ПРАВОСЛАВИЕ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 211-224

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. В. Назаренко (Русская церковь во 2-й половине 15 – конце 16 века), В. А. Цыпин (Русская православная церковь в 1905–1917), О. Ю. Васильева; >>

ПРАВОСЛАВИЕ

Православие на Руси до монгольского нашествия

«Святые мученики Борис и Глеб». Икона. Кон. 13 в. Киевский музей русского искусства. Архив «Православной энциклопедии»

Хри­стиа­ни­за­ция и судь­бы язы­че­ст­ва. Про­ник­но­ве­ние хри­сти­ан­ст­ва на вос­точ­но­сла­вян­ские зем­ли на­ча­лось в 9 в. син­хрон­но го­су­дар­ст­во­об­ра­зо­ва­тель­ным про­цес­сам. Су­дить о его кон­крет­ных фор­мах труд­но, т. к. на­чат­ки цер­ков­ной ор­га­ни­за­ции с цен­тром в Кие­ве, с 860-х гг. фор­маль­но яв­ляв­шей­ся епи­ско­пи­ей Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, бы­ли унич­то­же­ны в хо­де язы­че­ской ре­ак­ции по­сле за­хва­та Кие­ва кня­зем Оле­гом в кон. 9 в. Од­на­ко уже к 40-м гг. 10 в. сре­ди дру­жи­ны ки­ев­ско­го кня­зя Иго­ря бы­ло дос­та­точ­но мно­го хри­сти­ан. По­сле­до­вав­шая вско­ре ещё од­на по­пыт­ка хри­стиа­ни­за­ции Ру­си в прав­ле­ние кня­ги­ни Оль­ги, вдо­вы Иго­ря, ока­за­лась так­же не­удач­ной в свя­зи с ак­тив­ным со­про­тив­ле­ни­ем сто­рон­ни­ков язы­че­ст­ва, спло­тив­ших­ся во­круг ки­ев­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Иго­ре­ви­ча, сы­на Оль­ги.

В 978–987, в пер­вое де­ся­ти­ле­тие ки­ев­ско­го кня­же­ния Вла­ди­ми­ра Свя­то­сла­ви­ча, кон­со­ли­да­ция язы­че­ст­ва в сто­ли­це Ру­си дос­тиг­ла сво­ей выс­шей точ­ки: ле­то­пис­ное со­об­ще­ние о воз­дви­же­нии Вла­ди­ми­ром «ку­ми­ров на хол­ме вне дво­ра те­рем­но­го» во гла­ве с Пе­ру­ном пра­во­мер­но рас­смат­ри­вать как стрем­ле­ние при­дать тра­ди­ци­он­но­му язы­че­ст­ву чер­ты гос. над­пле­мен­но­го куль­та. Од­на­ко в этой ро­ли аморф­ное ар­хаи­че­ское язы­че­ст­во яв­но не мог­ло со­пер­ни­чать с хри­сти­ан­ст­вом, рас­по­ла­гав­шим мно­го­ве­ко­вым опы­том со­труд­ни­че­ст­ва с го­су­дар­ст­вом и мощ­ны­ми ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми струк­ту­ра­ми – пре­ж­де все­го в ли­це Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, т. е. церк­ви Ви­зан­тий­ской им­пе­рии, с ко­то­рой Древ­не­рус­ское гос-во на­хо­ди­лось в жи­вей­шем по­ли­ти­че­ском, тор­го­вом и куль­тур­ном об­ще­нии с пер­во­го ве­ка сво­его су­ще­ст­во­ва­ния. Офи­ци­аль­ная хри­стиа­ни­за­ция Ру­си на­ча­лась с кре­ще­ния в кон. 980-х гг. кня­зя Вла­ди­ми­ра Свя­то­сла­ви­ча, его ок­ру­же­ния и мас­со­во­го кре­ще­ния ки­ев­лян. Вско­ре бы­ла соз­да­на Рус­ская ми­тро­по­лия с цен­тром в Кие­ве, на­хо­див­шая­ся в юрис­дик­ции Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, а так­же ряд епи­скопств (в Нов­го­ро­де, Бел­го­ро­де под Кие­вом, По­лоц­ке, воз­мож­но, так­же в др. го­ро­дах), на ко­то­рые воз­ла­га­лись пре­ж­де все­го мис­сио­нер­ские за­да­чи. Мис­сио­нер­ские уси­лия бы­ли на­прав­ле­ны в пер­вую оче­редь на жи­те­лей круп­ных го­ро­дов, то­гда как хри­сти­ан­ское про­све­ще­ние пре­об­ла­дав­ше­го сель­ско­го на­се­ле­ния силь­но за­ви­се­ло от бли­зо­сти или уда­лён­но­сти от епар­хи­аль­но­го цен­тра. Так, по ар­хео­ло­ги­че­ским дан­ным, по­сле об­ра­зо­ва­ния в 1136 епи­ско­пии в Смо­лен­ске язы­че­ские под­кур­ган­ные за­хо­ро­не­ния в сель­ских ме­ст­но­стях Смо­лен­ской зем­ли до­воль­но бы­ст­ро сме­ни­лись по­гре­бе­ния­ми по хри­сти­ан­ско­му об­ря­ду. К сер. 13 в. на Ру­си су­ще­ст­во­ва­ло 16 епар­хий: по­ми­мо уже на­зван­ных, в Чер­ни­го­ве, Пе­ре­яс­лав­ле-Рус­ском (Юж­ном), Юрь­е­ве (на Ро­си), Туро­ве, Вла­ди­ми­ре-Во­лын­ском, Га­ли­че, Пе­ре­мыш­ле, Хол­ме, Луц­ке, Рос­то­ве, Вла­ди­ми­ре-на-Клязь­ме, Ря­за­ни. Од­на­ко в ря­де лес­ных об­лас­тей (напр., в Верх­нем Под­не­ст­ро­вье) ар­хео­ло­гия фик­си­ру­ет кон­цен­тра­ции язы­че­ских древ­но­стей вплоть до 13 в.

С са­мо­го на­ча­ла сво­его су­ще­ст­во­ва­ния на Ру­си цер­ковь бы­ла тес­ней­шим об­ра­зом свя­за­на с гос. вла­стью. Имен­но кня­же­ская власть взя­ла на се­бя ма­те­ри­аль­ное обес­пе­че­ние церк­ви в ви­де де­ся­ти­ны – ус­та­нов­лен­но­го ещё кня­зем Вла­ди­ми­ром Свя­то­сла­ви­чем от­чис­ле­ния на цер­ков­ные ну­ж­ды 1/10 час­ти со­во­куп­ных до­хо­дов кня­же­ской каз­ны. Вме­сте с тем, на­чи­ная со 2-й пол. 11 в., на­ря­ду с де­ся­ти­ной в её разл. фор­мах всё боль­шее зна­че­ние при­об­ре­та­ет цер­ков­ное зем­ле­вла­де­ние, по­на­ча­лу фор­ми­ро­вав­шее­ся за счёт да­ре­ний кня­зей и зна­ти, а за­тем так­же и в ре­зуль­та­те при­об­ре­те­ний зе­мель са­ми­ми цер­ков­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми. Дру­гой важ­ней­шей сто­ро­ной цер­ков­но-гос. от­но­ше­ний, а так­же сред­ст­вом воз­дей­ст­вия церк­ви на об­ще­ст­во яв­ля­лось су­до­про­из­вод­ст­во. К эпо­хе кня­зя Вла­ди­ми­ра вос­хо­дит раз­де­ле­ние го­су­дар­ст­вен­ной (кня­же­ской) и цер­ков­ной юрис­дик­ций, ко­то­рое бы­ло за­им­ст­во­ва­но из ви­зан­тий­ской прак­ти­ки и со­хра­ня­лось в том или ином ви­де до си­но­даль­но­го пе­рио­да вклю­чи­тель­но (напр., Цер­ков­ные ус­та­вы кня­зя Вла­ди­ми­ра и кня­зя Яро­сла­ва Муд­ро­го). Цер­ков­но­му су­ду, нор­мы ко­то­ро­го бы­ли из­ло­же­ны в Корм­чей кни­ге разл. ре­дак­ций, под­ле­жа­ло не толь­ко ду­хо­вен­ст­во, но и раз­но­об­раз­ные ка­те­го­рии «цер­ков­ных лю­дей» (па­лом­ни­ки, про­ще­ни­ки, за­душ­ные лю­ди и т. д.), а по ря­ду во­про­сов и ми­ря­не (пре­сту­п­ле­ния про­тив нрав­ст­вен­но­сти, де­ла, свя­зан­ные с бра­ком, семь­ёй и на­след­ст­вом, кол­дов­ст­во). С фор­ми­ро­ва­ни­ем цер­ков­но­го зем­ле­вла­де­ния в от­но­ше­нии не­го раз­вил­ся су­деб­ный им­му­ни­тет, в ре­зуль­та­те че­го об­ласть юрис­дик­ции церк­ви рас­ши­ри­лась за счёт лиц, жив­ших на цер­ков­ных зем­лях. Ря­дом па­мят­ни­ков 12– 13 вв. на Ру­си фик­си­ру­ет­ся та­кая важ­ная об­ще­ст­вен­ная функ­ция церк­ви, как над­зор за ме­ра­ми и ве­са­ми в го­ро­дах. На­ко­нец, ве­со­мый вклад цер­ковь вне­сла в фор­ми­ро­ва­ние об­ще­рус. на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го са­мо­соз­на­ния. Не­со­мнен­но, пер­вые хри­сти­ан­ские ки­ев­ские кня­зья Вла­ди­мир и его сын Яро­слав Муд­рый хо­ро­шо по­ни­ма­ли го­су­дар­ст­вен­но- и куль­тур­но-ин­тег­ри­рую­щую роль еди­ной ми­тро­по­лии и цер­ков­но- сла­вян­ско­го язы­ка. Эта роль воз­рас­та­ла по ме­ре раз­ви­тия по­ли­ти­че­ско­го пар­ти­ку­ля­риз­ма со 2-й пол. 11 в., а осо­бенно со 2-й тре­ти 12 в., ко­гда мно­гие по­ли­ти­че­ски не­за­ви­си­мые друг от дру­га древ­не­рус­ские кня­же­ст­ва ока­за­лись свя­за­ны ме­ж­ду со­бой (по­ми­мо церк­ви) толь­ко ди­на­сти­че­ским род­ст­вом и ис­тори­че­ской па­мя­тью о бы­лом гос. един­ст­ве. Осоз­на­ние цер­ко­вью этой сво­ей но­вой об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ской ро­ли вы­ра­зи­лось в ус­вое­нии с 1160-х гг. ки­ев­ски­ми ми­тро­по­ли­та­ми ти­ту­ла «ми­тро­по­лит всея Ру­си» вме­сто преж­не­го «ми­тро­по­лит Ру­си». Имен­но ми­тро­по­ли­ты, как пра­ви­ло гре­ки, по­став­ляв­шие­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, вы­сту­па­ли в ро­ли тре­тей­ских су­дей и ми­ро­твор­цев в ме­ж­ду­кня­же­ских кон­флик­тах. Боль­шое зна­че­ние в соз­да­нии еди­но­го цер­ков­но-куль­тур­но­го про­стран­ст­ва Древ­ней Ру­си иг­ра­ли мо­на­сты­ри, пре­ж­де все­го воз­ник­ший во 2-й пол. 11 в. Пе­чер­ский мон. под Кие­вом (Кие­во-Пе­чер­ская лав­ра), из бра­тии ко­то­ро­го за пер­вые пол­то­ра ве­ка его су­ще­ст­во­ва­ния вы­шло бо­лее 50 епи­ско­пов.

Православие в середине 13 – середине 15 века

«Выступление войск Дмитрия Донского против Мамая с благословления Сергия Радонежского». Миниатюра. 17 в. Исторический музей (Москва).

Мон­голь­ское на­ше­ст­вие на Русь в 1237–40 и по­сле­до­вав­шее вслед за ним ус­та­нов­ле­ние вер­хов­ной вла­сти над ней мон­голь­ских ха­нов Зо­ло­той Ор­ды при­ве­ли к об­ще­му по­тря­се­нию древ­не­рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти и к тя­жё­ло­му за­тяж­но­му об­ще­ст­вен­но­му кри­зи­су, ко­то­рый ох­ва­тил и цер­ков­но-ре­ли­ги­оз­ную сфе­ру. Боль­шин­ст­во епар­хи­аль­ных цен­тров, мо­на­сты­рей и хра­мов бы­ли ра­зо­ре­ны, по­гиб­ло не­сколь­ко ар­хие­ре­ев, про­пал без вес­ти ми­тро­по­лит Ки­ев­ский Ио­сиф (ок. 1236), по­гиб­ли или бы­ли уве­де­ны в плен мно­же­ст­во мо­на­хов и кли­ри­ков, на не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий пре­кра­ти­лось ка­мен­ное цер­ков­ное строи­тель­ст­во, рез­ко упал уро­вень ико­но­пи­са­ния, бы­ли ут­ра­че­ны мно­гие тон­кие ре­мёс­ла, воз­ник­ли не­строе­ния в бо­го­слу­жеб­ной прак­ти­ке и цер­ков­ной дис­ци­п­ли­не и т. п. Эко­но­ми­че­ское за­пус­те­ние юж. зе­мель Ру­си при­ве­ло к то­му, что уси­лия митр. Ки­рил­ла II (1243–81) по вос­ста­нов­ле­нию цер­ков­ной жиз­ни в 3-й четв. 13 в. кон­цен­три­ро­ва­лись пре­иму­ще­ст­вен­но во Вла­ди­мир­ском кня­же­ст­ве, а в 1299 митр. Мак­сим окон­ча­тель­но пе­ре­нёс свою ре­зи­ден­цию во Вла­ди­мир- на-Клязь­ме. В то же вре­мя ха­рак­тер­ной чер­той по­ли­ти­ки мон­го­лов на за­воё­ван­ных зем­лях яв­ля­лось по­кро­ви­тель­ст­во ре­лиг. ин­сти­ту­там как мо­лит­вен­ни­кам за власть (мон­голь­ских ха­нов), не­смот­ря на то что при ха­не Уз­бе­ке (1313–41) ис­лам сун­нит­ско­го тол­ка окон­ча­тель­но стал гос. ре­ли­ги­ей Зо­ло­той Ор­ды. На Ру­си это по­кро­ви­тель­ст­во вы­ража­лось в ос­во­бо­ж­де­нии ду­хо­вен­ст­ва и про­жи­вав­ших на цер­ков­ных зем­лях кре­сть­ян от ре­гу­ляр­но­го гос. на­ло­га («вы­хо­да») в поль­зу Ор­ды, от про­чих мно­го­чис­лен­ных на­ло­гов (во­ен­но­го, поч­то­во­го, тор­го­во­го и др.), а так­же от об­ре­ме­ни­тель­но­го во­ен­но­го по­стоя. Та­кие при­ви­ле­гии за­ко­но­да­тель­но за­кре­п­ля­лись спе­ци­аль­ны­ми гра­мо­та­ми – хан­ски­ми яр­лы­ка­ми, вы­да­вав­ши­ми­ся ми­тро­поли­там. Наи­бо­лее ран­ний из со­хра­нив­ших­ся яр­лык был из­дан ха­ном Мен­гу-Ти­му­ром в 1267, но его со­дер­жа­ние ука­зы­ва­ет на су­ще­ст­во­ва­ние пред­ше­ст­во­вав­ших до­ку­мен­тов та­ко­го ро­да. По­ло­же­ние дел на­чи­на­ет прин­ци­пи­аль­но ме­нять­ся толь­ко с из­ме­не­ни­ем ба­лан­са сил ме­ж­ду Ру­сью и Ор­дой по­сле Ку­ликов­ской бит­вы (1380). Так, в до­го­во­ре вел. кня­зя мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия I с митр. Ки­приа­ном на ру­бе­же 14–15 вв. пре­ду­смат­ри­ва­лось уча­стие церк­ви в уп­ла­те «вы­хо­да».

Цер­ковь в борь­бе за со­хра­не­ние един­ст­ва Ру­си. Роль церк­ви как об­ще­рус­ско­го ин­сти­ту­та в 13–14 вв. рез­ко воз­рос­ла. В сер. 13 в., од­но­вре­мен­но с ус­та­нов­ле­ни­ем мон­голь­ско­го гос­под­ства, уси­ли­лось по­ли­ти­че­ское и во­ен­ное дав­ле­ние на сев.-за­пад­ные (Нов­го­род) и за­пад­ные (Га­лиц­ко-Во­лын­ское кня­же­ст­во) зем­ли Ру­си со сто­ро­ны ка­то­ли­че­ских го­су­дарств – Поль­ши, Шве­ции, а так­же воз­ник­ших в 1201–02 Риж­ско­го епи­скоп­ст­ва, ор­де­на ме­че­нос­цев, а позд­нее – и Ли­вон­ско­го ор­де­на. Это на­сту­п­ле­ние ве­лось под ре­лиг. ло­зун­га­ми и фор­маль­но име­ло це­лью под­чи­нить рус. «схиз­ма­ти­ков» цер­ков­ной вла­сти пап­ско­го пре­сто­ла. Пе­ред рус. князь­я­ми стоя­ла прин­ци­пи­аль­ная аль­тер­на­ти­ва: ли­бо про­дол­жить борь­бу с мон­го­ла­ми в сою­зе с го­су­дар­ст­ва­ми ка­то­ли­че­ской Ев­ро­пы, но це­ной цер­ков­ной унии с Ри­мом, ли­бо со­хра­нить пра­во­сла­вие, но по­сред­ст­вом при­зна­ния вер­хов­ной вла­сти Ор­ды. По пер­во­му пу­ти без ви­ди­мо­го ус­пе­ха пы­та­лись пой­ти га­лиц­ко- во­лын­ский кн. Да­ни­ил Ро­ма­но­вич, ко­то­рый вёл пе­ре­го­во­ры об унии и о кре­сто­вом по­хо­де про­тив мон­го­лов с па- пой Ин­но­кен­ти­ем IV в 1246–53, и вел. князь вла­ди­мир­ский Ан­д­рей Яро­сла­вич в 1249–52; вто­рой путь из­брал вел. князь вла­ди­мир­ский Алек­сандр Яро­сла­вич Нев­ский и его по­том­ки – ве­ли­кие кня­зья вла­ди­мир­ские, а за­тем мо­с­ков­ские. Тес­ное со­труд­ни­че­ст­во с по­след­ни­ми оп­ре­де­ля­ло по­ли­ти­ку ми­тро- по­ли­тов, са­ма ре­зи­ден­ция ко­то­рых к кон­цу свя­ти­тель­ст­ва митр. Пет­ра (1308–26) из Вла­ди­ми­ра пе­ре­мес­ти­лась в Мо­ск­ву, где уже пре­ем­ник Пет­ра митр. Феог­ност (1327/28–1353) раз­вер­нул мас­штаб­ное цер­ков­ное строи­тель­ст­во; наи­бо­лее пол­но это со­труд­ни­че­ст­во про­яви­лось при митр. Алек­сии (1354–78). Та­кая ли­ния ми­тро­по­лии долж­на бы­ла не­ми­нуе­мо на­толк­нуть­ся на со­про­тив­ле­ние сна­ча­ла га­лиц­ко-во­лын­ских кня­зей, а за­тем поль­ских ко­ро­лей (к ко­то­рым ото­шла часть Га­лиц­ко-Во­лын­ской зем­ли, по­сле то­го как в 1340 здесь пре­сек­лась рус. кня­жеская ди­на­стия) и пра­ви­те­лей Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го, в чьих ру­ках к 1360-м гг. ока­за­лось боль­шин­ст­во зап. и юго-зап. зе­мель Ру­си, в т. ч. и Ки­ев. В ре­зуль­та­те Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­ар­хат, под­дер­жи­вая в це­лом стрем­ле­ние ми­тро­по­ли­тов, про­дол­жав­ших но­сить ти­тул «ки­ев­ских и всея Ру­си», со­хра­нить един­ст­во Рус­ской ми­тро­по­лии, был вы­ну­ж­ден не раз в те­че­ние 14 сто­ле­тия санк­цио­ни­ро­вать соз­да­ние то от­дель­ной Га­лиц­кой ми­тро­по­лии для «Ма­лой Ру­си», объ­е­ди­нив­шей, по­ми­мо соб­ст­вен­но Га­лиц­кой, Вла­ди­ми­ро-Во­лын­скую, Луц­кую, Пе­ре­мышль­скую, Холм­скую и Ту­ров­скую епар­хии (от­кры­та в 1303, за­кры­та ок. 1306/07; во­зоб­нов­ле­на, с изъ­я­ти­ем Луц­ка, в 1371, уп­разд­не­на при митр. Фо­тии в 1-й тре­ти 14 в.), то осо­бой Ли­тов­ской ми­тро­по­лии для рус. зе­мель в со­ста­ве Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ско­го (от­кры­та в гра­ни­цах Ту­ров­ской и По­лоц­кой епар­хий ок. 1317, уп­разд­не­на ок. 1330; во­зоб­нов­ле­на в силь­но рас­ши­рен­ных пре­де­лах ок. 1355, уп­разд­не­на в 1362; вос­ста­нов­ле­на в 1375 и окон­ча­тель­но ли­к­ви­ди­ро­ва­на в 1390; сно­ва уч­ре­ж­де­на со­бо­ром за­пад­но­рус. епи­ско­пов без санк­ции пат­ри­ар­хии по при­ка­зу вел. кня­зя ли­тов­ско­го Ви­тов­та в 1415 и сно­ва ли­к­ви­ди­ро­ва­на в 1419/20). Та­кая по­ли­ти­ка ла­ви­ро­ва­ния со сто­ро­ны Кон­стан­ти­но­по­ля бы­ла вы­ну­ж­ден­ной, т. к. уже при поль­ском ко­ро­ле Ка­зи­ми­ре III (1333–70) на под­вла­ст­ных Поль­ше рус. зем­лях рез­ко ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась дея­тель­ность ка­то­ли­че­ской церк­ви. Бы­ли ор­га­ни­зо­ва­ны ла­тин­ские епар­хии в Пе­ре­мыш­ле, Хол­ме, Вла­ди­ми­ре-Во­лын­ском, не позд­нее 60-х гг. 14 в. воз­ник­ла ка­то­ли­че­ская ар­хи­епи­ско­пия (ми­тро­по­лия) во Льво­ве. В та­кой кри­ти­че­ской си­туа­ции эф­фек­тив­ное цер­ков­ное управ­ле­ние эти­ми зем­ля­ми из Мо­ск­вы ста­но­ви­лось край­не труд­ным. По­сле за­клю­че­ния в 1385 ди­на­сти­че­ской Крев­ской унии ме­ж­ду Поль­шей и Ве­ли­ким кня­же­ст­вом Ли­тов­ским, в ре­зуль­та­те ко­то­рой ли­тов­ское ве­ли­ко­кня­же­ское се­мей­ст­во при­ня­ло ка­то­ли­че­ст­во, уг­ро­за дис­кри­ми­на­ции пра­во­слав­ной церк­ви на­вис­ла и над рус. зем­ля­ми Ве­ли­ко­го кня­же­ст­ва Ли­тов­ского. И всё же со­вме­ст­ны­ми уси­лия­ми ми­тро­по­ли­тов «всея Ру­си», си­дев­ших в Мо­ск­ве, и кон­стан­ти­но­поль­ских пат­ри­ар­хов це­ло­ст­ность Рус­ской ми­тро­по­лии бы­ла в об­щем со­хра­не­на, и в 1-й пол. 15 в. все рус. зем­ли в цер­ков­но-ка­но­ни­че­ском от­но­ше­нии сно­ва со­став­ляли еди­ную об­ласть. При­над­леж­ность к пра­во­слав­ной церк­ви окон­ча­тель­но ут­вер­ди­лась в ка­че­ст­ве од­ной из оп­ре­де­ляю­щих черт об­ще­рус­ско­го на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го са­мо­соз­на­ния. Наи­бо­лее яр­ко это про­яви­лось в от­но­ше­нии к Фло­рен­тий­ской унии ме­ж­ду рим­ской и кон­стан­ти­но­поль­ской церк­ва­ми (1439), под­пи­сан­ной в том чис­ле и ми­тро­по­ли­том-гре­ком Иси­до­ром, за­ни­мав­шим рус. ми­тро­по­ли­чью ка­фед­ру. Ни гос. власть (в ли­це вел. кн. Ва­си­лия II), ни Рус­ская цер­ковь не при­ня­ли унии. В ус­ло­ви­ях вре­мен­но­го гос­под­ства в Кон­стан­ти­но­по­ле уни­ат­ских пат­ри­ар­хов вы­хо­дом из соз­дав­шей­ся цер­ков­но-по­ли­ти­че­ской си­туа­ции ста­ло по­став­ле­ние в 1448 об­ще­рус­ско­го ми­тро­по­ли­та Ио­ны (1448–61) со­бо­ром рус. епи­ско­пов без санк­ции Кон­стан­ти­но­по­ля. Юрис­дик­ция Ио­ны бы­ла при­зна­на и вел. кня­зем ли­тов­ским Ка­зи­ми­ром IV Ягел­лон­чи­ком (1427–92, вел. князь ли­тов­ский с 1440, поль­ский ко­роль в 1447–92). В при­ся­гу, чи­тав­шую­ся при по­став­ле­нии рус. епи­ско­пов, бы­ли вклю­че­ны сло­ва от­ре­че­ния от всех, ко­му «слу­чит­ся при­ити на Ки­ев от Ри­ма ла­тин­ска­го или от Царь­гра­да Ту­рец­кия дер­жа­вы» (Ви­зан­тий­ская им­пе­рия пре­кра­ти­ла своё су­ще­ст­во­ва­ние в 1453, и Кон­стан­ти­но­поль стал сто­ли­цей дер­жа­вы ту­рок-ос­ма­нов). Вви­ду то­го, что поль­ско-ли­тов­ские го­су­да­ри вско­ре вновь ста­ли при­ни­мать ми­тро­по­ли­тов, по­став­ляв­ших­ся в Кон­стан­ти­но­по­ле, это оз­на­ча­ло de facto раз­де­ле­ние Рус­ской ми­тро­по­лии на Ки­ев­скую и Мо­с­ков­скую и ус­та­нов­ле­ние ав­то­ке­фа­лии Мо­с­ков­ской ми­тро­по­лии. Хо­тя моск. ми­тро­по­ли­ты про­дол­жа­ли ти­ту­ло­вать­ся ми­тро­по­ли­та­ми «всея Ру­си», фак­ти­че­ски об­ще­рус­ское цер­ков­ное един­ст­во бы­ло пре­рва­но бо­лее чем на два сто­ле­тия.

14 в. был эпо­хой об­ще­го ду­хов­но­го и куль­тур­но­го подъ­ё­ма в пра­во­слав­ном ми­ре, в т. ч. и на Ру­си. Наи­бо­лее оче­вид­ным его про­яв­ле­ни­ем был стре­ми­тель­ный рост об­ще­жи­тель­ных мо­на­сты­рей на­чи­ная с сер. 14 в. и уве­ли­че­ние их ро­ли в жиз­ни об­ще­ст­ва. Этот ор­га­ни­че­ский про­цесс раз­ви­вал­ся из не­сколь­ких цен­тров – пре­ж­де все­го из Тро­иц­ко­го монастыря прп. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, а так­же из Ус­пен­ско­го Ки­рил­ло-Бе­ло­зер­ско­го мон., из Спа­со-Ка­мен­но­го мон. на Ку­бен­ском озе­ре, воз­мож­но, ни­же­го­род­ско­го Пе­чер­ско­го Воз­не­сен­ско­го мон. Сре­ди этих но­вых мо­на­сты­рей бы­ло мно­го «пус­тын­ных», т. е. ос­но­ван­ных (во­пре­ки гос­под­ство­вав­шей на Ру­си прак­ти­ке) вда­ли от го­ро­дов, что в ко­неч­ном счё­те вы­ли­лось в та­кое прин­ци­пи­аль­но важ­ное не толь­ко для ду­хов­ной, но и эко­но­ми­че­ской жиз­ни Ру­си 14–16 вв. яв­ле­ние, как мо­на­стыр­ская ко­ло­ни­за­ция. Не­от­де­ли­мо от мо­на­стыр­ско­го дви­же­ния и мис­сио­нер­ст­во то­го вре­ме­ни, наи­бо­лее яр­ким дея­те­лем ко­то­ро­го стал еп. Сте­фан Перм­ский (умер в 1396), про­све­ти­тель зы­рян (ко­ми). Де­ло Сте­фа­на бы­ло про­дол­же­но его пре­ем­ни­ка­ми по перм­ской ка­фед­ре, осо­бен­но епи­ско­па­ми Пи­ти­ри­мом (умер в 1455) и Ио­ной (умер в 1470). Осо­бое ме­сто в мис­сио­нер­ской дея­тель­но­сти за­ни­ма­ла ос­но­ван­ная в 1261 в сто­ли­це Зо­ло­той Ор­ды Са­рай­ская епар­хия, не толь­ко окорм­ляв­шая мно­го­чис­лен­ное пра­во­слав­ное на­се­ле­ние Ор­ды, но и про­во­див­шая мис­сио­нер­скую ра­бо­ту как сре­ди язы­че­ских пле­мён, так и сре­ди хри­сти­ан не­пра­во­слав­ных ис­по­ве­да­ний – не­сто­ри­ан, яко­ви­тов и др. Об­ще­пра­во­слав­ный ду­хов­ный подъ­ём вы­ра­зил­ся и в куль­тур­ном рас­цве­те Ру­си то­го вре­ме­ни – в об­лас­ти цер­ков­ной ли­те­ра­ту­ры (Епи­фа­ний Пре­муд­рый, Фе­дор Рос­тов­ский, митр. Ки­при­ан, Па­хо­мий Ло­го­фет и др.), ико­но­пи­си (Фео­фан Грек, Ан­д­рей Руб­лёв). Об­щий ду­хов­ный подъ­ём пра­во­сла­вия в со­во­куп­но­сти с тем фак­том, что к сер. 15 в. Мо­ск­ва ос­та­лась его един­ст­вен­ным го­су­дар­ст­вен­но-по­ли­ти­че­ским сре­до­то­чи­ем, де­лал цер­ковь ор­га­ни­че­ским эле­мен­том строи­тель­ст­ва ве­ли­ко­рус­ской го­су­дар­ст­вен­но­сти, од­но­вре­мен­но при­да­вая на­цио­наль­но­му со­зна­нию на­ро­да и гос. вла­сти все­лен­ски- пра­во­слав­ное из­ме­ре­ние.

Русская церковь во 2-й половине 15 – конце 16 века

Архив «Православной энциклопедии» «Уложенная грамота об учреждении патриаршества в России». 1589. Российская государственная библиотека (Москва).

Ус­та­нов­ле­ние ав­то­ке­фа­лии Мо­с­ков­ской ми­тро­по­лии име­ло два важ­ных по­след­ст­вия. Во-пер­вых, в церк­ви ак­ти­визи­ро­ва­лось со­бор­ное на­ча­ло, при­чём со­бо­ры но­си­ли за­час­тую сме­шан­ный ха­рак­тер, бу­ду­чи од­но­вре­мен­но и цер­ков­ны­ми, и зем­ски­ми, т. е. го­су­дар­ст­вен­ны­ми. Наи­бо­лее из­вест­ны со­бо­ры 1503, 1547–49, Сто­гла­вый 1551, со­бо­ры кон­ца прав­ле­ния ца­ря Ива­на IV Гроз­но­го (1572, 1580). Во-вто­рых, су­ще­ст­вен­но воз­рос­ла за­ви­си­мость ми­тро­по­ли­тов от ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти: ми­тро­по­ли­ты не толь­ко по­став­ля­лись с со­гла­сия ве­ли­ко­го кня­зя, но мно­гие из них бы­ва­ли дос­роч­но сво­ди­мы с ка­фед­ры по его во­ле (Зо­си­ма – в 1494, Вар­ла­ам – в 1521, Да­ни­ил – в 1539, Ио­а­саф – в 1542, Дио­ни­сий – в 1586). Яр­ким при­ме­ром мо­жет слу­жить судь­ба митр. Фи­лип­па, пре­тер­пев­ше­го да­же му­че­ни­че­скую смерть (1569) за свой про­тест про­тив оп­рич­но­го тер­ро­ра. Од­на­ко эти ан­ти­ка­но­ни­че­ские дей­ст­вия рус. кня­зей не мог­ли по­дор­вать со­труд­ни­че­ст­ва церк­ви и го­су­дар­ст­ва в де­ле на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го строи­тель­ст­ва. Со­мне­ния вел. кн. Ива­на III (во вре­мя «Стоя­ния на Уг­ре») в пра­во­моч­но­сти со­про­тив­ле­ния ха­ну Боль­шой Ор­ды Ах­ме­ду (Ах­ма­ту) в 1480 бы­ли раз­вея­ны бла­го­да­ря по­сла­нию цер­ков­но­го со­бо­ра во гла­ве с митр. Ге­рон­ти­ем и уве­ща­ни­ям кня­же­ско­го ду­хов­ни­ка ар­хи­епи­ско­па Рос­тов­ско­го Вас­сиа­на, ко­то­рые бла­го­сло­ви­ли борь­бу «рус­ских стран хри­сти­ан­ско­го ца­ря» про­тив ца­ря «без­бож­но­го» и «са­мо­зва­но­го», что при­ве­ло впо­след­ст­вии к ли­к­ви­да­ции ор­дын­ско­го сю­зе­ре­ни­те­та над Мо­с­ков­ским ве­ли­ким кня­же­ст­вом. Цер­ковь сыг­ра­ла пер­во­сте­пен­ную роль в ис­то­ри­че­ском ос­мыс­ле­нии и тео­ре­ти­че­ском обос­но­ва­нии но­во­го ста­ту­са Мо­с­ков­ско­го гос-ва как пра­во­слав­но­го цар­ст­ва («Мо­ск­ва – Тре­тий Рим»). Осо­бое ме­сто в со­ра­бот­ни­че­ст­ве го­су­дар­ст­ва и церк­ви за­ни­ма­ет эпо­ха свя­ти­тель­ства митр. Ма­ка­рия (1542–63), од­но­го из ор­га­ни­за­то­ров вен­ча­ния на цар­ст­во юно­го Ива­на IV (1547) и Сто­гла­во­го со­бо­ра 1551, на ко­то­ром бы­ли ут­вер­жде­ны сво­ды как цер­ков­но­го, так и свет­ско­го пра­ва. Важ­ным фак­то­ром в ук­ре­п­ле­нии рус. на­цио­наль­но-го­су­дар­ст­вен­но­го са­мо­соз­на­ния яви­лась ка­но­ни­за­ция це­ло­го ря­да рус. свя­тых, со­сто­яв­шая­ся по ини­циа­ти­ве митр. Ма­ка­рия на со­бо­рах 1547–49. Цер­ков­ная и го­су­дар­ст­вен­ная про­бле­ма­ти­ка не­раз­рыв­но спая­ны и в ост­рой внут­ри­цер­ков­ной по­ле­ми­ке ру­бе­жа 15–16 вв. ме­ж­ду т. н. не­стя­жа­те­ля­ми, т. е. про­тив­ни­ка­ми цер­ков­но­го, пре­ж­де все­го мо­на­стыр­ско­го, зем­ле­вла­де­ния (прп. Нил Сор­ский, Паи­сий Яро­сла­вов, Вас­си­ан Пат­ри­ке­ев, за­волж­ские стар­цы), и сто­рон­ни­ка­ми по­след­не­го, т. н. ио­сиф­ля­на­ми (по име­ни прп. Ио­си­фа Во­лоц­ко­го, вы­ска­зы­вав­ше­го ар­гу­мент, что «стя­жа­ния цер­ков­ная Бо­жия суть», «ни­щих бо­гат­ст­во»), по­сколь­ку ве­ли­ко­кня­же­ской вла­сти бы­ло свой­ст­вен­но стрем­ле­ние по­пол­нить каз­ну за счёт со­кра­ще­ния вот­чин мо­на­сты­рей и ар­хие­рей­ских до­мов, от­час­ти реа­ли­зо­ван­ное, впро­чем, толь­ко по­ста­нов­ле­ни­ем Сто­гла­во­го со­бо­ра. Сре­ди цер­ков­ных дос­ти­же­ний это­го вре­ме­ни, став­ших эпо­халь­ны­ми со­бы­тия­ми для все­го рус. об­ще­ст­ва, – осу­ще­ст­в­ле­ние в 1499 круж­ком нов­го­род­ских книж­ни­ков по ини­циа­ти­ве ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го Ген­на­дия пер­во­го пол­но­го рус. пе­ре­во­да Биб­лии (т. н. Ген­на­ди­ев­ская Биб­лия), со­став­ле­ние гран­ди­оз­но­го 12-том­но­го сво­да про­из­ве­де­ний нра­во­учи­тель­но­го и жи­тий­но­го со­дер­жа­ния Ве­ли­кие Ми­неи Че­тии уси­лия­ми бу­ду­ще­го митр. Ма­ка­рия (то­гда ар­хи­епи­ско­па Нов­го­род­ско­го). За­слу­гой в рав­ной ме­ре как церк­ви, так и го­су­дар­ст­ва яви­лось на­ча­ло кни­го­пе­ча­та­ния в Мо­ск­ве в сер. 16 в. Ито­гом поч­ти по­лу­то­ра­сто­лет­ней фак­ти­че­ской са­мо­стоя­тель­но­сти Мо­с­ков­ской ми­тро­по­лии ста­ло при­зна­ние этой ав­то­ке­фа­лии de jure пра­во­слав­ны­ми пат­ри­ар­ха­ми (кон­стан­ти­но­поль­ским, алек­сан­д­рий­ским, ан­ти­охий­ским и ие­ру­са­лим­ским), вы­лив­шее­ся по ини­циа­ти­ве ца­ря Фё­до­ра Ива­но­ви­ча в со­бор­ное уч­ре­ж­де­ние Мо­с­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та в 1589 в при­сут­ст­вии пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Ие­ре­мии и под­твер­ждён­ное кон­стан­ти­но­поль­ски­ми со­бо­ра­ми 1590 и 1593. Пер­вым моск. пат­ри­ар­хом стал тог­даш­ний ми­тро­по­лит Мо­с­ков­ский Иов.

Про­дол­жа­лась и мис­сио­нер­ская дея­тель­ность на ок­раи­нах по­сто­ян­но раз­рас­тав­ше­го­ся Рус­ско­го гос-ва: напр., мис­сия сре­ди коль­ских ло­па­рей (саа­мов), вед­шая­ся тру­да­ми Три­фо­на Пе­ченг­ско­го и Фео­до­ри­та, на­стоя­те­ля суз­даль­ско­го Спа­со-Ев­фи­мие­ва мон., или мис­сия Три­фо­на Вят­ско­го сре­ди во­гу­лов (ман­си) и ос­тя­ков (хан­тов) в рай­оне ны­неш­не­го Ека­те­рин­бур­га. В сер. 16 в., с за­вое­ва­ни­ем Ка­зан­ско­го (1552) и Ас­т­ра­хан­ско­го (1556) ханств, в со­став Рус­ско­го гос-ва вли­ва­ет­ся мно­го­чис­ленное му­суль­ман­ское на­се­ле­ние. Уже в 1555 в Ка­за­ни уч­ре­ж­да­ет­ся ар­хи­епи­ско­пия, имев­шая це­лью мис­сио­нер­скую ра­бо­ту не толь­ко сре­ди соб­ст­вен­но ка­зан­ских и ас­т­ра­хан­ских та­тар, но и сре­ди ещё пре­иму­ще­ст­вен­но язы­че­ских по­волж­ских на­ро­дов – че­ре­ми­сов (ма­ри), чу­ва­шей, морд­вы и др., ра­нее под­чи­няв­ших­ся Ка­за­ни и Ас­т­ра­ха­ни. Вме­сте с тем в на­ка­зе, дан­ном ца­рём Ива­ном IV Гроз­ным пер­во­му ка­зан­ско­му ар­хи­еп. Гу­рию, пря­мо за­пре­ща­лось на­силь­ст­вен­ное кре­ще­ние му­суль­ман; бо­лее то­го, на ар­хи­епи­ско­па воз­ла­га­лась обя­зан­ность «пе­ча­ло­ва­ния» (за­ступ­ни­че­ст­ва) за мест­ное ино­вер­че­ское на­се­ле­ние пе­ред гра­ж­дан­ски­ми вла­стя­ми.

Церковь в конце 16–17 века

Смут­ное вре­мя в ис­то­рии Рус­ско­го гос-ва при­ве­ло к вре­мен­но­му рас­строй­ству выс­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния, ко­гда на пат­ри­ар­шем пре­сто­ле за ко­рот­кое вре­мя сме­ни­ли друг дру­га пат­ри­ар­хи Иов, Иг­на­тий, на­ре­чён­ный в пат­ри­ар­хи Фи­ла­рет, Гер­мо­ген, сно­ва Иг­на­тий, при­чём все они от­стра­ня­лись от управ­ле­ния на­силь­ст­вен­ным пу­тём. Это не по­ме­ша­ло церк­ви сыг­рать важ­ную пат­рио­ти­че­скую роль в борь­бе с поль­ской ин­тер­вен­ци­ей (что, в ча­ст­но­сти, вы­ра­зи­лось в от­ка­зе пат­ри­ар­ха Ио­ва вен­чать на цар­ст­во Лже­дмит­рия I; в му­че­ни­че­ском под­ви­ге пат­ри­ар­ха Гер­мо­ге­на; ге­рои­че­ской обо­ро­не Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры и т. д.). В 1-й тре­ти 17 в., во вре­мя пат­ри­ар­ше­ст­ва Фи­ла­ре­та (1619–33), от­ца ца­ря Ми­хаи­ла Фё­до­ро­ви­ча, для об­ще­ст­ва, пре­одо­ле­ваю­ще­го по­след­ст­вия Сму­ты, бы­ли ха­рак­тер­ны ак­тив­ное уча­стие пат­ри­ар­ха в де­лах гос. управ­ле­ния и чрез­вы­чай­но обо­ст­рив­шая­ся по­доз­ри­тель­ность по от­но­ше­нию ко все­му, что шло с ка­то­ли­че­ско­го За­па­да. На­рас­тав­шее стрем­ле­ние фор­ми­ро­вав­ше­го­ся цар­ско­го аб­со­лю­тиз­ма к ог­ра­ни­че­нию сфе­ры цер­ков­ной юрис­дик­ции и цер­ков­но­го зем­ле­вла­де­ния, ко­то­рое яр­ко про­яви­лось уже в пер­вые го­ды прав­ле­ния ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча в со­от­вет­ст­вую­щих по­ло­же­ни­ях Со­бор­но­го уло­же­ния 1649 и в уч­ре­ж­де­нии мо­на­стыр­ско­го при­ка­за, при­зван­но­го ве­дать всем су­дом по гра­ж­дан­ским де­лам над ду­хо­вен­ст­вом и кре­сть­я­на­ми на цер­ков­ных зем­лях, при­ве­ло к столк­но­ве­нию ме­ж­ду гра­ж­дан­ской и цер­ков­ной вла­стью при пат­ри­ар­хе Ни­ко­не (1652–66). Ни­кон стре­мил­ся не толь­ко вос­ста­но­вить и раз­вить спе­ци­фи­че­ские от­но­ше­ния ме­ж­ду ца­рём и пат­ри­ар­хом, сло­жив­шие­ся во вре­ме­на пат­ри­ар­ха Фи­ла­ре­та, но и ук­ре­пить их с по­мо­щью тео­рии о пре­вос­ход­ст­ве са­краль­ной цер­ков­ной вла­сти над го­су­дар­ст­вен­ной. Кон­фликт за­вер­шил­ся со­бо­ром 1666–67 (с лич­ным уча­сти­ем алек­сан­д­рий­ско­го и ан­ти­охий­ско­го пат­ри­ар­хов), ко­то­рый по жа­ло­бам ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча сме­стил пат­ри­ар­ха Ни­ко­на, хо­тя и осу­дил уч­ре­ж­де­ние мо­на­стыр­ско­го при­ка­за. Ре­аль­но­го уп­разд­не­ния по­след­не­го церк­ви уда­лось до­бить­ся толь­ко при дея­тель­ном пат­ри­ар­хе Ио­а­ки­ме (1674–90) на со­бо­ре 1675.

Д. Вухтерс. Портрет патриарха Никона (фрагмент). 1660. Архив «Православной энциклопедии»

Воз­ник­но­ве­ние рас­ко­ла. По­сле Смут­но­го вре­ме­ни в ве­ли­ко­рус­ском об­ще­ст­ве ук­ре­пи­лось пред­став­ле­ние о Рус­ском цар­ст­ве как го­су­дар­ст­вен­ном и цер­ков­ном цен­тре, оп­ло­те все­лен­ско­го пра­во­сла­вия. Счи­та­лось, что моск. пра­во­сла­вие есть наи­бо­лее чис­тое, а пра­во­сла­вие гре­че­ское и на ук­ра­ин­ско-бе­ло­рус­ских зем­лях раз­вра­ще­но и ис­пор­че­но ка­то­ли­че­ским и про­тес­тант­ским влия­ния­ми, по­это­му сле­ду­ет рев­но­ст­но ох­ра­нять моск. цер­ков­ный ук­лад, все де­та­ли моск. цер­ков­ных книг и об­ря­дов, мак­си­маль­но изо­ли­ро­вав­шись от ка­ких бы то ни бы­ло внеш­них кон­так­тов. Это­му не­ис­пол­ни­мо­му прак­ти­че­ски и тео­ре­ти­че­ски ре­лиг. изо­ля­цио­низ­му про­ти­во­стоя­ла по­ли­ти­ка го­су­дар­ст­ва и церк­ви (в ли­це ца­ря Алек­сея Ми­хай­ло­ви­ча и пат­ри­ар­ха Ни­ко­на), опи­рав­шая­ся на иду­щее от Ви­зан­тии уче­ние, что пра­во­слав­ный рус. царь, как и в своё вре­мя ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор, яв­ля­ет­ся ца­рём всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан, от­ку­да вы­те­ка­ли пра­ва и обя­зан­но­сти Рос­сии по от­но­ше­нию ко все­лен­ско­му пра­во­сла­вию (вплоть до пла­нов ос­во­бо­ж­де­ния Кон­стан­ти­но­по­ля от ту­рок). Осу­ще­ст­в­ле­ние та­кой все­лен­ской мис­сии тре­бо­ва­ло мак­си­маль­но­го еди­не­ния Рус­ской церк­ви и её сбли­же­ния с дру­ги­ми пра­во­слав­ны­ми церк­ва­ми. Для пат­ри­ар­ха Ни­ко­на и его еди­но­мыш­лен­ни­ков это оз­на­ча­ло пре­ж­де все­го уни­фи­ка­цию бо­го­слу­жеб­ных книг и об­ря­до­вой прак­ти­ки, в ко­то­рых на­ко­пи­лось не­ма­ло раз­ли­чий ме­ж­ду рус­ской и гре­че­ской церк­ва­ми. Ис­прав­ле­ние бо­го­слу­жеб­ных книг бы­ло на Ру­си де­лом не но­вым, та­ко­го ро­да по­пыт­ки пред­при­ни­ма­лись ещё в 1-й пол. 16 в. и не­од­но­крат­но позд­нее, осо­бен­но при пат­ри­ар­хе Ио­си­фе (1642–52). Од­на­ко пред­при­ня­тые пат­ри­ар­хом Ни­ко­ном ме­ры бы­ли столь кру­ты и ка­са­лись ве­щей на­столь­ко при­выч­ных (уст­ра­не­ние двое­пер­стия при кре­ст­ном зна­ме­нии, на­пи­са­ние име­ни Ии­су­со­ва «Ии­сус» вме­сто преж­не­го «Исус» и т. п.), что вы­зва­ли в церк­ви и об­ще­ст­ве рез­кое про­ти­во­дей­ст­вие. Не­смот­ря на све­де­ние с пат­ри­ар­ше­ст­ва са­мо­го Ни­ко­на, его ре­фор­мы бы­ли одоб­ре­ны со­бо­ром 1666– 1667. Жес­то­кое пре­сле­до­ва­ние сто­рон­ни­ков ста­рых об­ря­дов, при­ни­мав­шее по­рой фор­му бое­вых дей­ст­вий (оса­да в 1668–76 Со­ло­вец­ко­го мон., мо­на­хи ко­то­ро­го от­ка­за­лись при­знать но­вые кни­ги и об­ря­ды), усу­гу­би­ло по­ло­же­ние и при­ве­ло к тра­ги­че­ско­му рас­ко­лу в Рус­ской церк­ви и воз­ник­но­ве­нию ста­ро­об­ряд­че­ст­ва, са­мым вид­ным из во­ж­дей ко­то­ро­го стал про­то­поп Ав­ва­кум Пет­ров.

Киевская митрополия в составе Мос­ковского патриархата. По­сле раз­де­ла в 1667 Украи­ны ме­ж­ду Рос­си­ей и Ре­чью По­спо­ли­той по Ан­д­ру­сов­ско­му ми­ру во­зоб­но­ви­лось на­сту­п­ление под­дер­жи­вав­ших­ся го­су­дар­ст­вом униа­тов на пра­во­сла­вие на Пра­во­бе­реж­ной Ук­раи­не, под­вла­ст­ной Ре­чи По­спо­ли­той. В этих условиях ки­ев­ский со­бор 1685 из­брал ми­тро­по­ли­том луц­ко­го еп. Ге­део­на (Чет­вер­тин­ско­го), по­бор­ни­ка сою­за с Рос­сией, и на­пра­вил его для ру­ко­по­ло­же­ния к пат­ри­ар­ху Мо­с­ков­ско­му Ио­а­ки­му. Это оз­на­ча­ло вклю­че­ние Ки­ев­ской ми­т­ро­по­лии в юрис­дик­цию Мо­с­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та и вос­ста­нов­ле­ние един­ст­ва Рус­ской церк­ви, ко­то­рое в 1686 бы­ло при­зна­но и Кон­стан­ти­но­поль­ской пат­ри­ар­хи­ей. Пра­виль­ность это­го вы­бо­ра вско­ре под­твер­ди­лась поч­ти пол­ной по­бе­дой унии на ук­ра­ин­ских зем­лях, ос­тав­ших­ся под вла­стью Ре­чи По­спо­ли­той, где к нач. 18 в. ос­та­ва­лась лишь од­на пра­во­слав­ная епи­ско­пия (Мсти­слав­ская).

Русская православная церковь (РПЦ) в начале 18 века – 1760-х году

«Духовный регламент». Прибавление. 1722. Научная библиотека им. М. Горького Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Архив «Православной энциклопедии»

«Ду­хов­ный рег­ла­мент» и Свя­тей­ший Си­нод. По­сле смер­ти в 1700 пат­ри­ар­ха Ад­риа­на Пётр I от­ло­жил вы­бо­ры но­во­го пат­ри­ар­ха, на­зна­чив ме­сто­блю­сти­телем пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла ми­тро­по­ли­та Ря­зан­ско­го Сте­фа­на (Явор­ско­го). В 1718 епи­ско­пу Псков­ско­му Фео­фа­ну (Про­ко­по­ви­чу) бы­ло по­ру­че­но со­ста­вить про­ект «Ду­хов­но­го рег­ла­мен­та», дол­жен­ст­вую­ще­го стать осн. за­ко­ном выс­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния. Про­ект с по­прав­ка­ми Пет­ра I был пред­став­лен в 1720 на рас­смот­ре­ние в Се­нат и пред­ста­ви­те­лями РПЦ от­ре­дак­ти­ро­ван и под­пи­сан. За­тем бы­ли со­б­ра­ны под­пис­и (все­го 87) ос­таль­ных ар­хие­ре­ев, а так­же ар­хи­ман­д­ри­тов и на­стоя­те­лей важ­ней­ших мо­на­сты­рей. 25.1.1721 из­дан указ об ут­вер­жде­нии Ду­хов­но­го рег­ла­мен­та и уч­ре­ж­де­нии Ду­хов­ной кол­ле­гии, т. е. Ду­хов­но­го со­бор­но­го пра­ви­тель­ст­ва. 14.2.1721 со­стоя­лось от­кры­тие Ду­хов­ной кол­ле­гии, вско­ре пе­ре­име­но­ван­ной в Свя­тей­ший Пра­ви­тель­ст­вую­щий Си­нод. Си­нод со­сто­ял из пре­зи­ден­та (митр. Сте­фан, по­сле его смер­ти в 1722 долж­ность уп­разд­не­на), 2 ви­це-пре­зи­ден­тов (ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский Фео­до­сий Янов­ский и еп. Фео­фан Про­ко­по­вич, ко­то­рый фак­ти­че­ски рас­по­ря­жал­ся все­ми де­ла­ми в Си­но­де), 4 со­вет­ни­ков и 4 асес­со­ров из лиц бе­ло­го и чёр­но­го ду­хо­вен­ст­ва. В 1723 по­лу­че­ны гра­мо­ты с при­зна­ни­ем Свя­тей­ше­го Си­но­да от пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го, а за­тем и от др. вос­точ­ных пат­ри­ар­хов.

Уч­ре­ж­де­ние Си­но­да ста­ло на­ча­лом но­вой, т. н. си­но­даль­ной, по­ли­ти­ки, ко­то­рая ра­ди­каль­но из­ме­ни­ла ха­рак­тер цер­ков­но-гос. от­но­ше­ний в Рос­сии, по­ста­вив цер­ковь на уро­вень од­но­го из гос. ин­сти­ту­тов.

В 1722 ука­зом Пет­ра I уч­ре­ж­де­на долж­ность обер-про­ку­ро­ра Свя­тей­ше­го Си­но­да – гос. чи­нов­ни­ка, пред­став­ляв­ше­го в Си­но­де им­пе­ра­то­ра и кон­тро­ли­ро­вав­ше­го ис­пол­не­ние гос. за­ко­нов по Ду­хов­но­му ве­дом­ст­ву, че­рез не­го осу­ще­ст­в­ля­лись все сно­ше­ния Си­но­да с ми­ни­ст­ра­ми и др. выс­ши­ми свет­ски­ми чи­нов­ни­ка­ми. При Ека­те­ри­не I Си­нод был раз­де­лён на два апар­та­мен­та: ду­хов­ный, ве­даю­щий ис­клю­чи­тель­но ду­хов­ны­ми де­ла­ми, и эко­но­ми­че­ский, в ве­де­нии ко­то­ро­го на­хо­ди­лись зе­мель­ные вла­де­ния мо­на­сты­рей и епар­хи­аль­ных до­мов. Эко­но­ми­че­ский апар­та­мент под разл. на­зва­ния­ми («ка­мер-кон­то­ра», «кол­ле­гия эко­но­мии») неск. раз пе­ре­да­вал­ся из ве­де­ния Си­но­да в ве­де­ние Се­на­та и, на­обо­рот, по­ка в 1764 цер­ков­ная власть не бы­ла окон­ча­тель­но уст­ра­не­на от управ­ле­ния на­се­лён­ны­ми цер­ков­ны­ми зем­ля­ми.

Ду­хов­ное со­сло­вие. Рас­про­стра­нив­шая­ся с кон. 17 в. прак­ти­ка пе­ре­да­чи цер­ков­ных мест по на­след­ст­ву (при па­де­нии зна­че­ния вы­бор­но­го на­ча­ла при за­ме­ще­нии при­ход­ских мест) спо­соб­ст­во­ва­ла оформ­ле­нию осо­бо­го ду­хов­но­го со­сло­вия. С нач. 18 в. свя­щен­ни­ки на ва­кант­ные мес­та на­зна­ча­лись епар­хи­аль­ны­ми ар­хие­рея­ми. На­ча­лом за­ко­но­да­тель­но­го оформ­ле­ния ду­хов­но­го со­сло­вия по­слу­жил указ Пет­ра I от 1718 о шта­тах ду­хо­вен­ст­ва (вве­де­ны в 1722). Ду­хов­ное со­сло­вие по­лу­ча­ло ос­во­бо­ж­де­ние от по­душ­ной по­да­ти, рек­рут­ской по­вин­но­сти, во­ин­ско­го по­стоя (1724) и ряд др. при­ви­ле­гий. При этом свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­ли и их де­ти, не по­лу­чав­шие цер­ков­ных мест, под­ле­жа­ли пе­ре­во­ду из ду­хов­но­го в по­дат­ное со­стоя­ние или рек­ру­ти­ро­ва­лись в ар­мию (т. н. раз­бо­ры ду­хов­но­го чи­на), гра­мот­ные и спо­соб­ные мог­ли быть при­ня­ты на чи­нов­ни­чью служ­бу или по­лу­чить выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

Ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние. В нач. 18 в. бы­ли от­кры­ты ду­хов­ные шко­лы в Чер­ни­го­ве (1700), Рос­то­ве (1703), Нов­го­ро­де (1706) и др. го­ро­дах. Ду­хов­ный рег­ла­мент пред­пи­сы­вал ка­ж­до­му епар­хи­аль­но­му ар­хие­рею соз­да­вать шко­лы для под­го­тов­ки свя­щен­но­слу­жи­те­лей (т. н. ар­хие­рей­ские шко­лы). Не по­лу­чив­шие об­ра­зо­ва­ния под­ле­жа­ли ис­клю­че­нию из ду­хов­но­го со­сло­вия. Бы­ли откры­ты на­чаль­ные ду­хов­ные шко­лы в С.-Пе­тер­бур­ге, Ниж­нем Нов­го­ро­де (1721), Тве­ри (1722), Ка­за­ни (1723) и др. По Ма­ни­фе­сту имп. Ан­ны Ива­нов­ны от 17.3.1730 соз­да­ны ду­хов­ные се­ми­на­рии в ка­ж­дой епар­хии. К 1740 в се­ми­на­ри­ях обу­ча­лось св. 2,5 тыс. уче­ни­ков, в сер. 18 в. – до 6 тыс. В 1742 в Алек­сан­д­ро-Нев­ской (С.-Пе­тер­бург), Тро­иц­кой (в Трои­це-Сер­гие­вой лав­ре) и Харь­ков­ской се­ми­на­ри­ях от­кры­ты выс­шие клас­сы, со­от­вет­ст­вую­щие ака­де­ми­че­ско­му кур­су.

Мо­на­ше­ст­во. Вос­ста­нов­лен­ный в 1701 Мо­на­стыр­ский при­каз ве­дал все­ми пат­ри­ар­ши­ми, ар­хие­рей­ски­ми, мо­на­стыр­ски­ми и цер­ков­ны­ми вот­чи­на­ми. Ма­лая до­ля до­хо­дов от цер­ков­ных зе­мель шла на со­дер­жа­ние ар­хие­рей­ских до­мов, мо­на­сты­рей и при­хо­дов, осн. часть по­сту­па­ла в каз­ну. Мо­на­стыр­ский при­каз на­зна­чал на­стоя­те­лей, ока­зы­вал влия­ние на по­став­ле­ние ар­хие­ре­ев, рас­по­ря­жал­ся пат­ри­ар­шей ти­по­гра­фи­ей. В 1722 из­да­но со­став­лен­ное ар­хи­еп. Фео­фа­ном и одоб­рен­ное ца­рём при­бав­ле­ние к «Ду­хов­но­му рег­ла­мен­ту», в ко­то­ром ус­та­нав­ли­вал­ся воз­рас­тной ценз для мо­на­ше­ско­го по­стри­га: для муж­чин 30 лет, для жен­щин от 50 до 60 лет. Ис­клю­че­ния до­пус­ка­лись лишь с раз­ре­ше­ния Си­но­да. Во­ен­но­слу­жа­щим и чи­нов­ни­кам по­сту­п­ле­ние в мо­на­сты­ри за­пре­ща­лось; не раз­ре­ша­лось при­ни­мать в оби­те­ли лиц, имев­ших не­со­вер­шен­но­лет­них де­тей или об­ре­ме­нён­ных дол­га­ми; кре­по­ст­ные мог­ли по­сту­пать в мо­на­сты­ри толь­ко с раз­ре­ше­ния сво­их по­ме­щи­ков; не­гра­мот­ные при­ни­ма­лись в мо­на­сты­ри с ве­до­ма ца­ря или Си­но­да. При­бав­ле­ни­ем воз­бра­ня­лось ос­но­ва­ние но­вых оби­те­лей без раз­ре­ше­ния Си­но­да, а строи­тель­ст­во ски­тов за­пре­ща­лось окон­ча­тель­но. Ма­лень­кие пу́стыни под­ле­жа­ли ли­бо уп­разд­не­нию, ли­бо со­еди­не­нию с др. мо­на­сты­ря­ми. Мно­гие мо­на­сты­ри в этот пе­ри­од за­кры­лись от не­дос­тат­ка средств. Ука­зом 1734 за по­стриг мо­на­ха в об­ход за­ко­на на епар­хи­аль­но­го ар­хи­ерея на­ла­гал­ся ра­зо­ри­тель­ный штраф, на­стоя­тель мо­на­сты­ря осу­ж­дал­ся на по­жиз­нен­ную ссыл­ку, а сам но­во­по­стри­жен­ный инок ли­шал­ся мо­на­ше­ско­го зва­ния и под­вер­гал­ся те­лес­но­му на­ка­за­нию. Чис­ло мо­на­ше­ст­вую­щих со­кра­ти­лось поч­ти вдвое: в 1724 в мо­на­сты­рях на­счи­ты­ва­лось 25207 на­сель­ни­ков, в кон­це прав­ле­ния Э. Г. Би­ро­на – 14282.

Мис­сио­нер­ст­во. Про­во­дя по­ли­ти­ку ве­ро­тер­пи­мо­сти, пра­ви­тель­ст­во бы­ло за­ин­те­ре­со­ва­но в хри­стиа­ни­за­ции ино­вер­че­ско­го на­се­ле­ния, при­ни­мав­ше­го рос. под­дан­ст­во, и ока­зы­ва­ло под­держ­ку мис­сио­нер­ст­ву. К но­во­об­ра­щён­ным при­ме­ня­лась сис­те­ма по­ощ­ри­тель­ных мер: кре­щё­ных кре­по­ст­ных от­пи­сы­ва­ли от их не­кре­щё­ных по­ме­щи­ков, с 1720 всем но­во­об­ра­щён­ным пре­дос­тав­ля­лась трёх­лет­няя льго­та от по­да­тей и рек­рут­ст­ва; при имп. Ели­за­ве­те Пет­ров­не но­во­кре­щё­ным вы­да­ва­лись де­неж­ные и ве­ще­вые по­дар­ки, ле­жав­шие на них по­да­ти и по­вин­но­сти, в т. ч. рек­рут­ская, пе­ре­кла­ды­ва­лись на их не­кре­щё­ных со­пле­мен­ни­ков, не вме­ня­лись пре­сту­п­ле­ния, со­вер­шён­ные до кре­ще­ния. Мис­сио­нер­ские уси­лия РПЦ в осн. бы­ли на­прав­ле­ны на хри­сти­ан­ское про­све­ще­ние языч­ни­ков, в мень­шей сте­пе­ни – му­суль­ман. В Ниж­нем По­вол­жье хри­сти­ан­ст­во про­по­ве­до­ва­лось буд­ди­стам-кал­мы­кам (в 1700 на р. Те­реш­ка вы­рос­ло по­се­ле­ние кре­щё­ных кал­мы­ков). Хри­стиа­ни­за­ция си­бир­ских на­ро­дов свя­за­на с име­на­ми двух то­боль­ских ми­тро­по­ли­тов – Фи­ло­фея (Ле­щин­ско­го) и Ио­ан­на (Мак­си­мо­ви­ча). Для хри­стиа­ни­за­ции на­ро­дов Вос­точ­ной Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка в 1727 бы­ла от­кры­та Ир­кут­ская ка­фед­ра (в 1706–27 ви­ка­ри­ат­ст­во То­боль­ской епар­хии). Осо­бое зна­че­ние при­да­ва­лось хри­сти­ан­ской про­по­ве­ди сре­ди на­ро­дов По­вол­жья, жив­ших в са­мом цен­тре Рос­сии, но в зна­чи­тель­ной час­ти ос­та­вав­ших­ся в язы­че­ст­ве. В 1731 в Сви­яж­ске Ка­зан­ской губ. бы­ла об­ра­зо­ва­на Кон­то­ра но­во­кре­щё­ных дел, ве­дав­шая всей мис­сио­нер­ской дея­тель­но­стью в По­вол­жье (в 1740 пе­ре­ве­де­на в Ка­зань). При Ели­за­ве­те Пет­ров­не в По­вол­жье бы­ло кре­ще­но до 430 тыс. чел. – чу­ва­шей, че­ре­ми­сов (ма­рий­цев), во­тя­ков (уд­мур­тов), вся морд­ва. Из та­тар-му­суль­ман в хри­сти­ан­ст­во об­ра­ти­лось ок. 8 тыс. че­ло­век.

Русская православная церковь в последней трети 18 – середине 19 века

Казанский соборв С.-Петербурге. 1801–11. Архитектор А. Н. Воронихин.

Се­ку­ля­ри­за­ция. Важ­ней­шим со­бы­ти­ем 18 в. яви­лась се­ку­ля­ри­за­ция на­се­лён­ных цер­ков­ных зе­мель, про­ве­дён­ная при императрице Ека­те­ри­не II. Из­дан­ный 26.2.1764 указ уп­разд­нял цер­ков­ное зем­ле­вла­де­ние в Рос­сии. Цер­ков­ные име­ния пе­ре­да­ва­лись Кол­ле­гии эко­но­мии, рас­пре­де­ляв­шей часть средств от се­ку­ля­ри­зо­ван­ных име­ний на со­дер­жа­ние епар­хи­аль­ных ка­федр, мо­на­сты­рей и при­ход­ских при­чтов, а ос­таль­ное – на гос. ну­ж­ды. Епар­хии раз­де­ля­лись на три клас­са, в со­от­вет­ст­вии с ко­то­ры­ми на­зна­ча­лось их со­дер­жа­ние. Для мо­на­сты­рей, так­же по­де­лён­ных на три клас­са, вво­ди­лись т. н. шта­ты, в ко­то­рые во­шло 226 мо­на­сты­рей (159 муж­ских и 67 жен­ских) – ме­нее чет­вер­ти всех оби­те­лей в ве­ли­ко­рус­ских епар­хи­ях. Из мо­на­сты­рей, ос­тав­ших­ся за рам­ка­ми шта­тов, бо­лее 500 бы­ло уп­разд­не­но, око­ло 150 не за­кры­ва­лись, но долж­ны бы­ли су­ще­ст­во­вать на по­жерт­во­ва­ния ве­рую­щих и за счёт об­ра­ба­ты­вае­мых са­ми­ми мо­на­ха­ми не­боль­ших на­де­лов зем­ли. В ре­зуль­та­те ре­фор­мы чис­ло мо­на­ше­ст­вую­щих со­кра­ти­лось с 12 до 5 тыс. В 1786 та­кая же ре­фор­ма про­ве­де­на в Ма­ло­рос­сии, че­рез два го­да – в Сло­бод­ской Ук­раи­не.

Свя­тей­ший Си­нод и обер-про­ку­ра­ту­ра. В прав­ле­ние имп. Алек­сан­д­ра I уси­ли­лась власть обер-про­ку­ро­ра, ко­то­рым в 1803 был на­зна­чен князь А. Н. Го­ли­цын. Из чи­нов­ни­ка, кон­тро­ли­рую­ще­го ве­де­ние си­но­даль­ных дел и со­блю­де­ние ин­те­ре­сов го­су­дар­ст­ва (как пре­ду­смат­ри­ва­лось в ин­ст­рук­ции Пет­ра I), обер- про­ку­рор стал пол­но­моч­ным ми­ни­ст­ром, от­вет­ст­вен­ным пе­ред им­пе­ра­то­ром не толь­ко за со­блю­де­ние юри­ди­че­ской фор­мы в дея­тель­но­сти Си­но­да, но и за дея­тель­ность церк­ви по су­ще­ст­ву. При имп. Ни­ко­лае I в Си­нод бы­ли вве­де­ны глав­ный свя­щен­ник гвар­дии и гре­на­дер­ских кор­пу­сов (он же ду­хов­ник ца­ря) и глав­ный свя­щен­ник ар­мии и фло­та. Впо­след­ст­вии Си­нод ста­но­вит­ся ис­клю­чи­тель­но ар­хие­рей­ским по со­ста­ву (что боль­ше со­от­вет­ст­во­ва­ло цер­ков­ным ка­но­нам). В не­го вхо­ди­ли по­сто­ян­ные чле­ны – ми­тро­по­ли­ты Нов­го­род­ский и С.-Пе­тер­бург­ский (обыч­но, но не все­гда пер­вен­ст­вую­щий), Ки­ев­ский, Мо­с­ков­ский, эк­зарх Гру­зии, ино­гда чле­на­ми Си­но­да на­зна­ча­лись др. ар­хие­реи, обыч­но в свя­зи с их за­слу­га­ми. По­ми­мо чле­нов Си­но­да в его дея­тель­но­сти уча­ст­во­ва­ли др. ар­хие­реи, вы­зы­вав­шие­ся в Си­нод ука­за­ми им­пе­ра­то­ра на не­оп­ре­де­лён­ный срок и име­но­вав­шие­ся «при­сут­ст­вую­щи­ми в Си­но­де». При Ни­ко­лае I на­ря­ду с кан­це­ля­ри­ей Си­но­да (под­чи­нён­ной обер-про­ку­ро­ру) бы­ла об­ра­зо­ва­на осо­бая кан­це­ля­рия обер-про­ку­ро­ра, ему же под­чи­ня­лись сек­ре­та­ри епар­хи­аль­ных ду­хов­ных кон­си­сто­рий.

Двой­ное ми­ни­стер­ст­во. По ад­ми­ни­ст­ра­тив­ной ре­фор­ме 1817 в со­став Мин-ва на­род­но­го про­све­ще­ния бы­ла вклю­че­на кан­це­ля­рия си­но­даль­но­го обер-про­ку­ро­ра и Де­пар­та­мент по де­лам ино­стран­ных ис­по­ве­да­ний, под­чи­няв­ший­ся ра­нее ми­ни­ст­ру внут­рен­них дел. Но­вое ве­дом­ст­во по­лу­чи­ло на­зва­ние Мин-ва ду­хов­ных дел и на­род­но­го про­све­ще­ния (Двой­ное ми­ни­стер­ст­во); его воз­гла­вил князь Го­ли­цын. Все де­ла, ка­сав­шие­ся ре­ли­гий, рас­смат­ри­ва­лись в Де­пар­та­мен­те ду­хов­ных дел, од­ним из че­ты­рёх от­де­ле­ний ко­то­ро­го бы­ло от­де­ле­ние по де­лам гре­ко-рос­сий­ско­го ис­по­ве­да­ния (т. о., роль Свя­тей­ше­го Си­но­да по­ни­жа­лась до ве­дом­ст­ва пра­во­слав­но­го ис­по­ве­да­ния). Но­вым обер-про­ку­ро­ром, пред­став­ляв­шим уже не ли­цо го­су­да­ря, а ли­цо ми­ни­ст­ра, стал князь П. С. Ме­щер­ский. В 1824 по­сле от­став­ки кня­зя Го­ли­цы­на Двой­ное ми­ни­стер­ст­во бы­ло рас­пу­ще­но.

Епар­хи­аль­ное управ­ле­ние. В 1841 по ини­циа­ти­ве обер-про­ку­ро­ра был ут­вер­ждён Ус­тав ду­хов­ных кон­си­сто­рий, по ко­то­ро­му епар­хи­аль­ные кон­си­сто­рии яв­ля­лись со­ве­ща­тель­ны­ми и ис­пол­ни­тель­ны­ми ор­га­на­ми при епар­хи­аль­ных ар­хие­ре­ях. Чле­ны кон­си­сто­рий на­зна­ча­лись ар­хие­рея­ми из чис­ла наи­бо­лее за­слу­жен­ных свя­щен­ни­ков. В кон­си­стор­ских шта­тах со­стоя­ли свет­ские чи­нов­ни­ки во гла­ве с сек­ре­та­рём, ко­то­ро­го на­зна­чал и уволь­нял обер-про­ку­рор.

Мис­сио­нер­ст­во. В прав­ле­ние Ека­те­ри­ны II пра­во­слав­ное мис­сио­нер­ст­во пе­ре­ста­ло поль­зо­вать­ся пре­иму­ще­ст­вен­ной под­держ­кой го­су­дар­ст­ва, ко­то­рое про­воз­гла­си­ло прин­цип ве­ро­тер­пи­мо­сти (в «На­ка­зе» го­во­рит­ся о не­до­пус­ти­мо­сти до­би­вать­ся об­ра­ще­ния ина­ко­ве­рую­щих пу­тём дав­ле­ния или воз­на­гра­ж­де­ния; в пись­ме обер-про­ку­ро­ру в 1773 Ека­те­ри­на II дек­ла­ри­ро­ва­ла прин­цип не­ог­ра­ни­чен­ной ве­ро­тер­пи­мо­сти, ста­вя це­лью сво­ей по­ли­ти­ки «лю­бовь и со­гла­сие» ме­ж­ду под­дан­ны­ми). Толь­ко при Ни­ко­лае I ста­ло воз­ро­ж­дать­ся мис­сио­нер­ст­во в Си­би­ри: в 1830 уч­ре­ж­де­на Ал­тай­ская мис­сия, во гла­ве ко­то­рой по­став­лен ар­хим. Ма­ка­рий (Глу­ха­рёв). При об­ра­ще­нии ал­тай­цев мис­сио­не­ры не стре­ми­лись к уве­ли­че­нию чис­ла об­ра­щён­ных, кре­сти­ли толь­ко по­сле дол­го­го нау­че­ния ве­ре; обу­ча­ли ме­ст­ное на­се­ле­ние рус. язы­ку, за­бо­ти­лись об уст­рое­нии их бы­та. Для об­ра­ще­ния са­мо­едов (нен­цев) и ос­тя­ков (хан­тов) в 1832 бы­ла соз­да­на мис­сия в Об­дор­ске.

Ре­фор­ма ду­хов­но­го об­ра­зо­ва­ния. В 1797 по­сле­до­ва­ло пре­об­ра­зо­ва­ние Алек­сан­д­ро-Нев­ской и Ка­зан­ской ду­хов­ных се­ми­на­рий в ду­хов­ные ака­де­мии, что, од­на­ко, не по­влек­ло су­ще­ст­вен­но­го из­ме­не­ния в пла­нах и ка­че­ст­ве под­го­тов­ки (в 1818 Ка­зан­ская ду­хов­ная ака­де­мия вновь пре­об­ра­зо­ва­на в се­ми­на­рию). В 1808 Алек­сандр I ут­вер­дил но­вый про­ект ре­фор­мы ду­хов­но­го об­разо­ва­ния, гл. цель ко­то­ро­го со­стоя­ла в от­де­ле­нии выс­ше­го бо­го­слов­ско­го об­ра­зо­ва­ния от сред­не­го, что ини­ции­ро­ва­ло раз­ви­тие бо­го­слов­ской нау­ки. В адм. от­но­ше­нии все ду­хов­ные шко­лы пе­ре­да­ва­лись в ве­де­ние Ко­мис­сии ду­хов­ных учи­лищ (под пред­се­да­тель­ст­вом М. М. Спе­ран­ско­го), под­чи­няв­шей­ся Свя­тей­ше­му Си­но­ду. Ре­фор­ма пре­ду­смат­ри­ва­ла соз­да­ние 4-сту­пен­ча­той сис­те­мы обу­че­ния: 2-лет­ние при­ход­ские шко­лы, 4-лет­ние уезд­ные учи­ли­ща, 6-лет­ние ду­хов­ные се­ми­на­рии, го­то­вив­шие вос­пи­тан­ни­ков к по­сту­п­ле­нию в ака­де­мии и служ­бе в при­хо­дах, и 4-лет­ние ду­хов­ные ака­де­мии, го­то­вив­шие свя­щен­ни­ков, учё­ных-мо­на­хов и учи­те­лей ду­хов- ных школ. В 1809 Алек­сан­д­ро-Нев­ская ака­де­мия бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в С.-Пе­тер­бург­скую ду­хов­ную ака­де­мию, а в 1814 ука­зом Алек­сан­д­ра I ут­вер­ждён ус­тав ду­хов­ных ака­де­мий, на ос­но­ва­нии ко­то­ро­го Сла­вя­но-гре­ко-ла­тин­ская ака­де­мия пре­об­ра­зо­ва­на в Мо­с­ков­скую ду­хов­ную ака­де­мию (и пе­ре­ве­де­на в Трои­це-Сер­гие­ву лав­ру), в 1819 вновь от­кры­та Ки­ев­ская ду­хов­ная ака­де­мия, в 1842 – но­вая Ка­зан­ская ду­хов­ная ака­де­мия, по­лу­чив­шая ста­тус мис­сио­нер­ской. Ко­ли­че­ст­во ду­хов­ных школ к кон­цу цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра I воз­рос­ло со 150 в 1808 до 344 в 1824. По­сле ре­фор­мы в ака­де­ми­ях и се­ми­на­ри­ях про­ис­хо­дил по­сте­пен­ный пе­ре­ход с ла­тин­ско­го язы­ка обу­че­ния на рус­ский.

Вве­дён­ные в 1840 но­вые пра­ви­ла, от­ра­зив­шие из­ме­не­ние по­ли­ти­че­ско­го кур­са при Ни­ко­лае I, зна­чи­тель­но со­кра­ща­ли чис­ло об­ще­об­ра­зо­ва­тель­ных пред­ме­тов в се­ми­на­ри­ях, вме­сто ко­то­рых вво­ди­лись ос­но­вы ме­ди­ци­ны, сель­ское хо­зяй­ст­во, в от­дель­ных се­ми­на­ри­ях – ико­но­пи­са­ние и ино­род­че­ские язы­ки; уси­ли­ва­лось изу­че­ние рус. цер­ков­ной ис­то­рии; вво­ди­лись ка­те­хи­зи­че­ские бе­се­ды с вос­пи­тан­ни­ка­ми, ко­то­рые долж­ны бы­ли слу­жить об­раз­цом для бе­сед свя­щен­ни­ка с при­хо­жа­на­ми.

Соз­дан­ное ука­зом Алек­сан­д­ра I от 6.12.1812 Пе­тер­бург­ское биб­лей­ское об­ще­ст­во (с 1814 Рос. биб­лей­ское об­ще­ст­во, РБО) из­да­ло в 1816 цер­ков­но-сла­вян­скую Биб­лию. РБО под­го­то­ви­ло рус. пе­ре­вод разл. биб­лей­ских книг (Чет­ве­ро­еван­ге­лие, 1818; Но­вый За­вет, 1821; Псал­тырь, 1822). Биб­лия бы­ла из­да­на на 41 язы­ке, в т. ч. и на­ро­дов Рос­сий­ской им­пе­рии. В 1826 об­ще­ст­во бы­ло уп­разд­не­но ука­зом Ни­ко­лая I.

При­сое­ди­не­ние Гру­зин­ской церк­ви. Гру­зин­ская пра­во­слав­ная цер­ковь, с 1783 во­шед­шая в под­чи­не­ние Свя­тей­ше­му Си­но­ду в ре­зуль­та­те при­сое­ди­не­ния Гру­зии к Рос­сии (гру­зин­ский ка­то­ли­кос стал по­сто­ян­ным чле­ном Си­но­да), в 1811 бы­ла пре­об­ра­зо­ва­на в Гру­зин­ский эк­зар­хат. Бы­ла уч­ре­ж­де­на Гру­зи­но-име­ре­тин­ская си­но­даль­ная кон­то­ра, яв­ляв­шая­ся сво­его ро­да си­но­даль­ным от­де­ле­ни­ем по управ­ле­нию гру­зин­ски­ми епар­хия­ми. Вос­ста­нов­лен­ная в 1814 Осе­тин­ская мис­сия ак­тив­но про­по­ве­до­ва­ла пра­во­сла­вие сре­ди кав­каз­ских гор­цев, при­няв­ших ис­лам. При митр. Фео­фи­лак­те, ко­то­рый пе­ре­вёл на осе­тин­ский язык бо­го­слу­жеб­ные тек­сты и ка­те­хи­зис, бы­ли вновь кре­ще­ны поч­ти все осе­ти­ны. В 1824 вы­шло Еван­ге­лие на осе­тин­ском язы­ке.

Вос­со­еди­не­ние уни­ат­ской церк­ви. Од­ной из це­лей гос. по­ли­ти­ки в цар­ст­во­ва­ние Ни­ко­лая I ста­ло вос­со­еди­не­ние униа­тов, жив­ших в зап. об­лас­тях им­пе­рии, с РПЦ. Ини­циа­то­ром и гл. дея­те­лем вос­со­еди­не­ния стал уни­ат­ский епи­скоп (впо­след­ст­вии пра­во­слав­ный ми­тро­по­лит) Ио­сиф (Се­маш­ко). В 1835 в С.-Пе­тер­бур­ге был уч­ре­ж­дён ко­ми­тет по уни­ат­ским де­лам. Де­ла уни­ат­ской церк­ви бы­ли пе­ре­да­ны из ве­де­ния МВД обер-про­ку­ро­ру Си­но­да. 12.2.1839 в По­лоц­ке со­сто­ял­ся со­бор уни­ат­ско­го ду­ховен­ст­ва во гла­ве с 3 ар­хие­рея­ми и с уча­сти­ем пра­во­слав­но­го епи­ско­па По­лоц­ко­го Иси­до­ра (Ни­коль­ско­го). Со­бор со­ста­вил тор­же­ст­вен­ный акт о при­со­еди­не­нии, ут­вер­ждён­ный Си­но­дом в мар­те 1839. Чис­ло вос­со­еди­нён­ных пре­вы­ша­ло 1 млн. 600 тыс. че­ло­век.

Русская православная церковь в 1860-х – начале 1900-х годов

Исаакиевский собор в С.-Петербурге. 1818–58. Архитектор О. Р. де Монферран.

Цер­ков­ные ре­фор­мы. В са­мом на­ча­ле цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра II был по­став­лен во­прос о цер­ков­ных пре­об­ра­зо­ва­ни­ях. А. Н. Му­равь­ёв в за­пис­ке «О со­стоя­нии Пра­во­слав­ной Церк­ви в Рос­сии» (1856) вы­ска­зал­ся за уп­разд­не­ние или по мень­шей ме­ре су­же­ние пол­но­мо­чий обер-про­ку­ра­ту­ры и да­же за вос­ста­нов­ле­ние пат­ри­ар­ше­ст­ва. В 1856, вос­поль­зо­вав­шись при­ез­дом ар­хие­ре­ев в Мо­ск­ву на ко­ро­на­цию Алек­сан­д­ра II, митр. Фи­ла­рет про­вёл со­ве­ща­ние рос. епи­ско­па­та, по­лу­чив­шее на­зва­ние «Мо­с­ков­ский со­бор». По пред­ло­же­нию Фи­ла­ре­та на со­ве­ща­нии бы­ло ре­ше­но во­зоб­но­вить тру­ды по пе­ре­во­ду Биб­лии на рус. язык (пе­ре­вод за­вер­шён в 1860-е гг.).

Гос. по­ли­ти­ку в от­но­ше­нии церк­ви в цар­ст­во­ва­ния Алек­сан­д­ра II, Алек­санд­ра III и Ни­ко­лая II (до 1905) осу­ще­ст­в­лял К. П. По­бе­до­нос­цев, ини­ции- ро­вав­ший со­зыв ок­руж­ных со­бо­ров ар­хие­ре­ев, но вме­сте с тем не до­ве­ряв­ший спо­соб­но­сти рос. епи­ско­па­та са­мо­стоя­тель­но, без гос. опе­ки, ре­шать цер­ков­ные де­ла и ре­ши­тель­но вы­ска­зы­вав­ший­ся про­тив со­зы­ва По­ме­ст­но­го со­бо­ра и вос­ста­нов­ле­ния пат­ри­ар­ше­ст­ва.

Ду­хов­ное со­сло­вие. В 1867 бы­ло вы­ра­бо­та­но по­ло­же­ние, от­ме­няю­щее на­след­ст­вен­ные пра­ва на цер­ков­ные мес­та, а 21.3.1871 вы­шел указ, вно­сив­ший ра­ди­каль­ные пе­ре­ме­ны в по­ло­же­ние при­ход­ско­го ду­хо­вен­ст­ва. Из ду­хов­но­го со­сло­вия ис­клю­ча­лись пев­чие, зво­на­ри, цер­ков­ные сто­ро­жа, сверх­штат­ные пса­лом­щи­ки и все взрос­лые де­ти кли­ри­ков, ко­то­рым при­сваи­ва­лись вы­со­кие со­слов­ные пра­ва (напр., сы­но­вья свя­щен­но­слу­жи­те­лей по­лу­ча­ли лич­ное дво­рян­ст­во или по­том­ст­вен­ное по­чёт­ное гра­ж­дан­ст­во, им пре­дос­тав­ля­лось пра­во по­сту­пать на во­ен­ную, гра­ж­дан­скую служ­бу, всту­пать в ку­пе­че­ские гиль­дии и др.). В ду­хов­ном чи­не ос­та­лись ли­ца, со­сто­яв­шие на дей­ст­ви­тель­ной цер­ков­ной служ­бе. По шта­там 1869 в Рус­ской церк­ви со­стоя­ло 38075 свя­щен­ни­ков, 11144 диа­ко­на и 68461 при­чет­ник.

Ду­хов­ное об­ра­зо­ва­ние и мис­сио­нер­ст­во. В 1870-х гг. в ре­зуль­та­те об­ра­зо­ва­тель­ных ре­форм имп. Алек­сан­д­ра II про­изо­шёл бы­ст­рый рост чис­ла ду­хов­но-учеб­ных за­ве­де­ний. К 1881 в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 4 ду­хов­ные ака­де­мии, 53 ду­хов­ные се­ми­на­рии и 183 ду­хов­ных учи­ли­ща. В 1860 поя­вил­ся но­вый тип школ, при­над­ле­жав­ших ду­хов­но­му ве­дом­ст­ву, – епар­хи­аль­ные жен­ские учи­ли­ща; по ус­та­ву 1868 учеб­ные про­грам­мы учи­лищ бы­ли рас­счи­та­ны на 6 лет (кро­ме до­че­рей ду­хов­ных лиц, в них за осо­бую пла­ту при­ни­ма­лись и де­ви­цы др. со­сло­вий). В кон. 19 в. в Рос­сии бы­ло бо­лее 50 жен­ских епар­хи­аль­ных учи­лищ.

Обер-про­ку­рор По­бе­до­нос­цев стре­мил­ся рас­ши­рить влия­ние ду­хо­вен­ст­ва на на­род че­рез раз­ви­тие сис­те­мы цер­ков­но-при­ход­ских школ, при гос. под­держ­ке их чис­ло бы­ст­ро рос­ло: ес­ли в 1882 всех цер­ков­ных школ в Рос­сии на­счи­ты­ва­лось 4590, то к 1900 – уже 42,6 тыс. с 1,6 млн.уча­щих­ся. В 1884 был вве­дён но­вый ус­тав ду­хов­ных ака­де­мий, ко­то­рый от­ме­нял дей­ст­вие преж­не­го ли­бе­раль­но­го ус­та­ва 1869, пре­ду­смат­ри­вав- ше­го вы­бор­ность рек­то­ра, от­но­си­тель­ную ав­то­но­мию ду­хов­ных ака­де­мий от пра­вя­ще­го ар­хие­рея и на­уч­ную спе­циа­ли­за­цию сту­ден­тов стар­ших кур­сов.

В 1865 в С.-Пе­тер­бур­ге уч­ре­ж­де­но пра­во­слав­ное Мис­сио­нер­ское об­ще­ст­во (пе­ре­ве­дён­ное за­тем в Мо­ск­ву) для ко­ор­ди­на­ции дея­тель­но­сти внут­рен­них и за­гра­нич­ных рус. мис­сий, под­го­тов­ки мис­сио­не­ров, по­мо­щи мис­си­ям кни­га­ми, ут­ва­рью, день­га­ми на со­дер­жа­ние церк­вей, школ, боль­ниц.

Русская православная церковь в 1905–1917

По­ли­ти­ка пра­ви­тель­ст­ва по от­но­ше­нию к пра­во­сла­вию и др. кон­фес­си­ям. В Рос­сий­ской им­пе­рии пре­де­лы ре­лиг. сво­бо­ды бы­ли не­оди­на­ко­вы­ми для разл. ве­ро­ис­по­ве­да­ний. По объ­ё­му прав и при­ви­ле­гий, с од­ной сто­ро­ны, и стес­не­ний и ог­ра­ни­че­ний – с дру­гой, сре­ди при­знан­ных ре­ли­гий вслед за гос­под­ствую­щей Рус­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью стоя­ли: из хри­сти­ан­ских кон­фес­сий – Лю­те­ран­ская и Ре­фор­мат­ская церк­ви, об­щи­на герн­гу­те­ров, Ар­мя­но-гри­го­ри­ан­ская, Ар­мя­но-ка­то­ли­че­ская и Рим­ско- ка­то­ли­че­ская церк­ви; из не­хри­сти­ан­ских ре­лиг. об­щин – ев­реи-ка­раи­мы, му­суль­ма­не (сун­ни­ты и шии­ты), ев­реи-тал­му­ди­сты; на по­след­нем мес­те стоя­ла буд­дий­ско-ла­маи­ст­ская об­щи­на кал­мы­ков и бу­рят. Тер­пи­мы­ми, но ли­шён­ны­ми при­ви­ле­гий бы­ли рус. ста­ро­об­ряд­цы, шот­ланд­ские и ба­зель­ские сек­тан­ты, мен­но­ни­ты и бап­ти­сты За­кав­ка­зья, си­бир­ские ша­ма­ни­сты и са­мо­еды-языч­ни­ки. Об­щи­ны мо­ло­кан, ду­хо­бор­цев, суб­бот­ни­ков, скоп­цов, хлы­стов и др. край­них сек­тан­тов бы­ли по за­ко­нам Рос­сий­ской им­пе­рии не­при­знан­ны­ми и не­тер­пи­мы­ми.

В уст­рой­ст­во ино­слав­ных и ино­вер­ных ре­лиг. об­щин бы­ли вклю­че­ны эле­мен­ты гос. ре­ли­гии. Во всех ле­галь­ных ре­лиг. об­щи­нах (кро­ме буд­дий­ских) ду­хо­вен­ст­вом ве­лись мет­ри­че­ские за­пи­си о ро­ж­де­нии, смер­ти и бра­ках. В ино­слав­ных хри­сти­ан­ских церк­вах су­ще­ст­во­ва­ла ут­вер­ждён­ная за­ко­ном ду­хов­ная цен­зу­ра.

Не­рав­но­пра­вие ре­лиг. об­щин про­яв­ля­лось не столь­ко в объ­ё­ме лич­ных прав, сколь­ко в раз­ной сте­пе­ни по­кро­ви­тель­ст­ва со сто­ро­ны гос. вла­сти, и пре­ж­де все­го в порядке пе­ре­хода из од­но­го ве­ро­ис­по­ве­да­ния в дру­гое. Воз­мож­ность пе­ре­ме­ны ре­ли­гии для рос. под­дан­ных бы­ла на­прав­лен­но ори­ен­ти­ро­ван­ной: от­па­де­ние от пра­во­сла­вия и пе­ре­ход в лю­бое иное хри­сти­ан­ское, а тем бо­лее не­хри­сти­ан­ское испо­ве­да­ние за­ко­на­ми вос­пре­ща­лось; не­ле­галь­ным был пе­ре­ход из лю­бо­го хри­сти­ан­ско­го ис­по­ве­да­ния в не­хри­сти­ан­ское. Пе­ре­ход из не­пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ской кон­фес­сии в дру­гую не­пра­во­слав­ную был за­труд­нён, но не ис­клю­чал­ся. При­сое­ди­не­ние к пра­во­сла­вию для всех под­дан­ных не­пра­во­слав­ных ис­по­ве­да­ний бы­ло от­кры­то и да­же по­ощ­ря­лось. При­сое­ди­не­ние ино­вер­цев к при­знан­ной го­су­дар­ст­вом не­пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ской церк­ви бы­ло де­таль­но рег­ла­мен­ти­ро­ва­но: к Ар­мя­но-гри­го­ри­ан­ской церк­ви мог­ли бес­пре­пят­ст­вен­но при­со­еди­нять­ся все смер­тель­но боль­ные му­суль­ма­не Кав­ка­за; лю­бое тер­пи­мое хри­сти­ан­ское ис­по­ве­да­ние мог­ли при­ни­мать на­хо­див­шие­ся при смер­ти иу­деи или ев­реи-во­ен­но­слу­жа­щие; при дру­гих об­стоя­тель­ст­вах тре­бо­ва­лось осо­бое раз­ре­ше­ние ми­ни­ст­ра внут­рен­них дел. Воз­мож­ность при­сое­ди­не­ния ино­вер­цев к тер­пи­мым ста­ро­об­ряд­че­ским об­щи­нам за­ко­на­ми не пре­ду­смат­ри­ва­лась, но со­вер­шае­мое на де­ле ос­лож­не­ний не вы­зы­ва­ло.

Ука­зом от 15.4.1905 «Об ук­ре­п­ле­нии на­чал ве­ро­тер­пи­мо­сти» су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния вне­се­ны в ле­галь­ный по­ря­док пе­ре­ме­ны ре­ли­гии, сня­ты преж­ние за­пре­ты и ог­ра­ни­че­ния на пе­ре­ход из од­но­го при­знан­но­го го­су­дар­ст­вом хри­сти­ан­ско­го ис­по­ве­да­ния в дру­гое. Ве­ро­ис­по­вед­ный со­став на­се­ле­ния Рос­сии на нач. 20 в. рас­пре­де­лял­ся сле­дую­щим об­ра­зом: пра­во­слав­ных – бо­лее 70%, ста­ро­об­ряд­цев раз­ных тол­ков и со­гла­сий – ок. 2%, ар­мя­но-гри­го­ри­ан – 1%, ка­то­ли­ков – 9% (гл. обр. в Цар­ст­ве Поль­ском, вхо­див­шем в со­став Рос­сий­ской им­пе­рии), про­тес­тан­тов – бо­лее 3%, из ко­то­рых боль­шин­ст­во со­став­ля­ло лю­те­ран­ское на­се­ле­ние Фин­лян­дии, иу­де­ев – бо­лее 3%, му­суль­ман – 9% (без Бу­хар­ско­го эми­ра­та и Хи­вин­ско­го хан­ст­ва, на­се­ле­ние ко­то­рых не име­ло рос. под­дан­ст­ва), буд­ди­стов и языч­ни­ков вме­сте – ок. 1%.

Важ­ным со­бы­ти­ем для РПЦ яви­лась ка­но­ни­за­ция свя­тых в цар­ст­во­ва­ние Ни­ко­лая II (за пред­ше­ст­вую­щие два ве­ка бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны толь­ко свя­ти­те­ли Ди­мит­рий Рос­тов­ский, Ин­но­кен­тий Ир­кут­ский, Мит­ро­фан Во­ро­неж­ский, Ти­хон За­дон­ский и прп. Фео­до­сий То­тем­ский): бы­ли про­слав­ле­ны свт. Фео­до­сий Чер­ни­гов­ский (1896), прп. Сера­фим Са­ров­ский (1903), свт. Ио­а­саф Бел­го­род­ский (1911), пат­ри­арх Мо­с­ков­ский и всея Ру­си Гер­мо­ген (1913), свя­ти­те­ли Пи­ти­рим Там­бов­ский (1914) и Ио­анн То­боль­ский (1916). В 1909 вос­ста­нов­ле­но по­чи­та­ние Ан­ны Ка­шин­ской.

Пред­со­бор­ное при­сут­ст­вие и Пред­со­бор­ное со­ве­ща­ние. При под­го­тов­ке ука­за о ве­ро­тер­пи­мо­сти встал во­прос о по­ло­же­нии РПЦ, ос­та­вав­шей­ся под жё­ст­ким пра­ви­тель­ст­вен­ным кон­тро­лем, в свя­зи с чем бы­ло об­ра­зо­ва­но Осо­бое со­ве­ща­ние в со­ста­ве пра­ви­тель­ст­вен­ных са­нов­ни­ков и пер­вен­ст­вую­ще­го чле­на Си­но­да ми­тро­по­ли­та С.-Пе­тер­бург­ско­го Ан­то­ния (Вад­ков­ско­го). Ми­тро­по­лит Ан­то­ний по­дал ме­мо­ран­дум с тре­бо­ва­ни­ем уст­ра­нить или хо­тя бы ос­ла­бить гос. кон­троль свет­ской вла­сти над цер­ков­ной жиз­нью. 22.3.1905 Си­нод по­дал Ни­ко­лаю II док­лад с пред­ло­жени­ем пе­ре­смот­реть по­ло­же­ние РПЦ в Рос­сии и уч­ре­дить пат­ри­ар­ше­ст­во, а так­же со­звать в Мо­ск­ве для об­су­ж­де­ния цер­ков­ных пре­об­ра­зо­ва­ний По­ме­ст­ный со­бор. Им­пе­ра­тор при­знал не­об­хо­ди­мость со­зы­ва со­бо­ра, но по на­стоя­нию По­бе­до­нос­це­ва объ­я­вил его со­зыв не­удоб­ным «в на­стоя­щее тре­вож­ное вре­мя», дав раз­ре­ше­ние на от­кры­тие Пред­со­бор­но­го при­сут­ст­вия. По по­ру­че­нию Си­но­да епар­хи­аль­ные ар­хие­реи пред­ста­ви­ли к кон­цу го­да со­об­ра­же­ния о же­ла­тель­ных цер­ков­ных пре­об­ра­зо­ва­ни­ях («От­зы­вы епар­хи­аль­ных ар­хие­ре­ев по во­про­су о цер­ков­ной ре­фор­ме». СПб., 1906).

Че­рез два го­да Си­нод пред­ста­вил ца­рю док­лад о про­грам­ме пред­стоя­ще­го со­бо­ра, но им­пе­ра­тор вновь ука­зал на не­свое­вре­мен­ность его со­зы­ва. 28.2.1912 ука­зом им­пе­ра­то­ра со­зва­но Пред­со­бор­ное со­ве­ща­ние под пред­се­да­тель­ст­вом ар­хи­епи­ско­па Фин­лянд­ско­го Сер­гия (Стра­го­род­ско­го), но его ра­бо­та бы­ла пре­рва­на на­чав­шей­ся в ию­ле 1914 вой­ной. По­сле от­ре­че­ния Ни­ко­лая II, ко­то­рый, со­глас­но ко­ро­на­ци­он­но­му ма­ни­фе­сту Пав­ла I от 5.4.1797, имел ста­тус гла­вы церк­ви, воз­ник­ла ост­рая не­об­хо­ди­мость в ор­га­ни­за­ции но­во­го по­ряд­ка цер­ков­но­го управ­ле­ния. Со­зыв со­бо­ра в сло­жив­ших­ся ус­ло­ви­ях нель­зя бы­ло от­кла­ды­вать, и в 1917 спе­ци­аль­но со­зван­ный Си­но­дом Пред­со­бор­ный со­вет под­го­то­вил «По­ло­же­ние о все­рос­сий­ском по­ме­ст­ном со­бо­ре».

Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь при Вре­мен­ном пра­ви­тель­ст­ве. Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во про­во­ди­ло по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на соз­да­ние вне­кон­фес­сио­наль­но­го го­су­дар­ст­ва. 20.6.1917 вы­шло по­ста­нов­ле­ние о пе­ре­да­че всех цер­ков­но-при­ход­ских школ (ок. 37 тыс.) и учи­тель­ских се­ми­на­рий в ве­де­ние Мин-ва на­род­но­го про­све­ще­ния (МНП). 14.7.1917 был опуб­ли­ко­ван за­кон «О сво­бо­де со­вес­ти», про­воз­гла­шав­ший сво­бо­ду ре­лиг. са­мо­оп­ре­де­ле­ния гра­ж­дан по дос­ти­же­нии 14-лет­не­го воз­рас­та, де­лав­ший пре­по­да­ва­ние За­ко­на Бо­жия не­обя­за­тель­ным. 5.8.1917 Вре­мен­ное пра­ви­тель­ст­во уп­разд­ни­ло долж­ность обер-про­ку­ро­ра и уч­ре­ди­ло Мин-во ис­по­ве­да­ний. В ком­пе­тен­цию но­во­го ми­ни­стер­ст­ва вхо­ди­ли от­но­ше­ния гос. вла­сти с РПЦ и др. ре­лиг. об­щи­на­ми Рос­сии.

По­ме­ст­ный со­бор Рос­сий­ской церк­ви от­крыл­ся 15.8.1917 ли­тур­ги­ей в Ус­пен­ском со­бо­ре Крем­ля. 5.11.1917 в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля из трёх из­бран­ных со­бо­ром кан­ди­да­тов по жре­бию был оп­ре­де­лён пат­ри­ар­хом ми­тро­по­лит Мо­с­ков­ский Ти­хон, а 21.11.1917 в Ус­пен­ском со­бо­ре Крем­ля со­стоя­лась ин­тро­ни­за­ция но­во­го пат­ри­ар­ха.

На сек­ци­ях и пле­нар­ных за­се­да­ни­ях со­бор при­нял ре­ше­ния об ор­га­ни­за­ции выс­ше­го цер­ков­но­го и епар­хи­аль­но­го управ­ле­ний, о еди­но­вер­че­ст­ве, о при­ход­ской ре­фор­ме, об ор­га­ни­за­ции цер­ков­но­го су­да, уча­стии ми­рян в цер­ков­но-при­ход­ской и епар­хи­аль­ной жиз­ни, о жиз­ни мо­на­сты­рей и мо­на­ше­ст­ва, о бо­го­слу­жеб­ной ре­фор­ме, ре­лиг. об­ра­зо­ва­нии и т. д. Не уда­лось уре­гу­ли­ро­вать во­прос об ав­то­ке­фа­лии Гру­зин­ской церк­ви, са­мо­чин­но про­воз­гла­шён­ной ещё в мар­те 1917 груп­пой гру­зин­ских епи­ско­пов: гру­зин­ские епи­ско­пы про­иг­но­ри­ро­ва­ли при­гла­ше­ние при­быть на со­бор, и от­но­ше­ния с Гру­зин­ской цер­ко­вью ос­та­ва­лись не­уре­гу­ли­ро­ван­ны­ми до 1943. Со­бор на­чал­ся ещё при Вре­мен­ном пра­ви­тель­ст­ве, а за­вер­шил­ся в ус­ло­ви­ях раз­во­ра­чи­ваю­ще­го­ся боль­ше­ви­ст­ско­го тер­ро­ра. Мно­гие чле­ны про­хо­див­ше­го в три сес­сии со­бо­ра не смог­ли при­быть на сле­дую­щие сес­сии, не­ко­то­рые из них ста­ли жерт­ва­ми ре­прес­сий. По­след­ние по­ста­нов­ле­ния со­бо­ра ка­са­лись ох­ра­ны цер­ков­ных свя­тынь от за­хва­та и по­ру­га­ния, а так­же вос­ста­нов­ле­ния 26.8.1918 празд­но­ва­ния па­мя­ти всех свя­тых в зем­ле Рос­сий­ской про­си­яв­ших. Со­бор, не ис­чер­пав всей на­ме­чен­ной про­грам­мы, был пре­рван 20.9.1918 кон­фи­ска­ци­ей по­ме­ще­ний, в ко­то­рых про­хо­ди­ли со­бор­ные за­се­да­ния.

Русская православная церковь в СССР

По­сле Окт. ре­во­лю­ции 1917, в со­от­вет­ст­вии с дек­ре­том от 23.1.1918 «Об от­де­ле­нии церк­ви от го­су­дар­ст­ва и шко­лы от церк­ви», го­су­дар­ст­во бы­ло объ­яв­ле­но се­ку­ляр­ным, цер­ковь от­де­ле­на от го­су­дар­ст­ва, а шко­ла от церк­ви, цер­ков­ная соб­ст­вен­ность на­цио­на­ли­зи­ро­ва­на. Этот дек­рет из­на­чаль­но был ис­поль­зо­ван как ре­прес­сив­ный по от­но­ше­нию к РПЦ. В ус­ло­ви­ях раз­во­ра­чи­вае­мо­го «крас­но­го тер­ро­ра» и ожес­то­чён­ной граж­дан­ской вой­ны РПЦ вы­сту­пи­ла с осу­ж­де­ни­ем кро­во­про­ли­тия. 1.2.1918 бы­ло из­да­но по­сла­ние пат­ри­ар­ха Ти­хо­на с ана­фе­мат­ст­во­ва­ни­ем всех про­ли­ваю­щих не­вин­ную кровь, а 18.3.1918 по­сла­ние с осу­ж­де­ни­ем Брест-Ли­тов­ско­го до­го­вора.

Архив «Православной энциклопедии» Церковные ценности, выставленные на продажу. Фото. 1920-е гг.

В 1918 раз­во­ра­чи­ва­ет­ся пер­вая вол­на ре­прес­сий в от­но­ше­нии пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва. 7.2.1918 в Кие­ве был рас­стре­лян митр. Вла­ди­мир (Бо­го­яв­лен­ский). Ле­том 1918 бы­ли уби­ты сот­ни свя­щен­но­слу­жи­те­лей. На аре­сты, убий­ст­ва и ко­щун­ст­ва со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей но­вой вла­сти ве­рую­щие от­ве­ти­ли ожив­ле­ни­ем дея­тель­но­сти пра­во­слав­ных братств и се­ст­ри­честв, мно­го­ты­сяч­ны­ми кре­ст­ны­ми хо­да­ми, не­обы­чай­ной ак­тив­но­стью ми­рян в де­ле за­щи­ты пра­во­слав­ных свя­тынь. В Ниж­нем Нов­го­ро­де, Вят­ке, Вла­ди­ми­ре, Харь­ко­ве, Во­ро­не­же, Шац­ке, Ту­ле, Ка­за­ни дош­ло до от­кры­то­го столк­но­ве­ния ве­рую­щих и крас­но­ар­мей­цев, рас­стре­ляв­ших кре­ст­ные хо­ды.

Во вре­мя Гражд. вой­ны 1917–22 РПЦ ока­за­лась в раз­де­лён­ном со­стоя­нии. В но­яб­ре 1918 в Том­ске со­стоя­лось Си­бир­ское цер­ков­ное со­ве­ща­ние, уч­ре­див­шее Вре­мен­ное выс­шее цер­ков­ное уп­рав­ле­ние (ВВЦУ) Си­би­ри и При­ура­лья (уп­разд­не­но по­сле раз­гро­ма войск А. В. Кол­ча­ка в 1919). В мае 1919 в Став­ро­по­ле со­сто­ял­ся Юго-Вос­точ­ный рус. цер­ков­ный со­бор, соз­дав­ший Юго- Вос­точ­ное ВВЦУ; оно под­дер­жи­ва­ло от­но­ше­ния со став­кой глав­но­ко­ман­дую­ще­го Бе­лой ар­ми­ей ге­не­ра­ла А. И. Де­ни­ки­на, по­сле по­ра­же­ния войск ко­то­ро­го в кон. 1919 Рос­сию по­ки­ну­ли митр. Ан­то­ний (Хра­по­виц­кий), ар­хи­еп. Ев­ло­гий (Ге­ор­ги­ев­ский) и мн. др. цер­ков­ные ие­рар­хи.

Стре­мясь убе­речь РПЦ от во­вле­чён­но­сти в по­ли­ти­че­ское про­ти­во­стоя­ние, пат­ри­арх Ти­хон в по­сла­нии от 8.10.1919 при­зы­вал ду­хо­вен­ст­во от­ка­зать­ся от по­ли­ти­че­ских вы­сту­п­ле­ний. Од­на­ко это не пре­дот­вра­ти­ло даль­ней­ших го­не­ний со сто­ро­ны вла­сти. Для дис­кре­ди­та­ции пра­во­слав­но­го ду­хо­вен­ст­ва и в це­лях атеи­сти­че­ской про­па­ган­ды 14.2.1919 Нар­ко­мат юс­ти­ции из­дал по­ста­нов­ле­ние об ор­га­ни­зо­ван­ном вскры­тии мо­щей. В 1919–20 бы­ло со­вер­ше­но 63 пуб­лич­ных вскры­тия мо­щей по­чи­тае­мых свя­тых, а 29.7.1920 по­сле­до­ва­ло по­ста­нов­ле­ние СНК РСФСР о ли­к­ви­да­ции мо­щей. За­щи­та свя­тынь со сто­ро­ны ду­хо­вен­ст­ва и при­хо­жан рас­це­ни­ва­лась как контр­ре­во­лю­ци­он­ная дея­тель­ность. Так, в Нов­го­ро­де со­сто­ял­ся суд над груп­пой ду­хо­вен­ст­ва во гла­ве с еп. Алек­си­ем (Си­ман­ским), а в Мо­ск­ве – над груп­пой ду­хо­вен­ст­ва и ми­рян. 11.4.1919, не­смот­ря на про­тес­ты ве­рую­щих и са­мо­го пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, бы­ли вскры­ты мо­щи Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, а 20.4.1920 по­ста­нов­ле­ни­ем Сов­нар­ко­ма Трои­це-Сер­гие­ва лав­ра бы­ла за­кры­та.

На Ук­раи­не ме­ст­ные вла­сти (Цент­раль­ная ра­да Ук­раи­ны в 1917, за­тем Ди­рек­то­рия во гла­ве с С. В. Пет­лю­рой, Все­ук­ра­ин­ская цер­ков­ная ра­да во вре­мя поль­ской ок­ку­па­ции в апр. 1920) под­дер­жа­ли ав­то­ке­фа­ли­ст­ские на­строе­ния. К 1920 два­ж­ды в Кие­ве про­воз­гла­ша­лась ав­то­ке­фа­лия. Ав­то­ке­фа­ли­стам при по­мо­щи ме­ст­ных вла­стей уда­лось за­хва­тить ок. 1500 при­хо­дов.

Цер­ков­ная по­мощь го­ло­даю­щим и изъ­я­тие цер­ков­ных цен­но­стей. Ко­гда ле­том 1921 в ре­зуль­та­те за­су­хи на­чал­ся го­лод в По­вол­жье и на Ук­раи­не, пат­ри­арх Ти­хон об­ра­тил­ся к пра­во­слав­ным ве­рую­щим, вос­точ­ным пат­ри­ар­хам, па­пе Рим­ско­му и ар­хи­епи­ско­пу Кен­тер­бе­рий­ско­му с по­сла­ния­ми, в ко­то­рых при­зы­вал по­мочь про­до­воль­ст­ви­ем и сред­ст­ва­ми вы­ми­раю­ще­му По­вол­жью. Под пред­се­да­тель­ст­вом пат­ри­ар­ха был ор­га­ни­зо­ван Все­рос­сий­ский цер­ков­ный ко­ми­тет по­мо­щи го­ло­даю­щим По­вол­жья, ор­га­ни­зо­вав­ший эф­фек­тив­ную ме­ж­ду­на­род­ную по­мощь. Од­на­ко со­вет­ской вла­стью го­лод был ис­поль­зо­ван как по­вод для раз­вя­зы­ва­ния ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной кам­па­нии по изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей, осу­ще­ст­в­ляв­шей­ся со­глас­но дек­ре­ту ВЦИК от 23.2.1922. Стре­мясь пре­дот­вра­тить кон­фликт­ные си­туа­ции, пат­ри­арх Ти­хон пи­шет 28.2.1922 по­сла­ние, в ко­то­ром при­зы­ва­ет хра­мы жерт­во­вать на по­мощь го­ло­даю­щим цер­ков­ные цен­но­сти, за ис­клю­че­ни­ем свя­щен­ных пред­ме­тов. По­пыт­ки ве­рую­щих за­щи­тить цер­ков­ные свя­ты­ни толковались вла­стью как антигосударственные дей­ст­вия. 1922 стал го­дом мас­со­вых су­деб­ных про­цес­сов над ду­хо­вен­ст­вом и ми­ря­на­ми по сфаль­си­фи­ци­ро­ван­ным об­ви­не­ни­ям в со­про­тив­ле­нии изъ­я­тию цер­ков­ных цен­но­стей. В ап­ре­ле – ию­не 1922 в Мо­ск­ве про­хо­дил про­цесс про­тив груп­пы благо­чин­ных, кли­ри­ков и ми­рян, за­вер­шив­ший­ся смерт­ны­ми при­го­во­ра­ми; с 9.5.1922 по 25.6.1923 под аре­стом на­хо­дил­ся пат­ри­арх Ти­хон; в июне – июле 1922 про­хо­дил пет­рогр. про­цесс над груп­пой ду­хо­вен­ст­ва и ми­рян, за­кон­чив­ший­ся рас­стре­лом митр. Ве­ниа­ми­на (Ка­зан­ско­го) и др.; в ав­гу­сте 1922 со­сто­ял­ся т. н. смо­лен­ский су­деб­ный про­цесс.

Об­нов­лен­че­ский рас­кол. В том же го­ду ГПУ, стре­мясь ос­ла­бить РПЦ че­рез её дроб­ле­ние на воз­мож­но боль­шее чис­ло ав­то­ном­ных на­прав­ле­ний и рас­ко­лов, со­дей­ст­во­ва­ло оформ­ле­нию об­нов­лен­че­ст­ва, ко­то­рое в мае 1922, во вре­мя аре­ста пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, объ­я­ви­ло о соз­да­нии Выс­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния (ВЦУ). Под уг­ро­зой аре­стов про­тив­ни­ков об­нов­лен­че­ст­ва часть при­хо­дов и епи­ско­па­та при­зна­ла ВЦУ. 29 ап­ре­ля – 9 мая 1923 про­шёл пер­вый об­нов­лен­че­ский со­бор, объ­я­вив­ший о низ­ло­же­нии пат­ри­ар­ха Ти­хо­на и ли­ше­нии его мо­на­ше­ст­ва и при­няв­ший ши­ро­кую про­грам­му «цер­ков­но­го об­нов­ле­ния» (до­пус­ти­мость вто­ро­бра­чия для свя­щен­ни­ков, бра­ка для епи­ско­пов и пр.). Пат­ри­арх Ти­хон и зна­чи­тель­ная часть епи­ско­па­та не при­зна­ли ре­ше­ний об­нов­лен­че­ского со­бо­ра. В ию­не 1923 пат­ри­арх Ти­хон был ос­во­бо­ж­дён из-под аре­ста; в те­че­ние го­да боль­шая часть пе­ре­шед­ших в об­нов­лен­че­ст­во ие­рар­хов и при­хо­дов при­нес­ла по­кая­ние и вер­ну­лась в пра­во­сла­вие.

Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь в 1920–30-е гг. 7.4.1924 пат­ри­арх Ти­хон скон­чал­ся. На со­ве­ща­нии 56 пра­во­слав­ных ар­хие­ре­ев 12.4.1925 в Дон­ском мон. бы­ло ог­ла­ше­но за­ве­ща­ние пат­ри­ар­ха Ти­хо­на. Со­глас­но за­ве­ща­нию, пра­ва и обя­зан­но­сти пат­ри­ар­ха пе­ре­да­ва­лись од­но­му из трёх ме­сто­блю­сти­те­лей – ми­тро­по­ли­там Ки­рил­лу (Смир­но­ву), Ага­фан­ге­лу (Пре­об­ра­жен­ско­му) или Пет­ру (По­лян­ско­му). По­сколь­ку пер­вые два ми­тро­по­ли­та на­хо­ди­лись в ссыл­ке, в пра­ва ме­сто­блю­сти­те­ля пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла всту­пил митр. Кру­тиц­кий Пётр. В нач. де­каб­ря 1925 по­сле­до­вал арест митр. Пет­ра и на­хо­див­ших­ся в Мо­ск­ве 20 ар­хие­ре­ев. Пред­ви­дя воз­мож­ность та­ко­го раз­ви­тия со­бы­тий, митр. Пётр 5 и 6 де­каб­ря 1925 из­дал два ак­та: за­ве­ща­ние на слу­чай смер­ти и рас­по­ря­же­ние на слу­чай сво­его аре­ста, с ука­за­ни­ем ар­хие­ре­ев, ко­то­рые бу­дут ис­пол­нять обя­зан­но­сти ме­сто­блю­сти­те­ля.

К то­му вре­ме­ни мн. епи­ско­пы на­хо­ди­лись в тюрь­мах, ла­ге­рях и ссыл­ках. Толь­ко в Со­ло­вец­ком ла­ге­ре осо­бо­го на­зна­че­ния (СЛОН), уст­ро­ен­ном ГПУ в древ­нем мо­на­сты­ре, к 1926 на­хо­ди­лось 24 епи­ско­па. 7.6.1926 на со­ве­ща­нии 17 ссыль­ных ар­хие­ре­ев бы­ла со­став­ле­на ад­ре­со­ван­ная сов. пра­ви­тель­ст­ву «Па­мят­ная за­пис­ка со­ло­вец­ких епи­ско­пов». В ней, при вы­ра­же­нии по­ли­ти­че­ской ло­яль­но­сти сов. вла­сти и на­де­ж­ды на ле­га­ли­за­цию выс­ше­го цер­ков­но­го уп­рав­ле­ния, да­вал­ся объ­ек­тив­ный ана­лиз го­су­дар­ст­вен­но-цер­ков­ных от­но­ше­ний в СССР, под­чёр­ки­ва­лась ми­ро­воз­зрен­че­ская не­со­вмес­ти­мость хри­сти­ан­ско­го уче­ния и ком­му­ни­сти­че­ской док­три­ны. 10.6.1926 за­мес­ти­тель пат­ри­ар­ше­го ме­сто­блю­сти­те­ля митр. Сер­гий на­пра­вил в НКВД прось­бу о ле­га­ли­за­ции выс­ше­го цер­ков­но­го управ­ле­ния, пре­дос­тав­ле­нии воз­мож­но­сти про­ве­де­ния ар­хи­ерей­ских со­бо­ров, из­да­ния цер­ков­но­го жур­на­ла. Од­но­вре­мен­но был пред­став­лен про­ект об­ра­ще­ния к все­рос­сий­ской па­ст­ве о при­зна­нии цер­ко­вью сов. вла­сти. Од­на­ко этот про­ект не удов­ле­тво­рил НКВД. Осе­нью 1926 по ини­циа­ти­ве еп. Пав­ли­на (Кро­шеч­ки­на) и с ве­до­ма митр. Сер­гия бы­ла осу­ще­ст­в­ле­на по­пыт­ка за­оч­но­го из­бра­ния пат­ри­ар­ха ме­то­дом пись­мен­но­го оп­ро­са епи­ско­пов. Кан­ди­да­том в пат­ри­ар­хи по­дав­ляю­щим боль­шин­ст­вом оп­ро­шен­ных (72 го­ло­са) был на­зван митр. Ки­рилл. О «тай­ных вы­бо­рах пат­ри­ар­ха» ста­ло из­вест­но в НКВД, и в но­яб­ре 1926 митр. Сер­гий и ряд др. уча­ст­во­вав­ших в вы­бо­рах епи­ско­пов бы­ли аре­сто­ва­ны.

В ап­ре­ле 1927 митр. Сер­гий был ос­во­бо­ж­дён. При нём 18.5.1927 был уч­реж­дён Вре­мен­ный Пат­ри­ар­ший Свя­щен­ный Си­нод, ко­то­рый в ав­гу­сте был офи­ци­аль­но за­ре­ги­ст­ри­ро­ван. 29.7.1927 вы­шло по­сла­ние, под­пи­сан­ное митр. Сер­ги­ем и чле­на­ми Си­но­да и по­лу­чив­шее на­зва­ние Дек­ла­ра­ции 1927. Вы­ска­зан­ная в Дек­ла­ра­ции по­ли­ти­че­ская ло­яль­ность, при от­сут­ст­вии кри­ти­че­ской оцен­ки ре­прес­сив­ной по­ли­ти­ки сов. вла­сти, вы­зва­ла не­га­тив­ную ре­ак­цию в сре­де епи­ско­па­та. По­сле­дую­щие кад­ро­вые пе­ре­ме­ще­ния, осу­ще­ст­в­лён­ные митр. Сер­ги­ем под дав­ле­ни­ем НКВД, и ка­но­ни­ческие пре­ще­ния про­тив не­со­глас­ных с его цер­ков­ной по­ли­ти­кой при­ве­ли к воз­ник­но­ве­нию пра­вой оп­по­зи­ции из чис­ла мно­гих ав­то­ри­тет­ных цер­ков­ных ие­рар­хов. Епи­ско­пов, пре­кра­тив­ших цер­ков­ное по­ми­но­ве­ние митр. Сер­гия, име­но­ва­ли «не­по­ми­наю­щи­ми». Лояльная по­зи­ция митр. Сер­гия в отношении госу­дарства позволила сохранить структуру РПЦ, но не защитила церковь от репрессий.

В нач. 1929 на мес­та гра­ж­дан­ской вла­стью бы­ла на­прав­ле­на ди­рек­ти­ва, в ко­то­рой под­чёр­ки­ва­лось, что ре­лиг. ор­га­ни­за­ции ос­та­ют­ся един­ст­вен­ны­ми ле­галь­ны­ми контр­ре­во­лю­ци­он­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми, что по­слу­жи­ло сиг­на­лом для про­ве­де­ния но­вых ши­ро­ко­мас­штаб­ных ре­прес­сий. По­ста­нов­ле­ние ВЦИК и СНК «О ре­ли­ги­оз­ных объ­е­ди­не­ни­ях» 1929 ис­клю­ча­ло ду­хо­вен­ст­во из чис­ла при­ход­ских со­ве­тов, за­пре­ща­ло цер­ков­ную бла­го­тво­ри­тель­ную дея­тель­ность и т. д. Сек­рет­ным цир­ку­ля­ром пред­се­да­те­ля ОГПУ Г. Г. Яго­ды все ре­лиг. сель­ские ак­ти­ви­сты при­рав­ни­ва­лись к ку­лакам или под­ку­лач­ни­кам и под­ле­жа­ли вы­сыл­ке. На­ча­лось мас­со­вое за­кры­тие церк­вей и мо­на­сты­рей, наи­бо­лее ак­тив­но осу­ще­ст­в­ляв­шее­ся в 1929–31. К 1928 в РПЦ ос­та­ва­лось 30 тыс. при­хо­дов (ок. 2/3 от чис­ла до­ре­во­лю­ци­он­ных). В Мо­ск­ве из 500 до­ре­во­лю­ци­он­ных хра­мов к 1.1.1930 ос­та­ва­лось 224, а к 1932 – толь­ко 87. 5.12.1931 был взо­рван храм Хри­ста Спа­си­те­ля. В за­кры­тых хра­мах раз­ме­ща­лись клу­бы, скла­ды, про­из­вод­ст­вен­ные це­ха, в мо­на­стырях – ко­ло­нии и тюрь­мы. В эти же го­ды (1930–32) на­ча­лась но­вая вол­на мас­со­вых су­деб­ных про­цес­сов, в т. ч. по де­лу т. н. Ис­тин­но-пра­во­слав­ной церк­ви (ИПЦ) («не­по­ми­наю­щих»). В Мо­ск­ве, Сер­пу­хо­ве, Ле­нин­гра­де, Во­ро­не­же, Ка­за­ни, Тве­ри, Са­ма­ре, на Ук­раи­не и др. бы­ли ин­спи­ри­ро­ва­ны про­цес­сы по т. н. фи­лиа­лам ИПЦ.

Го­не­ния в Сов. Рос­сии вы­зва­ли тре­во­гу в зап. об­ще­ст­вах и ре­лиг. кру­гах. Это бы­ло вос­при­ня­то как удар по пре­сти­жу СССР. С 1931 на ко­рот­кий срок со­кра­ти­лось чис­ло аре­стов и за­кры­тий хра­мов, раз­ре­ше­но из­да­ние «Жур­на­ла Мо­с­ков­ской пат­ри­ар­хии» (ЖМП). Од­на­ко в 1934–35 на­ча­лась оче­ред­ная вол­на ре­прес­сий. Под дав­ле­ни­ем вла­стей 18.5.1935 был уп­разд­нён Вре­мен­ный Пат­ри­ар­ший Свя­щен­ный Си­нод. По­сле лож­но­го из­вес­тия о кон­чи­не митр. Пет­ра (в дей­ст­ви­тель­но­сти рас­стре­лян­но­го 10.10.1937) в де­каб­ре 1936 был при­нят акт о пе­ре­хо­де прав и обя­зан­но­стей место­блю­сти­те­ля пат­ри­ар­ше­го пре­сто­ла к митр. Сер­гию.

В 1937 бы­ла про­ве­де­на Все­со­юз­ная пе­ре­пись, ко­то­рая по­ка­за­ла, что по­сле 20 лет сов. вла­сти пра­во­слав­ны­ми се­бя на­зва­ли 41,6 млн. чел., т. е. 42,3% все­го взрос­ло­го на­се­ле­ния РСФСР. «Без­бож­ная пя­ти­лет­ка» Сою­за во­ин­ст­вую­щих без­бож­ни­ков, ши­ро­ко раз­рек­ла­ми­ро­ван­ная в 1932, про­ва­ли­лась. С 1937 во­зоб­но­ви­лись мас­со­вые ре­прес­сии. По дан­ным пра­ви­тель­ст­вен­ной ко­мис­сии по реа­би­ли­та­ции жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий, в 1937 бы­ло аре­сто­ва­но 136900 пра­во­слав­ных свя­щен­но- и цер­ков­но­слу­жи­те­лей, из ко­то­рых рас­стре­ля­но 85300, в 1938 аре­сто­ва­но 28300 и рас­стре­ля­но 21500, в 1939 – со­от­вет­ст­вен­но 1500 и 900, в 1940 – 5100 и 1100, в 1941 – 4000 и 1900. В эти го­ды бы­ло ре­прес­си­ро­ва­но боль­шин­ст­во кли­ри­ков РПЦ, причём как по­сле­до­ва­те­лей, так и оп­по­нен­тов митр. Сер­гия.

К на­ча­лу Вел. Отеч. вой­ны РПЦ име­ла 3732 дей­ст­вую­щих хра­ма, из ко­то­рых 3350 хра­мов на­хо­ди­лись на тер­ри­то­ри­ях, во­шед­ших в со­став СССР в 1939–40 (зап. об­лас­ти Ук­раи­ны, Бе­ло­рус­сии и При­бал­ти­ка). Свя­щен­но­слу­жи­те­лей на­счи­ты­ва­лось на­ка­ну­не вой­ны не бо­лее 5665 (в 1914 клир РПЦ со­став­ляли 66100 свя­щен­ни­ков и диа­ко­нов).

Цер­ков­ная ди­ас­по­ра в 1920–30-е гг. Об­стоя­тель­ст­ва Гражд. вой­ны 1917–22 и не­об­хо­ди­мость ско­рей­шей ор­га­ни­за­ции цер­ков­ной жиз­ни на тер­ри­то­ри­ях, по­лу­чив­ших по­ли­ти­че­ское са­мо­оп­ре­де­ле­ние по­сле па­де­ния Рос­сий­ской им­пе­рии, обу­сло­ви­ли санк­цио­ни­ро­ван­ное пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном об­ра­зо­ва­ние Эс­тон­ской ав­то­ном­ной пра­во­слав­ной церк­ви (1920), а так­же пре­дос­тав­ле­ние Рус­ской цер­ко­вью в 1921 ав­то­но­мии пра­во­слав­ным церк­вам в Фин­лян­дии, Лат­вии и Поль­ше. Под дав­ле­ни­ем ме­ст­ных гра­ж­дан­ских вла­стей, на­цио­на­ли­сти­че­ских, се­па­ра­ти­ст­ских дви­же­ний и в си­лу ам­би­ци­оз­но­сти не­ко­то­рых ре­лиг. ли­де­ров в 1923 со­сто­ял­ся не­за­кон­ный пе­ре­ход Фин­лянд­ской и Эс­тон­ской ав­то­ном­ных пра­во­слав­ных церк­вей в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та, а в 1925 – про­воз­гла­ше­ние ав­то­ке­фа­лии Поль­ской церк­ви. Од­но­вре­мен­но, в ре­зуль­та­те по­яв­ле­ния на Даль­нем, Ближ­нем Вос­то­ке и в Ев­ро­пе мно­же­ст­ва рус. эмиг­ран­тов, воз­ник­ла не­об­хо­ди­мость упо­ря­до­че­ния жиз­ни пра­во­слав­ных рус. об­щин за ру­бе­жом. Ука­зом пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 8.4.1921 управ­ляю­щим (эк­зар­хом) за­пад­но­ев­ро­пей­ски­ми рус. при­хо­да­ми был на­зна­чен ар­хи­еп. Ев­ло­гий (Ге­ор­ги­ев­ский), воз­ве­дён­ный в сан ми­тро­по­ли­та. В но­яб­ре 1921 в Срем­ских Кар­лов­цах (Королевство сербов, хорватов и словенцев) с бла­го­сло­ве­ния серб­ско­го пат­ри­ар­ха со­сто­ял­ся со­бор под пред­се­да­тель­ст­вом митр. Ан­то­ния (Хра­по­виц­ко­го). Уча­стие в со­бо­ре мо­нар­хи­стов и сто­рон­ни­ков рес­тав­ра­ции ди­на­стии Ро­ма­но­вых при­да­ло цер­ков­но­му со­бо­ру по­ли­ти­че­ский ха­рак­тер. Соз­дан­ное со­бо­ром выс­шее цер­ков­ное управ­ление (ВЦУ) об­ра­ти­лось к Ге­ну­эз­ской кон­фе­рен­ции 1922 с при­зы­вом сверг­нуть боль­ше­ви­ст­ское пра­ви­тель­ст­во, чем вы­ну­ди­ло пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, стре­мя­ще­го­ся со­хра­нить цер­ковь в Сов. Рос­сии от но­вых го­не­ний, вы­сту­пить с по­ста­нов­ле­ни­ем о не­ка­но­нич­но­сти Кар­ло­вац­ко­го со­бо­ра и ВЦУ. В 1922 со­сто­ял­ся Рус­ский все­за­гра­нич­ный со­бор, об­ра­зо­вав­ший си­нод. В 1926 про­изо­шёл рас­кол ме­ж­ду за­пад­но­ев­ро­пей­ским эк­зар­ха­том во гла­ве с митр. Ев­ло­ги­ем (в его под­чи­не­нии ос­та­лись в осн. фран­цуз­ские при­хо­ды) и Кар­ло­вац­ким си­но­дом (при­хо­ды на Бал­ка­нах, в Гер­ма­нии, на Даль­нем Вос­то­ке), об­ра­зо­вав­шим РПЦЗ.

По­сле Дек­ла­ра­ции 1927 и тре­бо­ва­ний по­ли­ти­че­ской ло­яль­но­сти к сов. вла­сти Кар­ло­вац­кий си­нод в 1928, а митр. Ев­ло­гий в 1930 по­ры­ва­ют ка­но­ни­че­ское об­ще­ние с митр. Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским). В 1931 За­пад­но­ев­ро­пей­ская мит­ро­по­лия во гла­ве с митр. Ев­ло­ги­ем бы­ла при­ня­та в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та. Не­смот­ря на пред­при­ни­мав­шие­ся по­пыт­ки при­ми­ре­ния, рас­кол рус. цер­ков­ной ди­ас­по­ре пре­одо­леть не уда­лось.

В США, со­глас­но ре­ше­нию Все­аме­ри­кан­ско­го цер­ков­но­го со­бо­ра 1922, под­твер­ждён­но­го ука­зом пат­ри­ар­ха Ти­хо­на 1923, бы­ла соз­да­на Се­ве­ро-Аме­ри­кан­ская епар­хия, ко­то­рая в 1924 про­воз­гла­си­ла вре­мен­ную ав­то­но­мию до уре­гу­ли­ро­ва­ния взаи­мо­от­но­ше­ний ме­ж­ду РПЦ и СССР. Ка­но­ни­че­ское об­ще­ние с митр. Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским) со­хра­ни­ли ар­хи­еп. Сер­гий (Ти­хо­ми­ров), воз­глав­ляв­ший пра­во­слав­ную цер­ковь в Япо­нии, а так­же епи­скоп Кам­чат­ский Не­стор (Ани­си­мов) в Хар­би­не.

Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны. Вос­ста­нов­ле­ние пат­ри­ар­ше­ст­ва. С пер­вых дней Вел. Отеч. вой­ны РПЦ вы­сту­пи­ла с пат­рио­ти­че­ских по­зи­ций, осу­ще­ст­в­ля­ла сбор средств в по­мощь Крас­ной Ар­мии. Это, а так­же ак­тив­ная ре­лиг. по­ли­ти­ка фа­ши­ст­ской Гер­ма­нии на ок­ку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях (со­дей­ст­вие от­кры­тию хра­мов и под­держ­ка на Ук­раи­не и в Бе­ло­рус­сии ав­то­ке­фа­ли­ст­ских ини­циа­тив), по­бу­ди­ли сов. пра­ви­тель­ст­во из­ме­нить свою ре­лиг. по­ли­ти­ку. На­ка­ну­не Те­ге­ран­ской кон­фе­рен­ции 1943 СССР вы­ну­ж­ден был учесть внеш­не­по­ли­ти­че­ский ас­пект ре­лиг. фак­то­ра. Сов. гос-во вре­мен­но от­ка­за­лось от по­ли­ти­ки ли­к­ви­да­ции ре­ли­гии и РПЦ, ак­тив­но осу­ще­ст­в­ляв­шей­ся в пред­во­ен­ные де­ся­ти­ле­тия. 4.9.1943 в Крем­ле со­стоя­лась встре­ча И. В. Ста­ли­на с ми­тро­по­ли­та­ми Сер­ги­ем (Стра­го­род­ским), Алек­си­ем (Си­ман­ским), Ни­ко­ла­ем (Яру­ше­ви­чем), на ко­то­рой бы­ло да­но раз­ре­ше­ние на про­ве­де­ние Ар­хие­рей­ско­го со­бо­ра, из­бра­ние пат­ри­ар­ха и ре­ше­ние ря­да цер­ков­ных во­про­сов. 8.9.1943 про­шёл со­бор рус. епи­ско­пов (16 из 19 чел. бы­ли дос­тав­ле­ны из ла­ге­рей и ссы­лок), на ко­то­ром со­стоя­лось из­бра­ние митр. Сер­гия пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си, а 12 сен­тяб­ря в Бо­го­яв­лен­ском со­бо­ре про­шла ин­тро­ни­за­ция но­во­го пат­ри­ар­ха. В сен­тяб­ре 1943 во­зоб­но­ви­лось из­да­ние ЖМП. 28.11.1943 Сов­нар­ком раз­ре­шил от­кры­тие в Мо­ск­ве бо­го­слов­ско­го ин­сти­ту­та и пас­тыр­ских кур­сов (от­крыв­шись ле­том 1944, в 1946 они бы­ли пре­об­ра­зо­ва­ны в Мо­с­ков­ские ду­хов­ные ака­де­мию и се­ми­на­рию и пе­ре­ве­де­ны в За­горск, в Трои­це-Сер­гие­ву лав­ру). 10.11.1943 про­изош­ло во­зоб­нов­ле­ние ка­но­ни­че­ско­го об­ще­ния Рус­ской и Гру­зин­ской церк­вей. С фев­ра­ля 1944 на­чи­на­ет­ся пе­ре­да­ча хра­мов РПЦ. На ос­во­бо­ж­дён­ных от фа­ши­стов тер­ри­то­ри­ях про­дол­жа­ют дей­ст­во­вать об­щи­ны, соз­дан­ные в го­ды ок­ку­па­ции.

Осе­нью 1943 был соз­дан Со­вет по делам­ РПЦ при СНК СССР. Пред­се­да­те­лем Со­ве­та стал со­труд­ник НКВД Г. Г. Кар­пов.

По­сле кон­чи­ны пат­ри­ар­ха Сер­гия (15.5.1944) но­вым пат­ри­ар­хом Мо­с­ков­ским и всея Ру­си на По­ме­ст­ном со­бо­ре, со­сто­яв­шем­ся 31.1–2.2.1945, был из­бран ми­тро­по­лит Ле­нин­град­ский Алек­сий (Си­ман­ский). Важ­ней­шим ре­ше­ни­ем со­бо­ра ста­ло ут­вер­жде­ние «По­ло­же­ния об управ­ле­нии РПЦ». В мае – ию­не 1945 пат­ри­арх Алек­сий (Си­ман­ский) со­вер­шил па­лом­ни­че­ст­во в Свя­тую зем­лю, по­се­тив Ие­ру­са­лим­ский, Алек­сан­д­рий­ский и Ан­ти­охий­ский пат­ри­ар­ха­ты. С это­го вре­ме­ни на­чи­на­ет­ся ак­тив­ная внеш­не­по­ли­ти­че­ская дея­тель­ность РПЦ.

Уп­разд­не­ние уни­ат­ст­ва в Га­ли­ции. 8–9.3.1946 по ини­циа­ти­ве груп­пы свя­щен­ни­ков во гла­ве с про­то­прес­ви­те­ром Гав­рии­лом Кос­тель­ни­ком и при за­ин­те­ре­со­ван­ном со­дей­ст­вии со сто­ро­ны граж­дан­ской вла­сти со­сто­ял­ся Львов­ский со­бор, от­ме­нив­ший Бре­ст­скую унию 1596 и по­ста­но­вив­ший о вос­со­еди­не­нии униа­тов Га­ли­ции с РПЦ. На­ка­ну­не со­бо­ра ак­тив­ные сто­рон­ни­ки вос­со­еди­не­ния свя­щен­ни­ки Ан­то­ний Пель­вец­кий и Ми­ха­ил Мель­ник бы­ли по­свя­ще­ны, со­от­вет­ст­вен­но, во епи­ско­пов Ста­ни­слав­ско­го и Сам­бор­ско-Дро­го­быч­ско­го. Зна­чи­тель­ная часть уни­ат­ских при­хо­дов и кли­ри­ков пе­ре­шла в пра­во­сла­вие. Од­на­ко сов. пра­ви­тель­ст­во стре­ми­лось ис­поль­зо­вать этот объ­е­ди­ни­тель­ный про­цесс в це­лях идео­ло­ги­че­ской борь­бы с Ва­ти­ка­ном. Так, не со­гла­сив­шие­ся с ре­ше­ни­ем со­бо­ра униа­ты бы­ли ре­прес­си­ро­ва­ны гра­ж­дан­ской вла­стью.

В ию­ле 1948 РПЦ празд­но­ва­ла 500-ле­тие сво­ей ав­то­ке­фа­лии. В юби­лей­ном со­бы­тии уча­ст­во­ва­ли де­ле­га­ции раз­лич­ных пра­во­слав­ных по­ме­ст­ных церк­вей.

Зна­чи­тель­ным со­бы­ти­ем ме­ж­ду­на­род­ной цер­ков­ной жиз­ни ста­ло да­ро­ва­ние Рус­ской цер­ко­вью ав­то­ке­фа­лии Поль­ской пра­во­слав­ной церк­ви (22.6.1948) и Че­хо­сло­вац­кой пра­во­слав­ной церк­ви (23.11.1951). По­сле при­зна­ния Со­вет­ским Сою­зом Из­раи­ля РПЦ бы­ли воз­вра­ще­ны зем­ли и зда­ния Рус­ской ду­хов­ной мис­сии в Ие­ру­са­ли­ме, быв­шей до это­го вре­ме­ни в ве­де­нии РПЦЗ.

В 1961 бы­ло при­ня­то ре­ше­ние о всту­п­ле­нии во ВСЦ, со­сто­яв­шем­ся в том же го­ду на 3-й Ас­самб­лее в Нью-Де­ли. Ещё рань­ше, в 1959, бы­ла соз­да­на Кон­фе­рен­ция ев­ро­пей­ских церк­вей (КЕЦ), од­ним из уч­ре­ди­те­лей ко­то­рой бы­ла РПЦ.

Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь в 1950-х – 1-й пол. 1960-х гг. К 1949 в РПЦ на­счи­ты­ва­лось уже 73 ар­хие­рея, су­ще­ст­во­ва­ло 14477 дей­ст­вую­щих хра­мов, 75 мо­на­сты­рей, 2 ду­хов­ные ака­де­мии и 8 ду­хов­ных се­ми­на­рий. По­сле смер­ти И. В. Ста­ли­на по­сте­пен­но ме­ня­ет­ся вся ре­лиг. по­ли­тика го­су­дар­ст­ва. По­ста­нов­ле­ние ЦК КПСС от 7.7.1954 «О круп­ных не­дос­тат­ках в на­уч­но-атеи­сти­че­ской про­па­ган­де и ме­рах ее улуч­ше­ния» по су­ще­ст­ву пе­ре­смат­ри­ва­ло и осу­ж­да­ло как «при­ми­рен­че­скую» преж­нюю по­ли­ти­ку в «цер­ков­ном во­про­се». Пред­ла­га­лось вер­нуть­ся к до­во­ен­ным от­но­ше­ни­ям с ре­ли­ги­оз­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми и вновь на­чать «на­сту­п­ле­ние на ре­ли­ги­оз­ные пе­ре­жит­ки».

Но бы­ли в этот пе­ри­од и по­зи­тив­ные из­ме­не­ния. Ам­ни­стии и реа­би­ли­та­ция ре­прес­си­ро­ван­ных сде­ла­ли воз­мож­ным ос­во­бо­ж­де­ние вы­жив­ших в тюрь­мах и ла­ге­рях свя­щен­но­слу­жи­те­лей. 14.7.1954 вы­шел Указ Пре­зи­диу­ма ВС СССР об ус­лов­но-дос­роч­ном ос­во­бо­ж­де­нии от­си­дев­ших 2/3 сро­ка и пре­ста­ре­лых за­клю­чён­ных. Мно­гие свя­щен­ни­ки ста­ли пи­сать пат­ри­ар­ху Алек­сию I про­ше­ния о хо­да­тай­ст­ве пе­ред вла­стью об их ос­во­бо­ж­де­нии. В ре­зуль­та­те бы­ли ос­во­бо­ж­де­ны епи­ско­пы Ве­ниа­мин (Но­виц­кий), Ма­ну­ил (Ле­ме­шев­ский), митр. Не­стор (Ани­си­мов) и др. По­сле 20-го съез­да КПСС про­цесс ос­во­бо­ж­де­ния ду­хо­вен­ст­ва ус­ко­рил­ся. К 1957 ко­ли­че­ст­во за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ных хра­мов в СССР со­ста­ви­ло 13478 с 12288 кли­ри­ка­ми. Од­на­ко в 1958 го­су­дар­ст­во вновь вер­ну­лось к жё­ст­кой ли­нии в ре­лиг. по­ли­ти­ке. Н. С. Хру­щёв зая­вил, что в пе­ри­од пе­ре­хо­да СССР к «пред­ком­му­ни­сти­че­ским от­но­ше­ни­ям» «рас­про­стра­не­ние на­уч­ных зна­ний, изу­че­ние за­ко­нов при­ро­ды не ос­тав­ля­ет мес­та для ве­ры в бо­га». С по­ста­нов­ле­ний СМ СССР от 16.10.1958 «О мо­на­сты­рях в СССР» и «О на­ло­го­вом об­ло­же­нии до­хо­дов пред­при­ятий епар­хи­аль­ных управ­ле­ний, а так­же до­хо­дов мо­на­сты­рей» на­чи­на­ет­ся ан­ти­ре­ли­ги­оз­ная кам­па­ния. В ре­зуль­та­те мас­со­во­го за­кры­тия хра­мов в 1966 дей­ст­вова­ло все­го 7523 при­хо­да (в 1957 – 13478). В 1959 у РПЦ бы­ло 47 мо­на­с­ты­рей, к сер. 60-х гг. – толь­ко 16, чис­ло мо­на­ше­ст­вую­щих со­кра­ти­лось в 2 раза и на­счи­ты­ва­ло ок. 1,5 тыс. чел. В 1963 под пред­ло­гом рес­тав­ра­ции бы­ла за­кры­та Кие­во-Пе­чер­ская лав­ра, по­пыт­ки за­кры­тия По­ча­ев­ской лав­ры встре­ти­ли от­ча­ян­ное со­про­тив­ле­ние мо­на­ше­ст­вую­щих и ми­рян. В эти го­ды со­кра­ти­лось чис­ло епи­ско­пов. Су­ще­ст­вен­но со­кра­тил­ся и на­бор в ду­хов­но-учеб­ные за­ве­де­ния. В окт. 1962 Со­вет по де­лам РПЦ со­об­щил в ЦК КПСС, что из 560 юно­шей, по­дав­ших в 1961–62 за­яв­ле­ния о при­ня­тии их в се­ми­на­рии, 490 за­бра­ли за­яв­ле­ния по­сле «ин­ди­ви­ду­аль­ной ра­бо­ты» с ни­ми. Бы­ли за­кры­ты Ки­ев­ская, Са­ра­тов­ская, Став­ро­поль­ская, Мин­ская, Во­лын­ская ду­хов­ные се­ми­на­рии (вос­ста­нов­лен­ные в 1945–47). В этих ус­ло­виях как акт гра­ж­дан­ско­го му­же­ст­ва мож­но рас­смат­ри­вать по­ста­нов­ле­ние Си­но­да РПЦ от 30.12.1959 об от­лу­че­нии от церк­ви свя­ще­нно­слу­жи­те­лей и цер­ков­ных дея­те­лей, пуб­лич­но от­рёк­ших­ся от Хри­ста и уча­ст­во­вав­ших в раз­вер­нув­шей­ся ан­ти­ре­ли­ги­оз­ной кам­па­нии.

Сек­рет­ным по­ста­нов­ле­ни­ем СМ СССР от 16.1.1961 «Об уси­ле­нии кон­тро­ля за дея­тель­но­стью церк­ви» был при­нят план ко­рен­ной пе­ре­строй­ки цер­ков­но­го уп­рав­ле­ния в РПЦ. По­ста­нов­ле­ни­ем от­ме­ня­лись все за­ко­но­да­тель­ные ак­ты, при­ня­тые в го­ды Вел. Отеч. вой­ны и пер­вое по­сле­во­ен­ное пя­ти­ле­тие. В нём бы­ли на­ме­че­ны осн. на­прав­ле­ния дис­кри­ми­на­ци­он­ной го­су­дар­ст­вен­но-цер­ков­ной по­ли­ти­ки на гря­ду­щие де­ся­ти­ле­тия. Что­бы не вы­звать «ос­лож­не­ний» в от­но­ше­ни­ях ме­ж­ду цер­ко­вью и го­су­дар­ст­вом, мн. ме­ро­прия­тия пред­ла­га­лось осу­ще­ст­вить «цер­ков­ны­ми ру­ка­ми». Так, под дав­ле­ни­ем вла­сти Ар­хие­рей­ский со­бор РПЦ 18.7.1961 при­нял ре­ше­ние о вне­се­нии из­ме­не­ний в «По­ло­же­ние об управ­ле­нии РПЦ», фак­ти­че­ски от­стра­няв­ших свя­щен­но­слу­жи­те­лей от управ­ле­ния при­ход­ской дея­тель­но­стью.

РПЦ во 2-й пол. 1960-х – 1-й пол. 1980-х гг. По­сле от­став­ки Хру­щё­ва по­ло­же­ние РПЦ су­ще­ст­вен­но не из­ме­ни­лось, хо­тя мас­со­вое за­кры­тие церк­вей бы­ло пре­кра­ще­но. По­сле кон­чи­ны пат­ри­ар­ха Алек­сия I на По­ме­ст­ном со­бо­ре 1971 был из­бран пат­ри­арх Пи­мен (Из­ве­ков). В ка­нун со­бо­ра 26.5.1971 со­сто­ял­ся Ар­хие­рей­ский со­бор, на ко­то­ром по ини­циа­ти­ве ар­хи­епи­ско­па Брюс­сель­ско­го Ва­си­лия (Кри­во­шеи­на) об­су­ж­дал­ся во­прос о не­об­хо­ди­мо­сти вос­станов­ле­ния ка­но­ни­че­ско­го управ­ле­ния при­хо­да­ми и от­ме­не на­вя­зан­ных гра­ж­дан­ской вла­стью дис­кри­ми­на­ци­он­ных ог­ра­ни­че­ний прав на­стоя­те­лей и епи­ско­пов. Од­на­ко боль­шин­ст­во ар­хие­ре­ев по­счи­та­ли, что та­кое ре­ше­ние не­свое­вре­мен­но и мо­жет вы­звать но­вые го­не­ния на ве­рую­щих в Сов. Рос­сии. Ме­ж­ду тем чис­ло за­ре­ги­ст­ри­ро­ван­ных при­хо­дов и ду­хо­вен­ст­ва со­кра­ща­лось: ес­ли в 1971 бы­ло 6234 свя­щен­ни­ка и 618 диако­нов, то в 1975 со­от­вет­ст­вен­но 5994 и 594.

РПЦ во 2-й пол. 1980-х гг. С из­бра­ни­ем в мар­те 1985 ге­не­раль­ным сек­ре­та­рём ЦК КПСС М. С. Гор­ба­чё­ва ре­лиг. по­ли­ти­ка СССР ста­ла по­сте­пен­но ме­нять­ся. В апр. 1988 со­стоя­лась встре­ча Гор­ба­чё­ва с пат­ри­ар­хом Пи­ме­ном и др. ие­рар­ха­ми РПЦ. Тор­же­ст­ва 1988, по­свя­щён­ные 1000-ле­тию Кре­ще­ния Ру­си, ста­ли важ­ней­шей ве­хой на пу­ти из­ме­нения всей ре­лиг. жиз­ни в СССР. 6–9.6.1988 в рам­ках юби­лей­ных тор­жеств в Трои­це-Сер­гие­вой лав­ре со­сто­ял­ся По­ме­ст­ный со­бор РПЦ. Со­бор при­нял но­вый Ус­тав об управ­ле­нии РПЦ, ко­то­рый оп­ре­де­лил функ­ции на­стоя­те­лей хра­мов, ор­га­нов епи­ско­паль­но­го управ­ле­ния и пр. На со­бо­ре был со­вер­шён чин ка­но­ни­за­ции 9 свя­тых. Ко вре­ме­ни со­зы­ва со­бо­ра РПЦ име­ла: 74 епи­ско­па (7 из них – за­ру­беж­ных), 6674 свя­щен­ни­ка и 723 диа­ко­на, на­счи­ты­ва­ла 6893 при­хо­да, 67 внут­рен­них и 9 за­ру­беж­ных епар­хий, 22 мо­на­сты­ря с 1190 мо­на­ше­ст­вую­щи­ми, 1999 уча­щих­ся ду­хов­ных школ. На­ка­ну­не со­бо­ра РПЦ бы­ла воз­вра­ще­на Кие­во-Пе­чер­ская лав­ра. С 1988 РПЦ по­лу­чи­ла ре­аль­ную воз­мож­ность рас­ши­ре­ния сво­ей дея­тель­но­сти в разл. сфе­рах: про­све­ти­тель­ной, из­да­тель­ской, мис­сио­нер­ской, бла­го­тво­ри­тель­ной. В 1989 ок. 300 слу­жи­те­лей разл. ре­ли­гий, в т. ч. 192 пред­ста­ви­те­ля пра­во­сла­вия, бы­ли из­бра­ны на­род­ны­ми де­пу­та­та­ми со­ве­тов раз­ных уров­ней. На Ар­хие­рей­ском со­бо­ре 1989 бы­ли ка­но­ни­зи­ро­ва­ны пат­ри­ар­хи Иов и Ти­хон.

3.5.1990 пат­ри­арх Пи­мен скон­чал­ся, и на По­ме­ст­ном со­бо­ре РПЦ, со­сто­яв­шем­ся 7–10.6.1990, но­вым пат­ри­ар­хом был из­бран ле­нин­град­ский митр. Алек­сий (в ми­ру – Алек­сей Ми­хай­ло­вич Ри­ди­гер, род. 23.2.1929). В том же го­ду на Ар­хие­рей­ском со­бо­ре в ок­тяб­ре бы­ла да­ро­ва­на ав­то­но­мия Ук­ра­ин­ской пра­во­слав­ной церк­ви при со­хра­не­нии юрис­дик­ции Мо­с­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та. В окт. 1990 был при­нят За­кон СССР «О сво­бо­де со­вес­ти и ре­ли­ги­оз­ных ор­га­ни­за­ци­ях», в ко­то­ром бы­ли уч­те­ны по­же­ла­ния РПЦ, в т. ч. при­зна­ние за при­хо­да­ми и цер­ков­ны­ми уч­ре­ж­де­ния­ми прав юри­ди­че­ско­го ли­ца. Че­рез ме­сяц был при­нят За­кон РФ «О сво­бо­де ве­ро­ис­по­ве­да­ний», уп­разд­няв­ший Со­вет по де­лам ре­ли­гий и пре­ду­смат­ри­вав­ший соз­да­ние Ко­мис­сии по сво­бо­де со­вес­ти и ве­ро­ис­по­ве­да­ни­ям в ВС РСФСР. По ини­циа­ти­ве пат­ри­ар­ха Алек­сия II с 1991 рос. вла­сти объ­я­ви­ли Ро­ж­де­ст­во Хри­сто­во вы­ход­ным днём; со­вме­ст­ным го­су­дар­ст­вен­но-цер­ков­ным празд­ни­ком ста­ли и Дни сла­вян­ской пись­мен­но­сти и куль­ту­ры, при­уро­чен­ные к дню па­мя­ти свя­тых Ки­рил­ла и Ме­фо­дия.

Цер­ков­ная ди­ас­по­ра в 1940–90-е гг. С авг. 1945 к РПЦ при­сое­ди­нил­ся ряд за­пад­но­ев­ро­пей­ских при­хо­дов во гла­ве с митр. Ев­ло­ги­ем (од­на­ко по­сле его смер­ти в 1946 часть при­хо­дов вновь пере­шла в юрис­дик­цию Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пат­ри­ар­ха­та), с окт. 1945 – ки­тай­ские епар­хии, быв­шие в ве­де­нии Кар­ло­вац­ко­го си­но­да. В 1946, по­сле вос­со­еди­не­ния даль­не­во­сточ­ных епар­хий и Рос­сий­ской ду­хов­ной мис­сии, в Ки­тае был соз­дан Вос­точ­но-Ази­ат­ский эк­зар­хат во гла­ве с митр. Не­сто­ром (Ани­си­мо­вым). В но­яб. 1956 бы­ла уч­ре­ж­де­на Ки­тай­ская ав­то­ном­ная пра­во­слав­ная цер­ковь. Од­на­ко в хо­де т. н. куль­тур­ной ре­во­лю­ции 1966–76 пра­во­слав­ная цер­ковь в Ки­тае бы­ла раз­гром­ле­на, а пра­во­слав­ные ки­тай­цы ре­прес­си­ро­ва­ны.

В апр. 1970, по­сле об­ра­ще­ния к пат­ри­ар­ху Алек­сию I Пра­во­слав­ной церк­ви в Аме­ри­ке, ей бы­ла да­ро­ва­на ав­то­кефа­лия. То­гда же бы­ло вос­ста­нов­ле­но ка­но­ни­че­ское об­ще­ние с Япон­ской пра­во­слав­ной цер­ко­вью, ко­то­рой был да­ро­ван ав­то­ном­ный ста­тус.

Си­нод РПЦЗ с 1946 дей­ст­во­вал в Мюн­хе­не, а за­тем пе­ре­ехал в США, в Джор­дан­вилл. От­но­ше­ния РПЦ и РПЦЗ скла­ды­ва­лись слож­но, час­ти раз­де­лён­ной Рус­ской церк­ви ока­за­лись в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­лож­ни­ка­ми «хо­лод­ной вой­ны» ме­ж­ду США и СССР. В мае 1990 Со­бор РПЦЗ при­нял ре­ше­ние об от­кры­тии при­хо­дов и епар­хий в Рос­сии, на ка­но­ни­че­ской тер­ри­то­рии Мо­с­ков­ско­го пат­ри­ар­ха­та, что ещё бо­лее ос­лож­ни­ло от­но­ше­ния ме­ж­ду РПЦ и РПЦЗ. Од­на­ко по­сле Ар­хие­рей­ско­го со­бо­ра РПЦЗ в 2000 об­на­ру­жи­лись тен­ден­ции к диа­ло­гу с РПЦ.

РПЦ в со­вре­мен­ной Рос­сии. В ка­нун рас­па­да СССР 22.10.1991 Свя­щен­ный Си­нод РПЦ вы­сту­пил с за­яв­ле­ни­ем о том, что из­ме­не­ние гос. гра­ниц не вле­чёт за со­бой из­ме­не­ния со­ста­ва по­ме­ст­ной церк­ви. В 1992 на Ук­раи­не по­сле­до­вал рас­кол, под­дер­жан­ный ук­ра­ин­ски­ми на­цио­на­ли­ста­ми и воз­глав­лен­ный быв. ми­тро­по­ли­том Ки­ев­ским Фи­ла­ре­том (Де­ни­сен­ко). Ар­хие­рей­ский со­бор РПЦ, со­сто­яв­ший­ся 11.6.1992, ли­шил са­на ини­циа­то­ров рас­ко­ла. РПЦ уда­лось со­хра­нить б. ч. при­хо­дов на тер­ри­то­рии Ук­раи­ны. Не­об­хо­ди­мо­стью со­хра­не­ния цер­ков­но­го един­ст­ва в ус­ло­ви­ях су­ще­ст­во­ва­ния в раз­ных пост­со­вет­ских го­су­дар­ст­вах бы­ло обу­слов­ле­но да­ро­ва­ние в нач. 90-х гг. ши­ро­ких прав (вплоть до ав­то­но­мии) Лат­вий­ской, Эс­тон­ской и Мол­дав­ской пра­во­слав­ным церк­вам, вос­ста­нов­ле­ние в 1998 са­мо­стоя­тель­ной Ти­рас­поль­ской и Ду­бос­сар­ской епар­хии, соз­да­ние в 2003 в Ка­зах­ста­не ми­тро­поличь­е­го ок­ру­га. Од­но­вре­мен­но РПЦ ста­ла важ­ней­шей об­ще­ст­вен­ной си­лой, спо­соб­ст­вую­щей кон­со­ли­да­ции и за­щи­те прав рус. со­оте­че­ст­вен­ни­ков в но­вых не­за­ви­си­мых го­су­дар­ст­вах. РПЦ иг­ра­ла важ­ную роль и в кон­со­ли­да­ции рос. об­ще­ст­ва. В сен­тяб­ре – ок­тяб­ре 1993, во вре­мя тра­ги­че­ско­го про­ти­во­стоя­ния ис­пол­ни­тель­ной и за­ко­но­да­тель­ной вла­стей Рос­сии, пат­ри­арх Алек­сий II пред­при­нял по­пыт­ку при­ми­рить кон­флик­тую­щие сто­ро­ны: в Да­ни­лов­ском мон. при его по­сред­ни­че­ст­ве со­стоя­лись пе­ре­го­во­ры пред­ста­ви­те­лей ВС РФ и пре­зи­ден­та Рос­сии. Гран­ди­оз­ный кре­ст­ный ход с чу­до­твор­ной Вла­ди­мир­ской ико­ной Бо­жи­ей Ма­те­ри мо­лил­ся о не­до­пуще­нии в стра­не гра­ж­дан­ской вой­ны. В окт. 1993, стре­мясь ог­ра­дить цер­ков­ные ин­сти­ту­ты от по­ли­ти­за­ции, Си­нод при­нял ре­ше­ние о за­пре­ще­нии свя­щен­но­слу­жи­те­лям РПЦ бал­ло­ти­ро­вать­ся в Гос. ду­му.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в рабочем кабинете. Москва. 1992. Архив «Православной энциклопедии»

На­ча­ло 90-х гг. оз­на­ме­но­ва­лось во­зоб­нов­ле­ни­ем бо­го­слу­же­ний в хра­мах Мо­с­ков­ско­го Крем­ля, вос­ста­нов­ле­ни­ем Ка­зан­ско­го со­бо­ра на Крас­ной пло­ща­ди, ак­тив­ным от­кры­ти­ем но­вых епар­хий, при­хо­дов и мо­на­сты­рей (напр., в 1995 во­зоб­но­ви­лась мо­на­стыр­ская жизнь в Алек­сан­д­ро-Нев­ской лав­ре), ка­но­ни­за­ци­ей но­во­му­че­ни­ков рос­сий­ских, по­сте­пен­ной нор­ма­ли­за­ци­ей от­но­ше­ний гос. вла­сти и РПЦ. Ак­ти­ви­зи­ро­ва­лась про­све­ти­тель­ная и мис­сио­нер­ская дея­тель­ность РПЦ, ста­ли ре­гу­ляр­но про­во­дить­ся мис­сио­нер­ские съез­ды, пуб­ли­ковать­ся спра­воч­ная ли­те­ра­ту­ра о но­вых ре­лигиозных ор­га­ни­за­ци­ях в РФ. По­сте­пен­но складывается практика со­ци­аль­но­го парт­нёр­ст­ва РПЦ с го­су­дар­ст­вен­ны­ми и об­ще­ст­вен­ны­ми ор­га­ни­за­ция­ми.

В 1997 при­нят Фе­де­раль­ный за­кон «О сво­бо­де со­вес­ти и ре­ли­ги­оз­ных объ­е­ди­не­ни­ях», в пре­ам­бу­ле ко­то­ро­го бы­ла от­ме­че­на «осо­бая роль пра­во­сла­вия в ис­то­рии Рос­сии, в ста­нов­ле­нии и раз­ви­тии её ду­хов­но­сти и куль­ту­ры». В де­каб­ре 1998 по ини­циа­ти­ве РПЦ был соз­дан Меж­ре­ли­ги­оз­ный со­вет Рос­сии, став­ший пер­вой в стра­не меж­ре­ли­ги­оз­ной струк­ту­рой, на выс­шем уров­не объ­е­ди­нив­шей ли­де­ров рос. тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий.

С 1997 на­ча­лись ре­фор­мы ду­хов­но- учеб­ных за­ве­де­ний – по­сте­пен­ный пе­ревод ду­хов­ных се­ми­на­рий (как выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний) на пять лет обу­че­ния, ака­де­мий – на три го­да спе­циа­ли­за­ции и два ма­ги­ст­ра­ту­ры. Ста­ли вво­дить­ся но­вые учеб­ные про­грам­мы и дис­ци­п­ли­ны, боль­ше вни­ма­ния уде­ля­лось гу­ма­ни­тар­ным дис­ци­п­ли­нам и ино­стран­ным (в т. ч. древ­ним) язы­кам.

31.12.1999 со­стоя­лось тор­же­ст­вен­ное ос­вя­ще­ние церк­ви Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в вос­ста­нов­лен­ном хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля. В ночь с 6 на 7 янв. 2000 пат­ри­арх Алек­сий II впер­вые вме­сте с пред­стоя­те­ля­ми др. по­ме­ст­ных церк­вей со­вер­шил ли­тур­гию в хра­ме Ро­ж­де­ст­ва Хри­сто­ва в г. Виф­ле­ем (Из­ра­иль). Уже на сле­дую­щую ночь пат­ри­арх со­вер­шил празд­нич­ное бо­го­слу­же­ние в хра­ме Хри­ста Спа­си­те­ля, в ко­то­ром с это­го дня ста­ли со­вер­шать­ся ре­гу­ляр­ные служ­бы.

Ве­хой в но­вей­шей ис­то­рии РПЦ стал юби­лей­ный Ар­хие­рей­ский со­бор, со­сто­яв­ший­ся 13–16.8.2000 в Мо­ск­ве. Со­бор при­нял но­вый Ус­тав РПЦ (на­прав­лен­ный на уси­ле­ние цен­тра­ли­за­ции цер­ков­но­го управ­ле­ния), Ос­но­вы со­ци­аль­ной кон­цеп­ции РПЦ (от­ра­зив­шие по­зи­цию церк­ви по важ­ней­шим со­ци­аль­но и по­ли­ти­че­ски зна­чи­мым во­про­сам об­ще­ст­вен­но­го бы­тия), а так­же ка­но­ни­зи­ро­вал сотни но­во­му­че­ни­ков рос­сий­ских, среди которых и чле­ны цар­ской се­мьи, в т. ч. имп. Ни­ко­лай II.

В со­дру­же­ст­ве с на­уч­ны­ми уч­ре­ж­де­ния­ми РФ РПЦ в 2000 при­сту­пи­ла к из­да­нию мно­го­том­ной «Пра­во­слав­ной эн­цик­ло­пе­дии» под ре­дак­ци­ей пат­ри­арха Алек­сия II. В 1994 со­вме­ст­ны­ми уси­лия­ми РПЦ, РАН и пра­ви­тель­ст­ва Мо­ск­вы бы­ли воз­ро­ж­де­ны пре­мии име­ни вы­даю­ще­го­ся оте­че­ст­вен­но­го ис­то­рика и бо­го­сло­ва митр. Ма­ка­рия (Бул­га­ко­ва).

К 1.7.2003 РПЦ на­счи­ты­ва­ла 134 епар­хии (66 в РФ, 35 в Ук­раи­не, 10 в Бе­ло­рус­сии, 4 в Мол­да­вии, 3 в Ка­зах­ста­не, 2 в Япо­нии, а так­же в 14 др. го­су­дар­ст­вах), управ­ляв­шие­ся 157 ар­хие­рея­ми (из них: 131 епар­хи­аль­ный, 26 ви­кар­ных, 12 на по­кое). К это­му вре­ме­ни на тер­ри­то­рии РФ дей­ст­во­ва­ли: 16195 при­ходов, в ко­то­рых слу­жи­ли 17480 свя- щен­ни­ков и диа­ко­нов; 614 мо­на­сты­рей (295 муж­ских и 319 жен­ских), а так­же 160 мо­на­стыр­ских под­во­рий и 38 ски­тов. РПЦ име­ла 5 ду­хов­ных ака­де­мий, 2 пра­во­слав­ных уни­вер­си­те­та, бо­го­слов­ский ин­сти­тут, 32 се­ми­на­рии, 43 ду­хов­ных учи­ли­ща, 6 под­го­то­ви­тель­ных пас­тыр­ских кур­сов, 2 епар­хи­аль­ных жен­ских учи­ли­ща. Кро­ме то­го, был от­крыт ряд ре­гент­ских, ико­но­пис­ных и вос­крес­ных школ. В сто­ли­це Рос­сии в мае 2003 на­счи­ты­ва­лось 560 пра­во­слав­ных хра­мов и ча­со­вен, 8 мо­на­сты­рей (4 муж­ских, 4 жен­ских), 135 цер­ков­но-при­ход­ских вос­крес­ных школ, 959 свя­щен­но­слу­жи­те­лей.

Дру­гие пра­во­слав­ные кон­фес­сии на тер­ри­то­рии РФ. В 1990 в ре­зуль­та­те кон­флик­та суз­даль­ский при­ход РПЦ пе­ре­шёл в юрис­дик­цию РПЦЗ. Сфор­ми­ро­ва­лась Рос­сий­ская пра­во­слав­ная сво­бод­ная цер­ковь (РПСЦ), ко­то­рая, бу­ду­чи ле­галь­ной, ста­ла пре­тен­до­вать на пре­ем­ст­вен­ность ка­та­комб­ных тра­ди­ций ИПЦ. Од­на­ко боль­шин­ст­во ос­та­вав­ших­ся не­ле­галь­ных ка­та­комб­ных об­щин не при­зна­ли РПСЦ. В 1995 РПЦЗ за­пре­ти­ла в свя­щен­но­слу­же­нии пять епи­ско­пов РПСЦ. В ре­зуль­та­те РПСЦ объ­я­ви­ла об ав­то­но­мии, а в 1998 бы­ла пе­ре­ре­ги­ст­ри­ро­ва­на под на­зва­ни­ем Рос­сий­ская пра­во­слав­ная ав­то­ном­ная цер­ковь (РПАЦ). В середине 90-х гг. воз­ни­ка­ют и другие пре­тен­дую­щие на пре­ем­ст­вен­ность ка­та­комб­ных тра­ди­ций ре­лигиозные ор­га­ни­зации. Та­ко­вы: Ис­тин­но-пра­во­слав­ная цер­ковь Ки­ев­ско­го пат­ри­ар­ха­та, при­знаю­щая «пат­ри­ар­хом» Фи­ла­ре­та (Де­ни­сен­ко), быв. мит­ро­по­ли­та Ки­ев­ско­го, ли­шён­но­го са­на со­бо­ром РПЦ; Рос­сий­ская ис­тин­но-пра­во­слав­ная цер­ковь, воз­ник­шая бла­го­даря дру­го­му киев­ско­му лже­пат­ри­ар­ху Ук­ра­ин­ской ав­то­ке­фаль­ной пра­во­слав­ной церк­ви Ди­мит­рию (Ярё­ме); Ис­тин­но-пра­во­слав­ная цер­ковь Бо­жи­ей Ма­те­ри «Дер­жав­ная» (т. н. па­ра­клит­чи­ки), боль­ше из­вест­ная как Бо­го­ро­дич­ный центр, и др.

Пра­во­сла­вие: Пра­во­слав­ная бо­го­слов­ская эн­цик­ло­пе­дия/Под ред. А. П. Ло­пу­хи­на, Н. Н. Глу­бо­ков­ско­го. П., 1900–1911. Т. 1– 12; Кап­те­рев Н. Ф. Пат­ри­арх Ни­кон и царь Алек­сей Ми­хай­ло­вич. Сер­ги­ев По­сад, 1909– 1912. Т. 1–2; Глу­бо­ков­ский Н. Н. Рус­ская бо­го­слов­ская нау­ка в ее ис­то­ри­че­ском раз­ви­тии и но­вей­шем со­стоя­нии. Вар­ша­ва, 1928; Кар­та­шев А. В. Очер­ки по ис­то­рии Рус­ской церк­ви. Па­риж, 1959. Т. 1–2; Шиш­кин А. А. Сущ­ность и кри­ти­че­ская оцен­ка «об­нов­лен­че­ско­го» рас­ко­ла Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. Ка­зань, 1970; Ща­пов Я. Н. Кня­же­ские ус­та­вы и цер­ковь в Древ­ней Ру­си. XI– XIV вв. М., 1972; он же. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь Древ­ней Ру­си X–XIII вв. М., 1989; Poppe A. The rise of Christian Russia. L., 1982; Фло­ров­ский Г. Пу­ти рус­ско­го бо­го­сло­вия. 4-е изд. Па­риж, 1988; Рус­ское пра­во­сла­вие: Ве­хи ис­то­рии. М., 1989; Скрын­ни­ков Р. Г. Го­су­дар­ст­во и цер­ковь на Ру­си XIV– XVI вв.: Под­виж­ни­ки Рус­ской церк­ви. Но­во­сиб., 1991; Фло­ря Б. Н. От­но­ше­ния го­су­дар­ст­ва и церк­ви у вос­точ­ных и за­пад­ных сла­вян: Эпо­ха сред­не­ве­ко­вья. М., 1992; Ма­ка­рий (Бул­га­ков), ми­тро­по­лит. Ис­то­рия Рус­ской церк­ви. М., 1994–1996. Кн. 1–7; Ак­ты Свя­тей­ше­го Ти­хо­на, Пат­ри­ар­ха Мо­с­ков­ско­го и всея Рос­сии, позд­ней­шие до­ку­мен­ты и пе­ре­пис­ка о ка­но­ни­че­ском пре­ем­ст­ве выс­шей цер­ков­ной вла­сти. 1917–1943: В 2 ч./ Сост. М. Е. Гу­бо­нин. М., 1994; По­спе­лов­ский Д. В. Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь в XX в. М., 1995; Кли­ба­нов А. И. Ду­хов­ная куль­ту­ра сред­не­ве­ко­вой Ру­си. М., 1996; Под­скаль­ски Г. Хри­сти­ан­ст­во и бо­го­слов­ская ли­те­ра­ту­ра в Ки­ев­ской Ру­си (988– 1237). 2-е изд. СПб., 1996; Смо­лич И. К. Ис­то­рия рус­ской церк­ви. 1700–1917: В 2 ч. М., 1996–1997; он же. Рус­ское мо­на­ше­ст­во. 988– 1917: Жизнь и уче­ние стар­цев. М., 1999; Цы­пин В. А. Ис­то­рия Рус­ской церк­ви. 1917– 1997. М., 1997; Го­лу­бин­ский Е. Е. Ис­то­рия Рус­ской церк­ви. М., 1997–1998. Т. 1–4; Си­ни­цы­на Н. В. Тре­тий Рим: Ис­то­ки и эво­лю­ция рус­ской сред­не­ве­ко­вой кон­цеп­ции (XV– XVI вв.). М., 1998; Ус­пен­ский Б. А. Царь и пат­ри­арх. Xаризма вла­сти в Рос­сии: (Ви­зан­тий­ская мо­дель и ее рус­ское пе­ре­ос­мыс­ле­ние). М., 1998; Шка­ров­ский М. В. Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь при Ста­ли­не и Хру­ще­ве: (Го­су­дар­ст­вен­но-цер­ков­ные от­но­ше­ния в СССР в 1939–1964 гг.). М., 1999; он же. Ио­сиф­лян­ст­во: те­че­ние в Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви. СПб., 1999; Чу­ма­чен­ко Т. А. Го­су­дар­ст­во, пра­во­слав­ная цер­ковь, ве­рую­щие, 1941–1961. М., 1999; Мей­ен­дорф И. Ис­то­рия церк­ви и вос­точ­но-хри­сти­ан­ская мис­ти­ка. М., 2000; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2000. Т.: Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь; Пра­во­слав­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 2000– 2003–. Т. 1–6–; Фир­сов С. Л. Рус­ская цер­ковь на­ка­ну­не пе­ре­мен (ко­нец 1890-х – 1918 гг.). М., 2002; Фе­до­ров В. А. Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь и го­су­дар­ст­во: Си­но­даль­ный пе­ри­од. 1700–1917. М., 2003.

Вернуться к началу