Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ПЕТРО́В-ВО́ДКИН

Авторы: А. М. Муратов

ПЕТРО́В-ВО́ДКИН Кузь­ма Сер­гее­вич [24.10(5.11).1878, Хва­лынск – 15.2.1939, Ле­нин­град], рос. жи­во­пи­сец, гра­фик, сце­но­граф, тео­ре­тик иск-ва, пи­са­тель, засл. де­ят. ис­кусств РСФСР (1930). Ро­дил­ся в се­мье са­пож­ни­ка С. Ф. Вод­ки­на; фа­ми­лию ма­те­ри (Пет­ро­ва) при­ба­вил к от­цов­ской. Пер­во­на­чаль­ные све­де­ния о жи­во­пи­си по­лу­чил от ико­но­пис­цев; учил­ся в Са­ма­ре в клас­сах жи­во­пи­си и ри­со­ва­ния Ф. Е. Бу­рова (1893–95). В 1895 по­сту­пил в Центр. уч-ще тех­нич. ри­со­ва­ния ба­ро­на А. Л. Штиг­ли­ца в С.-Пе­тер­бур­ге, в 1897–1905 учил­ся в МУЖВЗ у К. Н. Гор­ско­го, Н. А. Ка­сат­ки­на, В. А. Се­ро­ва. В 1901 за­ни­мал­ся в шко­ле А. Аж­бе в Мюн­хе­не, в 1906–08 – в ака­де­мии Ф. Ко­ла­рос­си и др. ча­ст­ных сту­ди­ях Па­ри­жа (в Па­ри­же по­зна­ко­мил­ся с М. Ме­тер­лин­ком и Н. С. Гу­ми­лё­вым). Чл. объ­еди­не­ния «Мир ис­кус­ст­ва» (с 1910). По­се­тил Лон­дон (1904), в 1905 пу­те­шест­во­вал по Ита­лии, где по­зна­ко­мил­ся с Ф. Т. Ма­ри­нет­ти, в 1907 – по Сев. Аф­ри­ке, в 1924–25 ко­ман­ди­ро­ван во Фран­цию с це­лью изу­че­ния ху­дож. об­ра­зо­ва­ния; во вре­мя по­ез­док ис­пол­нял цик­лы жи­во­пис­ных и гра­фич. ра­бот. Ис­пы­тал влия­ние Се­ро­ва, В. Э. Бо­ри­со­ва-Му­са­то­ва, ев­роп. сим­во­лиз­ма и мо­дер­на (П. Пю­ви де Ша­ванн, М. Де­ни, Ф. Ход­лер), а так­же мас­те­ров Про­то­ре­нес­сан­са и итал. Воз­ро­ж­де­ния. Зна­чит. воз­дей­ст­вие на твор­че­ст­во П.-В. ока­за­ла жи­во­пись нов­го­род­ской шко­лы и Дио­ни­сия; вы­сту­пал с лек­ция­ми об ико­но­пи­си.

К. С. Петров-Водкин. «Купание красного коня». 1912. Третьяковская галерея (Москва).
К. С. Петров-Водкин. «Богоматерь Умиление злых сердец». 1914–15. Русский музей (С.-Петербург).

Пер­вые круп­ные за­каз­ные ра­бо­ты П.-В. по­свя­ще­ны ре­лиг. иск-ву и близ­ки сти­ли­сти­ке мо­дер­на и не­орус­ско­го сти­ля: май­о­ли­ко­вое пан­но «Бо­го­ма­терь с Мла­ден­цем» для ап­си­ды церк­ви при кли­ни­ке Р. Р. Вре­де­на в С.-Пе­тер­бур­ге (вы­пол­не­но в Лон­до­не в 1904), рос­пи­си в хра­ме Ва­си­лия Зла­то­вер­хо­го в Ов­ру­че (1910–11, совм. с А. П. Блаз­но­вым), Мор­ском Ни­коль­ском со­бо­ре в Крон­штад­те (1913), рос­пи­си и вит­раж в Тро­иц­ком со­бо­ре г. Су­мы (1915). Тес­ной свя­зью с мо­дер­ном и нем. не­ои­деа­лиз­мом (пре­ж­де все­го Х. фон Ма­ре) от­ме­че­ны ран­ние стан­ко­вые про­из­ве­де­ния П.-В. («Бе­рег», 1908; «Сон», 1910; оба – ГРМ). В кар­ти­нах «Иг­раю­щие маль­чи­ки» (1911, ГРМ) и «Ку­па­ние крас­но­го ко­ня» (1912, ГТГ) ху­дож­ник об­ре­та­ет ори­ги­наль­ный пла­стич. язык, твор­че­ски пре­лом­ляю­щий тра­ди­ции др.-рус. иск-ва и со­че­таю­щий де­ко­ра­тив­ное зву­ча­ние ло­каль­но­го цве­та с ла­ко­нич­ным ри­сун­ком и яс­ной рит­мич. ор­га­ни­за­ци­ей ком­по­зи­ции. Бо­го­ро­дич­ный об­раз слу­жит ос­но­вой двух ва­ри­антов ком­по­зи­ции «Мать» (1913, ГТГ; 1915, ГРМ) и по­лот­на «Бо­го­ма­терь Уми­ле­ние злых сер­дец» (1914–1915, ГРМ). Идея ду­хов­ной чис­то­ты сим­во­ли­че­ски во­пло­ща­ет­ся в кар­ти­нах на те­му «ку­па­ния» – «Де­вуш­ки на Вол­ге» (1915, ГТГ) и «Ут­ро» (1917, ГРМ), те­ма жерт­вен­ной ги­бе­ли – в по­лот­не «На ли­нии ог­ня» (1916, ГРМ), на­ве­янном со­бы­тия­ми 1-й ми­ро­вой вой­ны. Смерть от­ца ху­дож­ни­ка по­слу­жи­ла по­во­дом для соз­да­ния кар­ти­ны «Пол­день» (1917, ГРМ), в цен­тре ко­то­рой – по­хо­рон­ное ше­ст­вие, од­на­ко в этом «пла­не­тар­ном» пей­за­же за­ко­но­мер­ный кру­го­во­рот жиз­ни и смер­ти не на­ру­ша­ет гар­мо­нии це­ло­го.

Ре­во­люц. со­бы­тия 1917 П.-В. пы­та­ет­ся ос­мыс­лить как в ка­те­го­ри­ях нар. сти­хии («Сте­пан Ра­зин» и др. пан­но для оформ­ле­ния Пет­ро­гра­да к 1-й го­дов­щи­не Ок­тяб­ря), так и сквозь приз­му хри­сти­ан­ской ис­то­рио­со­фии (се­рия ри­сун­ков еван­гель­ско­го цик­ла на ру­бе­же 1910–20-х гг.). Один из ор­га­ни­за­то­ров Воль­ной фи­лос. ас­со­циа­ции (Воль­фи­ла; 1919), где вы­сту­пал с док­ла­да­ми и уча­ст­во­вал в дис­кус­си­ях на за­се­да­ни­ях на­ря­ду с А. А. Бло­ком, А. Бе­лым и др.; чл.-уч­ре­ди­тель об-ва «Че­ты­ре ис­кус­ст­ва» (с 1924). С кон. 1910-х гг. П.-В. раз­ви­ва­ет свою ху­дож. сис­те­му в жан­ре на­тюр­мор­та, где ре­ша­ет про­бле­му про­стран­ст­вен­ной и ко­ло­ри­стич. ор­га­ни­за­ции изо­бра­же­ния («Се­лёд­ка», 1918; «Скрип­ка», 1918; оба – ГРМ). На фо­не бур­ных ис­то­рич. пре­об­ра­зо­ва­ний то­го вре­ме­ни мас­тер по­сле­до­ва­тель­но об­ра­ща­ет­ся к тра­ди­ции. Так, древ­ний ук­лад Вос­то­ка, его ср.-век. ар­хи­тек­ту­ра за­ин­те­ре­со­ва­ли П.-В., по­се­тив­ше­го в 1921 Ср. Азию и соз­дав­ше­го сияю­щую сол­неч­ны­ми ох­ри­сто-би­рю­зо­вы­ми крас­ка­ми «Са­мар­канд­скую се­рию».

К. С. Петров-Водкин. «Смерть комиссара». 1927–28. Русский музей (С.-Петербург).

Порт­ре­ты П.-В. не­ред­ко упо­доб­ля­ют­ся ико­но­пис­ным ли­кам [Ав­то­порт­рет (1918, ГТГ), порт­рет А. А. Ах­ма­то­вой (1922, ГРМ; см. илл. к ста­тье о ней)]. Со­от­но­ся ис­то­рич. со­бы­тия с веч­ны­ми цен­но­стя­ми, П.-В. в про­из­ве­де­ни­ях на совр. те­му вклю­ча­ет ико­но­пис­ные мо­ти­вы («Пет­ро­град­ская ма­дон­на. 1918», 1920, ГТГ). Вос­хо­дя­щий к хри­сти­ан­ской ико­но­гра­фии об­раз ма­те­ри, пы­таю­щей­ся за­щи­тить ре­бён­ка, – лейт­мо­тив все­го твор­че­ст­ва ху­дож­ни­ка («Спя­щий ре­бё­нок», 1924, Му­зей изо­бра­зит. ис­кус­ств, Аш­ха­бад; «Тре­во­га. 1919 год», 1934, ГРМ). Те­ма му­че­ни­че­ской смер­ти про­дол­жа­ет­ся в по­лот­нах, по­свя­щён­ных Гражд. вой­не («Смерть ко­мис­са­ра», 1927–28, ГРМ, и др.). Од­на­ко об­лик пред­ста­ви­те­лей «ре­во­лю­ци­он­но­го клас­са» по­рой ли­шён идеа­ли­за­ции («Ра­бо­чие», 1926, ГРМ; «Но­во­се­лье. Ра­бо­чий Пет­ро­град», 1937, ГТГ).

П.-В. ос­та­вил значит. лит. на­сле­дие. Де­бю­ти­ро­вал в пе­ча­ти рас­ска­зом «Зо­ло­той день» (1905). В 1906 в С.-Пе­тер­бур­ге, за­тем в др. го­ро­дах шла пье­са П.-В. «Жерт­вен­ные (Ху­дож­ни­ки)». Сре­ди его дра­ма­тур­гич. про­из­ве­де­ний нач. 1900-х гг. – от­ра­зив­шие влия­ние М. Ме­тер­лин­ка и Л. Н. Ан­д­рее­ва пье­сы в сим­во­ли­ст­ском ду­хе: «Баш­ня Ва­ви­ло­на», «Сказ­ка жиз­ни (на Зем­ле)», «Ле­ген­да пус­ты­ни. Три ут­ра», «Сны жем­чу­жи­ны» и др. К сво­им со­чи­не­ни­ям П.-В. вы­пол­нял се­рии гра­фич. лис­тов – ав­то­био­гра­фич. по­весть «Са­мар­кан­дия» (1923), «Хлы­новск» (1930), «Про­стран­ст­во Эвк­ли­да» (1932). Об­ра­щал­ся так­же к сце­но­гра­фии: оформ­ле­ние спек­так­лей «Ор­ле­ан­ская де­ва» Ф. Шил­ле­ра (1913, те­атр К. А. Не­зло­би­на, Мо­ск­ва), «Бе­зум­ный день, или Же­нить­ба Фи­га­ро» П. Бо­мар­ше (1935, Ака­де­мич. те­атр дра­мы, Ле­нин­град) и др.

П.-В. не ос­та­вил сис­те­ма­тич. из­ло­же­ния сво­их взгля­дов на иск-во, но имею­щие­ся тек­сты по­зво­ля­ют ре­кон­ст­руи­ро­вать его тео­рию. Для ху­дож­ни­ка бы­ли важ­ны «пла­не­тар­ный» взгляд на мир, со­от­не­се­ние изо­бра­жае­мо­го мо­ти­ва с пред­став­ле­ни­ем о це­ло­ст­ном ми­ро­зда­нии. Он вы­ра­бо­тал осо­бую про­стран­ст­вен­ную ор­га­ни­за­цию изо­бра­же­ния – т. н. сфе­ри­че­скую пер­спек­ти­ву, а так­же свою ко­ло­ри­стич. сис­те­му, по­стро­ен­ную на от­но­ше­ни­ях ос­нов­но­го и до­пол­нит. цве­тов, наз­ван­ную им «трёх­цвет­кой». Идеи П.-В. близ­ки тео­ре­тич. раз­ра­бот­кам П. А. Фло­рен­ско­го и В. А. Фа­вор­ско­го.

Пре­по­да­вал в ху­дож. шко­ле Е. Н. Зван­це­вой (1910–17), СХУМ – Вху­теи­не в Пет­ро­гра­де (Ле­нин­гра­де) (проф. в 1918–1932). Сре­ди уче­ни­ков – Н. И. Дор­ми­дон­тов, Н. А. Ио­нин, А. И. По­рет, А. Н. Са­мо­хва­лов, Л. Т. Чу­пя­тов. В 1995 на ро­ди­не ху­дож­ни­ка от­крыт его Дом-му­зей.

Соч.: Хлы­новск. Про­стран­ст­во Эвк­ли­да. Са­мар­кан­дия. 2-е изд. Л., 1982; Пись­ма. Ста­тьи. Вы­сту­п­ле­ния. До­ку­мен­ты. М., 1991.

Лит.: Кос­тин В. И. К. С. Пет­ров-Вод­кин. М., 1966; Там­ру­чи В. А. К. С. Пет­ров-Вод­кин. Л., 1977; К. Пет­ров-Вод­кин: Жи­во­пись. Гра­фи­ка. Те­ат­раль­но-де­ко­ра­ци­он­ное ис­кус­ст­во. Л., 1986; Се­ли­за­ро­ва Е. Н. Пет­ров-Вод­кин в Пе­тер­бур­ге–Пет­ро­гра­де–Ле­нин­гра­де. СПб., 1993; Пет­ро­ва-Вод­ки­на М. Ф. Мой ве­ли­кий рус­ский муж. Са­ра­тов, 2008.

Вернуться к началу