Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

СИМВОЛИ́ЗМ

  • рубрика

    Рубрика: Литература

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 30. Москва, 2015, стр. 184-186

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. А. Крючкова (С. в европейском искусстве), П. М. Степанова (С. в театре)

СИМВОЛИ́ЗМ (франц. symbolisme), на­прав­ле­ние в ев­роп. литературе и ис­кус­стве кон. 19 – нач. 20 вв. За­ро­див­ший­ся во Фран­ции на ру­бе­же 1860–70-х гг. и по­лу­чив­ший рас­про­стра­не­ние в др. стра­нах За­па­да и в Рос­сии, С. про­ти­во­по­с­та­вил се­бя по­зи­ти­ви­ст­ско­му ми­ро­воз­зре­нию и ут­вер­див­шим­ся тен­ден­ци­ям реа­лиз­ма и на­ту­ра­лиз­ма в ху­дож. твор­че­ст­ве. На фор­ми­ро­ва­ние С., пре­ем­ст­вен­но свя­зан­но­го с ро­ман­тиз­мом, зна­чит. воз­дей­ст­вие ока­за­ли фи­ло­со­фия А. Шо­пен­гау­эра, Э. фон Гарт­ма­на, идеи Ф. Ниц­ше, а так­же ин­туи­ти­визм и фи­ло­со­фия жиз­ни, твор­че­ст­во Р. Ваг­не­ра и Э. По. Сим­во­ли­сты вос­при­ня­ли ок­ру­жаю­щую дей­ст­ви­тель­ность как сис­те­му сим­во­лов, т. е. зри­мых но­си­те­лей не­зри­мо­го и сверх­чув­ст­вен­но­го – еди­ной ду­хов­ной суб­стан­ции, про­ни­зы­ваю­щей при­род­ный мир (объ­ек­тив­ная транс­цен­дент­ная сущ­ность уни­вер­су­ма) и че­ло­ве­че­ское соз­на­ние (субъ­ек­тив­ный внут­рен­ний мир ин­ди­ви­да), ко­то­рую мож­но по­стичь лишь ин­туи­тив­но с по­мо­щью иск-ва. Во мно­гом оп­ре­де­ляю­щей для сим­во­ли­стов в по­пыт­ках при­бли­зить­ся к по­сти­же­нию этой суб­стан­ции яви­лась вы­ска­зан­ная Ш. Бод­ле­ром мысль о мис­тич. со­от­вет­ст­ви­ях зву­ков, за­па­хов и цве­та (со­нет «Со­от­вет­ст­вия», став­ший сво­его ро­да ма­ни­фе­стом С.). С. при­су­щи «ан­ти­бур­жу­аз­ная» на­прав­лен­ность и ин­ди­ви­дуа­лизм, эро­тизм и тя­го­те­ние к де­мо­низ­му, ир­ра­цио­на­лизм и ре­лиг. мис­ти­цизм, эс­те­ти­за­ция жиз­ни и са­кра­ли­за­ция иск-ва. Суг­ге­стив­ность С., свя­зан­ная со стрем­ле­ни­ем пе­ре­дать не­вы­ра­зи­мое, сво­ей смы­сло­вой не­оп­ре­де­лён­но­стью сбли­жа­ет С. с им­прес­сио­низ­мом.

В ли­те­ра­ту­ре ос­но­вы сим­во­ли­ст­ской эс­те­ти­ки бы­ли за­ло­же­ны твор­че­ст­вом П. Вер­ле­на, Лот­реа­мо­на, А. Рем­бо, а так­же С. Мал­лар­ме, во­круг ко­то­ро­го ок. 1885 объ­е­ди­ни­лись Ж. Мо­ре­ас (он пер­вый в 1886 ис­поль­зо­вал тер­мин «С.» в ка­че­ст­ве на­зва­ния по­этич. на­прав­ле­ния, но вско­ре ото­шёл от С.), А. де Ре­нье, Р. Гиль и др.; к ним в 1890-е гг. примк­ну­ли П. Кло­дель, П. Ва­ле­ри, П. Фор, А. Жид и др. На пер­вый план вы­дви­ну­лась по­эзия; ли­рич. на­ча­ло от­чёт­ли­во про­яви­лось в про­зе и дра­ма­тургии. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось зву­ко­вой сто­ро­не сти­ха, сбли­же­нию его с му­зы­кой, ос­мыс­ляв­шей­ся в ка­че­ст­ве пра­ос­но­вы иск-ва и жиз­ни; ха­рак­тер­но об­ра­ще­ние к сво­бод­но­му сти­ху как бо­лее на­пев­но­му. Груп­па рас­па­лась в 1898, од­на­ко влия­ние С. про­дол­жа­лось как во Фран­ции, так и за её пре­де­ла­ми. Тес­но свя­за­ны с франц. сим­во­ли­ста­ми пи­сав­шие по-фран­цуз­ски бель­гий­цы М. Ме­тер­линк, Э. Вер­харн; в австр. лит-ре – Г. фон Гоф­ман­сталь и Р. М. Риль­ке; в не­мец­кой – С. Ге­ор­ге, в ир­ланд­ской – У. Б. Йейтс, в нор­веж­ской – позд­ний Г. Иб­сен, в швед­ской – от­час­ти А. Стринд­берг.

В Рос­сии С. офор­мил­ся под влия­ни­ем за­пад­но­го и имел свою спе­ци­фи­ку: пре­им. эс­те­тич. ус­та­нов­ки ев­роп. С. бы­ли до­пол­не­ны мис­ти­ко-фи­лос. идея­ми, ко­то­рые пре­вра­ща­ли рус. С. в слож­ное ху­дож.-по­этич. и ми­ро­воз­зренч. яв­ле­ние. На фор­ми­ро­ва­ние рус. С. зна­чит. влия­ние ока­за­ло уче­ние В. С. Со­ловь­ё­ва о «ду­ше ми­ра», твор­че­ст­во М. Ю. Лер­мон­то­ва, Ф. И. Тют­че­ва и бо­лее все­го – Ф. М. Дос­то­ев­ско­го. Ор­га­ни­зац. цен­тра­ми сим­во­ли­стов ста­ли изд-ва «Скор­пи­он», «Гриф» и «Му­са­гет»; жур­на­лы «Ве­сы», «Зо­ло­тое ру­но», от­час­ти «Мир ис­кус­ст­ва»; пер­вы­ми ма­ни­фе­ста­ми – вы­сту­п­ле­ния Н. М. Мин­ско­го («При све­те со­вес­ти», 1890) и Д. С. Ме­реж­ков­ско­го («О при­чи­нах упад­ка и о но­вых те­че­ни­ях со­вре­мен­ной рус­ской ли­те­ра­ту­ры», 1893). Мин­ско­го и Ме­реж­ков­ско­го, а так­же З. Н. Гип­пи­ус, Ф. Со­ло­гу­ба, А. М. Доб­ро­лю­бо­ва, И. Ко­нев­ско­го, в про­из­ве­де­ни­ях ко­то­рых пре­ло­ми­лись эс­те­ти­ка и на­строе­ния де­ка­дан­са, от­но­сят к «стар­шим сим­во­ли­стам»; к ним же при­над­ле­жат и ис­тин­ные за­чи­на­те­ли С. в отеч. лит-ре – В. Я. Брю­сов и К. Д. Баль­монт. По­ко­ле­ние «млад­ших сим­во­ли­стов» пред­став­ле­но твор­че­ст­вом А. А. Бло­ка – круп­ней­ше­го пред­ста­ви­те­ля рус. С., А. Бе­ло­го, И. Ф. Ан­нен­ско­го, Вяч. И. Ива­но­ва, Ю. Бал­тру­шай­ти­са, Эл­ли­са и др. Раз­мы­ва­ние гра­ниц ме­ж­ду жиз­нью и иск-вом во­пло­ти­лось в ха­рак­тер­ном для рус. С. фе­но­ме­не жиз­не­твор­че­ст­ва как об­ще­куль­тур­но­го со­зи­да­ния, на­прав­лен­но­го на пре­одо­ле­ние раз­ры­ва ме­ж­ду ху­дож­ни­ком и на­ро­дом («рап­содом» и «тол­пой»). Кри­зис, на­ме­тив­ший­ся в хо­де ос­мыс­ле­ния опы­та Ре­во­лю­ции 1905–07 и обу­слов­лен­ный рас­хо­ж­де­ни­ем в оцен­ках пер­спек­тив даль­ней­ше­го ис­то­рич. раз­ви­тия, мес­та «ста­рой» куль­ту­ры и на­зна­че­ния иск-ва быть «де­лом» («про­ро­че­ст­вом») или «толь­ко ис­кус­ст­вом», при­вёл в 1910-е гг. к рас­па­ду сим­во­ли­ст­ско­го дви­же­ния. Лит-ра рус. С., от­ра­зив­шая тра­гич. об­ществ. по­тря­се­ния и эс­ха­то­ло­гич. пред­чув­ст­вия эпо­хи, ста­ла од­ним из наи­бо­лее яр­ких про­яв­ле­ний Се­реб­ря­но­го ве­ка отеч. куль­ту­ры. Об­нов­ле­ние по­этич. жан­ров – вы­дви­же­ние ли­рич. по­эмы и но­вых прин­ци­пов по­строе­ния по­этич. цик­лов и сбор­ни­ков во­круг фи­гу­ры са­мо­го по­эта как ли­рич. ге­роя (внут­рен­няя жизнь ко­то­ро­го ос­мыс­ля­лась как со­при­род­ная транс­цен­дент­ной сущ­но­сти ми­ра) ока­за­ло зна­чит. воз­дей­ст­вие на даль­ней­шее раз­ви­тие отеч. по­эзии.

В изо­бра­зи­тель­ном ис­кус­ст­ве С. сло­жил­ся в по­след­ней четв. 19 в., про­ти­во­стоя не толь­ко реа­лиз­му и на­ту­ра­лиз­му, но и ака­де­миз­му и тра­ди­ции ал­ле­го­рии. Про­из­ве­де­ния С. ха­рак­те­ри­зу­ют­ся не сти­ле­вым един­ст­вом или общ­но­стью сю­же­тов, а суг­ге­стив­ным ха­рак­те­ром об­раз­но­го строя; зна­че­ние сим­во­ла рас­кры­ва­лось че­рез воз­бу­ж­дае­мые им ас­со­циа­ции, субъ­ек­тив­ные пред­став­ле­ния. Пла­стич. об­раз, от­стра­нён­ный от ви­ди­мой ре­аль­но­сти, упо­доб­ля­ет­ся му­зы­ке си­лой эмо­цио­наль­но­го воз­дей­ст­вия, спо­соб­но­стью вы­зы­вать по­ток из­мен­чи­вых пси­хич. со­стоя­ний. Эти осо­бен­но­сти по­зво­ля­ют рас­смат­ри­вать в кон­тек­сте С. позд­не­ро­ман­тич. жи­во­пись Г. Мо­ро, П. Пю­ви де Ша­ван­на и др.

Символизм. М. Дени. «Весенний пейзаж с фигурами (Священная роща)». 1897. Эрмитаж (С.-Петербург).

Наи­бо­лее пол­но С. осу­ще­ст­вил­ся во Фран­ции, где обо­зна­чи­лись разл. спо­со­бы ор­га­ни­за­ции сим­во­лич. фор­мы. А. Орье, один из гл. тео­ре­ти­ков С. в изо­бра­зит. иск-ве, счи­тал сим­во­ли­ст­ским твор­че­ст­во та­ких мас­те­ров пост­им­прес­сио­низ­ма, как В. Ван Гог и П. Го­ген, по­сколь­ку в нём от­вле­чён­ная от на­ту­ры фор­ма сти­му­ли­ро­ва­ла внутр. со­зер­ца­ние. Под влия­ни­ем иск-ва Го­ге­на и понт-авен­ской шко­лы сло­жил­ся ка­мер­ный С. груп­пы «На­би»; вид­ны­ми пред­ста­ви­те­ля­ми франц. С. бы­ли так­же О. Ре­дон, Э. А. Кар­рь­ер, О. Ро­ден. «Кон­сер­ва­тив­ная» ли­ния С. свя­за­на с дея­тель­но­стью са­ло­на «Ро­за+Крест», ор­га­ни­зо­ван­но­го в 1892 пи­са­те­лем Ж. Пе­ла­да­ном. Бу­ду­чи мис­ти­ком, он при­зы­вал воз­ро­дить ка­то­лич. идеа­лы, пе­ре­да­вать их в фор­ме жи­во­пис­ной ин­тер­пре­та­ции ср.-век. ле­генд, ре­лиг. и фан­та­стич. сю­же­тов (Э. Аман-Жан, А. Мар­тен, А. Се­он, Л. Ан­ке­тен и др.).

Символизм.  А. Бёклин. «Чума». 1898. Кунстхалле (Базель).

С. в Бель­гии тес­но свя­зан с фран­цуз­ским (Ф. Ропс, Т. ван Рей­сел­бер­ге, Ж. Дель­виль, Ф. Кнопф). В Ни­дер­лан­дах С. пред­став­ля­ли Я. То­роп, Й. Торн-Прик­кер, в Гер­ма­нии – М. Клин­гер, Ф. фон Штук, в Швей­ца­рии – А. Бёк­лин, Ф. Ход­лер, в Фин­лян­дии – А. Гал­лен-Кал­ле­ла, в Лит­ве – М. Чюр­лё­нис. Не­ко­то­рые чер­ты С. мож­но уви­деть в твор­че­ст­ве пре­ра­фа­эли­тов в Ве­ли­ко­бри­та­нии и мас­те­ров не­ои­деа­лиз­ма в Гер­ма­нии. Зна­чит. вклад в ис­то­рию С. сде­лан ху­дож­ни­ка­ми Ав­ст­рии (Г. Климт, К. Мо­зер), пре­тво­рив­ши­ми об­раз­ные мо­ти­вы в де­ко­ра­тив­ных фор­мах мо­дер­на. Эмо­цио­наль­ная на­пря­жён­ность С., стрем­ле­ние пе­ре­дать не­вы­ра­зи­мое при­ве­ли к аб­ст­ра­ги­ро­ва­нию ми­ме­тич. фор­мы (сжа­тие про­стран­ст­ва, де­фор­ма­ция ли­ней­ных очер­та­ний, фор­си­ро­ван­ная цве­то­вая на­сы­щен­ность жи­во­пи­си – в твор­че­ст­ве Э. Мун­ка, Дж. Эн­со­ра, Э. Ши­ле, А. Ку­би­на) и зна­ме­нуют пе­ре­ход от С. к экс­прес­сио­низ­му.

В Рос­сии С. по­лу­чил наи­бо­лее аде­к­ват­ное сти­ле­вое оформ­ле­ние в рам­ках мо­дер­на. С об­ще­ев­ропейским С. рос. мас­те­ров сбли­жа­ет стрем­ле­ние к ми­фо­твор­че­ст­ву (М. А. Вру­бель, Л. С. Бакст, Н. К. Кал­ма­ков, В. Н. Ма­сю­тин, К. С. Пет­ров-Вод­кин, П. Н. Фи­ло­нов), ро­ман­тич. культ нац. ста­ри­ны (В. М. Вас­не­цов, М. В. Не­сте­ров, Н. К. Ре­рих, В. В. Кан­дин­ский, К. Ф. Бо­га­ев­ский и др.), по­ис­ки «на­строе­ний», со­звуч­ных тре­вож­но­му ми­ро­ощу­ще­нию кон. 19 – нач. 20 вв. (И. И. Ле­ви­тан, В. Э. Бо­ри­сов-Му­са­тов, М. В. Якун­чи­ко­ва, М. В. До­бу­жин­ский, К. А. Со­мов, А. Я. Го­ло­вин и др. мас­те­ра «Ми­ра ис­кус­ст­ва», «Го­лу­бой ро­зы»).

В те­ат­раль­ном ис­кус­ст­ве С. свя­зан пре­ж­де все­го с ут­вер­жде­ни­ем ре­жис­сёр­ско­го те­ат­ра. Тео­ре­тич. раз­ра­бот­ки те­ат­раль­но­го С. яр­че все­го про­яви­лись в пье­сах и фи­лос. трак­та­тах М. Ме­тер­лин­ка, в тру­де ко­то­ро­го «Со­кро­ви­ще сми­рен­ных» (1896) вы­дви­га­ет­ся, в ча­ст­но­сти, тео­рия «ста­тич­но­го те­ат­ра»: ис­тин­ный смысл жиз­ни, яв­ле­ний и пред­ме­тов рас­кры­ва­ет­ся по­ми­мо внеш­не­го дей­ст­вия. Воз­ни­ка­ет по­ня­тие «диа­лог вто­ро­го ря­да» – за внеш­ним слу­чай­ным раз­го­во­ром про­яв­ля­ет­ся по-на­стоя­ще­му вы­со­кое со­дер­жа­ние слов; боль­шое зна­че­ние име­ют пау­зы, выс­ший смысл бы­тия ро­ж­да­ет­ся в мо­мент мол­ча­ния. По­ни­ма­ние сущ­но­сти че­ло­ве­че­ской жиз­ни как тра­ге­дии вы­ра­жа­ет­ся в идее «тра­ги­че­ско­го по­все­днев­но­го».

Пер­вым сим­во­ли­ст­ским те­ат­ром стал па­риж­ский «Théâtre d’Art» («Ху­до­же­ст­вен­ный те­атр», 1890–92), ко­то­рый воз­глав­лял П. Фор (в те­ат­ре ра­бо­та­ли ху­дож­ни­ки груп­пы «На­би»). Ут­вер­ждая на сце­не идею «ус­лов­но­го те­ат­ра», те­атр С. стре­мил­ся соз­дать не­бы­то­вую ат­мо­сфе­ру. Ис­поль­зо­ва­лись «ба­рель­еф­ные ми­зан­сце­ны» – не­глу­бо­кое про­стран­ст­во сце­ны, мак­си­маль­но при­бли­жен­ное к зри­те­лю, но от­де­лён­ное от за­ла тю­ле­вым за­на­ве­сом, что во­пло­ща­ло идею двое­ми­рия: ху­дож. ре­аль­ность сце­ны про­ти­во­пос­тав­ля­лась обы­ден­ной ре­аль­но­сти за­ла. Пе­ред тю­лем мог на­хо­дить­ся чтец, про­из­но­ся­щий ре­мар­ки или да­же ре­п­ли­ки пер­со­на­жей («Те­атр по­эта», с этим на­прав­ле­ни­ем свя­за­на тео­рия за­ме­ны де­ко­ра­ции сло­вом, франц. тео­ре­тик – П. Кий­ар; «Пья­ный ко­рабль» А. Рем­бо, «Де­вуш­ка с от­се­чён­ны­ми ру­ка­ми» Кий­а­ра, «По­лу­ноч­ный сон» франц. по­эта К. Мен­де­са; все – в «Ху­до­же­ст­вен­ном те­ат­ре» Фо­ра). С др. сто­ро­ны, по­яв­ля­лись эф­фект­ные де­ко­ра­ции, оп­ре­де­ляв­шие ат­мо­сфе­ру спек­так­ля и при­зван­ные пе­ре­дать не­что сред­нее ме­ж­ду изо­бра­же­ни­ем пред­ме­тов и их ме­та­фо­рич. во­пло­ще­ни­ем, – так фор­ми­ро­вал­ся «Те­атр ху­дож­ни­ка» («Ма­дам Смерть» Ра­шильд – там же). Третье на­прав­ле­ние – «Те­атр син­те­за», в ко­то­ром сце­нич. сред­ст­ва мак­си­маль­но рас­ши­ря­лись и ко­то­рый во­пло­щал сим­во­ли­ст­скую тео­рию со­от­вет­ст­вий, взаи­мо­дей­ст­вий раз­ных ви­дов ис­кусств в рам­ках од­но­го спек­так­ля («Песнь Пес­ней» П. Н. Руа­на­ра – там же).

По­ис­ки но­во­го те­ат­раль­но­го язы­ка в рус­ле сим­во­ли­ст­ской эс­те­ти­ки ве­лись в те­ат­ре «L’Œuvre» («Твор­че­ст­во»), ор­га­ни­зо­ван­ном в 1893 О. М. Лю­нье-По. Анг­ло-ирл. сце­нич. С. про­явил­ся в твор­че­ст­ве У. Б. Йейт­са и Г. Э. Г. Крэ­га. В Гер­ма­нии идеи С. раз­ра­ба­ты­вал Г. Фукс. В Ис­па­нии под влия­ни­ем франц. С. соз­дал свою те­ат­раль­ную про­грам­му «Бит­ва за Ме­тер­лин­ка» А. Гу­аль (Гу­аль-и-Ке­раль), ос­но­вав­ший в 1899 в Бар­се­ло­не «Ин­тим­ный те­атр». На эс­те­ти­ку сим­во­ли­ст­ско­го те­ат­ра и идеи Р. Ваг­не­ра ори­ен­ти­ровался А. Ап­пиа на ран­нем эта­пе твор­че­ст­ва.

В Рос­сии те­ат­раль­ный С. опи­рал­ся на ев­роп. опыт, на тео­рии Р. Ваг­не­ра и Ф. Ниц­ше. Тео­ре­тич. ос­но­вы сим­во­ли­ст­ско­го те­ат­ра раз­ра­ба­ты­ва­ли Вяч. И. Ива­нов, Ф. Со­ло­губ, А. Бе­лый, В. Я. Брю­сов. Тео­рия и прак­ти­ка те­ат­раль­но­го C. в Рос­сии в 1900-е гг. ста­ла до­ми­ни­рую­щей в по­ис­ках но­во­го сце­нич. язы­ка. Зая­вив о се­бе в рам­ках на­ту­ра­ли­стич. эс­те­ти­ки, МХТ рас­ши­рял гра­ни­цы: К. С. Ста­ни­слав­ский об­ра­тил­ся к дра­ма­тур­гии Ме­тер­лин­ка («Си­няя пти­ца», 1908), со­труд­ни­чал с Г. Э. Г. Крэ­гом в по­ста­нов­ке «Гам­ле­та» У. Шек­спи­ра (1911). Са­мой яр­кой сце­нич. реа­ли­за­ци­ей кон­цеп­ции рус. С. ста­ли спек­так­ли В. Э. Мей­ер­холь­да «Смерть Тен­та­жи­ля» (1905) и «Се­ст­ра Бе­ат­ри­са» (1906) Ме­тер­лин­ка, «Ба­ла­ган­чик» (1906) и «Не­зна­ком­ка» (1914) А. А. Бло­ка. Ак­тёр в сим­во­ли­ст­ских спек­так­лях Мей­ер­холь­да иг­рал на не­глу­бо­кой пло­ской сце­не на фо­не де­ко­ра­тив­но­го пан­но, прин­ци­пы не­п­од­виж­но­го те­ат­ра как те­ат­ра-хра­ма осу­ще­ст­в­ля­лись в ри­ту­аль­ных фор­мах мис­тич. мол­ча­ния и в ар­хит. де­ко­ра­тив­ных ми­зан­сце­нах.

Об­щие ра­бо­ты. Lehmann A. G. The symbolist aesthetic in France, 1885–1895. Oxf., 1968; Hofstätter H. H. Idealismus und Sym­bo­lismus. W.; Münch., 1972; Le symbolisme en Europe. P., 1976; Mathieu P. L. The symbolist generation, 1870–1910. N. Y., 1990; Эн­цик­ло­пе­дия сим­во­лиз­ма / Под ред. Ж. Кас­су. М., 1998; Mathews P. T. Passionate discontent: Creativity, gender, and French symbolist art. Chi., 1999; Пай­ман А. Ис­то­рия рус­ско­го сим­во­лиз­ма. М., 2000; Hirsch S. Symbolism and modern urban society. Camb., 2004; Сим­во­лизм как ху­до­же­ст­вен­ное на­прав­ле­ние. Взгляд из XXI ве­ка: Сб. ста­тей. М., 2013.

Ли­те­ра­ту­ра. Bonneau G. Le symbolisme dans la poésie française contemporaine. P., 1930; Holthusen I. Studien zur Ästhetik und Poetik des russischen Symbolismus. Gött., 1957; Donchin G. The influence of French symbolism on Russian poetry. ’s-Gravenhage, 1958; Об­ло­ми­ев­ский Д. Фран­цуз­ский сим­во­лизм. М., 1973; Дол­го­по­лов Л. К. На ру­бе­же ве­ков. Л., 1977; Delevoy R. L. Symbolists and symbo­lism. L., 1982; Ер­ми­ло­ва Е. В. Тео­рия и об­раз­ный мир рус­ско­го сим­во­лиз­ма. М., 1989; Бе­лый А. Кри­ти­ка. Эс­те­ти­ка. Тео­рия сим­во­лиз­ма. М., 1994. Т. 1–2; Эл­лис. Рус­ские сим­во­ли­сты. Томск, 1996; Ко­ло­бае­ва Л. А. Рус­ский сим­во­лизм. М., 2000; Минц З. Г. По­эти­ка сим­во­лиз­ма. СПб., 2000.

Изо­бра­зи­тель­ное ис­кус­ст­во. Mackintosh A. Symbolism and art nouveau. L., 1975; Крюч­ко­ва В. А. Сим­во­лизм в изо­бра­зи­тель­ном ис­кус­ст­ве: Фран­ция и Бель­гия. 1870–1900. М., 1994; Сим­во­лизм в Рос­сии. (Кат. вы­став­ки). СПб., 1996; Ру­са­ко­ва А. Сим­во­лизм в рус­ской жи­во­пи­си. М., 2003; Свет­лов И. Не­мец­кий и ав­ст­рий­ский сим­во­лизм. Этю­ды. М., 2008.

Те­атр. Ба­че­лис Т. И. За­мет­ки о сим­во­лиз­ме. М., 1998; Фран­цуз­ский сим­во­лизм. Дра­ма­тур­гия и те­атр. СПб., 2000.

Вернуться к началу