Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 84-94

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Р. В. Камелин (Флора), В. Н. Павлов (Растительный покров)

РАСТИТЕЛЬНЫЙ МИР

Флора

Са­мые об­щие экс­перт­ные оцен­ки со­ста­ва фло­ры по­зво­ля­ют счи­тать, что на об­шир­ной тер­ри­то­рии Рос­сии и в ак­ва­то­ри­ях по­гра­нич­ных мо­рей оби­та­ет бо­лее 6000 ви­дов и эко­ло­ги­че­ских форм во­до­рос­лей (из 12 от­де­лов), при­мер­но 3000 ви­дов и форм ли­шай­ни­ков, ок. 1200 ви­дов лис­то­сте­бель­ных мхов, не ме­нее 350 ви­дов пе­чё­ноч­ни­ков и при­мер­но 12500 ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний. 530 ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний и 71 вид мо­хо­об­раз­ных яв­ля­ют­ся ред­ки­ми, ох­ра­ня­ют­ся и вклю­че­ны в Крас­ную кни­гу Рос­сии.

Флористическое районирование

В це­лом фло­ра Рос­сии по уров­ню видо­во­го бо­гат­ст­ва срав­ни­ма с др. фло­ра­ми вне­тро­пи­че­ской Го­ларк­ти­ки. Го­л­арк­ти­че­ское цар­ст­во фло­ры вклю­ча­ет 4 под­цар­ст­ва – Бо­ре­аль­ное, Вос­точ­но-Ази­ат­ское, Древ­не­сре­ди­зем­но­мор­ское и Мад­ре­ан­ское. На тер­ри­то­рии Рос­сии фло­ра пред­став­ле­на фло­ри­сти­че­ски бо­га­ты­ми и от­но­си­тель­но древ­ни­ми под­цар­ст­ва­ми (Вос­точ­но-Ази­ат­ским и Древ­не­сре­ди­зем­но­мор­ским) и фло­ри­сти­че­ски наи­ме­нее бо­га­тым и бо­лее мо­ло­дым Бо­ре­аль­ным под­цар­ст­вом, к ко­то­ро­му от­но­сит­ся фло­ра поч­ти всей тер­ри­то­рии. В зна­чи­тель­ной сте­пе­ни фло­ра Рос­сии ори­ги­наль­на, что пре­ж­де все­го оп­ре­де­ля­ет­ся со­ста­вом со­су­ди­стых рас­те­ний; при­мер­но 2700 ви­дов и под­ви­дов – эн­де­ми­ки (встре­ча­ют­ся толь­ко в Рос­сии). Из них 1500 яв­ля­ют­ся эн­де­ми­ка­ми лишь од­но­го из та­ких круп­ных при­род­ных ре­гио­нов, как Арк­ти­ка, Ев­ро­пей­ская часть Рос­сии, Урал, Се­вер­ный Кав­каз, юг За­пад­ной Си­би­ри, Прибайкальe и Вос­точ­ная Си­бирь, Даль­ний Вос­ток, ос­таль­ные – рас­про­стра­не­ны бо­лее ши­ро­ко. Чис­ло же эн­де­мич­ных ро­дов рас­те­ний не­ве­ли­ко. Стро­ги­ми эн­де­ми­ка­ми яв­ля­ют­ся лишь 11 ро­дов. 10 из них (ас­т­ро­ко­дон, бо­ро­ди­ния, го­род­ко­вия, ма­га­да­ния, мия­кея, мю­лен­бер­гел­ла, по­по­вио­ко­до­ния, ре­дов­ския, три­дак­ти­ли­на, эр­ма­ния) от­но­сят­ся к цвет­ко­вым рас­те­ни­ям и лишь 1 род – мик­ро­био­та – к го­ло­се­мен­ным. 5 ро­дов вхо­дят в груп­пу ус­лов­ных эн­де­ми­ков, за­хо­дя­щих на по­гра­нич­ные тер­ри­то­рии Глав­но­го Кав­каз­ско­го хр. (лже­пу­зыр­ник, пет­ро­ко­ма, сим­фио­ло­ма, три­го­но­ка­ри­ум), а так­же Ки­тая (лим­нас). До 50 ро­дов цвет­ко­вых рас­те­ний рас­про­стра­не­ны на при­мер­но рав­ных тер­ри­то­ри­ях как в Рос­сии, так и в со­пре­дель­ных го­су­дар­ст­вах. К чис­лу та­ких су­бэн­де­мич­ных ро­дов от­но­сят­ся, на­при­мер, габ­ли­ция, ке­му­ля­ри­ел­ла, эу­но­мия – на Кав­ка­зе, арк­то­герон, мак­ро­по­ди­ум – в Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке. На­ли­чие до­воль­но боль­шо­го чис­ла су­бэн­де­ми­ков слу­жит по­ка­за­те­лем зна­чи­тель­ной ге­те­ро­ген­но­сти фло­ры (см. кар­ту). Бо­гат­ст­во и ори­ги­наль­ность фло­ры Рос­сии в пер­вую оче­редь свя­за­ны с об­шир­но­стью её тер­ри­то­рии.

Мик­ро­био­та – род рас­те­ний се­мей­ст­ва ки­па­ри­со­вых. Встре­ча­ет­ся толь­ко на тер­ри­то­рии Рос­сии. Один вид – мик­ро­био­та пе­ре­крё­ст­но­пар­ная – веч­но­зе­лё­ный стлан­це­вый кус­тар­ник, с кра­си­вой че­шуй­ча­той и иголь­ча­той хво­ей (осе­нью крас­но-бу­рой), ко­то­рый бо­та­ни­ки счи­та­ют жи­вым сим­во­лом Рос­сии. Рас­тёт в го­рах Си­хо­тэ- Али­ня, где об­ра­зу­ет за­рос­ли по ка­мен­ным рос­сы­пям, осо­бен­но вы­ше гра­ни­цы ле­са. За­рос­ли мик­ро­био­ты час­то го­рят из-за боль­шо­го со­дер­жа­ния в ней эфир­ных ма­сел и смо­ли­стых веществ. Ре­лик­то­вое рас­те­ние, в Крас­ной кни­ге Рос­сии.

Вос­точ­но-Ази­ат­ское фло­ри­сти­че­ское под­цар­ст­во. Наи­бо­лее рез­кая гра­ни­ца сме­ны флор на тер­ри­то­рии Рос­сии про­хо­дит на Даль­нем Вос­то­ке. Бо­лее чет­вер­ти ро­дов (195 из 748) про­из­ра­стаю­щих здесь со­су­ди­стых рас­те­ний от­сут­ству­ет в др. ре­гио­нах. Ещё 50 ро­дов ед­ва за­хо­дят в Вос­точ­ную, ре­же в Сред­нюю Си­бирь. Сре­ди них пред­ста­ви­те­ли не толь­ко цвет­ко­вых рас­те­ний, но и хвой­ных, па­по­рот­ни­ков. Для фло­ры Даль­не­го Вос­то­ка ха­рак­тер­ны ок. 10 ро­дов боль­ше ни­где не встре­чаю­щих­ся мхов, а так­же про­из­ра­стаю­щие в ди­ком ви­де рас­те­ния из се­мейств ак­ти­нидие­вых, хло­ран­то­вых, маг­но­лие­вых, даф­ни­фил­ло­вых, ту­то­вых, ли­мон­ни­ко­вых (все­го из 12 се­мейств цвет­ко­вых и 5 се­мейств па­по­рот­ни­ков). Бо­лее раз­нооб­раз­но, чем в др. рай­онах, пред­став­ле­ны ди­ко­рас­ту­щие ви­ды ара­лие­вых, бар­ба­ри­со­вых, ве­ре­ско­вых, кра­пив­ных. Это сви­де­тель­ст­ву­ет о при­над­леж­но­с­ти это­го ре­гио­на Рос­сии к Си­но-Япон­ской об­лас­ти Вос­точ­но-Ази­ат­ско­го под­цар­ст­ва.

На от­но­си­тель­но не­боль­шой тер­ри­то­рии здесь мож­но вы­де­лить че­ты­ре фло­ри­сти­че­ские про­вин­ции. Наи­бо­лее обо­соб­ле­на из них Са­ха­ли­но-Хок­кайд­ская про­вин­ция (о. Са­ха­лин без его сев. око­неч­но­сти и часть Ку­риль­ских о-вов – от о. Уруп к югу). В её фло­ре при­сут­ст­ву­ют маг­но­лия, даф­ни­филл, ди­фил­лея (се­мей­ст­во бар­ба­ри­со­вые), ским­мия (ру­то­вые), фо­рия (вах­то­вые), кар­ди­ок­ри­нум (ли­лей­ные) и др. Эн­де­мич­ный род мия­кея, близ­кий к сон-тра­ве, рас­тёт толь­ко на о. Са­ха­лин. Здесь же оби­та­ет пред­ста­ви­тель осо­бой груп­пы зла­ков – брыл­ки­ния. Из де­ревь­ев и кус­тар­ни­ков ха­рак­тер­ны дуб зуб­ча­тый, орех ай­лан­то­ли­ст­ный, очень древ­ние ви­ды: бе­рё­за Мак­си­мо­ви­ча, си­рень сет­ча­тая, па­дуб Су­ге­ро­ки и др. Для Амур­ской про­вин­ции ти­пич­ны мик­ро­био­та (эн­де­мик, се­мей­ст­во ки­па­ри­со­вые), эв­риа­ле (кув­шин­ко­вые), маа­кия (бо­бо­вые), жи­рар­ди­ния (кра­пив­ные) и др. Ле­сам свой­ст­вен­ны со­сна ко­рей­ская кед­ро­вая, пих­та ост­ро­ли­ст­ная (цель­но­ли­ст­ная), бар­хат амур­ский, ли­па мань­чжур­ская, орех мань­чжур­ский, бе­рё­за Шмид­та, из лес­ных трав – жень­шень на­стоя­щий. Фло­ра Охот­ско-Кам­чат­ской про­вин­ции не­бо­га­та. В ней вос­точ­но-ази­ат­ские эле­мен­ты со­че­та­ют­ся с вос­точ­но­си­бир­ски­ми, но не­ма­ло и эн­де­мич­ных ви­дов. В ле­сах гос­под­ству­ют ель хок­кайд­ская, пих­та бе­ло­ко­рая, бе­рё­за Эр­ма­на, в пой­мах рек – чо­зе­ния, но ши­ро­ко­ли­ст­ные по­ро­ды прак­ти­че­ски от­сут­ст­ву­ют. Эн­де­ми­ки ас­т­ро­ко­дон и ма­га­да­ния, а так­же ви­ды ро­дов бо­ро­ди­ния и лим­нас, об­щие с югом Си­би­ри, осо­бен­но от­ли­ча­ют эту про­вин­цию от бо­лее юж­ных вос­точ­но­ази­ат­ских. Дау­ро-Мань­чжур­ская про­вин­ция ох­ва­ты­ва­ет от­дель­ные уча­ст­ки на юге Бу­ря­тии, в Чи­тин­ской и Амур­ской об­лас­тях, в При­мор­ском крае (в бас­сей­не оз. Хан­ка). Свое­об­ра­зие фло­ры оп­ре­де­ля­ет­ся со­ста­вом дуб­рав из ду­ба мон­голь­ско­го, бо­ров из со­сен Яма­зу­ты и мо­гиль­ной, со­об­ществ аб­ри­ко­са си­бир­ско­го, вя­за круп­но­плод­но­го, сли­вы че­реш­ча­той, се­ку­ри­не­ги и др., а так­же вос­точ­но­ази­ат­ских пре­рий, для ко­то­рых ти­пич­ны ни­те­ли­ст­ник си­бир­ский (се­мей­ст­во слож­но­цвет­ные), зла­ки лей­мус ки­тай­ский, арун­ди­нел­ла не­обыч­ная, ви­ды лес­пе­де­цы из се­мей­ст­ва бо­бо­вых и др. Из ро­дов, свой­ст­вен­ных этой провин­ции, осо­бен­но важ­ны су­бэн­де­ми­ки уз­ко­тру­боч­ник (се­мей­ст­во бу­рач­ни­ко­вые), са­пож­ни­ко­вия (зон­тич­ные), пар­дан­ти­оп­сис (ири­со­вые), а так­же цель­но­ли­ст­ник да­ур­ский (се­мей­ст­во ру­то­вые) и др.

Древ­не­сре­ди­зем­но­мор­ское фло­ри­сти­че­ское под­цар­ст­во. Са­мы­ми бо­га­ты­ми по со­ста­ву фло­ры яв­ля­ют­ся от­но­ся­щие­ся к Рос­сии час­ти Боль­шо­го Кав­ка­за и уча­сток Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья Кав­ка­за от Ана­пы до Со­чи. На пло­щади, ко­то­рая в 6 раз мень­ше, чем площадь­, за­ни­мае­мая вос­точ­но­ази­ат­ской фло­рой Даль­не­го Вос­то­ка, про­из­ра­ста­ют ок. 4000 ви­дов ди­ко­рас­ту­щих со­су­ди­стых рас­те­ний. Од­на­ко фло­ра это­го ре­гио­на ме­нее ори­ги­наль­на. Лишь 125 ро­дов (из бо­лее чем 900) со­су­ди­стых рас­те­ний встре­ча­ют­ся в Рос­сии толь­ко здесь, а стро­гим эн­де­ми­ком яв­ля­ет­ся лишь один род – мю­лен­бер­гел­ла (се­мей­ст­во ко­ло­коль­чи­ко­вые). Не­ма­ло в этом ре­гио­не и та­ких ро­дов, ко­то­рые оби­та­ют толь­ко в стра­нах, ок­ру­жаю­щих Чёр­ное м., или толь­ко на Кав­ка­зе и в Пе­ред­ней Азии, или на Кав­ка­зе и в За­кав­ка­зье. Это ро­ды ара­фое, хим­си­дия, круп­но­зон­тич­ник (се­мей­ст­во зон­тич­ные), древ­ние ро­ды па­хиф­раг­ма (кре­сто­цвет­ные) и тра­хи­сте­мон (бу­рач­ни­ко­вые). В вы­со­ко­горь­ях встре­ча­ют­ся древ­ние ро­ды ва­ви­ло­вия (се­мей­ст­во бо­бо­вые), сре­дин­ския (пер­во­цвет­ные), во­ро­но­вия (ро­зо­цвет­ные). В со­ста­ве фло­ры Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья Кав­ка­за и се­ве­ро-за­пад­ной час­ти Глав­но­го Кав­каз­ско­го хр. есть ви­ды лав­ра, ла­пи­ны, лав­ро­виш­ни, сам­ши­та, су­ма­ха, зем­ля­нич­ни­ка, ла­дан­ни­ка, жас­ми­на, хур­мы и др., что свя­зы­ва­ет эту фло­ру со стра­на­ми Сре­ди­зем­но­мо­рья, а от­час­ти – и суб­тро­пи­че­ской Вос­точ­ной Азии. Не­ко­то­рые учё­ные от­но­сят фло­ру Кав­ка­за к Бо­ре­аль­но­му фло­ри­сти­че­ско­му под­цар­ст­ву.

На Кав­ка­зе раз­ли­ча­ют три про­вин­ции – Эвк­син­скую (при­чер­но­мор­ские уча­ст­ки), Кав­каз­скую (б. ч. соб­ст­вен­но Кав­ка­за) и Да­ге­стан­скую. Имен­но в Да­ге­стан­ской про­вин­ции про­из­ра­ста­ют мю­лен­бер­гел­ла и ус­лов­ные эн­де­ми­ки три­го­но­ка­ри­ум, лож­но­бет­кея, а так­же сим­фио­ло­ма и лже­пу­зыр­ник, об­щие с Кав­каз­ской про­вин­ци­ей. Для Кав­каз­ской про­вин­ции ха­рак­те­рен ещё один эн­де­мик – пет­ро­ко­ма (се­мей­ст­во гвоз­дич­ные). В Эвк­син­ской про­вин­ции наи­бо­лее пол­но пред­став­ле­ны все су­бэн­де­мич­ные ро­ды Кав­ка­за.

Се­ве­ро-вос­точ­нее Кав­ка­за, близ Кас­пия, хо­ро­шо вы­де­ля­ет­ся уча­сток Ту­ран­ской про­вин­ции Древ­не­го Сре­ди­зе­мья, за­ня­тый бед­ной фло­рой уме­рен­ных пус­тынь. Здесь рас­про­стра­не­ны ви­ды ана­ба­зи­са, бор­що­вии, офай­сто­на, по­таш­ни­ка, сар­са­за­на и мно­гих дру­гих ро­дов семей­ст­ва ма­ре­вых, джуз­гу­на (гре­чиш­ные), эре­мос­пар­то­на (бо­бо­вые), а так­же со­лон­ча­ко­вые ви­ды та­ма­рик­са, фран­ке­нии, тет­ра­дик­ли­са, ка­ре­ли­нии и др.

Бо­ре­аль­ное фло­ри­сти­че­ское под­цар­ст­во (пред­став­ле­но Цир­кум­бо­ре­аль­ной об­ла­стью, в ко­то­рую вхо­дят Степ­ная, вклю­чаю­щая Пред­кав­ка­зье, Ев­ро­си­бир­ская, Вос­точ­но-Си­бир­ская и Арк­ти­че­ская по­доб­ла­сти).

Степ­ная фло­ра на­счи­ты­ва­ет бо­лее 2000 ви­дов, но она не от­ли­ча­ет­ся ори­ги­наль­но­стью. К эн­де­мич­ным и су­бэн­де­мич­ным ро­дам этой фло­ры от­но­сят­ся цим­бо­хаз­ма, мид­ден­дор­фия, па­лим­бия, лы­со­се­мян­ник. Не­ко­то­рые из ха­рак­тер­ных для сте­пей ро­дов, та­кие, как пол­зу­нок (се­мей­ст­во лю­ти­ко­вые), тел­люн­ги­ел­ла (кре­сто­цвет­ные), бра­хи­ак­тис (ас­т­ро­вые), тер­мо­псис (бо­бо­вые), встре­ча­ют­ся и в за­пад­ных об­лас­тях Се­вер­ной Аме­ри­ки. Как пра­ви­ло, они есть и в сев. пус­ты­нях, и в го­рах Азии. В сте­пях при­сут­ст­ву­ют так­же ро­ды, бо­лее тес­но свя­зан­ные с за­пад­ным Сре­ди­зем­но­морь­ем, напр. бран­душ­ка, близ­кая к без­вре­мен­ни­ку.

Один из круп­ней­ших гео­бо­та­ни­ков Е. М. Лав­рен­ко осо­бо под­чёр­ки­вал древ­не­сре­ди­зем­ные свя­зи мн. рас­те­ний, оп­ре­де­ляю­щих осо­бен­но­сти степ­ных со­об­ществ (напр., пе­ри­стых ко­вы­лей). Дру­гие ис­сле­до­ва­те­ли ука­зы­ва­ли на бо­лее тес­ную связь степ­ной фло­ры (напр., ви­дов тип­ча­ка, по­лы­ни и др.) с бо­ре­аль­ной и да­же вос­точ­но­ази­ат­ской. В двух да­ле­ко от­стоя­щих друг от дру­га ре­гио­нах – на ниж­ней Вол­ге и в ря­де рай­онов юга Си­би­ри – степ­ные фло­ры обо­га­ще­ны пред­ста­ви­те­ля­ми флор сев. пус­тынь. На ниж­ней Вол­ге это обу­слов­ле­но кон­так­та­ми с рас­ти­тель­ны­ми со­об­ще­ст­ва­ми ту­ран­ских пус­тынь, а на край­нем юге Ту­вы (близ оз. Уб­су-Нур) – кон­так­та­ми с пус­ты­ня­ми Мон­го­лии (ро­ды кан­кри­ния, пу­гио­нум), Сред­ней Азии и Джун­га­рии (ро­ды на­но­фи­тон, фран­ке­ния). Гор­но-пус­тын­ные ви­ды (ре­о­мю­рия джун­гар­ская, пар­но­ли­ст­ник ды­не­плод­ный, марь кус­тар­ни­ко­вая и др.) ши­ро­ко пред­став­ле­ны вы­со­ко в го­рах Ал­тая на гра­ни­це с Мон­го­ли­ей, в т. н. Чуй­ской сте­пи.

Се­вер­нее сте­пей в Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии и За­пад­ной Си­би­ри раз­ви­ва­ют­ся фло­ры вос­точ­но­ев­ро­пей­ской (с дуб­ра­ва­ми), при­ураль­ско-за­ураль­ской (бо­ро­вой) и за­пад­но­си­бир­ской (с бе­рё­зо­вы­ми кол­ка­ми) ле­со­сте­пи. Они бо­га­ты по чис­лу ви­дов, но эн­де­ми­ков сре­ди них ма­ло. Оче­вид­на и бо­ре­аль­ная при­ро­да этих флор. Но со­вер­шен­но иные за­ко­но­мер­но­сти вы­яв­ля­ют­ся в го­рах Ура­ла, Ал­тая и осо­бен­но к вос­то­ку от не­го. Ост­ров­ные ле­со­степ­ные тер­ри­то­рии в меж­гор­ных кот­ло­ви­нах и в пред­горь­ях сли­ва­ют­ся здесь с гор­ной ле­со­сте­пью, где на скло­нах раз­ной экс­по­зи­ции ря­дом раз­ви­ва­ют­ся и степ­ные, и гор­но-та­ёж­ные лес­ные эле­мен­ты флор. В Вос­точ­ной Си­би­ри (осо­бен­но в Яку­тии), кро­ме то­го, се­вер­ные ле­со­степ­ные и та­ёж­но-лу­го­во-степ­ные со­об­ще­ст­ва за­ни­ма­ют и об­шир­ные про­стран­ст­ва, при­чём в ус­ло­ви­ях рез­кой кон­ти­нен­таль­но­сти кли­ма­та и мно­го­лет­ней мерз­ло­ты они обо­га­ща­ют­ся ви­да­ми ази­ат­ско­го и се­ве­ро­аме­ри­кан­ско­го род­ст­ва, не­ред­ко очень ори­ги­наль­ны­ми. Так, в бед­ной фло­ре Яку­тии (ок. 1750 ви­дов) есть два стро­го эн­де­мич­ных ро­да ре­дов­ския и го­род­ко­вия (се­мей­ст­во кре­сто­цвет­ные), а во фло­ре раз­ных рай­онов юга Си­би­ри не­ма­ло су­бэн­де­мич­ных ро­дов, ни­где бо­лее в Рос­сии не пред­став­лен­ных. Та­ко­вы в Ал­тае, Сая­нах, го­рах Ту­вы сая­нел­ла, мик­ро­стиг­ма, па­хи­нев­рум, на Ал­тае – альф­ре­дия, таф­рос­пер­мум, сте­но­це­ли­ум, про­из­ра­стаю­щие в Сред­ней Азии. Брун­не­ра и стел­ле­роп­сис, встре­чаю­щие­ся в Тянь-Ша­не, би­бер­штей­ния, рас­ту­щая в Ги­ма­ла­ях и Цен­траль­ном Ки­тае, свя­зы­ва­ют го­ры Юж­ной Си­би­ри с Пе­ред­ней Ази­ей и Кав­ка­зом. Эн­де­мик Си­би­ри бо­ро­ди­ния свя­зы­ва­ет фло­ры гор от Бай­ка­ла до хреб­та Джугд­жур. В Вос­точ­ной Си­би­ри не­ма­ло ро­дов, объ­е­ди­няю­щих фло­ру раз­ных ре­гио­нов Вос­точ­ной Си­би­ри с Вос­точ­ной Ази­ей, напр. ме­га­де­ния (се­мей­ст­во кре­сто­цвет­ные) и ма­на­гет­тея (за­ра­зи­хо­вые). Ко­лым­ско-Ко­ряк­скую про­вин­цию ха­рак­те­ри­зу­ют эн­де­мик ма­га­да­ния и су­бэн­де­мик эр­ма­ния, а так­же ро­ды до­де­ка­ци­он, дик­лит­ра (раз­би­тое серд­це) и др., при­сут­ст­вую­щие во фло­ре Аме­ри­ки. Из­вест­ны ази­ат­ские и ази­ат­ско-аме­ри­кан­ские ро­ды (ха­ме­ро­дос, флокс, зи­га­де­нус, бош­ня­кия, схи­зан­те и др.), об­щие для Ура­ла и Си­би­ри. Рас­пре­де­ле­ние всех этих ро­дов в весь­ма обед­нён­ных фло­рах раз­ных рай­онов Си­би­ри и ле­жит в ос­но­ве раз­ли­чий про­вин­ций, вы­де­ляе­мых в этом ре­гио­не.

На тер­ри­то­рии Ев­ра­зии мно­го­об­ра­зие фло­ры оп­ре­де­ля­ет­ся в не­ма­лой сте­пе­ни и со­ста­вом лес­ных эле­мен­тов. Не­мо­раль­ные (лис­то­пад­ные ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные) и суб­не­мо­раль­ные (хвой­ные с ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми по­ро­да­ми) ле­са зо­наль­но раз­ви­ты лишь в Ев­ро­пей­ской Рос­сии. При этом дуб­ра­вы до­хо­дят до юго-вост. око­неч­но­сти Ура­ла, а ли­по­вые ро­щи по­сле зна­чи­тель­но­го пе­ре­ры­ва по­яв­ля­ют­ся в Куз­нец­ком Ала­тау, на Са­ла­ир­ском кря­же и на сев.-вост. от­ро­гах Ал­тая. Ле­са эти сла­га­ют­ся пре­иму­ще­ст­вен­но па­ле­арк­ти­че­ски­ми и ев­ро­пей­ско-си­бир­ски­ми ви­да­ми. Цен­траль­но­ев­ро­пей­ские ви­ды (бук ев­ро­пей­ский, тисс ягод­ный, дуб скаль­ный, плющ обык­но­вен­ный, из трав – ви­ды изо­пи­ру­ма, ас­т­ран­ции и др.) рас­тут лишь в ле­сах Ка­ли­нин­град­ской обл. Граб обык­но­вен­ный, аре­ал ко­то­ро­го свя­зан с юго-зап. рай­она­ми Ев­ро­пей­ской час­ти, до­хо­дит к вос­то­ку до Брян­ской обл., но вновь, как и не­ко­то­рые дру­гие, по­яв­ля­ет­ся на Кав­ка­зе. В то же вре­мя ряд рас­те­ний, обыч­ных для за­па­да Ев­ро­пей­ской Рос­сии, на Кав­ка­зе от­сут­ст­ву­ет (пе­чё­ноч­ни­ца обык­но­вен­ная, лун­ник ожи­ваю­щий, лап­чат­ка бе­лая и др.). В за­пад­но­си­бир­ских лип­ня­ках, кро­ме ви­дов, об­щих с Вос­точ­ной Ев­ро­пой, встре­ча­ют­ся и ви­ды, об­щие толь­ко с Кав­ка­зом (напр., па­по­рот­ник оре­оп­те­рис гор­ный). Не­мо­раль­ные рас­те­ния в Си­би­ри свя­за­ны с осо­бым ти­пом хвой­ных ле­сов – чер­не­вой тай­гой. На Ал­тае в них есть и не­ко­то­рые вос­точ­но­ази­ат­ские ви­ды – ов­ся­ни­ца даль­не­во­сточ­ная, осо­ка Хан­ко­ка и до­хо­дя­щие до Ура­ла ази­ат­ские ви­ды – под­ма­рен­ник па­ра­док­саль­ный, вет­ре­ни­ца ото­гну­тая. Об­щий для Пре­ду­ра­лья и Ал­тая и то­же свя­зан­ный с чер­не­вой тай­гой под­лес­ник ураль­ский (се­мей­ст­во зон­тич­ные) так­же род­ст­вен вос­точ­но­ази­ат­ским ви­дам, как, впро­чем, и ряд соб­ст­вен­но ев­ро­пей­ских не­мо­раль­ных ви­дов.

В бед­ной фло­ре тай­ги Ев­ра­зии про­из­ра­ста­ют чер­ни­ка, брус­ни­ка, плау­ны, па­по­рот­ник ди­пла­зи­ум си­бир­ский, кис­ли­ца, бли­жай­шие род­ст­вен­ни­ки ко­то­рых рас­тут и в тро­пи­ках Юж­ной Азии. То, что эти пред­ста­ви­те­ли, часть ко­то­рых веч­но­зе­лё­ные, вы­жи­ва­ют в тай­ге, бо­та­ни­ки объ­яс­ня­ют глу­бо­ки­ми и дли­тель­но ле­жа­щи­ми сне­га­ми. Бо­лее того, в бо­лот­ных то­пях есть ви­ды тро­пи­че­ско­го род­ст­ва: бе­ло­крыль­ник и ли­зи­хи­тон кам­чат­ский из се­мей­ст­ва аро­ид­ных.
Лиственничник.

Осн. часть тер­ри­то­рии Рос­сии за­ня­та тай­гой – фло­ри­сти­че­ски бед­ны­ми и ма­ло ори­ги­наль­ны­ми ле­са­ми. В Вос­точ­ной Ев­ро­пе и За­пад­ной Си­би­ри до Сред­не­си­бир­ско­го плос­ко­го­рья, где раз­ви­та тем­но­хвой­ная тай­га (из ви­дов ели, пих­ты си­бир­ской и со­сны си­бир­ской кед­ро­вой), со­став фло­ры оп­ре­де­ля­ет­ся пре­иму­ще­ст­вен­но ши­ро­ко рас­про­стра­нён­ны­ми ев­ро­пей­ско-си­бир­ски­ми ви­да­ми. В Вос­точ­ной Си­би­ри, где гос­под­ству­ют ле­са из лист­вен­ни­цы, фло­ра обыч­но ещё бед­нее, но в её со­ста­ве боль­ше соб­ст­вен­но си­бир­ских и ази­ат­ских ви­дов, а в сев. по­ло­ви­не ре­гио­на и суб­арк­ти­че­ских ви­дов (напр., из ро­дов дриа­да, арк­то­ус). Не­ко­то­рое обо­га­ще­ние в та­ёж­ных фло­рах свя­за­но с ши­ро­ким раз­ви­ти­ем бо­ров – ле­сов из со­сны обы­кно­вен­ной и, ре­же, ли­ст­вен­ни­цы си­бир­ской (на тер­ри­то­рии Се­вер­ной Ев­ро­пы, За­пад­ной и Сред­ней Си­би­ри) или толь­ко свет­лых ред­ко­стой­ных ле­сов из лист­вен­ниц да­ур­ской и Ка­ян­де­ра (в Вос­точной Си­би­ри). В Ев­ро­пе, осо­бен­но в Пре­ду­ра­лье, а так­же на юге Си­би­ри имен­но в бо­рах рас­тут хри­зан­те­ма За­вад­ско­го, кле­вер пя­ти­лис­точ­ко­вый, ис­то­ды си­бир­ский и тон­ко­ли­ст­ный, ви­ка мно­го­сте­бель­ная и др. На юге Си­би­ри рас­про­стра­не­ны и кус­тар­ни­ко­вые бо­ры с уча­сти­ем ду­ше­кии кус­тар­ни­ко­вой (оль­ша­ни­ка), ро­до­ден­д­ро­на да­ур­ско­го (ма­раль­ни­ка), ви­дов сон-тра­вы, ви­ки од­но­лис­точ­ко­вой и др. Са­мые се­ве­ро-за­пад­ные бо­ры в Рос­сии от­ли­ча­ет при­сут­ст­вие ве­ре­ска обык­но­вен­но­го. В то же вре­мя в тем­но­хвой­ной тай­ге име­ет­ся не­боль­шой на­бор спе­ци­фи­че­ских, час­то весь­ма обо­соб­лен­ных ви­дов: кис­ли­ца обык­но­вен­ная, сед­мич­ник ев­ро­пей­ский, лин­нея се­вер­ная, веч­но­зе­лё­ные кус­тар­нич­ки и тра­вы из се­мейств ве­ре­ско­вых, гру­шан­ко­вых, не­ко­то­рые па­по­рот­ни­ки, плау­ны и до­воль­но раз­но­об­раз­ные ор­хи­деи (напр., ка­лип­со клуб­не­вая). Ви­до­вой со­став та­ёж­ных флор ста­но­вит­ся бо­лее раз­но­об­раз­ным так­же за счёт мел­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов из ви­дов бе­рё­зы и ха­рак­тер­ных вы­со­ко­трав­ных пред­ста­ви­те­лей (из дуд­ни­ка, плев­рос­пер­му­ма, бор­ца, бо­дя­ка, а в Си­би­ри так­же и сос­сю­реи, мыт­ни­ка и др.) по­сле­лес­ных лугов­. Наи­бо­лее спе­ци­фич­на, хо­тя и очень бед­на, фло­ра тор­фя­ных бо­лот и то­пей. Она пред­став­ле­на та­ки­ми обо­соблен­ны­ми ви­да­ми, как шейх­це­рия бо­лот­ная, бе­ло­крыль­ник бо­лот­ный (калла), са­бель­ник бо­лот­ный, ро­сян­ки, мо­рош­ка, веч­но­зе­лё­ные ви­ды ве­ре­ско­вых из ро­дов ба­гуль­ник, ан­дро­ме­да, ха­ме­даф­не, клю­к­ва и др. Эн­де­мич­ных ро­дов на ог­ром­ных про­сто­рах тай­ги Рос­сии нет; су­бэн­де­мич­ным мо­жет счи­тать­ся пус­то­ре­бер­ник (се­мей­ст­во зон­тич­ные) с од­ним (пре­им. лу­го­вым) ви­дом.

Фло­ра тундр, ле­со­тун­д­ры и се­вер­ных ред­ко­ле­сий бед­на (ок. 1400 ви­дов). Од­на­ко по срав­не­нию с соб­ст­вен­но та­ёж­ны­ми фло­ра­ми её мож­но счи­тать бо­лее ори­ги­наль­ной. Все соб­ст­вен­но арк­ти­че­ские ро­ды этой фло­ры (напр., дю­пон­ция, фип­псия, арк­то­фи­ла из се­мей­ст­ва зла­ков) не стро­го эн­де­мич­ны для рос­сий­ской Арк­ти­ки. Б. ч. их ареа­лов мо­жет час­тич­но за­хва­ты­вать и го­ры Коль­ско­го п-ова, По­ляр­но­го Ура­ла, Вос­точной Си­би­ри. Кро­ме то­го, во фло­ре при­сут­ст­ву­ет до­воль­но боль­шое чис­ло су­бэн­де­мич­ных ро­дов, та­ких, как эр­ма­ния (се­мей­ст­во кре­сто­цвет­ные), виль­гельм­сия (гвоз­дич­ные), клай­то­нел­ла (пор­ту­ла­ко­вые), но­во­си­вер­сия (ро­зо­цвет­ные), гар­ри­ма­ни­ел­ла (ве­ре­ско­вые), арк­тан­те­мум и хуль­те­ни­ел­ла (слож­но­цвет­ные). Име­ет­ся ряд ро­дов с ти­хо­океан­ско-се­ве­ро­аме­ри­кан­ски­ми свя­зя­ми (напр., си­вер­сия, ле­ск­ве­рел­ла). Су­ще­ст­ву­ет груп­па эн­де­мич­ных ви­дов и под­ви­дов (не ме­нее 100) из ро­дов мак, лап­чат­ка, ост­ро­ло­доч­ник, кам­не­лом­ка, лю­тик, оду­ван­чик и др. В Арк­ти­ке весь­ма раз­но­об­раз­ны фло­ры ли­шай­ни­ков и мо­хо­вид­ных. Этим осо­бен­но от­ли­ча­ет­ся фло­ра Бе­рин­гий­ско­го сек­то­ра Арк­ти­ки. Так, на Чу­кот­ке из­вест­но до 900 ви­дов и под­ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний, 177 ви­дов пе­чё­ноч­ни­ков и 448 ви­дов лис­то­сте­бель­ных мхов. Это обу­слов­ле­но не толь­ко ог­ром­ны­ми раз­ме­ра­ми тер­ри­то­рии, но и слож­но­стью рель­е­фа, влия­ни­ем тё­п­лых вод океа­на, а так­же со­че­та­ни­ем здесь ти­пич­ных тундр океа­ни­че­ско­го ти­па и осо­бых кон­ти­нен­таль­ных ти­пов рас­ти­тель­но­сти (крио­фит­ных лу­го­сте­пей в их са­мых сев. ва­ри­ан­тах). Са­мым яр­ким про­яв­ле­ни­ем влия­ния на со­став флор кли­ма­ти­че­ских фак­то­ров и осо­бен­но­стей мак­ро­рель­е­фа яв­ля­ет­ся рез­кое раз­ли­чие флор (и осн. черт рас­ти­тель­но­го по­кро­ва во­об­ще) ме­ж­ду Вос­точ­ной Си­би­рью и ос­таль­ной ча­стью Ев­ра­зии в пре­де­лах Рос­сии.

Зна­чи­тель­ную слож­ность в сис­те­му фло­ри­сти­че­ско­го рай­они­ро­ва­ния Рос­сии вно­сят Ураль­ские го­ры, вы­тя­ну­тые по ме­ри­диа­ну на гра­ни­це Ев­ро­пы и Си­би­ри. В це­лом фло­ра их дос­та­точ­но бо­га­та (до 2000 ви­дов со­су­ди­стых рас­те­ний) и ори­ги­наль­на (с Пре­ду­раль­ем – бо­лее 100 эн­де­мич­ных ви­дов и под­ви­дов). С од­ной сто­ро­ны, Ураль­ские го­ры влия­ют на при­ле­гаю­щие рав­ни­ны (в разл. ме­ре – в раз­ных ши­ро­тах), с дру­гой – на про­ник­но­ве­ние раз­ных ви­дов рас­те­ний (в ря­де уча­ст­ков гор) на со­сед­ние тер­ри­то­рии. В свя­зи с по­след­ним эле­мен­ты на­стоя­щих ев­ро­пей­ских флор пре­об­ла­да­ют и в За­ура­лье (осо­бен­но в ни­зовь­ях рек Ту­ра, То­бол и Ишим). В то же вре­мя зна­чи­тель­ная общ­ность фло­ры соб­ст­вен­но гор Ура­ла со­хра­ня­ет­ся от южной гра­ни­цы При­поляр­но­го Ура­ла до вы­со­ких гор Юж­но­го Ура­ла, а в различных рай­онах Ура­ла по-раз­но­му, но обиль­но пред­став­ле­ны и эле­мен­ты фло­ры, свя­зую­щие его с го­ра­ми Юж­ной Си­би­ри, осо­бен­но с Ал­та­ем. По­это­му оп­ре­де­лить ме­сто все­го Ура­ла в сис­те­ме фло­ри­сти­че­ско­го рай­они­ро­ва­ния очень не­про­сто, ведь северные фло­ры здесь рез­ко от­ли­ча­ют­ся от юж­ных.

Сосняк-черничник.

Про­цес­сы фор­ми­ро­ва­ния флор. Со­вре­мен­ная фло­ра Рос­сии – ре­зуль­тат дли­тель­но­го ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са фор­ми­ро­ва­ния фло­ры (фло­ро­ге­не­зи­са). В при­род­ных ре­гио­нах он шёл по-раз­но­му. На Даль­нем Вос­то­ке и на Кав­ка­зе – с пре­об­ла­да­ни­ем из­ме­не­ний со­ста­ва ра­нее раз­ви­тых здесь флор на ос­но­ве ви­до­об­ра­зо­ва­ния (ав­то­хтон­но), в ос­таль­ных ре­гио­нах – за счёт рас­се­ле­ния ви­дов из др. об­лас­тей (ми­гра­ций) в позд­не­чет­вер­тич­ном пе­рио­де и го­ло­це­не. В со­ста­ве фло­ры Рос­сии не­мно­го ви­дов рас­те­ний, о ко­то­рых мож­но оп­ре­де­лён­но го­во­рить как о древ­них, пре­иму­ще­ст­вен­но позд­не­па­ле­о­ге­но­вых – оли­го­це­но­вых ви­дах, воз­ник­ших 30– 25 млн. лет на­зад. Они со­хра­ни­лись на Даль­нем Вос­то­ке, на Кав­ка­зе, не­мно­гие – в го­рах Юж­ной Си­би­ри, где и оби­та­ли по­сто­ян­но, не­смот­ря на зна­чи­тель­ные из­ме­не­ния флор и на этих тер­ри­то­ри­ях. Для юга Даль­не­го Вос­то­ка это, напри­мер, хвой­ные – мик­ро­био­та, тис ост­ро­ко­неч­ный, не­ко­то­рые па­по­рот­ни­ки – пла­гио­ги­рия Мат­су­му­ры, ко­нио­грам­ма сред­няя и др., мхи – бри­ок­си­фи­ум Са­ва­тье, гио­фи­ла за­вёр­ну­тая, вод­ные тра­вы – эв­риа­ла уст­ра­шаю­щая, ло­тос, ряд дре­вес­ных рас­те­ний – бе­рё­зы Мак­си­мо­ви­ча и Шмид­та, маа­кия, ка­ло­па­накс се­ми­ло­па­ст­ный и др., из лес­ных трав – жень­шень, кар­ди­ок­ри­нум Гле­на, лук од­но­цвет­ко­вый, по­го­ния и эле­ор­хис япон­ские и др. Для Кав­ка­за это важ­ные дре­вес­ные ти­пы – ла­пи­на кры­ло­п­лод­ная, лавр бла­го­род­ный, лав­ро­виш­ня, леп­то­пус кол­хид­ский, из лес­ных трав – иг­ли­ца кол­хид­ская, габ­ли­ция, из вы­со­ко­гор­ных трав – сим­фио­ло­ма и др. Зна­чи­тель­но боль­ше в со­ста­ве флор Рос­сии нео­ге­но­вых ви­дов, воз­ник­ших 20–3 млн. лет на­зад. Сре­ди них – даль­не­во­сточ­ные ви­ды де­ревь­ев – бар­ха­ты амур­ский и са­ха­лин­ский, кедр ко­рей­ский, ель Гле­на, и кав­каз­ские – бук вос­точ­ный, дуб Гарт­ви­са, пих­та Норд­ман­на и др., а так­же не­ко­то­рые ви­ды бо­лее сев. тер­ри­то­рий – пих­та си­бир­ская, бе­рё­зы да­ур­ская и шер­сти­стая, клён та­тар­ский и др. Мно­гие позд­нет­ре­тич­ные (нео­ге­но­вые) ви­ды или со­вре­мен­ные (позд­не­чет­вер­тич­но-го­ло­це­но­вые) по­том­ки тре­тич­ных ви­дов име­ют­ся сре­ди тра­вя­ни­стых рас­те­ний Даль­не­го Вос­то­ка, Кав­ка­за, Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии и Си­би­ри. Не­ко­то­рые из них пред­став­ле­ны па­ра­ми близ­ких ви­дов, ны­не жи­ву­щих толь­ко в Ев­ро­пе или на Кав­ка­зе и на Даль­нем Вос­то­ке (напр., ви­ды пе­чё­ноч­ни­цы, лан­ды­ша). Очень древ­ние пред­ста­ви­те­ли есть и на сев. тер­ри­то­ри­ях Рос­сии. Это ви­ды ро­дов си­вер­сия и дриа­да, мно­гие кус­тар­ни­ко­вые ивы и кус­тар­ни­ко­вые бе­рёз­ки, про­из­ра­стаю­щие в тун­д­ре, кис­ли­ца, сед­мич­ник ев­ро­пей­ский, лин­нея се­вер­ная, ка­лип­со лу­ко­вич­ная и др. тра­вя­ни­стые рас­те­ния, оби­таю­щие в та­ёж­ных, ре­же в не­мо­раль­ных ле­сах, а так­же рас­те­ния тор­фя­ных бо­лот – шейх­це­рия и мирт бо­лот­ный, ро­сян­ки, не­ко­то­рые ви­ды мхов, осо­бен­но сфаг­но­вых.

Не­ко­то­рые фло­ры на тер­ри­то­рии Рос­сии ис­пы­та­ли наи­бо­лее глу­бо­кие из­ме­не­ния в эпо­хи сред­не­го и позд­не­го плио­це­на (3–1,5 млн. лет на­зад), ко­гда из со­ста­ва боль­шин­ст­ва флор ис­чез­ли са­мые те­п­ло­лю­би­вые суб­тро­пи­че­ские и те­п­ло­уме­рен­ные ви­ды де­ревь­ев и трав. Рез­кое обед­не­ние флор про­изош­ло и в плей­сто­це­не. Так, в кон­ти­нен­таль­ных об­лас­тях Си­би­ри тем­но­хвой­ная тай­га прак­ти­че­ски ис­чез­ла, и боль­шие тер­ри­то­рии бы­ли за­ня­ты тра­вя­ны­ми и ксе­ро­филь­но-кус­тар­ни­ко­вы­ми со­об­ще­ст­ва­ми, ку­да лег­ко вне­дря­лись и арк­ти­че­ские ви­ды. В вы­со­ких гор­ных сис­те­мах Кав­ка­за и юга Си­би­ри зна­чи­тель­ные из­ме­не­ния со­ста­ва флор бы­ли обу­слов­ле­ны и об­шир­ны­ми гор­ны­ми оле­де­не­ния­ми и об­щей сме­ной кли­ма­та, свя­зан­ной с оле­де­не­ния­ми на рав­ни­нах се­ве­ра Ев­ра­зии и на шель­фах По­ляр­но­го океа­на. В Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии и на се­ве­ре За­пад­ной Си­би­ри пре­об­ра­зо­ва­ние со­ста­ва флор про­ис­хо­ди­ло в ре­зуль­та­те на­сту­па­ния мо­ря на су­шу (мор­ские транс­грес­сии) на рав­ни­нах, что со­про­во­ж­да­лось унич­то­же­ни­ем лю­бой на­зем­ной рас­ти­тель­но­сти. Вос­ста­нов­ле­ние ви­до­во­го бо­гат­ст­ва флор на б. ч. Рос­сии по­сле всех этих ланд­шафт­ных пе­ре­стро­ек шло пре­иму­ще­ст­вен­но за счёт не­боль­ших, но до­воль­но мно­го­чис­лен­ных убе­жищ, где со­хра­ни­лись ви­ды про­шлых эта­пов раз­ви­тия флор. Имен­но этим оп­ре­де­ля­ют­ся зна­чи­тель­ная мо­но­тон­ность их ви­до­во­го со­ста­ва в ог­ром­ных ре­гио­нах Се­вер­ной Ев­ра­зии и од­но­вре­мен­но на­ли­чие во фло­ре Рос­сии боль­шо­го чис­ла мо­ло­дых, сла­бо от­гра­ни­чен­ных друг от дру­га или гиб­ри­до­ген­ных ви­дов. Уже в бо­лее тё­п­лые (меж­лед­ни­ко­вые) эпо­хи позд­не­го плей­сто­це­на на­ча­лась и экс­пан­сия на тер­ри­то­рию Рос­сии че­ло­ве­ка, вла­дев­ше­го ог­нём и со­вер­шен­ны­ми ка­мен­ны­ми ору­дия­ми (эпо­ха па­лео­ли­та). Ог­нём он сво­дил ле­са, из­ме­нял сте­пи и ле­со­сте­пи. С его сто­ян­ка­ми ши­ро­ко рас­про­стра­ня­лись мн. сор­ные ви­ды, ко­то­рые он ис­поль­зо­вал (ко­но­п­ля, кра­пи­ва, ви­ды ма­ри, ле­бе­ды и др.). Рез­кое из­ме­не­ние со­ста­ва фло­ры про­изош­ло при пе­ре­хо­де че­ло­ве­ка к раз­ви­то­му ско­то­вод­ст­ву и зем­ле­де­лию в те­че­ние го­ло­це­на. По­дав­ляю­щая часть лу­гов на тер­ри­то­рии Ев­ро­пы и За­пад­ной Си­би­ри, в бас­сей­не Аму­ра, ле­со­степ­ные ланд­шаф­ты цен­траль­ной Яку­тии – пре­иму­ще­ст­вен­но ре­зуль­тат дея­тель­но­сти че­ло­ве­ка. С ней свя­за­но рас­про­стра­не­ние с юга мно­гих ны­не обыч­ных, но от­сут­ст­во­вав­ших ра­нее на этих тер­ри­то­ри­ях рас­те­ний. В Ев­ро­пе это ни­вя­ник, ви­ды кле­ве­ра и мно­гие др. лу­го­вые зла­ки. Пе­ре­валь­ная сис­те­ма зем­ле­де­лия прив­нес­ла мно­же­ст­во сор­ня­ков по­ле­вых куль­тур и ста­ла при­чи­ной по­яв­ле­ния но­вых, стро­го свя­зан­ных с куль­ту­рой, ви­дов рас­те­ний (ва­си­лёк, жи­во­кость, ви­ды пи­куль­ни­ка и др.). Зна­чи­тель­ное обо­га­ще­ние фло­ры в зо­нах ле­со­сте­пи и ши­ро­ко­лист­вен­ных ле­сов, свя­зан­ное с дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка, на­ча­лось не позд­нее 12–10 тыс.лет на­зад и в те­че­ние го­ло­це­на за­хва­ти­ло б. ч. тер­ри­то­рий Рос­сии, ос­во­ен­ных для осед­ло­го про­жи­ва­ния. Даль­ней­шее раз­ви­тие ци­ви­ли­за­ции так­же прив­нес­ло не­ма­ло но­во­го в пре­об­ра­зо­ва­ние флор. Этим из­ме­не­ни­ям спо­соб­ст­во­ва­ли соз­на­тель­ная и сти­хий­ная ин­тро­дук­ция рас­те­ний и оди­ча­ние куль­тур­ных ви­дов, соз­да­ние че­ло­ве­ком но­вых ланд­шаф­тов, осо­бен­но го­ро­дов и пу­тей со­об­ще­ния, по­яв­ле­ние гиб­ри­дов ме­ж­ду або­ри­ге­на­ми и за­нос­ны­ми ви­да­ми рас­те­ний. Од­на­ко фло­ра, в от­ли­чие от фау­ны, – зна­чи­тель­но бо­лее ус­той­чивое об­ра­зо­ва­ние. По­ка на­блю­да­ют­ся в осн. про­цес­сы обо­га­ще­ния флор в свя­зи с дея­тель­но­стью че­ло­ве­ка, не­да­ром фло­ры круп­ных го­ро­дов бо­га­че флор их ок­ру­жаю­щих тер­ри­то­рий. Дос­то­вер­но не­из­вест­но ни од­но­го ви­да рас­те­ний, ко­то­рый бы ис­чез с тер­ри­то­рии Рос­сии из со­ста­ва её або­ри­ген­ной фло­ры за по­след­ние 100 лет. И не­смот­ря на то, что в Крас­ных кни­гах Рос­сии и субъ­ек­тов РФ не­ма­ло ви­дов рас­тений вклю­че­но в сис­те­му ох­ра­ны, и угро­за их ис­чез­но­ве­ния из со­ста­ва флор от­дель­ных тер­ри­то­рий яв­ля­ет­ся ре­аль­но­стью, ис­чез­но­ве­ние их из со­ста­ва фло­ры Рос­сии в це­лом по­ка ма­ло­веро­ят­но.

Растительный покров

Рас­ти­тель­ный по­кров Рос­сии до­вольно раз­но­об­ра­зен, что пре­ж­де все­го обу­слов­ле­но зна­чи­тель­ной про­тя­жён­но­стью её тер­ри­то­рии – с се­ве­ра на юг и с за­па­да на вос­ток. В пер­вом слу­чае фор­ми­ру­ет­ся ши­рот­ная зо­наль­ность рас­ти­тель­но­го по­кро­ва, свя­зан­ная с за­ко­но­мер­ным уве­ли­че­ни­ем ко­ли­че­ст­ва те­п­ла при про­дви­же­нии к югу, во вто­ром – осо­бен­но­сти рас­ти­тель­но­го по­кро­ва оп­ре­де­ля­ют­ся умень­ше­ни­ем ко­ли­че­ст­ва вы­па­даю­щих осад­ков по на­прав­ле­нию с за­па­да на вос­ток, вплоть до Яку­тии. Осо­бен­но­сти со­ста­ва и струк­ту­ры рас­ти­тель­но­го по­кро­ва от­дель­ных гео­гра­фи­че­ских ре­гио­нов оп­ре­де­ля­ют­ся так­же рель­е­фом, поч­вой, гео­ло­ги­че­ской ис­то­ри­ей, воз­дей­ст­ви­ем че­ло­ве­ка. Для фор­ми­ро­ва­ния совр. рас­ти­тель­но­го по­кро­ва, ко­то­рый мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать как сис­те­му ши­рот­ных при­род­ных зон, осо­бое зна­че­ние име­ли не­од­но­крат­ные оле­де­не­ния на зна­чи­тель­ной час­ти рав­нин и гор стра­ны в те­че­ние ан­тро­поге­на. Сме­на пе­рио­дов по­хо­ло­да­ний и по­те­п­ле­ний влия­ла как на со­став рас­ти­тель­но­го по­кро­ва, так и на гра­ни­цы рас­про­стра­не­ния рас­ти­тель­но­сти: сев. гра­ни­ца ле­са в пе­рио­ды по­те­п­ле­ний сдви­га­лась к се­ве­ру, а при по­хо­ло­да­нии – к югу. В совр. рас­ти­тель­ном по­кро­ве со­хра­ни­лись как ре­лик­ты от­дель­ные ви­ды рас­те­ний преж­них эпох.

На тер­ри­то­рии на­шей стра­ны пред­став­ле­ны сле­дую­щие рас­ти­тель­ные зо­ны: арк­ти­че­ских по­ляр­ных пус­тынь, тундр (с под­зо­на­ми се­вер­ных, ти­пич­ных, юж­ных тундр), бо­ре­аль­ных, или та­ёж­ных, ле­сов (с под­зо­на­ми ле­со­тун­д­ры, се­вер­ной, сред­ней, юж­ной тай­ги и сме­шан­ных ле­сов, или под­тай­ги), ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов, сте­пей (с под­зо­на­ми ле­со­сте­пей, или лу­го­вых сте­пей, на­стоя­щих, или ти­пич­ных, сте­пей и опус­ты­нен­ных сте­пей), пус­тынь. Ог­ром­ные пло­ща­ди, осо­бен­но в Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке, за­ни­ма­ют го­ры, ус­лож­няя об­щую кар­ти­ну рас­ти­тель­но­го по­кро­ва раз­ной вы­сот­ной по­яс­но­стью рас­ти­тель­но­сти в го­рах. В мно­го­чис­лен­ных ре­ках и озё­рах, а так­же на мор­ских по­бе­режь­ях – осо­бая рас­ти­тель­ность.

Рас­ти­тель­ный по­кров арк­ти­че­ских по­ляр­ных пус­тынь рас­про­стра­нён на сво­бод­ных от лед­ни­ков, но с по­все­ме­ст­ной мно­го­лет­ней мерз­ло­той дре­ни­ро­ван­ных мел­ко­зе­ми­стых (суг­ли­ни­стых, пес­ча­ных) или га­леч­ных уча­ст­ках. Пред­став­лен рас­ти­тель­ны­ми со­об­ще­ст­ва­ми с пре­об­ла­да­ни­ем спо­ро­вых рас­те­ний (78%) над цвет­ко­вы­ми (22%). Гос­под­ству­ют ли­шай­ни­ки (кол­ле­ма, пер­ту­за­рия, тон­нин­гия, цет­ра­рия, не­уро­по­гон и др.). Важ­ную роль иг­ра­ют так­же мо­хо­вид­ные – пе­чё­ноч­ни­ки (це­фа­ло­зи­ел­ла, лей­о­ко­леа, ло­фо­зия и др.) и мхи (дит­ри­хум, ку­куш­кин лён аль­пий­ский, бри­ум, миу­рел­ла, по­лия и др.). Сре­ди цвет­ко­вых рас­те­ний рас­про­стра­не­ны осо­бо хо­ло­до­стой­кие вы­со­ко­арк­ти­че­ские по­душ­ко­вид­ные ви­ды (яс­кол­ка арк­ти­че­ская, круп­ки аль­пий­ская и про­дол­го­ва­тая, мак по­ляр­ный, кам­не­лом­ки дер­но­вин­ная, по­ник­шая и др.) или дер­но­вин­ные зла­ки (лу­го­вик се­вер­ный, фип­псия хо­лод­ная и др.). В со­об­ще­ст­вах жизнь со­сре­до­то­че­на в тон­ком (2– 5 см) при­по­верх­но­ст­ном слое ли­шай­ни­ков и мхов, в ко­то­ром поч­ти пол­но­стью скры­ты над­зем­ные ор­га­ны кро­хот­ных цвет­ко­вых рас­те­ний. Про­дук­тив­ность рас­ти­тель­но­го по­кро­ва арк­ти­че­ских пус­тынь ни­чтож­на.

Тундра.

Рас­ти­тель­ный по­кров тундр объ­е­ди­ня­ет разл. со­об­ще­ст­ва, со­стоя­щие из хо­ло­до­стой­ких и осо­бо хо­ло­до­стой­ких ви­дов кус­тар­ни­ков, кус­тар­нич­ков, мно­го­лет­них трав, лис­то­сте­бель­ных мхов, пе­чё­ноч­ни­ков и ли­шай­ни­ков (в разл. со­че­та­ни­ях). Они фор­ми­ру­ют по­ли­го­наль­ные, пят­ни­стые или буг­ри­стые го­ри­зон­таль­ные мо­заи­ки с не­мно­ги­ми (не бо­лее 3) яру­са­ми. На­ря­ду с по­кро­вом тун­д­ро­во­го ти­па, гос­под­ствую­щим на вы­ров­нен­ных во­до­раз­де­лах (пла­ко­рах), в за­па­ди­нах, до­ли­нах рек мо­жет встре­чать­ся ряд вто­ро­сте­пен­ных со­об­ществ: бо­ло­та, лу­го­ви­ны, ред­ко­ле­сья и др. Вы­де­ля­ют три под­зо­ны тундр, дос­та­точ­но чёт­ко раз­ли­чаю­щие­ся на­бо­ром ха­рак­тер­ных при­зна­ков.

Под­зо­на се­вер­ных тундр ох­ва­ты­ва­ет по­бе­ре­жья мо­рей Се­вер­но­го Ле­до­ви­то­го океа­на. Юж. гра­ни­ца её сов­па­да­ет со сред­не­ме­сяч­ной изо­тер­мой ию­ля 4–6 °C. Пре­об­ла­да­ют уча­ст­ки, в ко­то­рых на до­лю рас­ти­тель­но­го по­кро­ва при­хо­дит­ся 40–60% пло­ща­ди. В струк­ту­ре его со­об­ществ вы­де­ля­ют­ся два яру­са: пер­вый – с гос­под­ством низ­ко­рос­лых, по­гру­жен­ных в мо­хо­вой по­кров или сте­лю­щих­ся кус­тар­нич­ков – кас­сио­пеи, ку­ро­па­точь­ей тра­вы, разл. ви­дов ив (арк­ти­че­ской, мо­нет­ной, по­ляр­ной, сет­ча­той) и трав – пу­ши­цы, осок (уз­ко­ли­ст­ной, ме­че­ли­ст­ной, арк­то­си­бир­ской); вто­рой – на­поч­вен­ный, из мхов или ли­шай­ни­ков (на мел­ких и щеб­ни­стых поч­вах). Сре­ди мхов пре­об­ла­да­ют гип­но­вые (об­ра­зую­щие дер­но­вин­ки), сре­ди ли­шай­ни­ков – кус­ти­стые. Вы­со­та рас­те­ний до 10 см. Из вто­ро­степен­ных со­об­ществ для этой под­зо­ны ха­рак­тер­ны тра­вя­но-мо­хо­вые бо­ло­та на пло­ских ни­зи­нах и мо­ло­дых реч­ных тер­ра­сах близ мор­ских по­бе­ре­жий. В со­ста­ве бо­лот­ных трав обыч­ны: пу­ши­ца, осо­ки, из зла­ков – дю­пон­ция, зуб­ров­ка; ви­ды раз­но­тра­вья (се­ле­зё­ноч­ник, мыт­ник, кам­не­лом­ка) чрез­вы­чай­но ред­ки. На о. Но­вая Зем­ля фор­ми­ру­ют­ся плос­ко­буг­ри­стые арк­ти­че­ские бо­ло­та (диа­метр буг­ров до 20 м, выс. до 0,5 м) с гос­под­ством на них раз­ных ви­дов мхов или ли­шай­ни­ков (кла­до­нии мяг­кой) с мха­ми.

Под­зо­на ти­пич­ных тундр (мо­хо­вых, ли­шай­ни­ко­вых и мо­хо­во-ли­шай­ни­ко­вых) за­ни­ма­ет центр. часть тун­д­ро­вой зо­ны, про­сти­ра­ясь от Коль­ско­го п-ова до п-ова Чу­кот­ка; наи­боль­шая её ши­ри­на (300–350 км с се­ве­ра на юг) на п-ове Тай­мыр. Ха­рак­тер­ная осо­бен­ность мо­хо­вых тундр, за­ни­маю­щих по­ни­жен­ные мес­та и фор­ми­рую­щих­ся на тор­фя­ни­стых суг­ли­ни­стых поч­вах, – сплош­ной по­кров из зе­лё­ных мхов, в ко­то­ром гос­под­ству­ют ви­ды ро­дов аула­ком­ни­ум, ги­ло­ком­ни­ум, по­лит­ри­хум, ри­ти­ди­ум и не­мно­гие др., а так­же не­кото­рые ви­ды сфаг­ну­ма. Об­щее раз­но­об­ра­зие мхов в та­ких тун­д­рах мо­жет пре­вы­шать 100 и да­же 170 ви­дов (не счи­тая пе­чё­ноч­ни­ков). Ли­шай­ни­ко­вые ти­пич­ные тун­д­ры встре­ча­ют­ся на лёг­ких пес­ча­ных, а так­же щеб­ни­стых и ка­ме­ни­стых грун­тах, на ма­ло­снеж­ных от­кры­тых уча­ст­ках в пре­де­лах всей под­зо­ны. На за­па­де под­зо­ны пре­об­ла­да­ют кла­до­ние­вые, а на вос­то­ке – алек­то­рие­вые и цет­ра­рие­вые ли­шай­ни­ко­вые тун­д­ры. На лёг­ких щеб­ни­стых или ка­ме­ни­стых грун­тах, час­то вме­сте с ли­шай­ни­ко­вы­ми, рас­про­стра­не­ны кус­тар­нич­ко­вые тун­д­ры с уча­сти­ем во­ро­ни­ки, чер­ни­ки, арк­то­уса, ря­да ви­дов ив и др. Кус­тар­нич­ко­вые тун­д­ры не­ред­ко пе­ре­хо­дят в т. н. пят­ни­стые тун­д­ры, где уча­ст­ки кус­тар­нич­ков с по­кро­вом из трав, мхов или ли­шай­ни­ков че­ре­ду­ют­ся с пят­на­ми го­ло­го грун­та. В за­па­ди­нах встре­ча­ют­ся осо­ко­во-мо­хо­вые и сфаг­но­вые бо­ло­та, а в до­ли­нах рек – тун­д­ро­вые лу­го­ви­ны с мят­ли­ка­ми, ли­со­хво­стом, арк­ти­че­ской щуч­кой, осо­ка­ми и раз­но­об­раз­ным арк­то­аль­пий­ским раз­но­травь­ем (в мес­тах ско­п­ле­ния сне­га).

Под­зо­на кус­тар­ни­ко­вых, или юж­ных, тундр. Рас­ти­тель­ный по­кров этой под­зо­ны ха­рак­те­ри­зу­ет­ся обо­соб­лен­ным яру­сом кус­тар­ни­ков из низ­ко­рос­лых бе­рё­зок (кар­ли­ко­вой, то­щей, Мид­ден­дор­фа), оль­хов­ни­ка кус­тар­ни­ко­во­го, кус­тар­ни­ко­вых ив (си­зой, копье­вид­ной, вой­лоч­ной и др.) или ба­гуль­ни­ка, а так­же тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вым яру­сом, об­ра­зо­ван­ным как арк­ти­че­ски­ми, арк­то­аль­пий­ски­ми и ги­по­арк­ти­че­ски­ми ви­да­ми (брус­ни­ка, во­ро­ни­ка и др.), так и мно­ги­ми бо­ре­аль­ны­ми, в пер­вую оче­редь та­ёж­ны­ми, ви­да­ми (в их чис­ле – щуч­ки дер­ни­стая и из­ви­ли­стая, ов­ся­ни­ца ове­чья, гра­ви­лат при­ручь­е­вой, мо­рош­ка, ку­паль­ни­цы ев­ро­пей­ская и ази­ат­ская). Для этой под­зо­ны ти­пич­но мак­си­маль­ное раз­но­об­ра­зие со­об­ществ. Кро­ме тундр здесь при­сут­ст­ву­ют ни­валь­ные лу­го­ви­ны, лу­га в пой­мах рек, тун­д­ро­вые сте­пи на су­хих юж­ных скло­нах, раз­но­об­раз­ные бо­ло­та, ред­ко­ле­сья из та­ёж­ных де­ревь­ев (ели си­бир­ской, лист­вен­ниц си­бир­ской, Гме­ли­на и Ка­ян­де­ра, бе­рёз­ки из­ви­ли­стой, чо­зе­нии, то­по­ля ду­ши­сто­го), про­ни­каю­щих в по­доб­ласть с юга вдоль реч­ных до­лин. На се­ве­ро-вос­то­ке – от Ко­лы­мы до Чу­кот­ки – рас­про­стра­не­ны коч­кар­ные осо­ко­во-пу­ши­це­вые тун­д­ры с осо­кой тра­ур­ной, ба­гуль­ни­ком и ива­ми. Они со­че­та­ют­ся с раз­но­об­раз­ны­ми буг­ри­сты­ми сфаг­но­вы­ми и осо­ко­во-мо­хо­вы­ми бо­ло­та­ми.

На юге тун­д­ро­вая зо­на гра­ни­чит с Евра­зий­ской бо­ре­аль­ной, или та­ёж­ной, лес­ной зо­ной, за­ни­маю­щей вме­сте с гор­ной тай­гой Си­би­ри бо­лее по­ло­ви­ны тер­ри­то­рии стра­ны.

На п-ове Кам­чат­ка сев. гра­ни­ца ле­са спус­ка­ет­ся до 60° с. ш., где лес бо­ре­аль­но­го ти­па рас­про­стра­нён толь­ко в центр. час­ти. Се­ве­ро-Ку­риль­ские и Ко­ман­дор­ские о-ва без­лес­ны. Рас­ти­тель­ный по­кров на этих тер­ри­то­ри­ях свое­об­ра­зен. Это вла­го­лю­би­вые тра­вя­ные со­об­ще­ст­ва – лу­га «уш­ха», об­ра­зо­ван­ные круп­ны­ми или ги­гант­ски­ми (выс. от 1,5–2 м до 4–5 м) тра­ва­ми (дуд­ни­ком мед­вежь­им, ка­ка­ли­ей кам­чат­ской, бо­дя­ком кам­чат­ским, ше­ло­май­ни­ком, бор­ще­ви­ком слад­ким, вей­ни­ком Лан­гс­дор­фа, кре­стов­ни­ком ко­но­п­лё­во­ли­ст­ным, че­ме­ри­цей), про­из­ра­стаю­щи­ми сре­ди ред­ко­стой­ных бе­рез­ня­ков из ка­мен­ной бе­рёзы, за­рос­лей оль­хов­ни­ка и кед­ро­во­го стла­ни­ка.

Рас­ти­тель­ный по­кров бо­ре­аль­ных, или та­ёж­ных, ле­сов (тай­ги) за­ни­ма­ет са­мую боль­шую пло­щадь на тер­ри­то­рии Рос­сии. На се­ве­ре Коль­ско­го п-ова бо­ре­аль­ные хвой­ные ле­са дос­ти­га­ют 68– 69° с. ш., а их юж. гра­ни­ца на вос­то­ке Си­би­ри про­хо­дит ок. 48° с. ш. Ес­ли в сев. тай­ге обыч­ны рас­те­ния, об­щие с тун­д­ра­ми, то в юж­ной – встре­ча­ют­ся ви­ды, ха­рак­тер­ные для ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов. При дви­же­нии с за­па­да на вос­ток с на­рас­та­ни­ем кон­ти­нен­таль­но­сти кли­ма­та про­ис­хо­дит сме­на веч­но­зе­лё­ных тем­но­хвой­ных ле­сов (с елью ев­ро­пей­ской или си­бир­ской) на свет­ло­хвой­ные лет­не­зе­лё­ные ли­ст­вен­нич­ные (с ли­ст­вен­ни­цей си­бир­ской на се­ве­ре За­пад­ной Си­би­ри, ли­ст­вен­ни­цей Гме­ли­на вос­точ­нее Ени­сея и ли­ст­вен­ни­цей Ка­ян­де­ра на вос­то­ке Яку­тии и в Ма­га­дан­ской обл.). На Даль­нем Вос­то­ке (по Охот­ско­му по­бе­ре­жью, в Ха­ба­ров­ском крае, Амур­ской обл.) вновь гос­под­ству­ют тем­но­хвой­ные ле­са c елью аян­ской, что объ­яс­ня­ет­ся воз­дей­ст­ви­ем влаж­но­го мус­сон­но­го кли­ма­та. В за­ви­си­мо­сти от со­ста­ва до­ми­ни­рую­щих лес­ных по­род в тай­ге вы­де­ля­ют три дол­гот­ных сек­то­ра: Ев­ро­пей­ско-За­пад­но­си­бир­ский тем­но­хвой­ный (с пре­об­ла­да­ни­ем елей ев­ро­пей­ской, си­бир­ской и пих­ты си­бир­ской), Вос­точ­но-Си­бир­ский свет­ло­хвой­ный (ли­ст­вен­нич­ный) и Юж­но-Охот­ский тем­но­хвой­ный. Кро­ме пе­ре­чис­лен­ных ви­дов в со­став та­ёж­ных ле­сов вхо­дят со­сны обык­но­вен­ная и си­бир­ская кед­ро­вая, кед­ро­вый стла­ник. Как час­тая при­месь в них при­сут­ст­ву­ют мел­ко­ли­ст­вен­ные по­ро­ды: бе­рё­зы по­вис­лая и пу­ши­стая, оси­на, ивы, ря­би­на, в до­ли­нах рек – то­по­ля, ивы, чо­зе­ния. В юж. тай­ге встре­ча­ют­ся от­дель­ные эк­зем­п­ля­ры ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных по­род: дуб, ли­па, клён и др.

Лесотундра.

Пе­ре­ход­ная под­зо­на ме­ж­ду кус­тар­нико­вы­ми тун­д­ра­ми и сев. ле­са­ми ши­ри­ной с се­ве­ра на юг от 30 до 200 км на­зыва­ет­ся ле­со­тун­д­рой, или пред­тундро­вым ред­ко­лесь­ем. Она пред­став­ле­на ред­ко­стой­ны­ми, низ­ко­рос­лы­ми, час­то кри­во­стволь­ны­ми бе­рё­зо­во-ело­вы­ми и ли­ст­вен­нич­ны­ми ле­са­ми с кус­тар­ни­ко­вы­ми тун­д­ра­ми и сфаг­но­вы­ми бо­ло­та­ми.

Тайга.

Се­вер­ная тай­га. Ле­са, сла­гаю­щие её, обыч­но трёх- или че­ты­рёхъ­я­рус­ные. Низ­ко­рос­лый 4–6(10) м дре­вес­ный ярус со­сто­ит из ели си­бир­ской или ли­ст­вен­ниц, ярус кус­тар­ни­ков – из бе­рёз кар­ли­ко­вой и из­ви­ли­стой в зап. час­ти стра­ны, то­щей и Мид­ден­дор­фа – в Сред­ней и Вос­точ­ной Си­би­ри, кед­ро­во­го стла­ни­ка – на се­ве­ро-вос­то­ке Рос­сии, тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вый ярус всю­ду – из чер­ни­ки, брус­ни­ки, го­лу­би­ки, ба­гуль­ни­ка, с уча­сти­ем то­лок­нян­ки, шик­ши, мо­рош­ки и кня­же­ни­ки, арк­то­уса, лин­неи, разл. зла­ков, осок и др. В на­поч­вен­ном по­кро­ве по­все­ме­ст­но – зе­лё­ные мхи, на пес­ча­ных и щеб­ни­стых поч­вах – ли­шай­ни­ки (алек­то­рия, цет­ра­рия, кла­до­ния, неф­ро­ма и др.), на за­бо­ло­чен­ных уча­ст­ках – ку­куш­кин лён и сфаг­ну­мы. Зна­чи­тель­ные тер­ри­то­рии на во­до­раз­де­лах за­ня­ты сфаг­но­вы­ми бо­ло­та­ми, час­то об­ле­сён­ны­ми пу­ши­стой бе­рё­зой и со­сной. На се­ве­ро-вос­то­ке Ев­ро­пей­ской тер­ри­то­рии к ели при­ме­ши­ва­ет­ся ли­ст­вен­ни­ца си­бир­ская, а в бас­сей­не р. Пе­чо­ра – пих­та и со­сна си­бир­ская кед­ро­вая, сре­ди кус­тар­ни­ков встре­ча­ют­ся оль­хов­ник, вей­ник Лан­гс­дор­фа, ка­ка­лия копь­е­вид­ная, скер­да си­бир­ская и др. Се­ве­ро­та­ёж­ные со­сня­ки час­то ли­ше­ны кус­тар­ни­ко­во­го и тра­вя­но-кус­тарнич­ко­во­го яру­сов; на­поч­вен­ный по­кров со­сто­ит из кус­ти­стых ли­шай­ни­ков. Ли­шай­ни­ко­вые бо­ры ха­рак­те­ри­зу­ют­ся раз­ре­жён­но­стью и низ­ко­рос­ло­стью (8– 11 м), зе­ле­но­мош­ные и кус­тар­нич­ко­вые (брус­нич­ные, чер­нич­ные, го­лу­бич­ные) тя­го­те­ют к реч­ным до­ли­нам. Ли­ст­вен­нич­ные се­ве­ро­та­ёж­ные ле­са рас­про­стра­не­ны к вос­то­ку от ни­зовь­ев р. Пе­чо­ра до бас­сей­на р. Ко­лы­ма. В За­пад­ной Си­би­ри эти ле­са про­из­ра­ста­ют на пес­ках и лёг­ких су­пес­ча­ных поч­вах, юж­нее, при от­сут­ст­вии веч­ной мерз­ло­ты, в дре­во­стое по­яв­ля­ет­ся со­сна, по­сте­пен­но вы­тес­няю­щая ли­ст­вен­ни­цу. По­лог та­ких ле­сов не­вы­сок и раз­ре­жён, в под­лес­ке обыч­ны кус­тар­ни­ки (ба­гуль­ник, го­лу­би­ка, ер­ник), тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вый ярус схо­ден по со­ста­ву с та­ко­вым др. ти­пов та­ёж­ных ле­сов, на­поч­вен­ный по­кров из зе­лё­ных мхов или кус­ти­стых ли­шай­ни­ков. Вос­точ­но­си­бир­ские се­ве­ро­та­ёж­ные ле­са за­ни­ма­ют об­шир­ное при­под­ня­тое плос­ко­го­рье к вос­то­ку от до­ли­ны р. Ниж­няя Тун­гу­ска. Они об­ра­зо­ва­ны в осн. ли­ст­вен­ни­цей Гме­ли­на, за­пад­нее до­ли­ны р. Ле­на встре­ча­ет­ся ель. Дре­во­стой силь­но раз­ре­жён. Са­мый вос­точ­ный ост­ров­ной мас­сив ли­ст­вен­нич­ни­ков на­хо­дит­ся в ши­ро­кой до­ли­не р. Майн (бас­сейн р. Ана­дырь).

В под­зо­не сев. тай­ги ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние име­ют бе­рё­зо­вые и оси­но­вые ле­са. Они воз­ни­ка­ют на по­сле­по­жар­ных га­рях, по­сле вы­руб­ки ко­рен­ных ле­сов, в пер­вую оче­редь тем­но­хвой­ных, а так­же в про­цес­се цик­ли­че­ских ес­те­ст­вен­ных смен ле­сов. В реч­ных до­ли­нах сев.-вост. час­ти та­ёж­ной зо­ны рас­про­стра­не­ны чо­зе­ние­вые и то­по­ле­вые ле­са.

Сред­няя тай­га за­ни­ма­ет в Ев­ро­пей­ской час­ти стра­ны об­шир­ную по­ло­су, рас­ши­ря­ясь к вос­то­ку с се­ве­ра на юг от 320–350 км до 480–500 км в Пред­ура­лье. На суг­ли­ни­стых под­зо­ли­стых поч­вах во­до­раз­де­лов гос­под­ству­ют тем­но­хвой­ные (на за­па­де из ели ев­ро­пей­ской, к вос­то­ку – из ели си­бир­ской) или про­из­вод­ные бе­рё­зо­во-оси­но­вые ле­са, пе­ре­ме­жа­ясь с со­сно­вы­ми бо­ра­ми на пес­ках и су­пе­сях. Струк­ту­ра сред­не­та­ёж­ных ель­ни­ков от­но­си­тель­но про­ста: бо­лее или ме­нее сомк­ну­тый ярус дре­во­стоя, в ко­то­ром гос­под­ству­ет ель (лишь на вос­то­ке с при­ме­сью пих­ты), под­ле­сок вы­ра­жен сла­бо. Тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вый и мо­хо­вой яру­сы раз­лич­ны. Сре­ди ель­ни­ков-зе­ле­но­мош­ни­ков мож­но вы­де­лить ель­ни­ки-чер­нич­ни­ки и ель­ни­ки-брус­нич­ни­ки, на за­бо­ло­чен­ных мес­тах – ель­ни­ки-дол­го­мош­ни­ки (с ку­куш­ки­ным льном), об­ра­зую­щие ле­са, пе­ре­ход­ные к сфаг­но­вым ель­ни­кам. В тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вом яру­се – ти­пич­ные рас­те­ния та­ёж­ных ле­сов: па­по­рот­ник Лин­нея, лин­нея се­вер­ная, ожи­ка во­ло­си­стая, май­ник дву­ли­ст­ный, кис­ли­ца, гру­шан­ки круг­ло­ли­ст­ная и сред­няя, кос­тя­ни­ка, сед­мич­ник ев­ро­пей­ский и др., в по­кро­ве зе­лё­ных мхов гос­под­ству­ют ги­ло­ко­ми­ум бле­стя­щий, плев­ро­зи­ум Шре­бе­ра, ди­кра­ну­мы и др. В мо­хо­вом по­кро­ве ель­ни­ков-дол­го­мош­ни­ков пре­об­ла­да­ет ку­куш­кин лён. Сфаг­но­вые ель­ни­ки за­ни­ма­ют мень­шие пло­ща­ди. В юж. час­тях под­зо­ны в дре­во­стое под по­ло­гом ели мо­гут встре­чать­ся ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные по­ро­ды: ли­па, ильм, на за­па­де – клён, а в со­ста­ве трав – ви­ды, ти­пич­ные для ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов: бо­рец, сныть, лан­дыш, ку­паль­ни­ца и др.

В За­пад­ной и Сред­ней Си­би­ри гос­под­ству­ют ело­во-кед­ро­вые и кед­ро­во-ело­вые, час­то с пих­той во вто­ром яру­се, ле­са. Пло­ские во­до­раз­де­лы всю­ду за­бо­ло­че­ны, и там пре­об­ла­да­ют вер­хо­вые сфаг­но­вые бо­ло­та, об­ра­зуя са­мую боль­шую в ми­ре бо­лот­ную сис­те­му. Кро­ме пред­ста­ви­те­лей сфаг­ну­ма для них ха­рак­тер­ны та­кие бо­лот­ные рас­те­ния, как ба­гуль­ник бо­лот­ный, под­бел, кас­сан­д­ра, го­лу­би­ка, кня­же­ни­ка, мо­рош­ка, пу­ши­ца, клю­к­ва. На гри­вах ме­ж­ду бо­лот­ны­ми мас­си­ва­ми рас­по­ла­га­ют­ся со­сно­вые бо­ры. К вос­то­ку от до­ли­ны р. Ени­сей ело­во-кед­ро­вые и кед­ро­во-ело­вые ле­са за­ни­ма­ют воз­вы­шен­ные мес­та сре­ди лист­вен­нич­ни­ков, а вос­точ­нее 100° в. д. на ме­ж­ду­речь­ях ис­че­за­ют. Для тем­но­хвой­ных ле­сов ча­ще все­го ха­рак­те­рен по­кров из зе­лё­ных мхов, в тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вом яру­се обыч­ны брус­ни­ка, чер­ни­ка, лин­нея, сед­мич­ник и др. При пло­хом дре­на­же и за­бо­ла­чи­ва­нии почв фор­ми­ру­ют­ся дол­го­мош­ные и сфаг­но­вые ле­са из тех же по­род. На мес­тах ру­бок воз­ни­ка­ют бе­рез­ня­ки. Со­сня­ки в сред­ней тай­ге так­же раз­но­об­раз­ны. На су­хих пес­ча­ных поч­вах, на дю­нах вдоль рек и на сол­неч­ных скло­нах обыч­ны бо­ры со сплош­ным по­кро­вом кус­ти­стых ли­шай­ни­ков, час­то с брус­нич­ным или ве­ре­ско­вым яру­сом, раз­ви­тию ко­то­рых спо­соб­ст­ву­ют ни­зо­вые по­жа­ры.

Ли­ст­вен­нич­ные сред­не­та­ёж­ные ле­са об­ра­зо­ва­ны в Ев­ро­пей­ской час­ти стра­ны и в За­пад­ной Си­би­ри ли­ст­вен­ни­цей си­бир­ской (час­то с со­сной), по­сте­пен­но ис­че­заю­щей на се­ве­ро-вос­то­ке Сред­ней Си­би­ри, и ли­ст­вен­ни­цей Гме­ли­на (се­вер Сред­не­си­бир­ско­го плос­ко­го­рья и Яку­тия). Они пред­став­ле­ны кус­тар­нич­ко­вы­ми (с чер­ни­кой и го­лу­би­кой) и тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вы­ми со­об­ще­ст­ва­ми с вей­ни­ком тро­ст­ни­ко­вид­ным, пер­лов­ни­ком по­ник­шим, ири­сом рус­ским и др. Вос­точ­ные ли­ст­вен­нич­ни­ки ши­ро­ко рас­про­стра­не­ны от бас­сей­нов Ниж­ней и Под­ка­мен­ной Тун­гу­ски до Цен­траль­ной Яку­тии, где за­ни­ма­ют зна­чи­тель­ные пло­ща­ди и гос­под­ству­ют на при­под­ня­тых ме­ж­ду­речь­ях. По­сколь­ку на всей этой тер­ри­то­рии рас­про­стра­не­на мно­го­лет­няя мерз­ло­та, сомк­ну­тость дре­во­стоя не пре­вы­ша­ет 0,5–0,7 (в до­лях еди­ни­цы), струк­ту­ра ле­сов трёх-че­ты­рёхъ­я­рус­ная.

Юж­ная тай­га ха­рак­те­ри­зу­ет­ся луч­ши­ми, чем в сред­ней тай­ге, тем­пе­ра­тур­ны­ми ус­ло­вия­ми, что ска­зы­ва­ет­ся на со­ста­ве и струк­ту­ре ле­сов. От Чуд­ско­го оз. до до­ли­ны р. Вет­лу­га про­тя­ги­ва­ет­ся по­ло­са ель­ни­ков из ели ев­ро­пей­ской, по­сте­пен­но сме­няю­щей­ся фор­ма­ми, пе­ре­ход­ны­ми к ели си­бир­ской. От р. Вет­лу­га до Ура­ла рас­про­стра­не­ны сме­шан­ные тем­но­хвой­ные ле­са из ели си­бир­ской и пих­ты, при­чём по­след­няя уве­ли­чи­ва­ет своё уча­стие в дре­во­стое ело­вых ле­сов до бо­лее чем 50%. Не­ред­ко встре­ча­ют­ся со­сны. В зап. час­ти юж. тай­ги в ело­вых ле­сах уча­стие ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных по­род, а так­же ти­пич­ных для ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов кус­тар­ни­ков не­зна­чи­тель­но и не по­все­ме­ст­но. Тра­вя­но-кус­тар­нич­ко­вый ярус, в ко­то­ром пред­став­ле­ны бо­ре­аль­ные кус­тар­нич­ки чер­ни­ка, ре­же брус­ни­ка и лин­нея, бо­лее бо­гат не­мо­раль­ны­ми ви­да­ми трав. Сре­ди по­след­них – сныть, ко­пы­тень ев­ро­пей­ский, лан­дыш, зе­лен­чук жёл­тый, под­ма­рен­ник ду­ши­стый, печёноч­ни­ца, ме­ду­ни­ца, бли­же к Ура­лу – бо­рец се­вер­ный, кня­жик си­бир­ский, скер­да си­бир­ская и др. Од­на­ко ос­но­ву тра­вя­но­го по­кро­ва юж­но­та­ёж­ных ель­ни­ков и пих­то­во-ело­вых ле­сов со­став­ля­ют бо­ре­аль­ные ви­ды: кис­ли­ца, май­ник и др. В от­ли­чие от сред­ней и се­верной тай­ги, юж­ная ха­рак­те­ри­зу­ет­ся наи­боль­шей сомк­ну­то­стью и про­дук­тив­но­стью. В Ев­ро­пей­ской час­ти юж. тай­га дав­но об­жи­та, ле­са мно­го­крат­но ру­би­лись, что при­ве­ло к за­ме­не вы­со­ко­про­дук­тив­ных хвой­ных ле­сов про­из­вод­ны­ми оси­но­во-бе­рё­зо­вы­ми, оси­но­вы­ми и се­ро­оль­хо­вы­ми; за­бо­ло­чен­ность её не­ве­ли­ка. Вос­ста­нов­ле­ние ели и пих­ты здесь за­труд­не­но раз­ви­ти­ем тра­вя­но­го по­кро­ва, не­ред­ко при­во­дя­ще­го к фор­ми­ро­ва­нию ус­той­чи­во су­ще­ст­вую­щих су­хо­доль­ных лу­гов. Зна­чи­тель­ные лес­ные пло­ща­ди на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­не пре­вра­ще­ны в па­хот­ные уго­дья.

На За­пад­но-Си­бир­ской низ­мен­но­сти юж­но­та­ёж­ные тем­но­хвой­ные ело­во-кед­ро­во-пих­то­вые ле­са, час­то с ли­пой, сохра­ни­лись на не­боль­ших пло­ща­дях при­реч­ных про­странств, а так­же на юге Сред­не­си­бир­ско­го плос­ко­го­рья, на не­вы­со­ких ме­ж­ду­реч­ных пла­то. Ос­нов­ные же пло­ща­ди за­ня­ты про­из­вод­ны­ми бе­рё­зо­вы­ми и бе­рё­зо­во-оси­но­вы­ми, а в Сред­ней Си­би­ри – со­сно­вы­ми и лист­вен­нич­ны­ми ле­са­ми. Со­сно­вые ле­са за­ни­ма­ют до­ли­ны круп­ных рек и древ­ние до­ли­ны сто­ка, рас­по­ла­га­ясь на пес­ча­ных и су­пес­ча­ных поч­вах. Сре­ди них гос­под­ству­ют брус­нич­ные, ве­ре­ско­вые и с да­ур­ским ро­до­ден­д­ро­ном бо­ры. В со­об­ще­ст­вах ли­шай­ни­ко­вых бо­ров не­ред­ки степ­ные тра­вы (чаб­рец, сон-тра­ва, ост­ро­ло­доч­ник во­ло­си­стый, тон­ко­ног си­зый и др.).

Свое­об­раз­ную про­ме­жу­точ­ную по­ло­су ме­ж­ду зо­ной хвой­ных ле­сов и рас­по­ло­жен­ны­ми юж­нее ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми ле­са­ми об­ра­зу­ет под­зо­на под­тай­ги, или сме­шан­ных ле­сов, с уча­сти­ем как хвой­ных, так и ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных по­род. Хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са пред­став­ле­ны дву­мя ра­зоб­щён­ны­ми час­тя­ми: на Рус­ской рав­ни­не до Юж­но­го Ура­ла и на Даль­нем Вос­токе. Ев­ро­пей­ские хвой­но-ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са фло­ри­сти­че­ски от­но­си­тель­но бед­ны, даль­не­во­сточ­ные – бо­га­ты. Из хвой­ных по­род в даль­не­во­сточ­ных сме­шан­ных ле­сах толь­ко ель аян­ская и пих­та бе­ло­ко­рая яв­ля­ют­ся зо­наль­ны­ми эле­мен­та­ми, ос­таль­ные – ель ко­рей­ская, кедр ко­рей­ский, пих­та цель­но­ли­ст­ная – сво­им про­ис­хо­ж­де­ни­ем свя­за­ны с бо­лее юж. ре­гио­на­ми Вос­точ­ной Азии. Из ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных обыч­ны дуб мон­голь­ский, ли­па амур­ская, клё­ны и др. Юж. гра­ни­ца ев­ро­пей­ских сме­шан­ных ле­сов сов­па­да­ет с юж. гра­ни­цей хвой­ных по­род на рав­ни­не. В За­пад­ной Си­би­ри к югу от юж. тай­ги рас­по­ла­га­ет­ся по­ло­са под­тай­ги, со­стоя­щая из со­сня­ков, ко­рен­ных бе­рё­зо­вых и оси­но­вых ле­сов, ко­то­рая за­ме­ща­ет там на со­лон­це­ва­тых и за­бо­ло­чен­ных поч­вах ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са.

Рас­ти­тель­ный по­кров зо­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов пред­став­лен дву­мя уча­ст­ка­ми – ев­ро­пей­ским и даль­не­во­с­точ­ным.

Широколиственный лес.

Ев­ро­пей­ский уча­сток зо­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов сужа­ю­щим­ся кли­ном про­тя­ги­ва­ет­ся от юго-зап. гра­ни­цы с Ук­раи­ной до Юж­но­го Ура­ла. Осо­бен­но­сти вос­точ­но­ев­ро­пей­ских ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов вы­ра­жа­ют­ся в гос­под­стве в их со­ста­ве ду­ба, ли­пы и чёр­ной оль­хи и от­сут­ст­вии в дре­во­стое ря­да ви­дов, до­ми­ни­рую­щих в ле­сах Сред­ней Ев­ро­пы, – бу­ка ев­ро­пей­ско­го, гра­ба, ду­ба скаль­но­го и пу­ши­сто­го, яво­ра. В се­вер­ной и сред­ней час­тях Рус­ской рав­ни­ны пре­об­ла­да­ют дуб и ли­па при уча­стии клё­на ост­ро­ли­ст­но­го, ясе­ня, иль­мов. Час­то дре­во­стой со­сто­ит из двух подъ­я­ру­сов. Пер­вый со­став­ля­ют вы­со­ко­стволь­ные де­ре­вья (дуб или дуб и ли­па, клён, ясень), вто­рой – де­ре­вья не вы­ше 10 м (ди­кие яб­ло­ни, гру­ша, боя­рыш­ни­ки, че­реш­ня). Да­лее идёт под­ле­сок: верх­ний его подъ­я­рус все­гда об­ра­зу­ет круп­ный кус­тар­ник – ле­щи­на, ниж­ний – ви­ды, ред­ко дос­ти­гаю­щие 1,5–2 м в вы­со­ту (бе­реск­ле­ты бо­ро­дав­ча­тый и ев­ро­пей­ский, жи­мо­лость, кру­ши­на, бу­зи­на, сви­ди­на и др.). В тра­вяном по­кро­ве вы­де­ля­ют­ся ве­сен­ние эфе­ме­рои­ды – че­рем­ша, гу­си­ные лу­ки, про­лес­ки си­бир­ская и дву­цвет­ко­вая, вет­ре­ни­цы дуб­рав­ная и лю­ти­ко­вая, чис­тя­ки, со­че­вич­ник ве­сен­ний и лет­нее дуб­рав­ное ши­ро­ко­тра­вье – сныть, ко­пы­тень, жи­вуч­ка, зе­лен­чук, под­ма­рен­ник, яс­нот­ка и мно­гие др. Ха­рак­тер­ные эле­мен­ты тра­вя­но­го яру­са – зла­ки (бор рас­ки­ди­стый, ко­рот­ко­нож­ка лес­ная, ов­ся­ни­цы ги­гант­ская и лес­ная, мят­лик дуб­рав­ный и осо­ки – во­ло­си­стая, лес­ная и паль­ча­тая). Мо­хо­вой по­кров раз­вит толь­ко в те­ни­стых ле­сах, встре­ча­ет­ся от­дель­ны­ми пят­на­ми. Вме­сте с тем, в за­ви­си­мо­сти от рель­е­фа, ха­рак­те­ра почв, ус­ло­вий ув­лаж­не­ния и др. осо­бен­но­стей ме­сто­оби­та­ний, со­став ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов из­ме­ня­ет­ся. В свя­зи с этим вы­де­ля­ют ореш­ни­ко­вые, сны­те­вые, зе­лен­чу­ко­вые, осо­ко­вые, па­по­рот­ни­ко­вые и др. дуб­ра­вы. На пес­ча­ных поч­вах в до­ли­нах рек рас­по­ла­га­ют­ся ли­шай­ни­ко­вые и тра­вя­ные бо­ры, час­то с ви­да­ми степ­ной фло­ры.

Даль­не­во­сточ­ный уча­сток зо­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов ох­ва­ты­ва­ет тер­ри­то­рии бас­сей­на сред­не­го Аму­ра и При­мор­ско­го края, на­хо­дя­щие­ся под воз­дей­ст­ви­ем мус­сон­но­го уме­рен­но­го кли­ма­та с боль­шим ко­ли­че­ст­вом осад­ков в лет­нее вре­мя. Ко­рен­ные ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са пред­став­ле­ны на­са­ж­де­ния­ми ду­ба мон­голь­ско­го и ли­пы амур­ской на Зей­ско-Бу­ре­ин­ской низ­мен­но­сти и на ува­лах, при­мы­каю­щих с за­па­да к юж. час­ти Бу­ре­ин­ско­го хр. и к Си­хо­тэ-Али­ню. В др. час­тях Даль­не­го Вос­то­ка в ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сах на­счи­ты­ва­ют­ся мно­гие де­сят­ки раз­но­об­раз­ных ви­дов де­ревь­ев и кус­тар­ни­ков. Сре­ди них, напр., 3 ви­да ду­ба, 6 – ли­пы, 9 – клё­на, 8 – бе­рё­зы, 10 – жи­мо­ло­сти. Сре­ди кус­тар­ни­ков мно­го пред­ста­ви­те­лей се­мей­ст­ва ара­лие­вых (ара­лия, эле­уте­ро­кокк, за­ма­ни­ха и др.), а так­же раз­ных ли­ан – мощ­ных ак­ти­ни­дий, де­вичь­е­го ви­но­гра­да, ви­но­гра­дов­ни­ка, амур­ско­го ви­но­гра­да, дио­ско­реи, ли­мон­ни­ка и др. Даль­не­вос­точ­ные ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са об­ла­да­ют слож­ной вер­ти­каль­ной струк­ту­рой: 1– 3 подъ­я­ру­са де­ревь­ев, 2–3 подъ­я­ру­са кус­тар­ни­ков, 1–2 яру­са тра­во­стоя. На юге При­мор­ско­го края сре­ди при­мор­ских лу­гов не­ред­ки кле­но­во-ли­по­вые и ду­бо­вые (из ду­ба зуб­ча­то­го) ро­щи с уча­сти­ем в дре­во­стое бар­ха­та амур­ско­го, а в ни­зи­нах – оль­ша­ни­ки из оль­хи япон­ской, обыч­но с по­кро­вом из па­по­рот­ни­ка. Встре­ча­ют­ся так­же ли­пы, клё­ны, граб серд­це­вид­ный, бе­рё­зы да­ур­ская, мань­чжур­ская и реб­ри­стая и др. В пой­мах рек рас­про­стра­не­ны ле­са с гос­под­ством иль­ма до­лин­но­го, ясе­ня мань­чжур­ско­го, оре­ха мань­чжур­ско­го, то­по­лей Мак­си­мо­ви­ча и аро­мат­но­го, чо­зе­нии.

Стрелецкая степь.

На юге и юго-вос­то­ке Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии, в Юж­ном Пре­ду­ра­лье и За­ура­лье и на юге За­пад­но-Си­бир­ской низ­мен­но­сти про­тя­ну­лась степ­ная зо­на, в тра­вя­ных со­об­ще­ст­вах ко­то­рой гос­под­ству­ют мно­го­лет­ние ксе­ро­филь­ные (су­хо­лю­би­вые) рас­те­ния, в пер­вую оче­редь плот­но­дер­но­вин­ные зла­ки (ко­выли, тип­чак, жит­ня­ки, ов­сец, ог­нёв­ки и др.). В по­ло­се кон­так­та сте­пей с ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми ле­са­ми сфор­ми­ро­ва­лись мо­за­ич­ные ле­со­степ­ные со­об­ще­ст­ва. Это низ­ко­рос­лые дуб­ра­вы, бе­рё­зо­вые, оси­но­вые или бе­рё­зо­во-оси­но­вые ро­щи («кол­ки», «кус­ты»), мес­та­ми ок­ру­жён­ные опуш­ка­ми степ­ных кус­тар­ни­ков из тёр­на, бо­бов­ни­ка и др., ко­то­рые на во­до­раз­де­лах пе­ре­ме­жа­ют­ся с боль­ши­ми уча­ст­ка­ми лу­го­вых сте­пей из дер­но­вин­ных (ко­вы­ли пе­ри­стый, тир­са и опу­шён­но­ли­ст­ный) и кор­не­вищ­ных (ко­ст­ре­цы бе­ре­го­вой, без­ос­тый) зла­ков, осок и бо­га­то­го раз­но­тра­вья (про­стре­ла, го­ри­цве­та ве­сен­не­го, вет­ре­ни­цы лес­ной, не­за­буд­ки, шал­фея, ни­вя­ни­ка, ру­мян­ки и мно­гих др.) на пло­до­род­ных чер­но­зём­ных поч­вах. Мас­со­вое цве­те­ние мно­го­чис­лен­ных ви­дов раз­но­тра­вья де­ла­ет эти сте­пи кра­соч­ны­ми.

Кра­соч­ные сте­пи об­ра­зу­ют се­вер­ную ле­со­степ­ную под­зо­ну, или под­зо­ну лу­го­вых сте­пей. В Сред­ней Рос­сии все лу­го­вые сте­пи рас­па­ханы, от­дель­ные уча­ст­ки со­хра­ни­лись толь­ко в Цен­траль­но­чер­но­зём­ном за­по­вед­ни­ке. В За­пад­ной Си­би­ри они бед­нее, чем сред­не­рус­ские.

Юж­нее лу­го­вых сте­пей рас­по­ла­га­ет­ся ши­ро­кая под­зо­на на­стоя­щих (ти­пич­ных) сте­пей, где ле­са со­хра­ня­ют­ся толь­ко в бал­ках, до­ли­нах рек и на пес­ча­ных гри­вах. В ти­пич­ных сте­пях пре­об­ла­да­ют дер­но­вин­ные зла­ки, а роль дру­гих групп рас­те­ний ме­ня­ет­ся при дви­же­нии к югу: кра­соч­ное раз­но­тра­вье по­сте­пен­но бед­не­ет, раз­но­об­ра­зие ве­сен­них эфе­ме­ров и эфе­ме­рои­дов (бы­ст­ро ис­че­заю­щих од­но­лет­ни­ков и мно­го­лет­ни­ков) воз­рас­та­ет. Ви­до­вой со­став ко­вы­лей в тра­вя­ном по­кро­ве так­же ме­ня­ет­ся: круп­но­дер­но­вин­ные пе­ри­стые ко­вы­ли пе­ре­хо­дят на сев. скло­ны, на пла­ко­рах их сме­ня­ют сред­не- и мел­ко­дер­но­вин­ные (ко­вы­ли ук­ра­ин­ский, За­лес­ско­го, кра­си­вей­ший, Лес­син­га, во­ло­са­тик). Обыч­ны тип­чак, тон­ко­ног гре­бен­ча­тый, мят­лик уз­ко­ли­ст­ный и ко­ст­рец бе­ре­го­вой. Сре­ди раз­но­тра­вья ха­рак­тер­ны пе­ре­ка­ти-по­ле (кат­ран та­тар­ский, ка­чим ме­тель­ча­тый, си­не­го­лов­ник рав­нин­ный, зоп­ник ко­лю­чий и др.), лу­ко­вич­ные и клуб­не­вые гео­фи­ты (тюль­па­ны, лу­ки, пти­цем­леч­ни­ки, про­лес­ки, ва­ле­риа­на клуб­не­вая и др.), круп­ные мно­го­лет­ни­ки с дли­тель­ным пе­рио­дом ве­ге­та­ции (шал­фей по­ни­каю­щий, рус­ский ва­си­лёк, зоп­ник шиш­ко­ва­тый). В юж. бес­кра­соч­ных сте­пях на­ря­ду с ко­вы­ля­ми Лес­син­га, во­ло­са­ти­ком и тип­ча­ком рас­тут по­лу­кус­тар­нич­ко­вые по­лы­ни Лер­хе и ав­ст­рий­ская, ро­маш­ник, пред­ста­ви­те­ли се­мей­ст­ва ма­ре­вых (кам­фо­рос­ма, прут­няк и др.); в со­ста­ве ве­сен­них эфе­ме­рои­дов по­яв­ля­ет­ся мят­лик лу­ко­вич­ный. В от­ли­чие от лу­го­вых сте­пей, рас­те­ния ко­то­рых име­ют не­пре­рыв­ный пе­ри­од ве­ге­та­ции с ап­ре­ля по сен­тябрь, у рас­те­ний на­стоя­щих сте­пей этот пе­ри­од, про­дол­жаю­щий­ся с мар­та до на­ча­ла но­яб­ря, пре­ры­ва­ет­ся лет­ней фа­зой по­лу­по­коя, ко­гда про­ис­хо­дит «вы­го­ра­ние» сте­пи.

Ви­до­вой со­став на­стоя­щих сте­пей ме­ня­ет­ся и с за­па­да на вос­ток: вме­сто пе­ри­стых ко­вы­лей ев­ро­пей­ских и за­ураль­ских сте­пей в ост­ров­ных сте­пях Си­би­ри и За­бай­ка­лья по­яв­ля­ют­ся во­ло­со­вид­ные цен­траль­ноа­зи­ат­ские ко­вы­ли Кор­жин­ско­го, Кры­ло­ва, боль­шой, бай­каль­ский и др. В тра­вя­ном по­кро­ве обыч­на зме­ёв­ка, тип­чак лен­ский, вос­трец; эфе­ме­ры и эфе­ме­рои­ды в сте­пях Си­би­ри поч­ти не встре­ча­ют­ся. В за­ви­си­мо­сти от струк­ту­ры и ха­рак­те­ра почв в рас­ти­тель­ном по­кро­ве вы­де­ля­ют: кус­тар­ни­ко­вые сте­пи (с уча­сти­ем разл. ви­дов ка­ра­га­ны, спи­реи, мин­да­ля), пес­ча­ные, ка­ме­ни­стые, га­ло­фит­ные и др. Свое­об­ра­зие степ­ной об­лас­ти при­да­ют «ме­ло­вые» ксе­ро­фи­ты (ис­соп ме­ло­вой, лев­кой, ме­ло­вые но­рич­ник, жел­туш­ник, тимь­ян, по­лы­ни и др.), про­из­ра­стаю­щие на ме­ло­вых об­на­же­ни­ях в бас­сей­нах рек Се­вер­ский До­нец и Дон. В опус­ты­нен­ных сте­пях се­ве­ро-зап. час­ти При­кас­пий­ской низ­мен­но­сти от­ме­ча­ет­ся че­ре­до­ва­ние (на пла­ко­ре) степ­но­го и пус­тын­но­го ти­па рас­ти­тель­но­сти.

Рас­ти­тель­ный по­кров пус­тынь пред­став­лен не­боль­шим са­мым юж. уча­ст­ком При­кас­пий­ской низ­мен­но­сти. В рас­ти­тель­но­сти здесь на­чи­на­ют до­ми­ни­ро­вать су­хо­лю­би­вые по­лу­кус­тар­ни­ки и кус­тар­ни­ки. На гли­ни­стых пла­ко­рах гос­под­ству­ют бе­ло­по­лын­ные (с по­лы­нью Лер­хе) и чер­но­по­лын­ные со­об­ще­ст­ва с прут­ня­ком и ро­маш­ни­ком, не­ред­ко с кус­тар­нич­ко­вой эфед­рой. Вес­ной в них мно­го­чис­лен­ны эфе­ме­рои­ды (тюль­па­ны, пти­цем­леч­ни­ки, лу­ко­вич­ный мят­лик) и эфе­ме­ры (мор­ту­ки пше­нич­ный и вос­точ­ный, бу­ра­чок пус­тын­ный, кло­пов­ник прон­зён­но­ли­ст­ный и др.). На бар­хан­ных пес­ках обыч­ны со­об­ще­ст­ва с та­ма­рик­сом, джуз­гу­ном, дон­ни­ком, ко­лос­ня­ком и од­но­лет­ни­ка­ми – ку­мар­чи­ком, су­хо­цвет­ни­ком и др. На рав­нин­ных уча­ст­ках с по­ни­жен­ным сто­ком в За­пад­ном Прикаcпии, на т. н. Чёр­ных Зем­лях, рас­про­стра­не­ны га­лок­се­ро­фит­но-по­лу­кус­тар­нич­ко­вые пус­ты­ни с чёр­ной по­лы­нью, а в пло­ских по­ни­же­ни­ях на пух­лых со­лон­ча­ках – сар­са­зан, со­ле­рос и др.

Рас­ти­тель­ный по­кров гор зна­чи­тель­но обо­га­ща­ет рас­ти­тель­ность стра­ны в це­лом. В го­рах Арк­ти­ки вы­ра­же­ны два поя­са рас­ти­тель­но­сти: ниж­ний – тун­д­ро­вый и верх­ний – хо­лод­ных голь­цо­вых пус­тынь (ана­лог арк­ти­че­ских по­ляр­ных пус­тынь).

Горы Урала.

На Ура­ле по­яс­ность из­ме­ня­ет­ся с се­ве­ра на юг. В го­рах При­по­ляр­но­го и Се­вер­но­го Ура­ла – в ниж­нем и сред­нем поя­сах рас­по­ло­же­ны хвой­ные ле­са (лист­вен­ни­ца си­бир­ская, юж­нее 63–64° с. ш. – ель, пих­та и со­сна си­бир­ская кед­ро­вая), вы­ше – кри­во­ле­сья, стла­ни­ки и гор­ные тун­д­ры. На Сред­нем Ура­ле в сред­не­го­рье рас­про­стра­не­ны пих­то­во-ело­вые, ре­же ело­во-пих­то­вые ле­са; вост. скло­ны за­ня­ты час­то мас­си­ва­ми со­сня­ков, а вер­ши­ны – пар­ко­вы­ми ель­ни­ка­ми и зла­ко­во-раз­но­трав­ны­ми гор­ны­ми лу­га­ми. На Юж­ном Ура­ле зап. скло­ны по­кры­ты ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми ле­са­ми из ли­пы и ду­ба, а вос­точ­ные – ка­ме­ни­сты­ми сте­пя­ми и ли­ст­вен­нич­но-со­сно­вы­ми ле­са­ми. Вы­ше их сме­ня­ет ело­во-пих­то­вая тай­га, а за­тем, на вы­со­те 1100–1200 м, – кри­во­ле­сья и стла­ни­ки ели, пих­ты, бе­рё­зы и ду­ба, пе­реме­жаю­щие­ся лу­га­ми. Пло­ские вер­ши­ны за­ня­ты тра­вя­но-мо­хо­вы­ми и пят­ни­сты­ми тун­д­ра­ми с ив­кой арк­ти­че­ской, ку­ро­па­точь­ей тра­вой, брус­ни­кой, мха­ми и ли­шай­ни­ка­ми. На пла­то Пу­то­ра­на лес­ной по­яс из ели и ли­ст­вен­ни­цы си­бир­ской к вос­то­ку и на верх­нем пре­де­ле сме­ня­ет­ся ле­са­ми из ли­ст­вен­ни­цы Гме­ли­на, вы­ше его рас­по­ла­га­ют­ся ре­ди­ны и за­рос­ли оль­хов­ни­ка, а в голь­цо­вом поя­се – кус­тар­ни­ко­во-мо­хо­вые, кус­тар­нич­ко­вые, мо­хо­вые и ли­шай­ни­ко­вые тун­д­ры.

В го­рах Се­ве­ро-Вос­точ­ной Си­би­ри ли­ст­вен­нич­ная тай­га под­ни­ма­ет­ся по скло­нам до верх­ней гра­ни­цы ле­са, где её сме­ня­ет кед­ро­вый стла­ник и оль­хов­ник (об­ра­зую­щие под­голь­цо­вый по­яс), а вы­ше, на голь­цах, – гор­ные тун­д­ры: сна­ча­ла кус­тар­ни­ко­вые (ер­ни­ко­вые, ро­до­ден­д­ро­вые), а за­тем – кус­тар­нич­ко­вые, ли­шай­ни­ко­вые; на са­мых вы­со­ких вер­ши­нах – хо­лод­ные голь­цо­вые пус­ты­ни из ли­шай­ни­ков и не­мно­гих выс­ших рас­те­ний.

В го­рах Юж­ной Си­би­ри – от Ал­тая до За­бай­ка­лья – скло­ны гор по­кры­ты тем­но­хвой­ны­ми (с пих­той, со­сной си­бир­ской кед­ро­вой, елью си­бир­ской) и свет­лох­вой­ны­ми (с ли­ст­вен­ни­цей си­бир­ской, со­сной обык­но­вен­ной) ле­са­ми, вы­ше, в под­голь­цо­вом поя­се, – за­рос­ля­ми кус­тар­ни­ко­вых бе­рёз, ив, оль­хов­ни­ка и ка­ра­га­ны гри­ви­стой, мож­же­ве­ло­вых стла­ни­ков, от При­бай­ка­лья до Даль­не­го Вос­то­ка – и кед­ро­во­го стла­ни­ка; над ни­ми – голь­цо­во-тун­д­ро­вый по­яс (ку­ро­па­то­чья тра­ва, кас­сио­пеи, фил­ло­до­це и др.). На Се­вер­ном и Цен­траль­ном Ал­тае ни­же тундр в вы­со­ко­горь­ях раз­ви­ва­ют­ся кра­соч­ные суб­аль­пий­ские зла­ко­во-раз­но­трав­ные (с ежой, бе­ло­цвет­ко­вой ге­ра­нью, ов­се­цом, гор­цом змеи­ным, ма­раль­им кор­нем, сос­сю­рея­ми, че­ме­ри­цей Ло­бе­ля и др.) и аль­пий­ские лу­га (с вет­ре­ни­цей, во­до­сбо­ром же­ле­зи­стым, го­ре­чав­ка­ми, ма­ка­ми, ост­ро­ло­доч­ни­ка­ми, зиб­баль­ди­ей, ку­паль­ни­цей и др.). Раз­но­об­раз­ные вы­со­ко­гор­ные тун­д­ры мес­та­ми гра­ни­чат с веч­ны­ми сне­га­ми. На Юго-Вос­точ­ном Ал­тае до­ли­ны и юж. скло­ны сред­не­го­рья за­ни­ма­ют кус­тар­ни­ко­вые (с ка­ра­га­на­ми и спи­рея­ми) сте­пи и со­лон­ча­ки, вы­ше сме­няю­щие­ся лу­го­вы­ми или ка­ме­ни­сты­ми сте­пя­ми мон­голь­ско­го ти­па (с уча­сти­ем разл. трав, в чис­ле ко­то­рых ряд мон­голь­ских ви­дов – дон­то­сте­мон мно­го­лет­ний, пан­це­рия вой­лоч­ная и др.); мо­хо­вые ли­ст­вен­нич­ни­ки встре­ча­ют­ся толь­ко на сев. скло­нах. В Се­ве­ро-Вос­точ­ном Ал­тае и Куз­нец­ком Ала­тау в чер­не­вой тай­ге при­сут­ст­ву­ют ли­па и не­мо­раль­ные тра­вы – ко­пы­тень, под­лес­ник, чис­тец лес­ной и др.

В Сая­нах кот­ло­ви­ны за­ня­ты ост­ров­ны­ми сте­пя­ми, под­ни­маю­щи­ми­ся в ниж­ний по­яс, а по юж. скло­нам – и до вы­со­ко­го­рий; вы­ше – ли­ст­вен­нич­но-бе­рё­зо­вая ле­со­степь и чер­не­вая или со­сно­во-ли­ст­вен­нич­ная тай­га, над ней – пих­то­вые, кед­ро­во-пих­то­вые или кед­ро­вые ле­са. Вы­со­ко­го­рья за­ня­ты суб­аль­пий­ски­ми и аль­пий­ски­ми лу­га­ми с фраг­мен­та­ми тундр или тун­д­ра­ми.

В го­рах Ку­риль­ских о-вов и Са­ха­ли­на по­яс­ность ус­лож­ня­ет­ся к югу: на Се­ве­ро­ку­риль­ских о-вах при­сут­ст­ву­ют толь­ко поя­са кед­ро­во­го стла­ни­ка, оль­хов­ни­ка и гор­ных тундр, на Юж­ных Ку­ри­лах – по­яс ши­ро­ко­ли­ст­вен­ных ле­сов с зуб­ча­тым, мон­голь­ским и слег­ка кур­ча­вень­ким ду­ба­ми, клё­на­ми, ди­мор­фан­том и толь­ко на о. Ку­на­шир – с маг­но­ли­ей, проб­ко­вым де­ре­вом в ниж­нем поя­се, вы­ше – хвой­ные ле­са из са­ха­лин­ской пих­ты и елей аян­ской и др. с уча­сти­ем тис­са и яру­са бам­бу­ка, над ни­ми – кед­ро­вый стла­ник, оль­хов­ник и гор­ные тун­д­ры.

По­яс­ность сев. скло­на Глав­но­го Кав­каз­ско­го хр. раз­но­об­раз­на. Сте­пи Пред­кав­ка­зья – Ку­ба­ни и Став­ро­полья – в осн. пре­вра­ще­ны в пло­до­род­ные по­ля; в низ­ко­горь­ях Се­ве­ро-За­пад­но­го Кав­ка­за их сме­ня­ет ду­бо­вая ле­со­степь, пе­ре­хо­дя­щая в бо­га­тые ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са с гра­бом, ду­ба­ми, бу­ком вос­точ­ным, ли­пой, клё­ном, гру­шей кав­каз­ской и др. В под­лес­ке – бе­реск­лет, боя­рыш­ник, ро­до­ден­д­рон жёл­тый, ле­щи­на, сви­ди­на, сре­ди ли­ан – плющ, жи­мо­лость-ка­при­фоль, ло­мо­нос. Сред­не­гор­ный по­яс об­ра­зу­ют бу­ко­вые ле­са с уча­сти­ем ли­пы, гра­ба, клё­на, иль­мов, ясе­ня, а над ни­ми – тем­но­хвой­ные ело­вые (с елью вос­точ­ной) и пих­то­вые (с пих­той Норд­ман­на) ле­са, на вы­со­те 1800– 2200 м над уров­нем мо­ря – с вы­со­ко­гор­ным клё­ном, на юж. скло­нах – с со­сной Ко­ха. В вы­со­ко­горь­ях рас­про­стра­не­ны бе­рёзо­вые и бу­ко­вые кри­во­ле­сья, за­рос­ли ро­до­ден­д­ро­на кав­каз­ско­го, бо­га­тые кра­соч­ные суб­аль­пий­ские и аль­пий­ские луга­. В го­рах Цен­траль­но­го Кав­ка­за в ниж­нем поя­се рас­по­ло­же­ны ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные ле­са, вы­ше – ме­сто тем­но­хвой­ных по­род за­ни­ма­ет со­сна Ко­ха и бе­рё­за по­вис­лая (до 2200–2300 м над уров­нем мо­ря), ха­рак­тер рас­ти­тель­но­го по­кро­ва вы­со­ко­го­рий ме­ня­ет­ся ма­ло. В гор­ном Да­ге­ста­не по­яс­ность су­ще­ст­вен­но иная: низ­ко­гор­ные и сред­не­гор­ные (на юж. скло­нах) дер­но­вин­но-зла­ко­вые сте­пи с уча­сти­ем бо­ро­да­ча кро­во­о­ста­нав­ли­ваю­ще­го пе­ре­хо­дят в за­рос­ли шиб­ля­ка с уча­сти­ем дер­жи­де­ре­ва, скум­пии, кру­ши­ны Пал­ла­са, та­вол­ги. В сред­не­гор­ном поя­се пред­став­ле­ны дер­но­вин­ные сте­пи, ши­ро­ко­ли­ст­вен­ные и со­сно­вые ле­са, мож­же­ве­ло­вые (ар­чо­вые) ред­ко­ле­сья, на ка­ме­ни­стых скло­нах – на­гор­но-ксе­ро­фит­ные по­ду­шеч­ни­ки и ко­лю­че­по­ду­шеч­ни­ки с шал­фе­ем се­до­ва­тым, эс­пар­це­том ро­га­тым. Верх­ние поя­са гор (вы­ше 2500 м над уров­нем мо­ря) за­ня­ты суб­аль­пий­ски­ми и аль­пий­ски­ми лу­га­ми. Ори­ги­наль­на по­яс­ность гор Чер­но­мор­ско­го по­бе­ре­жья Кав­ка­за. От Ана­пы и поч­ти до Ту­ап­се ниж­ний по­яс гор по­крыт су­хо­лю­би­вы­ми мож­же­ве­ло­вы­ми, со­сно­вы­ми и ду­бо­во-гра­бин­ни­ко­вы­ми ле­са­ми с фис­таш­кой и за­рос­ля­ми шиб­ля­ка, а на кру­тых из­вест­ня­ко­вых об­ры­вах – тра­га­кант­ни­ка­ми (ко­лю­чи­ми ас­т­ра­га­ла­ми), к вос­то­ку (от Ту­ап­се до Со­чи) сме­няю­щи­ми­ся ме­зо­филь­ны­ми ду­бо­во-гра­бо­вы­ми, ду­бо­во-бу­ко­вы­ми и бу­ко­вы­ми ле­са­ми, кое-где с каш­та­ном, с веч­но­зе­лё­ным под­лес­ком из лав­ро­виш­ни, па­ду­ба. На вы­со­ких хреб­тах над ши­ро­ко­ли­ст­вен­ны­ми ле­са­ми рас­по­ла­га­ют­ся ле­са из пих­ты Норд­ман­на, бе­рё­зо­вые кри­во­ле­сья, суб­аль­пий­ские и аль­пий­ские лу­га.

Пойменный луг.
Кубанские плавни.

Вод­ная и при­бреж­ная рас­ти­тель­ность. На тер­ри­то­ри­ях с по­сто­ян­ным ув­лаж­не­ни­ем (на мор­ских бе­ре­гах и в пой­мах рек, в ле­сах, ни­зи­нах, на скло­нах гор и т. п.) ши­ро­ко пред­став­ле­на лу­го­вая рас­ти­тель­ность, ма­ло за­ви­ся­щая от гео­гра­фи­че­ско­го по­ло­же­ния. В ней гос­под­ству­ют пре­ж­де все­го зла­ки: пы­рей пол­зу­чий, ко­ст­рец без­ос­тый, ов­ся­ни­цы лу­го­вая и крас­ная, ежа, ти­мо­фе­ев­ка, лу­го­вой, обык­но­вен­ный и бо­лот­ный мят­ли­ки, вей­ни­ки пре­неб­ре­гае­мый и на­зем­ный, ли­со­хво­сты, по­ле­ви­цы, щуч­ка, а так­же бо­га­тое раз­но­тра­вье. Лу­га, как и бо­ло­та, встре­ча­ют­ся поч­ти по всей тер­ри­то­рии стра­ны, ис­че­зая толь­ко на Край­нем Се­ве­ре. На­бор вод­ных и при­бреж­ных рас­те­ний в Рос­сии до­воль­но скуд­ный. В их чис­ле – об­ра­зую­щие за­рос­ли уруть, ро­го­ли­ст­ник, рде­сты, ва­лис­не­рия, эло­дея, на­яда, кув­шин­ки, ку­быш­ки, тур­ча, во­дя­ной орех, киз­ляк, вах­та, ряс­ки, в ни­зовь­ях рек Вол­га и Ку­бань – ло­тос, в При­мор­ском крае – эв­риа­ле. По бе­ре­гам и в во­де – за­рос­ли ка­мы­шей, тро­ст­ни­ка, ман­ни­ка, ро­го­зов. В при­бреж­ных час­тях мо­рей дон­ную рас­ти­тель­ность, по­хо­жую на «под­вод­ные лу­га», об­ра­зу­ют пре­ж­де все­го бу­рые и крас­ные во­до­рос­ли. В се­вер­ных и даль­не­во­сточ­ных мо­рях это – вет­ви­стые фу­ку­сы, лен­то­вид­ные ла­ми­на­рии и ала­рии, в Чёр­ном м.– цис­то­зей­ра и фил­ло­фо­ра.

Рас­ти­тель­ный по­кров и ан­тро­по­ген­ное воз­дей­ст­вие. Ес­те­ст­вен­ный рас­ти­тель­ный по­кров из­дав­на под­вер­га­ет­ся воз­дей­ст­вию че­ло­ве­ка и в со­вре­мен­ном ми­ре на зна­чи­тель­ных тер­ри­то­ри­ях силь­но транс­фор­ми­ро­ван. Ле­са из­ме­не­ны в ре­зуль­та­те вы­ру­бок и по­жа­ров, мно­гие лес­ные и степ­ные про­стран­ст­ва рас­па­ха­ны и пре­вра­ще­ны в с.-х. уго­дья, лу­га и па­ст­би­ща из­ме­не­ны в ре­зуль­та­те па­сть­бы ско­та; в ок­ре­ст­но­стях го­ро­дов и по­сёл­ков, вдоль же­лез­ных и ав­то­мо­биль­ных до­рог рас­про­стра­ня­ют­ся раз­но­об­раз­ные сор­ные и за­нос­ные (ад­вен­тив­ные) ви­ды рас­те­ний. Вcё это сде­ла­ло пер­во­оче­ред­ной за­да­чу ох­ра­ны и со­хра­не­ния, а в ря­де мест и вос­ста­нов­ле­ния ес­те­ст­вен­но­го рас­ти­тель­но­го по­кро­ва как не­об­хо­ди­мо­го и не­за­ме­ни­мо­го ком­по­нен­та сре­ды оби­та­ния че­ло­ве­ка и всех дру­гих жи­вых ор­га­низ­мов, а так­же как од­но­го из цен­ней­ших при­род­ных ре­сур­сов.

Флора. Лит.: Фло­ра СССР. М.; Л., 1934–1964. Т. 1–30; Takhtadzhian A. Floristic regions of the World. Berkeley; L., 1986.

Растительный покров. Лит.: Пав­лов Н. В. Бо­та­ни­че­ская гео­гра­фия СССР. А.-А., 1948; Зо­ны и ти­пы по­яс­но­сти рас­ти­тель­но­сти Рос­сии и со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий: По­яс­ни­тель­ный текст и ле­ген­да к кар­те. М., 1999.

Вернуться к началу