Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

МИНИАТЮ́РА КНИ́ЖНАЯ

Авторы: О. А. Бачурина, О. С. Петрова (западноевропейская миниатюра до 15 в.), М. А. Гринберг (византийская и древнерусская миниатюра)

МИНИАТЮ́РА КНИ́ЖНАЯ, вид жи­во­пи­си, ил­лю­ст­ра­ции в ру­ко­пис­ных кни­гах, а так­же изо­бра­зи­тель­но-де­ко­ра­тив­ные эле­мен­ты книж­но­го оформ­ле­ния (ини­циа­лы, за­став­ки, мар­ги­на­лии и др.). Воз­ник­но­ве­ние М. к. как са­мо­сто­ят. ви­да иск-ва свя­за­но с пе­ре­хо­дом от свит­ка (не­ред­ко ил­лю­стри­ро­ван­но­го) к ко­дек­су – дли­тель­ным про­цес­сом, ко­то­рый за­вер­шил­ся в кон. 4 – нач. 5 вв. н. э.; её ху­дож. тра­ди­ция во­схо­дит к ан­тич­ной и ран­не­хри­сти­ан­ской ми­ниа­тю­ре. Ис­чез­но­ве­ние М. к. ста­ло след­ст­ви­ем изо­бре­те­ния кни­го­пе­ча­та­ния в сер. 15 в. Осн. ма­те­риа­лом для стра­ниц ко­дек­са слу­жил пер­га­мен (позд­нее – бу­ма­га). Для соз­да­ния М. к. ис­поль­зо­ва­лись рас­ти­тель­ные и ми­нер. крас­ки и зо­ло­то. Как пра­ви­ло, ил­лю­ст­ра­ции соз­да­ва­лись по­сле на­пи­са­ния тек­ста на спе­ци­аль­но от­ве­дён­ных уча­ст­ках стра­ниц; ино­гда ис­пол­ня­лись на отд. лис­тах, ко­то­рые за­тем вши­ва­лись в ру­ко­пись.

«Пилат предоставляет иудеям возможность выбора между Христом и Вараввой». Миниатюра из «Россанского кодекса». 1-я пол. 6 в. Епархиальный музей церковного искусства (Россано, Италия).

В ви­зан­тий­ском ис­кус­ст­ве б. ч. ли­це­вых ру­ко­пи­сей – Еван­ге­лия и псал­ти­ри, а так­же ли­тур­гич. тек­сты: лек­цио­на­рии (сбор­ни­ки от­рыв­ков из 4 Еван­ге­лий, рас­пре­де­лён­ных в со­от­вет­ст­вии с кру­гом цер­ков­ных чте­ний), «Сло­во Гри­го­рия На­зи­ан­зи­на», ми­но­ло­гии (сбор­ни­ки жи­тий свя­тых, рас­пре­де­лён­ные по ме­ся­цам); ре­же встре­ча­ют­ся свет­ские со­чи­не­ния («Хро­ни­ка» Ио­ан­на Ски­ли­цы) и на­уч. трак­та­ты («Дио­ско­рид» о рас­те­ни­ях и ле­чеб­ных сред­ст­вах, со­чи­не­ния «Алек­си­фар­ма­ка» и «Те­риа­ка» Ни­кан­д­ра о зме­ях и про­ти­во­яди­ях). Для ру­ко­пи­сей до нач. 8 в. ха­рак­тер­ны раз­но­об­ра­зие ме­то­дов под­бо­ра и раз­ме­ще­ния ил­лю­ст­ра­ций, ши­ро­кая ва­риа­тив­ность ху­дож. средств. Ру­ко­пи­си 6 в. [«Вен­ский Дио­ско­рид» (ок. 512), «Вен­ский Ге­не­зис» (1-я пол. 6 в.; ми­ниа­тю­ры в ниж­ней час­ти стра­ниц; обе – Австр. нац. б-ка, Ве­на), «Рос­сан­ский ко­декс» c пол­но­стра­нич­ны­ми ми­ниа­тю­ра­ми (Епар­хи­аль­ный му­зей цер­ков­но­го иск-ва, Рос­са­но)] ис­пол­не­ны, ве­ро­ят­но, по имп. за­ка­зу и на­пи­са­ны на пур­пур­ном пер­га­ме­не. «Еван­ге­лие Рав­ву­лы» (586, Б-ка Лау­рен­циа­на, Фло­рен­ция; ми­ниа­тю­ры в на­ча­ле ру­ко­пи­си ил­лю­ст­ри­ру­ют еван­гель­ские сце­ны) соз­да­но в мон. Св. Ио­ан­на в Бет-За­гба (Си­рия); стиль ми­ниа­тюр сви­де­тель­ст­ву­ет о влия­нии сир. тра­ди­ции: про­пор­ции фи­гур не со­от­вет­ст­ву­ют клас­сич. нор­мам, жес­ты пер­со­на­жей экс­прес­сив­ны. От эпо­хи ико­но­бор­че­ст­ва со­хра­ни­лось ма­ло ли­це­вых ру­ко­пи­сей: ас­тро­но­мич. таб­ли­цы Пто­ле­мея (813–820, Б-ка Ва­ти­ка­на; ми­ниа­тю­ры с Ге­лио­сом на ко­лес­ни­це в ок­ру­же­нии ме­ся­цев и зна­ков зо­диа­ка), Еван­ге­лие из па­риж­ской Нац. б-ки (9 в.) и др. В ус­ло­ви­ях за­пре­та на изо­бра­же­ния свя­тых гл. вни­ма­ние уде­ля­ет­ся ор­на­мен­там, изо­бра­же­ни­ям жи­вот­ных и рас­те­ний. Ан­ти­ико­но­борч. по­ле­ми­ка иг­ра­ет за­мет­ную роль в ил­лю­ст­ра­ци­ях Хлу­дов­ской псал­ти­ри (ГИМ; да­ти­ров­ка ру­ко­пи­си ос­та­ёт­ся спор­ной – от 837 до 860-х гг.). По па­лео­гра­фии и сти­лю ми­ниа­тюр к ней тес­но при­мы­ка­ют псал­ти­ри из мон. Пан­то­кра­то­ра на Афо­не и па­риж­ской Нац. б-ки (обе – сер. 9 в.; с мел­ки­ми ми­ниа­тю­ра­ми на по­лях).

«Иконоборцы Иоанн Грамматик и Игнатий Силейский». Миниатюра из Хлудовской псалтири. Между 837–860. Исторический музей (Москва).

По­бе­да ико­но­по­чи­та­ния и на­ча­ло т. н. Ма­ке­дон­ско­го воз­рож­де­ния (9 – сер. 10 вв.) да­ют но­вый им­пульс раз­ви­тию М. к. Во 2-й пол. 9 в. скла­ды­ва­ет­ся от­но­си­тель­но ус­той­чи­вая тра­ди­ция ил­лю­ст­ри­ро­ва­ния тек­стов (ка­ж­дое Еван­ге­лие пред­ва­ря­ет­ся пол­но­стра­нич­ной ми­ниа­тю­рой с си­дя­щим еван­ге­ли­стом, а др. со­чи­не­ния – порт­ре­та­ми их ав­то­ров), уни­фи­ци­ру­ют­ся стиль и прин­ци­пы де­ко­ри­ро­ва­ния ко­дек­сов. В кон. 9 в. соз­да­ны ру­ко­пи­си «Сло­во Гри­го­рия На­зи­ан­зи­на» из па­риж­ской Нац. б-ки (879–883; 46 пол­но­стра­нич­ных ми­ниа­тюр, раз­де­лён­ных на ре­ги­стры), «Хри­сти­ан­ская то­по­гра­фия» Кос­мы Ин­ди­ко­п­ло­ва (880-е гг., Б-ка Ва­ти­ка­на; кар­ты, схе­мы, изо­бра­же­ния пер­со­на­жей Вет­хо­го и Но­во­го За­ве­тов) и др. В ос­но­ве об­ра­зов со­хра­не­на клас­сич. мо­дель (мощ­ная све­то­те­не­вая мо­де­ли­ров­ка ли­ков и фи­гур, слож­ные ра­кур­сы, в ар­хи­тек­ту­ре пе­ре­да­на пер­спек­ти­ва), ко­то­рая обо­га­ща­ет­ся но­вы­ми чер­та­ми (круп­ные гла­за, вы­со­кие лбы, слег­ка уко­ро­чен­ные про­пор­ции фи­гур и т. д.).

«Пророк Иеремия». Миниатюра из «Толкований на книги пророков». Кон. 10 – нач. 11 вв. Библиотека Лауренциана (Флоренция).

Иск-во т. н. Ма­ке­дон­ско­го воз­рож­де­ния (во вре­мя прав­ле­ния имп. Кон­стан­ти­на VII Баг­ря­но­род­но­го, 913–959) зна­ме­ну­ет­ся об­ра­ще­ни­ем к клас­сич. тра­ди­ции, что на­шло от­ра­же­ние в яр­кой ан­ти­ки­за­ции об­ра­зов – в Па­риж­ской псал­ти­ри (сер. 10 в., Нац. б-ка, Па­риж), «Свит­ке Иису­са На­ви­на» (сер. 10 в., Б-ка Ва­ти­ка­на; ком­по­зи­ции за­ни­ма­ют осн. про­стран­ст­во свит­ка, текст в ниж­ней час­ти тя­нет­ся уз­кой по­ло­сой; жи­во­пись от­ли­ча­ет­ся лёг­ко­стью и уве­рен­но­стью ри­сун­ка, в ба­таль­ных сце­нах пе­ре­да­на ак­тив­ная ди­на­ми­ка). В М. к. 2-й пол. 10 – 1-й четв. 11 вв. про­ис­хо­дит по­во­рот в сто­ро­ну спи­ри­туа­ли­за­ции об­ра­зов. Про­стран­ст­во ми­ниа­тюр ста­но­вит­ся бо­лее аб­ст­ракт­ным, ри­су­нок – гра­фич­ным, в вы­ра­же­нии ли­ков ней­траль­ность сме­ня­ет­ся ас­ке­ти­че­ской стро­го­стью. Иск-во 2-й пол. 10 в. пред­став­ле­но ми­ниа­тю­ра­ми Еван­ге­лий – Тра­пе­зунд­ско­го (РНБ), из мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае, из мон. Прп. Дио­ни­сия на Афо­не (обе кон. 10 в.). Важ­ное ме­сто в ря­ду ви­зант. ру­ко­пи­сей за­ни­ма­ет Ва­ти­кан­ский ми­но­ло­гий (Б-ка Ва­ти­ка­на), соз­дан­ный в пе­ри­од прав­ле­ния имп. Ва­си­лия II Бол­га­ро­бой­цы (976–1025) по его за­ка­зу: текст ук­ра­шен 430 ми­ниа­тю­ра­ми, изо­бра­жаю­щи­ми (на зо­ло­том фо­не) сце­ны му­че­ни­че­ст­ва, фи­гу­ры мо­ля­щих­ся свя­тых, пе­ре­не­се­ние мо­щей, еван­гель­ские празд­ни­ки и т. д. (из­вест­ны име­на 8 ху­дож­ни­ков, ра­бо­тав­ших над ук­ра­ше­ни­ем ко­дек­са). Под влия­ни­ем Ва­ти­кан­ско­го ми­но­ло­гия соз­дан Им­пе­ра­тор­ский ми­но­ло­гий (том на ян­варь – в Ху­дож. га­ле­рее Уол­тер­са, Бал­ти­мор; том на фев­раль – март – в ГИМ; вы­пол­нен по за­ка­зу имп. Ми­хаи­ла IV Паф­ла­го­на в 1034–1041). В его ми­ниа­тю­рах пей­заж под­вер­га­ет­ся схе­ма­ти­за­ции, сво­дит­ся к пло­ским ку­ли­сам; фи­гу­ры ста­но­вят­ся двух­мер­ны­ми, скры­ты­ми под обиль­ны­ми, тон­ко рас­чер­чен­ны­ми дра­пи­ров­ка­ми.

«Сон Иосифа» и «Бегство в Египет». Лист из рукописи «Слово Григория Назианзина». 3-я четв. 11 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

Стиль М. к. эпо­хи Дук, Ком­ни­нов и Ан­ге­лов (1059–1204) яв­ля­ет­ся ло­ги­че­ским про­дол­же­ни­ем спи­ри­туа­ли­стич. по­ис­ков 1-й пол. 11 в. Ор­на­мен­ты за­ста­вок, ини­циа­лов и таб­лиц ка­но­нов при­об­ре­та­ют юве­лир­ную тон­кость. По­лу­ча­ет рас­про­стра­не­ние т. н. эмаль­ер­ный ор­на­мент (его гл. мо­тив – са­са­нид­ская паль­мет­та или три­ли­ст­ник, за­клю­чён­ные в коль­цо, от ко­то­ро­го рас­хо­дят­ся по­бе­ги). От это­го вре­ме­ни со­хра­ни­лось боль­шое чис­ло Еван­ге­лий, ук­ра­шен­ных фи­гу­ра­ми еван­ге­ли­стов в на­ча­ле ка­ж­дой из книг и цик­ла­ми ил­лю­ст­ра­ций (Чет­ве­ро­еван­ге­лие, 3-я четв. 11 в., Нац. б-ка, Па­риж, и др.). При­об­ре­та­ют по­пу­ляр­ность лек­цио­на­рии, ук­ра­шен­ные сце­на­ми из Еван­ге­лий в ви­де ил­лю­ст­ра­ций в рам­ках и на по­лях (Лек­цио­на­рий, кон. 11 в., мон. Прп. Дио­ни­сия на Афо­не). Осо­бую роль в это вре­мя иг­ра­ет скрип­то­рий Сту­дий­ско­го мон.: ис­пол­нен­ные там ру­ко­пи­си ук­ра­ше­ны ил­лю­ст­ра­ция­ми на по­лях; фи­гу­ры име­ют уд­ли­нён­ные про­пор­ции, ли­ше­ны объ­ё­ма, оде­ж­ды по­кры­ты тон­ким зо­ло­тым ас­си­стом, ли­ки от­ме­че­ны на­пря­жён­ной ми­ми­кой (Фео­до­ров­ская псал­тирь, 1066, Бри­тан­ская б-ка, Лон­дон; Псал­тирь Бар­бе­ри­ни, 1090-е гг., Б-ка Ва­ти­ка­на). В 1050–1070-е гг. в Кон­стан­ти­но­по­ле дей­ст­во­вал скрип­то­рий т. н. Ко­пии­ста Ме­таф­ра­ста, в ко­то­ром из­го­то­ви­ли груп­пу ил­лю­ми­ни­ров. ми­но­ло­ги­ев Си­ме­о­на Ме­таф­ра­ста (напр., том на май – ав­густ, ГИМ, и том на 1-ю пол. но­яб­ря, мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае, оба – 1063) и др. ли­тур­гич. ру­ко­пи­си («Сло­ва Ио­ан­на Зла­то­ус­та», со­б­ра­ние Кром­ве­ля, Лон­дон; Лек­цио­на­рий, мон. Хи­лан­дар на Афо­не). Наи­бо­лее зна­чи­мым па­мят­ни­ком М. к. 1070–80-х гг. яв­ля­ет­ся соч. «Сло­во Иоан­на Зла­то­ус­та» (Нац. б-ка, Па­риж), вы­пол­нен­ное для имп. Ни­ки­фо­ра Во­та­ниа­та (1078–81). Текст ру­ко­пи­си пред­ва­ря­ют 4 пол­но­стра­нич­ные ми­ниа­тю­ры, на од­ной из ко­то­рых пред­став­ле­ны Ио­анн Зла­то­уст, им­пе­ра­тор и ар­хан­гел Ми­ха­ил. По­ме­щён­ные на зо­ло­том фо­не фи­гу­ры ка­жут­ся пло­ски­ми, их дви­же­ния – ус­лов­ны­ми; ми­ниа­тю­ры от­ли­ча­ет раз­но­об­ра­зие ор­на­мен­тов, тон­кий ри­су­нок, де­ли­кат­ная мо­де­ли­ров­ка ли­ков с ис­поль­зо­ва­ни­ем то­наль­ных гра­да­ций.

Тен­ден­ции к спи­ри­туа­ли­за­ции об­раза уси­ли­лись в кон. 11 в. («Ле­ст­ви­ца» Ио­ан­на Ле­ст­вич­ни­ка, Б-ка Ва­ти­ка­на) и про­дол­жа­ли раз­ви­вать­ся на про­тя­же­нии все­го 12 в. В трак­тов­ке фи­гур на­рас­та­ет ли­ней­ность, ко­то­рой со­от­вет­ст­ву­ет от­вле­чён­ность пей­за­жей; па­лит­ра ста­но­вит­ся яр­че, ор­на­мен­таль­ные рас­тит. мо­ти­вы – бо­лее обиль­ны­ми; рас­про­стра­ня­ет­ся зве­ри­ный ор­на­мент. Эти чер­ты про­яв­ля­ют­ся в груп­пе ру­ко­пи­сей (все­го ок. 10), ук­ра­шен­ных «кок­ки­но­ваф­ским мас­те­ром»: Еван­ге­лие из Б-ки Ва­ти­ка­на (1122, ис­пол­не­но по за­ка­зу имп. Ио­ан­на II Ком­ни­на), «Го­ми­лии Иа­ко­ва Кок­ки­но­ваф­ско­го» (2-я четв. 12 в., там же). Для этих ми­ниа­тюр ха­рак­тер­ны яр­кие, кон­тра­ст­ные цве­та, оби­лие пер­со­на­жей и де­та­лей ар­хи­тек­ту­ры, на­пря­жён­ная ми­ми­ка и жес­ты, соз­даю­щие по­вы­шен­ную экс­прес­сию об­ра­зов. Во 2-й пол. 12 в. ка­че­ст­во М. к. сни­жа­ет­ся. Чи­ка­го-Ка­ра­хис­сар­ская груп­па ру­ко­пи­сей (сер. 12 – сер. 13 вв., Ни­ко­ме­дий­ское Еван­ге­лие, Центр. на­уч. б-ка АН Ук­раи­ны, Ки­ев; Ка­ра­хис­сар­ское Еван­ге­лие, РНБ, С.-Пе­тер­бург, и мн. др.) от­ли­ча­ет­ся об­шир­ны­ми осы­пя­ми кра­соч­но­го слоя, по­зво­ляю­щи­ми уви­деть под­го­то­вит. ри­су­нок. Ру­ко­пи­си, соз­дан­ные, ве­ро­ят­но, в Кон­стан­ти­но­по­ле или на Ки­пре, ук­ра­ше­ны таб­ли­ца­ми ка­но­нов (про­из­воль­ных, час­то асим­мет­рич­ных форм), за­став­ка­ми с мо­ти­ва­ми пе­ре­пле­те­ний ви­но­град­ной ло­зы; в пло­ских и под­виж­ных фи­гу­рах ощу­ща­ет­ся влия­ние «ди­на­ми­че­ско­го» сти­ля 2-й пол. 12 в.; час­то в од­ной ру­ко­пи­си мож­но про­сле­дить со­вме­ще­ние не­сколь­ких ико­но­гра­фич. тра­ди­ций.

«Переход через Красное море и Потопление войска фараона». Миниатюра из Псалтири. Последняя треть 13 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

По­сле из­гна­ния кре­сто­нос­цев из Кон­стан­ти­но­по­ля (1261) бы­ли соз­да­ны ус­ло­вия для воз­ро­ж­де­ния М. к. К пос­лед­ней четв. 13 в. от­но­сит­ся неск. ли­це­вых ру­ко­пи­сей, сви­де­тель­ст­вую­щих о сло­же­нии па­лео­ло­гов­ско­го сти­ля ми­ниа­тю­ры. В Еван­ге­лии из Брит. му­зея (1285), Ко­дек­се Про­ро­ков (Б-ка Ва­ти­ка­на, 1280-е гг.) ис­поль­зо­ва­ны ар­хит. и пей­заж­ные эле­мен­ты, вос­соз­да­ны де­та­ли ин­терь­е­ра. Фи­гу­ры ста­но­вят­ся плот­ны­ми, трёхмер­ны­ми, а вы­ра­же­ние ли­ков – спо­кой­ным и со­сре­до­то­чен­ным. В 1280-х гг. со­зда­на груп­па ли­це­вых ру­ко­пи­сей (ок. 15), сви­де­тель­ст­вую­щих об ув­ле­че­нии клас­сич. иск-вом и об­ра­ще­нии к на­сле­дию т. н. Ма­ке­дон­ско­го воз­рож­де­ния (Вось­ми­кни­жие из Б-ки Ва­ти­ка­на, Псал­тирь из РНБ, Псал­тирь из мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае и др.), ил­лю­ст­ра­ции ко­то­рых от­ли­ча­ют­ся слож­ны­ми про­стран­ст­вен­ны­ми фор­ма­ми, мно­го­пла­но­во­стью ком­по­зи­ций, фи­гу­ра­ми, пред­став­лен­ны­ми в сво­бод­ных по­зах и дви­же­ни­ях.

«Па­лео­ло­гов­ский ре­нес­санс» пер­вых де­ся­ти­ле­тий 14 в., свя­зан­ный с име­на­ми Ан­д­ро­ни­ка II Па­лео­ло­га и ря­да при­двор­ных ин­тел­лек­туа­лов (напр., Фео­до­ра Ме­то­хи­та), на­шёл от­ра­же­ние в сти­ле та­ких ру­ко­пи­сей, как Еван­ге­лия из мон. Пан­то­кра­то­ра (1301) и мон. Ва­то­пед (1304) на Афо­не. Еван­ге­ли­сты на ми­ниа­тю­рах этих ру­ко­пи­сей изо­бра­же­ны в энер­гич­ных ра­кур­сах, фи­гу­ры под­чёрк­ну­то объ­ём­ны, их про­пор­ции пра­виль­ны, про­стран­ст­во ми­ниа­тюр име­ет глу­би­ну и чёт­ко ар­ти­ку­ли­ро­ва­но. В ми­ниа­тю­рах Но­во­го За­ве­та с Псал­ти­рью (1330–40-е гг., ГИМ; 25 ми­ниа­тюр с изо­бра­же­ния­ми еван­ге­ли­стов, апо­сто­лов, ил­лю­ст­ра­ции гим­нов) про­сле­жи­ва­ют­ся чер­ты, сви­детель­ст­ву­ю­щие о но­вых тен­ден­ци­ях в иск-ве (мас­сив­ность ар­хит. эле­мен­тов, из­бы­точ­ность дра­пи­ро­вок, ук­руп­не­ние мас­шта­бов фи­гур). В 1330–40-е гг. под влия­ни­ем уче­ния Гри­го­рия Па­ла­мы о Бо­же­ст­вен­ных энер­ги­ях и Фа­вор­ском све­те соз­да­ют­ся та­кие ру­ко­пи­си, как ми­но­ло­гий дес­по­та Фес­са­ло­ни­ки Ди­мит­рия I Па­лео­ло­га (Б-ка Бод­ли, Окс­форд), Чет­ве­ро­еван­ге­лие Исаа­ка Аса­на Па­лео­ло­га (1346, мон. Св. Ека­те­ри­ны на Си­нае). На вход­ных ми­ниа­тю­рах по­яв­ля­ют­ся мно­го­числ. порт­ре­ты кти­то­ров (напр., порт­рет Фео­до­ры Па­лео­ло­ги­ны и её до­че­ри Ев­фро­си­нии в ру­ко­пи­си Ти­пи­ко­на из мон. Бо­го­ма­те­ри Вер­ной На­де­ж­ды, 2-я четв. 14 в., Лин­кольн-кол­ледж, Окс­форд). В позд­не­па­лео­ло­гов­ский пе­ри­од (по­сле по­бе­ды иси­хаз­ма на Со­бо­ре 1351) гл. ху­дож. мо­ти­вом М. к. ста­но­вит­ся свет, оду­хо­тво­ряю­щий ма­те­рию, что на­шло от­ра­же­ние в ру­ко­пи­сях 2-й пол. 14 в.: Ака­фист (1350–60, ГИМ; вы­пол­нен, ве­ро­ят­но, для пат­ри­ар­ха Фи­ло­фея), сбор­ник бо­го­слов­ских со­чи­не­ний Ио­ан­на Кан­та­ку­зи­на (Нац. б-ка, Па­риж, 1375, на­пи­сан пис­цом Ио­а­са­фом из мон. Оди­гон). По­сле ди­на­мич. сти­ля вре­ме­ни цер­ков­ных спо­ров во­зоб­ла­да­ла ут­вер­ди­тель­ная, ма­жор­ная то­наль­ность об­ра­зов.

«Вознесение». Миниатюра из Евангелия царицы Млке. 862. Монастырь Сан-Ладзаро-дельи-Армени (Венеция).

В ар­мян­ской М. к. ме­ст­ные шко­лы с эл­ли­ни­стич. и си­рий­ски­ми чер­та­ми из­вест­ны с 6–7 вв. (4 кон­це­вые ми­ниа­тю­ры Эч­ми­ад­зин­ско­го Еван­ге­лия, 6 в., Ма­те­на­да­ран, Ере­ван). В це­лом для М. к. Ар­ме­нии ха­рак­тер­ны рос­кош­ное де­ко­ра­тив­но-ор­на­мен­таль­ное уб­ран­ст­во, чёт­кие ком­по­зиц. по­строе­ния, на­сы­щен­ный цвет. Од­на из наи­бо­лее древ­них сре­ди да­ти­ро­ван­ных арм. ил­лю­ми­ни­ров. ру­ко­пи­сей – Еван­ге­лие ца­ри­цы Млке (862, мон. Сан-Лад­за­ро-де­льи-Ар­ме­ни, Ве­не­ция). В 9–10 вв. на­ря­ду с ди­на­мич­ны­ми гра­фич­ны­ми, свя­зан­ны­ми с нар. иск-вом ми­ниа­тю­ра­ми (Ла­за­рев­ское Еван­ге­лие, 887; Еван­ге­лия 986 и 1038, все – в Ма­те­на­да­ра­не) соз­да­ва­лись и про­из­ве­де­ния па­рад­но-мо­ну­мен­таль­ные, обиль­но ук­ра­шен­ные зо­ло­том (Эч­ми­ад­зин­ское Еван­ге­лие, 989; Еван­ге­лие Муг­ни, 1-я пол. 11 в., оба – в Ма­те­на­да­ра­не; Кар­ское Еван­ге­лие, до 1063, мон. Св. Ако­па, Ие­ру­са­лим). Под влия­ни­ем ви­зант. М. к. со­зда­ны Тра­пе­зунд­ское (10 в.) и Ад­риа­но­поль­ское Еван­ге­лия (1007, оба – в мон. Сан-Лад­за­ро-де­льи-Ар­ме­ни, Ве­не­ция). Из школ М. к. 12–14 вв. наи­бо­лее зна­чи­тель­на ки­ли­кий­ская шко­ла; ра­бо­там её гла­вы То­ро­са Рос­ли­на при­су­щи пси­хо­ло­гич. вы­ра­зи­тель­ность, точ­ный ри­су­нок, бо­га­то раз­ра­бо­тан­ный ор­на­мент («Ча­шоц» Ге­ту­ма II, 1286, Ма­те­на­да­ран). Сре­ди наи­бо­лее зна­чит. цен­тров арм. М. к. 13–16 вв.: Ах­пат (Ах­пат­ское Еван­ге­лие, 1211, худ. Мар­ка­рэ, Ма­те­на­да­ран), Глад­зор (мас­те­ра Мо­мик и То­рос Та­ро­на­ци, Авак), Та­тев (худ. Гри­гор), Ах­та­мар (мас­те­ра Си­ме­он Ар­чи­ше­ци, Це­рун и Рста­кес), Джу­га. В 17 в. раз­ви­ва­ет­ся М. к. в Но­вой Джу­ге (ны­не р-н Нор-Джу­га в Ис­фа­ха­не; худ. Акоп Джу­гае­ци), но в це­лом ка­че­ст­во арм. ил­лю­ми­ни­ров. ру­ко­пи­сей сни­жа­ет­ся.

«Евангелисты Лука и Иоанн». Миниатюра из Адишского Евангелия. 897. Краеведческий музей (Местиа, Грузия).

Гру­зин­ская М. к. 9–10 вв., свя­зан­ная с ме­ст­ной и си­ро-па­ле­стин­ской ху­дож. тра­ди­ция­ми, от­ли­ча­ет­ся ли­ней­но­стью и яр­ко­стью рас­цвет­ки при от­сут­ст­вии зо­ло­та [Адиш­ское Еван­ге­лие (897, Крае­ведч. му­зей, Мес­тиа), Пер­вое Джруч­ское Еван­ге­лие (936/940, Ин-т ру­ко­пи­сей АН Гру­зии, Тби­ли­си; обе ру­ко­пи­си соз­да­ны в Шат­берд­ском мон.), Цка­ро­став­ское (кон. 10 в.), Март­виль­ское (1050), Урб­нис­ское (11 в.) Евангелия (все – в Ин-те ру­ко­пи­сей АН Гру­зии)]. С кон. 10 в. ук­ра­ше­ние ру­ко­пи­сей ста­но­вит­ся всё бо­лее бо­га­тым: де­ко­ра­тив­ное вы­де­ле­ние по­лу­ча­ют за­го­лов­ки, за­глав­ные бу­к­вы и кон­цов­ки, по­яв­ля­ют­ся за­став­ки (Пар­халь­ское Еван­ге­лие; Мцхет­ская Псал­тирь; Сбор­ник цер­ков­ных пес­но­пе­ний Ми­ка­эла Мод­ре­ки­ли; все – в Ин-те ру­ко­пи­сей АН Гру­зии). С 11 в. иск-во М. к. ока­за­лось под силь­ным влия­ни­ем кон­стан­ти­но­поль­ской шко­лы. Ви­зан­ти­ни­зи­рую­щее на­прав­ле­ние в груз. М. к. при­дер­жи­ва­лось тех­ни­ки мно­го­слой­но­го пись­ма с при­ме­не­ни­ем зо­ло­та (Си­нак­сарь, 11 в., пред­поло­жи­тель­но со­здан в Ивер­ском мон. на Афо­не; Вто­рое Джруч­ское Еван­ге­лие, 334 ми­ниа­тю­ры 12 в.; Ге­лат­ское Еван­ге­лие, ру­беж 11–12 вв.; Тво­ре­ния Гри­го­рия На­зи­ан­зи­на, кон. 12 в.; все – в Ин-те ру­ко­пи­сей АН Гру­зии, Тби­ли­си). Со­хра­ня­ют­ся и ста­рые вос­точ­ные (ру­ко­пи­си 11 в., из­го­тов­лен­ные в Клард­же­ти, Пи­цунд­ское Еван­ге­лие, 1-я пол. 13 в., там же) и на­род­ные (Ие­наш­ское Еван­ге­лие, 13 в., Крае­ведч. му­зей, Мес­тиа) тра­ди­ции. Сре­ди не­мно­гих па­мят­ни­ков кон. 13 – 14 вв. – Мокв­ское Еван­ге­лие (1300, Ин-т ру­ко­пи­сей АН Гру­зии), соз­дан­ное под влия­ни­ем па­лео­ло­гов­ских об­раз­цов. Наи­бо­лее яр­кая ру­ко­пись 15 в. – Джруч­ская Псал­тирь со 132 пол­но­стра­нич­ны­ми ми­ниа­тю­ра­ми (1443–45, там же). Ил­лю­ст­ри­ро­ва­лись так­же на­уч­ные и свет­ские кни­ги (Ас­тро­но­ми­че­ский трак­тат, 1188, там же), осо­бен­но в 16–18 вв. («Ви­тязь в тиг­ро­вой шку­ре» Ш. Рус­та­ве­ли, сер. 17 в., там же; «Ка­ли­ла и Дим­на», 1730-е гг., Ин-т вос­то­ко­ве­де­ния РАН, С.-Пе­тер­бург).

«Евангелист Иоанн». Миниатюра из Милятина Евангелия. Новгород. Кон. 12 в. Российская национальная библиотека (С.-Петербург).

Древ­не­рус­ская М. к., в от­ли­чие от ви­зан­тий­ской, об­ла­да­ет боль­шей сво­бо­дой ху­дож. ме­то­дов и ши­ро­кой ва­риа­тив­но­стью де­ко­ра. Уже в ру­ко­пи­сях 11 в. на­ря­ду с ви­зант. тра­ди­ци­ей на­чина­ют скла­ды­вать­ся собств. пред­став­ле­ния об об­ра­зе, вы­ра­зив­шие­ся в боль­шей про­сто­те и вме­сте с тем вну­ши­тель­ной мо­ну­мен­таль­но­сти пер­со­на­жей, что про­яви­лось в ру­ко­пи­сях: Ост­ро­ми­ро­во Еван­ге­лие (1056–57, РНБ), Из­бор­ник Свя­то­сла­ва 1073 (ГИМ) и Ко­декс Гер­тру­ды (1078–86, Нац. ар­хео­ло­гич. му­зей, Чи­ви­да­ле, Ита­лия; «Апос­тол Пётр с пред­стоя­щи­ми кня­зем Яро­пол­ком и кня­ги­ней Гер­тру­дой», и др.). Под впе­чат­ле­ни­ем от Ост­ро­ми­ро­ва Еван­ге­лия бы­ли ис­пол­не­ны ми­ниа­тю­ры Мсти­сла­во­ва Еван­ге­лия (ок. 1117, ГИМ). На­ря­ду с рос­кош­ны­ми ко­дек­са­ми кня­же­ско­го за­ка­за соз­да­ют­ся бо­лее скром­ные ли­це­вые ру­ко­пи­си (До­б­ри­ло­во Еван­ге­лие, 1164, РГБ; Га­лиц­ко-Во­лын­ская Русь). В до­мон­голь­ское вре­мя М. к. со­хра­ня­ет жи­вую связь с ви­зант. тра­ди­ци­ей. Под влия­ни­ем позд­не­ком­ни­нов­ско­го иск-ва соз­да­ют­ся ми­ниа­тю­ры Слу­жеб­ни­ка Вар­лаа­ма Ху­тын­ско­го (ок. 1224, ГИМ), «Апо­сто­ла» (1220, ГИМ). В Спас­ском Еван­ге­лии (1-я треть 13 в., Яро­слав­ский гос. ис­то­ри­ко-ар­хит. и ху­дож. му­зей-за­по­вед­ник) на­ря­ду с лёг­ко­стью форм, тон­ким ри­сун­ком и мяг­кой ко­ло­ри­стич. гам­мой по­яв­ля­ют­ся но­вые чер­ты – обоб­щён­ные си­лу­эты, уз­кие, вы­тя­ну­тые фор­мы ли­ков, вно­ся­щие бо­лее су­ро­вые от­тен­ки в со­дер­жа­ние об­ра­зов.

«Феодор Стратилат». Миниатюра из Феодоровского Евангелия. 1320-е гг. Ярославский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

13 в. – вре­мя глу­бо­ко­го кри­зи­са, вы­зван­но­го феод. раз­дроб­лен­но­стью и мон­го­ло-та­тар­ским на­ше­ст­ви­ем. За­хват Кон­стан­ти­но­по­ля кре­сто­нос­ца­ми (1204) при­ос­та­но­вил куль­тур­ные кон­так­ты Древ­ней Ру­си с Ви­зан­ти­ей. В М. к. это­го вре­ме­ни фор­ми­ру­ют­ся чер­ты спе­ци­фи­че­ски рус. сти­ля: уси­ле­ние ро­ли си­лу­эта и гра­фич. на­ча­ла, цве­то­вая на­сы­щен­ность ров­ных и яр­ких плос­ко­стей. Гл. па­мят­ни­ка­ми М. к. по-преж­не­му яв­ля­ют­ся Еван­ге­лия и разл. ли­тур­гич. сб-ки. Нов­го­родская шко­ла 2-й пол. 13 в. пред­став­ле­на несколь­кими ли­це­вы­ми ру­ко­пи­ся­ми: «Ува­ров­ская корм­чая» (ГИМ, сбор­ник цер­ков­ных и свет­ских за­ко­нов), Си­мо­нов­ское Еван­ге­лие (1270, РГБ), За­харь­ев­ский Про­лог (1282, ГИМ; сбор­ник крат­ких жи­тий свя­тых, рас­пре­де­лён­ных по ме­ся­цам). Ве­ро­ят­но, в Тве­ри бы­ла соз­да­на «Хро­ни­ка» Ге­ор­гия Амар­то­ла (кон. 13 – нач. 14 вв., РГБ), ук­ра­шен­ная мно­го­числ. мел­ки­ми ми­ниа­тю­ра­ми внут­ри тек­ста. Вход­ные ми­ниа­тю­ры изо­бра­жа­ют Хри­ста на пре­сто­ле с кня­зем Ми­хаи­лом Яро­сла­ви­чем и его ма­те­рью кня­ги­ней Ок­сини­ей и мо­на­ха Ге­ор­гия, пи­шу­ще­го «Хро­ни­ку». Обе ком­по­зи­ции от­ли­ча­ют­ся мо­ну­мен­таль­но­стью и спо­кой­ст­ви­ем, их струк­тур­ной до­ми­нан­той яв­ля­ют­ся ар­хит. ку­ли­сы, на­пи­сан­ные с яв­ным вни­ма­ни­ем к де­та­лям. Ми­ниа­тю­ры Фео­до­ров­ско­го Еван­ге­лия (1320-е гг., Яро­слав­ский гос. ис­то­ри­ко-ар­хит. и ху­дож. му­зей-за­по­вед­ник; 2 пол­но­стра­нич­ные ми­ниа­тю­ры с Ио­ан­ном Бо­го­сло­вом и Про­хо­ром и Фео­до­ром Стра­ти­ла­том) от­ли­ча­ют­ся бо­гат­ст­вом ор­на­мен­тов, не­обыч­ны­ми ком­по­зиц. ре­ше­ния­ми (ми­ниа­тю­ра с Ио­ан­ном и Про­хо­ром име­ет об­рам­ле­ние в ви­де ку­поль­но­го хра­ма), осо­бой цве­то­вой гам­мой, по­стро­ен­ной на от­тен­ках зе­лё­но­го. В это вре­мя вы­дви­га­ет­ся мо­с­ков­ская шко­ла (Сий­ское Еван­ге­лие, 1340, ГРМ, Б-ка РАН, С.-Пе­тер­бург), фор­ми­ро­вав­шая­ся на ос­но­ве па­лео­ло­гов­ской тра­ди­ции и на­сле­дия иск-ва Рос­то­ва; иск-во Нов­го­ро­да пред­став­ле­но ми­ниа­тю­ра­ми Хлу­дов­ской псал­ти­ри (2-я четв. 14 в., ГИМ, ком­по­зи­ция «Яв­ле­ние Хри­ста жё­нам-ми­ро­но­си­цам» от­ме­че­на влия­ни­ем па­лео­ло­гов­ско­го сти­ля, про­чие ми­ниа­тю­ры, ил­лю­ст­ри­рую­щие псал­мы, рас­кра­ше­ны в яр­кие цве­та с при­ме­не­ни­ем зо­ло­та, ком­по­зи­ции сим­мет­рич­ны, фи­гу­ры пло­ско­ст­ны и ма­ло­под­виж­ны). В ил­лю­ст­ра­ци­ях нов­го­род­ских ру­ко­пи­сей сер. 14 в. (Хлу­дов­ское Еван­ге­лие, ГИМ; Силь­ве­ст­ров­ский сбор­ник с жи­тия­ми свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба, РГАДА) за­ме­тен ин­те­рес к ди­на­ми­ке, слож­ным ра­кур­сам, по­ве­ст­во­ват. де­та­лям, яр­ким кон­тра­ст­ным цве­там.

«Ангел» (символ евангелиста Матфея). Миниатюра из Евангелия Морозова. Нач. 15 в. Оружейная палата Московского Кремля.

Во 2-й пол. 14 в. ко­ли­че­ст­во ил­лю­ми­ни­ро­ван­ных ру­ко­пи­сей воз­рас­та­ет, по уров­ню мас­тер­ст­ва они не ус­ту­па­ют луч­шим ан­самб­лям мо­ну­мен­таль­ной жи­во­пи­си то­го вре­ме­ни. При этом еди­ное сти­ли­стич. на­прав­ле­ние от­сут­ст­ву­ет, ка­ж­дый ре­ги­он вы­дви­га­ет свои ху­дож. ре­ше­ния. Иск-во Нов­го­ро­да и Мо­ск­вы раз­ви­ва­ет на­прав­ле­ние, за­дан­ное твор­че­ст­вом Фео­фа­на Гре­ка (Псал­тирь Ива­на Гроз­но­го, Ро­гож­ское Еван­ге­лие, оба – в РГБ; Еван­ге­лие Чу­до­ва мо­на­сты­ря, ГИМ, и др.). Ми­ниа­тю­ры этих ру­ко­пи­сей ис­пол­не­ны в экс­прес­сив­ной ма­не­ре, ко­ло­рит стро­ит­ся на свет­лых, про­зрач­ных то­нах с пре­об­ла­да­ни­ем го­лу­бо­го цве­та. Не­ко­то­рые ли­це­вые ру­ко­пи­си это­го вре­ме­ни сви­де­тель­ст­ву­ют об об­ра­ще­нии к юж.-слав. об­раз­цам: Еван­ге­лие (пос­лед­няя треть 14 в., ГИМ), на ми­ниа­тю­рах ко­то­ро­го еван­ге­ли­сты изо­бра­же­ны в пол­ный рост, со свит­ка­ми, под­ве­шен­ны­ми на шнур­ках (уни­каль­ная ико­но­гра­фия, обыч­но встре­чаю­щая­ся в изо­бра­же­ни­ях про­ро­ков). Осо­бое зна­че­ние для раз­ви­тия др.-рус. ми­ниа­тю­ры име­ет Еван­ге­лие Хит­ро­во (1399–1400, РГБ; пе­ред ка­ж­дым Еван­ге­ли­ем на отд. лис­тах раз­ме­ще­ны по 2 ми­ниа­тю­ры, изо­бра­жаю­щие еван­ге­ли­ста и его сим­вол, 5 за­ста­вок, 437 зоо­морф­ных и рас­тит. ини­циа­лов). Боль­шин­ст­во ис­сле­до­ва­те­лей при­пи­сы­ва­ют соз­да­ние ми­ниа­тюр Ан­д­рею Руб­лё­ву, воз­мож­но, ра­бо­тав­ше­му с од­ним или не­сколь­ки­ми по­мощ­ни­ка­ми. По­яв­ля­ет­ся осо­бый тип ли­ков с мел­ки­ми чер­та­ми, плав­ны­ми замк­ну­ты­ми кон­ту­ра­ми; ми­ниа­тю­ры от­ли­ча­ют­ся тон­ким ри­сун­ком, мяг­кой цве­то­вой гам­мой с пре­об­ла­да­ни­ем го­лу­бых, ли­ло­вых, се­реб­ри­сто-зе­лё­ных то­нов; фо­ны и де­та­ли ин­терь­е­ра на­пи­са­ны зо­ло­том. В пе­ри­од подъ­ё­ма Рус. гос-ва в 15 в. этот стиль ста­но­вит­ся ве­ду­щим для всей М. к. В центр. скрип­то­рии Мо­ск­вы при ми­тро­по­личь­ей ка­фед­ре так­же бы­ли со­зда­ны Еван­ге­лие Мо­ро­зо­ва (нач. 15 в., Ору­жей­ная па­ла­та, Мо­ск­ва, сво­бод­ная ко­пия Еван­ге­лия Хит­ро­во в бо­лее су­хом сти­ле); Ан­д­ро­ни­ко­во Еван­ге­лие (1-я четв. 15 в., ГИМ), Еван­ге­лие Кош­ки (1390-е гг., РГБ) и др. Б. ч. ру­ко­пи­сей 2-й пол. 15 в. на­пи­са­на на бу­ма­ге, что оп­ре­де­ли­ло бо­лее лёг­кий про­пор­цио­наль­ный строй изо­бра­же­ний и иную, бо­лее хо­лод­ную цве­то­вую гам­му с про­зрач­ны­ми ак­ва­рель­ны­ми цве­та­ми. Ми­ниа­тю­ры «Ле­ст­ви­цы» Ио­ан­на Ле­ст­вич­ни­ка (РГБ), «Еван­ге­лия 1507 го­да» (РНБ) и др. по­сте­пен­но от­хо­дят от клас­сич. ос­но­вы иск-ва 1-й пол. 15 в. в сто­ро­ну ор­на­мен­таль­но­сти и внеш­ней изы­скан­но­сти.

М. к. 1-й пол. 16 в. пред­став­ле­на ря­дом ру­ко­пи­сей бо­го­слов­ско­го со­дер­жа­ния, вы­пол­нен­ных по за­ка­зу ар­хи­еп. Ма­ка­рия («Хри­сти­ан­ская то­по­гра­фия» Кос­мы Ин­ди­ко­п­ло­ва, 1539, РГБ, и др.). Их ил­лю­ст­ра­ции на­сы­ще­ны но­вы­ми ико­но­гра­фич. фор­му­ла­ми, пись­мо от­ли­ча­ет­ся тща­тель­но­стью, па­лит­ра – яр­ко­стью и пе­ст­ро­той. Фо­ны ми­ниа­тюр за­пол­не­ны стаф­фаж­ны­ми фи­гу­ра­ми и ар­хит. де­та­ля­ми. В 16–17 вв. соз­да­ют­ся ко­дек­сы, ук­ра­шен­ные об­шир­ны­ми цик­ла­ми ми­ниа­тюр. Они на­пи­са­ны бег­лым ри­сун­ком и рас­кра­ше­ны про­зрач­ны­ми ак­ва­рель­ны­ми крас­ка­ми, сквозь ко­то­рые час­то вид­на бу­маж­ная ос­но­ва. Гл. па­мят­ник это­го вре­ме­ни – Ли­це­вой ле­то­пис­ный свод Ива­на Гроз­но­го [меж­ду 1569 и 1586, в разл. со­б­ра­ни­ях; неск. ты­сяч ми­ниа­тюр в 10 то­мах сбор­ни­ка (ох­ва­ты­ваю­ще­го пе­ри­од от Со­тво­ре­ния ми­ра до 1567), изо­би­лу­ю­щих пер­со­на­жа­ми и ар­хит. де­та­ля­ми, вы­пол­нен­ных в уп­ро­щён­ной гра­фич­ной ма­не­ре и рас­кра­шен­ных в ло­каль­ные цве­та]. Ру­ко­пи­си Еван­ге­лий 17 в. про­дол­жа­ют ук­ра­шать­ся за­став­ка­ми с фи­гу­ра­ми си­дя­щих еван­ге­ли­стов, ра­мы по­лу­ча­ют пыш­ные об­рам­ле­ния, ор­на­мент ко­то­рых под­ра­жа­ет ста­ро­пе­чат­ной гра­вю­ре, ком­по­зи­ции на­сы­ще­ны слож­ны­ми ар­хит. мо­ти­ва­ми (Анань­ев­ское Еван­ге­лие, кон. 16 – нач. 17 вв., РГБ).

Иллюстрация к «Книге пророка Самуила». Библия «Кведлинбургская Итала». Кон. 4 в. Берлинская государственная библиотека.

Ран­ние па­мят­ни­ки за­пад­но­ев­ро­пей­ской М. к. – лис­ты ма­ну­ск­рип­та др.-лат. Биб­лии «Квед­лин­бург­ская Ита­ла» (2-я четв. 5 в., Бер­лин­ская гос. б-ка), ко­дек­сы «Еван­ге­лие св. Ав­гу­сти­на» (кон. 4 в., Кри­сти-кол­ледж, Кем­бридж), «Ва­ти­кан­ский Вер­ги­лий» (нач. 5 в., Б-ка Ва­ти­ка­на) и др., соз­дан­ные в Ита­лии. В ма­ну­ск­рип­тах ан­тич­ных ав­то­ров и в хри­сти­ан­ских ру­ко­пи­сях на­блю­да­ют­ся од­ни и те же приё­мы изо­бра­же­ния. Ил­лю­ст­ра­ции вы­пол­не­ны в ма­не­ре, близ­кой ан­тич­ным на­стен­ным рос­пи­сям, фри­зо­вое рас­по­ло­же­ние сцен за­им­ст­во­ва­но с рим. ба­рель­е­фов. Ком­по­зи­ции за­клю­че­ны в рам­ки, по раз­ме­ру со­от­вет­ст­вую­щие ши­ри­не столб­ца тек­ста, за­ни­маю­ще­го всю стра­ни­цу, в то вре­мя как в свит­ках текст обыч­но рас­по­ла­гал­ся в неск. ко­ло­нок; ини­циа­лы вы­де­ля­лись крас­ным цве­том. С 7 в. цен­тра­ми М. к. ста­но­вят­ся скрип­то­рии сев.-ев­роп. мо­на­сты­рей, в ко­то­рых соз­да­ва­лись кни­ги бо­го­слу­жеб­но­го на­зна­че­ния: еван­ге­лиа­рии (сбор­ни­ки еван­гель­ских чте­ний), са­кра­мен­та­рии (бо­го­слу­жеб­ные тек­сты), псал­ти­ри, бе­не­дик­цио­на­лы (сбор­ни­ки фор­мул тор­жеств. епи­скоп­ских бла­го­сло­ве­ний). Пло­ско­ст­но-гра­фич­ный, ор­на­мен­таль­ный ху­дож. язык, сфор­ми­ро­вав­ший­ся на ос­но­ве де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва «вар­вар­ских» на­ро­дов, те­перь слу­жит во­пло­ще­нию хри­сти­ан­ских об­ра­зов и мо­ти­вов. По чис­лу со­хра­нив­ших­ся па­мят­ни­ков осо­бен­но вы­де­ля­ют нор­тум­брий­ско-ир­ланд­скую шко­лу и круг ру­ко­пи­сей ме­ро­винг­ской Фран­ции.

Миниатюра из Линдисфарнского Евангелия. Рубеж 7–8 вв. Британский музей (Лондон).

Нор­тум­брий­ско-ир­ланд­ская М. к. (её так­же на­зы­ва­ют анг­ло-ир­ланд­ской или ост­ров­ной) соз­да­ва­лась в мо­на­сты­рях Ир­лан­дии и Бри­та­нии (Келс, Дар­роу, Лин­дис­фарн, Да­рем). Ес­ли в ран­них ма­ну­ск­рип­тах (Псал­тирь св. Ко­лум­ба­на «Ка­тах», нач. 7 в., б-ка Ирл. ко­ро­лев­ской ака­де­мии, Дуб­лин) ис­поль­зу­ют­ся лишь не­боль­шие ини­циа­лы с ти­пич­но кельт­ски­ми ор­на­мен­таль­ны­ми мо­ти­ва­ми спи­ра­лей и вих­ре­об­раз­ных за­вит­ков с рас­тру­ба­ми, ино­гда до­пол­няе­мы­ми го­ло­ва­ми птиц или дель­фи­нов, то в ру­ко­пи­сях кон. 7–8 вв. («Кни­га из Дар­роу», 2-я пол. 7 в., б-ка Три­ни­ти-кол­лед­жа, Дуб­лин; Лин­дис­фарн­ское Еван­ге­лие, ру­беж 7–8 вв., Брит. му­зей, Лон­дон) на­блю­да­ет­ся сплав ирл. и герм. ор­на­мен­таль­ных тра­ди­ций, в ко­то­ром ино­гда чув­ст­ву­ет­ся опо­сре­до­ван­ное воз­дей­ст­вие копт­ско­го и си­рий­ско­го иск-ва [Кел­ское (Кел­лское) Еван­ге­лие, ру­беж 8–9 вв., б-ка Три­ни­ти-кол­лед­жа, Дуб­лин]. Гра­фич­но-пло­ско­ст­ное ре­ше­ние М. к. бы­ло обу­слов­ле­но влия­ни­ем юве­лир­но­го иск-ва сев.-герм. пле­мён с его мо­ти­ва­ми лен­точ­ных пле­тё­нок и борь­бы зве­рей. Ор­на­мент за­пол­ня­ет всё уве­ли­чи­ваю­щие­ся в раз­ме­рах ини­циа­лы и по­кры­ва­ет це­лые лис­ты («ков­ро­вые стра­ни­цы»). Со­хра­няя свои ма­ги­че­ские функ­ции, он уси­ли­ва­ет са­краль­ное зна­че­ние еван­гель­ско­го сло­ва и изо­бра­же­ний. Изо­бра­же­ния свя­тых, ан­ге­лов и сим­во­лов еван­ге­ли­стов стро­ят­ся по ор­на­мен­таль­но­му прин­ци­пу ли­бо све­де­ны к зна­ку (Еван­ге­лие из Эх­тер­на­ха, 8 в., Нац. б-ка, Па­риж).

Па­мят­ни­ки ме­ро­винг­ской М. к. ха­рак­те­ри­зу­ют­ся поч­ти пол­ным от­сут­ст­ви­ем сю­жет­ных ил­лю­ст­ра­ций. Ини­циа­лы и бу­к­вы со­став­ля­ют­ся из фи­гур птиц и рыб, с ран­не­хри­сти­ан­ских вре­мён слу­жив­ших сим­во­ла­ми Хри­ста (Ге­ла­зи­ан­ский са­кра­мен­та­рий, ок. 750, Б-ка Ва­ти­ка­на); впер­вые в ис­то­рии зап.-ев­роп. кни­ги по­яв­ля­ют­ся ан­тро­по­морф­ные ини­циа­лы с впи­сан­ны­ми в них изо­бра­же­ния­ми Хри­ста, свя­щен­но­слу­жи­те­ля и др. (Гел­лон­ский са­кра­мен­та­рий, 2-я пол. 8 в., Нац. б-ка, Па­риж). От де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва по­ли­хром­но­го сти­ля эти па­мят­ни­ки унас­ле­до­ва­ли со­че­та­ние крас­но­го, жёл­то­го и зе­лё­но­го цве­тов.

«Четыре Евангелиста». Миниатюра из Ахенского Евангелия. Ок. 820. Сокровищница собора (Ахен).

«Ка­ро­линг­ское воз­ро­ж­де­ние» в М. к. на­чи­на­ет­ся в кон. 8 в., ко­гда цен­тром книж­но­го иск-ва в Ев­ро­пе ста­но­вит­ся имп. дом Кар­ла Ве­ли­ко­го [Еван­ге­лие Го­де­скаль­ка, 783; Еван­ге­лие Сен-Ме­дар (Сен-Ме­дард) из Суа­со­на, нач. 9 в., оба – Нац. б-ка, Па­риж]. В это вре­мя воз­рас­та­ет ин­те­рес к иск-ву ан­тич­но­сти, что вы­ра­зи­лось в пря­мом под­ра­жа­нии ан­тич­ным па­мят­ни­кам или да­же ко­пи­ро­ва­нии це­лых ко­дек­сов («Фе­но­ме­ны» Ара­та, сер. 9 в., Б-ка ун-та, Лей­ден, ко­пия с ори­ги­на­ла 4 в.), а так­же в со­еди­не­нии в од­ной ми­ниа­тю­ре эле­мен­тов из раз­ных ис­точ­ни­ков, что от­час­ти объ­яс­ня­ет от­сут­ст­вие сти­ли­стич. един­ст­ва ме­ж­ду ка­ро­линг­ски­ми ру­ко­пи­ся­ми. Но­вой чер­той М. к. этой эпо­хи ста­ло вве­де­ние сю­жет­ных ил­лю­ст­ра­ций и от­де­ле­ние фи­гур от ор­на­мен­та, за­им­ст­во­ван­но­го из анг­ло-ир­ланд­ско­го и ан­тич­но­го иск-ва и за­пол­няю­ще­го те­перь толь­ко ра­мы ми­ниа­тюр и очер­та­ния ини­циа­лов. Са­мые рос­кош­ные ко­дек­сы, из­го­тов­лен­ные по за­ка­зу Кар­ла Ве­ли­ко­го и его бли­жай­ше­го ок­ру­же­ния, на­пи­са­ны зо­ло­том и се­реб­ром на пур­пур­ном пер­га­ме­не – при­ём, за­им­ст­во­ван­ный из Ви­зан­тии (Вен­ское ко­ро­на­ци­он­ное Еван­ге­лие Кар­ла I, ок. 800, Ху­дож.-ис­то­рич. му­зей, Ве­на). Ми­ниа­тю­ры ан­ти­ки­зи­рую­ще­го сти­ля вы­пол­не­ны в жи­во­пис­ной, про­стран­ст­вен­но-пла­стич. ма­не­ре.

При на­след­ни­ках Кар­ла Ве­ли­ко­го пе­ре­жи­ва­ет рас­цвет реймс­ская шко­ла (820–830-е гг.), в па­мят­ни­ках ко­то­рой транс­фор­ма­ция позд­не­ан­тич­ной тра­ди­ции идёт по пу­ти на­рас­та­ния об­ще­го бес­по­кой­но­го дви­же­ния, что дос­ти­га­ет­ся за счёт ри­сун­ка по­ры­ви­сты­ми бы­ст­ры­ми штри­ха­ми, под­чёрк­ну­той экс­прес­сив­но­сти жес­тов (Еван­ге­лие Эб­бо, ок. 816–835, Гор. б-ка, Эпер­не), по­строе­ния очер­ко­вых мно­го­фи­гур­ных ком­по­зи­ций на фо­не пей­за­жа (Ут­рехт­ская псал­тирь, ок. 816–834, Б-ка ун-та, Ут­рехт). Эти же чер­ты свой­ст­вен­ны ми­ниа­тю­рам тур­ской шко­лы, соз­дан­ным в скрип­то­рии аб­бат­ст­ва Сен-Мар­тен (830–853), но в срав­не­нии с очер­ко­вы­ми ил­лю­ст­ра­ция­ми Ут­рехт­ской псал­ти­ри их ком­по­зи­ции от­ли­ча­ют­ся чёт­ким по­строе­ни­ем. В Биб­ли­ях скрип­то­рия Ту­ра ста­но­вят­ся обя­за­тель­ны­ми ком­по­зи­ция «Majestas Domini» («Хри­стос во сла­ве», или «Ма­эстá») и по­свя­ти­тель­ные изо­бра­же­ния ко­ро­лей-за­каз­чи­ков. По­яв­ле­ние ис­то­ри­зо­ван­ных ини­циа­лов с еван­гель­ски­ми сце­на­ми свя­зы­ва­ют с со­бор­ным скрип­то­ри­ем Ме­ца (Са­кра­мен­та­рий Дро­го, ок. 850, Нац. б-ка, Па­риж), дос­тиг­шим рас­цве­та в сер. 9 в.

В 10–11 вв. в Ис­па­нии, изо­ли­ро­ван­ной от ос­таль­ной Ев­ро­пы му­сульм. за­вое­ва­ния­ми, скла­ды­ва­ет­ся т. н. мо­са­раб­ское иск-во со свои­ми са­мо­быт­ны­ми чер­та­ми. Пло­ско­ст­ное изо­бра­же­ние с ор­на­мен­таль­но трак­то­ван­ны­ми де­ко­ра­тив­ны­ми фи­гу­ра­ми, как и в ме­ро­винг­ских па­мят­ни­ках, раз­би­ва­ет­ся на сег­мен­ты, ко­то­рые за­пол­ня­ют­ся яр­ки­ми ло­каль­ны­ми цве­та­ми; ко­ло­ри­стич. ре­ше­ние так­же на­по­ми­на­ет па­мят­ни­ки араб. ми­ниа­тю­ры (Биб­лия, 920, Ка­фед­раль­ный со­бор, Ле­он). Ча­ще все­го ил­лю­ст­ри­ру­ет­ся «Тол­ко­ва­ние на Апо­ка­лип­сис» Беа­та Лие­бан­ско­го (975, Ка­фед­раль­ный со­бор, Ге­ро­на, и др.).

В Анг­лии в это же вре­мя фор­ми­ру­ет­ся стиль анг­ло­сак­сон­ской М. к. (гл. цен­тры – Вин­че­стер и позд­нее Кен­тер­бе­ри), в ко­то­рой ска­зы­ва­ют­ся влия­ния ка­ро­линг­ско­го иск-ва (шко­лы Ме­ца, а по­сле 1000 – Рейм­са). Её от­ли­чит. осо­бен­но­сти: ис­поль­зо­ва­ние «шпа­лер­ных» ра­мок с ли­сть­я­ми акан­фа, уд­ли­нён­ные фи­гу­ры с ма­лень­ки­ми го­ло­ва­ми и за­ост­рён­ны­ми чер­та­ми, в очер­ко­вые ми­ниа­тю­ры вво­дит­ся цвет­ной кон­тур­ный ри­су­нок (Бе­не­дик­цио­нал св. Этель­воль­да, ме­ж­ду 963–984; Псал­тирь Хар­ли, ок. 1000, оба – Брит. б-ка).

«Евангелист Лука». Миниатюра из Евангелиария Оттона III. Ок. 1000. Баварская государственная библиотека (Мюнхен).

Но­вый рас­цвет книж­но­го иск-ва в Центр. Ев­ро­пе свя­зан с «От­то­нов­ским воз­ро­ж­де­ни­ем». Кон. 10 – нач. 11 вв. на­зы­ва­ют зо­ло­тым ве­ком не­мец­кой М. к. Её цен­тра­ми, ра­бо­тав­ши­ми по имп. за­ка­зу, бы­ли мас­тер­ские при мо­на­сты­рях и епи­скоп­ских ре­зи­ден­ци­ях в Три­ре, Рай­хе­нау, Фуль­де, Хиль­дес­хай­ме, Эх­тер­на­хе, Ре­генс­бур­ге, Зальц­бур­ге, Кёль­не. Идеи еди­но­го хри­сти­ан­ско­го го­су­дар­ст­ва и бо­же­ст­вен­но­го про­ис­хо­ж­де­ния имп. вла­сти от­ра­же­ны в но­вых сце­нах по­кло­не­ния пра­ви­те­лю под­вла­ст­ных зе­мель, пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ных жен­ски­ми фи­гу­ра­ми (Ко­декс св. Гри­го­рия, ок. 983 – 985, Му­зей Кон­де, Шан­тийи), ко­ро­но­ва­ния им­пе­ра­то­ра (Лек­цио­на­рий Ген­ри­ха II, Ба­вар­ская нац. б-ка, Мюн­хен). Ил­лю­ст­ра­ции к Вет­хо­му За­ве­ту и Псал­ти­ри от­то­нов­ско­го вре­ме­ни прак­ти­че­ски не­из­вест­ны; боль­шое зна­че­ние при­об­ре­та­ют еван­гель­ские сю­же­ты, ко­то­рым в ка­ро­линг­ских ру­ко­пи­сях от­во­ди­лось ме­сто лишь в не­боль­ших ини­циа­лах. От­ли­чит. чер­ты М. к. это­го вре­ме­ни – ис­чез­но­ве­ние объ­ём­но-про­стран­ст­вен­ной сре­ды, пла­нов, пер­спек­ти­вы, по­яв­ле­ние аб­ст­ракт­ных фо­нов не­яр­ких блед­ных цве­тов и про­стран­ст­вен­но-гео­мет­рич. ор­на­мен­та, ук­руп­нён­ность фи­гур и ис­поль­зо­ва­ние зо­ло­та в свя­щен­ных сце­нах (Еван­ге­лие От­то­на III, ок. 1000; Еван­ге­лиа­рий аб­ба­ти­сы Ут­ты, 1002–25, оба – Ба­вар­ская гос. б-ка; Ко­декс аб­ба­ти­сы Хит­ды, 11 в., Б-ка зем­ли Гес­сен, Дарм­штадт). Ок. 1000 под влия­ни­ем эс­ха­то­ло­гич. ожи­да­ний на­рас­та­ет ир­ра­цио­наль­ное мис­тич. на­пря­же­ние, во­пло­тив­шее­ся в пре­уве­ли­чен­ной вы­ра­зи­тель­но­сти жес­тов и взгля­дов, мо­ну­мен­таль­но­сти форм (Еван­ге­лиа­рий От­то­на III, ок. 1000, Ба­вар­ская гос. б-ка; Бам­берг­ский Апо­ка­лип­сис, ок. 1000 – 1020, Гос. б-ка, Бам­берг).

В 11–12 вв. иск-во М. к. боль­шин­ст­ва ев­роп. стран при мно­го­об­ра­зии ме­ст­ных школ от­ме­че­но един­ст­вом ху­дож. сис­те­мы – ро­ман­ским сти­лем. В от­сут­ст­вие силь­ной свет­ской цен­тра­ли­зов. вла­сти мо­на­стыр­ские и епи­скоп­ские скрип­то­рии ста­ли един­ст­вен­ны­ми цен­тра­ми из­го­тов­ле­ния книг: Сент-Омер, Сент-Аман, Сен-Мар­сь­яль, Си­то, Клер­во во Фран­ции; Уин­че­стер (Вин­че­стер), Кен­тер­бе­ри, Йорк в Анг­лии; Вайн­гар­тен, Эн­гель­берг, Хир­сау, Зальц­бург, Ре­генс­бург в Гер­ма­нии; Мон­те­кас­си­но, Боб­био, По­ли­ро­не в Ита­лии. С нач. 12 в. пре­об­ла­да­ют Биб­лии боль­шо­го фор­ма­та (т. н. ги­гант­ские, чьё по­яв­ле­ние свя­за­но с гри­го­ри­ан­ской ре­фор­мой), Псал­ти­ри, снаб­жён­ные ком­мен­та­рия­ми Апо­ка­лип­си­сы, жи­тия свя­тых, тео­ло­гич. тру­ды (Ан­сель­ма Кен­тер­бе­рий­ско­го, св. Бер­нар­да Клер­вос­ско­го, Пет­ра Ко­ме­сто­ра, Пет­ра Лом­бард­ско­го и др.), кни­ги по цер­ков­но­му пра­ву (Дек­ре­ты Гра­циа­на) и т. д. С сер. 12 в. в круг ил­лю­ми­ни­ров. ру­ко­пи­сей по­сте­пен­но вхо­дят про­из­ве­де­ния ры­цар­ской лит-ры, ис­то­рич. со­чи­не­ния, сбор­ни­ки по­ста­нов­ле­ний обыч­но­го пра­ва. С нач. 11 в. и вплоть до 13 в. в Сев. Ита­лии по­лу­ча­ет рас­про­стра­не­ние тип книг, вос­про­из­во­дя­щий ан­тич­ную фор­му свит­ка – эк­зуль­тет (сви­ток, со­дер­жа­щий мо­лит­вен­ные пес­но­пе­ния пас­халь­ных служб). Та­кие свит­ки обыч­но со­дер­жа­ли ор­на­мен­таль­ную кай­му по всей дли­не и ми­ниа­тю­ры, пе­ре­вёр­ну­тые по от­но­ше­нию к но­там и тек­сту и разъ­яс­няю­щие его (сви­ток, 11 в., ар­хив Ка­фед­раль­но­го со­бо­ра в Ба­ри). Ил­лю­ми­ни­ров. бес­тиа­рии пол­ны изо­бра­же­ний как ре­аль­ных, так и при­чуд­ли­вых вы­мыш­лен­ных жи­вот­ных; они бы­ли осо­бен­но рас­про­стра­не­ны в Анг­лии в 12–13 вв.

«Сцены из жизни царя Давида». Лист из Винчестерской Библии. 1170-е гг. Библиотека Моргана (Нью-Йорк).

Для ро­ман­ской М. к. ха­рак­тер­но стрем­ле­ние к об­шир­ным по­ве­ст­во­ват. цик­лам [Вин­че­стер­ская Биб­лия, ок. 1160 и ок. 1170 – 1190, Ка­фед­раль­ная б-ка, Уин­че­стер (Винчестер), ча­стич­но – Б-ка Мор­га­на, Нью-Йорк], об­ра­ще­ние к ме­ст­ным тра­диц. изо­бра­зит. схе­мам и взаи­мо­влия­ние разл. школ, за­им­ст­во­ва­ние ви­зант. мо­ти­вов и сцен, а так­же со­зда­ние но­вых по­ве­ст­во­ват. и слож­ных сим­во­ли­ко-ал­ле­го­рич. ико­но­гра­фич. про­грамм. Ха­рак­тер­ны­ми эле­мен­та­ми ху­дож. язы­ка яв­ля­ют­ся ог­ра­ни­чен­ная ло­каль­ная цве­то­вая па­лит­ра, пло­ско­ст­ное ус­лов­ное изо­бра­же­ние с силь­но вы­ра­жен­ным кон­ту­ром, гра­фич­ная про­ра­бот­ка скла­док одежд; про­яв­ля­ет­ся тя­го­те­ние к стро­гим и урав­но­ве­шен­ным ком­по­зиц. схе­мам в со­че­та­нии с внутр. на­пря­жён­но­стью. Ху­дож. оформ­ле­нию ро­ман­ских книг свой­ст­вен­на ав­то­но­мия час­тей де­ко­ра: стра­нич­ная ми­ниа­тю­ра и ил­лю­ст­ра­ции в тек­сте, за­став­ки и ини­циа­лы за­ни­ма­ют не­за­ви­си­мое друг от дру­га по­ло­же­ние. Но­вым эле­мен­том оформ­ле­ния ста­но­вит­ся слож­ный ис­то­ри­зо­ван­ный ини­ци­ал, час­то со­дер­жа­щий од­ну или неск. сцен из Свя­щен­ной ис­то­рии (пре­ж­де все­го «Дни Тво­ре­ния» к Кни­ге Бы­тия и «Дре­во Иес­сее­во» к Еван­ге­лию от Мат­фея). В ру­ко­пи­сях, соз­дан­ных пре­им. к се­ве­ру от Альп, за­глав­ные ли­те­ры, в ил­лю­ст­ра­тив­ном пла­не не­за­ви­си­мые от тек­ста, и соб­ст­вен­но ми­ниа­тю­ры не­ред­ко со­стоя­ли из изо­бра­же­ний фан­та­стич. зоо­морф­ных су­ществ и сцен из по­все­днев­ной жиз­ни («Тол­ко­ва­ния на кни­гу Ио­ва» Гри­го­рия Ве­ли­ко­го, ок. 1111, Гор. б-ка, Ди­жон).

«Несение Креста» и «Явление ангела пастухам». Миниатюры из Часослова Жанны д’Эврё. Мастер Жан Пюсель и др. 1324–28. Метрополитен-музей (Нью-Йорк).

Го­тич. стиль сло­жил­ся во Фран­ции и от­сю­да рас­про­стра­нил­ся в др. стра­ны. Чер­ты го­ти­ки в М. к. – мяг­кость скла­док, изящ­ная изо­гну­тость фи­гур – на­чи­на­ют про­яв­лять­ся на ру­бе­же 12–13 вв. С сер. 13 в. скла­ды­ва­ет­ся соб­ст­вен­но го­тич. струк­ту­ра книж­но­го оформ­ле­ния с её со­под­чи­нён­но­стью всех де­ко­ра­тив­ных эле­мен­тов. В эту эпо­ху М. к. ут­ра­чи­ва­ет бы­лое зна­че­ние од­но­го из ве­ду­щих ви­дов иск-ва; за­паз­ды­вая в раз­ви­тии по срав­не­нию с ар­хи­тек­ту­рой, вит­ра­жом, скульп­ту­рой, она ис­пы­ты­ва­ет их влия­ние. В свя­зи с раз­ви­ти­ем гор. куль­ту­ры, уси­ле­ни­ем ро­ли уни­вер­си­те­тов осн. за­каз­чи­ка­ми ру­ко­пи­сей ста­но­вят­ся свет­ские ли­ца; боль­шое зна­че­ние при­об­ре­та­ет при­двор­ный скрип­то­рий в Па­ри­же и мно­же­ст­во свет­ских ча­ст­ных кни­го­пис­ных мас­тер­ских, соз­даю­щих ти­по­вые ма­ну­ск­рип­ты на про­да­жу. По­ми­мо рос­кош­ных эк­зем­п­ля­ров, соз­да­ва­лись бо­лее до­ступ­ные ши­ро­ко­му кру­гу чи­та­те­лей кни­ги (т. н. уни­вер­си­тет­ские Биб­лии и Псал­ти­ри), че­му спо­соб­ст­во­ва­ло по­яв­ле­ние в 13 в. бу­ма­ги. Де­ше­виз­на та­ких книг обу­слов­ли­ва­ла не­бреж­ность их оформ­ле­ния. Рас­ши­ря­ет­ся так­же те­ма­ти­ка книг. Осо­бой по­пу­ляр­но­стью поль­зу­ют­ся как скром­но оформ­лен­ные Биб­лии кар­ман­но­го фор­ма­та, так и рос­кош­но ил­лю­ми­ни­ро­ван­ные мо­ра­ли­зо­ван­ные Биб­лии, в ко­то­рых ми­ниа­тю­ры вет­хо- и но­во­завет­но­го цик­лов со­про­во­ж­да­ют­ся рас­по­ло­жен­ны­ми на­про­тив и ком­мен­ти­ру­ю­щи­ми их изо­бра­же­ния­ми; бре­виа­рии (бо­го­слу­жеб­ные кни­ги, со­дер­жа­щие со­кра­щён­ный ва­ри­ант су­точ­но­го кру­га бо­го­слу­же­ний и пред­на­зна­чен­ные для ча­ст­но­го упот­реб­ле­ния), ча­со­сло­вы (кни­га, со­дер­жа­щая мо­лит­во­сло­вия су­точ­но­го кру­га бо­го­слу­же­ний для ми­ря­ни­на) и Псал­ти­ри. Наи­бо­лее зна­чи­мы­ми и ха­рак­тер­ны­ми па­мят­ни­ка­ми эпо­хи яв­ля­ют­ся ма­ну­ск­рип­ты, соз­дан­ные в при­двор­ных скрип­то­ри­ях: Псал­тирь ко­ро­ле­вы Ин­ге­борг (до 1210, Му­зей Кон­де, Шан­тийи), Псал­тирь Лю­до­ви­ка Свя­то­го (1254–70, Нац. б-ка, Па­риж), Бре­виа­рий Фи­лип­па Кра­си­во­го Мас­те­ра Оно­ре (ок. 1290, там же), в ко­то­рых от­чёт­ли­во про­сле­жи­ва­ет­ся по­сле­до­ва­тель­ность ан­самб­ле­во­го ре­ше­ния; влия­ние вит­ра­жа ска­зы­ва­ет­ся в цве­то­вом строе, объ­е­ди­няю­щем ло­каль­ные крас­ные, си­ние и зе­лё­ные цве­та на зо­ло­том фо­не. В англ. и сев.-франц. М. к. по­яв­ля­ют­ся мар­ги­наль­ные изо­бра­же­ния раз­вле­ка­тель­но­го и по­учи­тель­но­го ха­рак­те­ра (дро­ле­ри) и фор­ми­ру­ет­ся ком­по­зи­ция с под­строч­ной ми­ниа­тю­рой. В Ча­со­сло­ве Жан­ны д’Эврё (ми­ниа­тю­ри­сты Жан Пю­сель и др., 1324–1328, Мет­ро­по­ли­тен-му­зей, Нью-Йорк) ми­ниа­тю­ры в под­ра­жа­ние скульп­ту­ре на­пи­са­ны в тех­ни­ке гри­зай­ли. С кон. 13 в. вме­сто зо­ло­тых фо­нов на­чи­на­ют ис­поль­зо­вать «ков­ро­вые» в ви­де узор­ча­тых мно­го­цвет­ных эк­ра­нов.

«Мария Бургундская за молитвой». Фронтиспис Часослова Марии Бургундской и императора Максимилиана I. Между 1470 и 1480. Австрийская национальная библиотека (Вена).

В 15 в. ве­ду­щая роль при­над­ле­жит фран­ко-фла­манд­ской ми­ниа­тю­ре, в ко­то­рой фор­ми­ру­ют­ся прин­ци­пы но­во­го ни­дерл. иск-ва (т. н. арс но­ва): пол­но­стра­нич­ные ил­лю­ст­ра­ции при­об­ре­та­ют чер­ты стан­ко­вых кар­тин­ных ком­по­зи­ций, в них вы­ра­ба­ты­ва­ют­ся но­вые при­ё­мы по­строе­ния про­стран­ст­ва, соз­да­ния пей­за­жа, на­ту­ра­ли­сти­че­ски точ­ной пе­ре­да­чи ре­аль­но­сти, что про­ис­хо­дит во мно­гом под влия­ни­ем иск-ва итал. Про­то­ре­нес­сан­са. Эти­ми чер­та­ми от­ли­ча­ют­ся «Рос­кош­ный ча­со­слов гер­цо­га Бер­рий­ско­го» (бр. Лим­бург, 1412–16, Му­зей Кон­де, Шан­тийи), Ча­со­слов мар­ша­ла Бу­си­ко (ок. 1405, Нац. б-ка, Па­риж), Ми­ла­но-Ту­рин­ский ча­со­слов (кон. 14 – сер. 15 вв.; сохр. час­тич­но, не­ко­то­рые ми­ниа­тю­ры вы­пол­не­ны Я. ван Эй­ком) и др. Ок. 1475 в Ни­дер­лан­дах в шко­ле Ген­та – Брюг­ге под влия­ни­ем жи­во­пи­си (Я. ван Эй­ка, Г. ван дер Гу­са и др.) воз­ни­ка­ет но­вый стиль, со­че­таю­щий про­стран­ст­вен­но-ил­лю­зио­ни­стич. рас­ти­тель­ные бор­дю­ры (цве­ты и ли­стья на яр­ком фо­не) со сво­бод­ны­ми по­ве­ст­во­ват. ком­по­зи­ция­ми, в т. ч. на свет­ские сю­же­ты. Осн. мас­те­ра это­го сти­ля: С. Мар­ми­он, С. Бе­нинг, Мас­тер Ма­рии Бур­гунд­ской, Мас­тер Дрез­ден­ско­го мо­лит­вен­ни­ка. Ни­дерл. влия­ние бы­ст­ро рас­про­стра­ни­лось по всей Ев­ро­пе.

Миниатюра к «Книге бытия» из Библии Борсо д’Эсте. 1455–61. Мастер Таддео Кривелли. Библиотека Эстенсе (Модена).

В Ита­лии под влия­ни­ем гу­ма­низ­ма в нач. 15 в. был раз­ра­бо­тан но­вый тип ру­ко­пис­но­го шриф­та, на­по­ми­наю­щий ла­тин­ский, а в М. к. на­чи­на­ет­ся фор­ми­ро­ва­ние ре­нес­санс­но­го сти­ля. Об­на­жён­ные пут­ти, по­яв­ляв­шие­ся в итал. М. к. со 2-й пол. 14 в., по­ло­жи­ли на­ча­ло про­ник­но­ве­нию в неё мо­ти­вов «аль ан­ти­ка», ко­то­рое осо­бен­но уси­ли­лось во 2-й пол. 15 – нач. 16 вв. под воз­дей­ст­ви­ем ан­ти­квар­ных шту­дий сев.-итал. ху­дож­ни­ков, в пер­вую оче­редь А. Ман­те­ньи, ока­зав­ше­го силь­ное влия­ние на М. к. Круп­ней­ши­ми итал. ми­ниа­тю­ри­ста­ми бы­ли Б. Сан­ви­то, Дж. П. Би­ра­га, К. Май­о­ра­на, Мат­тео да Ми­ла­но, Ат­та­ван­те де­льи Ат­та­ван­ти, Ге­рар­до и Мон­те ди Джо­ван­ни, Ф. А. дель Кье­ри­ко, Дж. Кло­вио и др. К М. к. об­ра­ща­лись ху­дож­ни­ки Фра Анд­же­ли­ко, С. Бот­ти­чел­ли и др. Франц. М. к. ис­пы­та­ла на се­бе влия­ния как ни­дерл., так и итал. про­из­ве­де­ний, круп­ней­ши­ми её пред­ста­ви­те­ля­ми бы­ли Ж. Фу­ке, Ж. Пер­ре­аль, Ж. Бур­ди­шон, Ж. Ко­ломб, Год­фруа ле Ба­тав.

По всей Ев­ро­пе в эпо­ху Воз­ро­ж­де­ния ши­ро­ко ил­лю­ст­ри­ру­ют­ся со­чи­не­ния гу­ма­ни­стов («Три­ум­фы» Ф. Пет­рар­ки, ми­ниа­тю­ры дель Кье­ри­ко, 1456, Б-ка Лау­рен­циа­на, Фло­рен­ция) и ан­тич­ных ав­то­ров («Иу­дей­ские древ­но­сти» Ио­си­фа Фла­вия, ми­ниа­тю­ры Ж. Фу­ке), ис­то­рич. хро­ни­ки («Боль­шие фран­цуз­ские хро­ни­ки», худ. Ж. Фу­ке, 1455–60, Нац. б-ка, Па­риж; худ. С. Мар­ми­он, 1457, РНБ). Для биб­лио­фи­лов-ари­сто­кра­тов соз­да­ют­ся уни­каль­ные, рос­кош­но де­ко­ри­ро­ван­ные ру­ко­пи­си: Биб­лия Бор­со д’Эсте (1455–61; Б-ка Эс­тен­се, Мо­де­на; 2 то­ма, св. 1 тыс. ми­ниа­тюр), Мо­лит­вен­ник имп. Мак­си­ми­лиа­на I (1513, Ба­вар­ская нац. б-ка; в со­зда­нии ри­сун­ков и ми­ниа­тюр при­ни­ма­ли уча­стие А. Дю­рер, Х. Баль­дунг, Л. Кра­нах Стар­ший, Х. Бург­кмайр и др.). В 15–16 вв. ми­ниа­тю­ра­ми ук­ра­ша­лись не толь­ко ма­ну­ск­рип­ты, но и ин­ку­на­бу­лы.

«Хосров у дворца Ширин». Иллюстрация к «Хамсе» Низами. 1480-е гг. Тебризская школа (Иран). Музей дворца Топкапы (Стамбул).

В ис­лам­ском ис­кус­ст­ве в сред­ние ве­ка раз­ви­ва­ет­ся М. к. Егип­та, сти­ли­сти­че­ски свя­зан­ная с копт­ским ис­кус­ст­вом, а так­же Си­рии (под силь­ным ви­зант. влия­ни­ем) и Ира­ка, где на­ря­ду с пыш­ны­ми сце­на­ми при­двор­ной жиз­ни рас­про­стра­не­ны ла­ко­нич­ные по сти­лю ил­лю­ст­ра­ции к на­уч. трак­та­там («Фар­ма­ко­ло­гия» Дио­ско­ри­да, 1222, в разл. му­зе­ях ми­ра). Иран­ская, аф­ган­ская и азерб. М. к. ор­га­ни­че­ски свя­за­на со всем ху­дож. оформ­ле­ни­ем ру­ко­пи­си. Бо­га­тей­шие узор­ные ком­по­зи­ции, ли­рич. пей­за­жи, тон­кий ли­ней­ный ритм, изы­скан­ные цве­то­вые со­че­та­ния оп­ре­де­ля­ют де­ко­ра­тив­ность их об­раз­но­го строя (ге­рат­ская шко­ла, теб­риз­ская, ис­фа­хан­ская, сред­не­ази­ат­ская, ши­раз­ская шко­лы). В 16–17 вв. в Ира­не и др. стра­нах по­яв­ля­ет­ся М. к. на отд. лис­тах.

"Процессия ткачей, проходящая перед султаном Ахмедом III на площади Ат-Мейдан". Иллюстрация к "Сур-наме" Вехби Сюнбюльзаде. Ок. 1720. Художник Наккас Левни (Абдул Джелиль Челеби). Музей дворца Топкапы...

М. к. От­то­ман­ской им­пе­рии дос­ти­га­ет сво­его рас­цве­та в 16 в., гл. сфе­рой её ста­ло ил­лю­ст­ри­ро­ва­ние по­этич. ис­то­ри­че­ских и совр. хро­ник и сбор­ни­ков, со­зда­ние порт­ре­тов ис­то­рич. лиц, то­по­гра­фич. ми­ниа­тюр. Иран­ские тра­ди­ции по­сте­пен­но за­ме­ща­ют­ся ви­зант. влия­ния­ми и до­пол­ня­ют­ся до­ку­мен­таль­ной точ­но­стью ис­пол­не­ния («Кни­га Су­лей­ма­на», 1517; «Кни­га свер­ше­ний», 1523, обе – Му­зей двор­ца Топ­ка­пы, Стам­бул).

«Бог Кришна побеждает великого змея Калию». Иллюстрация к «Бхагавата-пуране». 18 в. Кангри, школа миниатюры Пахари (Индия). Музей и художественная галерея (Чандигарх).

В ин­дий­ском ис­кус­ст­ве пло­ско­ст­ные, сти­ли­зо­ван­ные изо­бра­же­ния, чёт­кая кал­ли­гра­фич. ли­ния ран­не­сред­не­ве­ко­вой М. к. к 16–17 вв. сме­ня­ют­ся стрем­ле­ни­ем к точ­ной фик­са­ции отд. де­та­лей, тща­тель­но­му изо­бра­же­нию че­ло­ве­че­ско­го ли­ца при со­хра­не­нии тра­диц. пло­ско­ст­но­сти, схе­ма­тич­но­сти и де­ко­ра­тив­но­сти. Час­то встре­ча­ют­ся ге­рои­ко-ис­то­рич. сю­же­ты («Ба­бур-на­ме», кон. 16 в., Му­зей Вос­то­ка, Мо­ск­ва). Раз­ви­ва­ют­ся порт­рет­ный и ани­ма­ли­стич. жан­ры (см. Мо­голь­ская ми­ниа­тю­ра).

Лит.: Кон­да­ков Н. П. Ис­то­рия ви­зан­тий­ско­го ис­кус­ст­ва и ико­но­гра­фии по ми­ниа­тю­рам гре­че­ских ру­ко­пи­сей. Од., 1876; Вла­ди­ми­ров М., Ге­ор­ги­ев­ский Г. П. Древ­не­рус­ская ми­ниа­тю­ра. М., 1933; Nordenfalk C., Gra­bar A. Early medieval painting from the fourth to the eleventh century. Lausanne, 1957; Por­cher J. L’Enluminure française. P., 1958; Про­тась­е­ва Т. Н., Щеп­ки­на М. В. Со­кро­ви­ща древ­ней пись­мен­но­сти и ста­рой пе­ча­ти. М., 1958; Сви­рин А. Н. Ис­кус­ст­во кни­ги Древ­ней Ру­си XI–XVII вв. М., 1964; Аза­рян Л. Р. Ки­ли­кий­ская ми­ниа­тю­ра XII–XIII вв. Ер., 1964 (на арм. яз.); По­до­бе­до­ва О. И. Ми­ниа­тю­ры рус­ских ис­то­ри­че­ских ру­ко­пи­сей. М., 1964; Belting H. Das illuminierte Buch in der spät­by­zantinischen Gesellschaft. Hdlb., 1970; Gold­schmidt A. German illumi­nation. N. Y., 1970; Weitzmann K. Studies in classical and Byzan­tine manuscript illumina­tion. Chi.; L., 1971; idem. Byzantine book il­lu­mination and ivories. L., 1980; Unterkir­cher F. Die Buchmalerei: Ent­wicklung, Tech­nik, Eigenart. Wien, 1974; Po­pova O. Les mi­niatures russes du XIe au XVe siècle. Lé­ningrad, 1975; The place of book illu­mination in Byzantine art. Princeton, 1975; Ли­ха­че­ва В. Д. Ис­кус­ст­во кни­ги: Кон­стан­ти­но­поль, XI в. М., 1976; oна жe. Ви­зан­тий­ская ми­ниа­тю­ра. М., 1977; Spatharakis I. The por­trait in Byzantine illuminated manuscripts. Leiden, 1976; Вздор­нов Г. И. Ис­кус­ст­во кни­ги в Древ­ней Ру­си: Ру­ко­пис­ная кни­га Се­ве­ро-Вос­точ­ной Ру­си XII – на­ча­ла XV вв. М., 1980; Nel­son R. S. The iconography of preface and mi­niature in the Byzantine Gospel book. N. Y., 1980; По­по­ва О. С. Рус­ская книж­ная ми­ниа­тю­ра XI–XV вв. // Древ­не­рус­ское ис­кус­ст­во: Ру­ко­пис­ная кни­га. М., 1983; она же. Ви­зан­тий­ские и древ­не­рус­ские ми­ниа­тю­ры. М., 2003; Cutler A. The aristocratic psalter in By­zantium. P., 1984; Пуц­ко В. Г. Ви­зан­тий­ские ил­лю­ми­ни­ро­ван­ные ру­ко­пи­си Чи­ка­го-Ка­ра­хис­сар­ской груп­пы в Мо­ск­ве // Ви­зан­тий­ский вре­мен­ник. 1984. № 45; Ла­за­рев В. Н. Ис­то­рия ви­зан­тий­ской жи­во­пи­си. М., 1986; Pächt O. Book illumination in the Middle Ages. Oxf. a. o., 1986; Hutter I., Canart P. Das Marienhomiliar des Mönches Jakobos von Kokkinobaphos. Z., 1991. Bd 1–2; Alexander J. J. G. Medieval illumi­nators and their me­thods of work. New Haven, 1992; Hamel C. de. A history of illuminated manuscripts. 2nd ed. L., 1994; Ма­те­риа­лы и тех­ни­ка ви­зан­тий­ской ру­ко­пис­ной кни­ги. М., 2003; Ар­ци­хов­ский А. В. Древ­не­рус­ские ми­ниа­тю­ры как ис­то­ри­че­ский ис­точ­ник. М.; Томск, 2004.

Вернуться к началу