ЯЗЫКИ НАРОДОВ РОССИИ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 205-211

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. Е. Алексеев

ЯЗЫКИ НАРОДОВ РОССИИ

В об­зо­ре рас­смат­ри­ва­ют­ся язы­ки тех на­ро­дов, но­си­те­ли ко­то­рых жи­вут на тер­ри­то­рии Рос­сии и не име­ют гос. об­ра­зо­ва­ний вне Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. Та­ких язы­ков на­счи­ты­ва­ет­ся ок. 100. Ста­тус не­ко­то­рых язы­ко­вых еди­ниц (язы­ков или диа­лек­тов) до сих пор не на­шёл окон­ча­тель­но­го ре­ше­ния в нау­ке.

Язы­ки на­ро­дов Рос­сии раз­ли­ча­ют­ся по ге­не­ти­че­ской при­над­леж­но­сти, ти­по­ло­гии, чис­лен­но­сти го­во­ря­щих на ка­ж­дом из них, тер­ри­то­рии рас­про­стра­не­ния, на­ли­чию или от­сут­ст­вию пись­мен­но­сти и пись­мен­ных тра­ди­ций, гра­фи­че­ским ос­но­вам пись­мен­но­сти, сво­ему пра­во­во­му ста­ту­су, объ­ё­му сво­их со­ци­аль­ных функ­ций.

Генетическая принадлежность

Язы­ки на­ро­дов Рос­сии при­над­ле­жат к сле­дую­щим язы­ко­вым семь­ям: ин­до­ев­ро­пей­ской, ал­тай­ской, ураль­ской (эти три се­мьи вклю­ча­ют­ся не­ко­то­ры­ми язы­ко­ве­да­ми в т. н. но­ст­ра­ти­че­скую мак­росе­мью), чу­кот­ско-кам­чат­ской, эс­ки­мос­ско-але­ут­ской, ени­сей­ской (ино­гда, вместе­ с язы­ка­ми юка­ги­ров и нив­хов, ус­лов­но объ­е­ди­няе­мы­ми в груп­пу т. н. па­лео­ази­ат­ских язы­ков) и се­ве­ро­кав­каз­ской.

Индоевропейские языки

Из ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ков к язы­кам на­ро­дов Рос­сии от­но­сят­ся пред­ста­ви­те­ли сла­вян­ских, иран­ских, гер­ман­ских и ин­доа­рий­ских язы­ков.

Сла­вян­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны рус­ским язы­ком, вхо­дя­щим в их вос­точ­но­сла­вян­скую под­груп­пу. Рус­ский язык рас­про­стра­нён по всей тер­ри­то­рии РФ (све­де­ния о ко­ли­че­ст­ве го­во­ря­щих на язы­ках на­ро­дов Рос­сии при­ве­де­ны в таб­ли­це на стр. 210).

Иран­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны осе­тин­ским и тат­ским язы­ка­ми.

Осе­тин­ский язык вхо­дит в вост. под­груп­пу иран­ской груп­пы язы­ков. Рас­про­стра­нён в Се­вер­ной Осе­тии, Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии и Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии (дан­ные о рас­про­стра­не­нии язы­ков да­ют­ся для тер­ри­то­рии РФ).

Тат­ский язык вхо­дит в юго-зап. под­груп­пу иран­ской груп­пы язы­ков. Рас­про­стра­нён в Да­ге­ста­не, в не­ко­то­рых го­ро­дах Се­вер­но­го Кав­ка­за (в осн. в Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии).

Гер­ман­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны язы­ком идиш, вхо­дя­щим в их за­пад­но­гер­ман­скую под­груп­пу. Идиш рас­про­стра­нён в раз­ных ре­гио­нах Рос­сии (ком­пакт­ной тер­ри­то­рии рас­про­стра­не­ния не име­ет).

Ин­дий­ские (ин­доа­рий­ские) язы­ки. Пред­став­ле­ны цы­ган­ским язы­ком, вхо­дя­щим в их ин­дий­скую под­груп­пу. Цы­ган­ский язык рас­про­стра­нён в цен­траль­ных, сев. и сев.-зап. об­лас­тях Рос­сии, в За­пад­ной Си­би­ри, на Ал­тае (ком­пакт­ной тер­ри­то­рии рас­про­стра­не­ния не име­ет).

Алтайские языки

Из ал­тай­ских язы­ков к язы­кам на­ро­дов Рос­сии от­но­сят­ся пред­ста­ви­те­ли тюрк­ских, мон­голь­ских и тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков.

Тюрк­ские язы­ки. Наи­бо­лее мно­го­чис­лен­ная груп­па язы­ков на­ро­дов Рос­сии, пред­став­лен­ная та­тар­ским, чу­ваш­ским, баш­кир­ским, якут­ским, ку­мык­ским, ту­вин­ским, ха­кас­ским, ка­ра­чае­во-бал­кар­ским, но­гай­ским, ал­тай­ским, шор­ским, дол­ган­ским, то­фа­лар­ским, чу­лым­ским (чу­лым­ско-тюрк­ским) язы­ка­ми.

Та­тар­ский язык вхо­дит в бул­га­ро-кып­чак­скую под­груп­пу кып­чак­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Та­та­рии, Баш­ки­рии, Уд­мур­тии, Мор­до­вии, Ма­рий Эл, Чу­ва­шии, Ко­ми, в Че­ля­бин­ской, Сверд­лов­ской, Перм­ской, Орен­бург­ской, Тю­мен­ской, Уль­я­нов­ской, Са­мар­ской, Пен­зен­ской, Ас­т­ра­хан­ской, Ни­же­го­род­ской, Ке­ме­ров­ской, Мо­с­ков­ской, Са­ра­тов­ской, Ки­ров­ской, Ир­кут­ской, Но­во­си­бир­ской, Вол­го­град­ской, Кур­ган­ской, Том­ской, Рос­тов­ской, Ря­зан­ской, Там­бов­ской об­лас­тях, в Крас­но­яр­ском, Крас­но­дар­ском, При­мор­ском, Ха­ба­ров­ском кра­ях, в го­ро­дах Мо­ск­ва и С.-Пе­тер­бург.

Чу­ваш­ский язык вхо­дит в бул­гар­скую груп­пу тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в осн. в Сред­нем По­вол­жье и При­ура­лье, в т. ч. в Чу­ва­шии, Та­та­рии, Баш­ки­рии, в Уль­я­нов­ской, Са­мар­ской и Орен­бург­ской об­лас­тях.

Баш­кир­ский язык вхо­дит в бул­га­ро-кып­чак­скую под­груп­пу кып­чак­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Баш­ки­рии, Та­та­рии, а так­же в Че­ля­бин­ской, Орен­бург­ской, Перм­ской, Кур­ган­ской, Са­мар­ской, Са­ра­тов­ской, Тю­мен­ской, Сверд­лов­ской об­лас­тях.

Якут­ский язык вхо­дит в якут­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Кро­ме яку­тов, на якут­ском язы­ке го­во­рят, час­то счи­тая его род­ным, так­же эвен­ки, эве­ны, юка­ги­ры, чук­чи и др. Якут­ский язык рас­про­стра­нён в Яку­тии, а так­же на се­ве­ре Крас­но­яр­ско­го края, в Ма­га­дан­ской, Ир­кут­ской, Амур­ской об­лас­тях и в Ха­ба­ров­ском крае.

Ку­мык­ский язык вхо­дит в кып­чак­ско-по­ло­вец­кую под­груп­пу кып­чак­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Да­ге­ста­не и в от­дель­ных се­ле­ни­ях Чеч­ни и Се­вер­ной Осе­тии. Вплоть до сер. 20 в., кро­ме ку­мы­ков, ку­мык­ским язы­ком поль­зо­ва­лись не­ко­то­рые да­ге­стан­ские на­ро­ды (как язы­ком меж­на­цио­наль­но­го об­ще­ния).

Ту­вин­ский язык вхо­дит в уй­гу­ро-тюкюй­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в осн. в Ту­ве.

Ха­кас­ский язык вхо­дит в ха­кас­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ха­ка­сии, а так­же в по­гра­нич­ных районах Крас­но­яр­ско­го края и Ту­вы.

Ка­ра­чае­во-бал­кар­ский язык вхо­дит в кып­чак­ско-по­ло­вец­кую под­груп­пу кып­чак­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии и Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии.

Но­гай­ский язык вхо­дит в кып­чак­ско-но­гай­скую под­груп­пу кып­чак­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Да­ге­ста­не, а так­же в Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии, Чеч­не и Ин­гу­ше­тии, в Став­ро­поль­ском крае и Ас­т­ра­хан­ской обл.

Ал­тай­ский язык вхо­дит в кир­гиз­ско-кып­чак­скую груп­пу тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Рес­пуб­ли­ке Ал­тай, а за её пре­де­ла­ми в Ал­тай­ском крае, Ке­ме­ров­ской обл.

Шор­ский язык вхо­дит в ха­кас­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ке­ме­ров­ской обл. в вер­ховь­ях р. Томь и по её при­то­кам – Кон­до­ме и Мрас­су.

Дол­ган­ский язык вхо­дит в якут­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Тай­мыр­ском (Дол­га­но-Не­нец­ком) ав­то­ном­ном окр. Крас­но­яр­ско­го края.

То­фа­лар­ский язык вхо­дит в уй­гу­ро-тю­кюй­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ниж­не­удин­ском р-не Ир­кут­ской обл.

Чу­лым­ский (чу­лым­ско-тюрк­ский) язык вхо­дит в ха­кас­скую под­груп­пу уй­гу­ро-огуз­ской груп­пы тюрк­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Том­ской обл. и Крас­но­яр­ском крае в бас­сей­не р. Чу­лым.

Мон­голь­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны бу­рят­ским и кал­мыц­ким язы­ка­ми.

Бу­рят­ский язык рас­про­стра­нён в осн. в Бу­ря­тии, а так­же в Усть-Ор­дын­ском Бу­рят­ском ав­то­ном­ном окр. Ир­кут­ской обл. и Агин­ском Бу­рят­ском ав­то­ном­ном окр. Чи­тин­ской обл.

Кал­мыц­кий язык рас­про­стра­нён в Кал­мы­кии, Ас­т­ра­хан­ской, Вол­го­град­ской и Орен­бург­ской об­лас­тях.

Тун­гу­со-мань­чжур­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны на­най­ским, эвен­кий­ским, эвен­ским, не­ги­даль­ским, ульч­ским, орок­ским, ороч­ским, удэ­гей­ским язы­ка­ми. Тер­ри­то­рия их рас­про­стра­не­ния ох­ва­ты­ва­ет зна­чи­тель­ную зо­ну Вос­точ­ной Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка.

На­най­ский язык вхо­дит в юж­ную (при­амур­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ха­ба­ров­ском крае.

Эвен­кий­ский язык вхо­дит в се­вер­ную (си­бир­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в раз­лич­ных рай­онах Се­ве­ро-Вос­точ­ной Азии.

Эвен­ский язык вхо­дит в се­вер­ную (си­бир­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в раз­лич­ных рай­о­нах Се­ве­ро-Вос­точ­ной Азии.

Не­ги­даль­ский язык вхо­дит в се­вер­ную (си­бир­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ха­ба­ров­ском крае.

Ульч­ский язык вхо­дит в юж­ную (при­амур­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в ни­зовь­ях Аму­ра в Ха­ба­ров­ском крае.

Орок­ский (уль­та) язык вхо­дит в юж­ную (при­амур­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён на о. Са­халин.

Ороч­ский язык вхо­дит в юж­ную (при­амур­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ха­ба­ров­ском крае.

Удэ­гей­ский язык вхо­дит в юж­ную (при­амур­скую) груп­пу тун­гу­со-мань­чжур­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ха­ба­ров­ском и При­мор­ском кра­ях.

Уральские языки

Ураль­ские язы­ки вклю­ча­ют две се­мьи – фин­но-угор­ские и са­мо­дий­ские язы­ки.

Фин­но-угор­ские язы­ки. В Рос­сии пред­став­ле­ны мор­дов­ски­ми (мок­ша-мор­дов­ским и эр­зя-мор­дов­ским), ма­рий­ским (име­ю­щим 2 ли­те­ра­тур­ных язы­ка – лу­го­во-во­сточ­ный ма­рий­ский и гор­но­-ма­рий­ский), ко­ми-зы­рян­ским и ко­ми-пер­мяц­ким, уд­мурт­ским, ман­сий­ским, хан­тый­ским, ка­рель­ским, са­ам­ским, вепсским, во­дским, ижор­ским язы­ка­ми.

Мор­дов­ские (мок­ша-мор­дов­ский и эр­зя-мор­дов­ский) язы­ки вхо­дят в волж­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­не­ны в Мор­до­вии, Та­та­рии, Чу­ва­шии, в Пен­зен­ской, Са­мар­ской, Орен­бург­ской и Уль­я­нов­ской об­лас­тях.

Ма­рий­ский язык вхо­дит в волж­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ма­рий Эл, Баш­ки­рии, Та­та­рии, Уд­мур­тии, в Ки­ров­ской и Сверд­лов­ской об­лас­тях.

Ко­ми-зы­рян­ский и ко­ми-пер­мяц­кий язы­ки вхо­дят в перм­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Ко­ми-зы­рян­ский язык рас­про­стра­нён в Рес­пуб­ли­ке Ко­ми, ко­ми-пер­мяц­кий – на тер­ри­то­рии Ко­ми-Пер­мяц­ко­го ав­то­ном­но­го окр. Перм­ской обл.

Уд­мурт­ский язык вхо­дит в перм­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Уд­мур­тии, Баш­ки­рии, Та­та­рии, Ма­рий Эл, в Перм­ской, Сверд­лов­ской и Ки­ров­ской об­лас­тях.

Ман­сий­ский язык вхо­дит в угор­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в зап. час­ти Хан­ты-Ман­сий­ско­го ав­то­ном­но­го окр. Тю­мен­ской обл.

Хан­тый­ский язык вхо­дит в угор­скую груп­пу фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Хан­ты-Ман­сий­ском ав­то­ном­ном окр. Тю­мен­ской обл.

Ка­рель­ский язык вхо­дит в се­вер­ную груп­пу при­бал­тий­ско-фин­ской вет­ви фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ка­ре­лии, в Твер­ской обл.

Са­ам­ский язык со­став­ля­ет осо­бую ветвь фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён на Коль­ском п-ове (Мур­ман­ская обл.).

Вепс­ский язык вхо­дит в се­вер­ную груп­пу при­бал­тий­ско-фин­ской вет­ви фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Ле­нин­град­ской, Во­ло­год­ской об­лас­тях и в Ка­ре­лии.

Во­дский язык вхо­дит в юж­ную груп­пу при­бал­тий­ско-фин­ской вет­ви фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Кин­ги­сепп­ском р-не Ле­нин­град­ской обл.

Ижор­ский язык вхо­дит в се­вер­ную груп­пу при­бал­тий­ско-фин­ской вет­ви фин­но-угор­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Кин­ги­сепп­ском и Ло­мо­но­сов­ском рай­онах Ле­нин­град­ской обл.

Са­мо­дий­ские (са­мо­ед­ские) язы­ки. Пред­став­ле­ны не­нец­ким, сель­куп­ским, нга­на­сан­ским и энец­ким язы­ка­ми.

Не­нец­кий язык вхо­дит в се­вер­но­са­мо­дий­скую под­груп­пу са­мо­дий­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Не­нец­ком ав­то­ном­ном окр. Ар­хан­гель­ской обл., Яма­ло-Не­нец­ком ав­то­ном­ном окр. Тю­мен­ской обл. и Тай­мыр­ском (Дол­га­но-Не­нец­ком) ав­то­ном­ном окр. Крас­но­яр­ско­го края.

Сель­куп­ский язык со­став­ля­ет осо­бую ветвь са­мо­дий­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в Том­ской обл., в ме­ж­ду­ре­чье сред­ней Оби и Ени­сея.

Нга­на­сан­ский язык вхо­дит в се­вер­но­са­мо­дий­скую под­груп­пу са­мо­дий­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён на п-ове Тай­мыр.

Энец­кий язык вхо­дит в се­вер­но­са­мо­дий­скую под­груп­пу са­мо­дий­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в ни­зовь­ях р. Ени­сей.

Северокавказские языки

Се­ве­ро­кав­каз­ские язы­ки вклю­ча­ют аб­ха­зо-адыг­скую (за­пад­но­кав­каз­скую) и на­хско-да­ге­стан­скую (вос­точ­но­кав­каз­скую) груп­пы.

Аб­ха­зо-адыг­ские язы­ки. В аб­ха­зо-адыг­скую груп­пу вхо­дят аба­зин­ский язык, а так­же близ­ко­род­ст­вен­ные ады­гей­ский и ка­бар­ди­но-чер­кес­ский язы­ки.

Аба­зин­ский язык рас­про­стра­нён в Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии.

Ады­гей­ский язык рас­про­стра­нён в Ады­гее и в со­сед­них рай­онах Крас­но­дар­ско­го края.

Ка­бар­ди­но-чер­кес­ский язык рас­про­стра­нён в Ка­бар­ди­но-Бал­ка­рии и Ка­ра­чае­во-Чер­ке­сии.

На­хско-да­ге­стан­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны на­хски­ми (ин­гуш­ским и че­чен­ским), ава­ро-ан­до-цез­ски­ми (авар­ским, ан­дий­ски­ми и цез­ски­ми), дар­гин­ским, лак­ским и лез­гин­ски­ми язы­ка­ми.

Ин­гуш­ский язык вхо­дит в на­хскую под­груп­пу на­хско-да­ге­стан­ской груп­пы се­ве­ро­кав­каз­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён гл. обр. в Ин­гу­ше­тии.

Че­чен­ский язык вхо­дит в на­хскую под­груп­пу на­хско-да­ге­стан­ской груп­пы се­ве­ро­кав­каз­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён гл. обр. в Чеч­не и Да­ге­ста­не.

Авар­ский язык рас­про­стра­нён в Да­ге­ста­не.

Ан­дий­ские язы­ки рас­про­стра­не­ны в разл. рай­онах Да­ге­ста­на: ан­дий­ский, бот­лих­ский, го­до­бе­рин­ский – в Бот­лих­ском р-не; ча­ма­лин­ский, баг­ва­лин­ский (ба­гу­лаль­ский), тин­дин­ский (тин­даль­ский) – в Цу­ма­дин­ском р-не; ка­ра­тин­ский, ах­вах­ский – в Ах­вах­ском р-не.

Цез­ские язы­ки (цез­ский, беж­тин­ский, гун­зиб­ский, хвар­шин­ский, ги­нух­ский) рас­про­стра­не­ны в Цун­тин­ском р-не Да­ге­ста­на.

Дар­гин­ский язык вхо­дит в лак­ско-дар­гин­скую под­груп­пу на­хско-да­ге­стан­ской груп­пы се­ве­ро­кав­каз­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в осн. в гор­ных рай­онах Да­ге­ста­на.

Лак­ский язык вхо­дит в лак­ско-дар­гин­скую под­груп­пу на­хско-да­ге­стан­ской груп­пы се­ве­ро­кав­каз­ских язы­ков. Рас­про­стра­нён в гор­ных рай­онах Да­ге­ста­на (Лак­ском и Ку­лин­ском) и в пред­гор­ном Но­во­лак­ском р-не, близ г. Ха­сав­юрт.

Лез­гин­ские язы­ки (лез­гин­ский, та­ба­са­ран­ский, агуль­ский, ру­туль­ский, ца­хур­ский, ар­чин­ский) рас­про­стра­не­ны в осн. в юж­ных рай­онах Да­ге­ста­на.

Палеоазиатские языки

Чу­кот­ско-кам­чат­ские язы­ки. Пред­став­ле­ны чу­кот­ским, ко­ряк­ским, итель­мен­ским, алю­тор­ским и ке­рек­ским язы­ка­ми, вхо­дя­щи­ми в их чу­кот­ско-ко­ряк­скую по­груп­пу.

Чу­кот­ский язык рас­про­стра­нён в Чу­кот­ском ав­то­ном­ном окр.

Ко­ряк­ский язык рас­про­стра­нён в Ко­ряк­ском ав­то­ном­ном окр., в сев. час­ти п-ова Кам­чат­ка.

Итель­мен­ский язык рас­про­стра­нён в Ти­гиль­ском р-не Кам­чат­ской обл. Ко­ряк­ско­го ав­то­ном­но­го окр.

Алю­тор­ский язык рас­про­стра­нён в сев. час­ти п-ова Кам­чат­ка.

Ке­рек­ский язык бы­ту­ет в Бе­рин­гов­ском р-не Чу­кот­ско­го ав­то­ном­но­го окр.

Эс­ки­мос­ско-але­ут­ские язы­ки. Вклю­ча­ют эс­ки­мос­ский и але­ут­ский язы­ки.

Эс­ки­мос­ский язык (язык ази­ат­ских эс­ки­мо­сов) рас­про­стра­нён на се­ве­ро-вос­то­ке и юго-вос­то­ке Чу­кот­ско­го п-ова.

Але­ут­ский язык рас­про­стра­нён на о. Бе­рин­га (Ко­ман­дор­ские о-ва).

Ени­сей­ские язы­ки. В груп­пу ени­сей­ских язы­ков вхо­дят кет­ский и юг­ский.

Кет­ский язык рас­про­стра­нён в осн. в Ту­ру­хан­ском р-не Крас­но­яр­ско­го края.

Юг­ский язык до по­след­не­го вре­ме­ни счи­тал­ся диа­лек­том кет­ско­го и в пе­ре­пи­си не учи­ты­вал­ся. Рас­про­стра­нён в Ту­ру­хан­ском р-не Крас­но­яр­ско­го края.

Изо­ли­ро­ван­ные язы­ки. Нивх­ский язык рас­про­стра­нён в ни­зовь­ях р. Амур и на о. Са­ха­лин.

Юка­гир­ский язык рас­про­стра­нён в Верх­не­ко­лым­ском и Ниж­не­ко­лым­ском улу­сах Яку­тии.

Языки народов России вне пределов РФ

Мно­гие язы­ки на­ро­дов Рос­сии рас­про­стра­не­ны и за пре­де­ла­ми РФ. По­доб­ная си­туа­ция объ­яс­ня­ет­ся ря­дом при­чин: рас­па­дом в 1991 СССР, ми­гра­ци­он­ны­ми про­цес­са­ми (ис­то­ри­че­ски­ми ми­гра­ция­ми, ми­гра­ци­ей внут­ри быв. СССР, эмиг­ра­ци­ей гра­ж­дан быв. СССР и граж­дан РФ в др. стра­ны), ис­то­ри­че­ски­ми и куль­тур­ны­ми свя­зя­ми ме­ж­ду на­ро­да­ми РФ и все­го ми­ра, пе­ре­се­ле­ни­ем кав­каз­ских на­ро­дов в Тур­цию в кон. 19 в. и т. д.

В стра­нах СНГ и при­бал­тий­ских го­су­дар­ст­вах ок. 88 млн. чел. вла­де­ют рус­ским язы­ком (дан­ные Все­со­юз­ной пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 1989). В це­лом же ко­ли­че­ст­во го­во­ря­щих на рус­ском язы­ке в ми­ре оцени­ва­ет­ся спе­циа­ли­ста­ми в 500 млн. чел.

В Азер­бай­джа­не жи­вут но­си­те­ли лез­гин­ско­го (171395 чел.), авар­ско­го (ок. 44000 чел.), тат­ско­го (ок. 10000 чел.) и ца­хур­ско­го (13316 чел.) язы­ков; в Гру­зии (в Юж­ной Осе­тии) – но­си­те­ли осе­тин­ско­го язы­ка (171395 чел.); в Ка­зах­ста­не – но­си­те­ли та­тар­ско­го (327982 чел.) и че­чен­ско­го (49507 чел.) язы­ков; в Уз­бе­ки­ста­не (467829 чел.), Кир­ги­зии (70068 чел.), Тад­жи­ки­ста­не (72228 чел.), Ук­раи­не (86875 чел.) – но­си­те­ли та­тар­ско­го язы­ка; в Кир­ги­зии – но­си­те­ли кал­мыц­ко­го язы­ка (5050 чел.) (пе­ре­пись 1989).

В сред­не­ази­ат­ских рес­пуб­ли­ках и в Ка­зах­ста­не, а так­же за пре­де­ла­ми СНГ (в Тур­ции и США) в кон. 20 в. спе­циа­ли­ста­ми на­счи­ты­ва­лось бо­лее 20000 но­си­те­лей ка­ра­чае­во-бал­кар­ско­го язы­ка.

За пре­де­ла­ми СНГ (по оцен­кам спе­циа­ли­стов, сде­лан­ным в кон. 20 в.) жи­вут но­си­те­ли але­ут­ско­го (ок. 5000 чел. в США), ту­вин­ско­го (ок. 3000 чел. в Ки­тае и св. 20000 чел. в Мон­го­лии), са­ам­ско­го (ок. 20000 чел. в Нор­ве­гии, ок. 17000 чел. в Шве­ции и ок. 4000 чел. в Фин­лян­дии), ка­бар­ди­но-чер­кес­ско­го (ок. 80000 чел. в Тур­ции, Иор­да­нии, Си­рии, Из­раи­ле и Ира­ке), авар­ско­го (ок. 10000 чел. в Тур­ции) язы­ков; чис­ло но­си­те­лей ады­гей­ско­го язы­ка, ком­пакт­но про­жи­ваю­щих в Тур­ции, Из­раи­ле, Юго­сла­вии и США, оце­ни­ва­ет­ся от 1 до 3 млн.

Языки других народов

Ми­гра­ци­он­ные и др. про­цес­сы во мно­гом обу­сло­ви­ли на­ли­чие в Рос­сии на­род­но­стей, род­ные язы­ки ко­то­рых яв­ля­ют­ся офи­ци­аль­ны­ми язы­ка­ми в др. го­су­дар­ст­вах: вос­точ­но­сла­вян­ские язы­ки – ук­ра­ин­ский (по дан­ным пе­ре­пи­си на­се­ле­ния 2002, в РФ на нём го­во­рят 1 млн. 814 тыс. чел.) и бе­ло­рус­ский (317 тыс. чел.); тюрк­ские язы­ки – ка­зах­ский (564 тыс. чел.), кир­гиз­ский (46 тыс. чел.), азер­бай­джан­ский (669 тыс. чел.); за­пад­но­гер­ман­ские язы­ки – не­мец­кий (не бо­лее 597 тыс. чел.); бал­тий­ские язы­ки – ла­тыш­ский (35 тыс. чел.); юж­но­сла­вян­ские язы­ки – бол­гар­ский (31 тыс. чел.); фин­но-угор­ские язы­ки – фин­ский (52 тыс. чел.), эс­тон­ский (27 тыс. чел.); а так­же ар­мян­ский (905 тыс. чел.), гре­че­ский (56 тыс. чел.) и др.

Типологические особенности

Язы­ки на­ро­дов Рос­сии в осн. от­но­сят­ся к агг­лю­ти­на­тив­ным и флек­тив­ным язы­кам. Наи­бо­лее яр­ко чер­ты агг­лю­ти­на­тив­но­сти про­яв­ля­ют­ся в ал­тай­ских язы­ках, не­сколь­ко в мень­шей сте­пе­ни – в ураль­ских. Чер­ты флек­тив­но­сти до­ми­ни­ру­ют, напр., в рус­ском язы­ке. Се­ве­ро­кав­каз­ские язы­ки на­ря­ду с агг­лю­ти­на­тив­но­стью де­мон­ст­ри­ру­ют и ряд флек­тив­ных ха­рак­те­ри­стик. Ти­по­ло­ги­че­ской спе­ци­фи­кой об­ла­да­ют так­же ин­кор­по­ри­рую­щие язы­ки (чу­кот­ско-кам­чат­ские), а так­же по­ли­син­те­ти­че­ские (аб­ха­зо-адыг­ские).

Письменность

По на­ли­чию или от­сут­ст­вию пись­мен­но­сти и пись­мен­ных тра­ди­ций язы­ки на­ро­дов Рос­сии под­раз­де­ля­ют­ся на пись­мен­ные (ста­ро­пись­мен­ные, мла­до­пись­мен­ные) и бес­пись­мен­ные.

Архив В. Л. Янина Новгородский кодекс.

Рус­ский ал­фа­вит. Рус­ский язык име­ет наи­бо­лее древ­нюю пись­мен­ную тра­ди­цию. В её ос­но­ве ле­жит ста­ро­сла­вян­ская аз­бу­ка ки­рил­ли­ца, соз­дан­ная (вме­сте с гла­го­ли­цей, имев­шей ог­ра­ни­чен­ное упот­реб­ле­ние в Древ­ней Ру­си) в кон. 9 в. из гре­че­ско­го ус­тав­но­го пись­ма (с до­бав­ле­ни­ем ря­да букв для спе­ци­фи­че­ски сла­вян­ских фо­нем). Ки­рил­ли­ца поя­ви­лась на Ру­си в 10 в. (к 1-й пол. 10 в. от­но­сит­ся наи­бо­лее ран­няя из из­вест­ных ки­рил­ли­че­ская над­пись на кор­ча­ге из Гнез­до­ва под Смо­лен­ском) и по­лу­чи­ла рас­про­стра­не­ние с при­ня­ти­ем хри­сти­ан­ст­ва (988). Наи­бо­лее древ­ние па­мят­ни­ки рус­ской пись­мен­но­сти – Нов­го­род­ский ко­декс (нач. 11 в.), Ост­ро­ми­ро­во Еван­ге­лие (1056–57), Из­бор­ни­ки 1073 и 1076, Ар­хан­гель­ское Еван­ге­лие (1092), Нов­го­род­ские слу­жеб­ные ми­неи (со­б­ра­ния цер­ков­ных пес­но­пе­ний или жи­тий свя­тых на все дни ка­ж­до­го ме­ся­ца) (1095–97).

Изборник Святослава 1073.

Ки­рил­ли­ца бы­ла по­ло­же­на в ос­но­ву пись­мен­но­стей на не­ко­то­рых язы­ках на­ро­дов Рос­сии. Так, во 2-й пол. 14 в. еп. Сте­фан Перм­ский по об­раз­цу гре­че­ско­го и сла­вя­но-рус­ско­го пись­ма соз­дал пись­мен­ность для ко­ми-зы­рян­ско­го язы­ка, вклю­чав­шую 24 бу­к­вы, а так­же рас­про­стра­нён­ные сре­ди ко­ми ро­до­вые зна­ки – па­сы (т. н. древ­не­перм­ская пись­мен­ность), и пе­ре­вёл на древ­ний ко­ми-язык ряд цер­ков­ных со­чи­не­ний. Ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния эта пись­мен­ность не по­лу­чи­ла и вы­шла из упот­реб­ле­ния к 17–18 вв.

1. Кириллическая азбука эпохи древнейших славянских рукописей (кон. 10–11 вв.). 2. Современный русский алфавит. 3. Диакритические знаки и дополнительные буквы, применяемые в системах письма, построенн...
Архангельское Евангелие.

На про­тя­же­нии ты­ся­че­лет­ней ис­то­рии рус­ский ал­фа­вит под­вер­гал­ся из­ме­не­ни­ям, в т. ч. в со­от­вет­ст­вии с офи­ци­аль­ны­ми ре­фор­ма­ми. Пер­вая ре­фор­ма рус­ско­го пись­ма, в ре­зуль­та­те ко­то­рой был соз­дан т. н. гра­ж­дан­ский шрифт, бы­ла осу­ще­ст­в­ле­на Пет­ром I в 1708–10. Из ал­фа­ви­та был уст­ра­нён ряд букв цер­ков­ной ки­рил­ли­цы, бы­ли вве­де­ны бу­к­вы «э» и «я», впер­вые ус­та­нав­ли­вались строч­ные и про­пис­ные на­чер­та­ния букв; од­на­ко не­ко­то­рые из­лиш­ние бу­к­вы всё же ос­та­лись. Вто­рая ре­фор­ма, про­ект ко­то­рой был опуб­ли­ко­ван в 1912, бы­ла осу­ще­ст­в­ле­на в 1917–18. Из ал­фа­ви­та бы­ли изъ­я­ты бу­к­вы «фи­та», «ять», I («де­ся­те­рич­ное»). В ре­зуль­та­те сло­жи­лась совр. рус­ская гра­фи­ка.

На рус­ской гра­фи­ке ос­но­ва­ны совр. пись­мен­но­сти осн. мас­сы язы­ков на­ро­дов Рос­сии. Раз­ра­бот­кой пись­мен­но­стей для них за­ни­мал­ся соз­дан­ный в 1926 Цен­траль­ный ко­ми­тет но­во­го тюрк­ско­го ал­фа­ви­та, в 1930 пре­об­ра­зо­ван­ный во Все­со­юз­ный цен­траль­ный ко­ми­тет но­во­го ал­фа­ви­та и про­су­ще­ст­во­вав­ший до кон. 1930-х гг. В нём ра­бо­та­ли лин­гвис­ты Н. Ф. Яков­лев, Л. И. Жир­ков, А. Н. Са­мой­ло­вич, Б. В. Чо­бан-за­де, Е. Д. По­ли­ва­нов, А. А. Пальм­бах, А. М. Су­хо­тин, К. К. Юда­хин и др. Бы­ли раз­ра­бо­та­ны пись­мен­но­сти для аба­зин­ско­го, авар­ско­го, ады­гей­ско­го, баш­кир­ско­го, бу­рят­ско­го, дар­гин­ско­го, ин­гуш­ско­го, ка­бар­ди­но-чер­кес­ско­го, кал­мыц­ко­го, ка­ра­чае­во-бал­кар­ско­го, ко­ми-зы­рян­ско­го и ко­ми-пер­мяц­ко­го, ко­ряк­ско­го, ку­мык­ско­го, лак­ско­го, лез­гин­ско­го, ман­сий­ско­го, ма­рий­ско­го, на­най­ско­го, не­нец­ко­го, нивх­ско­го, но­гай­ско­го, осе­тин­ско­го, та­ба­са­ран­ско­го, та­тар­ско­го, тат­ско­го, ту­вин­ско­го, ха­кас­ско­го, хан­тыйско­го, че­чен­ско­го, чу­кот­ско­го, шор­ско­го, эвен­кий­ско­го, эвен­ско­го, эс­ки­мос­ско­го, якут­ско­го язы­ков. Пись­мен­но­сти бы­ли соз­да­ны на ла­тин­ской гра­фи­че­ской ос­но­ве, за­тем для боль­шин­ст­ва язы­ков пе­ре­ве­де­ны на рус­скую ос­но­ву.

Не­ко­то­рые язы­ки ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов по­лу­ча­ют пись­мен­ность на ос­но­ве рус­ско­го ал­фа­ви­та на­чи­ная с 1950-х гг. На­при­мер, пись­мен­ность по­лу­чи­ли в 1953 нивх­ский, в 1963 – на­най­ский, в 1988 – итель­мен­ский язы­ки, в 1990-х гг. – да­ге­стан­ские язы­ки (агуль­ский, ру­туль­ский, ца­хур­ский).

Ла­тин­ский ал­фа­вит. Им поль­зу­ют­ся ка­рель­ский и вепс­ский язы­ки, для ко­то­рых пись­мен­ность раз­ра­ба­ты­ва­лась с кон. 1980-х гг. (для ка­рель­ско­го язы­ка так­же в 1937–40 ис­поль­зо­ва­лась пись­мен­ность на ос­но­ве рус­ской гра­фи­ки).

С 1990-х гг. де­ла­ют­ся от­дель­ные по­пыт­ки сме­ны рус­ской гра­фи­че­ской ос­но­вы не­ко­то­рых язы­ков на ла­тин­скую. Так, в Че­чен­ской Рес­пуб­ли­ке был при­нят но­вый че­чен­ский ал­фа­вит на ос­но­ве ла­тин­ской гра­фи­ки, вслед за чем был осу­ще­ст­в­лён пе­ре­вод на ла­тин­скую гра­фи­ку всех офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тов, пе­ча­тей и штам­пов, вы­ве­сок и т. д. В Та­та­рии бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о ла­ти­ни­за­ции та­тар­ско­го ал­фа­ви­та, что по­слу­жи­ло сти­му­лом для вне­се­ния в За­кон «О язы­ках на­ро­дов РФ» в 2002 по­прав­ки, до­пус­каю­щей из­ме­не­ние гра­фи­че­ской ос­но­вы лю­бо­го гос. язы­ка в со­ста­ве РФ на ос­но­ва­нии спе­ци­аль­но при­ни­мае­мо­го за­ко­на РФ.

Араб­ская пись­мен­ность. Ею в те­че­ние не­сколь­ких сто­ле­тий, вплоть до пер­вых лет сов. вла­сти, ко­гда бы­ли пред­при­ня­ты по­пыт­ки ре­фор­мы араб­ско­го ал­фа­ви­та, поль­зо­ва­лись та­тар­ский, баш­кир­ский, ку­мык­ский и др. тюрк­ские язы­ки (т. н. тюр­ки́ – ли­те­ра­тур­ные тюрк­ские язы­ки 17–19 вв.), а так­же язы­ки Да­ге­ста­на.

Об­ще­мон­голь­ский ал­фа­вит. На его ос­но­ве в 1648 ой­рат-кал­мыц­кий про­све­ти­тель и учё­ный-мо­нах Зая-Пан­ди­та (1599–1662) соз­дал но­вый ал­фа­вит «то­до би­чиг» («яс­ное пись­мо»), ис­поль­зо­вав­ший­ся кал­мы­ка­ми до 1924.

Ру­ни­че­ское пись­мо. Ис­поль­зо­ва­но в ран­них па­мят­ни­ках тюрк­ско­го ру­ни­че­ско­го пись­ма (т. н. язык ор­хо­но-ени­сей­ских над­пи­сей), от­но­ся­щих­ся к 8– 10 вв. и об­на­ру­жен­ных в 18 в. на тер­ри­то­рии Ту­вы и Ха­ка­сии.

Древ­не­ев­рей­ский ал­фа­вит. Ис­поль­зу­ет­ся в язы­ке идиш.

Не­ко­то­рые язы­ки, в т. ч. язы­ки Да­ге­ста­на [ан­дий­ский, бот­лих­ский, го­до­бе­рин­ский, ча­ма­лин­ский, баг­ва­лин­ский (багулальский), тин­дин­ский, ка­ра­тин­ский, ах­вах­ский, цез­ский, беж­тин­ский, гун­зиб­ский, хвар­шин­ский, ги­нух­ский, ар­чин­ский], ос­та­ют­ся до сих пор бес­пись­мен­ны­ми. Как пра­ви­ло, их но­си­те­ли пи­шут на язы­ках круп­ных на­ро­дов, сре­ди ко­то­рых жи­вут, и на рус­ском как язы­ке меж­на­цио­наль­но­го об­ще­ния.

Правовой статус

Язы­ки на­ро­дов Рос­сии раз­ли­ча­ют­ся по сво­ему пра­во­во­му ста­ту­су (пра­во­вые нор­мы, ка­саю­щие­ся язы­ков на­ро­дов Рос­сии, ре­гу­ли­ру­ют­ся пре­ж­де все­го Кон­сти­ту­ци­ей РФ), со­во­куп­но­сти со­ци­аль­ных функ­ций, сфер при­ме­не­ния.

В со­от­вет­ст­вии со ст. 68 Кон­сти­ту­ции РФ рус­ский язык яв­ля­ет­ся гос. язы­ком РФ на всей её тер­ри­то­рии. Од­но­вре­мен­но рус­ский язык вы­пол­ня­ет др. со­ци­аль­ные функ­ции, яв­ля­ясь сред­ст­вом меж­на­цио­наль­но­го об­ще­ния в Рос­сии и стра­нах СНГ, од­ним из шес­ти офи­ци­аль­ных и ра­бо­чих язы­ков ООН.

В со­от­вет­ст­вии со ст. 68 Кон­сти­ту­ции РФ рес­пуб­ли­ки, вхо­дя­щие в со­став РФ, в сво­их кон­сти­ту­ци­ях ус­та­но­ви­ли (на­ря­ду с рус­ским) гос. язы­ки, упо­треб­ляе­мые в ор­га­нах вла­сти и ме­ст­но­го са­мо­управ­ле­ния, в гос. уч­ре­ж­де­ни­ях. В боль­шин­ст­ве рес­пуб­лик ус­та­нов­лен прин­цип дву­язы­чия – напр. в Бу­ря­тии (ст. 67 Кон­сти­ту­ции Бу­ря­тии), Ин­гу­ше­тии (ст. 14 Кон­сти­ту­ции Ин­гу­ше­тии), Кал­мы­кии (ст. 18 Степ­но­го Уло­же­ния – Ос­нов­но­го за­ко­на Кал­мы­кии), Се­вер­ной Осе­тии (ст. 15 Кон­сти­ту­ции Се­вер­ной Осе­тии); в не­ко­то­рых из них го­су­дар­ст­вен­ны­ми при­зна­ны не­сколь­ко язы­ков, напр. в Да­ге­ста­не (в ст. 10 Кон­сти­ту­ции Да­ге­ста­на ут­вер­жда­ет­ся, что гос. язы­ка­ми рес­пуб­ли­ки яв­ля­ют­ся рус­ский язык и язы­ки на­ро­дов Да­ге­ста­на), в Мор­до­вии (по Кон­сти­ту­ции Мор­до­вии, на тер­ри­то­рии респуб­ли­ки го­судар­ст­вен­ны­ми при­зна­ют­ся рус­ский, мок­ша-мор­дов­ский и эр­зя-мор­дов­ский язы­ки). Сре­ди ти­туль­ных язы­ков (язы­ков, на­зва­ние ко­то­рых сов­па­да­ет с на­зва­ни­ем рес­пуб­ли­ки) не име­ет за­кре­п­лён­но­го ста­ту­са ка­рель­ский.

Иные субъ­ек­ты Фе­де­ра­ции по Кон­сти­ту­ции не име­ют пра­ва ус­та­нав­ли­вать гос. язы­ки. Од­на­ко на­ро­ды Рос­сии реа­ли­зу­ют своё пра­во на ис­поль­зо­ва­ние род­но­го язы­ка в сфе­ре об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний. Ос­но­вой это­го яв­ля­ет­ся Фе­де­раль­ный за­кон о на­цио­наль­но-куль­тур­ной ав­то­но­мии 1996, со­от­вет­ст­вую­щий ст. 68 Кон­сти­ту­ции.

Все пись­мен­ные язы­ки на­ро­дов Рос­сии в той или иной сте­пе­ни пре­по­да­ют­ся в шко­ле и яв­ля­ют­ся язы­ка­ми обу­че­ния (в на­чаль­ной или сред­ней шко­ле, мно­гие – в выс­шей шко­ле по спе­ци­аль­но­сти «Род­ной язык и ли­те­ра­ту­ра»). При этом в пол­ной ме­ре (до 11-го клас­са) школь­ное об­ра­зо­ва­ние осу­ще­ст­в­ля­ет­ся на рус­ском, та­тар­ском и от­час­ти на баш­кир­ском и чу­ваш­ском язы­ках. В го­ро­дах функ­цио­ни­ру­ют пре­иму­ще­ст­вен­но рус­скоя­зыч­ные шко­лы, в ко­то­рых др. язы­ки на­ро­дов Рос­сии ино­гда пре­по­да­ют­ся как пред­мет. Шко­лы, обу­че­ние в ко­то­рых ве­дёт­ся на др. язы­ках на­ро­дов Рос­сии, рас­по­ло­же­ны в осн. в сель­ской ме­ст­но­сти.

Ос­нов­ная книж­ная про­дук­ция на язы­ках на­ро­дов Рос­сии вклю­ча­ет ху­до­же­ст­вен­ную, учеб­ную и ме­то­ди­че­скую ли­те­ра­ту­ру, из­да­ния нац. фольк­ло­ра. Функ­цио­ни­ру­ют нац. те­ат­ры (дра­ма­ти­че­ские, му­зы­каль­но-дра­ма­ти­че­ские, ре­же дет­ские). Из­да­ют­ся ре­гио­наль­ные га­зе­ты и жур­на­лы, в ре­гио­наль­ных цен­трах осу­ще­ст­в­ля­ют­ся ра­дио- и те­ле­пе­ре­да­чи (по­след­ние, как пра­ви­ло, не­ре­гу­ляр­но). Ки­но­про­из­вод­ст­во осу­ще­ст­в­ля­ет­ся лишь (не счи­тая рус­ский язык) на не­сколь­ких язы­ках (та­тар­ском, якут­ском и др.), ог­ра­ни­чи­ва­ясь еди­нич­ны­ми до­ку­мен­таль­ны­ми или пуб­ли­ци­сти­че­ски­ми филь­ма­ми.

Языковая политика

Язы­ко­вая по­ли­ти­ка в Рос­сии ме­ня­лась в раз­ные ис­то­ри­че­ские пе­рио­ды. В Рос­сий­ской им­пе­рии на­ря­ду с от­дель­ны­ми слу­чая­ми под­держ­ки язы­ков нац. мень­шинств (го­су­дар­ст­вен­ные и мис­сио­нер­ские шко­лы с пер­во­на­чаль­ным обу­че­ни­ем на род­ном язы­ке) в це­лом гос­под­ство­ва­ла тен­ден­ция ру­си­фи­ка­ции.

В пер­вые го­ды сов. вла­сти про­во­ди­лась зна­чи­тель­ная ра­бо­та по соз­да­нию пись­мен­но­стей для бес­пись­мен­ных язы­ков, ре­ша­лись др. за­да­чи язы­ко­во­го строи­тель­ст­ва. Од­на­ко це­лью этих ме­ро­прия­тий яв­ля­лось не толь­ко раз­ви­тие нац. куль­тур и язы­ков (в т. ч. и борь­ба с не­гра­мот­но­стью), но и рас­про­стра­не­ние на их ос­но­ве ком­му­ни­сти­че­ской идео­ло­гии.

В 1930–50-х гг. под ло­зун­гом рав­но­прав­но­го раз­ви­тия язы­ков на­ро­дов СССР про­во­ди­лась по­ли­ти­ка ру­си­фи­ка­ции, в ре­зуль­та­те ко­то­рой прак­ти­че­ски все язы­ки су­ще­ст­вен­но су­жа­ли сфе­ру упо­треб­ле­ния. Офи­ци­аль­ным на­ча­лом этой по­ли­ти­ки мож­но счи­тать по­ста­нов­ле­ние ЦК ВКП(б) и Со­ве­та на­род­ных ко­мис­са­ров от 13.3.1938 «Об обя­за­тель­ном изу­че­нии рус­ско­го язы­ка в шко­лах на­цио­наль­ных рес­пуб­лик и об­лас­тей». Сме­на ори­ен­ти­ров усу­губ­ля­лась ре­прес­сия­ми по от­но­ше­нию к пред­ста­ви­те­лям нац. ин­тел­ли­ген­ции.

С 1960-х гг. по­ли­ти­ка ру­си­фи­ка­ции уси­ли­ва­ет­ся: в нач. 1960-х гг. обу­че­ние в РСФСР ве­лось на 47 язы­ках, в 1970-х гг. – на 30.

В кон. 20 в. в Рос­сии дек­ла­ри­ру­ет­ся курс на воз­ро­ж­де­ние, со­хра­не­ние и раз­ви­тие язы­ков на­ро­дов Рос­сии. Со­ве­том на­цио­наль­но­стей ВС РФ в 1992 бы­ла одоб­ре­на «Кон­цеп­ция Го­су­дар­ст­вен­ной про­грам­мы по со­хра­не­нию и раз­ви­тию язы­ков РФ» (од­на­ко она так и не бы­ла при­ня­та).

В ре­зуль­та­те к нач. 21 в. в РФ сло­жи­лось ус­той­чи­вое на­цио­наль­но-рус­ское дву­язы­чие: рус­ским язы­ком хо­ро­шо вла­де­ют в це­лом ок. 27 млн. чел., или поч­ти 90% не­рус­ско­го на­се­ле­ния Рос­сии (пе­ре­пись 2002). Бо­лее 95% хо­ро­шо знаю­щих рус­ский язык за­фик­си­ро­ва­но, на­при­мер, у ады­гей­цев, ар­мян, бе­ло­ру­сов, бу­рят, гру­зин, ев­реев, ка­за­хов, кал­мы­ков, ка­ре­лов, ко­ми, ко­рей­цев, ма­рий­цев, мол­да­ван, морд­вы, нем­цев, осе­тин, уд­мур­тов, уз­бе­ков, ук­ра­ин­цев, ха­ка­сов, цы­ган, чу­ва­шей, у на­род­нос­тей Се­ве­ра; более 90% – у агу­лов, ал­тай­цев, та­тар.

С дру­гой сто­ро­ны, ряд язы­ков ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов (гл. обр. на­ро­дов Се­ве­ра) от­но­сит­ся сей­час к раз­ря­ду ис­че­заю­щих, при­чём по­ка­за­те­ли пе­ре­пи­сей не все­гда от­ра­жа­ют ре­аль­ную язы­ко­вую си­туа­цию. На­при­мер, юг­ский, ке­рек­ский и але­ут­ский язы­ки (на них го­во­рят не бо­лее чем по 12–15 пред­ста­ви­те­лей стар­ше­го по­ко­ле­ния) уже прак­ти­че­ски пе­ре­шли в раз­ряд мёрт­вых язы­ков; орок­ский (по оцен­кам лин­гви­стов, ак­тив­но го­во­ря­щих на нём – 10 чел., дву­языч­ных – 16, все стар­ше 50 лет, пас­сив­но вла­дею­щих – 24 чел.), энец­кий, не­ги­даль­ский, итель­мен­ский, удэ­гей­ский язы­ки ха­рак­те­ри­зу­ют­ся линг­ви­ста­ми как на­хо­дя­щие­ся на гра­ни ис­чез­нове­ния и наи­бо­лее ост­ро ну­ж­да­ю­щие­ся в под­держ­ке; эс­ки­мос­ский, юка­гир­ский, алю­тор­ский, нивх­ский и не­ко­то­рые дру­гие при­бли­жа­ют­ся по со­стоя­нию к груп­пе на­хо­дя­щих­ся на гра­ни ис­чез­но­ве­ния. Со­хра­не­нию этих язы­ков мо­гут спо­соб­ст­во­вать та­кие ме­ры, как обу­чение род­ным язы­кам в шко­лах и дет­ских са­дах и др., при­чём, по мне­нию спе­циа­листов, они долж­ны пре­по­да­вать­ся по ме­то­ди­ке обу­че­ния ино­стран­но­му язы­ку.

Дру­гим ре­зуль­та­том влия­ния рус­ско­го язы­ка на язы­ки на­ро­дов Рос­сии яв­ля­ет­ся на­ли­чие в их лек­си­ке зна­чи­тель­но­го пла­ста за­им­ст­во­ва­ний из рус­ско­го язы­ка, вклю­чаю­ще­го так­же ин­тер­на­цио­наль­ную лек­си­ку. Этот за­им­ст­во­ван­ный фонд со­сто­ит не толь­ко из об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской, на­уч­но-тех­ни­че­ской, про­мыш­лен­ной и сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной тер­ми­но­ло­гии, но и из лек­си­ки до­маш­не­го бы­та и т. п.

С 1990-х гг. от­ме­ча­ет­ся тен­ден­ция к нац. воз­ро­ж­де­нию язы­ков на­ро­дов Рос­сии, про­яв­ляю­щая­ся в за­кре­п­ле­нии за ни­ми ста­ту­са гос. язы­ков рес­пуб­лик в со­ста­ве РФ, рас­ши­ре­нии их об­ще­ст­вен­ных функ­ций, ак­ти­ви­за­ции дея­тель­но­сти по их изу­че­нию, фор­ми­ро­ва­нии на­уч­но-тех­ни­че­ской и об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской тер­ми­но­ло­гии.

Го­су­дар­ст­во уде­ля­ет боль­шое вни­ма­ние изу­че­нию язы­ков на­ро­дов Рос­сии. Соз­да­ны на­уч. цен­тры в боль­шин­ст­ве субъ­ек­тов РФ (напр., Ин­сти­тут рус­ско­го язы­ка им. В. В. Ви­но­гра­до­ва РАН в Мо­ск­ве). Из­да­ют­ся эн­цик­ло­пе­дии, мо­но­гра­фии, на­уч. жур­на­лы. Ис­сле­до­ва­ние язы­ков на­ро­дов Рос­сии осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в раз­ных ас­пек­тах, в т. ч. син­хрон­ном, ис­то­ри­че­ском, срав­ни­тель­но-ис­то­ри­че­ском, срав­ни­тель­но-со­пос­та­ви­тель­ном, струк­тур­но-ти­по­ло­ги­че­ском, ис­то­ри­ко-ти­по­ло­ги­че­ском.

Язы­ки на­ро­дов Рос­сии. Клас­си­фи­кация. Пись­мен­ность. Тер­ри­то­рия рас­про­стра­не­ния: Язы­ки на­ро­дов СССР. М., 1966–68. Т. 1–5; Му­са­ев К. М. Язы­ки и пись­мен­но­сти на­ро­дов Ев­ра­зии (ре­гио­на быв­ше­го СССР). Ал­ма­ты, 1993; Язы­ки ми­ра. Ураль­ские язы­ки. М., 1993; Язы­ки ми­ра. Па­лео­ази­ат­ские язы­ки. М., 1997; Язы­ки ми­ра. Тюрк­ские язы­ки. М., 1997; Язы­ки ми­ра. Мон­голь­ские язы­ки. Тун­гу­со-мань­чжур­ские язы­ки. Япон­ский язык. Ко­рей­ский язык. М., 1997; Язы­ки ми­ра. Кав­каз­ские язы­ки. М., 1999; Пись­мен­ные язы­ки ми­ра. Язы­ки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. М., 2000–2003. Кн. 1–2.

Язы­ко­вая по­ли­ти­ка: Иса­ев М. И. Язы­ко­вое строи­тель­ст­во в СССР: Про­цес­сы соз­да­ния пись­мен­но­стей на­ро­дов СССР. М., 1979; Язы­ко­вая си­туа­ция в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. 1992. М., 1992; Язы­ко­вые про­бле­мы

Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и за­ко­ны о язы­ках. М., 1994; Го­су­дар­ст­вен­ные язы­ки в Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции. М., 1995; Ма­ло­чис­лен­ные на­ро­ды Се­ве­ра, Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка: Про­бле­мы со­хра­не­ния и раз­ви­тия язы­ков. СПб., 1997; Фор­ми­ро­ва­ние тер­ми­но­ло­гии на ти­туль­ных язы­ках рес­пуб­лик Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и СНГ. М., 2000; Ал­па­тов В. М. 150 язы­ков и по­ли­ти­ка. 1917–2000: Со­цио­лин­гви­сти­че­ские про­бле­мы СССР и пост­совет­ско­го про­стран­ст­ва. 2-е изд. М., 2000.

Спра­воч­ни­ки. Эн­цик­ло­пе­дии: Кон­так­то­ло­ги­че­ский эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь-спра­воч­ник. М., 1994. Вып. 1: Се­вер­ный ре­ги­он; Крас­ная кни­га язы­ков на­ро­дов Рос­сии: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь-спра­воч­ник. М., 1994; Языки Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции и со­сед­них го­су­дарств: Эн­цик­ло­пе­дия. М., 1997–2001. Т. 1–2; Агее­ва Р. А. Ка­ко­го мы ро­ду-пле­ме­ни?: На­ро­ды Рос­сии: име­на и судь­бы: Сло­варь-спра­воч­ник. М., 2000; Го­су­дар­ст­вен­ные и ти­туль­ные язы­ки Рос­сии: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. М., 2002; Лин­гвис­ти­че­ский эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. 2-е изд. М., 2002; Язы­ки на­ро­дов Рос­сии. Крас­ная кни­га: Эн­цик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь-спра­воч­ник. М., 2002.

Вернуться к началу