ДАГЕСТА́Н

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2020 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Н. А. Михалёва (Органы государственной власти), М. А. Петрушина (Природа), Г. И. Гладкевич (Население), В. О. Бобровников (Религия), И. О. Гавритухин (Исторический очерк); >>

ДАГЕСТА́Н (Рес­пуб­ли­ка Да­ге­стан), субъ­ект Российской Фе­де­ра­ции. Рас­по­ло­жен на юге Ев­ропейской час­ти Рос­сии. На вос­то­ке омы­ва­ет­ся Кас­пий­ским мо­рем. Вклю­ча­ет ост­ро­ва Тю­ле­ний, Че­чень, Нор­до­вый и др. На тер­ри­то­рии Д., близ го­ры Ра­гдан (на гра­ни­це с Азер­бай­джа­ном) – са­мая южная точ­ка РФ (41°11 с. ш., 47°47 в. д.). Вхо­дит в Северо-Кавказский фе­де­раль­ный ок­руг. Площадь 50,3 тыс. км2. Население 3111,4 тыс. человек (2019; 2910,2 тыс. в 2010; 2576,5 тыс. в 2002, 1802,6 тыс. в 1989, 1428,5 тыс. в 1970, 1062,5 тыс. в 1959). Сто­ли­ца – Ма­хач­ка­ла. Муниципальное устройство: 41 рай­он и 10 го­ро­дских округов.

Органы государственной власти

Система органов государственной власти определяется Конституцией РФ и Конституцией Республики Дагестан (2003). Государственная власть в республике осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Система органов государственной власти Республики Дагестан устанавливается республиканской конституцией в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, установленными федеральным законом. Систему органов государственной власти составляют: Глава Республики Дагестан, Народное Собрание Республики Дагестан, правительство республики, суды республики. Народное Собрание – парламент Республики Дагестан – является постоянно действующим законодательным (представительным) органом государственной власти. Состоит из 90 депутатов, избираемых на 5 лет. Порядок избрания депутатов Народного Собрания определяется республиканским законом. Глава Республики Дагестан является высшим должностным лицом и возглавляет исполнительную власть республики. Глава Республики избирается депутатами Народного Собрания на 5 лет в соответствии с федеральным законодательством, Конституцией и законом Республики Дагестан. Главой Республики может быть избран гражданин РФ, обладающий пассивным избирательным правом, не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, и достигший возраста 30 лет. Он не может замещать указанную должность более двух сроков подряд. Глава Республики Дагестан назначает с согласия Народного Собрания председателя республиканского правительства;  формирует правительство республики и осуществляет руководство его деятельностью; имеет право председательствовать на заседаниях правительства; принимает решение о досрочном прекращении полномочий Народного Собрания по основаниям, предусмотренным федеральным законом, а также  об отставке правительства или отдельных членов правительства; утверждает структуру республиканских органов исполнительной власти; формирует и возглавляет Совет Безопасности Республики Дагестан; формирует Администрацию Главы Республики; осуществляет иные полномочия. Правосудие в республике осуществляется федеральными судами и судами Республики Дагестан (Конституционный Суд Республики Дагестан и мировые судьи). Председатель Конституционного Суда Республики Дагестан, заместитель Председателя Конституционного Суда Республики Дагестан, судья-секретарь Конституционного Суда Республики Дагестан, судьи Конституционного Суда Республики Дагестан назначаются Народным Собранием Республики Дагестан по представлению Главы Республики Дагестан в порядке, установленном законом Республики Дагестан. Мировые судьи назначаются Народным Собранием Республики Дагестан в порядке, установленном республиканским законом.

Природа

Рельеф

Побережье Каспийского моря. Фото М. Ю. Лычагина

Территория Д. расположена на крайнем юге Восточно-Европейской равнины и северо-восточных склонах Большого Кавказа. Береговая линия Каспийского моря слабо расчленена, в северной части – Кизлярский и Аграханский заливы, Аграханский полуостров. На севере Д., в юго-западной части Прикаспийской низменности, значительная часть территории расположена ниже уровня моря; рельеф представлен преимущественно плоскими и слабонаклонными аллювиально-аккумулятивными низменностями – Терско-Кумской и Терско-Сулакской. На западе Терско-Кумской низменности в Ногайской степи распространены крупные массивы незакреплённых приморских и дельтовых сыпучих песков, площадь которых в 20 в. увеличилась более чем в 3 раза. Рельеф Терско-Сулакской низменности осложнён ложбинами, гривами, степными блюдцами, курганами. Обширна дельта реки Терек с руслами современных и отмерших рукавов и проток, многочисленными озёрами. К югу от города Махачкала вдоль подножий гор узкой полосой протягивается Приморская низменность с песчаными пляжами шириной 100–400 м и серией морских террас на высоте от –20 до 200 м. С 1970-х гг. прибрежные территории испытывают подтопление и затопление в результате трансгрессии Каспийского моря. 

Сулакский каньон. Фото М. Ю. Лычагина

В южной части Д. преобладает горный рельеф. Предгорья Большого Кавказа представлены структурно-денудационными хребтами (высота до 1200 м) северо-западного и юго-восточного простирания, расчленёнными широкими долинами и котловинами, столовыми возвышенностями (Буйнакское плато). В низкогорном и среднегорном рельефе т. н. Внутригорного, или Известнякового, Д. сочетаются известняковые плато (Гуниб), структурно-денудационные моноклинальные гребни (Салатау, Лес), плоскосводчатые хребты (Андийский и др.), разделённые эрозионными котловинами (Ботлихская, Ирганайская), каньонообразными долинами рек, в т. ч. Сулакским каньоном – одним из самых глубоких в мире. Крайний юго-восток (Высокогорный Д.) занимают эрозионные среднегорья и альпинотипные высокогорья систем Бокового хребта (хребты Богосский, Нукатль, Кябяктепе) и Главного, или Водораздельного, хребта (высота до 4466 м, гора Базардюзю – высшая точка Д.), разделённых межгорными котловинами. 

На равнинах активны процессы дефляции, засоления, заболачивания, на побережье – абразионные и абразионно-аккумулятивные процессы, в горах – выветривание, обвальные, осыпные, селевые, эрозионные и лавинные процессы, оползни (например, крупнейший оползень Мочохский, сошедший 18.7.1963, объём около 3 млн. м3). Известны сейсмообвалы (например, у села Ашильта в Унцукульском районе, объём 200 тыс. м3). В горах развит карст (пещеры, крупные карстовые полости и др.). 

Геологическое строение и полезные ископаемые

Тер­ри­то­рия Д. большей частью рас­по­ло­же­на в пре­де­лах склад­ча­то-по­кров­ной сис­те­мы Боль­шо­го Кав­ка­за Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са, за ис­клю­че­ни­ем Тер­ско-Кум­ской низ­мен­но­сти, ко­то­рая на­хо­дит­ся в юго-вост. час­ти Скиф­ской мо­ло­дой плат­фор­мы, имею­щей гл. обр. па­лео­зой­ское склад­ча­тое ос­но­ва­ние, пе­ре­кры­тое чех­лом ме­зо­кай­но­зой­ских тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ных осад­ков. Тер­ско-Су­лак­ская и При­мор­ская низ­мен­но­сти ло­ка­ли­зу­ют­ся в вост. час­ти Тер­ско-Кас­пий­ско­го пе­ре­до­во­го про­ги­ба Боль­шо­го Кав­ка­за, за­пол­нен­но­го оли­го­цен-нео­ге­но­вой мо­лас­сой, глу­би­на за­ле­га­ния фун­да­мен­та под ко­то­рой дос­ти­га­ет 10–12 км. Пред­го­рья и т. н. Внут­ри­гор­ный, или Из­вест­ня­ко­вый, Д. (зо­на сев.-вост. скло­на Боль­шо­го Кав­ка­за) сло­же­ны шель­фо­вы­ми тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми верх­ней юры – эо­це­на (гли­на­ми, пес­ча­ни­ка­ми, мер­ге­ля­ми, из­вест­ня­ка­ми), смя­ты­ми в по­ло­гие бра­хи­морф­ные склад­ки. В пре­де­лах Вы­со­ко­гор­но­го Д. (осе­вая зо­на – ан­ти­кли­но­рии Бо­ко­во­го и Глав­но­го, или Во­до­раз­дель­но­го, хреб­тов) раз­ви­та ин­тен­сив­но де­фор­ми­ро­ван­ная чер­но­слан­це­вая фор­ма­ция ниж­ней и сред­ней юры. Гор­ный Д. – об­ласть вы­со­кой сейс­мич­но­сти. Из круп­ных сейс­мич. со­бы­тий из­вест­ны зем­ле­тря­се­ния в 1830 (маг­ни­ту­да 6,3; ин­тен­сив­ность 8–9 бал­лов) и в 1971 (маг­ни­ту­да 6,6; ин­тен­сив­ность 8–9 бал­лов).

Важ­ней­шие по­лез­ные ис­ко­пае­мые Д. – нефть и при­род­ный го­рю­чий газ (ме­сто­рож­де­ния близ го­ро­дов Ма­хач­ка­ла, Юж­но-Су­хо­кумск и на шель­фе Кас­пий­ско­го м.). Из­вест­ны ме­сто­ро­ж­де­ния кол­че­дан­но-по­ли­ме­тал­лич. руд (Ки­зил-Де­ре и др.), руд строн­ция, оло­ва, вольф­ра­ма, рту­ти, вис­му­та, а так­же са­мо­род­ной се­ры, гип­са, го­рю­чих слан­цев, ка­мен­но­го и бу­ро­го уг­ля, при­род­ных стро­ит. ма­те­риа­лов (пес­ков, глин, гра­вия, из­вест­ня­ков, мер­ге­лей, до­ло­ми­тов и др.). Мно­го­числ. ис­точ­ни­ки разл. ми­нер. вод (св. 250, в т. ч. Тал­ги, Ры­чал­су, Ах­ты и др.), на ба­зе ко­то­рых ор­га­ни­зо­ва­ны баль­нео­ло­гич. ку­рор­ты. Ме­сто­ро­ж­де­ния тер­маль­ных вод (Ма­хач­ка­лин­ское, Из­бер­баш­ское, Киз­ляр­ское).

Климат

На территории Д. климат континентальный, в северной части сухой, с прохладной зимой (средняя температура января от –2,5 до –5,2 °С) и жарким летом (средняя температура июля 24–25 °С), на Приморской низменности – с тёплой влажной зимой (средняя температура января 0,8–1 °С) и сухим тёплым летом (средняя температура июля 24 °С), в горах – с коротким прохладным летом (средняя температура июля до 5 °С) и холодной длительной зимой (средняя температура января до –12 °С). Осадков в год на равнинах от 200 мм в северной части до 400 мм в южной части, в горах 400–1200 мм. Для б. ч. территории характерен весенне-летний максимум осадков, для Приморской низменности – осенне-зимний. На равнинах часты засухи, суховеи, песчаные и пыльные бури.

В Д. 127 ледников, преимущественно каровых, общей площадью 41,3 км2, в основном в бассейне р. Сулак, на Богосском хребте (крупнейший – Беленги, длина около 3 км), в массиве Базардюзю (Муркар, Тилицир). За последние 100 лет площадь ледников сократилась почти в 2 раза.

Внутренние воды

Реки (6225 рек, б. ч. которых короче 10 км, общей протяжённостью 18 346 км) принадлежат бассейну Каспийского моря, преимущественно к системам рек Сулак (Андийское Койсу, Аварское Койсу, Каракойсу и др.), Самур (Ахтычай и др.), Терек. Густота речной сети составляет от 0,37 км/км2 на равнинах до 1 км/км2 в горах. Для рек характерно весенне-летнее или весеннее половодье с паводками в тёплое время года, преимущественно снеговое, в меньшей степени грунтовое и дождевое питание. Многие равнинные и предгорные реки летом пересыхают. Для нужд ирригации создана густая сеть каналов. Общий среднемноголетний сток рек 21 км3, характерен значительный объём твёрдого стока (500–3600 т/км2), что обусловливает высокую мутность водотоков. Гидроэнергетическая потенциал рек составляет 55,2 млрд. кВт∙ч, для целей гидроэнергетики и ирригации сооружено свыше 20 водохранилищ (общий объём св. 3 км3), в т. ч. Чиркейское (2,78 км3) на р. Сулак. Имеется свыше 100 озёр (преимущественно небольших) общей площадью 150 км2, в равнинной части расположены в основном озёра пойменные, лиманные, суффозионные, на побережье – лагунно-морские, в т. ч. реликтовые солёные (Большой Турали), солончаки. В горах – ледниковые, тектонические (Хала-Хор), завальные (Мочох), карстовые озёра. 

Почвы, растительный и животный мир

В равнинной части преобладают злаково-полынные и полынно-солянковые полупустыни с фрагментами лугово-болотно-степных и сухостепных комплексов на светло-каштановых солонцеватых, бурых пустынно-степных и слаборазвитых песчаных почвах. Широко представлены солонцы и солончаки. На юге ближе к предгорьям развиты разнотравно-полынно-злаковые сухие степи на каштановых почвах. Для дельт Терека и Сулака типичны плавни с тростниково-болотной растительностью, лиманные луга, пойменные леса на аллювиально-луговых и лугово-болотных почвах разной степени засоления. Леса занимают 7,8% площади Д. Своеобразны лугово-лесные ландшафты дельты реки Самур (осокоревые, дубовые, грабовые леса с лианами на аллювиальных лугово-лесных бескарбонатных почвах), по периферии сменяющиеся кустарниковыми (из держидерева) сообществами и сухими степями. В горах выражена высотная поясность. Предгорные типчаково-ковыльные и бородачовые степи на каштановых почвах с участками шибляков на коричневых почвах постепенно сменяются преимущественно вторичными лесостепями (дубово-грабинниковые редколесья в сочетании со злаково-разнотравными луговыми степями) на чернозёмовидных почвах, на высоте более 600 м – широколиственными (дубово-буково-грабовыми) лесами на бурозёмах, частично замещёнными вторичными остепнёнными злаково-разнотравными лугами. На высоте 1700–1800 м преобладают субальпийские и альпийские луга на горно-луговых почвах. В районах Внутригорного Д. в связи с засушливостью климата широко распространены разнотравно-злаковые степи с нагорными ксерофитами и субальпийские остепнённые луга на чернозёмовидных почвах. В Высокогорном Д. доминируют субальпийские (до 2500 м) и альпийские (до 2800–3000 м) луга, выше – разреженная субнивальная растительность.

В составе фауны 90 видов млекопитающих (безоаровый козёл, камышовый кот и др.), свыше 300 видов птиц (кавказский улар, розовый и кудрявый пеликаны и др.), 40 видов пресмыкающихся (агама кавказская и др.), 5 видов земноводных (тритон обыкновенный, чесночница обыкновенная и др.), 75 видов рыб (в т. ч. осетровые). В составе флоры – 1250 видов высших растений, в т. ч. 278 видов деревьев и кустарников. В Красную книгу Дагестана (2009) внесены 176 видов высших растений (астрагал дагестанский, пираканта красная, тис ягодный и др.), 206 видов животных, в т. ч. 90 видов беспозвоночных (жужелица куманус, усач альпийский и др.), 62 вида птиц (розовый пеликан, скопа и др.), 24 вида млекопитающих (гигантский слепыш, камышовый кот, безоаровый козел, тур дагестанский и др.).

Состояние и охрана окружающей среды

Экологическая ситуация острая и умеренно острая, что обусловлено загрязнением воздушной и водной среды, деградацией почв из-за развития неблагоприятных экзогенных процессов, истощением естественных кормовых угодий вследствие перевыпаса и др. Общий объём выбросов загрязняющих веществ в атмосферу составляет 271,6 тыс. т (2-е место в Северо-Кавказском федеральном округе, после Ставропольского края), в т. ч. от стационарных источников – 14,2 тыс. т, от автомобильного транспорта – 257,4 тыс. т (2018). В городах с высоким и очень высоким уровнем загрязнения воздуха проживает 43% населения (2018). Забор воды из природных водных источников составляет 3370,0 млн. м3, сброс сточных вод в поверхностные водные объекты 613,0 млн. м3, из них загрязнённых – 71,5 млн. м3 (2018). Дефицит чистой питьевой воды. Общий объём отходов 86,1 тыс. т (2018). Количество вносимых пестицидов снизилось с 2,0 кг/га  в 2014 до 0,9 кг/га в 2018 (в среднем по РФ – 1,31 кг/га, 2018).  Отмечаются заиление водохранилищ, уменьшение водности малых рек, деградация лесов, площадь которых сократилась в 20 в. более чем в 2 раза, истощение биологических ресурсов Каспийского моря. Нарушены ландшафты в районах добычи нефти и рудных полезных ископаемых.

Бархан Сарыкум. Фото М. Ю. Лычагина

Система охраняемых природных территорий (занимают 12,7% площади, 2018) включает 6 территорий федерального значения: Дагестанский заповедник (два участка его территории: бархан Сарыкум – один из самых высоких в Европе массивов песков, и Кизлярский залив), 3 заказника (Аграханский, Самурский и Тляратинский) и Самурский национальный парк, а также 42 территории регионального значения (заказники, природные парки и памятники природы).

Население

Крупнейший народ Дагестана – аварцы, составляют 29,4% (2010, перепись), живут в основном на западе: в Кизилюртовском (83,4%), Казбековском (85,9%), Гумбетовском (98,6%), Унцукульском (97,5%), Гергебильском (99,2%), Гунибском (96,4%), Чародинском (97,3%), Шамильском (98,7%), Тляратинском (98,4%), Цумадинском (94,9%), Ахвахском (47,6%) и Ботлихском (75,9%) районах. На западе живут также андийские народы (в Дагестане в целом – 1,2%; в Ботлихском р-не – 12,8% андийцев, 6,4% ботлихцев, 0,8% годоберинцев; в Ахвахском р-не – 30,9% ахвахцев, 20,9% каратинцев; в Цумадинском р-не – 2,6% тиндалов)  и цезские народы (в Дагестане в целом – 0,4%; в Цунтинском р-не – 56,8%  цезов, 32,4% бежтинцев, 4,9% гунзибцев, 2,4% гинухцев); на юге – лезгины (в Дагестане в целом – 13,3%; в Сулейман-Стальском р-не – 98,6%, в Ахтынском р-не – 98,5%,  в Курахском р-не – 98,4%, в Магарамкентском р-не – 96,1%, в Докузпаринском р-не – 94%, в Хивском р-не – 38,9%), табасараны (в Дагестане в целом –  4,1%; в Хивском р-не – 59,4%), рутульцы (в Дагестане в целом – 1%, в Рутульском р-не – 58,2%), цахуры (в Дагестане в целом – 0,3%; в Рутульском р-не – 23%) и агулы (в Дагестане в целом – 1%; в Агульском р-не – 92,5%); в центр. районах – даргинцы (в Дагестане в целом – 17%; в Дахадаевском р-не – 99%, в Сергокалинском р-не – 98,9%, в Акушинском р-не – 96%, в Карабудахкентском р-не – 32,4%; группа даргинцев – кайтагцы составляет 90,1% в Кайтагском р-не) и лакцы (в Дагестане в целом – 5,6%; в Кулинском р-не – 97,4%, в Лакском р-не – 95,2%). На юго-востоке проживают азербайджанцы (в Дагестане в целом – 4,5%; в Дербентском р-не – 58%), на востоке и севере – кумыки (в Дагестане в целом – 14,9%; в Кумторкалинском р-не – 67%, в Карабудахкентском р-не – 64,9%, в Буйнакском р-не – 61,1%,  в Каякентском р-не – 52,4%, в Бабаюртовском р-не – 48,3%, в Хасавюртовском р-не – 30,7%), на севере – чеченцы-аккинцы (в Дагестане в целом – 3,2%; в Новолакском р-не – 27,7%, в Хасавюртовском р-не – 25,8%, в Казбеговском р-не – 10,3%, в Бабаюртовском р-не – 6,1%) и ногайцы (в Дагестане в целом – 1,4%; в Ногайском р-не – 87%, в Бабаюртовском р-не – 16,5%). Русские составляют 3,6% (наиболее многочисленны в Кизлярском р-не – 12,3%), армяне – 0,2%, татары  0,1%, горские евреи (таты)  0,02%.

 

Ха­рак­те­рен по­ло­жи­тель­ный ес­теств. при­рост на­се­ле­ния: ро­ж­дае­мость (16,4 на 1000 жит., 2017, од­на из са­мых вы­со­ких в РФ) пре­вы­ша­ет смерт­ность (5,1 на 1000 жит.); мла­ден­че­ская смерт­ность вы­со­кая (8,9 на 1000 жи­во­ро­ж­дён­ных). До­ля жен­щин 51,8% (2004). До­ля на­се­ле­ния мо­ло­же тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та (до 16 лет) 26,1%, стар­ше тру­до­спо­соб­но­го воз­рас­та 13,2% (2017). Средняя ожи­дае­мая про­дол­жи­тель­ность жиз­ни в 2016 составила 77,2 го­да (од­на из са­мых вы­со­ких в Рос­сии; муж­чи­ны – 74,2, жен­щи­ны – 80,1). С 2003 ха­рак­те­рен ми­грационный от­ток на­се­ле­ния (23 на 10 тыс. жителей), в основном в пре­де­лах Северного Кав­ка­за (около 63% эмиг­ран­тов) и в др. ре­гио­ны РФ (свыше 36%). Средняя плот­ность населения 61,9 чел./км2 (2019); наи­бо­лее плот­но за­се­ле­ны центральная часть Д. и юго-восточное по­бе­ре­жье Кас­пий­ско­го мо­ря. Городское население 45,3% (2019; 29,6% в 1959; 43,6% в 1989). Круп­ные го­ро­да (2019, тыс. человек): Ма­хач­ка­ла (603,6), Ха­са­вюрт (145,1), Дер­бент (125,8), Кас­пийск (124), Буй­накск (65,7).

Религия

По официальным данным, ок. 90% населения Д. исповедуют ислам; ок. 5% – православные. На территории Д. зарегистрированы (2019) 935 религиозных организаций: 903 мусульманские (в т. ч. Муфтият Республики Дагестан, 5 исламских университетов, 2 исламских института, 19 медресе), 15 православных, 8 протестантских (пятидесятники, баптисты, адвентисты, евангельские христиане), 6 иудаистских, 2 общины Армянской апостольской церкви, 1 – старообрядцев Древлеправославной поморской церкви.

Исламизация Д. шла с юга: в 7–10 вв. арабы силой оружия обращали местное население в новую религию. В 10–12 вв. на территории Д. появились суфии, сыгравшие большую роль в исламизации всего Восточного Кавказа. В 18–20 вв. мусульмане Д. отошли от противоречивших шариату норм обычного права и традиций. На территории Д. ислам представлен двумя основными течениями: суннитами – ок. 87% населения и шиитами-имамитами (иснаашаритами) – ок. 2,5–3% населения (ок. 20 шиитских общин, главным образом в Дербенте, а также в городах Махачкала, Кизляр, Буйнакск и Хасавюрт). Особенностью Д. остаётся значит. влияние на его территории суфизма. В конце 20 – начале 21 вв. в Д. возобновили работу отделения (вирды) суфийских братств Накшбандия, Шазилия и Кадирия. Суфийские группы осуществляют контроль над большинством мусульманских учебных заведений Д.

Согласно церковному преданию, в 1 в. в окрестностях города Чога (отождествляется с Дербентом) проповедовал св. Елисей, ученик апостола Фаддея. Распространению христианства на территории Д. способствовало принятие его в качестве государственной религии царём Кавказской Албании Урнайром в 4 в. В начале 8 в. Албанская церковь была подчинена Армянскому католикосу и на Партавском Соборе 706 осудила дифизитский догмат, примкнув к нехалкидонским церквам. В 8–13 вв. одновременно на юге Д. из Арабского халифата распространялся ислам, а на западе при содействии Грузии велась христианизация, прервавшаяся в 14 в. Вновь христианское население появилось на территории Д. в 18 в. в результате переселения русскими властями семей казаков, армян и грузин. В 21 в. православие в Д. традиционно исповедуют русские. С 2012 территория Д., Ингушетии и Чеченской Республики входит в Махачкалинскую и Грозненскую епархию Русской православной церкви Московского патриархата. По данным на 2018, в Д. существуют 5 благочиннических округов епархии (Махачкалинский, Кизлярский,Тарумовский, Грозненский и Магасский ), действует кизлярский Крестовоздвиженский женский монастырь (основан ок. 1736 как мужской, в 1908 преобразован в женский, разорён в 1918, возобновлён после занятия Кизляра частями Добровольческой армии в 1919, закрыт в 1920, возрождён в 2006). При Свято-Успенском кафедральном соборе в Махачкале и храме Святого великомученика Георгия Победоносца в Кизляре работают воскресные школы.

Исторический очерк

Статуэтка из культового места близ села Согратль, Гунибский район. Бронза. 10–4 вв. до н. э. (по Д. Магомедову).

Древ­ней­шие сле­ды че­ло­ве­че­ской дея­тель­но­сти на тер­ри­то­рии Д. – об­на­ру­жен­ные в 2003–05 сто­ян­ки Дар­ваг­чай (юг Д.), от­но­си­мые к ран­не­му Аше­лю (800–600 тыс. лет на­зад), сви­де­тель­ст­вую­щие о воз­мож­ном на­прав­ле­нии ми­гра­ции из Аф­ри­ки в Ев­ра­зию. Из­вест­ны на­ход­ки, да­ти­руе­мые позд­ним Аше­лем (150–80 тыс. лет на­зад). Эпо­ха Му­стье пред­став­ле­на крат­ко­вре­мен­ны­ми и пе­щер­ной (Кур­ма­ла-ка­да) сто­ян­ка­ми; от­дель­ные на­ход­ки от­но­сят к позд­не­му па­лео­ли­ту (вюрм­ско­му оле­де­не­нию). В ме­зо­ли­те по ма­те­риа­лам по­се­ле­ния Чох и др. вы­де­ля­ют чох­скую куль­ту­ру, близ­кую куль­ту­рам Южного При­кас­пия, с тра­ди­ция­ми ко­то­рой в не­о­ли­те свя­зы­ва­ют по­яв­ле­ние зем­ле­де­лия и ско­то­вод­ст­ва, ка­мен­ных жи­лищ, плос­ко­дон­ной ке­ра­ми­ки. В эне­о­ли­те (5–4-е тыс. до н. э.) из­вест­ны ста­цио­нар­ные по­се­ле­ния с круг­лы­ми ка­мен­ны­ми по­строй­ка­ми (Гин­чи) и се­зон­ные сто­ян­ки, куль­ту­ра ко­то­рых от­ра­жа­ет кон­так­ты с За­кав­казь­ем (рас­пис­ная ке­ра­ми­ка) и Центральным Пред­кав­казь­ем. В ран­нем брон­зо­вом ве­ке (кон. 4-го – 3-е тыс. до н. э.) рас­простра­ня­ет­ся северо-восточный ва­ри­ант ку­ро-аракс­ской куль­ту­ры, ко­то­рую в сред­нем брон­зо­вом ве­ке (конец 3-го – 1-я половина 2-го тысячелетия до н. э.) сме­ня­ет ряд ло­каль­ных групп, в т. ч. от­ра­жаю­щих степ­ные влия­ния (при­мор­ская, при­су­лак­ская, ве­ли­кент­ский ком­плекс, гин­чин­ская куль­ту­ра), на ос­но­ве час­ти из них скла­ды­ва­ет­ся кая­кент­ско-ха­ра­чо­ев­ская куль­ту­ра. Па­мят­ни­ки ру­бе­жа брон­зо­во­го и же­лез­но­го ве­ков от­но­сят к «се­вер­ной» и «юж­ной» куль­тур­ным груп­пам (зин­дак­ская и му­гер­ган­ская куль­ту­ры, по О. М. Да­ву­до­ву), тра­ди­ции ко­то­рых про­сле­жи­ва­ют­ся и позд­нее, на­ря­ду со сви­де­тель­ст­ва­ми тес­ных кон­так­тов со ски­фа­ми. Пред­по­ла­га­ет­ся, что че­рез Д. про­хо­дил один из мар­шру­тов по­хо­дов ски­фов в Пе­ред­нюю Азию. Об­на­ру­же­но свя­ти­ли­ще ран­не­го же­лез­но­го ве­ка (Хос­рех). Из­вест­ны мно­го­числ. раз­но­вре­мен­ные пе­тро­гли­фы и брон­зо­вая ан­тро­по­морф­ная пла­сти­ка.

Пряжка. Бежтинский могильник. Бронза. 8–10 вв. Краеведческий музей (Махачкала).

Па­мят­ни­ки 3 в. до н. э. – 4 в. н. э. вы­де­ля­ют в ал­ба­но-сар­мат­ский пе­ри­од, к ко­то­ро­му от­но­сят воз­ник­но­ве­ние го­ро­дов (Дер­бент, Ур­це­ки, Тар­гу и др.); юг тер­ри­то­рии Д. вхо­дил в со­став Кав­каз­ской Ал­ба­нии, мо­гиль­ни­ки тер­ско-су­лак­ской сте­пи при­над­ле­жа­ли сар­ма­там. К концу 4 в. важ­ней­шей си­лой на Северном Кав­ка­зе ста­ли гун­ны, в их во­енных ме­ро­прия­ти­ях уча­ст­во­ва­ло и под­вла­ст­ное на­се­ле­ние. К это­му вре­ме­ни от­но­сят­ся бо­га­тая гроб­ни­ца в Ира­ги, сви­де­тель­ст­вую­щая о свя­зях с При­чер­но­морь­ем и о ин­тер­на­цио­наль­ной «мо­де» эли­ты 5 в., Па­ла­са­сырт­ский мо­гиль­ник и др. Важ­ным опор­ным пунк­том государства Са­са­ни­дов в 5–7 вв. был Дер­бент, за­щи­щав­ший, как и ряд др. ук­ре­п­ле­ний, от втор­же­ний с се­ве­ра. В по­след­ней тре­ти 6 в. Северный Кав­каз во­шёл в со­став Тюрк­ско­го ка­га­на­та, за­тем ве­ду­щей си­лой здесь ста­ли ха­за­ры. Ото­жде­ст­в­ле­ние кон­крет­ных па­мят­ни­ков со многими на­ро­да­ми, из­вест­ны­ми по пись­мен­ным ис­точ­ни­кам, – пред­мет дис­кус­сий. В ран­нем Сред­не­ве­ко­вье про­дол­жал су­ще­ст­во­вать ряд па­мят­ни­ков пред­ше­ст­вую­ще­го вре­ме­ни и воз­ни­ка­ли но­вые, не­ко­то­рые из них иден­ти­фи­ци­ру­ют с го­ро­да­ми, из­вест­ны­ми по письменным ис­точ­ни­кам (Се­мен­дер, Бе­ленд­жер и др.). Свое­об­раз­ная куль­ту­ра раз­ви­ва­лась и в ря­де об­лас­тей гор­но­го Да­ге­ста­на.

Блюдо. Керамика, глазурь, подглазурная роспись. 14–15 вв. Фонды Института истории языка и литературы Дагестанского филиала РАН (Махачкала).

Со­глас­но ан­тич­ным ав­то­рам, тер­ри­то­рию Д. на­се­ля­ли гун­ны, са­ви­ры, мас­ка­ты (мас­ку­ты), та­вас­па­ры, цха­ва­ты, чиг­бы, хе­лы, кас­пы, хеч­ма­та­ки и др. В гор­ной час­ти Д. име­лись са­мо­сто­ятельные государственные об­ра­зо­ва­ния: Шан­дан, Фи­лан, Ка­рах, Лакз, Та­ба­са­ран. Ожес­то­чён­ная борь­ба ме­ж­ду Ха­ли­фа­том и Ка­га­на­том за пре­об­ла­да­ние на Восточном Кав­ка­зе в 7–10 вв. за­вер­ши­лась по­бе­дой Ха­ли­фа­та. К 11 в. по­те­ря­ли свою са­мо­стоя­тель­ность и по­па­ли под власть др. об­ра­зо­ва­ний Д. Фи­лан, Ка­рах, рас­па­лись Лакз и Та­ба­са­ран. Уси­ли­лись Дер­бент, Гу­мик (с 11 в.), Кай­таг, Се­рир (10–11 вв.), Зе­рех­ге­ран (10–11 вв.). В 8–12 вв. язы­че­ст­во в боль­шин­ст­ве райо­нов Д. вы­те­сне­но ис­ла­мом и хри­сти­ан­ст­вом [со­хра­ни­лись до на­ше­го вре­ме­ни грузинская цер­ковь в се­ле­нии Да­ту­на, ос­тат­ки церк­вей в Хун­за­хе; най­де­ны па­мят­ни­ки алб. и древнегрузинской (в т. ч. на аварском языке) пись­мен­но­сти]. В 1220 че­рез гор­ные рай­оны Д. про­шли мон­го­ло-та­тар­ские вой­ска, в 1239 они за­ня­ли Дер­бент. В 14 в. в Д. вторг­лись вой­ска ор­дын­ских ха­нов Уз­бе­ка и Тох­та­мы­ша, а так­же среднеази­атского пра­ви­те­ля Ти­му­ра. К 15 в. хри­сти­ан­ст­во пов­се­мест­но вы­те­сне­но ис­ла­мом [со­хра­ни­лись средневековые жи­лые и ба­шен­ные ком­плек­сы (в т. ч. с пет­ро­гли­фа­ми), ме­че­ти].

В си­лу гео­гра­фического по­ло­же­ния ре­гио­на, где стал­ки­ва­лись ин­те­ре­сы Пер­сии и Ос­ман­ской им­пе­рии, Д. стал объ­ек­том борь­бы меж­ду ни­ми. На тер­ри­то­рии Южного Д. ус­та­нав­ли­ва­лась власть по­пе­ре­мен­но то од­но­го, то дру­го­го го­су­дар­ст­ва, с начала 17 в. – Пер­сии.

В хо­де ис­то­рич. раз­ви­тия в Д. сло­жи­лись 2 осн. сис­те­мы об­ществ.-по­ли­тич. уст­рой­ст­ва: феод. вла­де­ния и сою­зы сель­ских об­щин. В 16 – нач. 17 вв. в Д. на­счи­ты­ва­лось 7 фактически са­мо­сто­ят. феод. вла­де­ний: Авар­ское хан­ст­во, Дер­бент, Ка­зи­ку­мух­ское хан­ст­во, Кай­таг, Та­ба­са­ран, Тю­мен­ское хан­ст­во, Ца­хур­ское хан­ст­во. В сер. 17 в. по­ли­тич. по­ло­же­ние Д. из­ме­ни­лось. В ре­зуль­та­те дроб­ле­ния феод. вла­де­ний их чис­ло воз­рос­ло с 7 до 19. Ос­но­ву хо­зяй­ст­ва на­ро­дов Д. в 16–17 вв. со­став­ля­ли зем­ле­де­лие, жи­вот­но­вод­ст­во, ре­мес­лен­ное про­из-во, внут­рен­няя и внеш­няя тор­гов­ля. На рав­ни­не и в пред­гор­ной час­ти Д. вы­ра­щи­ва­ли зер­но­вые куль­ту­ры (пше­ни­ца, яч­мень, овёс и др.), ко­то­рые шли на про­да­жу в гор­ный Д. и в рус. кре­по­сти на р. Те­рек. Ост­рое ма­ло­зе­ме­лье и не­воз­мож­ность обес­пе­чить се­бя про­пи­та­ни­ем за счёт с. х-ва побуждали гор­цев за­ни­мать­ся про­мыс­ла­ми. В гор­ной зо­не наи­боль­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ли про­мыс­лы по об­ра­бот­ке шер­сти и ме­тал­ла; в пред­го­рье – ков­ро­тка­че­ст­во, про­из­вод­ст­во ору­дий и из­де­лий из де­ре­ва, льня­ных тка­ней и др.; в при­мор­ской час­ти – раз­ве­де­ние шёл­ко­вых чер­вей и шёл­ко­ткац­кое де­ло (шёлк-сы­рец от­прав­ля­ли в рус. го­ро­да и Ев­ро­пу).

В 1723 в ре­зуль­та­те Пер­сид­ско­го по­хо­да 1722–23 при­мор­ская часть Д. бы­ла вклю­че­на в со­став Рос. им­пе­рии, но по Гянд­жин­ско­му трак­та­ту 1735 бы­ла ус­ту­п­ле­на Пер­сии. Гор­ная часть Д. фак­ти­че­ски бы­ла не­за­ви­си­мой, хо­тя пре­тен­зии на неё предъ­яв­ля­ли и Ос­ман­ская им­пе­рия, и Пер­сия. В 1742 Д. под­верг­ся на­ше­ст­вию На­дир-ша­ха. В 1796 в свя­зи с втор­же­ни­ем Ага Мо­хам­мед-­ха­на Кад­жа­ра к Рос. им­пе­рии при­со­еди­не­на при­мор­ская часть Д., но в 1797 рус. вой­ска бы­ли ото­зва­ны. Со­глас­но Гю­ли­стан­ско­му ми­ру 1813 Д. во­шёл в со­став Рос. им­пе­рии. На­се­ле­ние гор­ной ча­сти в 1830-е гг. вы­сту­пи­ло на сто­ро­не Ша­ми­ля, и эта тер­ри­то­рия ста­ла аре­ной во­ен. дей­ствий в хо­де Кав­каз­ской вой­ны 1817–64. Часть хан­ств Д. бы­ла ли­кви­ди­ро­ва­на Ша­ми­лем и вклю­че­на в Има­мат. Власть фе­од. вла­де­те­лей в них вос­ста­нав­ли­ва­лась по ме­ре про­дви­же­ния рос. войск. Рав­нин­ная часть тер­ри­то­рии Д. в 1840 вклю­че­на в Кас­пий­скую об­ласть (до 1846), в 1846–60 вхо­ди­ла в Дер­бент­скую гу­бер­нию. В 1860 об­ра­зо­ва­ны Да­ге­стан­ская об­ласть и За­ка­таль­ский ок­руг, в ко­то­рые вклю­че­ны как рав­нин­ные, так и гор­ные райо­ны Д. Часть жи­те­лей Д. пе­ре­се­ли­лись в Ос­ман­скую им­пе­рию, это дви­же­ние по­ощ­ря­лось рос. пра­ви­тель­ст­вом.

В Гражданскую вой­ну 1917–22 в Д. при поддержке турецких войски была установлена власть Горской республики (май 1918 – май 1919; см. в ст. Гор­ские пра­ви­тель­ст­ва). В мае 1919 перешёл под контроль Воо­ру­жён­ных сил Юга Рос­сии. В хо­де Северо-Кавказской опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии 1920 тер­ри­то­рия современного Д. за­ня­та вой­ска­ми РККА. На Чрез­вы­чай­ном съез­де на­ро­дов Д. 13.11.1920 про­воз­гла­ше­на ав­то­но­мия Д. 20.1.1921 ВЦИК при­нял дек­рет об об­ра­зо­ва­нии Дагестанской АССР из Дагестанской области. Этим дек­ре­том и дек­ре­та­ми ВЦИК от 16.11.1922 и 4.1.1923 к Д. бы­ли при­со­еди­не­ны Ха­са­вюр­тов­ский ок­руг, Киз­ляр­ский и Ачи­ку­лак­ский рай­оны Тер­ской гу­бер­нии. По­ста­нов­ле­ни­ем ВЦИК от 22.2.1938 Ачи­ку­лак­ский, Кая­су­лин­ский, Киз­ляр­ский и Шел­ков­ской рай­оны пе­ре­да­ны из Д. в со­став Став­ро­поль­ско­го края. В 1944–57 в со­став Д. вхо­ди­ли Ве­ден­ский, Но­жай-Юр­тов­ский, Сая­са­нов­ский, Че­бер­ло­ев­ский рай­оны, часть Кур­ча­ло­ев­ско­го, Ша­ро­ев­ско­го, Гу­дер­мес­ско­го рай­онов Че­че­но-Ин­гуш­ской АССР. В 1957 из со­ста­ва Д. ис­клю­чён Шел­ков­ской р-н, вклю­че­ны Край­нов­ский, Киз­ляр­ский, Та­ру­мов­ский, Ка­ра­но­гай­ский рай­оны, Киз­ляр­ский ок­руг.

В се­ре­ди­не – 2-й половине 20 в. Д. пре­вра­тил­ся в ин­ду­ст­ри­аль­но-аг­рар­ную рес­пуб­ли­ку. Промышленность пред­став­ле­на та­ки­ми от­рас­ля­ми, как элек­тро­энер­ге­ти­ка, то­п­лив­ная промышленность, ма­ши­но­строе­ние и ме­тал­ло­об­ра­бот­ка, и др. В 1991 Дагестанская АССР пе­ре­име­но­ва­на в Рес­пуб­ли­ку Да­ге­стан. 26.7.1994 при­ня­та но­вая кон­сти­ту­ция, выс­шим ор­га­ном ис­пол­ни­тель­ной вла­сти объ­яв­лен Государственный со­вет (со­сто­ял из пред­ста­ви­те­лей 14 ти­туль­ных на­ро­дов).

В августе 1999 ряд районов Д. подверглись нападению незаконных вооружённых формирований с территории Чеченской республики. Вторжение послужило поводом к началу контр­тер­ро­ри­сти­че­ских опе­ра­ций на Се­вер­ном Кав­ка­зе 1999–2000. В августе – сентябре 1999 федеральными войсками при поддержке дагестанского ополчения и местной милиции боевики были вытеснены с территории Д.

Хозяйство

Д. вхо­дит в Се­ве­ро-Кав­каз­ский эко­но­мический район. Объ­ём сельскохозяйственной про­дук­ции по стои­мо­сти в 1,7 раза пре­вы­ша­ет объ­ём промышленной про­дук­ции (2018). В эко­но­ми­ке стра­ны рес­пуб­ли­ка вы­де­ля­ет­ся сбо­ром ви­но­гра­да (35% от всего сбора в РФ, 2019; 2-е место после Краснодарского края) и ово­щей (10,5%, 2018; 1-е место в РФ), по­го­ловь­ем овец и коз (20,5%; 1-е место в РФ), про­изводством конь­я­ков (10,3%; 4-е место в РФ), шам­пан­ских и иг­ри­стых вин (12,8%; 3-е место в РФ).

Объём ВРП 623,4 млрд. рублей (32-е место среди регионов РФ, 2017); в расчёте на душу населения 203,5 тыс. рублей). В струк­ту­ре ВРП (2018, %) до­ля сельского хозяйства 16,5, промышленности 4,8; строительства 16,9; секторов сферы услуг: тор­гов­ли 27,6транспорта и связи 7,0, государственного управления и обеспечения военной безопасности, обязательного социального обеспечения 6,4, образования 5,0, деятельности гостиниц и предприятий общественного питания 4,9,  здравоохранения 4,4; др. от­рас­лей 6,5. Со­от­но­ше­ние пред­при­ятий по фор­мам соб­ст­вен­но­сти (% от общего чис­ла ор­га­ни­за­ций, 2018): ча­ст­ная 67,2, государственная и муниципальная 24,0, об­щественных и ре­лигиозных ор­га­ни­за­ций (объ­е­ди­не­ний) 7,0, про­чие фор­мы соб­ст­вен­но­сти 1,8.

Эко­но­ми­че­ски ак­тив­ное население 1385 тыс. человек, из них 80,7% за­ня­то в эко­но­ми­ке. От­рас­ле­вая струк­ту­ра за­ня­то­сти (%, 2018): сельское хозяйство 23,3, тор­гов­ля и об­щественное пи­та­ние 18,4, строи­тель­ст­во 12,3, об­ра­зо­ва­ние 10,1, промышленность 7,9, транс­порт и связь 6,2, здра­во­охра­не­ние 6,2, прочие виды услуг 3,8; др. деятельность 11,8. Уро­вень официальной без­ра­бо­ти­цы 11,6% (2018). Де­неж­ные до­хо­ды на ду­шу населения 25,8 тыс. рублей в ме­сяц (2018; 78% от сред­не­го по РФ); 14,7% населения рес­пуб­ли­ки име­ет до­хо­ды ни­же про­жи­точ­но­го ми­ни­му­ма.

Промышленность

Объ­ём промышленной про­дук­ции 73 млрд. руб. (2018), из них 62,5%  –  продукция обрабатывающих производств, 30,1% – производство электроэнергии, 7,4% – добыча полезных ископаемых. В от­рас­ле­вой струк­ту­ре обрабатывающих про­изводств (%, 2018) ве­ду­щая роль при­над­ле­жит пи­ще­вой промышленности – 41,8, доля машиностроения и ме­тал­ло­об­ра­бот­ки 30,8, производства строительных материалов 15,1, мебели 6,9, хи­ми­че­ской и неф­те­хи­ми­че­ской промышленности 2,8, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности 1,6, лёг­кой 1,0.

До­бы­чу нефти с газовым конденсатом (155 тыс. т, 2018) и природного газа (142 млн. м3) производят компании «Рос­нефть – Даг­нефть» и «Дагнефтегаз» (обе в структуре «НК-Роснефть»). Основные нефтегазоконденсатные месторождения: Димитровское, Махачкала-Тарки, Избербаш и Озёр­ное.  Ведётся под­го­тов­ка к до­бы­че неф­ти на шель­фе Кас­пий­ско­го моря. Дей­ст­вуют неф­те­пе­ре­ра­ба­ты­ваю­щие за­воды «Каспий-1» и «Дагнотех» в Махачкале.

Чиркейская ГЭС.

Д. пол­но­стью обес­пе­чи­ва­ет се­бя элек­тро­энер­ги­ей (управляющая компания «Даг­энер­го»). Почти вся элек­тро­энер­гия про­из­во­дит­ся на гидроэлектростанциях, в т. ч. на малых; круп­ней­шие – Чир­кей­ская (1963–76на р. Су­лак, пос. Дубки, Казбековский район; мощ­ность 1000 МВт) и Ир­га­най­ская (1974–98; на р. Авар­ское Кой­су, село Гимры, Унцукульский район; мощ­ность 400 МВт).

Основная про­дук­ция ма­ши­но­строе­ния – ди­зе­ли, су­до­вое, авиационное и элек­тро­тех­ническое обо­ру­до­ва­ние и электронные приборы. Зна­чительная часть пред­при­ятий от­рас­ли про­из­во­дит про­дук­цию для ОПК. Ведущие пред­при­ятия: «Кон­церн КЭМЗ» (Киз­ляр­ский элек­тро­ме­ха­нический за­вод, ведёт историю с 1962; раз­ра­бот­ка, про­изводство и ре­монт  на­зем­ного и бор­то­во­го авиационного, энерготехнического и лифтового обо­ру­до­ва­ния, самолётов малой авиации, медицинские и элек­тро­бы­то­вые при­бо­ры), «Да­гди­зель» (г. Кас­пийск; дизели, насосы, сельскохозяйственная тех­ни­ка, судовые агрегаты), за­вод шли­фо­валь­ных стан­ков (г. Дер­бент), за­вод им. Гад­жие­ва (судовое и нефтегазовое оборудование, насосы и др.), «Авиа­аг­ре­гат» (аэ­ро­дром­ное обо­ру­до­ва­ние и сред­ст­ва на­зем­но­го об­слу­жи­ва­ния са­мо­лё­тов, уз­лы и ком­плек­тую­щие из­де­лия для авиа­тех­ни­ки и лег­ко­вых ав­то­мо­би­лей), за­вод се­па­ра­то­ров (про­дук­ция для пред­при­ятий пи­ще­вой промышленности), «Эль­тав» (мик­ро­схе­мы, тран­зи­сто­ры и др.), НИИ «Сап­фир» (ав­то­ма­тические ра­дио­пе­лен­га­то­ры, сис­те­мы для про­вер­ки бор­то­во­го на­ви­гационного обо­ру­до­ва­ния), «Научно-производственный комплекс "Русская радиоэлектроника"» (cистемы навигации и связи, антенны; все шесть – Махачкала), «Элек­тро­сиг­нал» (элек­трон­ное оборудование), «Радиоэлемент» (электронные приборы и компоненты; оба – г. Дер­бент), «За­вод точ­ной ме­ха­ни­ки» (г. Кас­пийск; при­бо­ры циф­ро­во­го кон­тро­ля, сред­ст­ва ав­то­ма­ти­за­ции и др.). Также действуют завод «Юг-СГЭМ» (г. Кизилюрт; металлоконструкции), «Буйнакский агрегатный завод» (комплектующие для автомобилей и авиационной техники), «Дагестанский завод электротермического оборудования» (г. Избербаш; плавильные индукционные печи, электротермические агрегаты), «Кизлярский электроаппаратный завод» (электротехническая аппаратура, лифты, лифтовое оборудование и др.), «Да­гэ­лек­тро­ав­то­мат» (г. Кизилюрт; элек­тро­тех­ническая про­дук­ция) и «Избербашский радиозавод им. Плешакова» (радиолокационная и радионавигационная аппаратура). 

Пред­при­ятия хи­мической промышленности вы­пус­ка­ют минеральные удобрения («Даг­фос», г. Ки­зи­люрт), ла­ки и крас­ки («Махачкалинский завод лакокрасочных изделий»), полипропиленовые и полиэтиленовые трубы (за­вод «Му­ша­ра­ка», г. Буй­накск) и др. 

Ве­дёт­ся до­бы­ча из­вест­ня­ка (близ г. Дер­бент), песчано-гравийной смеси, бутового камня. Производство железобетонных конструкций (домостроительные ком­би­на­ты «Даг­ст­рой­ин­ду­ст­рия» и «Ма­хач­ка­лин­ский ДСК», оба  Ма­хач­ка­ла) и железобетонных изделий (Махачкала, Каспийск, Дербент, Кизилюрт и др.), кирпича («Си­ли­кат», Ма­хач­ка­ла; Каспийск и др.), листового стекла (Каспийск), стекловолокна (Махачкала, Каспийск), стеклянной тары («Даг­естан Стек­ло Тара», г. Дагестанские Огни). 

Лёг­кая промышленность пред­став­ле­на тек­стиль­ной, три­ко­таж­ной, швей­ной и обув­ной от­рас­ля­ми, про­изводством ков­ров. Основные цен­тры: Ма­хач­ка­ла («Даг­тек­стиль» – три­ко­таж­ное по­лот­но, чу­лоч­но-но­соч­ные из­де­лия; «Кас­пий­ская ма­ну­фак­ту­ра» – хлоп­ча­то­бу­маж­ные тка­ни), Буй­накск (обув­ная фаб­ри­ка), Да­ге­стан­ские Ог­ни (ков­ро­вая фаб­ри­ка); в сё­лах республики развиты ков­роткачество, вы­дел­ка кож, пе­ре­ра­бот­ка шер­сти и др.

Коньячный сервиз. Посёлок Кубачи. 1971. Мастер Г. Б. М. Магомедов.

Раз­ви­ты народные ху­дожественные про­мыс­лы: об­ра­бот­ка ме­тал­ла, в т. ч. про­изводство су­ве­нир­но­го ору­жия, по­да­роч­ной по­су­ды, юве­лир­ных ук­ра­ше­ний («Ку­ба­чин­ский ху­дожественный ком­би­нат», пос. Ку­ба­чи Да­ха­да­ев­ско­го р-на), гражданского хо­лод­но­го и су­ве­нир­но­го ору­жия (пред­при­ятие «Киз­ляр», г. Киз­ляр), ке­ра­ми­ки (с. Бал­хар Аку­шин­ско­го р-на), де­ревянных из­де­лий, ин­кру­сти­ро­ван­ных ме­тал­лом, ко­стью и пер­ла­мут­ром (ху­дожественная фаб­ри­ка в с. Ун­цу­куль), че­кан­ка по ме­ди (Го­цат­лин­ский ху­дожественный ком­би­нат в с. Боль­шой Го­цатль Хун­зах­ско­го р-на).

Продукция Кизлярского коньячного завода. Архив «АСМО-пресс»

Пи­ще­вая промышленность спе­циа­ли­зи­ру­ет­ся на пе­ре­ра­бот­ке ви­но­гра­да, про­изводстве конь­я­ков и вы­со­ко­сорт­ных ви­но­град­ных, иг­ри­стых и шам­пан­ских вин. Ве­ду­щие пред­при­ятия: «Киз­ляр­ский конь­яч­ный за­вод»винно-коньячный завод «Кизляр», «Дер­бент­ский конь­яч­ный ком­би­нат», вин­но-конь­яч­ные за­во­ды «Из­бер­баш­ский» и «Кас­пий­вин­пром» (Ма­хач­ка­ла), «Махачкалинский винзавод», «Махачкалинский комбинат шампанских вин» и «Дер­бент­ский за­вод иг­ри­стых вин». Раз­ви­ты так­же пе­ре­ра­бот­ка ры­бы («Ры­бо­про­мыш­лен­ная ком­мерческая ком­па­ния "Порт-­Пет­ровск"» – жи­вая и мо­ро­же­ная ры­ба, рыб­ные кон­сер­вы и му­ка; «Даг­рыб­хоз» – рыбная продукция, в т. ч. рыб­ные ба­лыч­ные из­де­лия; оба – Ма­хач­ка­ла) и про­изводство различных кон­сер­вов (за­во­ды в Дер­бен­те, Буй­нак­ске – со­ки, ва­ре­нья, дже­мы, ком­по­ты; в Киз­ля­ре – мяс­ные, фрук­то­вые, овощ­ные кон­сер­вы; в Гер­ге­биль­ском, Бот­лих­ском рай­онах и др.). Дей­ст­ву­ют мя­со­ком­би­наты в Махачкале, Кизляре и Буйнакске, мо­ло­ко­за­вод (Ма­хач­ка­ла), «Махачкалинский гормолзавод», «Кизлярагрокомплекс» (молочная продукция), «Ма­хач­ка­лах­ле­бо­про­дукт», кон­ди­тер­ская фаб­ри­ка (Из­бер­баш), пи­во­ва­рен­ный за­вод «Порт-Пет­ровск», заводы «Диамонд» (выпуск водки)  и «Дагестан-Этанол» (производство спирта; все три – в Махачкале). Ве­дёт­ся роз­лив ми­неральных вод и выпуск  безалкогольных напитков (за­воды «Де­неб», «Старт» и «АРС» в Ма­хач­ка­ле, и др.).

Ве­ду­щий промышленный центр Д. – Ма­хач­ка­ла; др. круп­ные цен­тры – Буй­накск, Дер­бент, Киз­ляр, Кас­пийск, Из­бер­баш.

Стоимость экспорта Д. 64,2 млн. долл. (2018; из них 40% приходится на страны СНГ), импорта 109,5 млн. долл. (25% – страны СНГ). В экспорте преобладают продовольственные товары и сельскохозяйственное сырьё (23,7 млн. долл., 2018), а также оборудование (5,2 млн. долл.) и продукция топливно-энергетического комплекса (5,1 млн. долл.), в импорте – продовольственные товары (47,7 млн. долл.), машины и оборудование (13,3 млн. долл.), металлы и изделия из них (6,8 млн. долл.).

Сельское хозяйство

Стои­мость ва­ло­вой про­дук­ции сельского хозяйства 124,4 млрд. рублей (2018, 13-е место среди субъектов РФ), в т. ч. 49% при­хо­дит­ся на про­дук­цию рас­те­ние­вод­ст­ва. Площадь сельскохозяйственных уго­дий со­став­ля­ет 3223 тыс. га (65,8% площади рес­пуб­ли­ки), из них 14,5% – паш­ня. По до­ле па­ст­бищ (37,4%, 2018) в струк­ту­ре сельскохозяйственных уго­дий Д. за­ни­ма­ет од­но из пер­вых мест на Северном Кав­ка­зе, по до­ле паш­ни – од­но из по­след­них. Сте­пень рас­па­хан­но­сти тер­ри­то­рии умень­ша­ет­ся с се­ве­ра на юг (70% паш­ни при­хо­дит­ся на рав­нин­ные тер­ри­то­рии, 20% – на пред­гор­ные, 10% – на гор­ные). Воз­мож­но­сти рас­ши­ре­ния пло­ща­ди паш­ни ог­ра­ни­че­нны, в рав­нин­ной час­ти Д. ин­тен­сив­но во­вле­ка­ют­ся в обо­рот ма­ло­при­год­ные для об­ра­бот­ки зем­ли. В пред­гор­ной и гор­ной час­тях удоб­ные зем­ли ос­вое­ны прак­ти­че­ски пол­но­стью, уча­ст­ки паш­ни пред­став­ле­ны не­боль­ши­ми раз­роз­нен­ны­ми тер­рас­ны­ми по­ля­ми. В ря­де рай­онов при­ме­ня­ет­ся ис­кусственное оро­ше­ние.

 

Раз­ви­ты ви­но­гра­дар­ст­во (наи­бо­лее круп­ные мас­си­вы ви­но­град­ни­ков со­сре­до­то­че­ны в ниж­нем те­че­нии рек Те­рек и Су­лак, а так­же в пред­горь­ях на вос­то­ке Д.), пло­до­вод­ст­во (аб­ри­ко­сы, че­реш­ня, яб­ло­ки, пер­си­ки, сли­вы и др.; круп­ней­шие са­до­водческие рай­оны рас­по­ло­же­ны в до­ли­нах рек Са­мур, Гюль­ге­ры­чай, Ан­дий­ское Кой­су, Авар­ское Кой­су, Ка­ра­кой­су; на юго-вос­то­ке При­мор­ской низ­мен­но­сти вы­ра­щи­ва­ют гра­на­ты, ин­жир, хур­му, мин­даль) и ово­ще­вод­ст­во (вме­сте с бах­че­вы­ми куль­ту­ра­ми за­ни­ма­ет 13,6% по­сев­ных пло­ща­дей, 2018). Вы­ра­щи­ва­ют так­же зер­но­вые (39,0% по­сев­ных пло­ща­дей, 2018; ози­мые пше­ни­ца и яч­мень, ку­ку­ру­за на зер­но, рис), кор­мо­вые (36,8%; в т. ч. лю­цер­на), кар­то­фель (5,4%) и тех­ни­че­ские куль­ту­ры, гл. обр. под­сол­неч­ник (2,0%). Валовой сбор зерновых и зернобобовых 359,5 тыс. т (2018), подсолнечника – 8,3 тыс. т, картофеля  356,3 тыс. т, овощей – 1438,5 тыс. т, фруктов и ягод  161,1 тыс. т.

Перегон овец. Фото М. Ю. Лычагина

Тра­диционная от­расль спе­циа­ли­за­ции жи­вот­но­вод­ст­ва – ов­це­вод­ст­во, раз­ви­то прак­ти­че­ски по­все­ме­ст­но (тон­ко­рун­ное – в северной рав­нин­ной час­ти Д., от­гон­но-па­ст­бищ­ное – в южной гор­ной час­ти, общее поголовье овец 4,6 млн. голов, 2018). Раз­ви­ты так­же мя­со-мо­лоч­ное (в южной час­ти) и мяс­ное (гл. обр. на вос­то­ке) ско­то­вод­ст­во (поголовье крупного рогатого скота 960,5 тыс. голов, в т. ч. 473,8 тыс. голов дойных коров, 2018), ко­зо­вод­ст­во (136,1 тыс. голов), пти­це­вод­ст­во, зве­ро­вод­ст­во (Хасавюртовский, Каз­бе­ков­ский районы, г. Кас­пий­ск), ко­не­вод­ст­во (поголовье лошадей 35,8 тыс. голов), ры­бо­вод­ст­во (Кизлярский, Но­гай­ский, Тарумовский и Магарамкентский районы, г. Кизилюрт, Махачкала). В западных и юго-западных рай­онах раз­во­дят ос­лов (6,8 тыс. голов, 2018), му­лов ( в Бот­лих­ском районе; 127 голов), пят­ни­стых оле­ней (в Каз­бе­ков­ском райо­не). Производство мяса 148,4 тыс. т (2018; 24-е место среди регионов РФ), молока 892,7 тыс. т (7-е место), шерсти 15,5 тыс. т (1-е место), мёда 1,2 тыс. т (14-е место). В хозяйствах населения содержится 77% поголовья крупного рогатого скота (2018) и 24% овец и коз; 47%  поголовья овец и коз – в крестьянских (фермерских) хозяйствах и 30% – в сельскохозяйственных организациях.

В сельскохозяйственных ор­га­ни­за­ци­ях про­из­во­дит­ся 42% зер­на и 22% ско­та и пти­цы на убой, в хо­зяй­ст­вах на­се­ле­ния – 42,6% зерна, 86,8% семян подсолнечника, 99,1%  картофеля, 58,4% ско­та и пти­цы на убой, 65,9% мо­ло­ка.

Транспорт

Ав­то­мо­биль­ный транс­порт обес­пе­чи­ва­ет основную часть внутренних гру­зо­вых и пас­са­жир­ских пе­ре­во­зок. Общая протяжённость ав­томобильных ­до­рог с твёр­дым по­кры­ти­ем 8178,8 км (2018). По тер­ри­то­рии Д. про­хо­дят ав­то­ма­ги­ст­рали фе­де­раль­но­го зна­че­ния: Крас­но­дар – Гроз­ный – Ма­хач­ка­ла – гра­ни­ца с Азер­бай­джа­ном («Кав­каз»), Астрахань – Кочубей – Кизляр – Махачкала, Кочубей – Нефтекумск – Зеленокумск – Минеральные Воды. Дли­на же­лез­ных до­рог 509 км, плотность 101 км путей на 10 000 км2 территории. Основные железнодорожные ма­ги­ст­ра­ли: Мо­ск­ва – Гроз­ный – Гу­дер­мес – Ма­хач­ка­ла – гра­ни­ца с Азер­бай­джа­ном – Ба­ку и Ма­хач­ка­ла – Киз­ляр – Ас­т­ра­хань (железнодорожная ли­ния Киз­ляр – Кар­ла­нюрт по­строе­на в конце 1990-х гг.). Основные гру­зы: нефть, неф­те­про­дук­ты, зер­но, строй­ма­те­риа­лы, различное обо­ру­до­ва­ние и др. Морской транс­порт обес­пе­чи­ва­ет б. ч. внеш­них гру­зо­вых пе­ре­во­зок. Главный морской порт – Ма­хач­ка­ла (ведёт историю с 1870). Основные гру­зы: ми­не­раль­но-строительные ма­те­риа­лы, зер­но, неф­те­на­лив­ные гру­зы и др.; па­ром­ные и кон­тей­нер­ные пе­ре­воз­ки. По тер­ри­то­рии рес­пуб­ли­ки про­хо­дят ма­ги­ст­раль­ный неф­те­про­вод Ба­ку (Азер­бай­джан) – Но­во­рос­сийск (Крас­но­дар­ский край; дли­на 274 км), ма­ги­ст­раль­ные га­зо­про­во­ды Моз­док (Северная Осе­тия) – Ка­зи-Ма­го­мед (Азер­бай­джан; дли­на 297 км) и Ма­кат (Ка­зах­стан) – Северный Кав­каз (дли­на ок. 130 км). Ме­ж­ду­народный аэ­ро­порт в Ма­хач­ка­ле.

Здравоохранение

На 2018 в Д.  250 ам­бу­латор­но-по­ли­кли­нических организаций, 130 боль­ниц на 21,5 тыс. ко­ек (70 ко­ек на 10 тыс. жителей), ра­бо­та­ют 12,7 тыс. вра­чей (41 врач на 10 тыс. жителей), 28,0 тыс. лиц среднего медицинского персонала. Серь­ёз­ными про­бле­мами здра­во­охра­не­ния Д. яв­ля­ют­ся нар­ко­ма­ния, бак­те­ри­аль­но­е за­гряз­не­ние поч­вы и во­ды, при­род­ные оча­ги ту­ля­ре­мии, бру­цел­лёза и др. В Д. ра­бо­та­ют Медицинский центр им. Р. П. Ас­кер­ха­но­ва и Рес­пуб­ли­кан­ский ди­аг­но­стический центр в Ма­хач­ка­ле. Ку­рор­ты: Кая­кент, Тал­ги и др.

Образование. Учреждения науки и культуры

На 2018 в сис­те­ме об­ра­зо­ва­ния Д. функ­цио­ни­ру­ют 821 до­шко­ль­ное уч­ре­ж­де­ние (95,6 тыс. вос­пи­тан­ни­ков), 1465 об­ще­об­ра­зо­вательных организаций (406 тыс. учащихся), 75 организаций среднего профессионального образования (59,6 тыс. уч-ся). В сис­те­ме выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния 36 государственных, муниципальных и частных ву­зов (52,6 тыс. сту­ден­тов), в т. ч. Даг. ун-т (ос­но­ван в 1931 как пе­да­го­гич. ин-т; с 1957 совр. назв.), пе­да­го­гич. ун-т (1931), с.-х. ака­де­мия (ос­но­ва­на в 1932 как пло­до­ви­но­град­ный ин-т), мед. ака­де­мия (1932), Даг. тех­нич. ун-т (ос­но­ван в 1972 как по­ли­тех­нич. ин-т, с 1995 совр. назв.), Ин-т нар. хо­зяй­ст­ва Пра­ви­тель­ст­ва Рес­пуб­ли­ки Д. (1991) – все в Ма­хач­ка­ле; фи­лиа­лы Моск. гос. юри­дич. ака­де­мии, Ун-та РАО и др. Сре­ди на­уч. уч­ре­ж­де­ний – Даг. на­уч. центр РАН (1991); вклю­ча­ет св. 10 на­уч. уч­ре­ж­де­ний, в т. ч. Ин-т фи­зи­ки им. Х. И. Амир­ха­но­ва, Ин-т ис­то­рии, ар­хео­ло­гии и эт­но­гра­фии, Ин-т язы­ка, лит-ры и иск-ва им. Г. Ца­да­сы, На­уч. объ­е­ди­не­ние «ИВТАН». Даг. на­уч. центр РАМН (1993); При­кас­пий­ский зо­наль­ный НИИ ве­те­ри­на­рии, на­уч­но-про­из­водств. объ­е­ди­не­ние «Да­гаг­ро­вин­пром» и др. Функ­цио­ни­ру­ют 1031 биб­лио­те­ка, 1070 клуб­ных уч­ре­ж­де­ний. В Д. ра­бо­та­ют 15 му­зе­ев, в т. ч. Даг. гос. объ­е­ди­нён­ный ис­тори­ко-ар­хит. му­зей в Ма­хач­ка­ле (ос­но­ван в 1923 как крае­ведч. му­зей, с 1977 совр. назв.); 14 фи­лиа­лов, в т. ч. Ли­те­ра­тур­но-ме­мо­ри­аль­ный дом-му­зей С. Сталь­ско­го (1950; с. Аша­га-Стал Су­лей­ман-Сталь­ско­го р-на), Му­зей бое­вой сла­вы в Ма­хач­ка­ле, му­зеи в Буй­нак­ске, Ха­са­вюр­те, Киз­ля­ре, а так­же в сё­лах Те­рек­ли-Мек­теб, Ца­да, Кая­кент, Ка­ра­бу­дах­кент, Ах­ты; Дер­бент­ский ис­то­ри­ко-ар­хит. и ху­дож. му­зей-за­по­вед­ник (1988), Рес­пуб­ли­кан­ский му­зей изо­бра­зит. ис­кус­ств (1958) в Ма­хач­ка­ле.

Средства массовой информации

Информационное агентство РИА «Дагестан».

Среди печатных СМИ особое место занимают издания на национальных языках; газеты и журналы выходят на русском («Дагестанская правда»), даргинском («Замана»), лезгинском («Лезги газет»), азербайджанском («Дэрбенд»), аварском («ХIакъикъат»), ногайском («Шоьл тавысы»), кумыкском («Ёлдаш»), цахурском («Нур»), агульском («Вести Агула»), татском («Ватан»), рутульском («Рутульские новости»), лакском («Илчи»), чеченском («Нийсо-Дагестан») и др. языках. 

Работает ГТРК «Дагестан», а также РГВК «Дагестан» (одноимённый телеканал, радиостанция «Страна гор»), каналы «МТВ Столица (Дагестан)», «Наше Национальное Телевидение», «ДРК-Кавказ», «Первый Каспийский», радиостанции «Асса», «Столица», «Прибой», «Ватан». В Дагестане зарегистрировано ок. 80 муниципальных и коммерческих студий телевидения и радио. Функционирует 8 сетей кабельного телевидения. В каждом районе имеется или создаётся своя телерадиовещательная база.

Популярные Интернет-СМИ региона: СКФО.РУ, «Дагестан Post», «Интердаг», «Мой Дагестан», электронные версии газет «Новое дело», «Черновик».

Литература

Лит-ры на­ро­дов Д. раз­ви­ва­ют­ся на авар­ском, дар­гин­ском, ку­мык­ском, лез­гин­ском, лак­ском, но­гай­ском, та­ба­са­ран­ском, тат­ском, а так­же рус. язы­ках. С 7 в. куль­ту­ра Д. ис­пы­ты­ва­ла влия­ние ара­бо-му­сульм. тра­ди­ции. В 10 в. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли жан­ры ду­хов­ной лит-ры на араб., тюрк­ском (тюр­ки) и перс. язы­ках: агио­гра­фич. па­мят­ни­ки («Ис­то­рия Абу Мус­ли­ма»), хро­ни­ки («Дер­бент-­на­ме», «Ис­то­рия Дер­бен­та и Шир­ва­на»), мав­ли­ды (о жиз­ни про­ро­ка Му­хам­ме­да), на­зи­да­ния и др. На­чи­ная с 18 в. в авар­ской, а позд­нее и в др. лит-­рах ут­вер­жда­ет­ся ад­жам – пись­мен­ная сис­те­ма на ос­но­ве араб. гра­фи­ки. В кон. 18 – нач. 19 вв. влия­тель­ная ара­боя­зыч­ная тра­ди­ция по­сте­пен­но ус­ту­па­ет ме­сто по­этич. твор­че­ст­ву на нац. язы­ках (ку­мы­ки Ма­ма Ги­ши из Эн­де­рея, Юсуп Ка­ди из Ях­сая; та­ба­са­ран­цы Ка­лук Мир­за, Гад­жи-Са­ид Зир­дяг­ский; но­гай­цы Сар­кын­бай Крым­лы, Ис­ма­ил Ма­жар­лы; та­ты Или­шагъа бен Шо­мои­ла, Ли­ви бен Ми­ши На­гди­му и др.). По­пу­ляр­но­стью поль­зо­ва­лась по­эзия ашу­гов, тес­но свя­зан­ная с фольк­ло­ром.

Во 2-й пол. 19 в. фор­ми­ру­ют­ся нац. лит-ры. Уси­ле­ние лич­но­ст­но­го на­ча­ла, вни­ма­ние к со­ци­аль­ным про­бле­мам от­ли­ча­ют по­эзию авар­цев Чан­ки из Бат­лаи­ча, Али-Гад­жи из Ин­хо, Мах­му­да из Ка­хаб-Ро­со; ку­мы­ка Ир­чи Ка­за­ка; дар­гин­цев Омар­лы Ба­ты­рая, Мун­ги Ах­ме­да; лез­ги­на Ети­ма Эми­на; лач­ки Ша­зы из Курк­ли. За­мет­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии про­за­ич. жан­ров сыг­ра­ли очер­ки даг. про­све­ти­те­лей: «Рас­сказ ку­мы­ка о ку­мы­ках» Д.-М. Ши­ха­лие­ва (1848), «Как жи­вут ла­ки» А. Ома­ро­ва (1870), «Ска­за­ние оче­вид­ца о Ша­ми­ле» Гад­жи-Али (1873), «Сре­ди гор­цев Се­вер­но­го Да­ге­ста­на» Г.-М. Ами­ро­ва (1873), «Из да­ге­стан­ских нра­вов» А. Ма­ме­до­ва (1892) и др.

В лит-ре нач. 20 в. пре­об­ла­да­ет ост­рая со­ци­аль­ная про­бле­ма­ти­ка, уси­ли­ва­ют­ся пуб­ли­ци­стич. ин­то­на­ции, зву­чат при­зы­вы к об­нов­ле­нию тра­диц. ук­ла­да: по­эма «Жа­ло­ба кав­каз­ских гор» ку­мы­ка М. Али­бе­ко­ва (1905), по­весть «Бед­ная Ха­би­бат» ку­мы­ка Н. Ба­тыр­мур­зае­ва (1910) и др. В 1902 в Те­мир-­Хан-­Шу­ре бы­ла ос­но­ва­на пер­вая ти­по­гра­фия в Д. Три­бу­ной про­грес­сив­ных де­мо­кра­тич. взгля­дов стал ж. на ку­мык­ском яз. – «Танг-Чол­пан» («Ут­рен­няя звез­да», 1917–18). Ав­тор пер­вой даг. дра­мы («Лу­диль­щи­ки», 1914) – лак­ский дра­ма­тург и об­ществ. дея­тель Г. Саи­дов. Во­ен. те­ма­ти­ка под­ня­та в ли­рич. по­эме «Ма­ри­ам» Мах­му­да (1915), клас­си­ка авар­ской по­эзии. Те­ма ре­во­люц. пре­об­ра­зо­ва­ния на­шла от­ра­же­ние в про­из­ве­де­ни­ях авар­цев Г. Ца­да­сы, З. Г. Гад­жие­ва, Р. Дин­ма­го­мае­ва, лак­ца А.-К. За­куе­ва, лез­ги­на С. Сталь­ско­го, ку­мы­ка Ю. Ге­рее­ва, дар­гин­ца Р. Ну­ро­ва, ос­но­во­по­лож­ни­ка дар­гин­ской са­ти­ры А. Ими­на­гае­ва («Труд мул­лы», 1934). В 1930-е гг. фор­ми­ру­ет­ся жанр ро­ма­на: «Ге­рои в шу­бах» авар­ца Дин­ма­го­мае­ва (1933), «Ры­ба­ки» та­та М. Ю. Бах­шие­ва (1933), «Ра­зо­рван­ные це­пи» лез­ги­на А. Фа­та­хо­ва (1934); раз­ви­ва­ет­ся дра­ма­тур­гия (ла­кец М. Ча­ри­нов, ава­рец Б. Ма­ла­чи­ха­нов, та­ба­са­ра­нец А. П. Джа­фа­ров, та­ты М. Ша­лу­мов и Ю. Се­мё­нов, лез­гин Г. Гад­жи­бе­ков, дар­ги­нец Ну­ров, ку­мык А.-П. Са­ла­ва­тов). Вы­де­ля­ет­ся твор­че­ст­во лак­ца Э. М. Ка­пие­ва (ли­рич. сб. «Резь­ба по кам­ню», 1940) – пе­ре­во­дчи­ка фольк­ло­ра и сти­хов даг. по­этов, со­ста­ви­те­ля пер­вых по­этич. ан­то­ло­гий. Про­ис­хо­ди­ло ста­нов­ле­ние лит. кри­ти­ки (Г. Гад­жи­бе­ков, К. К. Сул­та­нов и др.). В по­сле­во­ен­ной про­зе важ­ное ме­сто за­ни­ма­ют по­вес­ти авар­цев М. Су­ли­ма­но­ва, М. А. Ма­го­ме­до­ва, ку­мы­ка А. Ад­жа­ма­то­ва, та­та Х. Д. Ав­ша­лу­мо­ва; ро­ма­ны ку­мы­ка И. Ке­ри­мо­ва. Вклад в дет­скую лит-ру вне­сли ава­рец З. Гад­жи­ев, дар­ги­нец Р. М. Ра­ши­дов, ку­мык М.-С. Яхъ­яев. Но­вый этап в раз­ви­тии лит-ры Д. свя­зан с твор­че­ст­вом авар­ца Р. Г. Гам­за­то­ва, став­ше­го са­мой зна­чи­тель­ной фи­гу­рой да­ге­стан­ской лит-ры 2-й пол. 20 в.

В кон. 20 в. ин­тен­сив­но раз­ви­ва­ет­ся жанр ро­ма­на (ис­то­ри­че­ский, эпи­чес­кий, ли­ри­ко-фи­лос. и др.); уси­ли­ва­ет­ся вни­ма­ние к мо­раль­но-этич. про­бле­ма­ти­ке, пси­хо­ло­гич. мно­го­мер­но­сти ха­рак­те­ра. Сре­ди пи­са­те­лей: авар­цы Ф. Г. Алие­ва, М. Г. Га­ир­бе­ко­ва, Адал­ло, О.-Г. Шах­та­ма­нов, М. Ах­ме­до­ва; дар­гин­цы Р. М. Ра­ши­дов, А. А. Абу-Ба­кар, Ма­го­мед-Ра­сул, Х. М. Али­ев; ку­мы­ки А. Ад­жи­ев, Ш. Аль­бе­ри­ев, Б. Ма­го­ме­дов; лез­ги­ны И. Гу­сей­нов, А. У. Саи­дов, Р. Гад­жи­ев, А. Кар­да­ша; лак­цы М. Ма­го­ме­дов, Б. Ра­ма­за­нов, М.-З. Ами­нов; та­ба­са­ран­цы М. Шам­ха­лов, М. Ми­та­ров, Ш. Ка­зие­ва; та­ты К. Ку­кул­лу, Б. Са­фа­нов, М. М. Да­да­шев; но­гай­цы Кад­рия (К. О. Те­мир­бу­ла­то­ва), И. С. Капаев.

Архитектура и изобразительное искусство

Вид Дербента с цитадели Нарын-Кала. Фото П. С. Павлинова

От ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья со­хра­ни­лись руи­ны гунн­ско­го г. Ва­ра­чан (го­ро­ди­ще Ур­це­ки близ г. Из­бер­баш: обо­ро­нит. сте­ны, ба­ни, язы­че­ские хра­мы), ха­зар­ской сто­ли­цы Се­мен­дер (близ с. Тар­ки). К 6 в. вос­хо­дят ка­мен­ные сте­ны и кре­по­сти гран­ди­оз­ной (св. 40 км дли­ной) дер­бент­ской обо­ро­нит. сис­те­мы, пе­ре­го­ра­жи­вав­шей при­кас­пий­ский про­ход – осн. ка­ра­ван­ный путь из юго-вост. Ев­ро­пы в Пе­ред­нюю Азию. Свя­зи со стра­на­ми Вос­то­ка ока­за­ли влия­ние на ар­хи­тек­ту­ру Дер­бен­та, в ко­то­рой про­сле­жи­ва­ют­ся чёт­кие сти­ле­вые пе­рио­ды: обо­ро­ни­тель­ное строи­тель­ст­во 6 в. свя­за­но с са­са­нид­ским Ира­ном, ар­хи­тек­ту­ра 8–9 вв. – с ара­бо-му­суль­ман­ской куль­ту­рой (Джу­ма-ме­четь), 14–15 вв. – с влия­ни­ем Шир­ва­на. О ран­нем про­ник­но­ве­нии хри­сти­ан­ст­ва из Ал­ба­нии сви­де­тель­ст­ву­ют руи­ны церк­вей на Верх­не­чир­кей­ском го­ро­ди­ще (ха­зар­ский г. Бе­ленд­жер) и в Дер­бен­те (все 6–8 вв.), о бо­лее позд­нем (10–14 вв.) влия­нии Гру­зии – не­боль­шие 1-не­фные церк­ви (в се­ле­нии Да­ту­на, 10–12 вв.). В гор­ных рай­онах Д. со­хра­ни­лось мно­го обо­ро­нит. по­стро­ек из гру­бо­об­ра­бо­тан­но­го кам­ня: круг­лые и квад­рат­ные баш­ни разл. на­зна­че­ния (сто­ро­же­вая баш­ня в ау­ле Хо­редж, 16–17 вв.), кре­по­сти (у ау­лов Хуч­ни, Ах­ты, Ку­мух, Хар­ба-Гу­ран).

Посёлок Кубачи. Фото П. С. Павлинова

На про­тя­же­нии ве­ков в Д. раз­ви­ва­лось гл. обр. нар. зод­че­ст­во, при­чём у ка­ж­до­го из мно­го­числ. на­ро­дов (или груп­пы на­ро­дов) оно име­ет свои осо­бен­но­сти. Вме­сте с тем силь­но вы­ра­же­ны и об­щие чер­ты, обу­слов­лен­ные общ­но­стью ис­то­рич. судь­бы и взаи­мо­влия­ния­ми. По­се­ле­ния-ау­лы обыч­но раз­ме­ще­ны на труд­но­дос­туп­ных уча­ст­ках; в гор­ных ау­лах тер­ра­со­об­раз­ная ком­по­зи­ция плот­ной за­строй­ки на­по­ми­на­ет еди­ное сту­пен­ча­тое со­ору­же­ние (Ку­ба­чи, Чох). Со­хра­ни­лись жи­лые до­ма 18–19 вв. (в гор­ных и пред­гор­ных рай­онах – из кам­ня, в юж. час­ти При­мор­ской низ­мен­но­сти – са­ман­ные), пря­мо­уголь­ные в пла­не, с пло­ской кры­шей. В ста­рых до­мах осн. вни­ма­ние уде­ля­лось оформ­ле­нию ин­терь­е­ра (леп­ные и ка­мен­ные ук­ра­ше­ния ка­ми­на, фи­гур­ные де­рев. стол­бы и т. д.); в 19–20 вв. боль­шую роль иг­рал де­кор фа­са­да (ароч­ные пор­та­лы, фи­гур­ные ка­мен­ные и де­ре­вян­ные де­та­ли, рез­ные об­рам­ле­ния окон и две­рей). Ме­че­ти в ау­лах (Ка­ла­ко­рейш, Ка­ра­кю­ре, Ри­ча, все 11–13 вв.; Ца­хур, Ку­мух, 14 в.) – обыч­но пря­мо­уголь­ные в пла­не ка­мен­ные со­ору­же­ния с пло­ской кры­шей, опи­раю­щей­ся на рез­ные де­ревянные стол­бы в ин­терь­е­ре; пе­ред гл. фа­са­дом – гале­рея. Ми­на­ре­ты – круг­лые в пла­не (в ау­лах Ри­ча, Миш­леш; оба 13 в.) или квад­рат­ные (в сё­лах Ши­наз, Ру­тул). Рас­про­стра­не­ны ка­мен­ные ку­поль­ные мав­зо­леи (обыч­но квад­рат­ные в пла­не) с сомк­ну­тым сво­дом (в ау­ле Дул­дуг, 1682–83) или ку­по­лом (в ау­ле Хут­хул, 1807–08), мос­ты (де­ре­вян­ные и ка­мен­ные ароч­ные), ар­хитектурное оформ­ле­ние род­ни­ков.

Махачкала. Дагестанская государственная сельскохозяйственная академия. 1927–28. Архитектор И. В. Жолтовский. Фото П. С. Павлинова

В 19 в. в Д. про­ни­ка­ет влия­ние рус. ар­хи­тек­ту­ры: соз­да­ют­ся зда­ния в сти­ле ам­пир (га­упт­вах­та в Дер­бен­те, 1828), кре­по­сти (в с. Ах­ты, кре­пость Бур­ная), стро­ят­ся го­ро­да Пет­ровск-Порт (ны­не Ма­хач­ка­ла), Те­мир-Хан-Шу­ра (ны­не Буй­накск). В сов. вре­мя воз­ни­ка­ют но­вые го­ро­да (Кас­пийск, Из­бер­баш, Ха­са­вюрт, Ки­зи­люрт) и ра­бо­чие по­сёл­ки; ве­дёт­ся строи­тель­ст­во в ду­хе кон­ст­рук­ти­виз­ма (поч­тамт, 1920-е гг.), с ис­поль­зо­ва­ни­ем вост. мо­ти­вов (Дом пра­ви­тель­ст­ва, ны­не Да­ге­стан­ская гос. с.-х. ака­де­мия, 1927–28, арх. И. В. Жол­тов­ский), в 1930–50-е гг. – с при­ме­не­ни­ем клас­сич. форм и де­та­лей (гос­ти­ни­ца «Да­ге­стан», 1938–39, арх. Г. Гримм; все – в Ма­хач­ка­ле). Сре­ди зна­чительных по­стро­ек 2-й пол. 20 в. – зда­ния Рус. дра­ма­ти­ческого те­ат­ра и Рес­пуб­ли­кан­ской биб­лио­те­ки им. А. С. Пуш­ки­на в Ма­хач­ка­ле (1980-е гг.).

Надгробия в селе Уркарах. Фото П. С. Павлинова
Дагестанский ковёр. Фрагмент. Ок. 1900.

Наи­бо­лее ран­ние па­мят­ни­ки изо­бра­зит. и де­ко­ра­тив­но-при­клад­но­го иск-ва на тер­ри­то­рии Д.: эне­о­ли­тич. ке­ра­ми­ка – рас­пис­ная и чер­но­ло­щё­ная с рель­еф­ным и уг­луб­лён­ным ор­на­мен­том; вос­хо­дя­щие к эпо­хе брон­зы мно­го­числ. на­скаль­ные, пре­им. гра­ви­ро­ван­ные, изо­бра­же­ния (близ с. Кап­чу­гай, 2–1-е тыс. до н. э.; изо­бра­же­ния та­ко­го ти­па соз­да­ва­лись вплоть до 20 в.); брон­зо­вые ли­тые ста­ту­эт­ки лю­дей и жи­вот­ных (Верх­не­чи­рюр­тов­ский мо­гиль­ник). К 6–10 вв. от­но­сят­ся обоб­щён­ные ка­мен­ные фи­гу­ры бар­сов и львов из Дер­бент­ской кре­по­сти, ажур­ные брон­зо­вые пряж­ки из мо­гиль­ни­ка Беж­та, юве­лир­ные ук­ра­ше­ния из мо­гиль­ни­ка у с. Агач­ка­ла. С ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья рас­про­стра­не­ны вер­ти­каль­ные рез­ные над­мо­гиль­ные пли­ты (в сё­лах Ка­ла­ко­рейш, Аку­ша и др.). Рас­про­стра­не­на резь­ба по де­ре­ву (две­ри ме­че­тей в Ка­ла­ко­рей­ше, Тпи­ге). С 11–13 вв. в ау­ле Ку­ба­чи соз­да­ва­лись мно­го­числ. ка­мен­ные рель­е­фы и брон­зо­вые кот­лы с близ­ки­ми са­са­нид­ским изо­бра­же­ния­ми жи­вот­ных, лю­дей, сцен охо­ты и др. С уси­ле­ни­ем ис­ла­ми­за­ции в иск-ве Д. на­чи­на­ет пре­об­ла­дать гео­мет­рич. и рас­тит. ор­на­мент, час­то вклю­чаю­щий над­пи­си. В сред­ние ве­ка мн. гор­ные ау­лы пре­вра­ща­ют­ся в уз­ко­спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные кус­тар­ные цен­тры. Ку­ба­чи из­вест­ны юве­лир­ны­ми из­де­лия­ми и ору­жи­ем, бо­га­то ук­ра­шен­ны­ми чер­нью, гра­ви­ров­кой, на­сеч­кой (см. Ку­ба­чин­ская об­ра­бот­ка ме­тал­ла); Го­цатль – мед­ны­ми че­кан­ны­ми из­де­лия­ми; Бал­хар – не­гла­зу­ро­ван­ной ке­ра­ми­кой с рос­пи­сью ан­гобом (см. Бал­хар­ская ке­ра­ми­ка); Ун­цу­куль – де­рев. из­де­лия­ми с се­реб­ря­ной на­сеч­кой и ин­кру­ста­ци­ей ко­стью, пер­ла­мут­ром. Во мн. рай­онах из­дав­на ткут вор­со­вые и без­вор­со­вые ков­ры, пле­тут ци­нов­ки, вя­жут узор­ные нос­ки. Ка­ж­дый рай­он име­ет свои из­люб­лен­ные ри­сун­ки, рас­цвет­ку, ком­по­зи­цию. По­все­ме­ст­но раз­ви­ва­лось ков­ро­де­лие (соз­дан ряд фаб­рик, в Дер­бен­те с 1931 су­ще­ст­ву­ет шко­ла ков­ро­де­лия). Сре­ди мас­те­ров нар. иск-ва – А. М. Аб­ду­рах­ма­нов, И. А. Аб­ду­ла­ев, Р. А. Али­ха­нов, Б. Г. Гим­ба­тов, Г. М. Ки­шев, Г. М. Ма­го­ме­дов, Г. М. Чаб­ка­ев.

О. Б. Омаров. «Кулинки». 1975. Дагестанский музей изобразительных искусств (Махачкала).

Боль­шую по­мощь в вос­пи­та­нии нац. ху­дож. кад­ров ока­зал Е. Е. Лан­се­ре, в 1918–19 пре­по­да­вав­ший ри­су­нок в Те­мир-Хан-Шу­ре (сре­ди уче­ни­ков – худ. М. А. Дже­мал, скульп­тор Х. Н. Ас­кар-­Са­рыд­жа). С 1920-х гг. ак­тив­но ра­бо­та­ли жи­во­пис­цы Х.-Б. Му­са­ев, Дже­мал, Ю. А. Мол­ла­ев, М. Юну­си­лау, Д. А. Ка­па­ни­цын, Н. А. Ла­ков; в 1950–70-е гг. – жи­во­пис­цы-стан­ко­вис­ты А. И. Ав­гу­сто­вич, В. В. Гор­ча­ков, Х. М. Кур­ба­нов, О. Б. Омаров, жи­во­пи­сец-мо­ну­мен­та­лист И. Д. Боль­ша­ков, гра­фи­ки С. М. Са­ла­ва­тов, Г. П. Коно­пац­кая, В. Н. Горьков, К. А. Мур­за­бе­ков, А. Н. Ша­ры­пов, скульп­то­ры Ас­кар-Са­рыд­жа (па­мят­ник М.-А. Да­ха­дае­ву в Ма­хач­ка­ле, 1971), А. И. Га­за­ли­ев, А. М. Ягу­да­ев. В 1980-е гг. вы­дви­ну­лось но­вое по­ко­ле­ние ху­дож­ни­ков: Э. М. Пу­тер­брот, И.-Х. Супь­я­нов, Ж. В. Ко­лес­ни­ко­ва, С. С. Ба­ты­ров, И. О. Гу­сей­но­ва.

Музыка

Для фольк­ло­ра, пред­став­лен­но­го тра­ди­ция­ми бо­лее чем 30 на­ро­дов, ха­рак­те­рен ряд об­щих черт: пре­об­ла­да­ние соль­но­го пе­ния с ин­ст­ру­мен­таль­ным со­про­во­ж­де­ни­ем, на­ли­чие сход­но­го ин­ст­ру­мен­та­рия, об­ще­го бы­ст­ро­го тан­ца в раз­ме­ре $6 \over 8$(за пре­де­ла­ми Д. на­зы­ва­ет­ся «лез­гин­ка») и др. Центр. фи­гу­ра проф. эпич. тра­ди­ции – ашуг (да­лай­ла-ус­та, йыр­чи, ко­чо­нах, ша­ир).

В 1920-х гг. со­стоя­лись пер­вые муз.­-эт­но­гра­фич. экс­пе­ди­ции, на­ча­ли пуб­ли­ко­вать­ся сбор­ни­ки пе­сен и тан­цев на­ро­дов Д. Ос­но­во­по­лож­ник даг. проф. ком­по­зи­тор­ской му­зы­ки – Г. А. Га­са­нов (пер­вая нац. опе­ра «Хоч­бар», 1937). Сре­ди ком­по­зи­то­ров: Н. С. Да­ги­ров, С. А. Ага­ба­бов, С. А. Ке­ри­мов, З. М. Гад­жи­ев, К. М. Ша­ма­сов, М. К. Ка­су­мов; за пре­де­ла­ми рес­пуб­ли­ки ра­бо­та­ют ком­по­зи­тор и ди­ри­жёр М. М. Каж­ла­ев (пер­вый даг. ба­лет «Го­рян­ка», 1968), ком­по­зи­тор Ш. Р. Ча­ла­ев (опе­ра «Гор­цы», 1970). Мас­те­ра нац. ис­пол­ни­тель­ской куль­ту­ры: пе­ви­цы – Б. Му­ра­до­ва, П. Ну­ца­ло­ва, А. Иб­ра­ги­мо­ва, М. Щер­ба­то­ва, Р. Гад­жие­ва, И. Г. Ба­тал­бе­ко­ва, Б. А. Иб­ра­ги­мо­ва, М. Га­са­но­ва; ин­ст­ру­мен­та­ли­сты – У. Абу­ба­ка­ров, К. Ма­го­ме­дов. 

В Д. функ­цио­ни­ру­ют неск. муз.-дра­ма­тич. те­ат­ров (см. в раз­де­ле Те­атр), в 1999 в Ма­хач­ка­ле от­крыт Те­атр опе­ры и ба­ле­та. Ра­бо­та­ет Гос. фи­лар­мо­ния.

Театр

В 1910–20-х гг. в разл. се­ле­ни­ях воз­ни­ка­ли лю­би­тель­ские дра­ма­тич. круж­ки, на ос­но­ве ко­то­рых поз­же сфор­ми­ро­ва­лись проф. те­ат­ры. В Д. ра­бо­та­ют: в Ма­хач­ка­ле – Рес­пуб­ли­кан­ский рус. дра­ма­тич. те­атр им. М. Горь­ко­го (1925), Ку­мык­ский муз.-дра­ма­тич. те­атр (1930, с 1955 им. А.-П. Са­ла­ва­то­ва), Лак­ский муз.-дра­ма­тич. те­атр (1935, с 1952 им. Э. Ка­пие­ва), Авар­ский муз.-дра­ма­тич. те­атр (в 1935 ос­но­ван в с. Хун­зах, с 1951 им. Г. Ца­да­сы), Те­атр ку­кол (1941), Те­атр опе­ры и ба­ле­та (1999); в Дер­бен­те – Азерб. дра­ма­тич. те­атр (1930), Лез­гин­ский муз.-дра­ма­тич. те­атр им. С. Сталь­ско­го (1938), Та­ба­са­ран­ский дра­ма­тич. те­атр (2001), Тат­ский те­атр (1962); в Из­бер­ба­ше – Дар­гин­ский муз.-дра­ма­тич. те­атр им. О. Ба­ты­рая (1961). Сре­ди дея­те­лей те­ат­раль­но­го иск-ва Д. раз­ных лет: А. А. Ма­га­ев, З. Н. На­бие­ва, М. А. Аб­дул­ха­ли­ков, П. Х. Хиз­рое­ва, Б. М. Ину­си­лов, Н. М. Иб­ра­ги­мов, Н. М. Али­ев, Г. И. Иса­ев.

Сцена из спектакля «Каменный гость» А. С. Пушкина. Кумыкский музыкально-драматический театр им. А.-П. Салаватова.

В 1935 вы­ход­цы из лак­ско­го ау­ла Цов­кра А. Аба­ка­ров, Я. Гад­жи­кур­ба­нов, М. За­гир­бе­ков и С. Кур­ба­нов соз­да­ли в Ма­хач­ка­ле проф. кол­лек­тив «4 Цов­кра», раз­ви­вав­ший тра­ди­ции са­мо­быт­но­го иск-ва ка­на­то­ход­цев. С 1947 по­сле раз­де­ле­ния кол­лек­ти­ва су­ще­ст­ву­ют две са­мо­сто­ят. груп­пы: «Да­ге­стан­ские ка­на­то­ход­цы» и «Цов­кра».

В 1984 в Ма­хач­ка­ле основан Му­зей ис­то­рии те­ат­ров Д. (открыт в 1990). В рес­пуб­ли­ке так­же ра­бо­та­ют Ан­самбль пес­ни и пля­ски Д., Ан­самбль тан­ца «Лез­гин­ка», Ан­самбль тан­ца на­ро­дов Кав­ка­за «Мо­ло­дость Да­ге­ста­на».

Лит.: Бак­ла­нов НБ. Ар­хи­тек­тур­ные па­мят­ни­ки Да­ге­ста­на: Вып. 1. Л., 1935; Сул­та­нов К. По­эты Да­ге­ста­на. Ма­хач­ка­ла, 1959; Да­ге­стан­ские на­род­ные пес­ни: Для пения без сопровожд. М., 1959; Саи­дов М. Да­ге­стан­ская ли­те­ра­ту­ра XVIII–XIX вв. на араб­ском язы­ке. М., 1960; Дея­те­ли му­зы­каль­но­го ис­кус­ст­ва Да­ге­ста­на. Ма­хач­ка­ла, 1960; Де­би­ров ПМ. Резь­ба по кам­ню в Да­ге­ста­не. М., 1966;  Ис­то­рия Да­ге­ста­на: В 4 т. М., 1967–1969. 4 т.; Яку­бов МА. Очер­ки ис­то­рии да­ге­стан­ской со­вет­ской му­зы­ки: Т. 1: 1917–1945. Ма­хач­ка­ла, 1974. ; Во­рон­ки­на НП. Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во Со­вет­ско­го Да­ге­ста­на: стра­ни­цы ис­то­рии. Ма­хач­ка­ла, 1978; Ат­лас Да­ге­стан­ской АССР. М., 1979; Ис­кус­ст­во Да­ге­ста­на / Сост. Д. М. Ма­го­ме­дов. М., 1981; Гам­за­тов Г. Г. Ли­те­ра­ту­ра на­ро­дов Да­ге­ста­на до­ок­тябрь­ско­го пе­рио­да: Ти­по­ло­гия и свое­об­ра­зие ху­до­же­ст­вен­но­го опы­та. М., 1982; Ко­то­вич В. Г. Проб­ле­мы куль­тур­но-ис­то­ри­чес­ко­го и хо­зяй­ст­вен­но­го раз­ви­тия на­се­ле­ния древ­не­го Да­ге­ста­на. М., 1982;  Де­би­ров ПМ. Резь­ба по де­ре­ву в Да­ге­ста­не. М., 1982; Очер­ки ис­то­рии со­вет­ско­го ис­кус­ст­ва Да­ге­ста­на, 1917–1941. М., 1987; Мар­ко­вин В. И. До­ро­га­ми и тро­па­ми Да­ге­ста­на. 2-е изд. М., 1988; Га­зи­ма­го­ме­дов М. Г. На­род­ные ху­до­же­ст­вен­ные про­мыс­лы Да­ге­ста­на. Ма­хач­ка­ла, 1988; Древ­няя и сред­не­ве­ко­вая ар­хи­тек­ту­ра Да­ге­ста­на / Сост. М. С. Гад­жи­ев. Ма­хач­ка­ла, 1989; Гад­жи­ев М. Г. Ран­не­зем­ле­дель­чес­кая куль­ту­ра Се­ве­ро-Вос­точ­но­го Кав­ка­за. М., 1991; Па­мят­ни­ки древ­не­го ис­кус­ст­ва Да­ге­ста­на / Сост. Л. Б. Гмы­ря. Ма­хач­ка­ла, 1991; Эль­да­ров ММ. Па­мят­ни­ки при­ро­ды Да­ге­ста­на. Ма­хач­ка­ла, 1991; Аба­ка­ров А. И., Да­ву­дов ОМ. Ар­хео­ло­ги­че­ская кар­та Да­ге­ста­на. М., 1993; Гмы­ря Л. Б. При­кас­пий­ский Да­ге­стан в эпо­ху ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов. Ма­хач­ка­ла, 1993; Ис­маи­лов М. И., Эль­да­ров Э. М. Со­вре­мен­ные эко­ло­ги­че­ские про­бле­мы Да­ге­ста­на. Ма­хач­ка­ла, 1994; Фи­зи­че­ская гео­гра­фия Да­ге­ста­на. М., 1996; Хан-Ма­го­ме­дов С. О. Ар­хи­тек­ту­ра Да­ге­ста­на. М., 1998–2005–. Вып. 1–6–; Рес­пуб­ли­ка Да­ге­стан. Ад­ми­ни­ст­ра­тив­ное уст­рой­ст­во, на­се­ле­ние, тер­ри­то­рия (60-е гг. XIX в. – 90-е гг. XX в.). Ма­хач­ка­ла, 2001; Гад­жи­ев М. С. Древ­ний го­род Да­ге­ста­на. М., 2002; На­бие­ва У. Н. Куль­тур­ная гео­гра­фия Да­ге­ста­на. М., 2002; Ис­то­рия Да­ге­ста­на с древ­ней­ших вре­мен до на­ших дней: В 2 т. М.; Ма­хач­ка­ла, 2005. 2 т.; Хай­бу­ла­ев С. По­эти­че­ская ле­то­пись Кав­каз­ской вой­ны. Ма­хач­ка­ла, 2005.Мар­ко­вин В. И. На­скаль­ные изо­бра­же­ния пред­го­рий Да­ге­ста­на. М., 2006. 

  • ДАГЕСТА́Н субъ­ект Российской Фе­де­ра­ции, рас­по­ло­жен на юге Ев­ропейской час­ти Рос­сии (2007)
Вернуться к началу