Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ГРУЗИ́НЫ

  • рубрика

    Рубрика: Этнология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 8. Москва, 2007, стр. 54

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Л. Т. Соловьёва; устное творчество: Л. О. Башелеишвили, М. Шилакадзе (музыкальный фольклор, танец)
Грузинки в праздничных костюмах. Фото Д. Ермакова. 19 в.

ГРУЗИ́НЫ (са­мо­на­зва­ние – карт­ве­ли), на­род, осн. на­се­ле­ние Гру­зии (3,7 млн. чел. – 2002, пе­ре­пись). Жи­вут так­же в Рос­сии (197,9 тыс. чел. – 2002, пе­ре­пись; в осн. в Мо­ск­ве и Моск. обл. – 64,3 тыс. чел., С.-Пе­тер­бур­ге – 10,1 тыс. чел., а так­же Крас­но­дар­ском крае – 20,5 тыс. чел., Сев. Осе­тии – 10,8 тыс. чел., Ро­стов­ской обл. – 10,6 тыс. чел., Став­ро­поль­ском крае – 8,8 тыс. чел.), на се­ве­ре Тур­ции (ла­зы и имер­хев­цы – 42 тыс. чел.; 2006, оценка), в Ук­раи­не (24 тыс. чел.), Азер­бай­джа­не (ин­ги­лой­цы – 17 тыс. чел.), на се­ве­ре Ира­на (фе­рей­дан­цы – 16 тыс. чел.), Ка­зах­ста­не (5,4 тыс. чел.), Бе­ло­рус­сии (2,9 тыс. чел.), Фран­ции (2,3 тыс. чел.), США и др. Со­хра­ня­ют­ся эт­но­гра­фич. груп­пы (мег­ре­лы, сва­ны, ла­зы, леч­хум­цы, име­ре­ти­ны, гу­рий­цы, ад­жар­цы, джа­ва­хи, кар­та­лин­цы, мес­хи, мтиу­лы, ту­ши­ны, хев­су­ры, ка­хе­тин­цы, пша­вы, мо­хев­цы, ра­чин­цы и др.). Го­во­рят на гру­зин­ском язы­ке, мег­ре­лы – так­же на мег­рель­ском язы­ке, сва­ны – на сван­ском язы­ке, ла­зы – на лаз­ском язы­ке. Ве­рую­щие в осн. пра­во­слав­ные (Гру­зин­ская пра­во­слав­ная цер­ковь), есть не­боль­шие груп­пы ка­то­ли­ков (фран­ги), в осн. в Юж. Гру­зии (c 17 в., ко­гда здесь дей­ст­во­ва­ли ка­то­лич. мис­сио­не­ры); с кон. 20 в. рас­про­стра­ня­ют­ся разл. хри­сти­ан­ские сек­ты. Часть ин­ги­лой­цев и ад­жар­цев, ла­зы, фе­рей­дан­цы – му­суль­ма­не.

Фото А. И. Нагаева Пастух. 2005.

Г. – ав­то­хтон­ное на­се­ле­ние За­кав­ка­зья. В др.-вост. и ан­тич­ных ис­точ­ни­ках из­вест­ны др.-груз. пле­ме­на муш­ков, ту­ба­лов, ха­ли­бов, кол­хов. Древ­ней­шие груз. го­су­дар­ст­ва – Кол­хи­да в При­чер­но­мо­рье (6–4 вв. до н. э.) и Карт­лий­ское го­су­дар­ст­во в Вост. Гру­зии (4–3 вв. до н. э.). Фор­ми­ро­ва­ние Г. про­исхо­ди­ло в рам­ках пле­мен­ных объ­еди­не­ний кар­тов, мег­ре­ло-ча­нов и сва­нов (сер. 1-го тыс. до н. э.). Важ­ное зна­че­ние для это­го име­ло при­ня­тие хри­сти­ан­ст­ва (4 в. н. э.) и соз­да­ние гру­зин­ско­го пись­ма. Сло­же­ние груз. эт­но­са за­вер­ши­лось с об­ра­зо­ва­ни­ем цент­ра­ли­зо­ван­но­го го­су­дар­ст­ва на ру­бе­же 10–11 вв. В пе­ри­од на­па­де­ний Тур­ции и Пер­сии (16–17 вв.) Г. под­вер­га­лись на­силь­ст­вен­ному оту­ре­чи­ва­нию и ис­ла­ми­за­ции. В на­деж­де на за­щи­ту от внеш­ней аг­рес­сии ук­реп­ля­лись от­но­ше­ния с Рос­си­ей, за­кон­чив­шие­ся вхо­ж­де­ни­ем боль­шей час­ти Гру­зии в со­став Рос. им­пе­рии. С 17–18 вв. круп­ные груз. об­щи­ны об­ра­зо­ва­лись в Ас­т­ра­ха­ни, Мо­ск­ве, С.-Пе­тер­бур­ге. В 1992 в Рос­сии соз­да­на меж­ре­гио­наль­ная об­ществ. ор­га­ни­за­ция Об-во гру­зин в Рос­сии, в го­ро­дах соз­да­ют­ся груз. зем­ля­че­ст­ва, шко­лы с пре­по­да­ва­ни­ем груз. яз., вы­хо­дят груз. га­зе­ты и жур­на­лы.

Фото Л. Т. Соловьёвой Изготовление вина. 2005.
Интерьер жилища (справа – столб дедабодзи). Шида-Картли. Рисунок Н. Браилашвили. 1947.

Тра­диц. куль­ту­ра ти­пич­на для на­ро­дов Кав­ка­за (см. в ст. Азия). На рав­ни­нах пре­об­ла­да­ло зем­ле­де­лие (пше­ни­ца, яч­мень, бо­бо­вые, в Зап. Гру­зии – про­сого­ми, с 17 в. ку­ку­ру­за), в го­рах – ско­то­вод­ст­во (в Зап. Гру­зии – в осн. круп­ный ро­га­тый скот, ко­зы, сви­ньи, в Вос­точ­ной – ов­цы; мест­ные по­ро­ды – ме­грель­ские и хев­сур­ские ко­ро­вы, ме­грель­ские ко­зы, ту­шин­ские ов­цы). По­все­мест­но бы­ло раз­ви­то са­до­вод­ст­во, ого­род­ни­чест­во, пче­ло­вод­ст­во, в 19 в. в Зап. Гру­зии рас­про­стра­ни­лись чай и цит­ру­со­вые куль­ту­ры. Од­но из древ­ней­ших за­ня­тий Г. – ви­но­гра­дар­ст­во (из­вест­но ок. 500 ме­ст­ных сор­тов ви­но­гра­да). Древ­ней­шая мест­ная фор­ма ви­но­град­ни­ка – ма­гла­ри (вы­со­ко­стволь­ные ку­сты, пу­щен­ные на де­ре­вья); позд­нее поя­ви­лись да­бла­ри (низ­ко­стволь­ные), оли­хна­ри (пе­ре­ход­ная фор­ма), та­ла­ве­ри (в ви­де ал­лей и бе­се­док). В каж­дой усадь­бе имел­ся вин­ный по­греб (ма­ра­ни) и ви­но­да­виль­ня (сац­на­хе­ли, на­ви). Ха­рак­тер­ны ог­ром­ные (до 8000 л) вры­тые в зем­лю сосу­ды для бро­же­ния и хра­не­ния ви­на (чу­ри, квев­ри); наи­луч­ши­ми счи­та­ют­ся име­ре­тин­ские. Раз­ви­ты тка­че­ст­во (ор­на­мент – на­бой­кой и за­им­ст­во­ван­ным с Во­сто­ка спо­со­бом ба­ти­ко­ва­ния; по­след­ним спо­со­бом ук­ра­ша­лись т. н. си­ние ска­тер­ти), вы­шив­ка шёл­ком, се­ре­бром, зо­ло­том, из­го­тов­ле­ние ков­ров, вой­ло­ка, гон­чар­ст­во (осн. цент­ры – Тби­ли­си, Мцхе­та, Бод­бис­хе­ви, Мед­жврис­хе­ви, Ха­ра­гау­ли и др.), резь­ба по де­ре­ву (в го­рах пре­об­ла­да­ют гео­мет­рич. мо­ти­вы, в до­ли­нах – рас­тит. и зоо­морф­ные), ро­гу и кам­ню (над­гро­бия, мель­нич­ные жер­но­ва, ско­во­ро­ды-ке­ци, ар­хит. ор­на­мент), ме­тал­лур­гия (Ра­ча), ору­жей­ное и юве­лир­ное де­ло.

Хлебные ряды на тбилисском рынке. Фото Д. Ермакова. 19 в.

По­се­ле­ния на рав­ни­нах и в пред­горь­ях в Вост. Гру­зии – круп­ные ску­чен­ные или вы­тя­ну­тые вдоль до­рог, с пло­ща­дью и цер­ко­вью в цен­тре, час­то де­лят­ся на квар­та­лы (уба­ни, ка­ри), в Зап. Гру­зии – раз­бро­сан­ные. В го­рах – по­се­ле­ния ти­па ау­лов. Жи­ли­ще ка­мен­ное, де­ре­вян­ное (в осн. в Зап. Гру­зии), од­но- и двух­этаж­ное, час­то с пло­ской зем­ля­ной кров­лей, оча­гом (ке­ра) в цен­тре или при­стен­ным ка­ми­ном (бу­ха­ри), при­мы­каю­щи­ми хо­зяйств. по­строй­ка­ми и хлеб­ной пе­чью. Для Вост. и Юж. Гру­зии ха­рак­тер­но ста­рин­ное жи­ли­ще дар­ба­зи – с лож­ным де­рев. сво­дом (гвир­гви­ни), имев­шим све­то­ды­мо­вое от­вер­стие (эр­до) и опи­рав­шим­ся на центр. рез­ной столб (де­да­бо­дзи). В Тиф­ли­се в 19 в. сло­жил­ся свое­об­разный стиль гор. жи­лой ар­хи­тек­ту­ры: внутр. дво­ры, на­руж­ные де­рев. га­ле­реи (ай­ва­ни) и ле­ст­ни­цы с ажур­ной резь­бой.

Кинто – уличный разносчик. Тбилиси. Фото Д. Ермакова. 19 в.

Осн. эле­мен­ты муж­ско­го ко­стю­ма – ру­ба­ха, шта­ны, беш­мет (аха­лу­хи), чер­ке­ска (чо­ха) со склад­ка­ми сза­ди, у выс­ше­го со­сло­вия – каф­та­ны осо­бо­го по­кроя (ка­ба, ку­лад­жа). Обувь – по­сто­лы из сы­ро­мят­ной ко­жи (ка­ла­ма­ни), в го­рах – вя­за­ные са­по­ги. Го­лов­ные убо­ры – из ме­ха и вой­ло­ка: шап­ки, па­па­хи, баш­лы­ки (ка­ба­ла­хи). Жен­ский кос­тюм, ха­рак­тер­ный для Карт­ли, Ка­хе­ти и Име­ре­ти, – ту­ни­ко­об­раз­ная ру­ба­ха, ор­на­мен­ти­ро­ван­ные сни­зу шта­ны (шей­ди­ши), при­та­лен­ное пла­тье (кар­ту­ли ка­ба) с вы­ши­ты­ми на­груд­ной встав­кой, внутр. ру­ка­ва­ми и длин­ным поя­сом. Го­лов­ной убор вклю­чал тон­кий шёл­ко­вый ва­лик, об­ши­тый бар­ха­том кар­тон­ный обо­док (чих­та) и ву­аль (ле­ча­ки, ман­ди­ли); вы­хо­дя на ули­цу, на­де­ва­ли пла­ток (ба­гда­ди), скры­вав­ший поч­ти всю фи­гу­ру. Во­ло­сы за­пле­та­ли в 2 или 4 ко­сы; спе­ре­ди ос­тав­ля­ли ту­го за­ви­тые ло­ко­ны (ка­ви). Обувь – ка­ла­ма­ни, туф­ли без зад­ни­ков (ко­ши), туф­ли (пло­сти) и по­лу­са­пож­ки из сафь­я­на.

Грузинское прикладное искусство: 1 – ангобированные сосуды для воды. Село Тианети (Пшави); 2 – фрагмент "синей скатерти" со сценами охоты и надписью; 3 – поливная керамика для вина. ...

Ус­той­чи­вы тра­ди­ции груз. кух­ни и за­столь­но­го эти­ке­та. Важ­ную роль иг­ра­ет ин­сти­тут ру­ко­во­ди­те­ля за­сто­лья (та­ма­да). Для тра­диц. кух­ни ха­рак­тер­но оби­лие пря­но­стей, су­шё­ной и све­жей зе­ле­ни, соу­сов (из пер­ца, алы­чи, чес­но­ка), гра­на­то­во­го со­ка, грец­ких оре­хов. Квас­ной хлеб – круг­лый (пу­ри, кар­ту­ли пу­ри), про­дол­го­ва­тый (шо­ти), тон­кий (ла­ваш) и др. – вы­пе­ка­ли в спец. пе­чах – то­нэ, тор­нэ (ти­па тан­ды­ра), пур­нэ, гу­ме­ли. Для вы­пе­чки хле­ба и ле­пёшек ис­поль­зо­ва­ли ка­мен­ные и гли­ня­ные ско­во­ро­ды (ке­ци). В Зап. Гру­зии хлеб за­ме­ня­ли кру­то сва­рен­ная ка­ша (го­ми) и прес­ные ле­пёш­ки (мча­ди) из про­ся­ной, позд­нее – ку­ку­руз­ной му­ки; пас­ту­хи Вост. Гру­зии упот­реб­ля­ли вме­сто хле­ба про­жа­рен­ную му­ку (ку­ме­ли). Важ­ную роль иг­ра­ли блю­да из бо­бо­вых, ово­щей и фрук­тов, со­ле­нья и др. Из мо­ло­ка (ко­ровь­е­го, овечь­е­го, буй­во­ли­но­го) го­то­вили сы­ры (ту­шин­ский, име­ре­тин­ский, мег­рель­ский су­лу­гу­ни), ке­фир (ма­цо­ни), тво­рог, слив­ки. Осн. мяс­ные блю­да: са­ци­ви (пти­ца под со­усом из грец­ких оре­хов, чес­но­ка и пря­но­стей) в Зап. Гру­зии; ча­хох­би­ли (ту­шё­ное ку­ри­ное мя­со под со­усом из лу­ка и то­ма­тов, ук­су­са и пря­но­стей), чи­хир­тма (ку­ри­ный буль­он, за­прав­лен­ный желт­ка­ми, пше­нич­ной му­кой, лу­ком, ук­су­сом и зе­ле­нью) – в Вост. Гру­зии; зна­ме­ни­та ра­чин­ская вет­чи­на (ло­ри), за­го­то­вляе­мые на зи­му кол­ба­сы (ку­па­ти). Тра­диц. сла­до­сти – оре­хи в вы­ва­рен­ном ви­но­град­ном со­ке с му­кой (чурч­хе­ла), в ме­ду (го­зи­на­ки), пас­ти­ла из фрук­тов и ви­но­град­но­го со­ка, ки­сель на ви­но­град­ной па­то­ке (в Зап. Гру­зии – па­ла­му­ши, в Вос­точ­ной – та­та­ра). Осн. на­пит­ки – ви­но, в го­рах – вод­ка (ара­ки) и яч­мен­ное пи­во (лу­ди).

Пожилой грузин. 2005. Фото Л. Т. Соловьёвой

Боль­шие се­мьи (ди­ди од­жа­хи, эр­тсах­ли дзме­би) со­хра­ня­лись в го­рах до 2-й пол. 19 в. Ха­рак­тер­на стро­гая эк­зо­га­мия (за­прет на бра­ки ме­ж­ду род­ст­вен­ни­ка­ми до 7–8-го ко­ле­на, ли­ца­ми, свя­зан­ны­ми ис­кус­ст­вен­ным род­ст­вом, од­но­фа­миль­ца­ми, жи­те­ля­ми од­но­го квар­та­ла), боль­шое зна­че­ние при­да­ва­лось об­ря­ду об­ру­че­ния, бы­то­ва­ли брач­ный вы­куп и умы­ка­ние. Силь­ны (осо­бен­но в го­рах) тра­ди­ции об­щин­но­го са­мо­уп­рав­ле­ния и обыч­но­го пра­ва. Со­хра­ня­ют­ся сва­деб­ная, по­хо­рон­но-по­ми­наль­ная об­ряд­ность, тра­ди­ции взаи­мо­по­мо­щи, гос­те­при­им­ст­ва, по­бра­тим­ст­ва, по­чи­та­ние свя­щен­ных мест, гор, кам­ней, де­ревь­ев и др. До­хри­сти­ан­ский пан­те­он – вер­хов­ное бо­жест­во Мо­ри­ге Гмер­ти, жен­ское – Мзе­ка­ли, муж­ское – Кви­риа. С куль­том пло­до­ро­дия свя­за­ны фал­ли­чес­кие пред­став­ле­ния (ла­ма­рио­ба, сак­ми­саи). В слу­чае за­су­хи устраи­ва­ли об­ряд ла­за­ро­ба (но­си­ли кук­лу, за­тем ки­да­ли её в во­ду, об­ли­ва­лись во­дой и т. п.), на Мас­ле­ни­цу (Кве­лие­риа) – те­ат­ра­ли­зо­ван­ные пред­став­ле­ния (Бе­ри­као­ба), в 1-й день Ве­ли­ко­го по­ста – ше­ст­вие ря­же­ных (Кее­но­ба), на пас­халь­ной не­де­ле – ба­ла­ган­ные пред­став­ле­ния (Кви­рац­хов­ло­ба); др. ка­лен­дар­ные празд­ни­ки – ве­сен­ний и осен­ний дни св. Ге­ор­гия (Ги­ор­го­ба – 23 ап­ре­ля и 10 но­яб­ря), День св. Ни­ны (Ни­но­ба – 27 ян­ва­ря), Воз­дви­же­ние (Ала­вер­до­ба – 14 сен­тяб­ря), Празд­ник празд­ни­ков (по­свя­щён­ный хи­то­ну Хри­ста; Мцхе­то­ба – 1 ок­тяб­ря), Ртве­ли (сбор ви­но­гра­да), Тби­ли­со­ба, празд­ни­ки, свя­зан­ные с по­чи­та­ни­ем хри­сти­ан­ских свя­тынь (Мцхе­та, Ала­вер­ди, Ате­ни, Те­ле­ти, Вард­зиа, Ило­ри, Зе­да­зе­ни, Март­ко­пи и др.), в го­рах – мест­ных свя­ти­лищ (ха­ти, джва­ри), и др.

Уст­ное твор­че­ст­во. Древ­ней­шие па­мят­ни­ки фольк­ло­ра – ге­ро­ич. эпос об Ами­ра­ни («Ами­ра­ниа­ни»), лю­бов­ный эпос – по­эма «Эте­риа­ни», «Песнь об Ар­се­не»; у гор­цев (сва­нов, хев­су­ров) – нарт­ский эпос. Рас­про­стра­не­ны бал­ла­ды («О ви­тя­зе и бар­се», «О тав­па­ра­ван­ском юно­ше» и др.), ис­то­рич. ска­за­ния («О ца­ре Да­ви­де Строи­те­ле», «О ца­ри­це Та­мар», «О Нуг­за­ре Эри­ста­ве» и др.), ле­ген­ды о хри­сти­ан­ских свя­тых, вол­шеб­ные сказ­ки и ми­фы (в т. ч. охот­ни­чьи ми­фы о Зла­то­во­ло­сой Да­ли, об Очо­пин­тре, Очо­ко­ки), ма­гич. по­эзия (за­го­во­ры, при­во­ро­ты и др.), за­гад­ки, по­сло­ви­цы и по­го­вор­ки.

В муз. фольк­ло­ре раз­ли­ча­ют­ся 16 диа­лек­тов: хев­сур­ский, пшав­ский, ту­шин­ский, мо­хев­ский, мти­уль­ский, гу­да­ма­кар­ский (у гор­цев Вост. Гру­зии), кар­та­ли­но-ка­хе­тин­ский (у жи­те­лей рав­нин Вост. Гру­зии; име­ет 2 суб­диа­лек­та), месх­ский (в Юж. Гру­зии), сван­ский, ра­чин­ский, леч­хум­ский (у гор­цев Зап. Гру­зии), име­ре­тин­ский, мег­рель­ский, гу­рий­ский (у жи­те­лей рав­нин Зап. Гру­зии), ад­жар­ский, лаз­ский (в Юго-Зап. Гру­зии).

Осн. осо­бен­ность груз. му­зы­ки – раз­ви­тое во­каль­ное мно­го­го­ло­сие. Пес­ни тра­ди­ци­он­но ис­пол­ня­ют­ся муж­ским хо­ром (сме­шан­ные хо­ры не­ред­ки в иг­ро­вых хо­ро­во­дах, се­мей­ном му­зи­ци­ро­ва­нии). Б. ч. пе­сен трёх­го­лос­на (ниж­ний го­лос обыч­но хо­ро­вой). 2-го­лос­ных пе­сен ма­ло, они ос­ти­нат­ны и от­но­сят­ся к ар­ха­ич. пла­стам фольк­ло­ра (тру­до­вые и хо­ро­вод­ные пес­ни). Бур­дон­ное мно­го­го­ло­сие пре­об­ла­да­ет в кар­та­ли­но-ка­хе­тин­ском диа­лек­те. Раз­ви­тое по­ли­фо­ни­че­ское 4-го­ло­сие встре­ча­ет­ся в гу­рий­ских, ад­жар­ских, мег­рель­ских, име­ре­тин­ских пес­нях. Од­но­го­лос­ные пес­ни ис­пол­ня­ют­ся обыч­но в оди­ноч­ку (уни­сон­ное пе­ние хо­ром не­ха­рак­тер­но). Рас­про­стра­нён­ная фор­ма мно­го­го­ло­сия – син­хрон­ное дви­же­ние вер­ти­каль­ны­ми гар­мо­ни­чес­ки­ми ком­плек­са­ми, час­то с па­рал­ле­лиз­ма­ми в край­ных го­ло­сах. Не­ко­то­рые пес­ни ис­пол­ня­ют­ся респонсорно (дву­мя со­лис­та­ми; со­лис­том и хо­ром).

Для груз. мно­го­го­ло­сия ха­рак­тер­на функ­цио­наль­ная са­мо­стоя­тель­ность го­ло­сов. Ниж­ний го­лос, «ба­ни», мо­жет быть (в за­ви­си­мо­сти от муз. диа­лек­та) бур­до­ном, гар­мо­ни­чес­кой ос­но­вой или раз­ви­той ме­ло­ди­ей. В 3-го­лос­ных пес­нях ве­ду­щий го­лос – сред­ний, «ткма» («ска­зы­ваю­щий»), или «дамц­ке­би» («на­чи­наю­щий, за­пе­ва­ла»); верх­ний го­лос «мод­за­хи­ли» – «под­пе­ваю­щий». В 2-го­лос­ных пес­нях уча­ст­ву­ют «ткма» и «ба­ни». В 4-го­лос­ных пес­нях ме­ж­ду 2-м и 3-м го­ло­са­ми рас­по­ла­га­ет­ся «шем­хмо­бари» («со­гла­сую­щий»). Спе­ци­фи­ку гу­рий­ско­го диа­лек­та со­став­ля­ет «кри­ман­чу­ли» – ор­на­мен­ти­ро­ван­ный вы­со­кий фаль­цет­ный го­лос ти­па йод­ля (его раз­но­вид­ность – «гам­ки­ва­ни», от «ки­ви­ли» – ку­ка­ре­кать).

Ла­до­вая ос­но­ва груз. пе­сен – диа­то­ни­ка, наи­бо­лее упот­ре­би­тель­ны ла­ды, сов­па­даю­щие со зву­ко­ря­да­ми мик­со­ли­дий­ско­го, эо­лий­ско­го, до­рий­ско­го, фри­гий­ско­го, в зап.-груз. диа­лек­тах ио­ний­ско­го ла­дов. В пес­нях всех жан­ров и диа­лек­тов пре­об­ла­да­ет нис­хо­дя­щая ме­ло­дия, час­то се­к­вент­но­го строе­ния. Отд. жан­ры вост.-груз. диа­лек­тов бо­га­ты ор­на­мен­ти­кой. Гар­мо­ни­че­ская вер­ти­каль мо­жет быть ус­лов­но тер­цо­во­го и не­тер­цо­во­го строе­ния, во вто­ром слу­чае ин­тер­вал ме­ж­ду дву­мя ниж­ни­ми го­ло­са­ми – квар­та или квин­та. Стро­ки (стро­фы) пес­ни окан­чи­ва­ют­ся уни­со­ном, квин­той или (в ар­ха­ич. об­раз­цах) квар­той. Встре­ча­ют­ся ла­до­вая пе­ре­мен­ность (опор­ный тон ла­да мо­жет сме­щать­ся на се­кун­ду вверх или вниз, ре­же на тер­цию, квар­ту), вне­зап­ная сме­на «то­наль­но­сти»; в не­ко­то­рых пес­нях (в осн. ка­хе­тин­ские за­столь­ные ти­па «Чак­ру­ло») на­блю­да­ют­ся слож­ные мо­ду­ля­ци­он­ные пла­ны. Ти­пич­ны 2- и 3-доль­ные мет­ры, встре­ча­ет­ся 5-доль­ный, в тру­до­вых и за­столь­ных пес­нях пре­об­ла­да­ет сво­бод­ный метр. Тек­сты пе­сен не­ред­ко вклю­ча­ют глос­со­ла­лии и меж­до­ме­тия, на ко­то­рых мо­гут стро­ить­ся це­лые пес­ни или отд. стро­фы. Час­то од­на и та же пес­ня по­ёт­ся с раз­ны­ми тек­ста­ми.

Эпич. и ис­то­рич. пес­ни – соль­ные (в со­про­во­ж­де­нии муз. ин­ст­ру­мен­та) и ан­самб­ле­вые. Об­ря­до­вые пес­ни – ка­лен­дар­ные (ко­ляд­ки «али­ло», пас­халь­ные чо­на и др.), вы­зы­ва­ния до­ж­дя, охот­ничьи за­кли­на­ния, сва­деб­ные, за­столь­ные, ле­чеб­ные, лю­бов­ные, свя­зан­ные с ро­ж­де­ни­ем ре­бён­ка, пес­ни-за­кли­на­ния дет­ских бо­лез­ней (ба­то­не­би) и др. Не­ко­торые из них со­про­во­ж­да­ют хо­ро­во­ды. Сре­ди наи­бо­лее ар­ха­ич­ных жан­ров – пла­чи. Хев­сур­ские пла­чи по усоп­шим вклю­ча­ют: хмит ти­ри­ли («плач в го­лос»: ис­пол­ня­ет­ся пла­каль­щи­цей и уни­сон­ным хо­ром жен­щин), дза­хи­лит ти­ри­ли («плач с зо­вом»: пла­каль­щи­ца при­зы­ва­ет дух умер­ше­го, рас­спра­ши­ва­ет его о за­гроб­ной жиз­ни), датв­лит ти­ри­ли («плач с при­чи­та­ни­ем»: пла­каль­щи­ца над сбру­ей ко­ня усоп­ше­го со­об­ща­ет ему о скор­би близ­ких); пла­чи у ту­шин (да­ла) и ра­чин­цев (зру­ни) ис­пол­ня­ют­ся со­лис­том-муж­чи­ной и уни­сон­ным хо­ром; тра­ур­ная муж­ская пес­ня (за­ри) у сва­нов и гу­рий­цев ис­пол­ня­ет­ся трёх­го­лос­но. Сре­ди тру­до­вых пе­сен есть оди­ноч­ные (се­но­кос­ные, плу­го­вые, ароб­ные – оро­ве­лы, пес­ни дой­ки ко­ров и др.) и груп­по­вые (жат­вен­ные и др.). Тру­до­вые груп­по­вые (на­ду­ри) и за­столь­ные пес­ни от­ли­ча­ют­ся слож­но­стью струк­ту­ры и яв­ля­ют­ся ху­дож. вер­ши­ной груз. пес­не­твор­че­ст­ва. Из ли­рич. пе­сен (соль­ные, хо­ро­вые, ду­эт­ные с хо­ром, с ин­ст­ру­мен­таль­ным со­про­во­ж­де­ни­ем) эмо­цио­наль­но­стью вы­де­ля­ют­ся мег­рель­ские.

Ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка со­про­во­ж­да­ет эпич. од­но­го­лос­ные, лю­бов­ные и шу­точ­ные (час­туш­ки), 2- и 3-го­лос­ные пес­ни и тан­цы. Сре­ди тра­диц. муз. ин­ст­ру­мен­тов: са­ла­му­ри (про­доль­ная флей­та), лар­че­ми, со­ина­ри (мно­го­стволь­ные флей­ты), гу­да­ст­ви­ри, чи­бо­ни (во­лын­ки), чан­ги (уг­ло­вая ар­фа), пан­ду­ри, чон­гу­ри (струн­ные щип­ко­вые), чиа­ну­ри, или чу­ни­ри (смыч­ко­вый), до­ли (ба­ра­бан), даи­ра (бу­бен).

В го­род­ском фольк­ло­ре раз­ли­ча­ют­ся 2 вет­ви. С 18 в. под влия­ни­ем арм. и иран. му­зы­ки раз­ви­лась «вос­точ­ная» ветвь (ашуг­ские пес­ни, ин­ст­ру­мен­таль­ные ан­самб­ли «дас­та» и «са­зан­да­ри»), со 2-й пол. 19 в. – «за­пад­ная» (пес­ни, ос­но­ван­ные на ма­жор­но-ми­нор­ной сис­те­ме; ги­та­ра, гар­монь, шар­ман­ка). Не­смот­ря на по­пу­ляр­ность, гор. фольк­лор не по­вли­ял на осо­бен­но­сти тра­диц. «сель­ско­го» уст­но­го твор­че­ст­ва.

Та­нец. О хо­ро­во­дах карт­вель­ских пле­мён, ис­пол­няе­мых до и по­сле боя, со­об­ща­ет Ксе­но­фонт (4 в. до н. э.). Со­глас­но эт­но­гра­фич. дан­ным, кру­го­вые хо­ро­во­ды бы­ли свя­за­ны с сим­во­ли­кой бо­ги­ни солн­ца Бар­ба­рэ, от­ра­жа­ли цик­лич. дви­же­ние Солн­ца, че­ре­до­ва­ние вре­мён го­да, су­ток и т. д. Со­хра­ни­лись хо­ро­во­ды «Пер­ху­ли» («Пер­хи­са», «Пер­хи­су­ли»), свя­зан­ные с куль­том бо­жеств, зна­чит. ме­сто в нар. куль­ту­ре за­ни­ма­ют ар­ха­ич. 2- и 3-ярус­ные хо­ро­во­ды груз. гор­цев («Ос­ха­пуе», «Кор­бе­ге­ла», «Зем­кре­ло» и др.). В сва­деб­ном об­ря­де хо­ро­во­ды ис­пол­ня­лись, ко­гда не­вес­ту об­во­ди­ли во­круг оча­га в до­ме же­ни­ха. На­ря­ду с кру­го­вы­ми хо­ро­во­да­ми (в т. ч. с тан­цо­ром по­се­ре­ди­не) су­ще­ст­ву­ют од­но­ряд­ные (не­замк­ну­тые), уча­ст­ни­ки ко­то­рых дви­га­ют­ся друг за дру­гом с пе­ре­пле­тён­ны­ми на пле­чах ру­ка­ми. Все груз. об­ря­до­вые хо­ро­во­ды трёх­доль­ны, с ха­рак­тер­ной мяг­кой син­ко­пой. С куль­том бо­же­ст­ва пло­до­ро­дия свя­за­но про­ис­хо­ж­де­ние не­ко­то­рых груп­по­вых и пар­ных тан­цев (по­след­ние ис­пол­ня­ют­ся в празд­ник ря­же­ных Бе­ри­као­ба на Мас­ле­ни­цу).

Фото Л. Т. Соловьёвой Дети в традиционных костюмах на празднике Тбилисоба. 2005.

Раз­ли­ча­ют­ся тан­цы: соль­ные муж­ские и жен­ские, пар­ные, груп­по­вые муж­ские, жен­ские и сме­шан­ные. Доб­лесть, бое­вой дух вы­ра­же­ны в муж­ских тан­цах «Па­ри­као­ба» (букв. – фех­то­ва­ние), «Хан­дж­лу­ри» (та­нец с кин­жа­ла­ми). Осо­бое ме­сто сре­ди муж­ских тан­цев за­ни­ма­ет ге­ро­ич. «Хо­ру­ми», ха­рак­тер­ный для гу­рий­цев и ад­жар­цев (бы­ту­ет так­же в ис­то­рич. груз. про­вин­ци­ях на тер­ри­то­рии совр. Тур­ции); ка­ж­дая из 5 его час­тей вос­про­из­во­дит со­бы­тия во­ен. жиз­ни (под­го­тов­ка к бою, раз­вед­ка, на­сту­п­ле­ние, по­бед­ное ли­ко­ва­ние, воз­вра­ще­ние до­мой). Мет­рич. ос­но­ва «Хо­ру­ми» пя­ти­доль­ная (уни­каль­ный слу­чай в груз. хо­рео­гра­фии и тан­це­валь­ной му­зы­ке). Плав­ный жен­ский та­нец «Са­ма­иа» (от «са­ма» – пля­сать, тан­це­вать) был при­уро­чен к се­мей­но­му празд­ни­ку Дзе­о­ба (ро­ди­ны); рес­тав­ри­ро­ван на ос­но­ве фре­ски в хра­ме Све­тиц­хо­ве­ли (11 в.) ба­летм. В. Ча­бу­киа­ни (в совр. ва­ри­ан­те ис­пол­ня­ет­ся тре­мя тан­цов­щи­ца­ми). К сме­шан­ным груп­по­вым тан­цам от­но­сят­ся пля­со­вые хо­ро­во­ды «Дав­лу­ри» (от «дав­ла» – об­хо­дить). Вер­ши­на груз. нар. хо­рео­гра­фии – пар­ный та­нец «Кар­ту­ли» (букв. – гру­зин­ский; на­зы­ва­ет­ся так­же «Са­дар­ба­зо», «Са­на­ди­мо», т. е. ис­пол­няе­мый на тор­же­ст­вах, пи­рах) – сю­жет­ный («по­эма люб­ви», в ко­то­рой вы­ра­же­ны бла­го­род­ст­во муж­чи­ны и скром­ность жен­ши­ны), пя­ти­ча­ст­ный, трёх­доль­ный; та­нец от­ли­ча­ет­ся чёт­кой хо­рео­гра­фич. схе­мой и слож­ной тех­ни­кой обе­их пар­тий. Отд. груп­пу тан­цев со­став­ля­ют «Са­та­ма­шо» – рез­вые и жиз­не­ра­до­ст­ные бы­то­вые тан­цы в дву­доль­ном мет­ре; на­зва­ния – по пер­вым сло­вам при­пе­ва со­про­во­ж­даю­щей пес­ни («Ари­ра» и т. п.), по мес­ту рас­про­стра­не­ния («Хев­су­ру­ли», «Мтиу­лу­ри»), по основному хо­рео­гра­фиче­ско­му приё­му («Це­ру­ли» – та­нец на паль­цах, «Му­шаи­ти» – с эле­мен­та­ми ак­ро­ба­ти­ки). Не­ред­ко раз­ные по ха­рак­те­ру тан­цы – мед­лен­ный («Дав­лу­ри») и бы­ст­рый («Мтиу­лу­ри») – ис­пол­ня­ют­ся друг за дру­гом.

Сре­ди го­род­ских тан­цев (вост. про­ис­хо­ж­де­ния) по­пу­ляр­ны муж­ской «Ба­гда­ду­ри» (та­нец с плат­ком) и жен­ский «Джей­ран» (букв. – га­зель).

Как пра­ви­ло, тан­цы ис­пол­ня­ют­ся в сопро­во­ж­де­нии струн­но­го ин­ст­ру­мен­та (пан­ду­ри, чон­гу­ри), во­лын­ки (чи­бо­ни), гар­мо­ни­ки или ин­ст­ру­мен­таль­но­го ан­самб­ля с уча­сти­ем удар­но­го ин­ст­ру­мен­та. Со­хра­ни­лась тра­ди­ция пля­сок и хо­ро­во­дов под мно­го­го­лос­ное хо­ро­вое пе­ние (наи­бо­лее ин­те­рес­на у сва­нов) и хло­па­нье в ла­до­ши («та­ши»).

Лит.: Ара­ки­шви­ли Д. (Арак­чи­ев). На­род­ная пес­ня За­пад­ной Гру­зии (Име­ре­тии). М., 1908; он же. Гру­зин­ское на­род­ное му­зы­каль­ное твор­че­ст­во. М., 1916; Ас­ла­ни­шви­ли Ш. На­род­ная тан­це­валь­ная му­зы­ка // Гру­зин­ская му­зы­каль­ная куль­ту­ра. М., 1957; Бар­да­ве­лид­зе В. В. Древ­ней­шие ре­ли­ги­оз­ные ве­ро­ва­ния и об­ря­до­вое гра­фи­че­ское ис­кус­ст­во гру­зин­ских пле­мен. Тб., 1957; Ха­рад­зе Р. Л. Гру­зин­ская се­мей­ная об­щи­на. Тб., 1960–1961. Ч. 1–2; Гру­зин­ские го­род­ские на­род­ные пес­ни / Сост. А. Мшве­лид­зе. М., 1961; Ахо­ба­дзе В. В. Гру­зин­ские на­род­ные тру­до­вые пес­ни «На­ду­ри». М., 1964; Чхи­к­вад­зе Гр. Ос­нов­ные ти­пы гру­зин­ско­го на­род­но­го мно­го­го­ло­сья. М., 1964; Чи­ко­ва­ни М. Я. На­род­ный гру­зин­ский эпос о при­ко­ван­ном Ами­рани. М., 1966; Ши­ла­кад­зе М.  Гру­зин­ские на­род­ные ин­ст­ру­мен­ты и ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка. Тб., 1970 (на груз. яз., ре­зю­ме – на рус. и нем. яз.); она же. Гру­зин­ские на­род­ные му­зы­каль­ные тра­ди­ции и со­вре­мен­ность. Тб., 1988 (на груз. яз., ре­зю­ме – на рус. яз.); Кур­до­ва­ни­дзе Т. Д. По­эти­ка гру­зин­ской на­род­ной вол­шеб­ной сказ­ки. Тб., 1978 (на груз. яз.); Вол­ко­ва Н. Г., Джа­ва­хиш­ви­ли Г. Н. Бы­то­вая куль­ту­ра Гру­зии XIX– XX вв.: тра­ди­ции и ин­но­ва­ции. М., 1982; Фи­ал­ки на го­ре. Гру­зин­ские на­род­ные бал­ла­ды, охот­ни­чьи пес­ни, ли­ри­че­ские сти­хо­тво­ре­ния. Тб., 1982 (на груз. яз.); Гва­ра­мад­зе Л. Гру­зин­ский тан­це­валь­ный фольк­лор. Тб., 1987; Гру­зин­ская на­род­ная ин­ст­ру­мен­таль­ная му­зы­ка / Сост. М. Ши­ла­кад­зе. М., 1989; Древ­ней­шие эта­пы раз­ви­тия гру­зин­ской на­род­ной му­зы­ки. Тб., 1990; Ан­ча­бад­зе Ю. Д., Вол­ко­ва Н. Г. Ста­рый Тби­ли­си. Го­род и го­ро­жа­не в XIX в. М., 1990; Аба­ке­лия Н. К. Миф и ри­ту­ал в За­пад­ной Гру­зии. Тб., 1991; Чи­тая Г. С. Собр. соч.: В 5 т. Тб., 1997–2001 (на рус. и груз. яз.); Два­ли­шви­ли У. Пас­халь­ные хо­ро­во­ды в Гру­зии // Кав­ка­зо­ве­де­ние. 2003. № 3; Гру­зин­ское на­род­ное му­зы­каль­ное твор­че­ст­во. Тб., 2005 (на груз. яз.).

Вернуться к началу