ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ И ЭТНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 172-177

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: В. Ю. Зорин, В. В. Степанов, В. А. Тишков

ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ И ЭТНИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА

Этнокультурная политика до начала 20 века

Так на­зы­вае­мый на­цио­наль­ный во­прос как со­став­ная часть по­ли­ти­ки Рос­сий­ской им­пе­рии по от­но­ше­нию к не­рус­ским на­ро­дам на её тер­ри­то­рии сло­жил­ся ко 2-й пол. 19 в. В це­лом ко­ло­ни­аль­ная по­ли­ти­ка Рос­сии бы­ла бо­лее ло­яль­ной по от­но­ше­нию к ме­ст­но­му на­се­ле­нию (по срав­не­нию с со­вре­мен­ной ей по­ли­ти­кой др. мет­ро­по­лий) и ха­рак­те­ри­зо­ва­лась тер­пи­мо­стью и сво­его ро­да праг­ма­тиз­мом. Пра­во­вая дис­кри­ми­на­ция по эт­но­куль­тур­но­му при­зна­ку как та­ко­вая в Рос­сии от­сут­ст­во­ва­ла; ог­ра­ни­че­ния и льго­ты для от­дель­ных групп на­се­ле­ния ка­са­лись не их эт­ни­че­ской, а со­слов­ной или ре­ли­ги­оз­ной при­над­леж­но­сти.

По­ло­же­ние эт­ни­че­ских мень­шинств в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. По ме­ре рас­ши­ре­ния тер­ри­то­рии Рос­сий­ско­го гос-ва на вновь при­сое­ди­нён­ных зем­лях, как пра­ви­ло, со­хра­ня­лись иму­ще­ст­вен­ные пра­ва и при­ви­ле­гии ме­ст­ной зна­ти, час­то вклю­чав­шей­ся в со­став рус­ско­го фео­даль­но­го со­сло­вия. Ме­ст­ное на­се­ле­ние низ­ших со­сло­вий не­ред­ко име­ло пра­во­вые пре­иму­ще­ст­ва по срав­не­нию с на­се­ле­ни­ем внут­рен­ней Рос­сии. Рос­сий­ская ко­ло­ни­аль­ная по­ли­ти­ка не пре­пят­ст­во­ва­ла, но да­же вре­ме­на­ми сти­му­ли­ро­ва­ла уп­ро­че­ние эт­но­куль­тур­ных общ­но­стей че­рез со­хра­не­ние и под­держ­ку ме­ст­ных форм са­мо­управ­ле­ния. Не­ко­то­рые на­ро­ды во­вле­ка­лись в рос­сий­скую по­ли­ти­че­скую сис­те­му в ка­че­ст­ве осо­бо­го ро­да во­ен­ных со­сло­вий, по­доб­ных ка­зачь­е­му (так, в 1798 в Баш­ки­рии вве­де­на кан­тон­ная сис­те­ма управ­ле­ния и бы­ло соз­да­но баш­кир­ское вой­ско для ох­ра­ны юго-вос­точ­ных гра­ниц Рос­сии; ра­нее осо­бые кон­тин­ген­ты в рус­ское вой­ско по­став­ля­ли ка­си­мов­ские та­та­ры, кал­мы­ки и др.). Осо­бый ста­тус, обес­пе­чи­вав­ший зна­чи­тель­ную сте­пень са­мо­стоя­тель­но­сти, по­лу­ча­ли про­вин­ции, при­сое­ди­нён­ные к им­пе­рии, уже бу­ду­чи сло­жив­ши­ми­ся го­су­дар­ст­ва­ми или на пра­вах про­тек­то­ра­та (Цар­ст­во Поль­ское, Ве­ли­кое кня­же­ство Фин­лянд­ское, го­су­дар­ст­ва За­кав­ка­зья, Хи­вин­ское хан­ст­во, Бу­хар­ский эми­рат). Ру­си­фи­ка­тор­ская по­ли­ти­ка и ре­прес­сив­ные ме­ры по от­но­ше­нию к ме­ст­но­му на­се­ле­нию (ссыл­ки, пра­во­вые ог­ра­ни­че­ния и др.) вы­зы­ва­лись ре­гио­наль­ным се­па­ра­тиз­мом (Цар­ст­во Поль­ское, Кав­каз).

Пра­во­вым до­ку­мен­том, ре­гу­ли­рую­щим от­но­ше­ния го­су­дар­ст­ва с не­рус­ским на­се­ле­ни­ем, был со­став­лен­ный в 1822 М. М. Спе­ран­ским «Ус­тав об управ­ле­нии ино­род­цев», ко­то­рый ка­сал­ся ко­рен­но­го на­се­ле­ния Си­би­ри. Он впер­вые в ми­ро­вой прак­ти­ке оп­ре­де­лял ста­тус або­ри­ге­нов, ис­хо­дя из не­об­хо­ди­мо­сти за­щи­ты их об­раза жиз­ни и наи­бо­лее важ­ных сто­рон их жиз­не­дея­тель­но­сти. Це­лью «Ус­та­ва» бы­ло вклю­че­ние на­ро­дов Си­би­ри и Се­ве­ра в сис­те­му об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний Рос­сий­ско­го гос-ва с со­хра­не­ни­ем их соб­ст­вен­но­го со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ско­го ук­ла­да и форм са­мо­управ­ле­ния. «Ино­род­цы» Си­би­ри объ­еди­ня­лись в тра­ди­ци­он­ные тер­ри­то­ри­аль­но-ро­до­вые со­об­ще­ст­ва, управ­ляе­мые «князь­ца­ми» из их сре­ды, им га­ран­ти­ро­ва­лось со­хра­не­ние при­выч­ных хо­зяй­ст­вен­ных за­ня­тий. В 1892 на ос­но­ве «Ус­та­ва» 1822 бы­ло со­став­ле­но «По­ло­же­ние об ино­род­цах». К этим до­ку­мен­там вос­хо­дит по­ли­ти­ка в от­но­ше­нии на­ро­дов Се­ве­ра и в пер­вые де­ся­ти­ле­тия сов. вла­сти.

Од­на­ко на прак­ти­ке эти це­ли дос­ти­га­лись лишь от­час­ти. Дей­ст­вия ад­ми­ни­ст­ра­ции на при­сое­ди­нён­ных зем­лях, стрем­ле­ние во­влечь ко­рен­ное на­се­ле­ние в но­вые эко­но­ми­че­ские от­но­ше­ния час­то при­во­ди­ли к на­ру­ше­нию их тра­ди­ци­он­но­го об­раза жиз­ни. Це­ле­на­прав­лен­ная зем­ле­дель­че­ская и во­ен­ная ко­ло­ни­за­ция, пе­ре­се­лен­че­ская по­ли­ти­ка, но­вые фор­мы управ­ле­ния и по­вин­но­сти, при­ну­ди­тель­ная хри­стиа­ни­за­ция вы­зы­ва­ли не­до­воль­ст­во, до­хо­див­шее ино­гда до вос­ста­ний и воо­ру­жён­но­го со­про­тив­ле­ния.

Пе­ре­се­лен­че­ская по­ли­ти­ка. На­силь­ст­вен­ное пе­ре­се­ле­ние лю­дей и сти­му­ли­ро­ва­ние ко­ло­ни­за­ции эко­но­ми­че­ски пер­спек­тив­ных тер­ри­то­рий бы­ло тра­ди­ци­он­ным сред­ст­вом гос. по­ли­ти­ки в Рос­сии. Пре­ж­де все­го пе­ре­се­ле­ние кос­ну­лось наи­бо­лее мно­го­чис­лен­но­го из на­ро­дов Рос­сии – рус­ских. По­то­ки рус­ских пе­ре­се­лен­цев в при­каз­ном по­ряд­ке (че­рез адм. пе­ре­се­ле­ние) или доб­ро­воль­но (пу­тём разл. льгот) на­прав­ля­лись во вновь при­сое­ди­нён­ные юж. и вост. рай­оны. Осо­бен­но воз­рос­ла ми­гра­ция в по­ре­фор­мен­ной Рос­сии.

Рус­ская ко­ло­ни­за­ция вы­зы­ва­ла ко­рен­ные эко­но­ми­че­ские, де­мо­гра­фи­че­ские, со­ци­аль­ные и куль­тур­ные пе­ре­ме­ны в жиз­ни або­ри­ген­ных на­ро­дов. Она час­то со­про­во­ж­да­лась вы­тес­не­ни­ем ме­ст­но­го на­се­ле­ния с луч­ших хо­зяй­ст­вен­ных тер­ри­то­рий и на­ру­ше­ни­ем тра­ди­ци­он­ных сис­тем при­ро­до­поль­зо­ва­ния. Осо­бен­но тя­жё­лые по­след­ст­вия, вплоть до мас­со­во­го го­ло­да, име­ло раз­ви­тие ка­пи­та­лиз­ма для ко­чев­ни­ков-ско­то­во­дов (баш­кир, кал­мы­ков), у ко­то­рых час­то от­чу­ж­да­лись па­ст­бищ­ные уго­дья.

Од­на­ко бла­го­да­ря дли­тель­но­му куль­тур­но­му взаи­мо­дей­ст­вию с рус­ски­ми у ко­рен­ных на­ро­дов рас­про­стра­ня­лись но­вые фор­мы хо­зяй­ст­ва (зем­ле­де­лие) и куль­ту­ры, вме­сте с рас­про­стра­не­ни­ем хри­сти­ан­ст­ва по­яв­ля­лась пись­мен­ность, вне­дря­лось школь­ное об­ра­зо­ва­ние.

Пе­ре­се­лен­че­ской по­ли­ти­кой на­ря­ду с рус­ски­ми бы­ли за­тро­ну­ты и др. эт­ни­че­ские груп­пы. Так, в строи­тель­ст­ве кре­по­стей и ост­ро­гов и в за­се­ле­нии тер­ри­то­рий во­круг них уча­ст­во­ва­ли не толь­ко рус­ские из центр. рай­онов Рос­сии, но и та­та­ры, чу­ва­ши, ма­рий­цы, морд­ва и др. на­ро­ды Сред­не­го По­вол­жья.

Наи­бо­лее зна­чи­тель­ную из эт­ни­че­ских групп, при­ни­мав­ших уча­стие в ко­ло­ни­за­ции, со­ста­ви­ли нем­цы. Ма­ни­фе­стом Ека­те­ри­ны II 1763 ино­стран­цы на льгот­ных ус­ло­ви­ях при­гла­ша­лись для ос­вое­ния пло­до­род­ных зе­мель Юга Рос­сии. В осн. это бы­ли кре­сть­я­не из пе­ре­на­се­лён­ных зе­мель Юж­ной Гер­ма­нии и Эль­за­са, ос­но­вы­вав­шие ко­ло­нии в По­вол­жье, с кон. 18 в., по­сле рус­ско-ту­рец­ких войн, – в Но­во­рос­сии и Кры­му, с нач. 19 в. – в Бес­са­ра­бии и За­кав­ка­зье. С кон. 18 в. в При­чер­но­мо­рье, а с сер. 19 в. – в рай­оне Са­ма­ры по­яв­ля­ют­ся ко­ло­нии мен­но­ни­тов (герн­гу­те­ров) – вы­ход­цев из Прус­сии. Не­мец­кие по­се­лен­цы в Рос­сии поль­зо­ва­лись при­ви­ле­гия­ми, са­мо­управ­ле­ни­ем, име­ли нац. шко­лы. Во 2-й пол. 19 в. эти при­ви­ле­гии бы­ли унич­то­же­ны, что вы­зва­ло от­ток не­мец­ко­го на­се­ле­ния из Рос­сии в США. По­том­ки не­мец­ких по­се­лен­цев ак­тив­но уча­ст­во­ва­ли во всех круп­ных ми­гра­ци­он­ных про­цес­сах по­ре­фор­мен­ной Рос­сии: рос­ло не­мец­кое на­се­ле­ние в рус­ских го­ро­дах, с 1890-х гг. и осо­бен­но по­сле сто­лы­пин­ских ре­форм на­ча­лось мас­со­вое пе­ре­се­ле­ние нем­цев на Урал, в Си­бирь, Ка­зах­стан и Сред­нюю Азию. Ак­тив­ность не­мец­ких ко­ло­ни­стов вы­зва­ла по­доз­ре­ние цар­ской ад­ми­ни­ст­ра­ции. Ми­гра­цию нем­цев на гра­ни­цы им­пе­рии ста­ли сдер­жи­вать, мно­гие ко­ло­нии под­верг­лись на­силь­ст­вен­но­му пе­ре­ме­ще­нию в глубь стра­ны. В 1-ю ми­ро­вую вой­ну рос. нем­цы бы­ли ог­ра­ни­че­ны в пра­вах – их вы­се­ля­ли из при­фрон­то­вых тер­ри­то­рий.

На­чи­ная со Смут­но­го вре­ме­ни и осо­бен­но по­сле вос­ста­ний кон. 18 – 19 вв. в Си­бирь ссы­ла­лись плен­ные и осуж­дён­ные из Поль­ши (по­ля­ки, ли­тов­цы, бе­ло­ру­сы, ук­ра­ин­цы). С сер. 19 в. в вост. ре­гио­ны им­пе­рии уст­ре­мил­ся по­ток доб­ро­воль­ных по­се­лен­цев из Поль­ши – воль­но­на­ём­ных ра­бот­ни­ков из ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных ра­бо­чих и тех­ни­че­ской ин­тел­ли­ген­ции. Вы­ход­цы из Поль­ши со­став­ля­ли за­мет­ную до­лю сре­ди ра­бот­ни­ков сфе­ры об­слу­жи­ва­ния, а так­же в ре­гу­ляр­ных вой­сках, рас­квар­ти­ро­ван­ных в вост. рай­онах. Не толь­ко в пе­ри­фе­рий­ных гу­бер­ни­ях, но и в Ев­ро­пей­ской час­ти стра­ны воз­ни­ка­ли поль­ские ре­ли­ги­оз­ные и куль­тур­но-про­све­ти­тель­ные ор­га­ни­за­ции.

Эт­но­кон­фес­сио­наль­ная по­ли­ти­ка. По­ли­ти­ка го­су­дар­ст­ва по от­но­ше­нию к ино­вер­че­ской (не­пра­во­слав­ной) час­ти на­се­ле­ния так­же при­об­ре­та­ла эт­ни­че­ский и язы­ко­вой ас­пекты. Так, от­но­ше­ние к му­суль­ман­ско­му на­се­ле­нию По­вол­жья ска­за­лось на эт­но­куль­тур­ной по­ли­ти­ке в этом ре­гио­не. Вплоть до ука­за «Об ук­ре­п­ле­нии на­чал ве­ро­тер­пи­мо­сти» 1905 пре­се­ка­лись по­пыт­ки соз­да­ния пе­рио­ди­чес­кой пе­ча­ти на та­тар­ском язы­ке. Боль­шие пре­пят­ст­вия встре­ча­ло стрем­ле­ние та­тар­ской ин­тел­ли­ген­ции соз­дать свою нац. шко­лу. В то же вре­мя сре­ди баш­кир к нач. 20 в. ус­пеш­но дей­ст­во­ва­ли рус­ско-баш­кир­ские шко­лы.

Ещё бо­лее слож­ной бы­ла эт­но­кон­фес­сио­наль­ная си­туа­ция на Кав­ка­зе. В 16– 17 вв., ко­гда Рос­сийское го­су­дар­ст­во на­ча­ло рас­про­стра­нять своё влия­ние на Кав­ка­зе, его по­ли­ти­ка час­то на­хо­ди­ла под­держ­ку сре­ди гор­цев: мно­гие ро­ды и сель­ские об­ще­ст­ва всту­па­ли во взаи­мо­вы­год­ные до­го­вор­ные от­но­ше­ния с рус­ски­ми. Од­на­ко на­чи­ная с 18 в. от­но­ше­ния обо­ст­ри­лись. В кон. 18 в. на Кав­ка­зе рас­про­стра­ня­ет­ся идео­ло­гия мю­ри­диз­ма, про­воз­гла­сив­шая «свя­щен­ную вой­ну» (га­за­ват) про­тив Рос­сии, ко­то­рую при под­держ­ке Ос­ман­ской им­пе­рии воз­гла­вил в 1785 че­чен­ский пас­тух Ушур­ма, объ­я­вив­ший се­бя има­мом под име­нем шей­ха Ман­су­ра. Часть ме­ст­но­го на­се­ле­ния («мир­ные» гор­цы), на­про­тив, ока­зы­ва­ла под­держ­ку Рос­сии. Про­ти­во­стоя­ние при­ве­ло к Кав­каз­ской вой­не (1817–64), по окон­ча­нии ко­то­рой мно­гие гор­цы эмиг­ри­ро­ва­ли в Ос­ман­скую им­пе­рию (т. н. му­хад­жир­ст­во). На­пря­же­ние на Кав­ка­зе со­хра­ня­лось и по­сле вой­ны, про­дол­жа­лись на­бе­ги на рус­ские и мир­ные гор­ские се­ле­ния («аб­ре­че­ст­во»), хо­тя пра­ви­тель­ст­вом и пред­при­ни­ма­лись по­пыт­ки при­ми­ре­ния не­ло­яль­но­го на­се­ле­ния.

Кон­фес­сио­наль­ные про­бле­мы так­же от­ра­жа­лись на по­ло­же­нии рос. ев­ре­ев. По­сле раз­де­лов Ре­чи По­спо­ли­той в кон. 18 в. под­дан­ны­ми Рос­сии ока­за­лась б. ч. её ев­рей­ско­го на­се­ле­ния (св. 500 тыс. чел.). Ев­реи Рос­сии по­лу­чи­ли ши­ро­кие пра­ва са­мо­управ­ле­ния (см. в ст. Ре­ли­гии), но бы­ли ли­ше­ны воз­мож­но­сти се­лить­ся вне чер­ты осед­ло­сти, ох­ва­ты­вав­шей быв. поль­ские зем­ли. Вме­сте с тем для хо­зяй­ст­вен­но­го ос­вое­ния Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья им бы­ло по­зво­ле­но за­се­лять Но­во­рос­сию. В цар­ст­во­ва­ние Алек­сан­д­ра I по­ли­ти­ка в от­но­ше­нии ев­рей­ских под­дан­ных при­об­ре­та­ет со­ци­аль­ное со­дер­жа­ние. Из­да­ёт­ся «По­ло­же­ние об уст­рой­ст­ве ев­ре­ев» (1804), в ко­то­ром зна­чи­тель­ное вни­ма­ние уде­ле­но во­про­сам их адап­та­ции к жиз­ни в Рос­сий­ском гос-ве. Пред­при­ни­ма­ют­ся дей­ст­вия по хри­стиа­ни­за­ции ев­ре­ев, для них от­кры­ва­ет­ся дос­туп в рус­ские учеб­ные за­ве­де­ния, по­ощ­ря­ет­ся рас­про­стра­не­ние в их сре­де рус­ско­го язы­ка.

По за­ко­ну 1827 вмес­то преж­не­го де­неж­но­го на­ло­га был вве­дён рек­рут­ский на­бор ма­ло­лет­них де­тей в т. н. сол­дат­ские шко­лы кан­то­ни­стов с по­сле­дую­щим от­бы­ти­ем во­ен­ной служ­бы в спе­ци­аль­ных ба­таль­о­нах на вост. ок­раи­нах стра­ны. Боль­шин­ст­во кан­то­ни­стов на во­ен­ной служ­бе при­ни­ма­ло пра­во­сла­вие, их по­том­кам раз­ре­ша­лось жи­тель­ст­во вне чер­ты осед­ло­сти. Ин­сти­тут кан­то­ни­стов про­су­ще­ст­во­вал до 1856. В 1835 бы­ла за­ко­но­да­тель­но за­кре­п­ле­на чер­та осед­ло­сти, в 1844 бы­ло уп­разд­не­но са­мо­управ­ле­ние ев­рей­ских об­щин.

В цар­ст­во­ва­ние Алек­сан­д­ра II не­ко­то­рым ка­те­го­ри­ям ев­рей­ско­го на­се­ле­ния (куп­цам 1-й гиль­дии, об­ла­да­те­лям учёных зва­ний и др.) бы­ло раз­ре­ше­но про­жи­ва­ние вне чер­ты осед­ло­сти. Эти ме­ры при­ве­ли к уве­ли­че­нию чис­лен­но­сти ев­ре­ев в го­ро­дах, в т. ч. в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве, к по­яв­ле­нию ев­рей­ских пред­при­ни­ма­те­лей, фи­нан­си­стов и ин­тел­ли­ген­ции. В 1860-е гг. воз­ник­ла ев­рей­ская ли­те­ра­ту­ра на рус­ском язы­ке, поя­ви­лись об­ще­ст­вен­ные и куль­тур­ные ев­рей­ские ор­га­ни­за­ции.

В 1870-е гг. и осо­бен­но по­сле убий­ст­ва Алек­сан­д­ра II ан­ти­се­ми­тизм на­чи­на­ет до­ми­ни­ро­вать в государственной по­ли­ти­ке. На Юге Рос­сии про­ка­ти­лась вол­на ев­рей­ских по­гро­мов. Ухуд­ше­ние по­ло­же­ния ев­ре­ев вы­зва­ло их мас­со­вую эмиг­ра­цию из Рос­сии. Во вре­мя 1-й ми­ро­вой вой­ны ок. 500 тыс. ев­ре­ев бы­ли при­ну­ди­тель­но вы­се­ле­ны из приф­рон­то­вых тер­ри­то­рий во внут­рен­ние гу­бер­нии Рос­сии.

На­цио­наль­ный во­прос в об­ще­ст­вен­ной жиз­ни Рос­сии. Ре­фор­мы, осу­ще­ст­в­ляе­мые во 2-й пол. 19 в. в Рос­сий­ской им­пе­рии, вы­зва­ли к жиз­ни но­вые идеи в об­лас­ти гос. уст­рой­ст­ва. Пер­вая все­об­щая пе­ре­пись на­се­ле­ния 1897 по­ка­за­ла, что не­рус­ские на­ро­ды со­став­ля­ют бо­лее по­ло­ви­ны жи­те­лей им­пе­рии. В ли­те­ра­ту­ре ли­бе­раль­но­го на­прав­ле­ния ста­ли об­су­ж­дать­ся по­ня­тия «на­цио­наль­ный во­прос», «ав­то­но­мия», «фе­де­ра­ция». Боль­шое вни­ма­ние уде­ля­лось не­об­хо­ди­мо­сти уме­рен­ной де­цен­тра­ли­за­ции го­су­дар­ст­ва. При этом идея фе­де­ра­тив­но­го уст­рой­ст­ва Рос­сии по на­цио­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­но­му прин­ци­пу рас­смат­ри­ва­лась как воз­мож­ная уг­ро­за дис­кри­ми­на­ции рус­ских в «ино­род­че­ских» об­лас­тях. Кри­зис Рос­сий­ской им­пе­рии в нач. 20 в. уси­лил цен­тро­беж­ные тен­ден­ции на её нац. ок­раи­нах. Нац. фак­тор, со­про­во­ж­дав­ший­ся рос­том нац. са­мо­соз­на­ния, про­бу­ж­де­ни­ем по­ли­ти­че­ской ак­тив­но­сти, пре­вра­тил­ся в од­ну из причин рас­па­да го­су­дар­ст­ва.

Этнокультурная политика советского периода

По­сле свер­же­ния мо­нар­хии в Рос­сии в февр. 1917 не­за­ви­си­мость об­ре­ли Фин­лян­дия и Поль­ша. Дек­ла­ра­ция прав на­ро­дов Рос­сии 2(15).11.1917 про­воз­гла­си­ла ра­вен­ст­во и су­ве­рен­ность на­ро­дов Рос­сии и пра­во на­ро­дов Рос­сии на сво­бод­ное са­мо­оп­ре­де­ле­ние вплоть до от­де­ле­ния и об­ра­зо­ва­ния са­мо­стоя­тель­ных го­су­дарств. В пер­вые го­ды по­сле при­хо­да к вла­сти боль­ше­ви­ков не­за­ви­си­мость про­воз­гла­си­ли Ук­раи­на, рес­пуб­ли­ки За­кав­ка­зья (Гру­зия, Ар­ме­ния, Азер­бай­джан, Аб­ха­зия) и бал­тий­ские стра­ны (Лит­ва, Лат­вия и Эс­то­ния). Ав­то­но­ми­ст­ские дви­же­ния раз­вер­ну­лись сре­ди круп­ных на­ро­дов По­вол­жья (та­тар и баш­кир).

Дек­ла­ра­ции боль­ше­ви­ков бы­ли под­дер­жа­ны на­цио­на­ли­сти­че­ски­ми дви­же­ния­ми на пе­ри­фе­рии и обес­пе­чи­ли но­вой вла­сти под­держ­ку сре­ди не­рус­ско­го на­се­ле­ния. Од­на­ко в хо­де Гра­ж­дан­ской вой­ны 1917–22 рас­пад быв. Рос­сий­ской им­пе­рии был ос­та­нов­лен, и боль­ше­ви­ки со­хра­ни­ли кон­троль над всей тер­ри­то­ри­ей, за ис­клю­че­ни­ем При­бал­ти­ки, Поль­ши и Фин­лян­дии. Вме­сто при­зна­ния пра­ва на се­цес­сию (вы­хо­да из со­ста­ва стра­ны) был взят курс на реа­ли­за­цию прин­ци­па са­мо­оп­ре­де­ле­ния на ос­но­ве «со­циа­ли­сти­че­ско­го фе­де­ра­лиз­ма» в фор­ме соз­да­ния эт­но­тер­ри­то­ри­аль­ных ав­то­но­мий раз­лич­но­го уров­ня для раз­ных на­ро­дов, ко­то­рые бы­ли объ­яв­ле­ны «со­циа­ли­сти­че­ски­ми на­ция­ми». В янв. 1918 на 3-м Все­рос­сий­ском съез­де Со­ве­тов бы­ла про­воз­гла­ше­на Рос­сий­ская Со­вет­ская Фе­де­ра­тив­ная Со­циа­ли­сти­че­ская Рес­пуб­ли­ка (РСФСР) как «фе­де­ра­ция со­вет­ских на­цио­наль­ных рес­пуб­лик».

«На­цио­наль­ное строи­тель­ст­во». Про­ве­де­ни­ем нац. по­ли­ти­ки за­ни­мал­ся соз­дан­ный в 1917 На­род­ный ко­мис­са­ри­ат по де­лам на­цио­наль­но­стей (Нар­ком­нац), воз­глав­ляе­мый И. В. Ста­ли­ным. В пе­ре­пись 1920 был впер­вые вклю­чён во­прос о на­цио­наль­но­сти, т. е. при­ме­нён прин­цип учё­та на­се­ле­ния по эт­ни­че­ской при­над­леж­но­сти. Эт­ни­че­ский прин­цип был по­ло­жен в ос­но­ву внут­ри­го­су­дар­ст­вен­но­го де­ле­ния. Соз­да­ние «на­цио­наль­ной го­су­дар­ст­вен­но­сти» («на­цио­наль­ное строи­тель­ст­во») про­воз­гла­ша­лось как важ­ней­шее дос­ти­же­ние но­вой эт­ни­че­ской по­ли­ти­ки.

В 1918 в пре­де­лах РСФСР бы­ла соз­да­на Тур­ке­стан­ская ав­то­ном­ная рес­пуб­ли­ка в гра­ни­цах быв. Тур­ке­стан­ско­го края, где про­жи­ва­ли мно­го­чис­лен­ные эт­ни­че­ские груп­пы со слож­ной ро­до­пле­мен­ной струк­ту­рой. В 1920 на мес­те Хи­вин­ско­го хан­ст­ва и Бу­хар­ско­го эми­ра­та воз­ник­ли Хо­резм­ская и Бу­хар­ская рес­пуб­ли­ки, ко­то­рые пер­во­на­чаль­но пра­ви­тель­ст­во РСФСР при­зна­ло су­ве­рен­ны­ми го­су­дар­ст­ва­ми. В том же го­ду в со­ста­ве РСФСР бы­ли об­ра­зо­ва­ны Кир­гиз­ская (с 1925 – Ка­зах­ская) ав­то­ном­ная рес­пуб­ли­ка и Кал­мыц­кая ав­то­ном­ная обл. На Се­вер­ном Кав­ка­зе в мае – но­яб­ре 1917 во Вла­ди­кав­ка­зе и за­тем в мае 1918 в Тиф­ли­се был про­возгла­шён Со­юз объ­е­ди­нён­ных гор­цев Кав­ка­за, или Гор­ская рес­пуб­ли­ка, зая­вив­шая об от­де­ле­нии от Рос­сии; она су­ще­ст­во­ва­ла до мая 1919. Од­но­вре­мен­но в 1918 воз­ник­ли Тер­ская, Став­ро­поль­ская и Ку­ба­но-Чер­но­мор­ская со­вет­ские рес­пуб­ли­ки, в ию­ле 1918 – Се­ве­ро-Кав­каз­ская со­вет­ская рес­пуб­ли­ка, в но­яб­ре 1920 про­воз­гла­ше­на Гор­ская АССР, пер­во­на­чаль­но поль­зо­вав­шая­ся ши­ро­кой ав­то­но­ми­ей (вплоть до дей­ст­вия внут­ри неё ша­ри­ат­ских и адат­ских за­ко­нов). Часть ка­за­че­ско­го на­се­ле­ния бы­ла вы­се­ле­на в Си­бирь. Вско­ре бы­ли вы­де­ле­ны Ка­бар­ди­но-Бал­кар­ская, Ка­ра­чае­во-Чер­кес­ская и Че­чен­ская ав­то­ном­ные об­лас­ти, а в 1924 Гор­ская АССР бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на и на её тер­ри­то­рии об­ра­зо­ва­ны Се­ве­ро-Осе­тин­ская и Ин­гуш­ская ав­то­ном­ные об­лас­ти и Сун­жен­ский окр. с об­щим адм. цен­тром в г. Вла­ди­кав­каз. В 1928 в со­ста­ве Став­ро­поль­ско­го края бы­ла об­ра­зо­ва­на Чер­кес­ская ав­то­ном­ная обл. В 1921 воз­ник­ла Аб­хаз­ская ССР, ко­то­рая за­тем на ус­ло­ви­ях до­го­во­ра во­шла в со­став Гру­зии. В пре­де­лах Гру­зии воз­ник­ли ещё две ав­то­но­мии для юж­ных осе­тин и для ис­ла­ми­зи­ро­ван­ных гру­зин (ад­жар­цев).

В По­вол­жье и При­ура­лье бы­ли об­ра­зо­ва­ны Нем­цев По­вол­жья тру­до­вая ком­му­на (с 1924 Нем­цев По­вол­жья АССР), Баш­кир­ская АССР, Та­тар­ская АССР, Чу­ваш­ская, Вот­ская (с 1932 Уд­мурт­ская), Ма­рий­ская ав­то­ном­ные об­лас­ти, Ко­ми (Зы­рян) ав­то­ном­ная обл. (с 1936 Коми АССР). В 1921 на тер­ри­то­рии Кры­ма бы­ла соз­да­на Крым­ская ав­то­ном­ная рес­пуб­ли­ка. На Се­ве­ре и в Си­би­ри воз­ник­ли нац. об­ра­зо­ва­ния раз­но­го уров­ня: Ка­рель­ская тру­до­вая ком­му­на, за­тем – Ка­рель­ская АССР, Бу­рят-Мон­голь­ская АССР (с 1958 Бу­рят­ская АССР), Якут­ская АССР, Ой­рот­ская ав­то­ном­ная обл., Не­нец­кий на­ци­о­наль­ный ок­руг, Ос­тя­ко-Во­гуль­ский (с 1940 Хан­ты-Ман­сий­ский) ав­то­ном­ный ок­руг и др.

С оформ­ле­ни­ем в 1922 СССР про­цесс ого­су­дар­ст­вле­ния эт­нич­но­сти не за­кон­чил­ся. В 1920-е гг. бы­ло про­ве­де­но на­цио­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ное раз­ме­же­ва­ние в Сред­ней Азии: соз­да­ны но­вые (при­бли­жен­ные к эт­ни­че­ским гра­ни­цам рас­се­ле­ния) рес­пуб­ли­ки для уз­бе­ков, турк­мен, тад­жи­ков, кир­ги­зов и ка­за­хов. Их ста­тус и тер­ри­то­рии несколько раз ме­ня­лись вплоть до 1936. Од­на­ко до­стичь эт­ни­че­ской од­но­род­но­сти на­се­ле­ния но­вых рес­пуб­лик не уда­лось: часть уз­бе­ков ос­та­лась в Кир­ги­зии и Тад­жи­ки­ста­не, рай­оны с тад­жик­ским на­се­ле­ни­ем в Бу­ха­ре и Са­мар­кан­де и во­круг них бы­ли вклю­че­ны в Уз­бек­скую рес­пуб­ли­ку, в со­став Ка­зах­ской рес­пуб­ли­ки во­шли сев. об­лас­ти, на­се­лён­ные пре­иму­ще­ст­вен­но рус­ски­ми. Сам прин­цип раз­ме­же­ва­ния рес­пуб­лик по при­зна­ку эт­ни­че­ско­го со­ста­ва на­се­ле­ния был прак­ти­че­ски не­осу­ще­ст­ви­мым и по­ро­ж­дал тя­жё­лые эт­но­по­ли­ти­че­ские по­след­ст­вия. Гра­ни­цы и ста­тус рес­пуб­лик не­ред­ко оп­ре­де­ля­лись по­спеш­но, пу­тём адм. ре­ше­ний, ино­гда под дав­ле­ни­ем ме­ст­ных ру­ко­во­ди­те­лей, стре­мив­ших­ся под­нять ста­тус сво­их нац.-гос. об­ра­зо­ва­ний.

Од­но­вре­мен­но про­дол­жа­лось соз­да­ние на­цио­наль­ных «ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-тер­ри­то­ри­аль­ных еди­ниц» (рай­онов, во­лос­тей, сель­со­ве­тов). Так, в Смо­лен­ской обл. бы­ли об­ра­зо­ва­ны 14 нац. сель­со­ве­тов – ли­тов­ские, ла­тыш­ские, ев­рей­ские. К кон. 1933 на­счи­ты­ва­лось 250 нац. рай­онов и 5300 нац. сель­со­ве­тов. Од­на­ко ав­то­но­ми­за­ция пре­иму­щест­вен­но име­ла но­менк­ла­тур­ный ха­рак­тер и в це­лом не оп­рав­да­ла се­бя. В 1926 про­ве­де­на Все­со­юз­ная пе­ре­пись на­се­ле­ния, ко­то­рая за­фик­си­ро­ва­ла 194 на­ро­да.

Эт­но­куль­тур­ная по­ли­ти­ка в 1920– 1930-е гг. На­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­ное раз­ме­же­ва­ние ве­ло к об­ра­зо­ва­нию сре­ди не­рус­ских на­цио­наль­но­стей бю­ро­кра­ти­че­ско­го слоя и ин­тел­ли­ген­ции, что по­ло­жи­ло на­ча­ло по­ли­ти­ке «ко­ре­ни­за­ции», ус­ко­рен­ной под­го­тов­ки ме­ст­ных кад­ров. С сер. 1920-х гг. лин­гвис­та­ми раз­ра­ба­ты­ва­ют­ся ал­фа­ви­ты сна­ча­ла для тюрк­ских, а за­тем и для др. на­ро­дов СССР; в 1930-е гг. эта ра­бо­та со­сре­до­то­че­на во Все­со­юз­ном цен­траль­ном ко­ми­те­те но­во­го ал­фа­ви­та. Вна­ча­ле но­вые ал­фа­ви­ты соз­да­ва­лись на ос­но­ве ла­тин­ской гра­фи­ки, с кон. 1930-х гг. они бы­ли пе­ре­ве­де­ны на рус­скую гра­фи­ку. Уже к сер. 1920-х гг. бы­ла ли­к­ви­ди­ро­ва­на мас­со­вая не­гра­мот­ность, по­яви­лась сеть нац. школ (с обу­че­ни­ем на нерус­ских язы­ках), клу­бов, те­ат­ров, эт­но­гра­фи­че­ских ан­самб­лей, ста­ла по­яв­лять­ся на­цио­наль­ная (в т. ч. ху­до­же­ст­вен­ная) ин­тел­ли­ген­ция, раз­ви­ва­лась пе­чать на нац. язы­ках, бы­ли соз­да­ны нац. ли­те­ра­ту­ры. Все эти ме­ры бы­ли важ­ны для пре­одо­ле­ния куль­тур­но-об­ра­зо­ва­тель­но­го раз­ры­ва ме­ж­ду Ев­ро­пей­ской ча­стью стра­ны и её ок­раи­на­ми.

Зна­чи­тель­ные куль­тур­ные пре­об­ра­зо­ва­ния бы­ли осу­ще­ст­в­ле­ны в сев. ре­гио­нах. По­сле уп­разд­не­ния в 1923 Нар­ком­на­ца при Пре­зи­диу­ме ВЦИК РСФСР соз­дан Ко­ми­тет со­дей­ст­вия на­род­но­стям сев. ок­ра­ин (Ко­ми­тет Се­ве­ра). В 1925 По­ста­нов­ле­ни­ем ВЦИК и СНК ут­вер­ждён спи­сок «ма­лых на­ро­дов Се­ве­ра». В 1926–27 про­ве­де­на При­по­ляр­ная пе­ре­пись, в ко­то­рой бы­ли уч­те­ны оле­не­вод­че­ские, охот­ни­чьи и др. про­мы­сло­вые хо­зяй­ст­ва ко­рен­ных се­ве­рян. Бы­ло при­ня­то спе­ци­аль­ное «Вре­мен­ное по­ло­же­ние об управ­ле­нии ту­зем­ных народ­но­стей и пле­мён сев. ок­ра­ин РСФСР», ор­га­ни­зо­ва­ны сев. ав­то­но­мии (нац. ок­ру­га и рай­оны), ро­до­вые, ту­зем­ные, за­тем ко­че­вые и нац. со­ве­ты. Эти по­ло­же­ния ос­но­вы­ва­лись на изу­че­нии хо­зяй­ст­ва и об­раза жиз­ни се­ве­рян и бы­ли на­прав­ле­ны на ог­ра­ж­де­ние ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов от хищ­ни­че­ской тор­го­вой экс­плуа­та­ции при­ез­жи­ми с «боль­шой зем­ли». Бы­ли соз­да­ны с.-х. то­ва­ри­ще­ст­ва и ар­те­ли, ко­то­рые со­от­вет­ст­во­ва­ли ме­ст­ным ус­ло­ви­ям и тра­ди­ци­ям об­щин­ной жиз­ни. В 1929 в Ле­нин­гра­де был соз­дан Ин­сти­тут на­ро­дов Се­ве­ра, го­то­вив­ший со­вет­ских, хо­зяй­ст­вен­ных и пар­тий­ных ра­бот­ни­ков, учи­те­лей, учё­ных из чис­ла на­ро­дов Се­ве­ра.

По­ли­ти­ка «на­цио­наль­но­го строи­тель­ст­ва», с од­ной сто­ро­ны, спо­соб­ст­во­ва­ла раз­ви­тию ме­ст­ных куль­тур, рос­ту об­ра­зо­ва­тель­но­го уров­ня на­се­ле­ния эт­ни­че­ских ок­ра­ин, с дру­гой сто­ро­ны – на мес­тах ус­та­нав­ли­ва­лись ре­жи­мы ме­ст­ных элит, а соз­да­ние сис­те­мы при­ви­ле­гий для нац. кад­ров вы­ли­ва­лось в дис­кри­ми­на­цию рус­ско­го и др. «не­ти­туль­но­го» на­се­ле­ния. Ста­лин­ская по­ли­ти­ка ого­су­дар­ст­вле­ния из­бран­ных эт­ни­че­ских групп соз­да­ла ис­кус­ст­вен­ную ие­рар­хию т. н. на­ций. В Кон­сти­ту­ции СССР бы­ло за­фик­си­ро­ва­но со­под­чи­не­ние на­цио­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ных об­ра­зо­ва­ний и стоя­щих за ни­ми на­цио­наль­но­стей, что са­мо по се­бе бы­ло на­ру­ше­ни­ем рав­но­пра­вия на­ро­дов и гра­ж­дан стра­ны. Эт­ни­че­ской дис­кри­ми­на­ции ста­ла слу­жить вве­дён­ная в 1932 пас­порт­ная сис­те­ма и слу­жеб­ные ан­ке­ты с гра­фой «на­цио­наль­ность».

Ин­ду­ст­риа­ли­за­ция и кол­лек­ти­ви­за­ция кон. 1920–30-х гг., борь­ба с ина­ко­мыс­ли­ем, ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная кам­па­ния, ло­маю­щая тра­ди­ци­он­ный куль­тур­ный ук­лад, от­ри­ца­тель­но ска­за­лись на раз­ви­тии эт­ни­че­ских куль­тур (как рус­ской, так и др. на­ро­дов). Ис­че­за­ли це­лые от­рас­ли тра­ди­ци­он­ных ви­дов хо­зяй­ст­вен­ной дея­тель­но­сти. Коо­пе­ри­ро­ва­ние хо­зяй­ст­ва шло под ад­ми­ни­ст­ра­тив­ным на­жи­мом, со­про­во­ж­да­лось борь­бой с еди­но­лич­ны­ми хо­зяй­ст­ва­ми и ку­ла­ка­ми. Пе­ре­вод ко­че­вых групп на осед­лость осу­ще­ст­в­лял­ся при­ну­ди­тель­но, с унич­то­же­ни­ем их са­мо­быт­но­сти. Од­но­вре­мен­но про­во­ди­лась по­ли­ти­ка «вы­рав­ни­ва­ния эко­но­ми­че­ских уров­ней» от­ста­лых рес­пуб­лик.

Но­вый этап нац. по­ли­ти­ки в СССР на­чал­ся с при­ня­тия Кон­сти­ту­ции СССР 1936 и со­пут­ст­вую­щих нор­ма­тив­ных ак­тов. Вме­сто учё­та нац. спе­ци­фи­ки, как в адм.-терр. де­ле­нии, так и в куль­тур­ной по­ли­ти­ке, ут­вер­жда­ет­ся курс на уни­фи­ка­цию. По ито­гам пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1939, ко­ли­че­ст­во на­цио­наль­но­стей в СССР бы­ло объ­яв­ле­но в два раза мень­шим по срав­не­нию с пре­ды­ду­щей (1937) пе­ре­пи­сью.

1920–30-е гг. от­ме­че­ны мас­со­вы­ми эт­ни­че­ски­ми де­пор­та­ция­ми. В пе­ри­од рас­ку­ла­чи­ва­ния и на­ка­ну­не воо­ру­жён­но­го кон­флик­та с Фин­лян­ди­ей (1939) бы­ли вы­сла­ны фин­ны-ин­гер­ман­ланд­цы, а так­же фин­ны-по­лит­эмиг­ран­ты, при­быв­шие в Со­вет­скую Рос­сию из Фин­лян­дии в 1918–35; пре­кра­ще­но пре­по­да­ва­ние фин­ско­го язы­ка (1937), за­пре­ще­на дея­тель­ность лю­те­ран­ских цер­ков­ных об­щин (1938). Из зап. рай­онов СССР (из Хмель­ниц­кой и Жи­то­мир­ской об­лас­тей) в Ка­зах­стан и Си­бирь при­ну­ди­тель­но бы­ли пе­ре­се­ле­ны по­ля­ки и нем­цы (1936). То­таль­ной де­пор­та­ции с Даль­не­го Вос­то­ка в ма­ло­об­жи­тые рай­оны Ка­зах­ста­на и Уз­бе­ки­ста­на под­верг­лись ко­рей­цы (120–180 тыс. чел.), об­ви­нён­ные в шпио­на­же в поль­зу Япо­нии (1937–38); бы­ли за­кры­ты ко­рей­ские га­зе­ты и жур­на­лы, Ко­рей­ский пе­да­го­ги­че­ский ин-т, ли­к­ви­ди­ро­ва­ны ко­рей­ские шко­лы. С при­сое­ди­не­ни­ем в 1939–40 к СССР но­вых тер­ри­то­рий в Си­бирь бы­ли вы­сла­ны неск. ты­сяч эс­тон­цев, 50 тыс. ла­ты­шей, ок. 30 тыс. ли­тов­цев, а так­же по­ля­ки, ев­реи и др. 28.8.1941 ли­к­ви­ди­ро­ва­на АССР Нем­цев По­вол­жья, не­мец­кое на­се­ле­ние Ев­ро­пей­ской час­ти стра­ны (бо­лее 1 млн.чел.) де­пор­ти­ро­ва­но в Сред­нюю Азию и Ка­зах­стан. С окт. 1943 по май 1944 по об­ви­не­нию в по­соб­ни­че­ст­ве не­мец­ким ок­ку­пан­там бы­ли на­силь­ст­вен­но пе­ре­се­ле­ны в Сред­нюю Азию 317 тыс. че­чен­цев, 165 тыс. крым­ских та­тар, 84 тыс. ин­гушей, 82 тыс. кал­мы­ков, 64 тыс. ка­рача­ев­цев, 49 тыс. ту­рок-мес­хе­тин­цев, 33 тыс. бал­кар­цев. В 1944–49 в Си­бирь вы­се­ля­лись эс­тон­цы, по­ля­ки, вы­ход­цы из За­кар­пат­ской Ук­раи­ны.

Эт­ни­че­ская по­ли­ти­ка в по­сле­во­ен­ные го­ды. С кон. 1940-х гг. воз­ро­ж­да­ется ан­ти­се­мит­ская по­ли­ти­ка («борь­ба с кос­мо­по­ли­тиз­мом», «де­ло Ев­рей­ско­го ан­ти­фа­ши­ст­ско­го ко­ми­те­та», «де­ло вра­чей»). В то же вре­мя про­во­ди­лась по­ли­ти­ка «ко­ре­ни­за­ции» при­ме­ни­тель­но к не­дав­но во­шед­шим в со­став СССР тер­ри­то­ри­ям. Спе­ци­аль­ные пле­ну­мы ЦК ком­пар­тий Лит­вы, Бе­ло­рус­сии, Мол­да­вии и др. рес­пуб­лик (1953) при­ни­ма­ли ре­ше­ния об ин­тен­сив­ном при­вле­че­нии на ру­ко­во­дя­щие долж­но­сти пред­ста­ви­те­лей «ти­туль­ных» на­цио­наль­но­стей, что уси­ли­ва­ло про­яв­ле­ния на­цио­на­лиз­ма на бы­то­вом уров­не и дис­кри­ми­на­цию рус­ско­го на­се­ле­ния.

С 1953 ос­лаб­ле­ние жё­ст­ко­го цен­тра­ли­зо­ван­но­го управ­ле­ния спо­соб­ст­во­ва­ло рас­ши­ре­нию прав рес­пуб­лик. По­сле 20-го съез­да КПСС (1956) на­ча­лась мас­со­вая реа­би­ли­та­ция, в т. ч. ре­прес­си­ро­ван­ных на­ро­дов. Боль­шин­ст­во де­пор­ти­ро­ван­ных смог­ли вер­нуть­ся на ро­ди­ну по­сле 1956. Бы­ли вос­ста­нов­ле­ны Че­че­но-Ин­гуш­ская, Ка­ра­чае­во-Чер­кес­ская, Ка­бар­ди­но-Бал­кар­ская и Кал­мыц­кая ав­то­ном­ные рес­пуб­ли­ки (хо­тя и не в преж­них гра­ни­цах). Од­на­ко по­след­ст­вия ста­лин­ских де­пор­та­ций не бы­ли пол­но­стью уст­ра­не­ны: ре­пат­риа­ция не кос­ну­лась крым­ских та­тар, ту­рок-мес­хе­тин­цев, в ря­де мест – че­чен­цев, кал­мы­ков; не бы­ла вос­ста­нов­ле­на раз­ру­шен­ная сис­те­ма обу­че­ния в шко­лах на не­рус­ских язы­ках и т. д.

Эт­но­куль­тур­ные про­цес­сы и по­ли­тика в 1960-х – 1-й пол. 1980-х гг. По-преж­не­му со­хра­ня­лась ста­лин­ская в сво­ей ос­но­ве тео­рия «на­цио­наль­но­го строи­тель­ст­ва», хо­тя де­ла­лись по­пыт­ки её пе­ре­смот­ра: в дис­кус­сии 1960-х гг. о по­ня­тии «на­ция» вы­ска­зы­ва­лись со­мне­ния в пра­виль­но­сти ста­лин­ской де­фи­ни­ции; эт­но­гра­фы ста­ви­ли во­прос о том, дей­ст­ви­тель­но ли дан­ные пе­ре­пи­сей аде­к­ват­но от­ра­жа­ют эт­ни­че­ский со­став на­се­ле­ния СССР, не ска­зы­ва­ет­ся ли здесь идео­ло­ги­чес­кое уп­ро­ще­ние. Од­на­ко в офи­ци­аль­ной по­ли­ти­ке во­зоб­ла­да­ла док­три­на бес­про­блем­но­сти в нац. во­про­се. Идео­ло­гия дек­ла­ри­ро­ва­ла сво­бод­ное и рав­но­прав­ное раз­ви­тие нац. куль­тур, но на де­ле под ло­зун­гом «ин­тер­на­цио­на­лиз­ма» уси­ли­ва­лась ори­ен­та­ция на еди­ную об­ще­со­вет­скую культу­ру с до­ми­ни­ро­ва­ни­ем рус­ско­го язы­ка и рус­скоя­зыч­ной куль­ту­ры, а так­же язы­ков и куль­тур «ти­туль­ных» на­ций со­юз­ных рес­пуб­лик. Осо­бен­но это про­яв­ля­лось в сфе­ре школь­но­го об­ра­зо­ва­ния. Вплоть до 1980-х гг. из язы­ков, бы­тую­щих в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, в шко­лах пре­по­да­ва­ние ве­лось (кро­ме рус­ско­го) толь­ко на баш­кир­ском и та­тар­ском. Бы­ла про­воз­гла­ше­на те­о­рия сближения на­ций и со­вет­ско­го на­ро­да как «но­вой ис­то­ри­че­ской общ­но­сти», за­ме­нив­шая кон­цеп­цию гра­ж­дан­ской на­ции как ос­но­вы го­су­дар­ст­вен­но­сти.

По­ли­ти­ка со­ци­аль­но-куль­тур­ной ин­те­гра­ции со­от­вет­ст­во­ва­ла идее ор­га­ни­за­ции круп­ных аг­рар­ных по­се­ле­ний и стро­ек-ги­ган­тов. В ре­зуль­та­те про­цес­сов ур­ба­ни­за­ции и пре­фе­рен­ций в об­лас­ти по­лу­че­ния об­ра­зо­ва­ния был пре­одо­лён раз­рыв в со­ци­аль­ной струк­ту­ре эт­ни­че­ских групп. Сред­ний уро­вень об­ра­зо­ва­ния, осо­бен­но лиц с выс­шим об­ра­зо­ва­ни­ем, в рес­пуб­ли­ках пре­вы­сил об­ще­со­юз­ные по­ка­за­те­ли. В стра­не на­блю­дал­ся вы­со­кий уро­вень ме­жэт­ни­че­ских бра­ков (к 1989 ка­ж­дая седь­мая се­мья име­ла сме­шан­ный со­став).

В то же вре­мя для ма­ло­чис­лен­ных этни­че­ских групп та­кая по­ли­ти­ка обо­ра­чи­ва­лась раз­ру­ше­ни­ем тра­ди­ци­он­ной сре­ды оби­та­ния и куль­ту­ры. В стрем­ле­нии сфор­ми­ро­вать од­но­тип­ную со­ци­аль­ную струк­ту­ру на­се­ле­ния власть об­на­ру­жи­ва­ла не­по­ни­ма­ние ме­ст­ной спе­ци­фи­ки. Так, адм. пе­ре­се­ле­ние лю­дей из Рос­сии в ази­ат­ские рес­пуб­ли­ки и сис­те­ма­ти­че­ское на­зна­че­ние рус­ских, не знаю­щих язы­ка и обы­ча­ев, на ру­ко­во­дя­щие пар­тий­ные долж­но­сти вы­зы­ва­ли тре­ния на поч­ве бы­то­во­го на­цио­на­лиз­ма. Уже в нач. 1970-х гг. уси­ли­ва­ют­ся ан­ти­рус­ские на­строе­ния в рес­пуб­ли­ках. На­цио­на­лизм на­чи­на­ет про­ни­кать в сфе­ры гос. сис­те­мы. Дос­туп к ад­ми­ни­ст­ра­тив­но-управ­лен­че­ским долж­но­стям и по­лу­че­ние пре­стиж­ных спе­ци­аль­но­стей для «не­ти­туль­ных» на­ро­дов бы­ли за­труд­не­ны.

Эт­но­куль­тур­ные про­цес­сы и по­ли­ти­ка по­сле 1985. По­сле при­хо­да к вла­сти М. С. Гор­ба­чё­ва в со­юз­ных рес­пуб­ли­ках бы­ло уси­ле­но вни­ма­ние со сто­ро­ны го­су­дар­ст­ва к эт­ни­че­ским про­бле­мам. В ап­па­ра­те ЦК КПСС соз­да­ёт­ся от­дел по нац. от­но­ше­ни­ям, ку­да бы­ли при­гла­ше­ны ра­бот­ни­ки с мест, пред­став­ляю­щие раз­ные на­цио­наль­но­сти, сфор­ми­ро­ван круг кон­суль­тан­тов из ака­де­ми­че­ской сре­ды. Впер­вые с до­во­ен­ных вре­мён про­бле­мы нац. по­ли­ти­ки под­ни­ма­ют­ся на 27-м съез­де КПСС, Пле­ну­ме ЦК КПСС (янв. 1987), а за­тем и на Все­со­юз­ной 19-й парт­кон­фе­рен­ции (1988). В ре­зо­лю­ции этой кон­фе­рен­ции «О меж­на­цио­наль­ных от­но­ше­ни­ях» го­во­ри­лось о не­об­хо­ди­мо­сти но­во­го по­ли­ти­ческо­го кур­са, со­че­таю­ще­го удов­ле­тво­ре­ние ин­те­ре­сов всех на­цио­наль­но­стей стра­ны с об­щи­ми её ин­те­ре­са­ми и по­треб­но­стя­ми. Бы­ло при­зна­но не­об­хо­ди­мым рас­ши­ре­ние прав со­юз­ных и ав­то­ном­ных об­ра­зо­ва­ний и раз­гра­ни­че­ние ком­пе­тен­ции Сою­за ССР и сов. рес­пуб­лик, пе­ре­да­чи на мес­та ря­да управ­лен­че­ских функ­ций, уси­ле­ния са­мо­стоя­тель­но­сти и от­вет­ст­вен­но­сти в сфере эко­но­ми­ки, со­ци­аль­но­го и куль­тур­но­го раз­ви­тия, ох­ра­ны при­ро­ды.

Од­на­ко эти ре­ше­ния бы­ли в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­по­зда­лы­ми. В об­ще­ст­ве всё бо­лее обо­ст­ря­лись ме­жэт­ни­че­ские про­ти­во­ре­чия. На­цио­на­ли­сти­че­ские мо­ти­вы ле­жа­ли в ос­но­ве вы­сту­п­ле­ния сту­ден­тов-ка­за­хов в Ал­ма-Ате (1986). В 1988 на­чал­ся кон­фликт в На­гор­но-Ка­ра­бах­ской ав­то­ном­ной обл., про­изо­шли ар­мян­ские по­гро­мы в Сум­гаи­те и Ба­ку. На Все­со­юз­ной 19-й парт­кон­фе­рен­ции де­ле­га­ция эс­тон­ской рес­пуб­ли­кан­ской ор­га­ни­за­ции пред­ло­жи­ла по­вы­сить сте­пень са­мо­стоя­тель­но­сти со­юз­ных рес­пуб­лик, сде­лав их субъ­ек­та­ми ме­ж­ду­на­род­ных от­но­ше­ний.

По­пыт­ки от­реа­ги­ро­вать на эти про­цес­сы бы­ли пред­при­ня­ты лишь в кон. 1980-х гг. В 1989 Вер­хов­ным Со­ве­том (ВС) СССР при­ня­та дек­ла­ра­ция «О при­зна­нии не­за­кон­ны­ми и пре­ступ­ны­ми ре­прес­сив­ных ак­тов про­тив на­ро­дов, под­верг­ших­ся на­силь­ст­вен­но­му пе­ре­се­ле­нию, и обес­пе­че­нии их прав». Ве­лись по­ис­ки аде­к­ват­ных мо­де­лей взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду субъ­ек­та­ми СССР. В 1990 был при­нят ряд об­ще­со­юз­ных за­ко­нов, ре­гу­ли­рую­щих от­но­ше­ния ме­ж­ду Сою­зом и его субъ­ек­та­ми («Об эко­но­ми­че­ских от­но­ше­ни­ях Сою­за, со­юз­ных и ав­то­ном­ных рес­пуб­лик», «О раз­гра­ни­че­нии пол­но­мо­чий ме­ж­ду Сою­зом и его субъ­ек­та­ми», «О сво­бод­ном на­цио­наль­ном раз­ви­тии гра­ж­дан СССР, про­жи­ваю­щих за пре­де­ла­ми сво­их на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­ных об­ра­зо­ва­ний или не имею­щих их на тер­ри­то­рии СССР»). В 1990 ВС СССР при­нял так­же за­кон о по­ряд­ке ре­ше­ния во­про­сов, свя­зан­ных с вы­хо­дом со­юз­ной рес­пуб­ли­ки из СССР, что бы­ло за­по­зда­лой ре­ак­ци­ей на за­яв­ле­ние Лит­вы о своём вы­хо­де, за ко­то­рым по­сле­до­ва­ли ана­ло­гич­ные за­яв­ле­ния Лат­вии, Эс­то­нии, Гру­зии, Ар­ме­нии. Эт­ни­че­ские и по­ли­ти­че­ские кон­флик­ты ох­ва­ты­ва­ли всё боль­шее про­стран­ст­во Со­вет­ско­го Сою­за.

Важ­ным фак­то­ром эт­но­куль­тур­ных про­цес­сов и эт­но­куль­тур­ной по­ли­ти­ки в кон. 20 в. ста­ло воз­ник­но­ве­ние эт­ни­че­ских об­ще­ст­вен­ных объ­е­ди­не­ний и дви­же­ний. Фор­мы эт­ни­че­ской мо­би­ли­за­ции сло­жи­лись в кон. 1980-х гг. под на­зва­ни­ем на­род­ных фрон­тов в рес­пуб­ли­ках При­бал­ти­ки, на Ук­раи­не, в Мол­да­вии и Бе­ло­рус­сии. В их про­грам­мах (на­ря­ду с об­ще­де­мо­кра­ти­че­ски­ми це­ля­ми) вы­дви­га­лась за­да­ча за­щи­ты прав эт­ни­че­ской груп­пы на её ис­кон­ной тер­ри­то­рии, для че­го, в ча­ст­но­сти, пред­лага­лись ме­ры по ог­ра­ни­че­нию рос­та чис­лен­но­сти ино­эт­нич­но­го на­се­ле­ния рес­пуб­лик, вклю­ча­лись по­ло­же­ния о при­да­нии гос. ста­ту­са язы­кам «ти­туль­ных» на­цио­наль­но­стей, о рес­пуб­ли­кан­ском гра­ж­дан­ст­ве, воз­ме­ще­нии ущер­ба за до­пу­щен­ную в про­шлом не­спра­вед­ли­вость и др. Эти тре­бо­ва­ния впо­след­ст­вии при­ве­ли к дис­кри­ми­на­ции «не­ти­туль­но­го» (или «русскоязычного») на­се­ле­ния в ря­де стран СНГ, Бал­тии и рес­пуб­лик пост­со­вет­ской Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. В по­ли­ти­че­ской сфе­ре на­род­ные фрон­ты бо­ро­лись за су­ве­ре­ни­тет сво­их рес­пуб­лик и за при­ори­тет рес­пуб­ли­кан­ско­го са­мо­управ­ле­ния пе­ред цен­траль­ной вла­стью. В ко­неч­ном счё­те был взят курс на вы­ход рес­пуб­лик из со­ста­ва Со­вет­ско­го Сою­за. Вы­сту­п­ле­ния на­род­ных фрон­тов вы­зва­ли от­вет­ное дви­же­ние рус­ско­го на­се­ле­ния, хо­тя и в ме­нее ор­га­ни­зо­ван­ной фор­ме.

Распад СССР и постсоветская этнокультурная политика

Рас­пад СССР и кри­зис го­су­дар­ст­вен­но­сти в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции вы­зва­ли подъ­ём на­цио­на­лиз­ма и се­па­ра­тиз­ма сре­ди час­ти на­се­ле­ния ав­то­ном­ных рес­пуб­лик Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции, где бы­ли при­ня­ты дек­ла­ра­ции о су­ве­ре­ни­те­те и но­вые ме­ст­ные кон­сти­ту­ции. Не­ко­то­рые из них про­ти­во­ре­чи­ли прин­ци­пу це­ло­ст­но­сти го­су­дар­ст­ва и пра­во­вым ос­но­вам его уст­рой­ст­ва. Та­та­рстан и Чеч­ня не при­зна­ли фе­де­раль­ные кон­сти­ту­цию и за­ко­но­да­тель­ст­во. 31.3.1992 был под­пи­сан Фе­де­ра­тив­ный до­го­вор со все­ми субъ­ек­та­ми Фе­де­ра­ции (за ис­клю­че­ни­ем Чеч­ни и Та­та­рстана) о раз­гра­ни­че­нии вла­ст­ных пол­но­мо­чий, ко­то­рый осла­бил на­пря­жён­ность в от­но­ше­ни­ях фе­де­раль­ной вла­сти с рес­пуб­ли­ка­ми. В ре­зуль­тате дли­тель­ных пе­ре­го­во­ров в февр. 1994 был под­пи­сан до­го­вор ме­ж­ду фе­де­раль­ны­ми ор­га­на­ми вла­сти и ор­га­на­ми вла­сти Та­та­рстана, ко­то­рый уст­ра­нил кри­зис в от­но­ше­ни­ях фе­де­раль­ных вла­стей с вла­стя­ми этой рес­пуб­ли­ки.

Са­мым серь­ёз­ным кри­зи­сом в сфе­ре ме­жэт­ни­че­ских от­но­ше­ний и ста­нов­ле­ния но­вой рос. го­су­дар­ст­вен­но­сти ста­ла вой­на в Чеч­не. В 1991 в Че­чен­ской Рес­пуб­ли­ке к вла­сти при­шла ра­ди­каль­но-на­цио­на­ли­сти­че­ская груп­па во гла­ве с Д. Ду­дае­вым, ко­то­рая про­воз­гла­си­ла Чеч­ню не­за­ви­си­мым го­су­дар­ст­вом. Зна­чи­тель­ная часть не­че­чен­ско­го на­се­ле­ния бы­ла вы­ну­ж­де­на по­ки­нуть рес­пуб­ли­ку. По­пыт­ка вос­ста­но­вить кон­сти­ту­ци­он­ный по­ря­док в этом ре­гио­не с ис­поль­зо­ва­ни­ем ар­мии в дек. 1994 при­ве­ла к эс­ка­ла­ции кон­флик­та и пре­вра­ще­нию его в за­тяж­ную во­ен­ную кам­па­нию с боль­ши­ми че­ло­ве­че­ски­ми жерт­ва­ми и ма­те­ри­аль­ны­ми раз­ру­ше­ния­ми. Под­пи­сан­ные в авг. 1996 и в мае 1997 со­гла­ше­ния о пре­кра­ще­нии во­ен­ных дей­ст­вий и ус­та­нов­ле­нии ми­ра не ре­ши­ли про­бле­мы воо­ру­жён­но­го се­па­ра­тиз­ма. Тер­ри­то­рия Чеч­ни ста­ла ис­поль­зо­вать­ся си­ла­ми ра­ди­каль­но­го ис­ла­миз­ма и ме­ж­ду­на­род­но­го тер­ро­риз­ма для аг­рес­сии про­тив Рос­сии. По­сле воо­ру­жён­но­го втор­же­ния банд­фор­мирований в Да­ге­стан в авг. 1999 рос. вла­сти на­ча­ли но­вую во­ен­ную кам­па­нию в Чеч­не. Од­на­ко раз­гром осн. групп се­па­ра­ти­стов не при­вёл к ус­та­нов­ле­нию пол­но­го кон­тро­ля над тер­ри­то­ри­ей рес­пуб­ли­ки. Вос­ста­нов­ле­нию со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских ос­нов жиз­ни и ук­ре­п­ле­нию ме­ст­ной вла­сти спо­соб­ст­во­вал ре­фе­рендум о но­вой че­чен­ской кон­сти­ту­ции 23 мар­та и вы­бо­ры гла­вы рес­пуб­ли­ки в окт. 2003.

Дру­гим воо­ру­жён­ным кон­флик­том был ин­гуш­ско-осе­тин­ский кон­фликт осе­нью 1992, ко­гда в от­вет на тер­ри­то­ри­аль­ные при­тя­за­ния ин­гуш­ских на­цио­нал-ра­ди­ка­лов в от­но­ше­нии Се­вер­ной Осе­тии (тре­бо­ва­ние о пе­ре­да­че соз­дан­ной в ию­не 1992 Рес­пуб­ли­ке Ин­гу­ше­тия час­ти При­го­род­но­го р-на Се­вер­ной Осе­тии) вла­сти Се­вер­ной Осе­тии способствовали изгнанию ин­гу­шей, про­жи­вав­ших в Се­вер­ной Осе­тии. Во­прос о воз­вра­те вы­ну­ж­ден­ных пе­ре­се­лен­цев ре­шается на основе двусторонних соглашений при содействии федеральных властей.

1990-е гг. бы­ли от­ме­че­ны рос­том об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ских и эт­но­куль­тур­ных дви­же­ний: клу­бы, фон­ды, зем­ля­чест­ва, ор­га­ни­за­ции и объ­е­ди­не­ния по при­зна­ку эт­ни­че­ской при­над­леж­но­сти поя­ви­лись во всех субъектах Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. В Та­та­рстане в 1988 об­ра­зу­ет­ся Та­тар­ский об­ще­ст­вен­ный центр (ТОЦ), вслед за ним по­яв­ля­ют­ся др. та­тар­ские ор­га­ни­за­ции на­цио­на­ли­сти­че­ско­го ха­рак­те­ра. По по­доб­ной мо­де­ли соз­да­ва­лись ра­ди­каль­но-на­цио­на­ли­сти­че­ские и эт­но­куль­тур­ные ор­га­ни­за­ции и груп­пы в не­ко­то­рых др. рес­пуб­ли­ках. Чис­лен­ность та­ких объ­е­ди­нений и ор­га­ни­за­ций к сер. 1990-х гг. воз­рос­ла до неск. со­тен. Под ло­зун­га­ми со­хра­не­ния са­мо­быт­но­сти, нац. воз­ро­ж­де­ния, эко­ло­ги­че­ской безо­пас­но­сти с этно­куль­тур­ны­ми и эт­но­по­ли­ти­че­ски­ми объ­е­ди­не­ния­ми ас­со­ции­ро­ва­лись ре­ли­ги­оз­ные, жен­ские, мо­ло­дёж­ные и эко­ло­ги­че­ские дви­же­ния с про­грам­ма­ми про­эт­ни­че­ской ори­ен­та­ции. Ино­гда на­цио­наль­но-куль­тур­ные объ­е­ди­не­ния слу­жи­ли при­кры­ти­ем для раз­лич­но­го ро­да пред­при­ни­ма­тель­ских струк­тур. Рос­ту на­цио­на­лиз­ма спо­соб­ст­во­ва­ли ор­га­ни­зо­ван­ные ли­де­ра­ми эт­ни­че­ских ор­га­ни­за­ций кон­грес­сы и съез­ды пред­ста­ви­те­лей то­го или ино­го на­ро­да (все­мир­ные кон­грес­сы та­тар, все­мир­ные ку­рул­таи баш­кир и т. п.).

Эт­ни­че­ские ор­га­ни­за­ции ока­зы­ва­ют оп­ре­де­лён­ное влия­ние в куль­тур­но-язы­ко­вой сфе­ре. Не толь­ко в рес­пуб­ли­ках, но и в Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге рас­ши­ряет­ся школь­ное об­ра­зо­ва­ние на язы­ках не­рус­ских на­ро­дов. Так, по ини­циа­ти­ве ли­де­ров эт­но­куль­тур­ных объ­еди­не­ний в Мо­ск­ве в 1998–2000 функ­циони­ро­ва­ло бо­лее 70 школ, обу­чаю­щих язы­кам и куль­ту­ре раз­лич­ных на­ро­дов.

Вы­рос ин­те­рес к эт­но­куль­тур­но­му мно­го­об­ра­зию стра­ны, осо­бен­но к куль­ту­рам ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов. Про­во­дят­ся мно­го­чис­лен­ные фес­ти­ва­ли эт­ни­че­ских куль­тур, ши­ро­ко от­ме­ча­ют­ся тра­ди­ци­он­ные празд­ни­ки, воз­ник­ли но­вые ме­ст­ные му­зеи, вос­ста­нов­ле­но боль­шое чис­ло па­мят­ни­ков куль­тур­но­го на­сле­дия, вы­пус­ка­ют­ся ли­те­ра­тур­ные и пе­рио­ди­че­ские из­да­ния на раз­ных язы­ках, дей­ст­ву­ют ра­дио- и те­ле­ве­ща­ние в рес­пуб­ли­ках и ав­то­ном­ных ок­ру­гах для про­жи­ваю­щих в них на­ро­дов.

Ос­нов­ная тен­ден­ция совр. по­ли­ти­ки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции в об­лас­ти меж­эт­ни­че­ских от­но­ше­ний со­сто­ит в пе­ре­клю­че­нии в рам­ках фе­де­ра­тив­ной го­су­дар­ст­вен­но­сти эт­ни­че­ских про­блем с на­цио­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­но­го на­прав­ле­ния на куль­тур­но-об­ра­зо­ва­тель­ное и куль­тур­но-про­све­ти­тель­ное. Ре­шаю­щую роль в мо­дер­ни­за­ции эт­но­куль­тур­ной по­ли­ти­ки сыг­рал при­ня­тый в ию­не 1996 За­кон о на­цио­наль­но-куль­тур­ной ав­то­номии, соз­дав­ший пра­во­вую ба­зу для внут­рен­не­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния и са­мо­ор­га­ни­за­ции на экс­тер­ри­то­ри­аль­ной ос­но­ве по при­зна­ку эт­ни­че­ской при­над­леж­но­сти гра­ж­дан. При Пра­ви­тель­ст­ве РФ был соз­дан Кон­суль­та­тив­ный со­вет по де­лам на­цио­наль­но-куль­тур­ных ав­то­но­мий. К 2003 в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции за­ре­ги­ст­ри­ро­ва­но 14 фе­де­раль­ных на­цио­наль­но-куль­тур­ных ав­то­но­мий, бо­лее 100 ре­гио­наль­ных и бо­лее 300 ме­ст­ных. Наи­боль­шее ко­ли­че­ст­во на­цио­наль­но-куль­тур­ных ав­то­но­мий соз­да­но рос. нем­ца­ми (68), та­та­ра­ми (63), ев­рея­ми (29), ар­мя­на­ми (18), ук­ра­ин­ца­ми и др. В це­лом За­ко­ном о на­цио­наль­но-куль­тур­ной ав­то­но­мии вос­поль­зо­ва­лись пред­ста­ви­те­ли 30 на­цио­наль­но­стей.

Важ­ным эта­пом в по­ис­ках эф­фек­тивной гос. по­ли­ти­ки в эт­но­куль­тур­ной сфе­ре ста­ло при­ня­тие «Кон­цеп­ции го­су­дар­ст­вен­ной на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки», ут­вер­ждён­ной Ука­зом Пре­зи­ден­та РФ от 15.6.1996. В до­ку­мен­те бы­ли оп­ре­де­ле­ны как ос­нов­ные при­ори­те­ты обес­пе­че­ние бла­го­при­ят­ных ус­ло­вий для эт­но­куль­тур­но­го раз­ви­тия пред­ста­ви­те­лей всех на­ро­дов, ста­биль­но­сти кон­ститу­ци­он­но­го строя, тер­ри­то­ри­аль­ной це­ло­ст­но­сти, един­ст­ва пра­во­во­го про­стран­ст­ва, гра­ж­дан­ско­го ми­ра и со­гла­сия, ней­тра­ли­за­ции фак­то­ров, спо­соб­ст­вую­щих воз­ник­но­ве­нию по­ли­ти­че­ско­го и ре­ли­ги­оз­но­го экс­тре­миз­ма, со­ци­аль­ных, ме­жэт­ни­че­ских и ре­ли­ги­оз­ных кон­флик­тов.

В 1998 Рос­сия при­сое­ди­ни­лась к Ра­моч­ной кон­вен­ции Со­ве­та Ев­ро­пы о за­щи­те нац. мень­шинств.

Со­вре­мен­ные про­бле­мы эт­но­куль­тур­ной по­ли­ти­ки в РФ мо­гут стать кон­флик­то­ген­ным фак­то­ром. Не­ре­гу­ли­руе­мые ми­гра­ци­он­ные по­то­ки в не­ко­то­рые ре­гио­ны стра­ны и рост ан­ти­ми­гра­ци­он­ных на­строе­ний при­во­дят к обо­ст­ре­нию ме­жэт­ни­че­ских кон­флик­тов. Ре­ше­ние гос. за­дач по мигра­ци­он­ной по­ли­ти­ке воз­ло­же­но на соз­дан­ную в ию­не 2002 Пра­ви­тель­ст­вен­ную ко­мис­сию по ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ке и на об­ра­зо­ван­ную в струк­ту­ре Мин-ва внут­рен­них дел Фе­де­раль­ную ми­гра­ци­он­ную служ­бу.

Со 2-й пол. 1990-х гг. на­блю­да­ет­ся рост ан­ти­ми­гра­ци­он­ных на­строе­ний, про­яв­ле­ний ксе­но­фо­бии и экс­тре­миз­ма в от­но­ше­нии пред­ста­ви­те­лей не­ко­то­рых на­ро­дов, осо­бен­но вы­ход­цев из ре­гио­нов Кав­ка­за и Сред­ней Азии. В стра­не дей­ст­ву­ет неск. пар­тий и ор­га­ни­за­ций ульт­ра­пра­во­го и шо­ви­ни­сти­че­ско­го на­прав­ле­ния, вы­хо­дят ан­ти­се­мит­ские из­да­ния. В 2000 бы­ла при­ня­та фе­де­раль­ная це­ле­вая про­грам­ма «Вне­дре­ние то­ле­рант­но­сти и про­фи­лак­ти­ка экс­тре­миз­ма в рос­сий­ском об­ще­ст­ве», в 2001 при­нят Фе­де­раль­ный за­кон о борь­бе с экс­тре­миз­мом.

Особое направление этнокультурной политики – поддержка культур и защита прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. В 1999 принят Федеральный закон о гарантиях прав коренных малочисленных народов, в 2000 – закон об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов, в 2001 – закон о территориях традиционного природопользования. Законы и программы по под­держке народов Севера приняты в субъектах РФ. Действует Ассоциация ко­ренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока и её отделения в субъектах РФ. Прошли съезды народов Севера.

В це­лом осн. со­дер­жа­ни­ем эт­но­куль­тур­ной по­ли­ти­ки в Рос­сий­ской Фе­де­рации долж­на стать под­держ­ка ду­хов­ных по­треб­но­стей всех эт­ни­че­ских групп. В про­све­ще­нии, об­ра­зо­ва­нии и обес­пече­нии гра­ж­дан­ских прав за­клю­ча­ют­ся ос­но­вы под­лин­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния и сво­бод­но­го раз­ви­тия всех на­ро­дов Рос­сии.

Лит.: Ис­то­рия на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го строи­тель­ст­ва в СССР: В 2 т. / Отв. ред. Д. А. Чу­га­ев. М., 1968–1970; На­цио­наль­ная по­ли­ти­ка в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции / Отв. ред. В. А. Тишков. М., 1993; D’Encausse H. C. The end of the Soviet Empire: The triumph of the nations. N. Y., 1993; Suny R. G. The reven­ge of the past: Nationalism, revolution and the collapse of the Soviet Union. Stanford, 1993; Эт­нич­ность и власть в по­ли­эт­нич­ных го­су­дар­ст­вах / Отв. ред. В. А. Тиш­ков. М., 1994; Су­ве­ре­ни­тет и эт­ни­че­ское са­мо­соз­на­ние: идео­ло­гия и прак­ти­ка / Отв. ред. Л. М. Дро­би­же­ва, Т. С. Гу­зен­ко­ва. М., 1995; Чеш­ко С. В. Рас­пад Со­вет­ско­го Сою­за: Эт­но­по­ли­ти­че­ский ана­лиз. М., 1996; На­цио­наль­ная по­ли­ти­ка Рос­сии: ис­то­рия и со­вре­мен­ность/Отв. ред. В. А. Ми­хай­лов. М., 1997; Тиш­ков В. А. Очер­ки тео­рии и по­ли­ти­ки эт­нич­но­сти в Рос­сии. М., 1997; idem. Ethnicity, nationalism and con­flict in and after the Soviet Union: The mind aflame. L. e.a., 1997; он же. Эт­но­ло­гия и по­ли­ти­ка. М., 2001; он же. Об­ще­ст­во в воо­ру­жен­ном кон­флик­те: Эт­но­гра­фия че­чен­ской вой­ны. М., 2001; Гу­бог­ло М. Н. Язы­ки эт­ни­че­ской мо­би­ли­за­ции. М., 1998; Laitin D. Iden­tity in formation: The Russian-speaking popu­la­tions in the near abroad. Ithaca; L., 1998; Что нуж­но знать о на­ро­дах Рос­сии: Спра­воч­ник для го­су­дар­ст­вен­ных слу­жа­щих/ Отв. ред. В. А. Ми­хай­лов. М., 1999; Зо­рин В. Ю., Аман­жо­ло­ва Д. А., Ку­ле­шов С. В. На­цио­наль­ный во­прос в Го­су­дар­ст­вен­ных Ду­мах Рос­сии: Опыт за­ко­но­твор­че­ст­ва. М., 1999; Пу­ти ми­ра на Се­вер­ном Кав­ка­зе / Под ред. В. А. Тиш­ко­ва. М., 1999; Martin T. The affirmative action empire: nations and Nationalism in the Soviet Union. 1923–1939. Ithaca, 2001; Шас­тит­ко П. М. Об­ре­чен­ные дог­мы: Боль­ше­визм и на­цио­наль­ный во­прос. М., 2002; Beissin­ger M. Nationalist mobilisation and the collap­se of the Soviet State. Camb., 2002; Зорин В. Национальная политика в России. История, проблемы, перспективы. М., 2003.

Вернуться к началу