Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

КОРНЕ́ЛЬ

  • рубрика

    Рубрика: Литература

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 15. Москва, 2010, стр. 330

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. В. Голубков

КОРНЕ́ЛЬ (Corneille) Пьер (6.6.1606, Ру­ан – 1.10.1684, Па­риж), франц. дра­ма­тург, чл. Франц. ака­де­мии (1647). Брат Т. Кор­не­ля, дя­дя Б. Фон­те­не­ля. Ро­дил­ся в се­мье ад­во­ка­та. По­лу­чил клас­сич. об­ра­зо­ва­ние в Ру­ан­ском ие­зу­ит­ском кол­ле­же (1615–22); изу­чал пра­во в ун-те г. Кан, со­сто­ял в кор­по­ра­ции ад­во­ка­тов (1624–51), од­на­ко ус­пе­ха на юри­дич. по­при­ще не имел. В 1629–62 жил в Руа­не и Па­ри­же, по­се­щал свет­ские круж­ки, в т. ч. са­лон гос­по­жи де Рам­буйе. В 1662 окон­ча­тель­но пе­ре­брал­ся в Па­риж.

П. Корнель. Портрет работы Ф. Сикра. 1680. Музей Карнавале (Париж).

Лит. дея­тель­ность К. на­чал с эпи­ку­рей­ских сти­хов, га­лант­ных эпи­грамм, позд­нее опуб­ли­ко­ван­ных в сб. «По­эти­че­ская смесь» («Mélanges poétiques», 1632). Пред­по­ло­жи­тель­но пер­вым его дра­ма­тич. со­чи­не­ни­ем ста­ла пас­то­раль «Али­дор» («Alidor»; не за­кон­че­на, со­зда­на ме­ж­ду 1626 и 1628, изд. в 2001; ат­ри­бу­ция спор­на). К. – ав­тор бо­лее 30 пьес. Пер­вый ус­пех при­шёл к не­му по­сле по­ста­нов­ки труп­пой ак­тё­ра Г. Мон­до­ри (с 1634 те­атр «Ма­ре», Па­риж) ко­ме­дии «Ме­ли­та» («Mélite», пост. 1629, изд. в 1633), в ко­то­рой пас­то­раль­ный сю­жет был пе­ре­не­сён в бы­то­вую по­все­днев­ность. В га­лант­но-ры­цар­ской тра­ги­ко­ме­дии «Кли­тандр, или Ос­во­бо­ж­дён­ная не­вин­ность» («Clitandre, ou L’Innocence délivrée», пост. 1631, изд. в 1632), от­ли­чаю­щей­ся за­пу­тан­ным сю­же­том в ду­хе про­из­ве­де­ний А. Ар­ди и Ж. Рот­ру, К. от­дал дань гос­под­ствую­щей мо­де изо­бра­же­ния ужа­сов и изо­щрён­ных пре­сту­п­ле­ний (т. н. кро­ва­вое ба­рок­ко). Ко­ме­дии «Вдо­ва» («La veuve», 1631, изд. в 1633), «Га­ле­рея Су­да» («La galerie du Palais», пост. 1632, изд. в 1637), «Ком­пань­он­ка» («La suivante», 1633) и «Ко­ро­лев­ская пло­щадь» («La place Roy­ale», 1633) ста­ли сви­де­тель­ст­вом от­ка­за К. от ут­вер­див­ших­ся во франц. коме­дио­гра­фии 1-й пол. 17 в. тра­ди­ций итал. ко­ме­дии дель ар­те и ср.-век. фар­са; К. пред­вос­хи­тил ко­ме­дию нра­вов, ос­но­вы­ваю­щую­ся не на скаб­рёз­ном юмо­ре и буф­фо­на­де, а на ин­три­ге. По­пу­ляр­но­стью в сер. 17 в. поль­зо­ва­лась пье­са «Ко­ми­че­ская ил­лю­зия» («L’illusion co­mique», пост. 1635, изд. в 1639; в пе­ре­ра­бо­тан­ной вер­сии – «Ил­лю­зия», «L’il­lu­sion», 1660), син­те­зи­рую­щая чер­ты ко­ме­дии, тра­ги­ко­ме­дии, пас­то­ра­ли и тра­ге­дии; для опи­са­ния жиз­ни ак­тё­ров в ней был ис­поль­зо­ван при­ём «те­ат­ра в те­ат­ре». Пе­ре­нос исп. сю­же­тов (Х. Руи­са де Алар­ко­на-и-Мен­до­сы и Лопе Ф. де Ве­ги Кар­пьо) в па­риж­скую сре­ду и пе­ре­ра­бот­ка их во франц. вку­се бы­ли осу­ще­ст­в­ле­ны К. в ко­ме­ди­ях «Лжец» («Le menteur», 1644) и «Про­дол­же­ние Лже­ца» («La suite du Menteur», 1645); при­ме­нён­ная здесь тех­ни­ка ре­ду­ци­ро­ва­ния пси­хо­ло­гич. об­ли­ка пер­со­на­жа до един­ст­вен­ной до­ми­ни­рую­щей чер­ты позд­нее ста­ла осн. прин­ци­пом клас­си­ци­стич. ко­ме­дии (Моль­ер).

Не­смот­ря на при­зна­ние со­вре­мен­ни­ков, вы­пав­шее на до­лю его ко­ме­дий, К. ос­тал­ся в ис­то­рии лит-ры как один из са­мых вы­даю­щих­ся ав­то­ров тра­ге­дий, ко­то­рые по­лу­чи­ли ми­ро­вую из­вест­ность и ста­ли, на­ря­ду с пье­са­ми Ж. Ра­си­на, са­мым яр­ким дос­ти­же­ни­ем франц. клас­си­циз­ма. В сво­ей пер­вой тра­ге­дии, на­сы­щен­ной ме­ло­дра­ма­тич. эф­фек­та­ми «Ме­дее» («Médée», пост. 1635, изд. в 1639), К. ис­поль­зо­вал сю­жет ан­тич­но­го ми­фа, ра­нее раз­ра­бо­тан­ный Ев­ри­пи­дом и Се­не­кой. Дра­ма­тур­гич. кон­цеп­ция К. на­шла своё тео­ре­тич. обос­но­ва­ние в его пре­ди­сло­ви­ях к собств. пье­сам и в со­ста­вив­ших ему сла­ву тео­ре­ти­ка клас­си­циз­ма «рас­су­ж­де­ни­ях» – «Рас­су­ж­де­ния о тра­ге­дии...» («Discours de la tragédie...»), «Рас­су­ж­де­ния о трёх един­ст­вах...» («Dis­cours des trois unités...», обе изд. в 1660) и др. На­пи­сан­ная на ос­но­ве сю­же­та исп. дра­ма­тур­га Г. де Ка­ст­ро тра­ги­ко­ме­дия «Сид» («Cid», по­став­ле­на те­ат­ром «Ма­ре» и изд. в 1637) ста­ла пер­вым прак­тич. вы­ра­же­ни­ем его тео­рий. Не ста­вя под со­мне­ние ав­то­ри­тет тра­диц. по­этик Ари­сто­те­ля и Го­ра­ция и важ­ность со­блю­де­ния стро­гих пра­вил (в ча­ст­но­сти, трёх единств тео­рии), К. пред­ста­вил об­ра­зец тра­ги­ко­ме­дии, со­вме­щаю­щей тра­гизм со­бы­тий­ной кан­вы и внутр. пе­ре­жи­ва­ний ге­ро­ев с ко­медий­ны­ми си­туа­ция­ми и пер­со­на­жа­ми. Ус­пех «Си­да» спро­во­ци­ро­вал бур­ную по­ле­ми­ку, в ко­то­рой пье­са оце­ни­ва­лась по за­ко­нам жан­ра тра­ге­дии; про­тив неё вы­ска­за­лись Ж. де Скю­де­ри, Ж. Ме­ре и др. (т. н. спор о Си­де). В 1638 под ре­дак­цией Ж. Ша­п­ле­на вы­шло «Мне­ние Фран­цуз­ской ака­де­мии о тра­ги­ко­ме­дии "Сид"» с пе­ре­чис­ле­ни­ем фор­маль­ных не­дос­тат­ков пье­сы и её осу­ж­де­ни­ем. В 1660 К. внёс в текст пье­сы зна­чит. кор­рек­ти­вы, сме­нив жан­ро­вое обо­зна­че­ние: «тра­ге­дия» вме­сто «тра­ги­ко­ме­дии».

Пье­са «Го­ра­ций» («Horace», пост. 1640, изд. в 1641) ста­ла об­раз­цом иде­аль­ной клас­си­ци­стич. тра­ге­дии с при­су­щим ей тор­же­ст­вен­ным и стро­гим алек­сан­д­рий­ским сти­хом [К. поль­зо­вал­ся им во всех тра­ге­ди­ях, за ис­клю­че­ни­ем на­пи­сан­но­го вер­либ­ром «Аге­си­лая» («Agési­las», 1666)], скру­пу­лёз­ным со­блю­де­ни­ем пра­вил, чёт­кой ком­по­зиц. струк­ту­рой. Учи­ты­вая сце­нич. ус­пех «Си­да», К. по­ло­жил в ос­но­ву др. сво­их ран­них тра­ге­дий не об­ще­из­ве­ст­ный миф, а ис­то­рич. сю­жет, пе­ри­пе­тии ко­то­ро­го сти­му­ли­ру­ют вни­ма­ние зри­те­ля. Сю­жет «Го­ра­ция» был за­им­ст­во­ван из ис­то­рии Ти­та Ли­вия и вы­стро­ен на не­раз­ре­ши­мой кол­ли­зии люб­ви и пат­рио­тич. дол­га, в ко­то­рой про­яв­ля­ет­ся ду­хов­ное ве­ли­чие и сто­ич. ге­ро­изм гл. пер­со­на­жей. Ес­ли в «Го­ра­ции» и в тра­ге­дии (с эле­мен­та­ми тра­ги­ко­ме­дии) «Цин­на» («Cinna», пост. 1642, изд. в 1643) К. вы­сту­пил в под­держ­ку аб­со­лю­ти­ст­ской фор­мы прав­ле­ния, то в тра­ге­дии «Смерть Пом­пея» («La mort de Pompée», пост. 1643, изд. в 1644) он впер­вые пред­ста­вил власть в не­га­тив­ном све­те; эта тен­ден­ция уси­ли­лась впо­след­ст­вии в «Ни­ко­ме­де» («Nicomède», 1651), где воз­ник мо­тив нар. бун­та.

В пе­ре­кли­каю­щей­ся с «Ме­де­ей» тра­ге­дии «Ро­до­гу­на» («Rodogune», пост. 1644, изд. в 1647), а так­же в «Ирак­лии» («Héraclius», 1647) за­ме­тен пе­ре­ход К. от вы­со­кой про­сто­ты его ран­них тра­ге­дий к на­ме­рен­ной ус­лож­нён­но­сти сю­же­та, ис­точ­ни­ком ко­то­ро­го те­перь слу­жат со­бы­тия не рим. ис­то­рии, а вос­точ­ной. Сво­его ро­да хри­сти­ан­скую ди­ло­гию со­став­ля­ет тра­ге­дия об об­ра­ще­нии и му­че­ни­че­ст­ве «По­ли­евкт» («Poly­eucte», 1643), на­ве­ян­ная идея­ми Контр­ре­фор­ма­ции, и тра­ге­дия «Тео­до­ра» («Théo­dore», пост. 1645, изд. в 1646), ос­но­ван­ная на ле­ген­де, из­ло­жен­ной у св. Ам­вро­сия Ме­дио­лан­ско­го. Пье­са «Дон Сан­чо Ара­гон­ский» («Don Sanche d’Aragon», 1649) ста­ла по­пыт­кой соз­да­ния «сред­не­го» дра­ма­тич. жан­ра – «ге­ро­ич. ко­ме­дии» с вы­со­ко­по­став­лен­ны­ми осо­ба­ми в ка­че­ст­ве пер­со­на­жей. Про­вал по­ста­нов­ки по­ли­ти­че­ски зло­бо­днев­ной тра­ге­дии «Пер­та­рит» («Pertharite», пост. 1651, изд. в 1653) по­бу­дил К. отой­ти от дра­ма­тур­гии и взять­ся за сти­хотв. пе­ре­вод при­пи­сы­вае­мо­го Фо­ме Кем­пий­ско­му трак­та­та «О под­ра­жа­нии Хри­сту» («Imitation de Jésus Christ», пол­но­стью изд. в 1656); этот пе­ре­вод поль­зо­вал­ся в 17 в. ог­ром­ным ус­пе­хом. Воз­вра­ще­ни­ем к те­ат­ру ста­ла на­пи­сан­ная по за­ка­зу Н. Фу­ке тра­ге­дия «Эдип» («Œdipe», 1659). Ан­тич­ные ми­фы бы­ли ис­поль­зова­ны К. в от­ве­чаю­щих эс­те­ти­ке при­двор­но­го ба­рок­ко по­ста­но­воч­ных «тра­ге­ди­ях с ма­ши­на­ми» «Ан­дро­ме­да» («An­dromède», соч. 1648, пост. 1650, изд. в 1651), «Зо­ло­тое ру­но» («La toison d’or», пост. 1660, изд. в 1661), а так­же в ко­ме­дии-ба­ле­те «Пси­хея» («Psyché», 1671; в со­ав­тор­ст­ве с Ф. Ки­но и Моль­е­ром). В позд­них тра­ге­ди­ях К. вновь вер­нул­ся к рим. те­ма­ти­ке и изо­бра­жению кон­флик­та лич­но­сти и го­су­дар­ст­ва: «Сер­то­рий» («Ser­torius», 1662), «Со­фо­нис­ба» («Sopho­nisbe», 1663), «Отон» («Othon», 1665; эк­ра­ни­за­ция Ж. М. Штрау­ба, под назв. «Гла­за не хо­тят вся­кий раз за­кры­вать­ся, или Воз­мож­но, од­наж­ды Рим всё-та­ки поз­во­лит се­бе вы­би­рать», 1971) и др. В пье­се «Тит и Бе­ре­ни­ка» («Tite et Bérénice», 1670, изд. в 1671) К. без­ус­пеш­но пы­тал­ся со­пер­ни­чать с трак­то­вав­шим тот же сю­жет Ра­си­ном. По­след­няя тра­ге­дия К. «Су­ре­на» («Suréna, 1674, изд. в 1675) от­ли­ча­ет­ся про­сто­той сю­же­та и эле­гич. ин­то­на­ци­ей.

К. – один из соз­да­те­лей ев­роп. тра­гедии Но­во­го вре­ме­ни, «отец» франц. те­ат­ра, круп­ней­ший дра­ма­тург и тео­ре­тик клас­си­циз­ма. В Рос­сии твор­че­ст­во К. ши­ро­ко из­вест­но с нач. 18 в.; пер­вые пе­ре­во­ды поя­ви­лись в кон. 18 в., сре­ди пе­ре­во­дчи­ков – Я. Б. Княж­нин, П. А. Ка­те­нин, М. Л. Ло­зин­ский.

Соч.: [Рас­су­ж­де­ния] // Ли­те­ра­тур­ные ма­ни­фе­сты за­пад­но­ев­ро­пей­ских клас­си­ци­стов. М., 1980; Œuvres com­plètes. 6 éd. P., 1980–1987. Vol. 1–3; Те­атр: В 2 т. М., 1984.

Лит.: Ба­ла­шов Н. И. П. Кор­нель. М., 1956; Си­гал Н. А. П. Кор­нель. Л.; М., 1957; Lit­man T. A. Les comédies de Corneille. P., 1981; Mallinson G. J. The comedies of Corneille: experiments in the comic. Manchester, 1984; Co­nesa G. P. Corneille et la naissance du genre comique, 1629–1636: étude dramaturgique. P., 1989; Clarke D. P. Corneille: poetics and po­litical drama under Louis XIII. Camb.; N. Y., 1992; Vignes M. Corneille: biographie, étude de l’œuvre. P., 1994; Le Gall A. P. Corneille en son temps et en son œuvre: enquête sur un poète de théâtre au 17 siècle. P., 1997; Боль­ша­ков В. П. Кор­нель. Жиз­нен­ный и твор­че­ский путь. М., 2001; Civardi J.-M. La querelle du «Cid», 1637–1638. P., 2004; Brasillach R. P. Corneille. P., 2006; Parisot R. Corneille. Crez-sur-Loing, 2005; Niderst A. P. Corneille. P., 2006; Couprié A. «Le Cid» P. Corneille. P., 2006; Prigent M. Le héros et l’État dans la tragédie de P. Corneille. P., 2008; Picot E. Bib­liographie cornélienne. Naarden, 1967–1968. Vol. 1–2; Le Verdier P., Pelay E. Additions а̀ la bibliographie cornélienne. N. Y., 1970.

Вернуться к началу