Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

РЕСУРСЫ ЖИВОТНОГО МИРА

  • рубрика

    Рубрика: Геология

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 137-141

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Д. С. Павлов, В. Ю. Ильяшенко, А. Е. Бобырев

РЕСУРСЫ ЖИВОТНОГО МИРА

Рос­сия за­ни­ма­ет од­но из ве­ду­щих мест в ми­ре по ре­сур­сам ди­ких жи­вот­ных (про­мы­сло­вых рыб, вод­ных бес­по­зво­ноч­ных и мле­ко­пи­таю­щих, охот­ничь­их зве­рей и птиц), что оп­ре­де­ля­ет­ся зна­чи­тель­ны­ми раз­ме­ра­ми её тер­ри­то­рии и раз­но­об­ра­зи­ем при­род­ных ус­ло­вий. На ис­поль­зо­ва­нии ре­сур­сов жи­вот­но­го ми­ра ос­но­ва­на ра­бо­та ря­да от­рас­лей хо­зяй­ст­ва, зве­ро­бой­но­го про­мыс­ла и др. Про­мы­сло­вая охо­та за пуш­ным и мор­ским зве­рем сыг­ра­ла зна­чи­тель­ную роль в гео­гра­фи­че­ских от­кры­ти­ях, ос­вое­нии но­вых зе­мель и вод­ных пу­тей. Од­ной из важ­ней­ших при­чин за­вое­ва­ния Си­би­ри ста­ли пуш­ные бо­гат­ст­ва это­го ре­гио­на.

Ис­тре­би­тель­ный ха­рак­тер про­мыс­ла и ис­чез­но­ве­ние ес­те­ст­вен­ных ме­сто­оби­та­ний ста­ли при­чи­на­ми зна­чи­тель­но­го со­кра­ще­ния ареа­лов и чис­лен­но­сти боль­шин­ст­ва ви­дов ди­ких жи­вот­ных, а так­же уси­ле­ния не­га­тив­ных про­цес­сов в ди­на­ми­ке ре­сур­сов жи­вот­но­го ми­ра. На­чи­ная с 20 в. пред­при­ни­ма­лись ме­ры по вос­ста­нов­ле­нию чис­лен­но­сти про­мы­сло­вой фау­ны, ог­ра­ни­че­нию сро­ков и спо­со­бов до­бы­чи жи­вот­ных (вплоть до пол­но­го изъ­я­тия из хо­зяй­ст­вен­но­го ис­поль­зо­ва­ния, за­не­се­ния в Крас­ную кни­гу), ор­га­ни­за­ции вос­про­из­вод­ст­вен­ных уча­ст­ков, за­каз­ни­ков и за­по­вед­ни­ков, за­клю­че­нию ме­ж­ду­на­род­ных кон­вен­ций и со­гла­ше­ний, на­прав­лен­ных на ре­гу­ли­ро­ва­ние про­мыс­ла. Боль­шое зна­че­ние при­да­ва­лось био­тех­ни­че­ским ме­ро­прия­ти­ям: под­корм­ке жи­вот­ных, за­щи­те их от бо­лез­ней, ис­кус­ст­вен­но­му вос­про­из­вод­ст­ву и рас­се­ле­нию. Од­на­ко ис­кус­ст­вен­ная акк­ли­ма­ти­за­ция, как пра­ви­ло, да­ва­ла крат­ко­вре­мен­ный эко­но­ми­че­ский эф­фект и в очень ог­ра­ни­чен­ном чис­ле слу­ча­ев. Напр., в 1943 в Яку­тии бы­ло вы­пу­ще­но для акк­ли­ма­ти­за­ции 9 пар он­датр; в 1960 здесь бы­ло за­го­тов­ле­но 161 тыс. шку­рок, в кон. 1970-х гг. – 65 тыс., а уже в 1980-х гг. про­мыш­лен­ная до­бы­ча ока­за­лась не­рен­та­бель­ной из-за низ­кой плот­но­сти на­се­ле­ния этих жи­вот­ных. При пе­ре­се­ле­нии рыб и вод­ных бес­по­зво­ноч­ных по­ло­жи­тель­ные ре­зуль­та­ты бы­ли по­лу­че­ны толь­ко в 4–5% слу­ча­ев. Осн. при­чи­ной не­удач при рас­се­ле­нии про­мы­сло­вых жи­вот­ных ста­ла не­до­оцен­ка осо­бен­но­стей но­вых ус­ло­вий их жиз­ни.

Объ­ё­мы до­бы­чи жи­вот­ных за­ви­сят от ес­те­ст­вен­ной ди­на­ми­ки чис­лен­но­сти кон­крет­ных ви­дов, спро­са на про­дук­цию про­мыс­ла, её стои­мо­сти и др. фак­то­ров. В свя­зи с рас­ши­ре­ни­ем про­из­вод­ст­ва ис­кус­ст­вен­ных за­ме­ни­те­лей ме­ха, ко­жи и пу­ха к кон. 20 в. су­ще­ст­вен­но сни­зи­лись по­треб­но­сти в до­бы­че от­дель­ных ви­дов птиц и пуш­ных зве­рей, а не­ко­то­рые из них пе­ре­ста­ли до­бы­вать во­об­ще. В то же вре­мя на­ча­лось ак­тив­ное ос­вое­ние не­тра­ди­ци­он­ных объ­ек­тов про­мыс­ла с це­лью по­сле­дую­ще­го их вы­во­за в за­ру­беж­ные стра­ны. Напр., к нач. 21 в. еже­год­ный объ­ём экс­пор­та ля­гу­шек со­ста­вил 10 тыс. осо­бей, ви­но­град­ных ули­ток – неск. тонн, ме­дуз – де­сят­ки тонн.

Наземные животные

На тер­ри­то­рии Рос­сии 68 ви­дов мле­ко­пи­таю­щих и 88 ви­дов птиц яв­ля­ют­ся тра­ди­ци­он­ны­ми объ­ек­та­ми охот­ничь­е­го про­мыс­ла и лю­би­тель­ской охо­ты. Наи­боль­шее эко­но­ми­че­ское зна­че­ние име­ют ди­кие ко­пыт­ные жи­вот­ные, бу­рый мед­ведь и пуш­ные зве­ри, от до­бы­чи ко­то­рых по­лу­ча­ют мя­со, ко­же­вен­ное, пуш­ное и ле­кар­ст­вен­ное сы­рьё. С 1998 пе­ре­чень пред­ста­ви­те­лей жи­вот­но­го ми­ра, от­не­сён­ных к объ­ек­там охо­ты, ут­вер­жда­ет­ся Пра­ви­тель­ст­вом РФ. Еже­год­но Гос. служ­бой учё­та охот­ничь­их ре­сур­сов оце­ни­ва­ет­ся чис­лен­ность осн. ви­дов охот­ничь­их жи­вот­ных как в це­лом по Рос­сии, так и на уров­не от­дель­ных субъ­ек­тов РФ. Опе­ра­тив­ные дан­ные по чис­лен­но­сти боль­шин­ст­ва ви­дов охот­ничь­их жи­вот­ных по­лу­ча­ют с по­мо­щью зим­них мар­шрут­ных учё­тов, ко­то­рые ох­ва­ты­ва­ют б. ч. тер­ри­то­рии стра­ны. Так, в 2001 бы­ло про­ло­же­но 52,1 тыс. учёт­ных мар­шру­тов об­щей про­тя­жён­но­стью ок. 524 тыс.км. С оп­ре­де­лён­ной пе­рио­дич­но­стью в разл. ре­гио­нах стра­ны про­во­дят­ся авиа­учё­ты ди­ких ко­пыт­ных жи­вот­ных; напр., еже­год­но учи­ты­ва­ет­ся чис­лен­ность сай­га­ка, в 1997 был осу­ще­ст­в­лён ши­ро­ко­мас­штаб­ный авиа­учёт чис­лен­но­сти ди­ко­го се­вер­но­го оле­ня на Чу­кот­ке.

Охот­ни­чьи мле­ко­пи­таю­щие по сво­ему хо­зяй­ст­вен­но­му зна­че­нию за­ни­ма­ют ве­ду­щее ме­сто сре­ди охот­ничь­их ре­сур­сов Рос­сии. Ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны и от­но­си­тель­но мно­го­чис­лен­ны лось, ка­бан и ко­су­ля. Аре­ал оби­та­ния ло­ся ох­ва­ты­ва­ет всю тер­ри­то­рию лес­ной зо­ны, час­тич­но ле­со­тун­д­ру и тун­д­ру, а на юге – ле­со­степь и ост­ров­ные ле­са. Его чис­лен­ность под­вер­же­на зна­чи­тель­ным ко­ле­ба­ни­ям: в те­че­ние 1970–90-х гг. она уве­ли­чи­лась с 500–700 тыс. до 900 тыс. осо­бей, а в 2001 со­ста­ви­ла 586,6 тыс. Ин­тен­сив­ность ле­галь­но­го про­мыс­ла не пре­вы­ша­ет 10% об­щей чис­лен­но­сти.

Осн. ре­гио­на­ми рас­се­ле­ния ка­ба­на яв­ля­ют­ся юг Даль­не­го Вос­то­ка, Се­вер­ный Кав­каз, а так­же сред­няя по­ло­са и юг Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии. В нач. 1960-х гг. чис­лен­ность ка­ба­на со­став­ля­ла ок. 40 тыс. осо­бей, че­рез три де­ся­ти­ле­тия она воз­рос­ла до 300 тыс., а к 2001 вновь со­кра­ти­лась до 170,7 тыс. го­лов. Этот по­ка­за­тель не­оди­на­ков по ре­гио­нам стра­ны и в зна­чи­тель­ной сте­пени за­ви­сит от глу­би­ны снеж­но­го по­кро­ва, за­сух, эпи­зо­отий, чис­лен­но­сти вол­ка, био­тех­ни­че­ских и ох­ран­ных ме­ро­прия­тий. Еже­год­ная ле­галь­ная до­быча ка­ба­на оце­ни­ва­ет­ся в 10–12 тыс. го­лов.

В 2000 по­го­ло­вье ко­су­ли, на­се­ляю­щей ле­со­степь и ма­ло­снеж­ный юж. край по­ло­сы ле­сов по всей тер­ри­то­рии стра­ны, со­ста­ви­ло при­бли­зи­тель­но 620 тыс. осо­бей. Ле­галь­ная её до­бы­ча оце­ни­ва­ет­ся в 17,5 тыс. осо­бей, од­на­ко ре­аль­ный от­стрел жи­вот­ных зна­чи­тель­но пре­вос­хо­дит офи­ци­аль­ные дан­ные и прак­ти­че­ски не под­да­ёт­ся учё­ту.

Ос­но­ва охот­ничь­е­го про­мыс­ла в тун­д­ре – ди­кий се­вер­ный олень. К нач. 20 в. он был в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ис­треб­лён, но за­тем его по­го­ло­вье су­ще­ст­вен­но уве­ли­чи­лось; в 1970-х гг. оно со­став­ля­ло 600–700 тыс. осо­бей (при го­до­вой до­бы­че 60–70 тыс.), а в 2000 – 1233 тыс. осо­бей.

Важ­ным объ­ек­том охо­ты яв­ля­ет­ся бла­го­род­ный олень, на­се­ляю­щий сме­шан­ные и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии, го­ры Юж­ной Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка. Его чис­лен­ность на тер­ри­то­рии стра­ны за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия ко­ле­ба­лась в пре­де­лах от 150 до 180 тыс. и к 2001 со­ста­ви­ла 171,5 тыс. осо­бей; офи­ци­аль­ная еже­год­ная до­бы­ча ок. 4 тыс. го­лов.

Ти­пич­ный оби­та­тель сте­пей и по­лу­пус­тынь сай­гак в пре­де­лах Рос­сии рас­про­стра­нён в осн. в сев.-зап. час­ти При­кас­пия. В про­шлом он под­вер­гал­ся мас­со­во­му ис­треб­ле­нию, а в ре­зуль­та­те ин­тен­сив­но­го с.-х. ос­вое­ния юж. сте­пей в нач. 20 в. ока­зал­ся на гра­ни пол­но­го ис­чез­но­ве­ния. Бла­го­да­ря про­ве­де­нию охо­то­хо­зяй­ст­вен­ных и ох­ран­ных ме­ро­прия­тий с 1930-х гг. на­чал­ся рост его по­го­ло­вья, но про­цесс этот про­те­кал со зна­чи­тель­ны­ми ко­ле­ба­ния­ми чис­лен­но­сти (от 200 тыс. до 800 тыс. осо­бей). В кон. 20 в. по­го­ло­вье сай­га­ка вновь рез­ко со­кра­ти­лось и в 2000 не пре­вы­шало 20 тыс., что объ­яс­ня­ет­ся рез­ким ухуд­ше­ни­ем ус­ло­вий сре­ды оби­та­ния, по­след­ст­вия­ми вы­со­кой чис­лен­но­сти вол­ка и днев­ных хищ­ных птиц, а так­же неле­галь­ным от­стре­лом.

Сре­ди про­мы­сло­вых ко­пыт­ных осо­бое зна­че­ние име­ет ка­бар­га, до­бы­вае­мая ра­ди мя­са, ко­жи и вы­со­ко­ка­че­ст­вен­но­го мус­ку­са, она оби­та­ет в го­рах Ал­тая, Вос­точ­ной Си­би­ри, За­бай­ка­лья, Яку­тии, Даль­не­го Вос­то­ка и Са­ха­ли­на. Её чис­лен­ность за по­след­ние де­ся­ти­ле­тия 20 в. со­кра­ти­лась бо­лее чем в два раза и в 2001 со­ста­ви­ла 121 тыс. осо­бей. Кво­та на до­бы­чу это­го ви­да со­став­ля­ет ок. 3 тыс. осо­бей в год.

Сре­ди наи­бо­лее цен­ных пуш­ных зве­рей Рос­сии ве­ду­щее ме­сто за­ни­ма­ет со­боль, ко­то­рый ис­ста­ри имел на­дёж­ный зо­ло­той эк­ви­ва­лент и со­став­лял гор­дость мо­но­поль­но­го рос­сий­ско­го экс­пор­та. В 2001 его чис­лен­ность пре­вы­си­ла 1,12 млн.осо­бей, при этом еже­год­но офи­ци­аль­но за­го­тав­ли­ва­лось бо­лее 130 тыс. жи­вот­ных.

На 2-м мес­те по эко­но­ми­че­ско­му зна­че­нию для пуш­но­го про­мыс­ла сто­ит бел­ка, за­го­тов­ки ко­то­рой в нач. 20 в. дос­ти­га­ли 14–15 млн. шку­рок в год. В 2001 её чис­лен­ность на­хо­ди­лась на уров­не 8,7 млн.осо­бей при еже­год­ной за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ной до­бы­че ок. 450 тыс.

По­го­ло­вье ли­си­цы уве­ли­чи­ва­ет­ся по ме­ре хо­зяй­ст­вен­но­го ос­вое­ния тер­ри­то­рий, и в 2001 оно пре­вы­си­ло 540 тыс. осо­бей. Её чис­лен­ность ха­рак­те­ри­зу­ет­ся зна­чи­тель­ны­ми ко­ле­ба­ния­ми: в не­бла­го­при­ят­ные го­ды ре­сур­сы ли­си­цы со­став­ля­ют ок. 250 тыс. осо­бей, а на пи­ке рос­та (напр., в кон. 20 в.) пре­вы­ша­ют 650 тыс. Объ­ё­мы за­го­то­вок со­от­вет­ст­вен­но ко­леб­лют­ся в пре­де­лах 85– 130 тыс. шку­рок в год.

Чис­лен­ность пес­ца так­же под­вер­же­на ко­ле­ба­ни­ям (в пре­де­лах от 80–100 до 500 тыс. осо­бей), что обу­слов­ле­но ес­те­ст­вен­ным из­ме­не­ни­ем за­па­сов лем­мин­гов, яв­ляю­щих­ся его осн. пи­щей.

Лес­ную и ка­мен­ную ку­ниц в мес­тах со­вме­ст­но­го оби­та­ния учи­ты­ва­ют в це­лом, по­это­му за­па­сы этих ви­дов тра­ди­ци­он­но объ­е­ди­ня­ют. Их ко­ли­че­ст­во в раз­ные го­ды ме­ня­ет­ся от 140 до 190 тыс. осо­бей. До­бы­ва­ют ок. 10–12 тыс. зверь­ков в год.

Мак­си­маль­ная чис­лен­ность гор­но­стая (2,1 млн.осо­бей) бы­ла за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­на в 1990; впо­след­ст­вии про­ис­хо­ди­ло по­сте­пен­ное сни­же­ние его по­го­ло­вья, ко­то­рое в 2001 на­хо­ди­лось на уров­не 898 тыс. зверь­ков. Объ­ё­мы его про­мыс­ла так­же су­ще­ст­вен­но умень­ши­лись; в нач. 1970-х гг. до­бы­ва­ли 90–140 тыс. зверь­ков, а в кон. 1990-х гг. – лишь ок. 18 тыс.

По­го­ло­вье зай­ца-бе­ля­ка за по­след­нее де­ся­ти­ле­тие 20 в. со­кра­ти­лось вдвое – с 8,6 млн.(1990) до 4,3 млн.осо­бей (2000), а в 2001 вновь вы­рос­ло до 4,41 млн. Чис­лен­ность зай­ца-ру­са­ка в 1-й пол. 1990-х гг. на­хо­ди­лась на уров­не 860 тыс. осо­бей, к 2000 она упа­ла до 760 тыс., а в 2001 уве­ли­чи­лась до 800 тыс. К нач. 21 в. сред­не­мно­го­лет­ние за­го­тов­ки ка­ж­до­го ви­да со­став­ля­ли ок. 200 тыс. осо­бей.

Тра­ди­ци­он­ным объ­ек­том спор­тив­ной охо­ты яв­ля­ет­ся бу­рый мед­ведь, по­го­ловье ко­то­ро­го в кон. 1980-х гг. на­хо­ди­лось на уров­не 130 тыс. осо­бей, к 2000 со­кра­ти­лось до 124 тыс., а в 2001 со­ста­ви­ло ок. 136,6 тыс. Ле­галь­ная го­до­вая до­бы­ча бу­ро­го мед­ве­дя со­став­ля­ет 2,5– 3 тыс. зве­рей. Воз­ник­ший в кон. 20 в. ажио­таж­ный спрос на мед­ве­жью жёлчь, ис­поль­зуе­мую в тра­ди­ци­он­ной вос­точ­ной ме­ди­ци­не, стал при­чи­ной уве­ли­че­ния мас­шта­бов бра­конь­ер­ской охо­ты на Даль­нем Вос­то­ке.

Волк на тер­ри­то­рии Рос­сии за­се­ля­ет прак­ти­че­ски все при­род­ные зо­ны, осо­бен­но мно­го­чис­лен в го­рах, ле­со­сте­пи и сте­пи. Его рас­пре­де­ле­ние в пре­де­лах ареа­ла обу­слов­ле­но, как пра­ви­ло, на­ли­чи­ем ди­ких и до­маш­них ко­пыт­ных жи­вот­ных, а так­же их дос­туп­но­стью в зим­нее вре­мя. Волк, тра­ди­ци­он­но счи­таю­щий­ся «са­ни­та­ром ле­са», од­но­вре­мен­но на­но­сит серь­ёз­ный ущерб жи­вот­но­вод­ст­ву, по­это­му с ним все­гда ве­лась ак­тив­ная борь­ба. В сер. 19 в., ко­гда по­го­ло­вье вол­ка толь­ко на тер­ри­то­рии Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии со­став­ля­ло 180– 200 тыс., на юге стра­ны ка­за­ки уст­раи­ва­ли гран­ди­оз­ные охот­ни­чьи об­ла­вы, до­бы­вая за неск. дней до 3 тыс. жи­вот­ных. К нач. 20 в. по­го­ло­вье вол­ка со­став­ля­ло 50 тыс. осо­бей (сред­не­го­до­вая до­бы­ча – до 15 тыс.), в сер. 1970-х гг.– 13–15 тыс., а в кон. 20 в.– 45 тыс. осо­бей (при еже­год­ной до­бы­че ок. 15 тыс. го­лов).

Охот­ни­чьи пти­цы – тра­ди­ци­он­ный и по­пу­ляр­ный объ­ект мас­со­вой охо­ты; осн. до­лю их до­бы­чи со­став­ля­ют во­до­пла­ваю­щие пти­цы. По экс­перт­ной оцен­ке, в кон. 20 в. на тер­ри­то­рии Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 47,4 млн. реч­ных и 28,6 млн. ныр­ко­вых уток, 3,3 млн. гу­сей. Во вре­мя ве­сен­ней охо­ты ле­галь­но от­стре­ли­ва­ют ок. 0,1 млн. гу­сей и 0,7 млн. се­лез­ней, а осе­нью – 0,12 млн. гл. обр. мо­ло­дых гу­сей и 5,6 млн. уток; ре­аль­ное изъ­я­тие птиц мо­жет пре­вы­шать эти по­ка­за­те­ли на 25–30%.

Важ­ное хо­зяй­ст­вен­ное зна­че­ние име­ют ку­ри­ные пти­цы: глу­ха­ри, ряб­чик, те­те­рев, се­рая и бо­ро­да­тая ку­ро­пат­ки и др. В нач. 20 в. этих птиц за­го­тав­ли­ва­ли до 10–12 млн.штук в год. Ди­на­ми­ка их чис­лен­но­сти оп­ре­де­ля­ет­ся в осн. дей­ст­ви­ем кли­ма­ти­че­ских фак­то­ров, влияю­щих на ус­пех раз­мно­же­ния и уро­жай кор­мов. В кон. 20 – нач. 21 вв. по­го­ло­вье глу­ха­рей со­став­ля­ло от 3 до 4 млн., ряб­чи­ка – 20–40 млн., те­те­ре­ва – 10–20 млн., се­рой и бо­ро­да­той ку­ро­па­ток – 5 млн., а бе­лой и тун­д­ря­ной ку­ро­па­ток – 20–30 млн. В боль­шин­ст­ве ре­гио­нов Рос­сии уро­вень их до­бы­чи со­став­ля­ет 10–30%, что зна­чи­тель­но ни­же до­пус­ти­мых норм охот­ничь­е­го изъ­я­тия.

Из про­чей пер­на­той ди­чи для спор­тив­ной охо­ты пред­став­ля­ют ин­те­рес мно­гие ви­ды го­лу­бей, гор­лиц, пас­туш­ко­вых и ку­ли­ков, осо­бен­но вальд­шнеп, ду­пе­ли и бе­ка­сы.

Водные животные

Сре­ди мор­ских жи­вот­ных внут­рен­них мо­рей и при­бреж­ных час­тей ок­ра­ин­ных мо­рей (в пре­де­лах 200-миль­ной эко­но­ми­че­ской зо­ны и кон­ти­нен­таль­но­го шель­фа) Рос­сии про­мы­сло­вое зна­че­ние име­ют ры­бы, бес­по­зво­ноч­ные (ра­ко­об­раз­ные, мол­лю­ски, иг­ло­ко­жие) и мле­ко­пи­таю­щие. Боль­шое хо­зяй­ст­вен­ное зна­че­ние име­ет так­же вы­лов ры­бы и ки­тов вне тер­ри­то­ри­аль­ных вод РФ. Важ­ной ха­рак­те­ри­сти­кой со­стоя­ния за­па­сов про­мы­сло­вых объ­ек­тов яв­ля­ет­ся ве­ли­чи­на об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва – био­ло­ги­че­ски обос­но­ван­ная нор­ма изъ­я­тия, не пред­став­ляю­щая уг­ро­зы для вос­про­из­во­ди­тель­но­го по­тен­циа­ла по­пу­ля­ций, ко­то­рая ус­та­нав­ли­ва­ет­ся для ка­ж­до­го во­до­ёма в от­дель­но­сти.

По дан­ным Гос­ком­ры­бо­лов­ст­ва Рос­сии, в кон. 1980-х гг. вы­лов ры­бы и вод­ных бес­по­зво­ноч­ных в Рос­сии пре­вы­шал 8 млн.т в год (в осн. за счёт мор­ско­го и океа­ни­че­ско­го ры­бо­лов­ст­ва). К нач. 21 в. он со­кра­тил­ся при­мер­но до 4 млн.т в год, из них ок. 2,6 млн.т до­бы­ва­ет­ся в соб­ст­вен­ной эко­но­ми­че­ской зо­не, 900 тыс.т – в ино­стран­ных 200-миль­ных зо­нах, 200 тыс.т – в от­кры­тых во­дах Ми­ро­во­го океа­на и 300 тыс.т – во внут­рен­них мо­рях и пре­сно­вод­ных во­до­ёмах. Ос­нов­ную часть уло­вов фор­ми­ру­ют пред­ста­ви­те­ли се­мейств трес­ко­вых (мин­тай, пу­тас­су, трес­ка, пик­ша, сай­да), сель­де­вых (сель­ди, киль­ки и др.), ко­рюш­ковых (мой­ва, ко­рюш­ки), кам­ба­ло­вых (кам­ба­лы, пал­ту­сы) и скор­пе­но­вых (мор­ские оку­ни). Осо­бо цен­ны­ми объ­ек­та­ми про­мыс­ла яв­ля­ют­ся ры­бы се­мейств ло­со­сё­вых и осет­ро­вых. В пре­де­лах 200-миль­ной эко­но­ми­че­ской зо­ны и кон­ти­нен­таль­но­го шель­фа Рос­сии про­мы­сло­вое зна­че­ние име­ет ок. 250 ви­дов рыб.

Ос­но­ву про­мыс­ла в Ба­рен­це­вом мо­ре со­став­ля­ют дон­ные ры­бы, пре­ж­де все­го трес­ка и пик­ша, их про­мы­сло­вый за­пас оце­ни­ва­ет­ся со­от­вет­ст­вен­но в 1,2 млн.т и 218 тыс.т; в 2001 об­щий вы­лов со­ста­вил 310,8 тыс. т. Сре­ди дру­гих дон­ных рыб наи­боль­шее зна­че­ние име­ют зу­бат­ки, мор­ская кам­ба­ла и кам­ба­ла-ёрш. В 2001 про­изош­ло уве­ли­че­ние чис­лен­но­сти мой­вы, за­пас ко­то­рой на­хо­дил­ся на уров­не 2,5 млн.т, а вы­лов со­ста­вил ок. 143 тыс. т. Сре­ди не­рыб­ных объ­ек­тов Ба­рен­це­ва м. и при­мы­каю­щих ак­ва­то­рий наи­бо­лее важ­ным про­мы­сло­вым ви­дом яв­ля­ет­ся се­вер­ная кре­вет­ка, вы­лов ко­то­рой ме­ня­ет­ся в пре­де­лах от 1,5 тыс.т (1997) до 19,6 тыс.т (2000), что зна­чи­тель­но ни­же по­тен­ци­аль­но воз­мож­но­го. Рас­ши­ря­ет­ся аре­ал кам­чат­ско­го кра­ба, все­лён­но­го в Ба­рен­це­во м. в 1960-х гг.; в 2001 его чис­ленность со­ста­ви­ла ок. 12,5 млн. осо­бей, про­мы­сло­вый за­пас 1,5 млн. осо­бей. При на­уч­но-экс­пе­ри­мен­таль­ном ло­ве еже­год­но до­бы­ва­ет­ся до 100 тыс. осо­бей (ок. 400 т). За­па­сы ис­ланд­ско­го гре­беш­ка по­зво­ля­ют до­ве­сти объ­ё­мы его уло­вов до 12,15 тыс.т в год.

Ос­нов­ные про­мы­сло­вые ви­ды рыб в Бе­лом мо­ре – на­ва­га, сельдь и сём­га. В 2001 про­мы­сло­вый за­пас бе­ло­мор­ской сель­ди на­счи­ты­вал 13 тыс.т; при этом фак­ти­че­ский вы­лов, вви­ду не­ра­цио­наль­ной ор­га­ни­за­ции про­мыс­ла, со­ста­вил 882 т, что поч­ти вдвое мень­ше до­пус­ти­мо­го. За­пас бе­ло­мор­ской на­ва­ги на­хо­дил­ся на уров­не 2 тыс.т, вы­лов при­бли­зил­ся к 1111 т. Чис­лен­ность бе­ло­мор­ской сём­ги со­кра­ща­ет­ся, что обу­слов­ле­но пре­ж­де все­го бра­конь­ер­ст­вом на ре­ках вбли­зи круп­ных на­се­лён­ных пунк­тов. Сум­мар­ная ве­ли­чи­на об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва всех ви­дов рыб по бас­сей­ну Бе­ло­го мо­ря со­став­ля­ет при­бли­зи­тель­но 3,8 тыс. т.

В Бал­тий­ском мо­ре наи­боль­шее про­мы­сло­вое зна­че­ние име­ют трес­ка, са­ла­ка и шпрот. Вслед­ст­вие ухуд­ше­ния гид­ро­ло­ги­че­ских ус­ло­вий на не­рес­ти­ли­щах и не­уме­рен­но­го про­мыс­ла за­пас трес­ки со­кра­тил­ся с 648 тыс.т (в нач. 1980-х гг.) до 87 тыс.т (нач. 21 в.); при этом её рос­сий­ский вы­лов на­хо­дит­ся на уров­не 4–5 тыс.т в год. По­сле пе­рио­да глу­бо­кой де­прес­сии на­чал­ся рост чис­лен­но­сти шпро­та, за­пас ко­то­ро­го на ру­бе­же 20 и 21 вв. пре­вы­сил 1 млн.т; рос­сий­ский вы­лов уве­ли­чил­ся с 9,1 тыс.т (1992) до 32 тыс.т (2001). Со­стоя­ние боль­шин­ст­ва по­пу­ля­ций са­ла­ки оце­ни­ва­ет­ся как от­но­си­тель­но бла­го­по­луч­ное; её про­мы­сло­вый за­пас со­став­ля­ет 490 тыс.т; рос­сий­ский вы­лов на­хо­дит­ся на уров­не 15,5 тыс.т в год. Чис­лен­ность по­пу­ля­ции бал­тий­ско­го ло­со­ся под­дер­жи­ва­ет­ся гл. обр. за счёт ис­кус­ст­вен­но­го вос­про­из­вод­ст­ва и име­ет тен­ден­цию к сни­же­нию, не­смот­ря на не­зна­чи­тель­ные раз­ме­ры его рос­сий­ско­го вы­ло­ва (37 т в 2001). Сум­мар­ная ве­ли­чи­на об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва всех ви­дов рыб в Бал­тий­ском м. оце­ни­ва­ет­ся в 63 тыс. т.

Их­тио­фау­на арк­ти­че­ских мо­рей (Кар­ско­го, Лап­те­вых, Вос­точ­но-Си­бир­ско­го и Чу­кот­ско­го) бед­на. Здесь на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 60 ви­дов рыб; объ­ек­та­ми про­мыс­ла яв­ля­ют­ся омуль, ря­пуш­ка, на­ва­га, го­лец и мук­сун. Их до­бы­ча не­ве­ли­ка и ве­дёт­ся толь­ко в при­бреж­ных тер­ри­то­ри­аль­ных во­дах.

Ос­но­ву про­мыс­ла в Кас­пий­ском бас­сей­не со­став­ля­ют киль­ки, во­бла, лещ, су­дак, са­зан, сельдь. В 1930-х гг. вы­лов ры­бы в дель­те Вол­ги и Се­вер­ном Кас­пии дос­ти­гал 400 тыс.т, в 1950– 1970-х гг. он со­кра­тил­ся до 250 тыс.т, а к сер. 1990-х гг. сни­зил­ся до 133 тыс. т. При­чи­на­ми это­го ста­ли воз­ве­де­ние пло­тин, за­ре­гу­ли­ро­ва­ние сто­ка и подъ­ём уров­ня Кас­пия. Край­не не­га­тив­ное воз­дей­ст­вие на рыб­ный про­мы­сел в Кас­пий­ском, Чёр­ном и Азов­ском мо­рях ока­за­ло все­ле­ние ту­да в 1980-х гг. хищ­но­го греб­не­ви­ка мне­ми­оп­си­са, за­ве­зён­но­го с бал­ла­ст­ны­ми во­да­ми су­дов от бе­ре­гов Се­вер­ной Аме­ри­ки, пи­таю­ще­го­ся в осн. зоо­планк­то­ном и унич­то­жаю­ще­го пи­ще­вую ба­зу рыб.

В 2001 вы­лов всех ви­дов рыб в рос­сий­ских тер­ри­то­ри­аль­ных во­дах со­ста­вил 95,3 тыс.т, бо­лее 50% все­го уло­ва при­шлось на по­лу­про­ход­ные и реч­ные ры­бы. Про­мы­сло­вый за­пас во­блы на­хо­дит­ся на уров­не 28 тыс.т, се­ве­ро­кас­пий­ско­го ле­ща – 57,5 тыс. т.; в 2001 их вы­лов со­ста­вил со­от­вет­ст­вен­но 7,1 и 17,7 тыс. т. То­гда же чис­лен­ность не­рес­то­во­го ста­да волж­ско­го су­да­ка дос­тиг­ла 7,2 млн.осо­бей, а био­мас­са его про­мы­сло­во­го за­па­са – 3,4 тыс. т. Про­мы­сло­вый за­пас волж­ско­го са­за­на к 2001 сни­зил­ся до 20,3 тыс.т, его улов не пре­вы­сил 2,1 тыс. т. В кон. 20 в. про­изош­ла ста­би­ли­за­ция по­пу­ля­ции со­ма, про­мы­сло­вый за­пас ко­то­ро­го в 2001 со­ста­вил 36,2 тыс.т при вы­ло­ве 6,44 тыс.т в год. За­пас щу­ки на­хо­дил­ся на уров­не 15– 16 тыс.т, а вы­лов – 5 тыс. т. Про­мы­сло­вый за­пас мел­ких пре­сно­вод­ных рыб (крас­но­пёр­ка, линь, ка­рась, гус­те­ра, окунь, че­хонь и си­нец) так­же ос­та­ёт­ся от­но­си­тель­но по­сто­ян­ным на уров­не 43 тыс.т; в 2001 их вы­лов со­ста­вил 8,8 тыс. т. Био­мас­са киль­ки в 2001 прибли­зи­лась к уров­ню 1,5 млн.т, а её вы­лов дос­тиг 46 тыс.т (ок. 70% от ве­личи­ны об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва). Вслед­ст­вие по­вы­ше­ния уров­ня Кас­пий­ско­го м. про­изош­ло не­ко­то­рое рас­ши­ре­ние не­рес­то­во­го ареа­ла мор­ских сель­дей, об­щая био­мас­са ко­то­рых в 2001 бы­ла оце­не­на в 242 тыс.т (в т. ч. про­мы­сло­вый за­пас 157 тыс.т); про­мы­сел сель­дей прак­ти­че­ски не ве­дёт­ся в свя­зи с за­пре­том сет­но­го про­мыс­ла во из­бе­жа­ние при­ло­ва мо­ло­ди осет­ро­вых рыб.

В ре­зуль­та­те за­ре­гу­ли­ро­ва­ния сто­ка в 1960-х гг. Вол­га по­те­ря­ла все ес­те­ст­вен­ные не­рес­ти­ли­ща бе­ло­ры­би­цы и бе­лу­ги, 70% не­рес­ти­лищ про­ход­ных сель­дей, 80% не­рес­ти­лищ осет­ра и 40% не­рес­ти­лищ сев­рю­ги. За­па­сы осет­ро­вых, ко­то­рые в 1970–80-х гг. под­дер­жи­ва­лись на от­но­си­тель­но ста­биль­ном уров­не за счёт ин­тен­сив­ной ра­бо­ты ры­бо­вод­ных за­во­дов, про­ве­де­ния ме­лио­ра­тив­ных и ры­бо­охран­ных ме­ро­прия­тий, с нач. 1990-х гг. на­ча­ли рез­ко со­кра­щать­ся, пре­ж­де все­го вслед­ст­вие круп­но­мас­штаб­но­го бра­конь­ер­ско­го ло­ва. В нач. 21 в. спе­циа­ли­зи­ро­ван­ный про­мы­сел осет­ро­вых в Вол­го-Кас­пий­ском р-не не ве­дёт­ся из-за не­удов­ле­тво­ри­тель­но­го со­стоя­ния их по­пу­ля­ций.

Во 2-й пол. 20 в. су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния пре­тер­пе­ла эко­си­сте­ма Чёр­но­го мо­ря. За­ре­гу­ли­ро­ва­ние сто­ка круп­ных рек (Ду­ная, Днеп­ра, Дне­ст­ра), осу­ще­ст­в­ле­ние ир­ри­га­ци­он­ных ме­ро­прия­тий при­ве­ли к на­ру­ше­нию гид­ро­ло­ги­че­ско­го ре­жи­ма и из­ме­не­нию со­лё­но­сти, что спо­соб­ст­во­ва­ло ин­тен­си­фи­ка­ции дея­тель­но­сти бак­те­рий и про­стей­ших, а так­же мас­со­во­му раз­ви­тию но­чес­ве­ток, ме­дуз и греб­не­ви­ков. При со­вре­мен­ном со­стоя­нии ре­сур­сов объ­ём го­до­вой до­бы­чи ры­бы в Чёр­ном м. мо­жет со­став­лять ок. 54 тыс.т, из ко­то­рых бо­лее 90% при­дёт­ся на до­лю шпро­та. Его за­пас в пре­де­лах рос­сий­ских тер­ри­то­ри­аль­ных вод ста­би­ли­зи­ро­вал­ся на от­но­си­тель­но вы­со­ком уров­не и в 2001 со­ста­вил 165 тыс.т, при вы­ло­ве ок. 11 тыс. т. В не­зна­чи­тель­ных объ­ё­мах до­бы­ва­ют­ся и др. мас­со­вые ви­ды рыб – хам­са и тюль­ка. По дан­ным учё­тов, про­ве­дён­ных в 2001, био­мас­са став­ри­ды не пре­вы­ша­ет 3 тыс.т, мер­лан­га – 6–7 тыс. т. Про­дол­жа­ет ос­та­вать­ся на низ­ком уров­не (ок. 1,4 тыс.т) про­мы­сло­вый за­пас кам­ба­лы-кал­ка­на.

В 1-й пол. 20 в. Азов­ское мо­ре, в ко­то­ром до­бы­ва­лось бо­лее 300 тыс.т ры­бы, от­но­си­лось к чис­лу наи­бо­лее про­дук­тив­ных бас­сей­нов Ми­ро­во­го океа­на. Ре­зуль­та­том ак­тив­ной дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка (за­ре­гу­ли­ро­ва­ние и изъ­я­тие сто­ка До­на и Ку­ба­ни, раз­ви­тие сель­ско­го хо­зяй­ст­ва, неф­те- и га­зо­раз­вед­ка, бра­конь­ер­ский лов и др.) ста­ло зна­чи­тельное со­кра­ще­ние уло­вов, ко­то­рые в кон. 20 в. не пре­вы­ша­ли 15–20 тыс. т. В 2001 на от­но­си­тель­но вы­со­ком уров­не на­хо­ди­лась био­мас­са тюль­ки; её за­пас оце­ни­вал­ся на уров­не 360–400 тыс.т, а рос­сий­ская до­ля до­бы­чи – в 9,7 тыс. т. За­пас хам­сы в 2001 со­ста­вил 90 тыс.т; её об­щий вы­лов – 1,0 тыс. т. До­воль­но ус­той­чи­во со­стоя­ние по­пу­ля­ции азов­ско­го су­да­ка, про­мы­сло­вый за­пас ко­то­ро­го дос­ти­га­ет 11 тыс. т. С 1-й пол. 1990-х гг. ве­дёт­ся лов ке­фа­ли-пи­лен­га­са, за­пас ко­то­рой в 2001 со­став­лял 35– 40 тыс.т, объ­ём офи­ци­аль­но­го рос­сий­ско­го вы­ло­ва – 1,3 тыс. т. За­пас про­мысло­вой та­ра­ни не пре­вы­шал здесь 2,2 тыс. т. Прак­ти­че­ски ут­ра­ти­ли про­мы­сло­вое зна­че­ние по­пу­ля­ции азов­ских осет­ро­вых рыб (бе­лу­ги, сев­рю­ги, осет­ра). В це­лом по Азов­ско­му м. ве­ли­чи­на об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва всех ви­дов рыб со­став­ля­ет 72,5 тыс. т.

На даль­не­во­сточ­ные мо­ря при­хо­дит­ся до 60% об­ще­го рос­сий­ско­го вы­ло­ва ры­бы; в 2001 её до­бы­ча со­ста­ви­ла ок. 2 млн. т. Осн. объ­ек­та­ми про­мыс­ла яв­ля­ют­ся: мин­тай, ло­со­си, кам­ба­лы, пал­тус, трес­ка, на­ва­га, сельдь, тер­пуг и ива­си. Тен­ден­ции в ди­на­ми­ке рыб­ных ре­сур­сов здесь оп­ре­де­ля­ют­ся за­мет­ным сни­же­ни­ем за­па­сов мн. ви­дов рыб, пре­ж­де все­го мин­тая, что обу­слов­ле­но по­хо­ло­да­ни­ем кли­ма­та в сев. час­ти Ти­хо­го ок. и чрез­мер­ным про­мыс­лом в про­шлом. Тем не ме­нее мин­тай по-преж­не­му да­ёт бо­лее по­ло­ви­ны все­го вы­ло­ва ры­бы в даль­не­во­сточ­ных мо­рях. В 2001 его за­па­сы на­хо­ди­лись на уров­не 3,54 млн.т; объ­ём об­ще­го допус­ти­мо­го уло­ва со­ста­вил 1,68 млн. т. С кон. 1990-х гг. от­ме­ча­ет­ся сни­же­ние чис­лен­но­сти осн. стад ти­хо­оке­ан­ской сель­ди; ве­ли­чи­на об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва со­став­ля­ет ок. 300 тыс. т. Ре­сур­сы мно­гих цен­ных ви­дов рыб (трес­ки, кам­ба­лы, мой­вы, сай­ры, тер­пу­га, на­ва­ги) не­до­ис­поль­зу­ют­ся вви­ду низ­кой рен­та­бель­но­сти про­мыс­ла. Так, в 2001 фак­ти­че­ский вы­лов на­ва­ги (34 тыс.т) со­ста­вил лишь 78% ве­ли­чи­ны об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва, а вы­лов трес­ки не пре­вы­сил 25%. Столь же не­удов­ле­тво­ри­тель­но раз­ви­ва­ют­ся про­мы­сел, пе­ре­ра­бот­ка уло­вов и реа­ли­за­ция про­дук­ции из сай­ры и мой­вы: в 2001 ре­аль­ный вы­лов сай­ры (40 тыс.т) со­ста­вил 23% воз­мож­но­го, а мой­вы (1,4 тыс.т) – ок. 1,7%. К важ­ней­шим объ­ек­там про­мыс­ла от­но­сят­ся ти­хо­оке­ан­ские ло­со­си, за­па­сы и уло­вы ко­то­рых оце­ни­ва­ют как до­ста­точ­но вы­со­кие: в 2001 их об­щий вы­лов со­ста­вил ок. 226 тыс. т. Осн. объ­ём до­бы­чи при­хо­дит­ся на до­лю гор­бу­ши (ок. 167,5 тыс.т); улов ке­ты и нер­ки со­ста­вил со­от­вет­ст­вен­но 32,1 тыс.т и 22,5 тыс. т.

Чис­ло про­мы­сло­вых ви­дов бес­по­зво­ноч­ных на Даль­нем Вос­то­ке зна­чи­тель­но боль­ше, чем в сев. мо­рях. Осо­бую цен­ность пред­став­ля­ет кам­чат­ский краб, за­па­сы ко­то­ро­го ис­поль­зу­ют­ся мак­си­маль­но; в 2002 его об­щий до­пус­ти­мый улов оце­ни­вал­ся в 5,86 тыс. т. При­ни­ма­ют­ся ме­ры по ог­ра­ни­че­нию или да­же за­пре­ту его до­бы­чи, ве­дёт­ся борь­ба с бра­конь­ер­ским ло­вом. За­па­сы дру­гих ви­дов кра­бов (си­не­го, рав­но­ши­по­го, стри­гу­нов) зна­чи­тель­но мень­ше, чем кам­чат­ско­го. До кон. 1990-х гг. в сев. час­ти Япон­ско­го м. на­хо­дил­ся осн. рай­он про­мыс­ла кре­ве­ток (в 2000 бы­ло вы­лов­ле­но 2,6 тыс.т). Сре­ди мол­лю­сков по чис­лен­но­сти вы­де­ля­ют­ся каль­ма­ры, ре­сур­сы ко­то­рых ис­поль­зу­ют­ся не­дос­та­точ­но, а воз­мож­ный вы­лов со­став­ля­ет де­сят­ки ты­сяч тонн. По­сле мно­го­лет­не­го за­пре­та на про­мы­сел про­ис­хо­дит по­сте­пен­ное вос­ста­нов­ле­ние за­па­сов тру­ба­чей в сев. час­ти Охот­ско­го м. При совре­мен­ном со­стоя­нии их по­пу­ля­ций вы­лов мо­жет быть до­ве­дён до 3,4 тыс. т. В зна­чи­тель­ной сте­пе­ни не­до­ис­поль­зу­ют­ся и ре­сур­сы дву­створ­ча­тых мол­лю­сков, не­смот­ря на их раз­но­об­ра­зие и оби­лие; наи­бо­лее важ­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми этой груп­пы яв­ля­ют­ся мор­ские гре­беш­ки. Из иг­ло­ко­жих про­мы­сло­вую цен­ность пред­став­ля­ют мор­ские ежи, об­щий объ­ём до­бы­чи ко­то­рых в 2000 при­бли­зил­ся к 1,1 тыс. т. Чис­лен­ность тре­пан­га у бе­ре­гов При­мо­рья и Юж­но­го Са­ха­ли­на зна­чи­тель­но по­дор­ва­на про­мыс­лом и бра­конь­ер­ским ло­вом и на­хо­дит­ся на низ­ком уров­не. На­про­тив, край­не сла­бо ис­поль­зу­ют­ся за­па­сы обыч­ной и япон­ской ку­ку­ма­рии. В по­след­ние го­ды на­чат про­мы­сел ме­дуз в заливе Пет­ра Ве­ли­ко­го.

Не­смот­ря на то что в 1990-х гг. произош­ла от­но­си­тель­ная ста­би­ли­за­ция ди­на­ми­че­ских про­цес­сов в по­пу­ля­ци­ях про­мы­сло­вых мор­ских мле­ко­пи­таю­щих из от­ря­дов лас­то­но­гих и ки­то­об­раз­ных, их про­мы­сел стал не­рен­табель­ным и со­кра­тил­ся до ми­ни­му­ма. По дан­ным авиа­учё­тов, в Бе­лом и Ба­рен­це­вом мо­рях (2000) чис­лен­ность бе­ло­мор­ской по­пу­ля­ции грен­ланд­ско­го тю­ле­ня со­став­ля­ет 2,2 млн.го­лов. По­голо­вье коль­ча­той нер­пы – не ме­нее 20 тыс. го­лов (по экс­перт­ной оцен­ке, оно мо­жет дос­ти­гать 200 тыс., а еже­годная до­бы­ча – ок. 700 го­лов). Сре­ди ки­то­об­раз­ных наи­бо­лее мно­го­чис­лен­на здесь бе­лу­ха (до 25 тыс. осо­бей), про­мы­сел ко­то­рой в кон. 20 в. пол­но­стью пре­кра­тил­ся.

Для ко­ли­че­ст­вен­ной оцен­ки чис­лен­но­сти лас­то­но­гих, оби­таю­щих сре­ди льдов,– мор­жа, мор­ско­го зай­ца (лах­така), по­ло­са­то­го тю­ле­ня (кры­лат­ки), лар­ги и аки­бы – поль­зу­ют­ся дан­ны­ми авиа­учё­тов, ко­то­рые про­во­ди­лись на ру­бе­же 1980–90-х гг. В зап. час­ти Бе­рин­го­ва м. чис­лен­ность мор­жа оце­ни­ва­лась в 200 тыс., лах­та­ка – 250, мор­ских ко­ти­ков – 230, кры­лат­ки – 117 и лар­ги – 107 тыс. го­лов. Так как в сер. 1990-х гг. до­бы­ча пе­ре­чис­лен­ных ви­дов прак­ти­че­ски пре­кра­ти­лась, есть ос­но­ва­ния счи­тать, что совр. чис­лен­ность их по­пу­ля­ций не ни­же преж­ней. Сре­ди ки­то­об­раз­ных наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ны чу­кот­ско-ка­ли­фор­нийская по­пу­ля­ция се­ро­го ки­та (23–24 тыс.), бе­лу­ха (10 тыс.) и по­ляр­ный (грен­ланд­ский) кит (ок. 8 тыс.). Хо­тя про­мы­сло­вые ре­сур­сы это­го ре­гио­на по­зво­ля­ют до­бы­вать бо­лее 33 тыс. осо­бей мор­ских мле­ко­пи­таю­щих раз­ных ви­дов, од­на­ко ре­аль­но ос­ваи­ва­ет­ся ме­нее по­ло­ви­ны. Для тра­ди­ци­он­ных нужд ма­ло­чис­лен­ных ко­рен­ных на­ро­дов Чу­кот­ки еже­год­но вы­де­ля­ют­ся кво­ты на 135 се­рых и 5 грен­ланд­ских ки­тов.

В Охот­ском мо­ре по­го­ло­вье лас­то­но­гих со­став­ля­ет 1,4 млн. осо­бей (в т. ч. аки­бы 545 тыс., кры­лат­ки 405, лах­та­ка и лар­ги по 180, мор­ско­го ко­ти­ка 110 тыс.). Это по­зво­ля­ет еже­год­но изы­мать бо­лее 60 тыс. жи­вот­ных, од­на­ко их сум­мар­ная еже­год­ная до­бы­ча со­став­ля­ет от 5 до 36 тыс. го­лов. Чис­лен­ность бе­лу­хи и ма­ло­го по­ло­са­ти­ка оце­ни­ва­ет­ся со­от­вет­ст­вен­но в 26 тыс. и 6 тыс. осо­бей. По­пу­ля­ции др. ви­дов ки­тов (по­ляр­но­го, се­ро­го и япон­ско­го глад­ко­го ки­тов, ка­ша­ло­та, сей­ва­ла, фин­ва­ла) на­хо­дят­ся в уг­не­тён­ном со­стоя­нии из-за круп­но­мас­штаб­но­го ме­ж­ду­на­род­но­го ки­то­бой­но­го про­мыс­ла, ко­то­рый вёл­ся в про­шлом. По­сле на­ча­ла ос­вое­ния неф­те­га­зо­вых ме­сто­ро­ж­де­ний на шель­фе о. Са­ха­лин воз­рос­ла уг­ро­за для охот­ско-ко­рей­ской по­пу­ля­ции се­ро­го ки­та, ко­то­рая в 2000 на­счи­ты­ва­ла ок. 100 осо­бей.

Не­бла­го­при­ят­ная эко­ло­ги­че­ская об­ста­нов­ка в Кас­пий­ском мо­ре, обу­слов­лен­ная ин­тен­сив­ной неф­те- и га­зо­до­бы­чей, ста­ла од­ной из при­чин де­прес­сии по­пу­ля­ции кас­пий­ско­го тю­ле­ня (в 2000 её оце­ни­ва­ли в 420–425 тыс. го­лов). В кон. 1990-х гг. от­ме­ча­лись слу­чаи мас­со­вой ги­бе­ли жи­вот­ных в ре­зуль­та­те ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний. Ус­та­нав­ли­вае­мая еже­год­ная кво­та об­щей до­бы­чи не пре­вы­ша­ет 24,5 тыс. голов­ (в т. ч. в рос­сий­ской зо­не – 14,5 тыс.), од­на­ко про­мы­сел тю­ле­ня не ве­дёт­ся ни в од­ной из при­кас­пий­ских стран.

Си­туа­ция в пре­сно­вод­ных во­доёмах ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­сте­пен­ным со­кра­ще­ни­ем ре­сур­сов цен­ных ви­дов рыб (си­го­вых, ло­со­сё­вых, осет­ро­вых, са­за­на, су­да­ка, тол­сто­ло­би­ка, щу­ки), до­бы­ча ко­то­рых в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев зна­чи­тель­но пре­вы­ша­ет до­пус­ти­мую ве­ли­чи­ну. За­па­сы низ­ко­про­дук­тив­ных и ма­ло­цен­ных ви­дов, на­про­тив, экс­плуа­ти­ру­ют­ся не­дос­та­точ­но. Напр., сте­пень ос­вое­ния об­ще­го до­пус­ти­мо­го уло­ва ко­рюш­ки и снет­ка не пре­вы­ша­ет 50%, ле­ща – 55%, мел­ко­го час­ти­ка – 57%. Об­щий улов по пре­сно­вод­ным во­до­ёмам Рос­сии в 2001 со­ста­вил ок. 65 тыс. т. Осн. ко­ли­че­ст­во ры­бы вы­лав­ли­ва­ет­ся в бас­сей­нах круп­ных рек, озёр и во­до­хра­ни­лищ, при этом око­ло по­ло­ви­ны об­ще­го уло­ва до­бы­ва­ет­ся в во­до­ёмах Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии. В Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке про­ис­хо­дит по­сте­пен­ное на­ко­п­ле­ние рыб­ных ре­сур­сов, гл. обр. за счёт мел­ких час­ти­ко­вых рыб. В со­вре­мен­ных эко­но­ми­че­ских ус­ло­ви­ях ок. 65% озёр­но­го фон­да стра­ны не ис­поль­зу­ет­ся – рез­ко сни­зи­лась до­бы­ча ры­бы в ма­лых озё­рах, а в от­да­лённых та­ёж­но-тун­д­ро­вых и пой­мен­ных во­до­ёмах про­мы­сел пол­но­стью пре­кра­тил­ся. От­ме­ча­ет­ся су­ще­ст­вен­ное умень­ше­ние за­па­сов рыб в озё­рах Иль­мень, Бе­лое и Ла­дож­ское, а так­же в Ры­бин­ском во­до­хра­ни­ли­ще, что свя­за­но гл. обр. с ан­тро­по­ген­ным влия­ни­ем на эко­си­сте­мы этих во­до­ёмов.

Осо­бое ме­сто сре­ди пре­сных во­до­ёмов Рос­сии за­ни­ма­ет оз. Бай­кал – при­род­ный объ­ект, вклю­чён­ный ЮНЕСКО в спи­сок Все­мир­но­го на­сле­дия. Осн. про­мы­сло­вым объ­ек­том здесь яв­ля­ет­ся бай­каль­ский омуль, за­пас ко­то­ро­го оце­ни­ва­ет­ся при­бли­зи­тель­но в 15 тыс. т, а об­щий до­пус­ти­мый улов со­став­ля­ет ок. 2,3 тыс. т. К чис­лу про­мы­сло­вых ви­дов при­над­ле­жат так­же бай­каль­ский сиг, бе­лый ха­ри­ус, бы­чок-жел­то­крыл­ка и ряд мел­ких час­ти­ко­вых рыб. Бай­каль­ская нер­па – един­ст­вен­ный пред­ста­ви­тель лас­то­но­гих мле­ко­пи­таю­щих в пре­сных во­до­ёмах Рос­сии; в сер. 1980-х гг. её чис­лен­ность со­став­ля­ла ок. 70 тыс. го­лов. В 2001 эта по­пу­ля­ция на­счи­ты­ва­ла при­бли­зи­тель­но 95 тыс. осо­бей и на­хо­ди­лась в от­но­си­тель­но ста­биль­ном со­стоя­нии; про­мы­сло­вая кво­та 3 тыс. го­лов ос­ваи­ва­ет­ся не бо­лее чем на 25%. Со­стоя­ние рыб­ных ре­сур­сов в озёр­но-реч­ных сис­те­мах и во­до­хра­ни­ли­щах спо­соб­но обес­пе­чить еже­год­ный объ­ём до­бы­чи ок. 124 тыс. т, од­на­ко фак­ти­че­ский вы­лов, как пра­ви­ло, не пре­вы­ша­ет 50% этой ве­ли­чи­ны.

Из чис­ла не­рыб­ных объ­ек­тов в пре­сных во­до­ёмах про­мы­сло­вое зна­че­ние име­ют реч­ные ра­ки, ме­ди­цин­ские пи­яв­ки, мо­тыль, рач­ки-гам­ма­ру­сы, а так­же ар­те­мия (род ра­ко­об­раз­ных), ис­поль­зуе­мая в ка­че­ст­ве кор­ма при ис­кус­ст­вен­ном раз­ве­де­нии рыб.

За­да­ча со­хра­не­ния и ра­цио­наль­но­го ис­поль­зо­ва­ния ре­сур­сов жи­вот­но­го ми­ра при­об­ре­та­ет осо­бую ак­ту­аль­ность в свя­зи с по­сто­ян­но воз­рас­таю­щей ан­тро­по­ген­ной на­груз­кой на эко­си­сте­мы и со­вре­мен­ной эко­но­ми­че­ской си­туа­ци­ей в Рос­сии. Ре­ше­ние этих во­про­сов осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на ос­но­ве раз­ра­бот­ки и со­вер­шен­ст­во­ва­ния ком­плекс­ной сис­те­мы при­ро­до­охран­ных и при­ро­до­поль­зо­ва­тель­ских ме­ро­прия­тий.

Лит.: Го­су­дар­ст­вен­ные док­ла­ды «О со­стоя­нии ок­ру­жаю­щей при­род­ной сре­ды Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции». М., 1993–2001; При­род­ные ре­сур­сы и ок­ру­жаю­щая сре­да Рос­сии: Ана­ли­ти­че­ский док­лад. М., 2001.

Вернуться к началу