ИНГУШЕ́ТИЯ

  • рубрика

    Рубрика: География

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2020 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Б. А. Страшун (Органы государственной власти), М. Н. Петрушина (Природа), М. Д. Горячко (Население,  Хозяйство), А. Х. Матиева (Религия), А. О. Булатов (Исторический очерк); >>

ИНГУШЕ́ТИЯ (Республика Ингушетия), субъект Российской Федерации. Расположена на юге Европейской части России, в восточной части Северного Кавказа. На юге граничит с Грузией. Входит в Северо-Кавказский федеральный округ. Площадь 3,6 тыс. км2. Население 506,7 тыс. чел. (2019; 480,5 тыс. чел. в 2017; 412,5 тыс. чел. в 2010; 467,3 тыс. чел. в 2002). Столица – г. Магас (основан в 1994, статус города с 2000). Муниципальное устройство: 5 городских округов (города республиканского значения Карабулак, Магас, Малгобек, Назрань и Сунжа), 4 муниципальных района, в составе которых 36 сельских поселений.

Органы государственной власти

Система органов государственной власти И. определяется Конституцией РФ и  Конституцией Республики Ингушетии (1994). Государственная власть в республике осуществляется на основе разделения и взаимодействия законодательной, исполнительной, судебной властей. Систему органов государственной власти республики образуют: Глава Республики Ингушетия; Народное Собрание (парламент) Республики Ингушетия; правительство, республиканские и территориальные органы исполнительной власти республики; Конституционный Суд Республики Ингушетия и мировые судьи. Народное Собрание Республики Ингушетия является постоянно действующим высшим представительным и единственным законодательным органом государственной власти республики. Состоит из 32 депутатов, избираемых на 5 лет. Высшее должностное лицо – Глава Республики Ингушетия. Глава Республики является гарантом Конституции, принимает необходимые меры по защите прав и свобод человека и гражданина, охране безопасности и территориальной целостности республики, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти и органов местного самоуправления. Он представляет республику в отношениях с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления, подписывает от имени Республики Ингушетия договоры и соглашения. Главой Республики может быть гражданин РФ, обладающий пассивным избирательным правом, не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, и достигший возраста 30 лет. Глава Республики избирается депутатами Народного Собрания тайным голосованием сроком на 5 лет. Порядок избрания Главы Республики устанавливается республиканским законом. Правосудие в республике осуществляется только судом. Председатель, заместитель председателя и судьи Конституционного Суда Республики Ингушетия назначаются Народным Собранием по представлению Главы Республики в порядке, установленном республиканским конституционным законом. Мировые судьи избираются в порядке, установленном федеральным и республиканским законом.

Природа

Рельеф

Хребет Цорейлам системы Скалистого хребта. Фото И. Б. Куркиева
Высокогорье Большого Кавказа. Фото И. Б. Куркиева

И. расположена в центральной части Предкавказья и северного макросклона Большого Кавказа. На севере, в Предкавказье, поднимаются низковысотные Терский и Сунженский хребты, разделённые продольной Алханчуртской долиной; южнее простираются подгорные наклонные равнины, перекрытые лёссовидными суглинками, – краевые части Осетинской и Чеченской равнин. В пределах Большого Кавказа с севера на юг выделяются: сильнорасчленённые низкогорные массивы с округлыми вершинами (Чёрные горы); среднегорья Пастбищного и Скалистого хребтов, представленные структурно-денудационными моноклинальными хребтами преимущественно субширотного простирания. Хребты разделены продольными депрессиями и прорезаны поперечными каньонообразными долинами рек (например, каньон р. Асса). Скалистый хребет отделён межгорными котловинами (Джайрахско-Ассинской, Тулойской) от расположенных на крайнем юге складчатых альпинотипных высокогорий системы Бокового хребта (высота до 4451 м, гора Шан – высшая точка И.). Широко распространены горно-ледниковые формы рельефа (троговые долины, цирки, кары). На б.ч. территории активны эрозия и оползни; в среднегорьях и высокогорьях – обвальные, осыпные, лавинные и селевые процессы. В пределах Пастбищного и Скалистого хребтов развит карст.

Геологическое строение и полезные ископаемые

Тер­ри­то­рия И. рас­по­ло­же­на в пре­де­лах склад­ча­то-по­кров­ной сис­те­мы Боль­шо­го Кав­ка­за Аль­пий­ско-Ги­ма­лай­ско­го под­виж­но­го поя­са. Северная часть И. (Тер­ский и Сун­жен­ский хреб­ты, раз­де­лён­ные Ал­хан­чурт­ской до­ли­ной, Че­чен­ская рав­ни­на) на­хо­дит­ся в пре­де­лах Тер­ско-Кас­пий­ско­го пе­ре­до­во­го про­ги­ба (за­пол­нен оли­го­цен-нео­ге­но­вой мо­лас­сой), строе­ние ко­то­ро­го ос­лож­не­но Тер­ским и Сун­жен­ским ва­ла­ми. Тек­то­ническая зо­на северного скло­на Боль­шо­го Кав­ка­за (Чёр­ные го­ры, Па­ст­бищ­ный и Ска­ли­стый хреб­ты) сло­же­на на­клон­но за­ле­гаю­щи­ми шель­фо­вы­ми тер­ри­ген­но-кар­бо­нат­ны­ми от­ло­же­ния­ми верх­ней юры – эо­це­на (гли­на­ми, пес­ча­ни­ка­ми, мер­ге­ля­ми, из­вест­ня­ка­ми, до­ло­ми­та­ми). В осе­вой зо­не (ан­ти­кли­но­рий Бо­ко­во­го хреб­та) раз­ви­та ин­тен­сив­но де­фор­ми­ро­ван­ная чер­но­слан­це­вая фор­ма­ция ниж­ней и сред­ней юры. Гор­ная И. – об­ласть ин­тен­сив­ной сейс­мич­но­сти.

Важ­ней­шие по­лез­ные ис­ко­пае­мые И. – нефть и при­род­ный газ (Мал­го­бек­ское, Ка­ра­бу­лак­ское и др. ме­сто­ро­ж­де­ния на се­ве­ре). Так­же ме­с­то­ро­ж­де­ния при­род­ных стро­ительных ма­те­риа­лов (из­вест­ня­ков, мра­мо­ра, до­ло­ми­та, кир­пич­ных глин, гра­вия, пес­ков), тер­маль­ных и ми­неральных вод.

Климат

На территории И. климат континентальный. Зима в равнинной части мягкая с неустойчивым снежным покровом, нередко с сильными ветрами и снежными буранами, в горах – прохладная (средняя температура января от –3 °C на равнинах до –10–12 °С в горах); лето жаркое, в горах умеренно тёплое (средняя температура июля на равнинах 21–23 °C, в высокогорьях 5–7 °C). Осадков в год на равнинах и в предгорьях 400–600 мм (характерен максимум в летний период), в горах до 900–1600 мм. Дожди часто ливневые. На равнинах увлажнение неустойчивое, нередки засухи. Снеговая линия проходит на высоте 3500– 3700 м; небольшие ледники – в массиве Махисмагали.

Внутренние воды

Речная сеть принадлежит бассейну реки Терек (протекает вдоль юго-западной границы И.). Основные реки: Сунжа, Асса, Армхи, Фортанга. Режим рек характеризуется весенне-летним половодьем в горах и весенним половодьем на равнине; в тёплое время года случаются паводки. В северной части И. создана сеть ирригацаонных каналов: Алханчуртский, Асса-Сунжа и др. 

Почвы, растительный и животный мир

Горно-луговые ландшафты среднегорий Скалистого хребта. Фото И. Б. Куркиева

Подгорные равнины со злаковыми и разнотравно-злаковыми степями на чернозёмах и луговых чернозёмовидных карбонатных почвах преимущественно распаханы. Участки степей сохранились по склонам Терского и Сунженского хребтов. На северных склонах Сунженского хребта по балкам встречаются островки дубовых кустарниковых лесов. К югу степи сменяются лесостепями, представленными сочетанием в основном распаханных луговых степей на выщелоченных чернозёмах и дубовых лесов на серых лесных почвах. Выше 550–600 м развиты горные широколиственные леса на бурозёмах: до 1000 м – дубовые, до 1700–2000 м – буковые с примесью граба, дуба, клёна; на южных сухих склонах Скалистого хребта встречаются участки хвойно-широколиственных лесов (сосна крючковатая, граб). Верхнюю границу леса образуют берёзовые криволесья с рододендроном кавказским в подлеске. Выше господствуют субальпийские и альпийские луга на горно-луговых почвах, сменяющиеся на высоте более 3500–3700 м гляциально-нивальными ландшафтами. Для засушливых межгорных котловин (Джайрахско-Ассинской и др.) характерны участки злаковых степей с нагорными ксерофитами.

Флора и фауна отличаются высоким разнообразием: известно около 2 тыс. видов сосудистых растений, среди которых много эндемичных видов (например, лапчатка ингушская, берёза Радде), свыше 50 видов млекопитающих, 160 видов гнездящихся птиц, 24 вида пресмыкающихся, 8 видов земноводных, 31 вид пресноводных рыб. В Красную книгу РФ внесено 4% видов растений И. (пион тонколистный, мак прицветниковый и др.), 9% – млекопитающих (в т. ч. безоаровый козёл, кавказская лесная кошка), 13% – гнездящихся птиц (кавказский тетерев и др.). Наиболее богат животный мир горных лесов (медведь, волк, лисица, куницы, кабан, косуля) и лугов (дагестанский тур, серна, кавказский улар).

Состояние и охрана окружающей среды

Экологическая ситуация умеренно острая, связанная преимущественно с эрозией и загрязнением почв. Общий объём выбросов загрязняющих веществ в атмосферу составляет 34,8 тыс. т, в т. ч. от стационарных источников – 1,3 тыс. т, от автомобильного транспорта – 33,3 тыс. т; забор воды из природных водных источников 183,2 млн. м3, сброс сточных вод в поверхностные водные объекты 30,2 млн. м3, из них загрязнённых – 2,8 млн. м3 (2018). Более половины объёма воды (55%) расходуется на орошение. Качество воды в последние годы улучшается, не соответствует нормативам 23% вод. Наиболее загрязнены (преимущественно биогенными веществами и нефтепродуктами) реки Назранка (приток Сунжи), Камбилеевка (приток Терека). Количество образованных отходов производства и потребления уменьшается (11,5 тыс. т, 2018), из них утилизуется только 7,2%. Большой вред окружающей среде наносят несанкционированные свалки мусора. Наиболее преобразованы в результате длительного сельскохозяйственного освоения и добычи нефти равнинные и предгорные ландшафты. На полях ежегодно теряется до 250 кг гумуса, вносится до 25,2 кг/га минеральных удобрений и 0,3 кг/га пестицидов (2018). Вырубка лесов, перевыпас скота на луговых пастбищах и в лесных массивах, применение и хранение ядохимикатов привели к обеднению растительного и животного мира.

Особо охраняемые природные территории занимают 23,9% площади республики, из них федеральное значение имеют заповедник Эрзи  и Ингушский государственный природный заказник, региональное  природный парк Ирбис.

Население

Бóльшую часть населения И. составляют ингуши – 94,1% (2010, перепись). На севере живут чеченцы (всего в И. – 4,6%; в Сунженском районе – 33%, в Малгобекском районе – 13%). Русские насчитывают – 0,8%, турки – 0,2%, грузины – 0,02%.

Характерен высокий естественный прирост населения (12,4 на 1000 жителей, 2019, прогноз); рождаемость (16,3 на 1000 жителей, 2018) в 5,2 раза превышает смертность (3,1 на 1000 жителей); младенческая смертность высокая – 6,1 на 1000 живорождённых (2018). Миграционный приток населения 57 на 10 тыс. жителей (2014), из них ок. 40% – из Северо-Кавказского региона. Доля женщин 54,5% (2018). Доля детей (до 16 лет) – 28,5% (2018), лиц трудоспособного возраста – 58,2%, пожилых – 13,3%. Средняя ожидаемая продолжительность жизни населения одна из самых высоких в РФ – 82,1 года (2019; в т. ч. мужчины – 80,2, женщины – 84,2 года).

Средняя плотность населения 138,2 чел./км2 (2018). Бо́льшая часть населения проживает в Сунженской долине, здесь расположены крупнейшие населённые пункты республики (тыс. чел., 2018): г. Назрань (119,8; примерно 1/4 населения И.), г. Сунжа (66,1; до 2016 – станица Орджоникидзевская), сельские поселения Экажево (18,7) и Троицкая (17,9). Др. значительные ареалы расселения населения – западная часть Алханчуртской долины (г. Малгобек и пригородные сёла) и долина р. Ачалук. Доля городского населения 55,5% (2018); 43,4% городских жителей проживают в Назрани. Другие города (тыс. чел., 2018): Карабулак (40,3), Малгобек (38,2) и Магас (10,3).

Религия

Святилище Мятцели на Столовой горе. Фото И. Б. Куркиева

С рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва на ру­бе­же 1–2-го тыс. (под влия­ни­ем Гру­зии, позд­нее – так­же Ру­си) по­яви­лись древ­ней­шие хри­сти­ан­ские куль­то­вые со­ору­же­ния – хра­мы Тха­ба-Ер­ды (не позд­нее 12 в.), Ал­би-Ер­ды, Галь-Ер­ды и Тар­гим­ский (12 в.); хри­сти­ан­ско-языческие куль­то­вые со­ору­же­ния – свя­ти­ли­ща Ту­шо­ли, Ма­ги-Ер­ды, Мят­це­ли, Бей­ни-Се­ли, Мя­тер-Дэ­ла, Эрд­зе­ли, Со­ска-Сол­са, Ме­кал и др. (14 в.); му­сульм. па­мят­ник-мав­зо­лей Бор­га-Каш в рав­нин­ной И. (1405–06) сви­де­тель­ст­ву­ет о со­су­ще­ст­во­ва­нии языческих, хри­сти­ан­ских и му­сульм. ве­ро­ва­ний у на­се­ле­ния И. в пе­ри­од до ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния и ут­вер­жде­ния ис­ла­ма.

Ис­лам про­ник в пред­гор­ную зо­ну И. в 16–18 вв., в гор­ную – в 19 в.; ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чил в сер. 19 в., с при­хо­дом в И. шей­ха Кун­та-Хад­жи Ки­шие­ва; окон­ча­тель­но ут­вер­дил­ся в кон. 19 в. Со 2-й пол. 19 в. в И. су­ще­ст­ву­ют му­сульм. вир­до­вые брат­ст­ва (та­ри­ка­ты), имею­щие над­тей­по­вую со­ци­аль­ную струк­ту­ру: Ка­ди­рийя (по­сле­до­ва­те­ли Кун­та-Хад­жи), На­кшбан­дийя (по­сле­до­ва­те­ли Ар­са­но­ва Де­ни-шей­ха Къай­ле) и Ба­тал-Хад­жи (по­сле­до­ва­те­ли Бел­ха­рое­ва Ба­тал-Хад­жи). В пе­ри­од сов. вла­сти в И. бы­ли ликвидированы ис­лам­ские ре­лиг. шко­лы. В 1993 на съез­де му­суль­ман И. соз­дан Ду­хов­ный центр му­суль­ман Рес­пуб­ли­ки Ин­гу­ше­тия (ДЦМ РИ, пред. – И. Б. Хам­хо­ев; просуществовал до 2019). В И., по официальным данным (2019), функ­цио­ни­ру­ют 3 ре­ли­ги­оз­но-об­ра­зо­ват. уч­ре­ж­де­ния: 1 мед­ре­се, Ис­лам­ский ин-т (с 1993) и Исламский ун-т (с 2007). Дви­же­ние вах­ха­би­тов в И., как и на всей тер­ри­то­рии РФ (с 1999), за­пре­ще­но.

На тер­ри­то­рии И. дей­ст­ву­ют 17 ме­ст­ных ре­лиг. ор­га­ни­за­ций (2019), в т. ч. 3 пра­во­слав­ных при­хо­да [По­кров­ской ц. (сельское поселение Орд­жо­ни­кид­зев­ское), Тро­иц­кой ц. (сельское поселение Тро­иц­кое), Ка­зан­ской ц. (г. Ка­ра­бу­лак)] в юрис­дик­ции Махачкалинской епархии Русской православной церкви.

С 1998 в шко­лах И. пре­по­да­ёт­ся курс «Ос­но­вы ре­ли­гии» для 5–11-х клас­сов.

Исторический очерк

Древ­ней­шие ар­хео­ло­гич. па­мят­ни­ки на тер­ри­то­рии совр. И. (ме­сто­на­хо­ж­де­ния Плие­во, Га­мур­зие­во) от­но­сят к сред­не­му па­лео­ли­ту (Му­стье). Па­мят­ни­ки ме­зо­ли­та и нео­ли­та не вы­де­ле­ны. В ран­нем брон­зо­вом ве­ке здесь взаи­мо­дей­ст­во­ва­ли общ­но­сти май­коп­ской куль­ту­ры, ку­ро-аракс­ской куль­ту­ры и ка­та­комб­ной куль­ту­ры (по­се­ле­ние Лу­го­вое, близ с. Му­жи­чи). К 3-му тыс. до н. э. от­но­сят­ся древ­но­сти се­ве­ро­кав­каз­ской куль­ту­ры, их сме­ни­ли па­мят­ни­ки, близ­кие к гин­чин­ской куль­ту­ре. В гор­ной И. из­вест­ны цик­ло­пич. по­строй­ки, да­ти­ров­ка ко­то­рых не ус­та­нов­ле­на. На ру­бе­же 2–1-го тыс. до н. э. здесь рас­про­стра­ни­лась вос­точ­но­ко­бан­ская груп­па (куль­ту­ра) ко­бан­ской куль­ту­ры (общно­сти), пред­став­лен­ная Псе­дах­ским мо­гиль­ни­ком и Кес­кем­ским кла­дом; в 6–5 вв. до н. э. в ней уси­ли­ва­лись чер­ты куль­тур ски­фо-сар­мат­ско­го (Лу­го­вой и Не­сте­ров­ский мо­гиль­ни­ки), а позд­нее – сар­мат­ско­го кру­га; на тер­ри­то­рии совр. И. и Чеч­ни сфор­ми­ро­вал­ся свое­об­раз­ный ху­дож. стиль, со­че­тав­ший ко­бан­ские и ски­фо-сар­мат­ские тра­ди­ции.

Керамические сосуды и серебряные детали конской упряжи из кургана 3 могильника Экажево. Кон. 3 – нач. 4 вв. (по В. Ю. Малашеву).

Ме­ст­ная куль­ту­ра 1-го – нач. 2-го тыс. н. э. тес­но свя­за­на с сар­ма­та­ми, в т. ч. с ала­на­ми. К кон. 4 в. тер­ри­то­рия совр. И., на­ря­ду с др. рай­она­ми Сев. Кав­ка­за, ве­ро­ят­но, по­па­ла в зо­ну влия­ния гун­нов, с кон. 6 в. кон­тро­ли­ро­ва­лась Тюрк­ским ка­га­на­том, за­тем – Ха­зар­ским ка­га­на­том, с 10 в. вхо­ди­ла в со­став гос-ва Ала­ния (см. в ст. Ала­ны), что спо­соб­ст­во­ва­ло рас­про­ст­ра­не­нию хри­сти­ан­ст­ва (пре­им. че­рез Гру­зию). В бас­сей­не р. Сун­жа на­хо­дит­ся ряд го­ро­дищ, ран­ние слои ко­то­рых от­но­сят­ся к ко­бан­ской эпо­хе, верх­ние – к сар­ма­то-алан­ской эпо­хе; по од­ной из вер­сий, здесь рас­по­ла­га­лась сто­ли­ца Ала­нии – средневековый г. Ма­гас.

В 13 в. Сев. Кав­каз, в т. ч. тер­ри­то­рия И., был за­воё­ван мон­го­ло-та­та­ра­ми и во­шёл в со­став Зо­ло­той Ор­ды. К па­мят­ни­кам ор­дын­ско­го пе­рио­да на тер­ри­то­рии И. от­но­сит­ся Ке­лий­ский мо­гиль­ник (13–14 вв.) и др. В степ­ных рай­онах из­вест­ны ка­бард. кур­га­ны 14–16 вв. В 16 в. тер­ри­то­рия И. под­верг­лась на­бе­гам но­гайцев. К позд­не­му Сред­не­ве­ко­вью в гор­ной И. от­но­сят­ся мно­го­числ. комп­лек­сы жи­лых и бое­вых ба­шен (Тар­гим, Эр­зи, Эги­кал и др.), ка­мен­ные скле­по­об­раз­ные и стол­по­об­раз­ные свя­ти­ли­ща, под­зем­ные, по­лу­под­зем­ные и на­зем­ные скле­пы, су­ще­ст­во­вав­шие до ис­ла­ми­за­ции ре­гио­на. По письм. ис­точ­ни­кам из­ве­стен ряд «об­ществ» (са­мо­управ­ляю­щих­ся сель­ских об­щин или их объ­е­ди­не­ний) – Гал­га­ев­ское, Цо­рин­ское, Джай­ра­хов­ское, Мец­халь­ское и Феп­пин­ское (Кис­тин­ское). В 17 в. не­ко­то­рые из рав­нин­ных ин­гуш. «об­ществ» ока­за­лись в дан­ни­че­ской за­ви­си­мо­сти от Ка­бар­ды.

Комплекс башен Эрзи. Фото И. Б. Куркиева

По Бел­град­ско­му ми­ру 1739 тер­ри­то­рии ин­гуш. «об­ществ» бы­ли при­зна­ны ней­траль­ной зо­ной ме­ж­ду Рос­сий­ской и Ос­ман­ской им­пе­рия­ми. С 1740-х гг. на­ча­лись кон­так­ты ин­гу­шей с ад­ми­ни­ст­ра­ци­ей российских по­гра­нич­ных кре­по­стей (Киз­ляр, Моз­док и др.), не­ко­то­рые ин­гуш. ро­ды при­ня­ли российское под­дан­ст­во, под­пи­сав при­ся­гу на вер­ность Рос. им­пе­рии. По Кю­чук-Кай­нард­жий­ско­му ми­ру 1774 тер­ри­то­рия рас­се­ле­ния ин­гуш. «об­ществ» во­шла в со­став Рос. им­пе­рии. Для ос­вое­ния и уп­рав­ле­ния но­вы­ми зем­ля­ми с 1774 строи­лась Азо­во-Моз­док­ская (Кав­каз­ская) ук­ре­п­лён­ная ли­ния, сю­да рос. пра­ви­тель­ст­во ста­ло пе­ре­се­лять жи­те­лей из центр. гу­бер­ний (про­цесс пе­ре­се­ле­ния на Те­рек дос­тиг мак­си­му­ма в 1880–90-е гг.). 22.8(3.9).1810 под­пи­сан «По­ру­чи­тель­ный акт», по ко­то­ро­му ещё ряд ин­гуш. ро­дов, жив­ших в Тар­ской до­ли­не, при­нял рос. под­дан­ст­во, обя­зав­шись ох­ра­нять рай­он Во­ен­но-Гру­зин­ской до­ро­ги и ока­зы­вать во­ен. по­мощь Рос. им­пе­рии в ре­гио­не. Им бы­ло пре­дос­тав­ле­но пра­во поль­зо­вать­ся зем­ля­ми вдоль пра­во­го бе­ре­га р. Те­рек. В 1810 близ ау­ла На­зрань воз­ве­де­на рос. кре­пость.

В 1822 тер­ри­то­рия совр. И. во­шла в со­став Кав­каз­ской об­лас­ти, 8(20).2.1860 – в со­став Тер­ской об­лас­ти, 24.3(5.4).1888 – в со­став об­ра­зо­ван­но­го Сун­жен­ско­го от­де­ла Тер­ской обл. В 1840-х гг. вдоль те­че­ния р. Сун­жа на­ча­лось со­ору­же­ние кре­по­стей Сун­жен­ской ук­ре­п­лён­ной ли­нии ме­ж­ду кре­постя­ми Вла­ди­кав­каз и Гроз­ная. Бы­ли осно­ва­ны ка­за­чьи ста­ни­цы Тер­ско­го ка­зачь­е­го вой­ска – Тро­иц­кая (1845), Ка­ра­бу­лак­ская (1859), Сун­жен­ская (1860) и др. С 1888 гор­ское на­се­ле­ние, на­ря­ду с ка­зачь­им, в во­ен. и гражд. от­но­ше­нии под­чи­ня­лось вой­ско­во­му ата­ма­ну. На­се­ле­ние Сун­жен­ско­го от­де­ла бы­ло мно­го­на­цио­наль­ным (по Все­рос. пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1897 ин­гу­ши со­став­ля­ли 40%, сре­ди др. на­ро­дов – ка­бар­дин­цы, осе­ти­ны, рус­ские, че­чен­цы). В 1905 на зем­лях Сун­жен­ско­го от­де­ла об­ра­зо­ван На­зра­нов­ский окр. (центр – г. Вла­ди­кав­каз).

По тер­ри­то­рии совр. И. про­шла ли­ния Бес­лан – На­зрань – Пет­ровск-Порт Вла­ди­кав­каз­ской ж. д. (1894). В 1915 на­ча­лась до­бы­ча неф­ти в ок­ре­ст­но­стях с. Мал­го­бек.

Из стен рус. гим­на­зии в Став­ро­по­ле (ос­но­ва­на в 1837) вы­шли ин­гуш. про­све­ти­те­ли и об­ществ. дея­те­ли 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. (Ч. Э. Ах­ри­ев, А. Ба­зор­кин, А.-Г. Дол­ги­ев). В рус.-япон. вой­не 1904–05 и в 1-й ми­ро­вой вой­не 1914–18 от­ли­чи­лись ин­гуш. офи­це­ры, в т. ч. ген.-май­о­ры С. С. Бек­бу­за­ров, С. Т. Маль­са­гов, Э. А. Наль­ги­ев и др.

В Гражд. вой­ну 1917–22 про­ти­во­стоя­ние ка­зачь­е­го и ме­ст­но­го гор­ско­го на­се­ле­ния вы­ли­лось в воо­ружённые столк­но­ве­ния. Од­на часть на­се­ле­ния под­дер­жа­ла об­ра­зо­ван­ную в ре­гио­не в мар­те 1918 Тер­скую сов. рес­пуб­ли­ку, дру­гая часть – Гор­скую рес­пуб­ли­ку (май 1918 – май 1919; см. в ст. Гор­ские пра­ви­тель­ст­ва). В хо­де Северо-Кавказской опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии 1920 тер­ри­то­рия совр. И. за­ня­та вой­ска­ми РККА. 20.1.1921 Тер­ская сов. рес­пуб­ли­ка бы­ла уп­разд­не­на, часть её тер­ри­то­рии, вклю­чая На­зра­нов­ский окр., во­шла в об­ра­зо­ван­ную Гор­скую АССР. В 1924 из час­ти тер­ри­то­рии Гор­ской АССР об­ра­зо­ва­на АО Ин­гу­ше­тия (в со­ста­ве Юго-Вост. об­лас­ти), в том же го­ду пре­об­ра­зо­ван­ная в Ин­гушскую АО в со­ста­ве Северо-Кавказского края. Адм. центр – Вла­ди­кав­каз (имел пра­ва отд. ок­ру­га, яв­лял­ся так­же адм. цен­тром Се­ве­ро-Осе­тин­ской ав­то­ном­ной об­лас­ти). Ин­гушская АО де­ли­лась на 4 ок­ру­га: Га­лаш­кин­ский (Аси­нов­ский), На­зра­нов­ский, При­го­род­ный, Псе­дах­ский (Ача­лук­ский). В 1934 она объ­е­ди­не­на с Че­чен­ской АО в Че­че­но-Ин­гушскую АО, ко­то­рая в 1936 пе­ре­име­но­ва­на в Че­че­но-Ин­гушскую АССР.

В сентябре 1942, в хо­де Великой Отечественной вой­ны, западная часть тер­ри­то­рии Че­че­но-Ин­гушской АССР в ре­зуль­та­те не­удач­ной Моз­док-Мал­го­бек­ской опе­ра­ции Крас­ной Ар­мии бы­ла за­ня­та германскими вой­ска­ми, ос­во­бо­ж­де­на в хо­де Сев.-Кавк. опе­ра­ции в янв. 1943. В 1944, по­сле де­пор­та­ции ин­гу­шей и че­чен­цев, Че­че­но-Ин­гушская АССР уп­разд­не­на, часть её тер­ри­то­рии во­шла в со­став Северо-Осетинской АССР и Дагестанской АССР. По­сле воз­вра­ще­ния ин­гу­шей в 1957 Че­че­но-Ин­гушская АССР вос­ста­нов­ле­на (При­го­род­ный район ос­тал­ся в со­ста­ве Северо-Осетинской АССР, сю­да так­же вер­ну­лись ин­гу­ши из ссыл­ки, что за­ло­жи­ло ос­но­ву во­оружённого осе­ти­но-ин­гушского конф­лик­та в окт. – но­яб. 1992).

В но­ябре 1990 ВС Че­че­но-Ин­гушской АССР при­нял дек­ла­ра­цию о государственном су­ве­ре­ни­те­те, в мае 1991 пе­ре­име­но­вал её в Че­че­но-Ин­гушскую рес­пуб­ли­ку. В со­от­вет­ст­вии с За­ко­ном от 4.6.1992, при­ня­тым Верховным Советом РФ по ре­зуль­та­там ре­фе­рен­ду­ма, про­ве­дён­но­го в дек. 1991 на ин­гушской тер­ри­то­рии, бы­ла об­ра­зо­ва­на Рес­пуб­ли­ка Ин­гу­ше­тия в со­ста­ве Российской Фе­де­ра­ции со сто­лицей в г. На­зрань. 27.2.1994 со­стоя­лись пер­вые вы­бо­ры в Народное со­б­ра­ние. В 2000 сто­ли­цей И. стал г. Ма­гас. 

Хозяйство

Ингушетия – аграрно-индустриальный регион (стоимость сельскохозяйственной продукции в 2 раза превышает стоимость промышленной продукции), один из наименее экономически развитых в РФ. ВРП – 55,6 млрд. руб. (2017), в расчёте на душу населения – 114,8 тыс. руб.

Структура ВРП (%, 2018): промышленность 13,1сельское хозяйство 10,0; строительство 13,9; сектора сферы услуг: государственное управление и обеспечение военной безопасности, социальное обеспечение 22,1, торговля 11,0образование 9,6, здравоохранение 7,6транспорт и связь 7,3, прочие услуги 5,4.

Соотношение предприятий по формам собственности (% от общего числа организаций, 2018): частная 79,3, государственная 10,8, муниципальная 4,0, прочие формы 0,9. Большинство предприятий работает по принципу частно-государственного партнёрства в управлении.

Экономически активное население 253 тыс. чел. (2018), из них 71,6% занято в экономической сфере. Отраслевая структура занятости (%, 2018): оптовая и розничная торговля 20,7, cельское  и лесное хозяйство 15,2, промышленность 13,8строительство 10,0; образование 9,3, здравоохранение 6,2, транспорт и связь 5,5, прочие услуги 3,0; др. виды деятельности 16,3. Официальный уровень безработицы 26,3% (2018). Денежные доходы на душу населения 16,2 тыс. руб. в месяц (2018; 84-е место среди регионов РФ); 30,4% населения имеют доходы ниже прожиточного минимума.

Промышленность

Индекс промышленного производства 111,0 (2018, в процентах к предыдущему году; в среднем по РФ 102,9%, по Северо-Кавказскому федеральному округу 102,1%). Стоимость валовой промышленной продукции 5,2 млрд. руб. (2018), в т. ч. обрабатывающие производства – 40,6%, производство и распределение электроэнергии, газа и воды – 38,6%, добыча полезных ископаемых 20,8%. Отраслевая структура обрабатывающих производств (%, 2018): производство нефтепродуктов 40,8, пищевая промышленность 8,9, промышленность строительных материалов 8,9, металлообработка 38,4, прочие отрасли 3,0.

Нефте-перерабатывающий завод в станице Вознесенская (Малгобекский район). Фото А. С. Хакиева

Добычу нефти (началась в 1915) и природного и попутного нефтяного газа ведут компании «РН-Ингушнефть» (2011; Заманкульское нефтяное месторождение, Малгобек-Вознесенское и Карабулак-Ачалукское нефтегазовые месторождения) и «СевКавОйл» (2013; Южно-Малгобекское нефтегазовое месторождение и часть Харбижинского нефтяного месторождения). Переработка нефти на заводе «Нефтяной компании “Ингросс”» (2004) в г. Карабулак.

Энергосистема Ингушетии (управляющая компания «Ингушэнерго») входит в состав ОЭС Юга. Республика не имеет собственных генерирующих мощностей. Нестеровская ГЭС (р. Асса; Сунженский район) не функционирует. Электроэнергия поступает из Республики Северная Осетия – Алания. Общий объём потребления 765,4 млн. кВт · ч (2018). В Малгобекском районе планируется завершение строительства (ведётся с 2005) Ачалукской ГЭС (на магистральном канале Алхан-Чуртской межреспубликанской оросительной системы; близ с. Нижние Ачалуки; проектная мощность 13,5–15 МВт), возведение каскада ГЭС на р. Асса (общая проектная мощность 119,4 МВт) и малой ГЭС на реке Армхи у с. Ольгети (мощность 1,5 МВт).

Фото А. С. Хакиева Продукция Назрановского завода антенно-мачтовых сооружений (цифровые тюнеры).

В машиностроении велика доля предприятий под управлением правительства Ингушетии. Производство изделий из лёгких сплавов (металлические окна и др. конструкции; «Ингушский завод лёгких сплавов “Вилс”»; основан в 2000 на базе завода «Электроинструмент», г. Назрань), электровибронасосов («Назрановский завод электродвигателей малых мощностей», НЗЭММ); алюминиевых и биметаллических радиаторов отопления («Alu Tech Metal», АТМ; 2017; г. Карабулак), строительных металлических конструкций («Боахам»; 2001), энергосберегающее осветительное оборудование (2016; «Технопарк “Сердало”»; оба – г. Малгобек).

В г. Карабулак действуют предприятия компаний «Химреагент» (2002; выпуск химических реагентов для нефтедобычи) и «Техстрой» (2015; полимерные трубы и облицовочные материалы), а также картонажная фабрика (2014; листовой гофрокартон и изделия из него).

Добыча мрамора, известняка (Фортугское месторождение), высококачественных кирпичных глин. Производство доломитовой муки (2013; с. Горбани, Джейрахский район; сырьё Боснинского месторождения, поставляет компания «Кавдоломит», Республика Северная Осетия – Алания), асфальта («Трансасфальт»; 1998; г. Карабулак), бетона (г. Назрань), железобетонных изделий («Мальтес-ЖБИ», 2016; г. Карабулак), кирпича («Кирпичный завод "Гиперпресс"»; с. Галашки, Сунженский район; «Назрановский кирпичный завод»).

Швейная промышленность представлена швейной фабрикой «Ингушетия» в с. Али-Юрт, Назрановский район (2017; выпуск специальной, форменной, верхней и джинсовой одежды). Действуют также мелкие предприятия по пошиву одежды, постельного белья и производству сумок.

Среди предприятий пищевой и пищевкусовой промышленности – мукомольный комбинат (2013; г. Карабулак), «Назрановский хлебозавод» (1997), молокоперерабатывающий завод «Молоко Ингушетии» (2015; с. Новый Редант, Малгобекский район; в структуре мясомолочного комплекса «Сагопшинский»; питьевое молоко и кисломолочные продукты), мини-маслосырзавод (2004, г. Сунжа), Сунженский консервный завод (2002; овощные и фруктовые консервы), завод «Минвода “Ачалуки”» (1929; с. Средние Ачалуки, Малгобекский район; розлив минеральных вод, производство сладких газированных напитков).

Основные промышленные центры – Карабулак и Назрань.

Развиты народные промыслы – резьба по дереву и камню, художественная обработка металла, ковроткачество, вышивка золотыми и серебряными нитями.

Стоимость импорта 15,9 млн. долл. (2018; из них 96% – из стран дальнего зарубежья), экспорта 0,6 млн. долл. (из них 67% – в страны СНГ) . В импорте преобладает продукция машиностроения (10,3 млн. долл., 2018).

Сельское хозяйство

Стоимость валовой продукции сельского хозяйства 10,4 млрд. руб. (2018), в т. ч. 73,4% – продукция животноводства. Сельскохозяйственные угодья занимают 41,6% площади республики (2018), из них 46,7% – пашни. Посевные площади 61,3 тыс. га (2018). Структура посевных площадей (%; 2018): зерновые и зернобобовые 71,0 (кукуруза на зерно, пшеница, овёс, ячмень, горох и нут); технические культуры 16,1 (главным образом подсолнечник – 13,2, также соя, рапс, горчица); кормовые 6,5; картофель 5,1; овощи 1,3. Валовой сбор (тыс. т; 2018): зерна 89,4; семян подсолнечника 3,3; картофеля 37,3, овощей 3,9; плодов и ягод 20,7. В Малгобекском районе планируется восстановление виноградников, утраченных во время антиалкогольной кампании 1980-х гг. Сельскохозяйственные организации производят 45% зерна (2018), 51% семян подсолнечника, индивидуальные хозяйства населения – 89% картофеля, 65% овощей; крестьянские (фермерские) хозяйства – 51% зерна, 49% семян подсолнечника, 11% картофеля, 35% овощей.

Выпас лошадей на горном пастбище. Фото А. С. Хакиева

Традиционно развиты: молочное и мясное скотоводство (поголовье крупного рогатого скота 65,4 тыс. голов, из них дойные коровы 34,0 тыс. голов; 2018), овцеводство и козоводство (всего 198,3 тыс. голов), коневодство, птицеводство и пчеловодство. Индивидуальные хозяйства населения содержат 52%  поголовья крупного рогатого скота (2018) и 25% поголовья овец и коз, крестьянские (фермерские) хозяйства – 42% поголовья крупного рогатого скота и 68% поголовья овец и коз. Производство (тыс. т, 2018): скота и птицы на убой 3,7, молока 98,4; яиц 19,7 млн. шт., овечьей шерсти 343 т, мёда 224 т.

Крупнейшие предприятия отрасли: мясо-молочный комплекс «Сагопшинский» (2014; Малгобекский район). Первый в Ингушетии промышленный фруктовый сад интенсивного типа компании «Сад Гигант – Ингушетия» (2014; с. Нестеровское, Сунженский район) выращивает яблоки, сливы, черешню, абрикосы и нектарины.

Сфера услуг

Ведущие сектора сферы услуг: административные и финансовые услуги, торговля и туристический бизнес.

Основу финансовой системы составляют отделения Банка России и крупнейших российских коммерческих банков: Сбербанка, Россельхозбанка и Росгосстрах Банка.

Оборот розничной торговли 25,1 млрд. руб. (2018; 108% от уровня 2017), 51 тыс. руб. на душу населения. Объём платных услуг населению в 2018 увеличился по сравнению с 2017 на 2%.

Ингушетию посетили 132,5 тыс. туристов (2018), из них 6 тыс. человек – иностранные. Развиваются лечебный (термальные лечебные воды; круглогодичный курорт «Армхи», Джейрахский район), спортивный (горнолыжный, велосипедный), экологический (заповедник «Эрзи», Джейрахский район), культурно-познавательный (средневековые башни Джейрахско-Ассинского музея-заповедника; действующий православный храм Тхаба-Ерды 8 в.) туризм.

Транспорт

Наибольшее значение имеет автомобильный транспорт. Длина автомобильных дорог с твёрдым покрытием 3054 км (2018); плотность дорог с твёрдым покрытием 848 км на 1000 км2. Грузооборот автомобильного транспорта 29 млн. т·км (2018), пассажирооборот 57 млн. пассажиро·км. Основная транспортная ось – участок федеральной автотрассы «Кавказ» (ст. Павловская – Армавир – Минеральные воды – Назрань – Хасавюрт – Махачкала – граница с Азербайджаном).

Длина железных дорог 39 км (2018), плотность – 108 км на 10 тыс. км2

Через территорию Ингушетии проходят магистральные нефтепровод Баку – Новороссийск (через Вознесенскую нефтеперекачивающую станцию; протяжённость 12,7 км, годовой объём перекачки до 3 млн. т) и газопровод Моздок – Тбилиси.

Аэропорт «Магас» им. С.С. Осканова (1993; современное название с 1999; в 25 км к северо-востоку от г. Магас; ведётся строительство международного терминала).

Здравоохранение

На 2018 в И.  48 ам­бу­латор­но-по­ли­кли­нических организаций (147 посещений в смену на 10 тыс. жителей), 17боль­ниц на 2,2 тыс. ко­ек (44 ко­йки на 10 тыс. жителей), ра­бо­та­ют 2,3 тыс. вра­чей (45 врачей на 10 тыс. жителей), 4,1 тыс. лиц среднего медицинского персонала. Об­щая за­бо­ле­вае­мость со­став­ля­ет 647,7 слу­чая на 1000 жителей, из них болезни органов дыхания – 216,5, травмы и отравления – 53,7, болезни мочеполовой системы – 50,8, органов пищеварения – 42,3 (2018). Функ­цио­ни­ру­ют Центр ма­те­ри и ре­бён­ка (г. На­зрань), Рес­пуб­ли­кан­ский центр ме­ди­ци­ны ка­та­ст­роф «За­щи­та», Рес­пуб­ли­кан­ский центр медицинской про­фи­лак­ти­ки. На юге И. гор­но­кли­ма­тический ку­рорт Арм­хи (1927).

Образование. Учреждения науки и культуры

В 2014 при­нят за­кон Рес­пуб­ли­ки Ингушетия «Об об­ра­зо­ва­нии». В республике действуют 64 организации дошкольного образования, в которых обучаются 15,5 тыс. детей (2018). До­шко­ль­ные организации по­се­ща­ют 30,4% де­тей в возрасте 1–6 лет (2018); раз­ви­то тра­диционное се­мей­ное вос­пи­та­ние. Про­бле­мы об­ще­го сред­не­го и профессионального об­ра­зо­ва­ния чрез­вы­чай­но ост­ры, что обу­слов­ле­но не­удов­ле­тво­рительным со­стоя­ни­ем зда­ний и пе­ре­пол­нен­но­стью школ. Школь­ное об­ра­зо­ва­ние в И. не является всеобщим – в 2018/19 учеб­ном го­ду в 129 шко­лах обу­ча­лось лишь 73 тыс. учащихся при 96,5 тыс. чел. на­се­ле­ния в воз­рас­те от 6 до 16 лет. В Республике И. действуют 3 вуза – Ингушский государственный уни­вер­си­тет (1994), негосударственный Институт эко­но­ми­ки и пра­во­ве­де­ния в На­зран­ском районе (1996), фи­лиа­л Современной гуманитарной академии в Назрани (1997). Всего в И. обучается 7,5 тыс. сту­ден­тов (2018). В На­зра­ни, Ка­ра­бу­ла­ке, Мал­го­бе­ке дей­ст­ву­ют Гор­ский ка­дет­ский кор­пус (1994), гу­ма­ни­тар­но-тех­нический и медицинский кол­лед­жи, кол­ледж ис­кусств (1998) и др. НИИ гу­мани­тар­ных ис­сле­до­ва­ний (1926). Национальная библиотека (1993; ста­ни­ца Орд­жо­ни­кид­зев­ская). Сре­ди му­зе­ев – Государственный му­зей крае­ве­де­ния им. Т. Х. Маль­са­го­ва (1972; современ­ное название с 1993) в На­зра­ни, Государственный му­зей изо­бра­зительных ис­кусств (1993) в Ка­ра­бу­ла­ке, Ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс жерт­вам ре­прес­сий (1997) в с. На­сыр-Корт На­зран­ско­го района. Ар­хео­ло­гиче­ский центр (2000).

Средства массовой информации 

Медиасистема республики отличается небольшим количеством региональных изданий: выпускаются республиканские газеты «Ингушетия», «Сердало» («Свет»; на русском и ингушском языках), районные еженедельные газеты «Народное слово» и «Голос Назрани», городская газета «Новое время» («Керда Ха») (на русском и ингушском языках).

Трансляцию теле- и радиопередач осуществляют ГТРК «Ингушетия», а также НТК «Ингушетия» (спутниковый канал); «Радио Ингушетия», «Радио Кавказ».

Интернет-СМИ: электронные версии печатных изданий, «ING-News.ru», «ИнгушетияLife», «Новости Ингушетии Бакъдар», «MAGAS-LIFE», «INGUSHETIA.INFO».

Литература

Ли­те­ра­ту­ра И. пер­во­на­чаль­но раз­ви­ва­лась на рус. яз., за­тем на ин­гуш. яз. Её за­ро­ж­де­ние от­но­сит­ся к сер. 19 в. (ро­ман­тич. по­весть «Ло­зы люб­ви» И. Цис­ка­ро­ва, 1846, пред­став­ляю­щая со­бой рус­скоя­зыч­ную пе­ре­ра­бот­ку нар. пре­да­ния). В лит-ре 1870–1910-х гг. ши­ро­ко пред­став­лен жанр очер­ка (ис­то­рич., ху­дож., до­ку­мен­таль­но­го, эт­но­гра­фич.). В 1917 воз­ник­ла ин­гуш. пись­мен­ность (сна­ча­ла на ос­но­ве араб. гра­фи­ки, позд­нее на ла­ти­ни­це, за­тем на ки­рил­ли­це), на­ча­ло фор­ми­ро­вать­ся нац. кни­го­пе­ча­та­ние. Со­ци­аль­ная ан­га­жи­ро­ван­ность, аги­тац. на­прав­лен­ность ха­рак­те­ри­зу­ют лит-ру кон. 1910-х – 1930-х гг.: се­рия об­ществ.-по­ли­тич. очер­ков и по­весть «Джан-Ги­рей» (1925) А. Г. Гой­го­ва, очер­ки Х. С. Ос­мие­ва; по­эзия Т. Д. Бе­ко­ва, М. Ф. Ау­ше­ва, С. И. Озие­ва. На­пи­сан­ная в эмиг­ра­ции до­ку­мен­таль­ная по­весть С. А. Маль­са­го­ва «Ад­ский ост­ров» (1926) – пер­вое по­ве­ст­во­ва­ние о Со­ло­вец­ком ла­ге­ре. В пе­ри­од Великой Отечественной вой­ны наи­бо­лее ак­ту­аль­на ан­ти­фа­ши­стская те­ма в по­эзии, дра­ма­тур­гии и пуб­ли­ци­сти­ке (И. М. Ба­зор­кин, Б. Х. Зя­зи­ков, М. М. Ха­ша­гуль­гов, Дж. Х. Ян­ди­ев). В 1944–57 лит. про­цесс был пре­рван в свя­зи с де­пор­та­ци­ей ин­гу­шей и че­чен­цев в Среднюю Азию и Ка­зах­стан. Во 2-й пол. 1950-х гг. ин­тен­сив­но раз­ви­ва­лась по­эзия (Ян­ди­ев, Х. Б. Ш. Му­та­ли­ев, Ос­ми­ев, А. Э. Хам­хо­ев и др.), а так­же лит. кри­ти­ка; с 1958 вы­хо­дил лит. аль­ма­нах на ин­гуш. яз. «Ут­ро гор». Со­з­да­ва­лись со­ци­аль­но-бы­то­вые и ис­то­ри­ко-до­ку­мен­таль­ные ро­ма­ны и по­вес­ти (А. Х. Бо­ков, Ба­зор­кин, А. П. Маль­са­гов, Зя­зи­ков). В про­зе 1970–80-х гг. вы­де­ля­ют­ся со­чи­не­ния А. А. Вед­жи­зе­ва, С. И. Чах­кие­ва, М. С. А. Плие­ва. Фи­лос., гу­ма­ни­стич. мо­ти­вы зву­чат в ли­ри­ке Г. А. Га­гие­ва, И. И. Торш­хое­ва, М. С. Вы­ше­гу­ро­ва, А. Т. Ха­ша­гуль­го­ва. В 1990-е – нач. 2000-х гг. соз­да­ют­ся об­раз­цы до­ку­мен­таль­ной и ис­то­рич. про­зы (эс­се и ро­ма­ны-эпо­пеи И. А. Код­зое­ва и др.); по­эзия (на рус. и ин­гуш. язы­ках) пред­став­ле­на, в ча­ст­но­сти, со­ци­аль­но-пуб­ли­ци­стич. ли­ри­кой и фи­ло­соф­ско-ме­ди­та­тив­ны­ми со­не­та­ми (Р. М. Цу­ров).

Архитектура и изобразительное искусство

К скиф­ско­му вре­ме­ни от­но­сят­ся: изо­бра­же­ния в зве­ри­ном сти­ле (брон­зо­вые пред­ме­ты из Лу­го­во­го мо­гиль­ни­ка у с. Му­жи­чи, 6–5 вв. до н. э.), обоб­щён­ные ста­ту­эт­ки лю­дей и жи­вот­ных из брон­зы и гли­ны. Сар­ма­то-алан­ский пе­ри­од пред­став­лен ка­та­комб­ны­ми мо­гиль­ни­ка­ми (у с. Ал­кун). В хри­сти­ан­ской цер­ков­ной ар­хи­тек­ту­ре 11–13 вв. (церк­ви в Тар­гим­ской кот­ло­ви­не: пря­мо­уголь­ный в пла­не, од­но­ап­сид­ный храм Тха­ба-Ер­ды близ с. Хай­рах, 12 в.; руи­ны ц. Ал­би-Ер­ды и церк­ви в с. Тар­гим; ча­сов­ня Хач-Лат­та­ча в с. Ху­ли), со­че­тав­шей грузинские, алан­ские и ме­ст­ные (осо­бен­но в ор­га­ни­за­ции ин­терь­е­ра) стро­итель­ные тра­ди­ции, пре­об­ла­да­ли гео­мет­рическая про­сто­та форм и стро­гое изя­ще­ст­во де­ко­ра. В мон­го­ло-та­тар­ский пе­ри­од воз­ве­дён ку­поль­ный мав­золей Бор­га-Каш (Бра­гун­ский мав­зо­лей, 1405–06) близ с. Плие­во. Со­ору­жа­лись обо­ро­нительные рвы (т. н. Ров Та­мерлана око­ло с. Сур­ха­хи, На­сыр-Корт­ский ров).

Храм Тхаба-Ерды. 12 в. Фото И. Б. Куркиева

В гор­ных рай­онах И. в сред­ние ве­ка из гру­бо отё­сан­ных кам­ней строи­лись: за­гра­дит. сте­ны (у сёл Верх­ний Ал­кун, Дат­тых, Дош­хак­ле), жи­лые баш­ни («га­ла»; 2–3-ярус­ные с пло­ской кров­лей и ароч­ны­ми про­ёма­ми, выс. до 10 м; воз­во­ди­лись с 10 в.), по­лу­бое­вые и бое­вые баш­ни («воу»; 4–5-ярус­ные, выс. до 30 м, с бой­ни­ца­ми, ма­ши­ку­ля­ми и пи­ра­ми­даль­но-сту­пен­ча­той кры­шей; воз­во­ди­лись с 15 в.), ино­гда об­ра­зую­щие ве­ли­че­ст­вен­ные ар­хит. ком­плек­сы, ог­ра­ж­дав­шие­ся обо­ро­нит. сте­ной [в сё­лах Во­внуш­ки, Карт, Ляжш, Лей­ми, Ля­лах, Мец­хал, Мяж­ги, Ний, Озиг (Бар­ким), Пя­линг, Тар­гим, Цо­ри, Эги­кал, Эр­зи, все 13–18 вв.; вхо­дят в со­став Джай­рах­ско-Ас­син­ско­го ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го и при­род­но­го гос. му­зея-за­по­вед­ни­ка]. Отд. кам­ни ук­ра­ша­лись вы­би­ты­ми изо­бра­же­ния­ми рук мас­те­ра-строи­те­ля, хри­сти­ан­ски­ми сим­во­ла­ми и обе­ре­га­ми (кре­сты, кру­ги, зиг­за­ги), сце­на­ми с уча­сти­ем лю­дей и жи­вот­ных. Поч­ти ка­ж­дое се­ло име­ло свя­ти­ли­ща (эл­гац), по фор­ме пред­став­ляв­шие со­бой дву­скат­ные над­зем­ные скле­пы («Мят-Сели» на го­ре Мат-Лам, «Ауш-Се­ли» на ле­вом бе­ре­гу р. Ас­са, «Ка­лой-Лам-Се­ли», в с. Мяж­ки, у сёл Га­да­борш, Гули, Мец­хал, Эр­зи, все 15–16 вв.), а так­же стол­по­об­раз­ные свя­ти­ли­ща-сие­лин­ги (у сёл Ля­лах, Ний и др.).

Ря­дом с гор­ны­ми се­ле­ния­ми, об­ра­зую­щи­ми жи­во­пис­ные тер­ра­со­об­раз­ные ком­по­зи­ции на скло­нах, рас­по­ло­же­ны по­гре­баль­ные скле­пы – над­зем­ные (у се­ле­ний Ляж­ги, Фал­хан, Хам­хи, Хар­пе и др.; выс. до 6–8 м, пря­мо­уголь­ные и круг­лые в пла­не, с дву­скат­ны­ми, пи­ра­ми­даль­ны­ми сту­пен­ча­ты­ми и ко­ну­со­об­раз­ны­ми глад­ки­ми кры­ша­ми, не­ко­то­рые с фре­ска­ми), по­лу­под­зем­ные и под­зем­ные (у сёл Эги­кал, Му­жи­чи и др.; пе­ре­кры­ты пло­ски­ми пли­та­ми и лож­ны­ми сво­да­ми); а так­же над­мо­гиль­ные кре­сто­об­раз­ные сте­лы-чур­ты, час­то рас­пи­сан­ные и снаб­жён­ные на­ве­са­ми в ви­де кры­ши.

Ре­мес­ло строи­те­ля тра­ди­ци­он­но пе­ре­да­ва­лось по на­след­ст­ву, пре­да­ния со­хра­ни­ли име­на не­ко­то­рых ин­гуш. зод­чих: Янд, Да­ци Лья­нов, Ду­го Ах­ри­ев, Хаз­би Цу­ров, Бер­кин­хое­вы, Бятр Га­да­бор­шев. Ин­гу­шей при­гла­ша­ли стро­ить во­ен. со­ору­же­ния (в осн. бое­вые баш­ни) в Осе­тию, Гру­зию (Хев­су­ре­ти, Ту­ше­ти) и в Чеч­ню (в сё­ла Га­лан­чож, Мял­хи­сты, Май­сты и др.).

В 18 – нач. 20 вв. нар. жи­ли­ще в И. пред­став­ле­но 2 ти­па­ми: в го­рах – 1- или 2-этаж­ные до­ма из кам­ня и де­ре­ва, с пло­ской кры­шей и отд. вы­хо­да­ми на об­ра­щён­ную на юг или вос­ток от­кры­тую тер­ра­су, с отд. ку­нац­кой (гос­те­вой); на рав­ни­не – пря­мо­уголь­ные са­ман­ные, кры­тые че­ре­пи­цей до­ма с об­вод­ны­ми га­ле­рея­ми. С кон. 19 в. в сё­лах по­яв­ля­ются до­ма гор. ти­па с че­ты­рёх­скат­ной кры­шей. С нач. 19 в. в рав­нин­ной час­ти И. строи­тель­ст­во ве­лось под рук. рус. ар­хи­тек­то­ров (На­зра­нов­ская кре­пость, 1810–17; во­дя­ная мель­ни­ца в На­зра­ни, 1890-е гг.). В сов. вре­мя (пре­им. в 1940–1950-е гг.) воз­во­ди­лись зда­ния в нео­клас­сич. фор­мах (рай­он­ный Дом куль­ту­ры в ста­ни­це Орд­жо­ни­кид­зев­ская, и др.). В 1990–2000-е гг. в совр. ар­хит. сти­лях стро­ят зда­ния но­вой сто­ли­цы Ма­гас, ку­рор­та «Джай­рах», Ис­лам­ско­го ун-та в ста­ни­це Орд­жо­ни­кид­зев­ская, ж.-д. во­кза­ла в На­зра­ни. Воз­во­дят­ся ме­че­ти (в Ма­га­се), пра­во­слав­ные хра­мы (По­кров­ская ц. в ста­ни­це Орд­жо­ни­кид­зев­ская, 2006–07). В 1996–97 в ви­де раз­но­вы­сот­ных клас­сич. ин­гуш. ба­шен со­ору­жён Му­зей-ме­мо­ри­ал жерт­вам по­ли­тич. ре­прес­сий на хол­ме Аби-Гу в На­зрани (ав­тор про­ек­та – худ. М. По­лон­ко­ев).

Ингушский войлочный ковёр. Кон. 19 – нач. 20 вв. Фото И. Б. Куркиева

Нар. про­мыс­лы пред­став­ле­ны резь­бой по кам­ню и де­ре­ву, ху­дож. об­ра­боткой ме­тал­ла, из­го­тов­ле­ни­ем юве­лир­ных из­де­лий, ков­ро­де­ли­ем, вы­дел­кой ко­жи, вы­шив­кой зо­ло­ты­ми и се­реб­ря­ны­ми ни­тя­ми (кос­мо­ло­гич., зоо­морф­ные и рас­тит. ор­на­мен­ты), ук­ра­шав­шей оде­ж­ду, ша­поч­ки, поя­са, пред­ме­ты до­маш­не­го оби­хо­да и др.

В со­вет­ском и пост­со­вет­ском изо­бра­зит. иск-ве И. ус­пеш­но раз­ви­ва­лись ис­то­рич. и бы­то­вой жан­ры, порт­рет и пей­заж (жи­во­пис­цы и гра­фи­ки Х. Аки­ев, А. Ха­ша­гуль­гов, М. По­лон­ко­ев, Н. Хра­мо­ва, Г. Яна­ков, Р. Маль­са­гов, Д. Оз­до­ев, А. и З. По­лон­кое­вы, Х. А. Има­го­жев, Н. Ози­ев и др.), скульп­ту­ра (Р. И. Ма­ми­лов).

Театр. Музыка

В нач. 1920-х гг. в И. на­ча­ли об­ра­зо­вы­вать­ся лю­би­тель­ские те­ат­раль­ные кол­лек­ти­вы: дра­ма­тич. труп­па при Вла­ди­кав­каз­ском пе­да­го­гич. тех­ни­ку­ме (1920), дра­ма­тич. кру­жок Вла­ди­кав­каз­ской парт­шко­лы (1924) и др. По ини­циа­ти­ве Т. Т. Маль­са­го­вой – со­труд­ни­цы М. А. Бул­га­ко­ва в Ин­гуш­ском от­де­ле нар. об­ра­зо­ва­ния – ин­гуш. труп­пы ста­ви­ли пье­сы пи­са­те­ля «Са­мо­обо­ро­на», «Бра­тья Тур­би­ны», «Гли­ня­ные же­ни­хи», «Па­риж­ские ком­му­на­ры», «Сы­но­вья мул­лы». Бул­га­ков пре­по­да­вал в дра­ма­тич. сту­ди­ях, чи­тал лек­ции по лит-ре и му­зы­ке. В 1921 во Вла­ди­кав­ка­зе от­крыл­ся Нар. ху­дож. ин-т с те­ат­раль­ным ф-том. В 1923 З. К. Маль­са­гов на­пи­сал пье­сы на ин­гуш. яз. («По­хи­ще­ние де­вуш­ки» и «Месть»), ко­то­рые лег­ли в ос­но­ву ре­пер­туа­ра дра­ма­тич. кол­лек­ти­вов И. Боль­шую роль в раз­ви­тии те­ат­раль­но­го иск-ва И. сыг­ра­ло лит. об-во (1924), ко­то­рое воз­глав­лял З. К. Маль­са­гов, за­тем А. Г. Гой­гов. В 1930 в г. Орд­жо­ни­кид­зе О. А. Маль­са­гов со­здал пер­вый Ин­гуш. лю­би­тель­ский дра­ма­тич. театр, при Гор­ском пе­да­го­гич. ин-те – Ин­гуш. дом иск-ва «Диск», при нём ин­гуш. те­ат­раль­ную сту­дию (1932), в 1934 во­шед­шую в труп­пу Чеч. дра­ма­тич. те­ат­ра. В 1944 ра­бо­та те­ат­ра бы­ла пре­рва­на и во­зоб­но­ви­лась в кон. 1950-х гг. в Гроз­ном. В 1978 в те­ат­ре бы­ла об­ра­зо­ва­на ин­гуш. труп­па, на ба­зе ко­то­рой со­з­дан Ин­гуш. дра­ма­тич. те­атр (1986–91, Грозный; с 1993 им. И. М. Ба­зор­ки­на, ра­бо­та­ет в На­зра­ни). В И. так­же ра­бо­та­ют: ТЮЗ (с 1969 ин­гуш. труп­па в со­ста­ве Чеч.-Ин­гуш. те­ат­ра ку­кол, с 1993 – Ин­гуш. те­атр ку­кол, с 1997 совр. название), ан­самбль нар. тан­ца «Ин­гу­ше­тия» (1993), Рус. гос. музыкально-драматический театр (основан в 1998, совр. название с 2005), «Сту­дия эс­т­ра­ды» (2004), ки­но­сту­дия «Ма­гас-фильм» (2006) – На­зрань; фольк­лор­но-хо­рео­гра­фич. ан­самбль «Ма­гас» (1998, с. Эка­же­во).

Гос. фи­лар­мо­ния им. А. Хам­хое­ва в На­зра­ни (ос­но­ва­на в 1993). Ка­за­чий хор ста­ни­цы Не­сте­ров­ская (Сун­жен­ский рай­он).

Лит.: Гра­бов­ский Н. Ин­гу­ши (их жизнь и обы­чаи) // Сбор­ник све­де­ний о кав­каз­ских гор­цах. Тиф­лис, 1876. Вып. 9; Хри­стиа­но­вич В. П. Гор­ная Ин­гу­шетия. Рос­тов н/Д., 1928; Щеб­лы­кин И. П. Ис­кус­ст­во ин­гу­шей в па­мят­ни­ках ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры // Из­вес­тия Ин­гуш­ско­го НИИ крае­ве­де­ния. Вла­ди­кав­каз, 1928. Вып. 1; Мар­ти­ро­си­ан Г. К. Ис­то­рия Ин­гу­шии. Орд­жо­ни­кид­зе, 1933; Круп­нов Е. И. Гру­зин­ский храм «Тха­ба-Ер­ды» на Се­вер­ном Кав­ка­зе // Крат­кие со­об­ще­ния Ин­сти­ту­та ис­то­рии ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры АН СССР. М.; Л., 1947. Вып. 15; Круп­нов Е. И. Древ­няя ис­то­рия Се­вер­но­го Кав­ка­за. М., 1960; Круп­нов Е. И. О чем го­во­рят па­мят­ни­ки ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ры Че­че­но-Ин­гуш­ской АССР. Гроз­ный, 1961; При­ро­да и при­род­ные бо­гат­ст­ва Че­че­но-Ин­гуш­ской АССР: (Краткий рекоменд. указатель литературы). Гроз­ный, 1961; Древ­но­сти Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. М., 1963; Ба­зор­кин М. М. Па­мят­ни­ки сред­не­ве­ко­вья в гор­ной Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Гроз­ный, 1964; Ша­бань­янц Н. Ш., Гор­ча­ков В. А. Ху­дож­ни­ки Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Л., 1965; Мар­ко­вин В. И. В стра­не вай­на­хов. М., 1969; Круп­нов Е. И. Сред­не­ве­ко­вая Ин­гу­ше­тия. М., 1971;Та­та­ев В. А., Ша­бань­янц Н. Ш. Де­ко­ра­тив­но-при­клад­ное ис­кус­ство Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Гроз­ный, 1974; Га­луш­ко А. И. Рас­ти­тель­ный по­кров Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Гроз­ный, 1975; Гольд­штейн А. Ф. Сред­не­ве­ко­вое зод­че­ст­во Че­че­но-Ин­гу­ше­тии и Се­вер­ной Осе­тии. М., 1975; Бо­ко­ва В. Ф., Ви­но­гра­дов ВБ., Зо­ев С. О. По Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Пу­те­во­ди­тель. 2-е изд. Гроз­ный, 1980; Эт­но­гра­фия и во­про­сы ре­ли­ги­оз­ных воз­зре­ний че­чен­цев и ин­гу­шей в до­ре­во­лю­ци­он­ный пе­ри­од. Гроз­ный, 1981; Ума­ров С. Ц. Эво­лю­ция ос­нов­ных те­че­ний ис­ла­ма в Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Гроз­ный, 1985; Али­ро­ев И. Ю. Язык, ис­то­рия и куль­ту­ра вай­на­хов. Гроз­ный, 1990; Ва­га­пов Я. С. Вай­на­хи и сар­ма­ты. Гроз­ный, 1990; Из ис­то­рии ис­ла­ма в Че­че­но-Ин­гу­ше­тии. Гроз­ный, 1992; Ка­мен­ная ле­то­пись стра­ны вай­на­хов. М., 1994; Ака­ев В. X. Шейх Кун­та-Хад­жи. Жизнь и уче­ние. Гроз­ный, 1994; Ре­прес­си­ро­ван­ные на­ро­ды Рос­сии: че­чен­цы и ин­гу­ши. М., 1994; Му­жу­хо­ев М. Б. Ин­гу­ши. Са­ра­тов, 1995; Ак­ты Кав­каз­ской ар­хео­гра­фи­че­ской ко­мис­сии об Ин­гу­ше­тии и ин­гу­шах. На­зрань, 1995; На­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­ное строи­тель­ст­во Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции: Се­вер­ный Кав­каз (1917–1941 гг.). Май­коп, 1995; Ал­ба­ко­ва Ф. Ю. Роль жре­че­ст­ва в ду­хов­ной куль­ту­ре ин­гу­шей // Но­вое в ар­хеоло­гии и эт­но­гра­фии ин­гу­шей. Наль­чик, 1998; Али­ро­ев А. Ш. Фло­ра и фау­на Чеч­ни и Ин­гу­ше­тии. М., 2001; Ги­за­ту­лин И. И., Хох­лов АН., Иль­юх М. П. Пти­цы Чеч­ни и Ин­гу­ше­тии. Став­ро­поль, 2001; Бе­реж­ной С. Е., До­ба­ев И. П., Край­ню­чен­ко П. В. Ис­лам в со­вре­мен­ных рес­пуб­ли­ках Се­вер­но­го Кав­ка­за. Рос­тов н/Д., 2002; Ин­гу­ши в вой­нах Рос­сии XIX–XX вв. Наль­чик, 2002; Ди­ди­го­ва И. Б. Чеч­ня и Ин­гу­ше­тия: тер­ри­то­рия, гра­ни­цы, управ­ле­ние. М., 2003; Ос­ма­ев М. К., Али­роев ИЮ. Ис­то­рия и куль­ту­ра вай­на­хов. М., 2003; Чах­ки­ев Д. Ю. Древ­но­сти гор­ной Ин­гу­ше­тии. На­зрань, 2003. Т. 1; 2009. Т. 2;  Дал­гат Б. К. Пер­во­быт­ная ре­ли­гия че­чен­цев и ин­гу­шей. М., 2004; Зя­зи­ков М. М. Тра­ди­ци­он­ная куль­ту­ра ин­гу­шей: ис­то­рия и со­вре­мен­ность. Рос­тов н/Д., 2004; Во­ро­нин К. В., Ма­ла­шев В. Ю. По­гре­баль­ные па­мят­ни­ки эпо­хи брон­зы и ран­не­го же­лез­но­го ве­ка рав­нин­ной зо­ны Рес­пуб­ли­ки Ин­гу­ше­тия. М., 2006; Иг­на­тов В. Г., Бу­тов В. И. Юж­ная Рос­сия и ее ре­гио­ны: со­вре­мен­ное со­стоя­ние и проб­ле­мы раз­ви­тия. Ро­стов н/Д., 2006; Маль­са­гов Р. Пу­ти ин­гуш­ско­го те­ат­ра // Дош. 2007. № 2; Кодзоев Н. Д. Ингушское национальное движение 1956–1973 гг. Нальчик, 2019.

  • ИНГУШЕ́ТИЯ Рес­пуб­ли­ка Ин­гу­ше­тия, субъ­ект Российской Фе­де­ра­ции, рас­по­ло­же­на на юге Ев­ропейской час­ти Рос­сии (2008)
Вернуться к началу