РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 252-257

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. Р. Канторович, С. В. Кузьминых

РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Железный век – третья из технологических макроэпох, наступившая за эпохой раннего металла (энеолит и бронзовый век). Смена бронзового века железным знаменует рубеж, с которого развитие металлургии и металлообработки претерпевает кардинальные изменения и приводит к вытеснению медных и бронзовых орудий и оружия железными. Этот процесс особенно быстро протекал на Кавказе и в степях Восточной Европы. Напротив, в лесных и лесостепных районах Северной Евразии в начале эпохи железа цветная металлообработка достигает расцвета, и лишь в конце раннего железного века железо полностью вытесняет медь и бронзу из производства орудий и оружия. Концом раннего железного века стали Великое переселение народов и крушение античной цивилизации. В Средневековье чёрная металлургия поднимается на новую ступень: при восстановлении железа из руд достигается температура плавления железа.

Основные вехи освоения железа на территории России и сопредельных территориях

Эпо­ха ран­не­го же­ле­за на тер­ри­то­рии Рос­сии в це­лом оп­ре­де­ля­ет­ся в рам­ках нач. 1-го тыс. до н. э. – 1-й пол. 1-го тыс. н. э. Од­на­ко пер­вые же­лез­ные и би­ме­тал­ли­че­ские ору­дия (от­дель­ные час­ти ко­то­рых из­го­тав­ли­ва­лись из брон­зы) и ук­ра­ше­ния (но­жи, тёс­ла, коль­ца, обой­мы и др.) поя­ви­лись на юге Вос­точ­ной Ев­ро­пы и Сая­но-Ал­тай­ском на­го­рье ещё в ран­нем и сред­нем брон­зо­вом ве­ке (кон. 4-го – 3-е тыс. до н. э.). Они бы­ли из­го­тов­ле­ны куз­не­ца­ми ям­ной и афа­нась­ев­ской куль­тур из ме­тео­рит­но­го же­ле­за с по­мо­щью хо­лод­ной и го­ря­чей ков­ки.

Вме­сте с тем опыт ис­поль­зо­ва­ния ме­тео­рит­но­го же­ле­за ни­как не по­вли­ял на на­чав­шие­ся в позд­нем брон­зо­вом ве­ке уси­лия по вы­ра­бот­ке крич­но­го же­ле­за, т. е. на за­ро­ж­де­ние соб­ст­вен­но чёр­ной ме­тал­лур­гии. Этот про­цесс на тер­ри­то­рии Рос­сии и быв. СССР ин­тен­сив­нее все­го про­те­кал в За­кав­ка­зье и на юге Вос­точ­ной Ев­ро­пы (кол­хид­ская, кобан­ская, сруб­ная, са­ба­ти­нов­ская, бе­ло­зер­ская, бон­дари­хин­ская, мак­ла­ше­ев­ская куль­ту­ры).

В 9–8 вв. до н. э. в Вос­точ­ной Ев­ро­пе за­вер­шил­ся пе­ри­од пер­вич­но­го ос­вое­ния же­ле­за. Ши­ро­ко рас­про­стра­ня­ют­ся би­ме­тал­ли­че­ские пред­ме­ты, в ча­ст­но­сти кин­жа­лы и ме­чи, ру­ко­яти и на­вер­шия ко­то­рых от­ли­ва­лись из брон­зы по ин­ди­ви­ду­аль­ным мо­де­лям, а клин­ки де­ла­лись из же­ле­за. Они ста­ли про­то­ти­па­ми бо­лее позд­них цель­но­же­лез­ных кин­жа­лов и ме­чей. Наи­бо­лее рас­про­стра­нён­ным бы­ло про­стое (не­на­уг­ле­ро­жен­ное) же­ле­зо и слу­чай­но на­угле­ро­жен­ное в гор­не (т. н. сыр­цо­вая сталь). На­ря­ду с вос­точ­но­ев­ро­пей­ской тра­ди­ци­ей ис­поль­зо­ва­ния же­ле­за и сыр­цо­вой ста­ли в Се­вер­ное При­чер­но­морье, на Се­вер­ный Кав­каз и в Вол­го-Ка­мье про­ни­ка­ет за­кав­каз­ская тра­ди­ция на­ме­рен­но­го на­уг­ле­ро­жи­ва­ния, или це­мен­та­ции, же­лез­но­го из­де­лия или за­го­тов­ки.

В 8–7 вв. до н. э. в Вос­точ­ной Ев­ро­пе рас­про­стра­ня­ют­ся та­кие тех­но­ло­ги­че­ские приё­мы, как це­мен­та­ция всей по­верх­но­сти из­де­лия или его ра­бо­чей час­ти, фор­мо­воч­ная ков­ка с по­мо­щью спе­ци­аль­ных об­жим­ни­ков и штам­пов, куз­неч­ная свар­ка (как вна­хлёст, так и ме­то­дом па­ке­ти­ро­ва­ния), диф­фе­рен­ци­ро­ван­ная тер­мо­об­ра­бот­ка и т. д. Пе­ре­до­вы­ми рай­она­ми же­ле­зо­об­ра­бот­ки в этот пе­ри­од на тер­ри­то­рии Рос­сии и быв. СССР бы­ли Пред­кав­ка­зье и За­кав­казье, ле­со­степ­ное По­днеп­ро­вье и юж­но-та­ёж­ное Вол­го-Ка­мье. К это­му же вре­ме­ни мож­но от­не­сти и на­ча­ло эпо­хи же­ле­за в ле­со­степ­ной и лес­ной зо­нах Вос­точ­ной Ев­ро­пы, ис­клю­чая глу­бин­ные та­ёж­ные и тун­д­ро­вые тер­ри­то­рии.

На тер­ри­то­рии Ура­ла и Си­би­ри эпо­ха же­ле­за рань­ше все­го на­сту­па­ет в степ­ном, ле­со­степ­ном и гор­но-лес­ном ре­гио­нах – в рам­ках куль­тур т. н. ски­фо-сибир­ской общ­но­сти и в ит­куль­ской куль­ту­ре. В та­ёж­ных рай­онах Си­би­ри и на Даль­нем Вос­то­ке в сер. – 2-й пол. 1-го тыс. до н. э. ещё фак­ти­че­ски про­дол­жа­ет­ся брон­зо­вый век, но па­мят­ни­ки тес­но взаи­мо­свя­за­ны с куль­ту­ра­ми ран­не­го же­лез­но­го ве­ка (ис­клю­чая се­вер­ную часть тай­ги и тун­д­ру) и по­это­му рас­смат­ри­ва­ют­ся в кон­тек­сте имен­но этой эпо­хи.

Сле­дую­щий важ­ный сдвиг в раз­ви­тии чёр­ной ме­тал­лур­гии и куз­неч­но­го де­ла на тер­ри­то­рии Вос­точ­ной Ев­ро­пы от­но­сит­ся к кон. 1-го тыс. до н. э. – нач. 1-го тыс. н. э. и ха­рак­те­ри­зу­ет­ся рез­ким рос­том ко­ли­че­ст­ва ав­то­ном­ных ло­каль­ных цен­тров же­ле­зо­де­ла­тель­но­го про­из­вод­ст­ва и ши­ро­ким рас­про­стра­не­ни­ем до­бы­чи и об­ра­бот­ки же­ле­за.

Начало железного века (8/7–4/3 вв . до н. э. – «Скифская эпоха»)

Историко-культурная ситуация на территории России и сопредельных территориях в период раннего железного века

Скульптура оленя. Филипповские курганы (Оренбургская обл.). Золото, серебро, бронза, дерево. 4 в. до н.э. Музей археологии и этнографии Уфимского научного центра РАН.

Имен­но в этот пе­ри­од на­ро­ды, жив­шие на бу­ду­щей рос. тер­ри­то­рии, гл. обр. в степ­ной зо­не, впер­вые по­па­да­ют в по­ле зре­ния ав­то­ров пись­мен­ных тек­стов (древ­не­гре­че­ских и древ­не­рим­ских сви­де­тельств, ас­си­рий­ских, ак­кад­ских, пер­сид­ских и древ­не­ки­тай­ских). В этот же пе­ри­од в Вос­точ­ной Ев­ро­пе по­яв­ля­ют­ся пер­вые го­су­дар­ст­ва. В 7–6 вв. до н. э. в Се­вер­ном При­чер­но­мо­рье воз­ни­ка­ют пер­вые гре­че­ские ко­ло­нии, ос­но­ван­ные гл. обр. вы­ход­ца­ми из Ми­ле­та (Оль­вия, Пан­ти­ка­пей и др.). Гре­че­ская ко­ло­ни­за­ция Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья дос­тиг­ла осо­бен­но­го раз­ма­ха в 5–4 вв. до н. э. и ста­ла ис­точ­ни­ком мощ­но­го влия­ния ан­тич­ной куль­ту­ры на на­ро­ды Вос­точ­ной Ев­ро­пы. В нач. 5 в. до н. э. в Се­вер­ном При­чер­но­мо­рье и При­азо­вье воз­ни­ка­ет гре­че­ское Бос­пор­ское цар­ст­во со сто­ли­цей в Пан­ти­ка­пее. В се­ве­ропри­чер­но­мор­ских сте­пях из­вест­но так­же Скиф­ское цар­ст­во («Ве­ли­кая Ски­фия»).

Ис­то­ри­ко-куль­тур­ные про­цес­сы на тер­ри­то­рии Рос­сии в пе­ри­од ран­не­го же­лез­но­го ве­ка про­те­ка­ли по-раз­но­му, в за­ви­си­мо­сти от при­род­ных зон.

Деревянный сосуд в виде фигуры медведя. Филипповские курганы (Оренбургская обл.). Золото, смальта. 4 в. до н.э. Музей археологии и этнографии Уфимского научного центра РАН.

Степ­ная зо­на. К на­ча­лу же­лез­но­го ве­ка в сте­пях Ев­ра­зии на ос­но­ве степ­ных куль­тур брон­зо­во­го ве­ка сло­жи­лась сис­те­ма ко­че­во­го ско­то­вод­ст­ва. В ев­ро­пей­ской час­ти сте­пей в пред­скиф­ское вре­мя сло­жи­лась пер­вая ко­чев­ни­че­ская куль­ту­ра (сер. 9 – нач. 7 вв. до н. э.), ко­то­рая мо­жет с из­вест­ной до­лей ве­ро­ят­но­сти ото­жде­ст­в­лять­ся с ис­то­ри­че­ски­ми ким­ме­рий­ца­ми, со­вер­шав­ши­ми в кон. 8–7 вв. до н. э. во­ен­ные по­хо­ды в За­кав­ка­зье и Пе­ред­нюю Азию и из­вест­ны­ми по древ­не­гре­че­ским и пе­ред­неа­зи­ат­ским ис­точ­ни­кам. Ким­ме­рий­ская куль­ту­ра на­хо­ди­лась в тес­ном кон­так­те с осед­лы­ми зем­ле­дель­че­ско-ско­то­вод­че­ски­ми пле­ме­на­ми вос­точ­но­ев­ро­пей­ской ле­со­сте­пи, Кры­ма, Се­вер­но­го Кав­ка­за и юж­но-та­ёж­но­го Вол­го-Ка­мья (чер­но­лес­ская, бон­да­ри­хин­ская, ки­зил-ко­бин­ская, про­то­ме­от­ская, ко­бан­ская, ран­не­анань­ин­ская куль­ту­ры).

Нащитная бляха из Костромского кургана (Краснодарский край). Золото. Кон. 7 в. до н.э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Скиф­ская эпо­ха (7–3 вв. до н. э.). В кон. 8–7 вв. до н. э. на про­стран­ст­ве ев­ра­зий­ских сте­пей от При­ду­на­вья до Мон­го­лии сфор­ми­ро­ва­лись но­вые ар­хео­ло­ги­че­ские куль­ту­ры, ко­то­рые при всём сво­ём мно­го­об­ра­зии мо­гут рас­смат­ри­вать­ся в ка­че­ст­ве со­став­ных час­тей еди­ной куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти, ус­лов­но име­нуе­мой «скиф­ский мир» или «ски­фо-си­бир­ский мир». Их от­ли­ча­ет спе­ци­фи­че­ский ком­плекс ве­щей (т. н. скиф­ская триа­да): сход­ные фор­мы воо­ру­же­ния, кон­ско­го сна­ря­же­ния и зоо­морф­но­го ор­на­мен­та – т. н. скиф­ско­го (ски­фо-си­бир­ско­го) зве­ри­но­го сти­ля. Но­си­те­ли куль­тур «ски­фо-си­бир­ско­го ми­ра» (соб­ст­вен­но скиф­ская куль­ту­ра, «сав­ро­мат­ская», куль­ту­ры са­ко-мас­са­гет­ско­го кру­га, па­зы­рык­ская, уюк­ская и та­гар­ская) – ев­ро­пео­и­ды (ино­гда с эле­мен­та­ми мон­го­ло­ид­но­сти), го­во­рив­шие на иран­ских язы­ках. Они за­ни­ма­лись ко­че­вым ско­то­вод­ст­вом и прак­ти­ко­ва­ли по­гре­бе­ния под кур­га­на­ми.

Гребень из кургана Солоха (Запорожская обл., Украина). Золото. 430–390 до н.э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Соб­ст­вен­но ски­фы – близ­ко­род­ст­вен­ные пле­ме­на се­ве­ро­иран­ской вет­ви ин­до­ев­ро­пей­ской се­мьи, из­вест­ные по мно­го­чис­лен­ным древ­не­гре­че­ским и пе­ред­не­во­сточ­ным пись­мен­ным ис­точ­ни­кам. В них, в ча­ст­но­сти, со­об­ща­ет­ся о вы­тес­не­нии ски­фа­ми ким­ме­рий­цев, о за­вое­ва­тель­ных по­хо­дах ски­фов че­рез Кав­каз в Пе­ред­нюю Азию в 7 в. до н. э. и об их вре­мен­ном гос­под­стве в этом ре­гио­не, о не­удач­ном по­хо­де про­тив ски­фов пер­сид­ско­го ца­ря Да­рия I в кон. 6 в. до н. э., о кон­со­ли­да­ции скиф­ских пле­мён в 4 в. до н. э. под гла­вен­ст­вом ца­ря Атея, о вы­тес­не­нии и ис­треб­ле­нии ски­фов сар­ма­та­ми в нач. 3 в. до н. э.

Топор из Кобанского могильника (Северная Осетия). Бронза. 8–7 вв. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).
Сосуд с изображением скифов из кургана Куль-Оба (Крым). Золото. 2-я пол. 4 в. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Ски­фам и под­чи­нён­ным им пле­ме­нам при­над­ле­жа­ла за­пад­ная часть ареа­ла «ски­фо-си­бир­ско­го ми­ра» – Се­вер­ное При­чер­но­мо­рье и При­азо­вье. Не­ко­то­рые па­мят­ни­ки скиф­ской куль­ту­ры (на её ран­ней ста­дии) вы­яв­ле­ны так­же на Се­вер­ном Кав­ка­зе. Ски­фы в осн. из­вест­ны по кур­га­нам, сре­ди ко­то­рых выде­ля­ют­ся гран­ди­оз­ные по раз­ме­рам и бо­гат­ст­ву ин­вен­та­ря кур­га­ны зна­ти (т. н. цар­ские кур­га­ны) 7–6 вв. до н. э. на Се­вер­ном Кав­ка­зе (Крас­но­зна­мен­ские, Ке­лер­мес­ские, Уль­ские) и кон. 5–4 вв. до н. э. в Ниж­нем По­днеп­ро­вье (Со­ло­ха, Чер­том­лык, Тол­стая Мо­ги­ла и др.) и в Кры­му (Куль-Оба). В кон. 5–4 вв. до н. э. у ски­фов по­яв­ля­ют­ся еди­нич­ные по­се­ле­ния, в т. ч. и круп­ные, та­кие, как Ка­мен­ское (воз­мож­ная сто­ли­ца Скиф­ско­го цар­ст­ва) и Ели­за­ве­тов­ское.

Навершие. Случайная находка (Красноярский край). Бронза. 8–7 вв.до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

В тес­ном кон­так­те со скиф­ской куль­ту­рой на­хо­ди­лись соз­да­те­ли осед­лых зем­ле­дель­че­ско-ско­то­вод­че­ских куль­тур Се­вер­но­го Кав­ка­за, су­ще­ст­во­вав­ших бо­лее дли­тель­ное вре­мя и от­ли­чав­ших­ся вы­со­ко­раз­ви­тым ре­мес­лом. Это ме­от­ская куль­ту­ра в бас­сей­не Ку­ба­ни (9 в. до н. э. – 3 в. н. э.), пле­ме­на ко­то­рой оста­ви­ли мно­го­чис­лен­ные по­се­ле­ния и по­гре­бе­ния, и ко­бан­ская куль­ту­ра Централь­но­го Пред­кав­ка­зья (13–4 вв. до н. э.).

Пластина поясная. Могильник Саглы-Бажи II (Тува). Рог. 5 в. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

К вос­то­ку от соб­ст­вен­но скиф­ской куль­ту­ры рас­по­ла­га­лась зо­на «сав­ро­мат­ской» ар­хео­ло­ги­че­ской куль­ту­ры. Сав­ро­ма­ты – ира­ноя­зыч­ный на­род, раз­мещавшийся, согласно пись­мен­ным ис­точ­ни­кам, в рай­оне ни­зовь­ев До­на и Вол­ги, но куль­ту­ра сар­мат­ско­го об­ли­ка дос­ти­га­ла Ура­ла.

Застёжка из Сибирской коллекции Петра I. Случайная находка (Забайкалье или Монголия). Золото. 5–4 вв. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Ски­фо-си­бир­ские па­мят­ни­ки Сред­ней Азии (Вос­точ­но­го и Юж­но­го При­ара­лья, Се­ми­ре­чья, Па­ми­ра и Тянь-Ша­ня), а так­же Цен­траль­но­го, Вос­точ­но­го и от­час­ти Се­вер­но­го Ка­зах­ста­на мож­но свя­зать с из­вест­ны­ми по пер­сид­ским и древ­не­гре­че­ским ис­точ­ни­кам са­ка­ми и мас­са­ге­та­ми, а так­же, воз­мож­но, с ис­се­до­на­ми (тас­мо­лин­ская куль­ту­ра Цен­траль­но­го Ка­зах­ста­на).

Сосуд из кургана Хохлач (Ростовская обл.). Золото, бирюза, кораллы, стекло. 1 в. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

На тер­ри­то­рии Юж­ной Си­би­ри на­хо­ди­лись ар­хео­ло­ги­че­ские куль­ту­ры ски­фо­ид­но­го об­ли­ка, эт­но­ни­мы соз­да­те­лей ко­то­рых не­из­вест­ны. Это, пре­ж­де все­го, па­зы­рык­ская куль­ту­ра на Ал­тае с ве­ли­ко­леп­ны­ми за­хо­ро­не­ния­ми зна­ти в Па­зы­рык­ских, Ба­ша­дар­ских, Ту­эк­тин­ских, Ака­ла­хин­ском и др. кур­га­нах, в ко­то­рых, бла­го­да­ря веч­ной мерз­ло­те, со­хра­ни­лись му­мии, баль­за­ми­ро­ван­ные те­ла по­гре­бён­ных, ос­тан­ки ло­ша­дей, из­де­лия из де­ре­ва, тка­ни, вой­ло­ка и др.; уюк­ская куль­ту­ра в Ту­ве и на близ­ле­жа­щих тер­ри­то­ри­ях, наи­бо­лее яр­ким па­мят­ни­ком ко­то­рой яв­ля­ет­ся Ар­жан – один из древ­ней­ших цар­ских кур­га­нов ски­фо-си­бир­ской общ­но­сти; та­гар­ская куль­ту­ра Ми­ну­син­ской кот­ло­ви­ны (сред­ний Ени­сей) – един­ст­вен­ная куль­ту­ра ски­фо-си­бир­ско­го ти­па с осед­лым зем­ле­дель­че­ским на­се­ле­ни­ем, до 3 в. до н. э. не знав­шая про­из­вод­ст­ва же­ле­за, но зна­ме­ни­тая свои­ми брон­зо­вы­ми из­де­лия­ми.

Сар­ма­то-гунн­ская эпо­ха. Сле­дую­щий (по­сле скиф­ско­го) пе­ри­од ран­не­го же­лез­но­го ве­ка в сте­пях Ев­ра­зии обыч­но ус­лов­но име­ну­ет­ся сар­ма­то-гунн­ской эпо­хой и да­ти­ру­ет­ся при­мер­но 3 в. до н. э. – 4 в. н. э.

Навершие из 2-го Пазырыкского кургана (Алтай). Дерево, кожа. 5 в. до н. э. Эрмитаж (С.-Петербург).

Пе­ре­ход от скиф­ской к сар­ма­то-гунн­ской эпо­хе оз­на­ме­но­ван су­ще­ст­вен­ны­ми пе­ре­ме­на­ми в ма­те­ри­аль­ной куль­ту­ре и ис­кус­ст­ве. Со­вер­шен­ст­ву­ют­ся фор­мы воо­ру­же­ния: ме­чи-аки­на­ки скиф­ско­го ти­па, как пра­ви­ло ко­рот­кие, вы­тес­ня­ют­ся длин­ны­ми всад­ни­че­ски­ми ме­ча­ми; на сме­ну гос­под­ство­вав­шим ра­нее брон­зо­вым втуль­ча­тым на­ко­неч­ни­кам стрел, не­ко­гда за­им­ст­во­ван­ным у ким­ме­рий­цев, ски­фов и са­ков ар­мия­ми Ближ­не­го и Сред­не­го Вос­то­ка, при­хо­дят мас­сив­ные же­лез­ные на­ко­неч­ни­ки с че­реш­ко­вым кре­п­ле­ни­ем к древ­ку; ко­рот­кий сиг­мо­вид­ный лук скиф­ско­го ти­па ус­ту­па­ет ме­сто бо­лее длин­но­му ду­го­вид­но­му лу­ку. Раз­ви­ва­ет­ся кон­ское сна­ря­же­ние: по­яв­ля­ют­ся шпо­ры; вме­сто стерж­не­вид­ных трен­зе­лей, или пса­ли­ев, пред­на­зна­чен­ных для кре­п­ле­ния удил к рем­ням ого­ло­вья, час­то упот­реб­ля­ют­ся круп­ные коль­ца; со­вер­шен­ст­ву­ет­ся сед­ло. В «зве­ри­ном сти­ле» раз­ви­ва­ет­ся тен­ден­ция к ор­на­мен­та­лиз­му.

Дан­ный пе­ри­од в се­ве­ро­при­чер­но­мор­ских и се­ве­ро­кас­пий­ских сте­пях, а так­же на Се­вер­ном Кав­ка­зе свя­зан с гос­под­ством сар­мат­ской куль­ту­ры. На­зва­ние свя­за­но с из­вест­ным из ан­тич­ных тек­стов име­нем эт­ни­че­ско­го яд­ра этой общ­но­сти – сар­ма­тов, ира­ноя­зыч­ных ко­чев­ни­ков-ско­то­во­дов, род­ст­вен­ных сав­ро­ма­там. Сар­мат­ская куль­ту­ра фор­ми­ро­ва­лась в Юж­ном При­ура­лье с кон. 5 в. на ос­но­ве «сав­ро­мат­ской» куль­ту­ры. В 4–3 вв. до н. э. «сав­ро­мат­ская» куль­ту­ра Юж­но­го При­ура­лья, За­вол­жья и Вол­го-Дон­ско­го ме­ж­ду­ре­чья транс­фор­ми­ру­ет­ся в сар­мат­скую. В 3–2 вв. до н. э. аре­ал сар­мат­ской куль­ту­ры зна­чи­тель­но рас­ши­ря­ет­ся на за­пад в свя­зи с по­хо­да­ми сар­ма­тов, вы­тес­нив­ших ски­фов из Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья в ни­зо­вья Днеп­ра и в Крым, где воз­ник­ла т. н. позд­не­скиф­ская куль­ту­ра и позд­не­скиф­ское цар­ст­во со сто­ли­цей в Не­апо­ле-на-Сал­ги­ре. Часть ски­фов пе­ре­мес­ти­лась в ни­зо­вья Ду­ная.

В 1 в. н.э. в рам­ках сар­мат­ской общ­но­сти уси­ли­ва­ют­ся ала­ны, ко­то­рые на ру­бе­же 1–2 вв. н. э. под­чи­ня­ют се­бе ос­таль­ные сар­мат­ские пле­ме­на. По­сле на­ше­ст­вия гун­нов в кон. 4 в. н.э. сар­мат­ская куль­ту­ра как еди­ное це­лое ис­чез­ла (часть сар­ма­тов бы­ла унич­то­же­на, часть во­шла в гунн­ский со­юз). При этом от­дель­ные эле­мен­ты позд­не­сар­мат­ской куль­ту­ры вли­лись в ран­не­сред­не­ве­ко­вую куль­ту­ру ев­ра­зий­ских ко­чев­ни­ков.

В сте­пях Си­би­ри и в При­бай­ка­лье пе­ри­од кон. 1-го тыс. до н. э. – нач. 1-го тыс. н. э. зна­ме­ну­ет­ся по­сте­пен­ным рас­ши­ре­ни­ем влия­ния пле­мен­ных объ­еди­не­ний хун­ну (сюн­ну). Куль­ту­ра хун­ну пер­во­на­чаль­но фор­ми­ру­ет­ся к вос­то­ку от Бай­ка­ла и в Мон­го­лии в 5–3 вв. до н. э. С фор­ми­ро­ва­ни­ем в кон. 3 в. до н. э. хунн­ско­го сою­за на под­чи­нён­ной ему тер­ри­то­рии При­бай­ка­лья, Ту­вы, Ми­ну­син­ской кот­ло­ви­ны и Ал­тая под влия­ни­ем куль­ту­ры хун­ну на сме­ну тра­ди­ци­он­ным куль­ту­рам скиф­ской эпо­хи при­хо­дят но­вые. Наи­бо­лее яр­кой юж­но­си­бир­ской куль­ту­рой сар­ма­то-гунн­ско­го вре­ме­ни ста­ла таш­тык­ская куль­ту­ра 2(1?) в. до н. э. – 5 в. н.э., сме­нившая та­гар­скую куль­ту­ру в Ми­ну­син­ской кот­ло­ви­не. Для неё ха­рак­тер­ны за­хо­ро­не­ния по об­ря­ду тру­по­по­ло­же­ния с по­гре­баль­ны­ми мас­ка­ми и по об­ря­ду тру­по­сож­же­ния с ма­не­ке­на­ми, изо­бра­жаю­щи­ми по­кой­но­го.

По­сле рас­па­да го­су­дар­ст­ва хун­ну в 55 до н. э. на се­вер­ную и юж­ную час­ти север­ные хун­ну в 36 н. э. втор­га­ют­ся в Сред­нюю Азию и в кон. 1 в. н.э. на­чина­ют про­дви­же­ние на за­пад.

Ле­со­степ­ная и лес­ная зо­на. Вос­точ­ная Ев­ро­па. На­се­ле­ние лес­ной и ле­со­степ­ной зо­ны Вос­точ­ной Ев­ро­пы за­ни­ма­лось в осн. зем­ле­де­ли­ем и жи­вот­но­вод­ст­вом. Куль­ту­ры в бас­сей­нах Юж­но­го Бу­га, сред­не­го Днеп­ра и сред­не­го До­на про­дол­жа­ли тра­ди­ции бо­лее ран­них ме­ст­ных куль­тур пе­ре­ход­ной эпо­хи от брон­зы к же­ле­зу и вме­сте с тем бы­ли во­вле­че­ны в скиф­ский куль­тур­ный круг, что от­ра­зи­лось в рас­про­стра­не­нии здесь кур­ган­но­го об­ря­да и «скиф­ской триа­ды». Ле­са ме­ж­ду За­пад­ным Бу­гом и вер­ховь­я­ми Оки и Вол­ги, ле­со­степь бас­сей­нов Дес­ны и Сей­ма бы­ли в скиф­ское и сар­мат­ское вре­мя за­се­ле­ны пре­иму­ще­ст­вен­но пле­ме­на­ми, от­но­си­мы­ми к про­то­балт­ской язы­ко­вой груп­пе, свя­зан­ны­ми с ар­хео­ло­ги­че­ски­ми куль­ту­ра­ми «штри­хо­ван­ной ке­ра­мики», за­пад­но­балт­ских кур­га­нов, ми­ло­град­ско-под­гор­цев­ской, днеп­ро-двин­ской и юх­нов­ской. Воз­мож­но, сре­ди но­си­те­лей этих куль­тур бы­ли и пра­сла­вя­не.

В сар­мат­скую эпо­ху в Верх­нем По­днеп­ро­вье и на пра­во­бе­ре­жье сред­не­го Днеп­ра в рам­ках за­ру­би­нец­кой куль­ту­ры (ру­беж 3–2 вв. до н. э. – 1 в. н. э.), воз­мож­но, про­те­ка­ют про­цес­сы сла­вян­ско­го эт­но­ге­не­за. Со­глас­но дру­го­му мне­нию, за­ру­би­нец­кая куль­ту­ра от­но­сит­ся в осн. к бал­там. Кро­ме то­го, она вхо­ди­ла в зо­ну влия­ния за­пад­но- и сред­не­евро­пей­ской ла­тен­ской куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти, по пре­иму­ще­ст­ву кельт­ской.

В 3–5 вв. даль­ней­шие про­цес­сы эт­но­ге­не­за сла­вян мог­ли про­те­кать в рам­ках ки­ев­ской куль­ту­ры и по­доль­ско-днеп­ров­ско­го ва­ри­ан­та чер­ня­хов­ской куль­тур­но-ис­то­ри­че­ской общ­но­сти. По­след­няя сло­жи­лась в ле­со­степ­ной и степ­ной зо­не По­днеп­ро­вья и со­пре­дель­ных тер­ри­то­рий в ус­ло­ви­ях мощ­но­го ни­ве­ли­рую­ще­го влия­ния рим­ской про­вин­ци­аль­ной куль­ту­ры, в осо­бен­но­сти куль­ту­ры при­ду­най­ских про­вин­ций Рим­ской им­пе­рии. Кон­со­ли­ди­рую­щую роль сыг­ра­ла так­же ост­гот­ская дер­жа­ва Эр­ма­на­ри­ха, гра­ни­цы ко­то­рой, су­дя по пись­мен­ным дан­ным, сов­па­да­ли с ареа­лом чер­ня­хов­ских па­мят­ни­ков. Т. о., чер­ня­хов­ская общ­ность вклю­ча­ла в се­бя раз­лич­ные эт­ни­че­ские груп­пы – сла­вян­скую, гер­ман­скую (гот­скую), иран­скую (сар­мат­скую) и др.

К вос­то­ку и се­ве­ро-вос­то­ку от про­то­балт­ских и пра­сла­вян­ских куль­тур, от Бал­ти­ки до Сред­не­го По­вол­жья, рас­про­стра­не­на общ­ность фин­но-угор­ских лес­ных куль­тур 8–7 вв. до н. э. – 3–4 вв. н. э. с «тек­стиль­ной» и «ро­гож­ной» ке­ра­ми­кой (куль­ту­ра тек­стиль­ной ке­ра­ми­ки, дья­ков­ская, го­ро­дец­кая, ас­ва­ская и др.), на­зван­ные так по спо­со­бу на­не­се­ния ор­на­мен­та. Круп­ней­шие из них – дья­ков­ская куль­ту­ра 7 в. до н. э. – 7 в. н.э. в Вол­го-Ок­ском ме­ж­ду­ре­чье и в Верх­нем По­вол­жье (её за­пад­ная часть, воз­мож­но, вклю­ча­ет и балт­ское на­се­ление) и го­ро­дец­кая куль­ту­ра 7 в. до н. э. – 3 в. н.э. в сред­нем те­че­нии Оки и в Сред­нем По­вол­жье (по те­че­нию рек Су­ра, Цна и Мок­ша).

Да­лее к вос­то­ку, в Вол­го-Ка­мье и на се­ве­ро-вос­то­ке Ев­ро­пы, ло­ка­ли­зу­ет­ся фин­но-угор­ская анань­ин­ская общ­ность 9–8 – 4–3 вв. до н. э., в ко­то­рую вхо­дил ряд ар­хео­ло­ги­че­ских куль­тур, при­над­ле­жа­щих пред­кам перм­ских и фин­но-волж­ских на­ро­дов. Для них ха­рак­тер­ны глад­ко­стен­ная ямоч­но-гре­бен­ча­то-зуб­ча­тая, гре­бен­ча­то-шну­ро­вая и шну­ро­вая круг­ло­дон­ная ке­ра­ми­ка и осо­бые ти­пы брон­зо­вых кель­тов. Ос­но­ву хо­зяй­ст­ва со­став­ля­ло при­дом­ное жи­вот­но­вод­ст­во, на се­ве­ре, в бас­сей­нах Се­вер­ной Дви­ны, Ме­зе­ни, Вы­че­гды и Пе­чо­ры, – охо­та и ры­бо­лов­ст­во. В 3 в. до н. э. – 2 в. до н. э. анань­ин­ская общ­ность эво­лю­цио­ни­ру­ет в пья­но­бор­скую общ­ность (гля­де­нов­ская, че­ган­дин­ская, ка­раа­быз­ская куль­ту­ры). В це­лом куль­ту­ры фин­но-угор­ско­го кру­га в Вос­точ­ной Ев­ро­пе ха­рак­те­ри­зу­ют­ся ско­то­вод­че­ско-зем­ле­дель­че­ской эко­но­ми­кой и вы­со­ким раз­ви­ти­ем цвет­ной и чёр­ной ме­тал­лур­гии.

За­ура­лье и Си­бирь. К вос­то­ку от анань­ин­ско­го ми­ра, в гор­но-лес­ных и та­ёж­ных рай­онах Ура­ла и За­пад­ной Си­би­ри, на­хо­дит­ся об­ласть куль­тур, свя­зан­ных с про­тоу­гра­ми и про­то­са­мо­дий­ца­ми (ит­куль­ская, «кре­сто­вой» и ямоч­но-гре­бен­ча­той ке­ра­ми­ки, усть-по­луй­ская, ку­лай­ская, бе­ло­яр­ская, бо­го­ча­нов­ская и др.), а к югу от них – об­ласть ле­со­степ­ных куль­тур За­пад­ной Си­би­ри, быв­ших се­вер­ной пе­ри­фе­ри­ей ко­чев­ни­че­ско­го ми­ра (юж­ные про­то­уг­ры).

В ле­со­степ­ной и лес­ной по­ло­се За­уралья и За­пад­ной Си­би­ри на­сту­п­ле­ние ран­не­го же­лез­но­го ве­ка про­ис­хо­дит на 2–3 ве­ка позд­нее по срав­не­нию с Вос­точ­ной Ев­ро­пой. Вплоть до 5– 4 вв. до н. э. со­хра­ня­лась ори­ен­та­ция на цвет­ную ме­тал­ло­об­ра­бот­ку. Пе­ре­ход­ный пе­ри­од за­вер­ша­ет­ся толь­ко в сер. 1-го тыс. до н. э. Рас­про­стра­не­нию же­ле­за спо­соб­ст­во­ва­ло уси­ле­ние кон­так­тов або­ри­ген­но­го – угор­ско­го и са­мо­дий­ско­го – на­се­ле­ния с ира­ноя­зыч­ны­ми ко­чев­ни­ка­ми ев­ра­зий­ских сте­пей, в пер­вую оче­редь с соз­да­те­ля­ми «сав­ро­мат­ской» куль­ту­ры. Так, в рам­ках ит­куль­ской куль­ту­ры сфор­ми­ро­вал­ся круп­ный очаг цвет­ной и чёр­ной ме­тал­лур­гии, снаб­жав­ший ок­ру­жаю­щие рай­оны, в т. ч. и сав­ро­ма­тов, из­де­лия­ми из ме­ди и сырь­ём.

Во 2-й тре­ти 1-го тыс. до н. э. в ле­со­степ­ной зо­не на ос­но­ве ме­ст­ной тра­ди­ции позд­не­го брон­зо­во­го ве­ка скла­ды­ва­ют­ся куль­ту­ры, от­но­ся­щие­ся к ран­нему же­лез­но­му ве­ку: во­робь­ёв­ская куль­ту­ра в За­ура­лье, но­си­лов­ско-баи­тов­ская – в То­бо­ло-Ир­ты­шье, вслед за ко­то­ры­ми здесь ут­вер­ди­лась сар­гат­ская (сар­гат­ско-го­ро­хов­ская) куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская общ­ность, су­ще­ст­во­вав­шая в кон­це скиф­ско­го вре­ме­ни и в те­че­ние всей сар­ма­то-гунн­ской эпо­хи; в ле­со­степ­ном При­обье скла­ды­ва­ет­ся боль­ше­ре­чен­ско-бе­рё­зов­ская куль­ту­ра. Ос­но­ву хо­зяй­ст­ва этих куль­тур со­став­ля­ло по­лу­ко­че­вое ско­то­вод­ст­во. В не­ко­то­рых рай­онах та­ёж­ной зо­ны За­пад­ной Си­би­ри фор­ми­ро­ва­ние куль­тур с эле­мен­та­ми чёр­ной ме­тал­лур­гии (усть-по­луй­ская, ку­лай­ская, бе­ло­яр­ская и др.) от­но­сит­ся к се­ре­ди­не – по­след­ней тре­ти 1-го тыс. до н. э.

Часть куль­тур Ура­ла и За­пад­ной Си­би­ри пе­ре­ход­но­го вре­ме­ни от брон­зы к же­ле­зу (га­ма­юн­ская, крас­но­озер­ская, мол­ча­нов­ская, за­вья­лов­ская, карь­ков­ская, ит­куль­ская) воз­ник­ла вслед­ст­вие ми­гра­ций на­се­ле­ния с ниж­ней Оби. Для них ха­рак­тер­но со­че­та­ние ско­то­вод­ст­ва с охо­той и ры­бо­лов­ст­вом.

Для та­ёж­ных куль­тур Вос­точ­ной Си­би­ри 1-го тыс. до н. э. (по­сты­мы­ях­тах­ская, пя­син­ская, цэ­пань­ская, усть-миль­ская, бель­ка­чин­ская и др.) ха­рак­тер­но гос­под­ство охо­ты и ры­бо­лов­ст­ва при слабом развитии цвет­ной ме­тал­ло­об­работ­ки и заметном юж­ном им­пор­те брон­зо­вых из­де­лий. Же­ле­зо по­яв­ля­ет­ся здесь не ра­нее по­след­них ве­ков до на­шей эры.

Даль­ний Вос­ток. Су­ще­ст­ву­ет про­бле­ма оп­ре­де­ле­ния ра­мок эпо­хи ран­не­го же­ле­за на Даль­нем Вос­то­ке. В этом ре­гио­не мож­но го­во­рить ско­рее об эпо­хе ран­не­го ме­тал­ла, не­по­сред­ст­вен­но пе­ре­шед­шей в Сред­не­ве­ко­вье. С од­ной сто­ро­ны, эпо­ха брон­зы не име­ла здесь столь яр­ко­го вы­ра­же­ния, как на со­пре­дель­ных тер­ри­то­ри­ях Си­би­ри, Ки­тая, Ко­реи и Мон­го­лии, с дру­гой, уже на ру­бе­же 2–1-го тыс. до н. э. здесь на­ча­лось ос­вое­ние же­ле­за, про­ис­хо­див­шее в рам­ках уриль­ской куль­ту­ры в При­аму­рье и ян­ков­ской куль­ту­ры в При­морье, а за­тем – сме­нив­шей их поль­цевской куль­ту­ры. Бо­лее се­вер­ные ма­те­ри­ко­вые и при­бреж­ные куль­ту­ры Даль­не­го Вос­то­ка (лах­тин­ская, охот­ская, усть-бель­ская и др.), как и вос­точ­но­си­бир­ские, яв­ля­ют со­бой хо­зяй­ст­вен­но-куль­тур­ный тип охот­ни­ков и ры­бо­ло­вов. На край­нем се­ве­ро-вос­то­ке, от Ко­лы­мы до Ана­дыр­ско­го за­ли­ва, раз­ви­ва­ет­ся куль­ту­ра охот­ни­ков на мор­ско­го зве­ря (древ­не­бе­рин­го­мор­ская), от­но­ся­щая­ся к эс­ки­мо­сам.

Ко­нец ран­не­го же­лез­но­го ве­ка в сте­пи, ле­со­сте­пи и лес­ной зо­не Се­вер­ной и Цен­траль­ной Азии и Вос­точ­ной Ев­ро­пы от­кры­ва­ет но­вую эпо­ху – эпо­ху Ве­ли­ко­го пе­ре­се­ле­ния на­ро­дов.

Гра­ков Б. Н. Ски­фы. М., 1971; Гри­шин Ю. С. Брон­зо­вый и ран­ний же­лез­ный ве­ка Вос­точ­но­го За­бай­ка­лья. М., 1975; Де­ре­вян­ко А. П. При­аму­рье. (I ты­ся­че­ле­тие до на­шей эры). Но­во­сиб., 1976; До­ва­тур А. И., Кал­ли­стов Д. П., Ши­шо­ва И. А. На­ро­ды на­шей стра­ны в «Ис­то­рии» Ге­ро­до­та. М., 1982; Ан­тич­ные го­су­дар­ст­ва Се­вер­но­го При­чер­но­мо­рья. М., 1984; Ко­ря­ко­ва Л. Н. Ран­ний же­лез­ный век За­ура­лья и За­пад­ной Си­би­ри. Сверд­ловск, 1988; Ав­ду­син Д. А. Ос­но­вы ар­хео­ло­гии. М., 1989; Сте­пи Ев­ро­пей­ской час­ти СССР в ски­фо-сар­мат­ское вре­мя. М., 1989; Степ­ная по­ло­са Ази­ат­ской час­ти СССР в ски­фо-сар­мат­ское вре­мя. М., 1992; Бор­зу­нов В. А. За­ура­лье на ру­бе­же брон­зо­во­го и же­лез­но­го ве­ков. Ека­те­рин­бург, 1992; Ко­са­рев М. Ф. Из древ­ней ис­то­рии За­пад­ной Си­би­ри: Об­щая ис­то­ри­ко-куль­тур­ная кон­цеп­ция. М., 1993.

Вернуться к началу