Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ВА́ЗОПИСЬ

Авторы: О. Я. Неверов

ВА́ЗОПИСЬ ан­тич­ная, рос­пись ан­тич. ке­ра­мич. со­су­дов. Ве­дёт своё на­ча­ло от эгей­ско­го ис­кус­ст­ва. Пер­вые об­раз­цы В. (ок. 3000 г. до н. э.) бы­ли вы­пол­не­ны от ру­ки и ук­ра­ше­ны про­стей­ши­ми гео­мет­рич. узо­ра­ми. Пе­ри­од рас­цве­та крит­ской ке­ра­ми­ки от­ме­чен ва­за­ми в сти­ле «Ка­ма­рес» (по на­зва­нию свя­щен­ной пе­ще­ры на о. Крит) с рос­пи­сью в ви­де растит. мо­ти­вов крас­ной или ли­ло­вой крас­ка­ми по свет­лой по­верх­но­сти (20–18 вв. до н. э.); ва­за­ми с изо­бра­же­ния­ми мор­ских жи­вот­ных и рас­те­ний (16 в. до н. э.); ва­за­ми «двор­цо­во­го» сти­ля со стро­гой ком­по­зи­ци­ей и гео­мет­ри­че­ски ор­га­ни­зо­ван­ным де­ко­ром (сло­жил­ся к кон. 15 в. до н. э.). Для В. в ми­кен­ском иск-ве (14–12 вв. до н. э.) ха­рак­тер­ны схе­ма­тич. изо­бра­же­ния лю­дей и жи­вот­ных, ко­то­рые к кон­цу это­го пе­рио­да сме­ня­ют­ся гео­мет­рич. мо­ти­ва­ми.

Но­во­го рас­цве­та В. дос­тиг­ла в иск-ве Гре­ции Древ­ней, где раз­но­об­раз­ным по фор­мам и функ­ци­ям ва­зам (см. Ва­за) со­от­вет­ст­ву­ет чёт­ко сло­жив­шая­ся ху­до­же­ст­вен­но-об­раз­ная струк­ту­ра рос­пи­си. В го­ме­ров­ский пе­ри­од В. про­хо­дит в сво­ём раз­ви­тии «суб­ми­кен­скую» ста­дию (1-я пол. 11 в. до н. э.), про­то­гео­мет­ри­че­ский (2-я пол. 11–10 вв. до н. э.) и гео­мет­ри­че­ский (9–8 вв. до н. э.) сти­ли. В кон. 10 – 8 вв. до н. э. на пер­вое ме­сто сре­ди ло­каль­ных школ ке­ра­ми­ки на­чи­на­ет вы­дви­гать­ся афин­ская: «ди­пи­лон­ские ва­зы» (по на­зва­нию клад­би­ща в Афи­нах) дос­ти­га­ют вы­со­ты че­ло­ве­че­ско­го рос­та и ук­ра­ша­ют­ся гео­мет­рич. рос­пи­ся­ми, рас­по­ло­жен­ны­ми кон­цен­трич. по­ло­са­ми; осн. те­мы рос­пи­сей – по­гре­бе­ние ге­роя или тра­ур­ные иг­ры в его честь (со­стя­за­ния на ко­лес­ни­цах, ше­ст­вия воо­руж. вои­нов, ко­ра­бель­ные по­хо­ды и т. п.). Фи­гур­ные фри­зо­вые ком­по­зи­ции че­ре­ду­ют­ся с поя­са­ми ме­ан­д­ра или пол­но­стью тём­ны­ми лен­та­ми, по­кры­ты­ми ла­ком; чёт­кий ритм изо­бра­же­ний под­чёр­ки­ва­ет тек­то­ни­ку со­су­дов.

Кон. 8–7 вв. до н. э. – пе­ри­од «ори­ен­та­ли­зи­рую­ще­го» (вос­точ­но­го, или «ков­ро­во­го») сти­ля: пре­об­ла­да­ют по­ли­хром­ные изо­бра­же­ния жи­вот­ных и фан­та­стич. су­ществ, ре­же ми­фо­ло­гич. сцен в со­че­та­нии с рас­тит. узо­ра­ми, вы­пол­нен­ные на свет­лом фо­не. Этот стиль был по­ро­ж­де­ни­ем греч. ко­ло­ни­за­ции и сви­де­тель­ст­вом кон­так­тов с вост. иск-вом. Гре­ция, вхо­дя­щая в круг ху­дож. куль­ту­ры Вост. Сре­ди­зем­но­мо­рья, на­ча­ла ак­тив­но экс­пор­ти­ро­вать рас­пис­ную ке­ра­ми­ку. Ис­пы­тав в на­ча­ле пе­рио­да «ков­ро­во­го сти­ля» воз­дей­ст­вие вос­точ­но­го иск-ва, В. позд­нее на­чи­на­ет ока­зы­вать силь­ное влия­ние на ху­дож. твор­че­ст­во Вос­то­ка (ахе­ме­нид­ско­го Ира­на, Эт­ру­рии, Ита­лии). Рост са­мо­соз­на­ния жи­те­лей греч. по­ли­сов при­вёл к по­яв­ле­нию со­су­дов с под­пи­ся­ми жи­во­пис­цев и ке­ра­ми­стов. В это вре­мя в Гре­ции из­вест­ны, по­ми­мо ат­ти­че­ской, цен­тры ко­ринф­ской, ла­кон­ской, бе­о­тий­ской, кик­лад­ской (ост­ров­ной), крит­ской, вост.-греч. рас­пис­ной ке­ра­ми­ки. Рос­пи­си на ва­зах этих цен­тров си­лу­эт­ны, на­ря­ду с тём­ным ла­ком мас­те­ра упот­реб­ля­ют бе­лую и пур­пур­ную на­клад­ные крас­ки, де­та­ли си­лу­эт­ных изо­бра­же­ний до­бав­ля­ют­ся с по­мо­щью рез­ца.

Эксекий. «Ахилл и Аякс за игрой в шашки». Роспись амфоры (деталь). Ок. 540–530 до н. э. Григорианский этрусский музей (Ватикан).

К кон. 7 в. до н. э. в Афи­нах и Ат­ти­ке (под влия­ни­ем Ко­рин­фа) скла­ды­ва­ет­ся чер­но­фи­гур­ный стиль В.: си­лу­эт­ные изо­бра­же­ния на­но­сят­ся бле­стя­щим чёр­ным ла­ком на не­ок­ра­шен­ную гли­ну. Ва­зо­пис­цы про­дол­жа­ют упот­реб­лять на­клад­ные крас­ки, де­та­ли си­лу­этов да­ют­ся рез­цом. Пре­об­ла­да­ют сю­жет­ные рос­пи­си (пре­им. ми­фо­ло­гич. – под­ви­ги Ге­рак­ла, Те­зея, олим­пий­ские бо­ги, эпи­зо­ды из Тро­ян­ской вой­ны; ре­же – из обы­ден­ной жиз­ни). Ху­дож­ни­ки от­хо­дят от фри­зо­во­го по­строе­ния рос­пи­сей и пред­по­чи­та­ют боль­шие рас­пис­ные клей­ма; вне клейм по­верх­ность ва­зы сплошь по­кры­ва­ет­ся чёр­ным ла­ком. Ха­рак­тер­ная ус­лов­ность это­го сти­ля: муж­ские те­ла ок­ра­ше­ны в тём­ные цве­та, жен­ские – в бе­лый. Под­пи­си мас­те­ров ещё бо­лее мно­го­чис­лен­ны, чем пре­ж­де, к ним до­бав­ля­ют­ся име­на пер­со­на­жей, а по­рой – их ре­п­ли­ки (над­пи­си да­ны пур­пу­ром). Зна­чит. па­мят­ни­ки чер­но­фи­гур­но­го сти­ля: т. н. ва­за Фран­суа (2-я четв. 6 в. до н. э., Фло­рен­ция, Ар­хео­ло­гич. му­зей), вы­пол­нен­ная в мас­тер­ской ат­тич. гон­ча­ра Эр­го­ти­ма ва­зо­пис­цем Кли­ти­ем, с рос­пи­ся­ми на те­мы Тро­ян­ско­го цик­ла (свадь­ба Пе­лея и Фе­ти­ды, под­ви­ги Ахил­ла и его ги­бель, по­хо­ро­ны Пат­рок­ла); ра­бо­ты Эк­се­кия.

Ок. 530 г. до н. э. в мас­тер­ских ат­ти­ческих ва­зо­пис­цев сло­жил­ся но­вый, крас­но­фи­гур­ный стиль. Чер­но­фи­гур­ная В. про­дол­жа­ла гос­под­ство­вать в Ат­ти­ке до нач. 5 в. до н. э., со­су­ще­ст­вуя с крас­но­фи­гур­ной (в эпо­ху эл­ли­низ­ма в чер­но­фи­гур­ной тех­ни­ке про­дол­жа­ли ук­ра­шать ва­зы, вру­чав­шие­ся по­бе­ди­те­лям на Па­на­фи­ней­ских празд­не­ст­вах; на них изо­бра­жа­ли по­еди­нок в том ви­де со­стя­за­ний, в ка­ком бы­ла одер­жа­на по­бе­да).

Мидий. «Фаон, играющий на лире». Роспись гидрии (деталь). Национальный археологический музей (Флоренция).
Евфроний. «Пирующие гетеры». Роспись псиктера (деталь). Ок. 500 до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Крас­но­фи­гур­ный стиль стро­ил­ся на со­че­та­нии фи­гур цве­та не­рас­кра­шен­ной гли­ны и чёр­но­го фо­на, что по­зво­ля­ло де­таль­но про­ри­со­вы­вать ли­ни­ей фор­мы и осн. объ­ё­мы фи­гур. В этом сти­ле В. от­ме­ча­ет­ся влия­ние как стан­ко­вой и мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си, так и соб­ст­вен­ные по­ис­ки мас­те­ров при­клад­но­го иск-ва, стре­мив­ших­ся к бо­лее точ­ной пе­ре­да­че ок­ру­жаю­ще­го ми­ра, че­му ме­ша­ла ус­лов­ная си­лу­эт­ная ма­не­ра чер­но­фи­гур­ной ва­зо­пи­си. В не­ко­то­рых про­из­ве­де­ни­ях ат­ти­че­ских мас­те­ров кон. 6 в. до н. э. пред­став­лен пе­ре­ход­ный этап; в них со­су­ще­ст­ву­ют оба сти­ля, по-преж­не­му при­ме­ня­ет­ся на­клад­ная бе­лая крас­ка по­верх чёр­но­го ла­ка: ра­бо­ты мас­те­ров Ан­до­ки­да (ам­фо­ра с изо­бра­же­ни­ем Ге­рак­ла на Олим­пе – од­на сто­ро­на со­дер­жит тра­диц. чер­но­фи­гур­ную рос­пись, дру­гая – крас­но­фи­гур­ную, ил­лю­ст­ри­руя один и тот же сю­жет; Мюн­хен, Му­зей ан­тич­ного ма­ло­го иск-ва) и Эпик­те­та (ча­ша с чер­но­фи­гур­ным изо­бра­же­ни­ем пля­шу­ще­го юно­ши внут­ри и крас­но­фи­гур­ным изо­бра­же­ни­ем по­гон­щи­ка с му­лом сна­ру­жи, Эр­ми­таж). Ат­ти­че­скую крас­но­фи­гур­ную ва­зо­пись ис­сле­до­ва­те­ли де­лят на пе­рио­ды «стро­го­го», «пе­ре­ход­но­го», «сво­бод­но­го», «рос­кош­но­го» и «бег­ло­го» сти­лей. Ве­ду­щи­ми мас­те­ра­ми «стро­го­го» сти­ля (по­след­няя четв. 6 в. – нач. 5 в. до н. э.), от­ли­чаю­ще­го­ся чёт­ко­стью и изя­ще­ст­вом ри­сун­ка при со­хра­не­нии жё­ст­ко­сти и уг­ло­ва­то­сти форм, бы­ли Ев­фро­ний, Ду­рис, т. н. ва­зо­пи­сец Бри­га (см. Бриг), Ама­сис. 2-я четв. 5 в. до н. э. – вре­мя «пе­ре­ход­но­го сти­ля» в ва­зо­пи­си Афин, на фор­ми­ро­ва­ние ко­то­ро­го, как при­ня­то счи­тать, ока­за­ла влия­ние жи­во­пис­ная ма­не­ра ху­дож­ни­ка По­ли­гно­та Та­сос­ско­го (кра­тер т. н. Мас­те­ра Нио­бид со сце­ной ми­фа об арго­нав­тах, Лувр). «Сво­бод­ный стиль» (се­ре­ди­на – 3-я четв. 5 в. до н. э.) вно­сит в В. клас­сич. спо­кой­ст­вие и гар­мо­нию форм, стрем­ле­ние к пе­ре­да­че боль­шей объ­ём­но­сти фи­гур. Его об­раз­ца­ми слу­жат ра­бо­ты т. н. Мас­те­ра Вил­лы Джу­лия (кра­тер с изо­бра­же­ни­ем мла­ден­ца Дио­ни­са и Гер­ме­са, ГМИИ), т. н. ва­зо­пис­ца Кле­о­фо­на (стам­нос со сце­ной про­ща­ния вои­на, Мюн­хен, Му­зей ан­тич­но­го ма­ло­го иск-ва), т. н. Мас­те­ра Шу­ва­лов­ской ам­фо­ры (ой­но­хоя с изо­бра­же­ни­ем сви­да­ния ге­те­ры и юно­го афи­ня­ни­на, Бер­лин), т. н. Мас­те­ра Ахил­ла (ам­фо­ра с изо­бра­же­ни­ем Ахил­ла, Ва­ти­кан, Гри­го­ри­ан­ский эт­рус­ский му­зей; кра­тер с изо­бра­же­ни­ем По­сей­до­на и Ами­мо­ны, Эр­ми­таж). В эпо­ху Пе­ло­пон­нес­ской вой­ны (431–404 до н. э.) по­яв­ля­ет­ся «рос­кош­ный стиль», для ко­то­ро­го ха­рак­тер­ны де­ко­ра­тив­ная пыш­ность, дроб­ный ри­су­нок, пре­об­ла­да­ние сцен борь­бы, по­хи­ще­ний, ги­бе­ли пер­со­на­жей. Ва­зо­пи­сец Ми­дий – ха­рак­тер­ный мас­тер это­го сти­ля (гид­рия со сце­ной по­хи­ще­ния Лев­кип­пы – един­ст­вен­ная ра­бо­та с под­пи­сью мас­те­ра, Брит. му­зей; сва­деб­ный ле­бес с изо­бра­же­ни­ем при­го­тов­ле­ния не­вес­ты к сва­деб­но­му тор­же­ст­ву, Эр­ми­таж). Ва­зы «бег­ло­го сти­ля» рос­пи­сей об­на­ру­жи­ва­ют сво­его ро­да де­гра­да­цию тра­ди­ций В. в 4 в. до н. э. То­гда же ат­ти­че­ские мас­те­ра вво­дят в крас­но­фи­гур­ные рос­пи­си рель­еф­ные по­ли­хром­ные фи­гу­ры (ва­зы мас­те­ра Ксе­но­фан­та с изо­бра­же­ния­ми охо­ты перс. ца­ря и скульп­тур­ной груп­пы «Спор Афи­ны с По­сей­до­ном» с зап. фрон­то­на Пар­фе­но­на, Эр­ми­таж). Эту тех­ни­ку, с при­ме­не­ни­ем рель­еф­ных ук­ра­ше­ний, ис­поль­зо­ва­ли мн. мас­тер­ские эпо­хи эл­ли­низ­ма (ва­за из Кам­па­нии, ко­то­рую учё­ные на­зы­ва­ют «ца­ри­ца ваз», Эр­ми­таж).

Осо­бое ме­сто в ис­то­рии В. за­ни­ма­ет бе­ло­фон­ная тех­ни­ка, по­зво­ляю­щая от­ка­зать­ся от ус­лов­но­сти пред­ше­ст­вую­щих сти­лей: мас­те­ра ши­ро­ко поль­зу­ют­ся раз­бав­ле­ния­ми чёр­но­го ла­ка, до­би­ва­ясь зо­ло­ти­стых, ко­рич­не­вых то­нов. Не­ред­ко ху­дож­ни­ки при­бе­га­ют к по­ли­хро­мии: крас­ки го­лу­бая, ко­рич­не­вая, крас­ная (ино­гда – во­дя­ные) упот­реб­ля­лись для одежд. Эти рос­пи­си мож­но срав­нить с рас­пис­ны­ми сте­ла­ми.

Лекиф белофонный. «Сцена у гробницы». Ок. 440 до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

К бе­ло­фон­ной тех­ни­ке об­ра­ща­лись ещё мас­те­ра крас­но­фи­гур­ной ва­зо­пи­си на­ча­ла 5 в. до н. э. (Бриг, изо­бра­же­ние ме­на­ды на дне ки­ли­ка, Мюн­хен, Му­зей ан­тич­но­го ма­ло­го иск-ва). По­пыт­ки отой­ти от си­лу­эт­ных чер­но- и крас­но­фи­гур­ных рос­пи­сей встре­ча­ют­ся у ва­зопис­цев «пе­ре­ход­но­го сти­ля»: ра­бо­ты т. н. Мас­те­ра Па­на (бе­ло­фон­ный ле­киф с изо­бра­же­ни­ем Ар­те­ми­ды, кор­мя­щей ле­бе­дя, Эр­ми­таж), Со­то­да. Ат­ти­че­ские ва­зо­пис­цы, вдох­нов­ляе­мые мо­ну­мен­таль­ны­ми фре­ска­ми По­ли­гно­та, соз­да­ют це­лые се­рии бе­ло­фон­ных ле­ки­фов, ко­торые бы­ли пред­ме­та­ми по­гре­баль­но­го куль­та. Сю­же­ты их рос­пи­сей свя­за­ны с куль­том мёрт­вых: умер­ший ге­рои­зи­ро­ван­ный во­ин, си­дя­щий близ по­гре­баль­но­го па­мят­ни­ка; мать, про­тя­ги­ваю­щая ру­ки к ос­тав­лен­но­му ре­бён­ку; по­се­ще­ние мо­ги­лы и ук­ра­ше­ние сте­лы на клад­би­ще; изо­бра­же­ние умер­ше­го, на­хо­дя­ще­го­ся в лод­ке Ха­ро­на (напр., ле­киф т. н. Мас­те­ра Ахил­ла с изо­бра­же­ни­ем жен­щи­ны и умер­ше­го вои­на, Афи­ны, Нац. му­зей). Ре­же в этой же тех­ни­ке рас­пи­сы­ва­лись круп­ные со­су­ды (кра­тер т. н. Мас­те­ра Клио из Вуль­чи, Ва­ти­кан, Гри­го­ри­ан­ский эт­рус­ский му­зей; ча­ша т. н. Мас­те­ра Са­бу­ро­ва с изо­бра­же­ни­ем Ге­ры, Мюн­хен, Му­зей ан­тич­но­го ма­ло­го иск-ва).

Ксенофант. Арибаллический лекиф. Ок. 380 до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Афин­ские мас­те­ра 6–5 вв. до н. э. мно­го ра­бо­та­ли на экс­порт рас­пис­ной ке­ра­ми­ки в Эт­ру­рию, греч. ко­ло­нии Апен­нин­ско­го п-ова, цен­тры Сев. При­чер­но­мо­рья, бла­го­да­ря че­му в зап. и в вост. греч. ко­ло­ни­ях рас­цве­ло ме­ст­ное ре­мес­ло: эт­рус­ские, лу­кан­ские, апу­лий­ские, кам­пан­ские мас­те­ра про­дол­жи­ли тра­ди­ции афин­ских ва­зо­пис­цев.

В 3–2 вв. до н. э. для В. ха­рак­терны бег­ло на­ри­со­ван­ные про­стые ли­ней­ные и гео­мет­рич. ор­на­мен­ты. С кон. 1-го тыс. до н. э. В. по­сте­пен­но при­хо­дит в упа­док. Вви­ду ги­бе­ли па­мят­ни­ков изо­бра­зит. ис­кус­ст­ва, В. яв­ля­ет­ся важ­ным ис­точ­ни­ком све­де­ний о дос­ти­же­ни­ях жи­во­пис­цев Древ­ней Гре­ции. О рос­пи­си со­су­дов др. стран и эпох см. в ст. Ке­ра­ми­ка.

Лит.: Фар­ма­ков­ский Б. В. Ат­ти­че­ская ва­зовая жи­во­пись и ее от­но­ше­ние к ис­кус­ст­ву мо­ну­мен­таль­но­му в эпо­ху не­по­сред­ст­вен­но по­сле гре­ко-пер­сид­ских войн. СПб., 1902; Furtwängler A., Reichnold K. Griechische Va­senmalerei. Münch., 1904. Bd 1–3; Вальд­гау­ер О. Им­пе­ра­тор­ский Эр­ми­таж. Крат­кое опи­са­ние со­б­ра­ния ан­тич­ных рас­пис­ных ваз. СПб., 1914; Бла­ват­ский В. Д. Ис­то­рия ан­тич­ной рас­пис­ной ке­ра­ми­ки. М., 1953; Гор­бу­но­ва К. С., Пе­ре­доль­ская А. А. Мас­те­ра гре­че­ских рас­пис­ных ваз. Л., 1961; A history of Greek vase painting. L., 1962; Cook R. M. Greek painted pottery. L., 1966; Крас­но­фи­гур­ные ат­ти­че­ские ва­зы в Эр­ми­та­же. Ка­та­лог / Сост. А. А. Пе­ре­доль­ская. Л., 1967; Гор­бу­но­ва К. С. Чер­но­фи­гур­ные ат­ти­че­ские ва­зы в Эр­ми­та­же. Л., 1983; Си­до­ро­ва Н. А., Ту­гуше­ва О. В., За­бе­ли­на В. С. Ан­тич­ная рас­пис­ная ке­ра­ми­ка: Из со­б­ра­ния ГМИИ им. А. С. Пуш­ки­на. М., 1985; Boardman J. Athenian red figure vases the classical period. L., 1995; Boardman J. Early Greek vase painting: 11th – 6th centuries BC. L., 1998.

Вернуться к началу