-й тре­ти 13 вв. на са­мо­сто­ят. кня­жест­ва (последних – на удель­ные кня­же­ния) во гла­ве с пред­ста­ви­те­ля­ми разл. вет­вей ди­на­стии Рю­ри­ко­ви­чей. Рас­про­стра­не­ние го­су­да­ре­вых (княжь­их) дво­ров про­ис­хо­ди­ло по ме­ре ус­лож­не­ния функ­ций кня­же­ской вла­сти, в про­цес­се ин­те­гра­ции в кня­же­ст­вах дру­жин­ни­ков и ме­ст­ной вер­хуш­ки в со­слов­ную груп­пу бо­яр.

Г. д. вла­де­тель­но­го кня­зя со­сто­ял из чле­нов со­ве­та при нём (Бо­яр­ской ду­мы), лиц, воз­глав­ляв­ших от­рас­ли кня­же­ско­го хо­зяй­ст­ва (пу­ти) и отд. кня­же­ские вла­дения, всех слу­жи­лых бо­яр кня­же­ст­ва (объ­е­ди­няв­ших­ся в тер­ри­то­ри­аль­ные кор­по­ра­ции по «го­ро­до­вой осед­ло­сти» и со­хра­няв­ших до кон. 14 в. ав­то­ном­ный ин­сти­тут ты­сяц­ких), а так­же дво­рян (кня­же­ские слу­ги ти­па ми­ни­сте­риа­лов с оп­ре­де­лён­ны­ми при­ви­ле­гия­ми, ко­то­рые со­став­ля­ли низ­шую стра­ту Г. д. и эво­лю­цио­ни­ро­ва­ли в хо­де аноб­ли­ро­ва­ния в кня­же­ских «слуг воль­ных»). Не­по­сред­ст­вен­но при мо­нар­хе (в столь­ном го­ро­де, в по­езд­ках) на­хо­ди­лась по­сто­ян­но лишь часть чле­нов Г. д., обес­печи­вав­шая безо­пас­ность кня­зя и его се­мьи, ис­пол­не­ние мо­нар­хом вла­ст­ных пре­ро­га­тив и пред­ста­ви­тель­ских функ­ций, ра­бо­ту др. ор­га­нов вла­сти. Во­ен. по­хо­ды мо­би­ли­зо­вы­ва­ли всех чле­нов го­су­да­ре­ва дво­ра.

В эпоху ста­нов­ле­ния Рус. гос-ва в 15 – сер. 16 вв. про­изош­ли важ­ные пе­ре­ме­ны в чис­лен­но­сти и ге­неа­ло­гич. со­ста­ве, струк­ту­ре и фор­мах учё­та Г. д., ха­рак­те­ре служб его чле­нов. Не позд­нее ру­бе­жа 15 и 16 вв. со­стоя­лось ста­тус­ное раз­де­ле­ние всех кня­зей, бо­яр, де­тей бо­яр­ских на дво­ро­вых и «го­ро­до­вых». Од­но­вре­мен­но ге­неа­ло­гич. со­став Г. д. вел. кня­зей мо­с­ков­ских (с 1547 ца­рей) на­счи­ты­вал бо­лее 100 кня­же­ских и ста­ро­бо­яр­ских (моск., твер­ских, ря­зан­ских) фа­ми­лий, пред­став­ляв­ших ти­ту­лов. и не­ти­ту­лов. ари­сто­кра­тию, а так­же вто­ро­сте­пен­ную знать. Они чис­лен­но пре­об­ла­да­ли в разл. стра­тах Г. д. Пред­стави­те­ли 8 кня­же­ских домов Рю­ри­ко­ви­чей и 4 родов Ге­ди­ми­но­ви­чей (ра­нее са­мо­сто­ят. или вла­де­тель­ные кня­зья в ро­до­вых вла­де­ни­ях) к кон. 15 в. ста­ли слу­жи­лы­ми князь­я­ми моск. мо­нар­ха в со­ста­ве Г. д. по спи­скам тер­ри­то­ри­аль­но-кла­но­вых групп (лишь отд. кня­зья име­ли ин­ди­ви­ду­аль­ный слу­жи­лый ста­тус). Сре­ди служивших в приказах и дворцовых ведомствах (см. Дворцы, Казна) при­каз­ных лю­дей, вхо­див­ших в Г. д., боль­шин­ст­во со­став­ля­ли срав­ни­тель­но не­знат­ные ли­ца. Струк­ту­ра Г. д. в кон. 15 – сер. 16 вв. бы­ла сме­шан­ной – ста­тус­но-чи­нов­ной и адм.-тер­ри­то­ри­аль­ной. В до­ку­мен­та­ции все­гда вы­де­лял­ся «дум­ный чин» – боя­ре, околь­ни­чие, «боль­шие дья­ки» со 2-й четв. 16 в., позд­нее – дум­ные дья­ки, ли­ца, воз­глав­ляв­шие двор­цо­вые ве­дом­ст­ва и служ­бы, а так­же дья­ки. Ос­таль­ные чле­ны Г. д. (столь­ни­ки, стряп­чие, по­стель­ни­чьи) фик­си­ро­ва­лись по ста­тус­но-чи­нов­ным груп­пам лишь во вре­мя пе­рио­дич. пре­бы­ва­ния при дво­ре и не­се­ния разл. при­двор­ных служб (в ре­зи­ден­ци­ях мо­нар­ха или же в го­су­да­ре­вых по­езд­ках и по­хо­дах). При этом осн. прин­ци­пом их струк­ту­ри­ро­ва­ния в со­ста­ве Г. д. ос­та­вал­ся адм.-тер­ри­то­ри­аль­ный при со­хра­не­нии оп­ре­де­лён­ных слу­жеб­ных и по­зе­мель­ных свя­зей с «го­ро­до­вы­ми» кор­по­ра­ция­ми. Со­хра­ня­лись так­же осо­бые («ав­то­ном­ные») час­ти Г. д.: от­дель­но и по со­кра­щён­ной схе­ме учи­ты­ва­лись дво­ро­вые де­ти бо­яр­ские нов­го­род­ских пя­тин, Псков­ско­го у. (до 1-й четв. 17 в.), Смо­лен­ско­го у., Ср. По­вол­жья, а так­же Твер­ско­го вел. кн-ва (1485–1542; пер­во­на­чаль­но в пол­ном объ­ё­ме чи­нов и страт Г. д., с 1510-х гг. – по со­кра­щён­ной схе­ме). При ли­к­ви­да­ции моск. уде­лов со­хра­нял­ся осо­бый учёт удель­ных кня­зей из моск. Рю­ри­ко­ви­чей – чле­нов Г. д. Ве­ду­щей бы­ла тен­ден­ция к кон­со­ли­да­ции «ав­то­ном­ных» дво­ро­вых в рам­ках Г. д. моск. мо­нар­хов при на­рас­тав­шем раз­ме­же­ва­нии всех чле­нов Г. д. с про­винц. деть­ми бо­яр­ски­ми, при уве­ли­че­нии ко­ли­че­ст­ва ста­тус­но-чи­нов­ных групп в со­ста­ве Г. д. и со­кра­ще­нии ро­ли его адм.-тер­ри­то­ри­аль­ного струк­ту­ри­ро­ва­ния. В сер. 16 в. из чис­ла ре­аль­ных чле­нов Г. д. бы­ли фак­ти­че­ски ис­клю­че­ны мно­го­числ. дво­ро­вые де­ти бо­яр­ские. Оформ­ле­ние Г. д. моск. мо­нар­хов (ок. 1,1–1,2 тыс. че­ло­век в сер. 16 в.) из­ме­ни­ло сис­те­му по­ли­тич. жиз­ни: в рам­ках Г. д. скла­ды­ва­лись пра­вя­щие круж­ки при мо­нар­хе и двор­цо­вые «пар­тии», фор­ми­ро­ва­лись пра­ви­тельств. про­грам­мы, чле­ны Г. д. со­став­ля­ли по­дав­ляю­щее боль­шин­ст­во свет­ских уча­ст­ни­ков пер­вых зем­ских со­бо­ров сер. 16 в. Чле­ны Г. д. (гл. обр. из его выс­ших и ср. слоёв) за­ни­ма­ли все выс­шие и ср. ко­манд­ные долж­но­сти в ар­мии, центр. и ме­ст­ных ор­га­нах вла­сти и су­да (на мес­тах до от­ме­ны сис­те­мы корм­ле­ний в 1550-е гг.), в ди­пло­ма­тич. сфе­ре.

При вел. князь­ях мо­с­ков­ских Ива­не III Ва­силь­е­ви­че и Василии III Ива­но­ви­че Мо­с­ков­ский Кремль был пе­ре­стро­ен в ка­че­ст­ве сто­лич­ной ре­зи­ден­ции моск. мо­нар­хов и мес­та пре­бы­ва­ния центр. ор­га­нов вла­сти, а так­же двор­цо­вых ве­домств; сфор­ми­ро­ва­лись ближ­ние (с. Во­робь­ё­во и др.) и даль­ние (Алек­сан­д­ров­ская сло­бо­да и др.) ве­ли­ко­кня­же­ские ре­зи­ден­ции со­об­раз­но го­до­во­му рит­му при­двор­ной жиз­ни. Су­ще­ст­вен­но из­ме­нил­ся об­раз жиз­ни чле­нов Г. д. По­сто­ян­ное или пе­рио­дич. пре­бы­ва­ние при дво­ре бы­ло свя­за­но с на­ли­чи­ем дво­ра-усадь­бы в Мо­ск­ве и под­мос­ков­ных вла­де­ний для обес­пе­че­ния собств. по­треб­но­стей, сме­ной фа­миль­ных «мо­ле­ний» (мо­на­сты­рей), рас­ши­ре­ни­ем брач­но-род­ст­вен­ных свя­зей и т. п.

Вве­де­ние оп­рич­ни­ны в янв. 1565 при­ве­ло к раз­де­ле­нию Г. д. на оп­рич­ный и зем­ский, а по­сле её от­ме­ны в 1572, вплоть до смер­ти ца­ря Ивана IV Ва­силь­е­ви­ча Гроз­но­го в 1584, функ­цио­ни­ро­вали зем­ский Г. д. и осо­бый двор ца­ря. В це­лом уве­ли­чи­лась со­во­куп­ная чис­лен­но­сть всех дво­ро­вых, в 1560–70-е гг. за­фик­си­ро­ва­но по­яв­ле­ние дум­ных дво­рян и дум­ных дья­ков, окон­ча­тель­но сло­жил­ся ста­тус­ный чин дво­рян мо­с­ков­ских и дво­рян вы­бор­ных. Ге­неа­ло­гич. со­став оп­рич­но­го и осо­бо­го дво­ров не от­ли­чал­ся прин­ци­пи­аль­но от зем­ско­го. Мас­со­вые каз­ни и ре­прес­сии в хо­де оп­рич­ни­ны и позд­нее при­ве­ли к ги­бе­ли мн. ари­сто­кра­тич. фа­ми­лий, к ут­ра­те кон­со­ли­да­ции в по­ли­тич. эли­те Рус. гос-ва и внут­ри Г. д. в це­лом.

В прав­ле­ние ца­ря Фё­до­ра Ива­но­ви­ча бы­ло вос­ста­нов­ле­но ин­сти­ту­цио­наль­ное един­ст­во Г. д. и окон­ча­тель­но сло­жи­лась его ста­тус­но-чи­нов­ная струк­ту­ра: он де­лил­ся на «дум­ный чин», вклю­чая выс­шие при­двор­ные и двор­цо­вые чи­ны (боя­ре, околь­ни­чие, дум­ные дво­ря­не и дья­ки; дво­рец­кий, ка­зна­чей, крав­чий, по­стель­ни­чий, ясель­ни­чий, лов­чий, со­коль­ни­чий и др.), моск. чи­ны (столь­ни­ки, стряп­чие, боль­шие дво­ря­не, дья­ки, а так­же жиль­цы) и вы­бор­ных дво­рян. Пред­ста­ви­те­ли ти­ту­лов. и не­ти­ту­лов. ари­сто­кра­тии поч­ти пол­но­стью пре­об­ла­да­ли сре­ди бо­яр и околь­ни­чих, а так­же сре­ди столь­ни­ков (ими бы­ли мо­ло­дые ари­сто­кра­ты, нёс­шие тог­да поч­ти ис­клю­чи­тель­но при­двор­ную служ­бу) и боль­ших дво­рян. Из этих чи­нов про­ис­хо­ди­ло обыч­но по­жа­ло­ва­ние в Бо­яр­скую ду­му. В 1588–89 Г. д. на­счи­ты­вал ок. 1,2 тыс. дво­ро­вых (бо­лее 60% при­шлось на до­лю вы­бор­ных дво­рян из 47 го­ро­дов), а к 1605 – ок. 1,6 тыс. чел. (при воз­рос­шей до­ле вы­бор­ных дво­рян уже из 56 го­ро­дов). В 1586–87 бы­ли уни­фи­ци­ро­ва­ны и умень­ше­ны (за вы­че­том бо­яр и околь­ни­чих) нор­мы под­мос­ков­ных по­мес­тий для чле­нов Г. д. по срав­не­нию с «ис­по­ме­ще­ни­ем» ты­сяч­ни­ков (чле­нов Г. д.) по ука­зу 1550, при­чём по­ме­стья по­лу­чи­ли в кон. 16 в. бо­лее по­ло­ви­ны дво­ро­вых. За­кре­пи­лась прак­ти­ка по­вы­шен­ных де­неж­ных и по­ме­ст­ных ок­ла­дов для чле­нов Г. д. (пре­ж­де все­го для дум­ных и моск. чи­нов, за ис­клю­чени­ем жиль­цов). Де­неж­ное жа­ло­ва­нье вы­пла­чи­ва­лось чле­нам Г. д. из при­ка­зов – чет­вер­тей фа­кти­че­ски еже­год­но. Чле­ны Г. д. чис­лен­но пре­об­ла­да­ли на вы­бор­ном зем­ском со­бо­ре 1598 и др. зем­ских со­бо­рах нач. 17 в.

В Смут­ное вре­мя со­ци­аль­но-по­ли­тич. един­ст­во Г. д. бы­ло раз­ру­ше­но. Од­но­вре­мен­но со­су­ще­ст­во­ва­ли два, а вре­ме­на­ми три Г. д. при разл. но­си­те­лях или же пре­тен­ден­тах на вер­хов­ную власть. Вос­ста­нов­ле­ние Г. д. при ца­ре Ми­хаи­ле Фё­до­ро­ви­че в 1610–20-е гг. со­про­во­ж­да­лось рез­ким уве­ли­че­ни­ем его об­щей чис­лен­но­сти (до 4 тыс. чел. в 1630) при не­рав­но­мер­ных тем­пах рос­та разл. ста­тус­но-чи­нов­ных страт. По срав­не­нию с 1605 не­мно­го умень­ши­лась дум­ная стра­та, не­зна­чи­тель­но воз­рос­ла чис­лен­ность дья­ков и вы­бор­ных дво­рян, рез­ко уве­ли­чи­лось чис­ло столь­ни­ков (бо­лее чем в 4 раза), стряп­чих (бо­лее чем в 3 ра­за), мо­с­ков­ских дво­рян (бо­лее чем в 5 раз, в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев за счёт вы­бор­ных дво­рян, а частью – уезд­ных) и жиль­цов (бо­лее чем в 3 раза). Па­рал­лель­но про­изош­ли из­ме­не­ния в ста­тус­но-чи­нов­ной струк­ту­ре Г. д.: по­сле 1630 вы­бор­ные дво­ря­не пе­ре­ста­ли да­же пе­рио­ди­че­ски не­сти служ­бу по спи­ску Г. д., окон­ча­тель­но пре­вра­тив­шись в выс­ший слой уезд­ных кор­по­ра­ций про­винц. де­тей бо­яр­ских. С сер. 1620-х гг. до 1633 су­ще­ст­во­вал осо­бый ста­тус­ный чин – «пат­ри­ар­ший» столь­ник (ок. 490 чел. в 1630). Эти пе­ре­ме­ны бы­ли вы­зва­ны мощ­ны­ми под­виж­ками в ге­неа­ло­гич. со­ста­ве Г. д. в Смут­ное вре­мя, вы­дви­же­ни­ем на аван­сце­ну по­ли­тич. и во­ен. про­ти­во­бор­ст­ва но­вых лиц и фа­ми­лий (в т. ч. из ста­рых ро­дов, но быв­ших «в за­кос­не­нии»), ши­ро­ком ис­поль­зо­ва­нии по­жа­ло­ва­ний в дво­ро­вый чин в ка­че­ст­ве эф­фек­тив­ной ме­ры в по­ли­тич. борь­бе и внутр. по­лити­ке. Из­ме­ни­лись так­же ха­рак­те­ри­сти­ки ря­да страт: столь­ни­ки и стряп­чие поч­ти урав­ня­лись с мо­с­ков­ски­ми дво­ря­на­ми по воз­рас­тным при­зна­кам, а главное – по ха­рак­те­ру и уров­ню слу­жеб­ных на­зна­че­ний (долж­но­сти вое­вод­ские и глав при­ка­зов). Ещё в прав­ле­ние ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча фак­ти­че­ски вы­де­ли­лись в осо­бую стра­ту ком­нат­ные столь­ни­ки, в сер. 17 в. обо­со­би­лись так­же ком­нат­ные стряп­чие.

В прав­ле­ние ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча рост Г. д. был в це­лом не­зна­чи­тель­ным: его чис­лен­ность ко­ле­ба­лась от 4 тыс. до 4,5 тыс. чел. По­сле ис­клю­че­ния из со­ста­ва Г. д. в 1630 вы­бор­ных дво­рян за­мет­но вы­рос­ла чис­лен­ность др. ста­тус­ных чи­нов. Осо­бен­но зна­чи­тель­ным был рост дум­ных и выс­ших при­двор­ных чи­нов (поч­ти в 2,5 раза к 1675 по срав­не­нию с 1630), а так­же стряп­чих (поч­ти в 5 раз к 1667), уме­рен­но уве­ли­чи­лось чис­ло столь­ни­ков, дья­ков (по при­ка­зам и го­ро­до­вых) и жиль­цов, чис­лен­ность мо­с­ков­ских дво­рян то воз­рас­та­ла, то умень­ша­лась (из-за от­но­си­тель­но­го па­де­ния пре­сти­жа груп­пы). В це­лом кон­со­ли­ди­ро­ва­лась пра­вя­щая «бо­яр­ская» сре­да, кон­тро­ли­ро­вав­шая разл. спо­со­ба­ми по­пол­не­ние и об­нов­ле­ние со­ста­ва дум­ных и выс­ших страт Г. д. (в 1610–1620-е гг. разл. ста­тус­ные чи­ны об­но­ви­лись на 30–35% и до 77%, в 1640-е гг. – не бо­лее чем на 20–25%), а со­от­вет­ст­вен­но вы­ра­бот­ку и реа­ли­за­цию внут­ри- и внеш­не­по­ли­тич. кур­са стра­ны. В гра­ни­цах это­го слоя Г. д. (вклю­чав­ше­го не толь­ко дум­ные чи­ны, но бо­лее ши­ро­кие кру­ги ря­да его страт) фор­ми­ро­ва­лись «двор­цо­вые» пар­тии, а из победив­шей – пра­вя­щие круж­ки («пра­ви­тель­ст­во»). По­сле Смут­но­го вре­ме­ни за­мет­но уве­ли­чил­ся удель­ный вес ад­ми­ни­стра­тив­но-су­деб­ных на­зна­че­ний чле­нов Г. д. в центр. ве­дом­ст­ва, осо­бые ко­мис­сии (в т. ч. для под­го­тов­ки и про­ве­де­ния ре­форм), на долж­но­сти го­ро­до­вых вое­вод. Во­ен. служ­ба в свя­зи с уве­ли­че­ни­ем чи­сла пол­ков но­во­го строя в 1650–70-е гг. ут­ра­ти­ла своё пер­вен­ствую­щее зна­че­ние для чле­нов го­су­да­ре­ва дво­ра.

В ма­те­ри­аль­ном пла­не чле­ны Г. д. из чис­ла «бо­яр­ско­го со­сло­вия» при­над­ле­жа­ли к бо­га­тей­шим людям сво­его вре­ме­ни (кня­зья Во­ро­тын­ские, Го­ли­цы­ны, Хо­ван­ские, Чер­кас­ские; боя­ре Ми­ло­слав­ские, Мо­ро­зо­вы, Стреш­не­вы и др.), вла­дев­ших на­се­лён­ны­ми вот­чи­на­ми и по­ме­сть­я­ми в не­сколь­ких уез­дах и об­ла­дав­ших зна­чит. де­неж­ны­ми до­хо­да­ми (в т. ч. от тор­гов­ли), вклю­чая вы­со­кое жа­ло­ва­нье. В 1640–80-е гг. сре­ди чле­нов Г. д. (пре­ж­де все­го цар­ских род­ст­вен­ни­ков и бли­жай­ше­го ок­ру­же­ния) рас­про­стра­ня­лись но­вые куль­тур­ные тен­ден­ции в ико­но­пи­си, ка­мен­ном зод­че­стве, лит-ре, в до­маш­нем бы­ту и меж­лич­но­ст­ном об­ще­нии; был соз­дан при­двор­ный те­атр; раз­ви­ва­лись об­ра­зо­ва­ние (обу­че­ние цар­ских де­тей и сы­но­вей зна­ти; по­яв­ле­ние школ и Сла­вя­но-гре­ко-ла­тин­ской ака­де­мии), ис­то­рич. нау­ка и др. от­рас­ли зна­ний. Че­рез из­ме­не­ние мо­ды в цар­ском ок­ру­же­нии в сре­де ав­то­ри­тет­ных и бо­га­тых чле­нов Г. д. про­яв­ля­лось и «за­пад­ное влия­ние».

Рез­кое обо­ст­ре­ние по­ли­тич. борь­бы в кон. 1670–80-х гг., не­удач­ные в це­лом по­пыт­ки ре­форм при­ве­ли к но­во­му рез­ко­му рос­ту чис­лен­но­сти Г. д., в 1681 в нём со­стоя­ло бо­лее 7,1 тыс. чел.; все его статус­ные чи­ны (за ис­клю­че­ни­ем дья­ков) воз­рос­ли в 1,8–2,2 раза (по срав­не­нию с 1650). Чле­на­ми Г. д. бы­ли ок. 1/3 де­тей бо­яр­ских уезд­ных кор­по­ра­ций («со­тен­ной служ­бы»), что яв­ля­лось при­зна­ком кри­зи­са со­слов­ной ор­га­ни­за­ции гос­под­ствую­щих сло­ёв рус. об­ще­ст­ва и пре­ж­де все­го са­мо­го дво­ра. Чис­лен­ность Г. д. ко­ле­ба­лась (в 1701 в Г. д. бы­ло ок. 6,5 тыс. чел.), в нач. 18 в. ста­ла рез­ко па­дать. Г. д. пре­кра­тил су­ще­ст­во­ва­ние по­сле 1713, в хо­де ре­форм ца­ря Петра I. Позд­нее в со­от­вет­ст­вии с рег­ла­мен­та­ци­ей чи­нов и служб Та­бе­лью о ран­гах 1722 сфор­ми­ро­вал­ся им­пе­ра­тор­ский двор.

Чис­лен­ность и лич­ный со­став Г. д. фик­си­ро­ва­лись в кон. 15 – нач. 18 вв. в разл. до­ку­мен­тах. Сна­ча­ла это бы­ли бо­яр­ские спи­ски и кни­ги, в 1-й пол. – сер. 16 в., воз­мож­но, ти­па «Дво­ро­вой тет­ра­ди». Уце­лев­ший об­ры­вок са­мо­го ран­не­го бо­яр­ско­го спи­ска да­ти­ру­ет­ся 1546, от кон. 16 – нач. 17 вв. со­хра­ни­лись один поч­ти це­лый и неск. от­рыв­ков бо­яр­ских спи­сков. С 1626 в Раз­ряд­ном при­ка­зе фор­ми­ро­ва­лись еже­год­но два списка – «под­лин­ный» (ука­зы­вал весь со­став Г. д., вклю­чая на­хо­див­ших­ся на даль­них служ­бах или в от­пус­ке) и «на­лич­ный» (чле­ны Г. д., пре­бы­вав­шие в Мо­ск­ве). В за­ви­си­мо­сти от кон­крет­ных це­лей со­став­ля­лись так­же осо­бые пе­реч­ни чле­нов Г. д. Бо­яр­ские кни­ги, со­став­ляв­шие­ся в Раз­ряд­ном при­ка­зе, из­вест­ны с 1615 (есть упо­ми­на­ния о бо­лее ран­них), из­го­тов­ля­лись один раз в неск. лет и со­дер­жа­ли пе­реч­ни чле­нов Г. д. по чи­нам с ука­за­ни­ем де­неж­ных и по­ме­ст­ных ок­ла­дов; со­хра­ни­лось 14 книг за 1615–1691. Пе­реч­ни жиль­цов с кон. 1610-х гг. фик­си­ро­ва­лись в осо­бых «жи­лец­ких спи­сках».

Лит.: На­за­ров В. Д. О струк­ту­ре «Го­су­да­рева дво­ра» в се­ре­ди­не XVI в. // Об­ще­ст­во и го­су­дар­ст­во фео­даль­ной Рос­сии. М., 1975; он же. «Двор» и «дво­ря­не» по дан­ным нов­го­род­ско­го и се­ве­ро-вос­точ­но­го ле­то­пи­са­ния (XII–XIV вв.) // Вос­точ­ная Ев­ро­па в древ­но­сти и сред­не­ве­ко­вье. М., 1978; он же. Не­ти­ту­ло­ван­ная знать по по­ход­но­му спи­ску дво­ра Ивана III в 1495 // Рос­сий­ское го­су­дар­ст­во в XIV–XVII вв. СПб., 2002; Crum­mey R. O. Aristocrats and servitors: the boyar elite in Russia 1613–1689. Princenton, 1983; Зи­мин А. А. Фор­ми­ро­ва­ние бо­яр­ской ари­сто­кра­тии в Рос­сии во вто­рой по­ло­ви­не XV – пер­вой тре­ти XVI в. М., 1988; Пав­лов А. П. Го­су­да­рев двор и по­ли­ти­че­ская борь­ба при Бо­ри­се Го­ду­но­ве (1584–1605 гг.). СПб., 1992; Лу­ки­чев М. П. Бо­яр­ские кни­ги XVII в. М., 2004; Рос­сий­ская эли­та в 17-м в. Hels., 2004. Т. 1; Ста­ни­слав­ский А. Л. Тру­ды по ис­то­рии Го­су­да­ре­ва дво­ра в Рос­сии XVI–XVII вв. М., 2004; Го­су­да­рев двор в ис­то­рии Рос­сии XV–XVII сто­ле­тий. Вла­ди­мир, 2006; Пра­вя­щая эли­та Рус­ско­го го­су­дар­ст­ва IX – на­ча­ла XVIII в.: Очер­ки ис­то­рии. СПб., 2006; Се­дов П. В. Закат Московского царства. СПб., 2006.

Вернуться к началу