Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

1762–1796

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 317-323

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




17621796

Всту­п­ле­ние Ека­те­ри­ны II на пре­стол. Пер­вые пре­об­ра­зо­ва­ния. С всту­п­ле­ни­ем в 1762 на пре­стол Ека­те­рины II на­ча­лась но­вая стра­ни­ца рос. ис­то­рии. В ис­то­ри­че­ской ли­те­ра­ту­ре су­ще­ст­ву­ют раз­лич­ные оцен­ки это­го вре­ме­ни, лич­но­сти им­пе­рат­ри­цы и ре­зуль­та­тов её дея­тель­но­сти. Так, ис­то­ри­ки, ос­но­вы­ваю­щие­ся на кон­цеп­ции «про­све­щён­но­го аб­со­лю­тиз­ма», де­ла­ют ак­цент на кон­сер­ва­тив­ном ха­рак­те­ре про­во­див­шей­ся по­ли­ти­ки, на­прав­лен­ной на ук­ре­п­ле­ние тра­ди­ци­он­ных ин­сти­ту­тов рос. са­мо­дер­жа­вия. Иная точ­ка зре­ния пред­став­ле­на ис­то­ри­ка­ми, ви­дя­щи­ми во вре­ме­ни Ека­те­ри­ны II по­пыт­ку реа­ли­за­ции по­ли­ти­че­ской мо­де­ли, ос­но­ван­ной на иде­ях Про­све­ще­ния. Са­ма Ека­те­ри­на II оце­ни­ва­ет­ся ими как один из са­мых ус­пеш­ных рос. ре­фор­ма­то­ров.

Барщина. Гравюра из книги А.Т. Болотова «Деревенское зеркало...» (С.-Петербург, 1798–99).

Ос­но­ву по­ли­ти­че­ской про­грам­мы Ека­те­ри­ны II со­ста­ви­ли идеи фран­цуз­ско­го Про­све­ще­ния, осо­бен­но тру­ды Ш. Мон­тес­кьё и его идея о трёх ви­дах прав­ле­ния. Им­пе­рат­ри­ца бы­ла убе­ж­де­на, что для ог­ром­ной Рос­сии при­ем­ле­ма лишь са­мо­дер­жав­ная фор­ма вла­сти. Роль мо­нар­ха она ви­де­ла в соз­да­нии «фун­да­мен­таль­ных» за­ко­нов, ох­ва­ты­ваю­щих все сфе­ры жиз­ни и обес­пе­чи­ваю­щих пра­во­вую за­щи­ту на­се­ле­ния, оп­ре­де­ляю­щих ста­тус, пра­ва и при­ви­ле­гии всех его групп. Глав­ной це­лью при­зна­ва­лось кон­ст­руи­ро­ва­ние пол­но­цен­ной со­слов­ной струк­ту­ры об­ще­ст­ва за­пад­но­ев­ро­пей­ско­го ти­па пу­тём вы­ра­бот­ки за­ко­но­да­тель­ст­ва о ста­ту­се от­дель­ных со­сло­вий. Дру­гой важ­ней­шей по­ли­ти­че­ской це­лью про­воз­гла­ша­лось «вос­пи­та­ние» под­дан­ных пу­тём их про­све­ще­ния. При этом, в от­ли­чие от эпо­хи Пет­ра I, ка­ж­дый под­дан­ный рас­смат­ри­вал­ся не как ме­ха­ниче­ский эле­мент гос. ма­ши­ны, но как член об­ще­ст­ва, соз­на­тель­но ис­пол­няю­щий свой долг.

Пер­вые го­ды прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II от­ме­че­ны уси­лия­ми по ста­би­ли­за­ции внут­ри­по­ли­ти­че­ской си­туа­ции и ук­ре­п­ле­нию но­во­го ре­жи­ма. Для вы­ра­бот­ки пред­ло­же­ний по за­ко­но­да­тель­но­му ре­гу­ли­ро­ва­нию разл. сфер жиз­ни был соз­дан ряд ко­мис­сий, од­на­ко при­ня­ты их пред­ло­же­ния бы­ли лишь час­тич­но. Так, бы­ло от­верг­ну­то пред­ло­же­ние Н. И. Па­ни­на о соз­да­нии Со­ве­та при им­пе­рат­ри­це, ко­то­рый фак­ти­че­ски дол­жен был ог­ра­ни­чить её власть. В 1763 осу­ще­ст­вле­на ре­фор­ма Се­на­та, раз­де­ле­ние на 6 де­пар­та­мен­тов сде­ла­ло его ра­бо­ту бо­лее эф­фек­тив­ной и опе­ра­тив­ной. Осн. функ­ци­ей Се­на­та про­воз­гла­ша­лось на­блю­де­ние за со­блю­де­ни­ем за­ко­нов, но в пра­ве из­да­ния но­вых за­ко­нов ему бы­ло от­ка­за­но. В 1764 за­но­во осу­ще­ст­в­ле­на се­ку­ля­ри­за­ция цер­ков­ных и мо­настыр­ских зе­мель. В ре­зуль­та­те от кре­по­ст­ной за­ви­си­мо­сти ос­во­бо­ди­лось ок. 1 млн.чел., ко­то­рые со­ста­ви­ли осо­бую ка­те­го­рию «эко­но­ми­че­ских» кре­сть­ян. Пра­во­слав­ная цер­ковь бы­ла по­став­ле­на в фи­нан­со­вую за­ви­си­мость от го­су­дар­ст­ва, зна­чи­тель­ная часть мо­на­сты­рей вы­ве­де­на «за штат», т. е. ли­ше­на фи­нан­со­во­го обес­пе­че­ния.

В 1764 окон­ча­тель­но ли­к­ви­ди­ро­ва­но гет­ман­ст­во на Ук­раи­не, ту­да был на­зна­чен ге­не­рал-гу­бер­на­тор, ко­то­ро­му бы­ло по­ру­че­но при­вес­ти всю сис­те­му управ­ле­ния в ре­гио­не к об­ще­рос­сий­ско­му об­раз­цу. Од­на­ко по­ли­ти­ка ин­те­гра­ции Ук­раи­ны про­во­ди­лась ос­то­рож­но и по­сте­пен­но. Со­став­ной ча­стью на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки Ека­те­ри­ны II яви­лось при­гла­ше­ние в 1764 в Рос­сию ино­стран­ных ко­ло­ни­стов, что дик­то­ва­лось не­об­хо­ди­мо­стью ос­вое­ния тер­ри­то­рий По­вол­жья, При­ура­лья, а поз­же и Но­во­рос­сии. В по­сле­дую­щие два го­да в Рос­сию при­бы­ло ок. 30 тыс. не­мец­ких пе­ре­селен­цев, осев­ших гл. обр. в Сред­нем Повол­жье и де­мон­ст­ри­ро­вав­ших сво­ей дея­тель­но­стью пре­иму­ще­ст­ва сво­бод­но­го сель­ско­го тру­да.

Ека­те­ри­на II рас­це­ни­ва­ла кре­по­ст­ное пра­во как ан­ти­гу­ман­ное, про­ти­во­ес­те­ст­вен­ное яв­ле­ние, тор­мо­зив­шее эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие стра­ны. Од­на­ко она по­ни­ма­ла, что его от­ме­на мо­жет вы­звать серь­ёз­ные со­ци­аль­ные по­тря­се­ния. Как и мно­гие её со­вре­мен­ни­ки, она по­ла­га­ла, что рус. кре­сть­ян­ст­во нрав­ст­вен­но не го­то­во к по­доб­ной пе­ре­ме­не, не­об­ходи­ма дли­тель­ная ра­бо­та по его про­све­ще­нию. В 1765 по ини­циа­ти­ве им­пе­рат­ри­цы соз­да­но Воль­ное эко­но­ми­че­ское об­ще­ст­во, ко­то­рое впер­вые сде­ла­ло кре­сть­ян­ский во­прос пред­ме­том об­ще­ст­вен­но­го об­су­ж­де­ния.

Ещё од­ним на­прав­ле­ни­ем дея­тель­но­сти Ека­те­ри­ны II яви­лась сфе­ра об­ра­зо­ва­ния. В 1764 бы­ли от­кры­ты учи­ли­ще при Ака­де­мии ху­до­жеств и Смоль­ный ин­сти­тут – пер­вое в Рос­сии жен­ское учеб­ное за­ве­де­ние. В том же го­ду в Мо­ск­ве ос­но­ван Вос­пи­та­тель­ный дом для де­тей-си­рот всех со­ци­аль­ных сло­ёв (осо­бо ого­ва­ри­ва­лось, что его вос­пи­тан­ни­ки не мо­гут быть за­кре­по­ще­ны). В 1770 та­кое же уч­ре­ж­де­ние соз­да­но в С.-Пе­тер­бур­ге. Они су­ще­ст­во­ва­ли на по­жертвова­ния ча­ст­ных лиц. Им­пе­рат­ри­ца пер­вая по­да­ва­ла в этом от­но­ше­нии при­мер, что спо­соб­ст­во­ва­ло ста­нов­ле­нию тра­ди­ций рос. бла­го­тво­ри­тель­но­сти.

Уло­жен­ная ко­мис­сия 1767–68. К сер. 1760-х гг. у Ека­те­ри­ны II воз­ник­ли пла­ны рас­ши­ре­ния со­ци­аль­ной ба­зы ре­форм пу­тём со­зы­ва все­со­слов­ной Ко­мис­сии для со­чи­не­ния но­во­го Уло­же­ния. В ка­че­ст­ве ин­ст­рук­ции Ко­мис­сии им­пе­рат­ри­ца со­ста­ви­ла «На­каз», в ко­то­ром бы­ли сфор­му­ли­ро­ва­ны глав­ные прин­ци­пы бу­ду­ще­го за­ко­но­да­тель­ст­ва. В ос­но­ву «На­ка­за» лег­ли идеи Ш. Мон­тес­кьё, Ч. Бек­ка­риа и др. про­све­ти­те­лей. В нём под­чёр­ки­ва­лось, что Рос­сия яв­ля­ет­ся ев­ро­пей­ской дер­жа­вой, а са­мо­дер­жа­вие – един­ст­вен­но при­год­ная для Рос­сии фор­ма гос. уст­рой­ст­ва. «На­каз» вклю­чал по­ло­же­ния о пра­вах от­дель­ных со­сло­вий, за­тра­ги­вал во­про­сы юрис­пру­ден­ции и су­до­про­из­вод­ст­ва. В нём впер­вые в Рос­сии был сфор­му­ли­ро­ван прин­цип пре­зумп­ции не­ви­нов­но­сти, со­раз­мер­но­сти пре­сту­п­ле­ния и на­ка­за­ния, не­об­хо­ди­мо­сти от­ме­ны пыт­ки как сред­ст­ва доз­на­ния. Пер­вый ва­ри­ант «На­ка­за» со­дер­жал до­статоч­но рез­кое осу­ж­де­ние кре­по­ст­но­го пра­ва, од­на­ко в хо­де его об­су­ж­де­ния в при­двор­ных кру­гах текст был от­ре­дак­ти­ро­ван та­ким об­ра­зом, что в нём со­хра­ни­лись лишь глу­хие на­мё­ки на воз­мож­ность ли­к­ви­да­ции кре­по­ст­ни­че­ст­ва. В со­став Ко­мис­сии бы­ло из­бра­но св. 550 де­пу­та­тов, пред­став­ляв­ших все со­ци­аль­ные груп­пы, кро­ме по­ме­щичь­их кре­сть­ян и ду­хо­вен­ст­ва. Дис­кус­сии в Ко­мис­сии на­ча­лись с об­су­ж­де­ния су­ще­ст­во­вав­ших за­ко­нов. По ме­ре под­го­тов­ки за­ко­но­про­ек­тов спе­ци­аль­но соз­дан­ны­ми ча­ст­ны­ми ко­мис­сия­ми они так­же по­сту­па­ли на об­су­ж­де­ние в «об­щее со­бра­ние». В хо­де ра­бот Уло­жен­ной ко­мис­сии вы­явил­ся низ­кий уро­вень по­ли­ти­че­ской куль­ту­ры боль­шей час­ти де­пу­та­тов, от­сут­ст­вие у них ви­де­ния про­блем об­ще­го­су­дар­ст­вен­но­го мас­шта­ба, не­спо­соб­ность к кон­ст­рук­тив­ной за­ко­но­твор­че­ской дея­тель­но­сти. Об­на­жи­лись так­же глу­бо­кие про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду от­дель­ны­ми со­ци­аль­ны­ми и на­цио­наль­ны­ми груп­па­ми на­се­ле­ния, про­яви­лось рез­кое не­при­ятие боль­шей ча­стью дво­рян­ст­ва да­же на­мё­ков на воз­мож­ность от­ме­ны кре­по­ст­но­го пра­ва. Осоз­нав бес­плод­ность даль­ней­ших дис­кус­сий, Ека­те­ри­на II в дек. 1768 рас­пус­ти­ла «об­щее со­б­ра­ние». Од­на­ко ча­ст­ные ко­мис­сии про­дол­жа­ли ра­бо­тать, соз­дан­ные ими за­ко­но­про­ек­ты бы­ли ис­поль­зо­ва­ны им­пе­рат­ри­цей в её соб­ст­вен­ной за­ко­но­твор­че­ской дея­тель­но­сти. В це­лом Уло­жен­ная ко­мис­сия 1767–68 яви­лась пер­вым в Рос­сии опы­том от­кры­то­го об­су­ж­де­ния во­про­сов гос. жиз­ни.

Внеш­няя по­ли­ти­ка. Рез­кий по­во­рот во внеш­ней по­ли­ти­ке, осу­ще­ст­в­лён­ный Пет­ром III, по­зво­лил Ека­те­ри­не II вы­ра­бо­тать соб­ст­вен­ную внеш­не­по­ли­ти­че­скую док­три­ну. Во­ен­ные дей­ст­вия про­тив Прус­сии не бы­ли во­зоб­нов­ле­ны, и с ней был за­клю­чён со­юз­ный до­го­вор. С по­мо­щью Прус­сии Рос­сия рас­счи­ты­ва­ла воз­вес­ти на поль­ский трон сво­его став­лен­ни­ка С. По­ня­тов­ско­го, что и бы­ло осу­ще­ст­в­ле­но в 1764. В С.-Пе­тер­бур­ге рас­смат­ри­ва­ли Речь По­спо­ли­ту в ка­че­ст­ве бу­фе­ра ме­ж­ду Рос­си­ей и евро­пей­ски­ми дер­жа­ва­ми и счи­та­ли не­об­хо­ди­мым со­хра­нять су­ще­ст­во­вав­ший в стра­не по­ли­ти­че­ский ре­жим, не до­пус­кая уси­ле­ния ко­ро­лев­ской вла­сти и од­но­вре­мен­но тре­буя от но­во­го ко­ро­ля ре­шить про­бле­му ущем­лён­но­го в пра­вах пра­во­слав­но­го на­се­ле­ния. Дав­ле­ние на Речь По­спо­ли­ту, а так­же ряд оши­бок рос. ди­пло­ма­тии при­ве­ли к то­му, что в 1768 про­тив Рос­сии вы­сту­пи­ла Бар­ская кон­фе­де­ра­ция поль­ских маг­на­тов. Во­ен­ное про­ти­во­стоя­ние ме­ж­ду стра­на­ми за­вер­ши­лось лишь в 1772. Сбли­же­ние с Прус­си­ей при­ве­ло к ох­ла­ж­де­нию от­но­ше­ний с Ав­ст­ри­ей и Фран­ци­ей. Ви­дя в уси­ле­нии Рос­сии уг­ро­зу соб­ст­вен­ной безо­пас­но­сти, эти дер­жа­вы под­стре­ка­ли к вой­не с ней Ос­ман­скую им­пе­рию, ко­то­рая так­же бы­ла обес­по­кое­на ак­тив­но­стью Рос­сии в Ре­чи По­спо­ли­той. Рус­ско-ту­рец­кая вой­на 1768–74 оз­на­ме­но­ва­лась круп­ны­ми по­бе­да­ми рос. ору­жия на мо­ре и на су­ше, од­на­ко вес­ти во­ен­ные дей­ст­вия од­но­вре­мен­но в Ре­чи По­спо­ли­той и на юге бы­ло для Рос­сии не­про­сто. Для дос­ти­же­ния ми­ра не­об­хо­ди­мо бы­ло ли­шить Ос­ман­скую им­пе­рию под­держ­ки Ав­ст­рии. С этой це­лью в 1772 Ека­те­ри­на II при­ня­ла пред­ло­же­ние Прус­сии о раз­де­ле Ре­чи По­спо­ли­той ме­ж­ду тре­мя дер­жа­ва­ми. В ре­зуль­та­те к Рос­сии ото­шли часть Ли­во­нии, По­лоц­кое, Ви­теб­ское, Мсти­слав­ское и часть Мин­ско­го вое­водств.

По Кю­чук-Кай­нард­жий­ско­му ми­ру 1774 с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей в со­став Рос­сии во­шли кре­по­сти Керчь и Ени­ка­ле в Кры­му, она по­лу­чи­ла пра­во на сво­бод­ный про­ход сво­их су­дов че­рез про­ли­вы Бос­фор и Дар­да­нел­лы.

Осн. на­прав­ле­ния внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии на 2-м эта­пе прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II ос­та­лись преж­ни­ми, од­на­ко рас­ста­нов­ка сил на ме­ж­ду­на­род­ной аре­не из­ме­ни­лась. В 1775 на­ча­лась вой­на за не­за­ви­си­мость в Се­вер­ной Аме­ри­ке, и Ве­ли­ко­бри­та­ния по­про­си­ла у Рос­сии вы­де­лить вой­ска для борь­бы с пов­стан­ца­ми. Од­на­ко в С.-Пе­тер­бур­ге по­ла­га­ли, что по­ка Лон­дон бу­дет за­нят вой­ной в ко­ло­ни­ях, он не смо­жет вме­ши­вать­ся в рос­сий­ско-ту­рец­кие от­но­ше­ния. Рос. пра­ви­тель­ст­ву бы­ла не­об­хо­ди­ма сво­бо­да рук на юге, где нуж­но бы­ло обез­опасить се­бя от со­юз­но­го Ос­ман­ской импе­рии Крым­ско­го хан­ст­ва. Для это­го тре­бо­ва­лось ней­тра­ли­зо­вать и др. ев­ро­пей­ские дер­жа­вы. В 1776 был про­длён до­го­вор о друж­бе с Прус­си­ей, что га­ран­ти­ро­ва­ло ней­тра­ли­тет Ав­ст­рии. В 1777 рос. вой­ска во­шли в Крым, и на хан­ский пре­стол был по­са­жен рос. став­лен­ник Ша­гин-Ги­рей. Год спус­тя вспых­нул но­вый кон­фликт ме­ж­ду Прус­си­ей и Ав­ст­ри­ей, в ула­жи­ва­нии ко­то­ро­го Рос­сия сыг­ра­ла роль по­сред­ни­ка. Она вы­сту­пи­ла га­ран­том Те­шен­ско­го ми­ра 1779, что да­ло ей воз­мож­ность вме­ши­вать­ся в де­ла гер­ман­ских го­су­дарств. Уда­лось до­бить­ся и взаи­мо­по­ни­ма­ния с Фран­ци­ей, так­же ну­ж­дав­шей­ся в под­держ­ке Рос­сии из-за вой­ны с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. При по­сред­ни­че­ст­ве Па­ри­жа в 1779 ме­ж­ду Ос­ман­ской им­пе­ри­ей и Рос­си­ей бы­ла под­пи­са­на «изъ­яс­нитель­ная кон­вен­ция», под­твер­ждав­шая не­за­ви­си­мость Кры­ма и пра­ва Ша­гин-Ги­рея на хан­ский трон. В 1780 Рос­сия вы­сту­пи­ла с важ­ной ме­ж­ду­на­род­ной ини­циа­ти­вой – Дек­ла­ра­ци­ей о воо­ру­жён­ном ней­тра­ли­те­те, со­глас­но ко­то­рой су­да ней­траль­ных стран име­ли пра­во за­щи­щать­ся в слу­чае на­па­де­ния на них. Дек­ла­ра­ция долж­на бы­ла по­слу­жить за­щи­той про­тив Ве­ли­ко­бри­та­нии, пы­тав­шей­ся вос­пре­пят­ст­во­вать рос. мор­ской тор­гов­ле. Ус­пе­хи на ме­ж­ду­на­род­ной аре­не спо­соб­ст­во­ва­ли фор­ми­ро­ва­нию в рос. пра­ви­тель­ст­вен­ных кру­гах но­вой внеш­не­по­ли­ти­че­ской док­три­ны – т. н. Гре­че­ско­го про­ек­та, пре­ду­смат­ри­вав­ше­го вос­соз­да­ние на тер­ри­то­рии Ос­ман­ской им­пе­рии пра­во­слав­ной Гре­че­ской им­пе­рии во гла­ве с вну­ком Ека­те­ри­ны II ве­ли­ким кня­зем Кон­стан­ти­ном Пав­ло­ви­чем. Реа­ли­за­ция это­го про­ек­та тре­бо­вала во­зоб­нов­ле­ния сою­за с Ав­ст­ри­ей. В 1780, во вре­мя сви­да­ния Ека­тери­ны II с им­пе­ра­то­ром Ио­си­фом II, бы­ла дос­тиг­ну­та до­го­во­рён­ность об ан­ти­ту­рец­ком сою­зе. В 1782 рос. вой­ска вновь всту­пи­ли в Крым, а в апр. 1783 Крым и Се­вер­ная Тав­рия во­шли в со­став Рос­сии. Под ру­ко­во­дством Г. А. По­тём­ки­на на­ча­лось ак­тив­ное хо­зяй­ст­вен­ное ос­вое­ние этих зе­мель, строи­тель­ст­во там но­вых го­ро­дов и Чер­но­мор­ско­го фло­та.

Ан­нек­сия Кры­ма ста­ла при­чи­ной но­вой вой­ны с Ос­ман­ской им­пе­ри­ей. В ус­ло­ви­ях при­бли­же­ния рос. гра­ниц к Кав­ка­зу ста­но­ви­лось яс­но, что имен­но этот ре­ги­он мо­жет стать те­ат­ром во­ен­ных дей­ст­вий. На­ро­дам Кав­ка­за, ока­зав­шим­ся ме­ж­ду дву­мя про­тив­ни­ка­ми, не­об­хо­ди­мо бы­ло за­ра­нее при­сое­ди­нить­ся к той или иной сто­ро­не. Рос­сия так­же бы­ла за­ин­те­ре­со­ва­на в при­вле­че­нии этих на­ро­дов на свою сто­ро­ну. В ию­ле 1783 был под­пи­сан Ге­ор­ги­ев­ский трак­тат, по ко­то­ро­му под про­тек­то­рат Рос­сии по­сту­па­ло Карт­ли-Ка­хе­тин­ское цар­ст­во. Сбли­же­ние Рос­сии с Ав­ст­ри­ей при­ве­ло к ухуд­ше­нию от­но­ше­ний с Прус­си­ей, ко­то­рая создала но­вую ан­ти­ав­ст­рий­скую коа­ли­цию, под­дер­жан­ную Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей. Это при­ве­ло к даль­ней­ше­му ох­ла­ж­де­нию рос­сий­ско-бри­тан­ских от­но­ше­ний.

В 1787 со­стоя­лось пу­те­ше­ст­вие Ека­те­ри­ны II в Крым, ко­то­рое долж­но бы­ло про­де­мон­ст­ри­ро­вать все­му ми­ру хо­зяй­ст­вен­ную и во­ен­ную мощь Рос­сии. Од­на­ко Тур­ция, на­пу­ган­ная де­мон­ст­ра­ци­ей си­лы, ре­ши­ла на­нес­ти уп­ре­ж­даю­щий удар и ле­том 1787 объ­я­ви­ла Рос­сии вой­ну. Рус­ско-ту­рец­кая вой­на 1787–91 оз­на­ме­но­ва­лась бле­стя­щи­ми по­бе­да­ми рос. войск под ко­ман­до­ва­ни­ем По­тём­ки­на и А. В. Су­во­ро­ва. Ме­ж­ду тем си­туа­ция в Ев­ро­пе рез­ко из­ме­ни­лась по­сле Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции 1789, ко­то­рая, с од­ной сто­ро­ны, от­влек­ла вни­ма­ние Ве­ли­ко­бри­та­нии, а с дру­гой – ли­ши­ла Рос­сию под­держ­ки Фран­ции. В то же вре­мя во­ен­ные ус­пе­хи Рос­сии обес­по­кои­ли Прус­сию, пы­тав­шую­ся соз­дать на сей раз ан­ти­рос­сий­скую коа­ли­цию. Уси­лия Прус­сии от­час­ти увен­ча­лись ус­пе­хом: в 1788 в вой­ну про­тив Рос­сии всту­пи­ла Шве­ция. Си­туа­ция ос­лож­ня­лась так­же по­ло­же­ни­ем в Ре­чи По­спо­ли­той, ру­ко­во­дство ко­то­рой вновь об­ра­ти­лось к Рос­сии с прось­бой со­гла­сить­ся на уси­ле­ние ко­ро­лев­ской вла­сти, обе­щая под­держ­ку в борь­бе с Тур­ци­ей. Со­от­вет­ст­вую­щее со­гла­ше­ние бы­ло под­го­тов­ле­но, но Рос­сия опа­са­лась рез­кой ре­ак­ции со сто­ро­ны Прус­сии. В этой си­туа­ции поль­ское ру­ко­во­дство об­ра­ти­лось за под­держ­кой в Бер­лин. В 1790 ме­ж­ду Ре­чью По­спо­ли­той и Прус­си­ей был за­клю­чён до­го­вор о взаи­мо­по­мо­щи, а т. н. Че­ты­рёх­лет­ний сейм при­нял Кон­сти­ту­цию 1791, оз­на­чав­шую рез­кое из­ме­не­ние поль­ско­го по­ли­ти­че­ско­го строя. К это­му вре­ме­ни ста­ло оче­вид­ным, что до­бить­ся пол­но­го раз­гро­ма Ос­ман­ской им­пе­рии и реа­ли­зо­вать Гре­че­ский про­ект не уда­ст­ся. В дек. 1791 Рос­сия и Тур­ция под­пи­са­ли Яс­ский мир, по ко­то­ро­му Тур­ция при­зна­ла ан­нек­сию Кры­ма, а но­вая гра­ни­ца ме­ж­ду дву­мя стра­на­ми бы­ла оп­ре­де­ле­на по Дне­ст­ру. Ра­нее, в 1790, вы­год­ный мир был за­клю­чён и со Шве­ци­ей.

Вес­ной 1792 Рос­сия вновь вве­ла вой­ска в Речь По­спо­ли­ту, а в кон­це го­да С.-Пе­тер­бург дал по­ло­жи­тель­ный от­вет на пред­ло­же­ние Прус­сии о 2-м её раз­деле. Рос­сия уве­ли­чи­ла свои вла­де­ния на 250 тыс. км2 за счёт Вос­точ­ной Бе­ло­рус­сии и Пра­во­бе­реж­ной Ук­раи­ны. От­ве­том поль­ско­го на­ро­да на дей­ст­вия Рос­сии и Прус­сии ста­ло пат­рио­ти­че­ское вос­ста­ние под пред­во­ди­тель­ст­вом Т. Кос­тюш­ко, жес­то­ко по­дав­лен­ное рос. вой­ска­ми. В окт. 1795 был осу­ще­ст­в­лён 3-й раз­дел Ре­чи По­спо­ли­той, по­кон­чив­ший с поль­ской го­су­дар­ст­вен­но­стью. К Рос­сии ото­шли ещё 120 тыс. км2, вклю­чая За­пад­ную Во­лынь, За­пад­ную Бе­ло­рус­сию, Лит­ву и Кур­лян­дию.

В по­след­ние го­ды прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II цен­траль­ное ме­сто в ме­ж­ду­на­род­ной по­ли­ти­ке за­ня­ли по­след­ст­вия ре­во­лю­ции во Фран­ции. Пер­во­на­чаль­но им­пе­рат­ри­ца не вме­ши­ва­лась в про­ис­хо­див­шие там со­бы­тия, по­сколь­ку кри­ти­че­ски от­но­си­лась к «ста­ро­му ре­жи­му» и по­ла­га­ла, что во­вле­че­ние ев­ропей­ских дер­жав во фран­цуз­ские де­ла «раз­вя­жет ей ру­ки». Но по­сле каз­ни в 1793 быв. ко­ро­ля Лю­до­ви­ка XVI им­пе­рат­ри­ца ста­ла ви­деть в про­ис­хо­див­шем во Фран­ции уг­ро­зу все­му ми­ро­во­му по­ряд­ку. В Рос­сии при­ни­ма­ли фран­цуз­ских эмиг­ран­тов, ока­зы­ва­ли фи­нан­со­вую по­мощь их борь­бе, но лишь не­за­дол­го до сво­ей кон­чи­ны Ека­те­ри­на II ре­ши­ла на­пра­вить рос. вой­ска на по­мощь ан­ти­фран­цуз­ской коа­ли­ции.

В це­лом внеш­няя по­ли­ти­ка Рос­сии 1760–90-х гг. но­си­ла экс­пан­сио­ни­ст­ский ха­рак­тер, как и внеш­няя по­ли­ти­ка всех круп­ных ев­ро­пей­ских дер­жав это­го време­ни. Она бы­ла чрез­вы­чай­но ус­пеш­ной: по­бе­ды рос. ору­жия спо­соб­ст­во­ва­ли фор­ми­ро­ва­нию пат­рио­тиз­ма, чув­ст­ва гор­до­сти за свою стра­ну. Вме­сте с тем мно­гие внеш­не­по­ли­ти­че­ские дос­ти­же­ния вско­ре обер­ну­лись серь­ёз­ны­ми про­бле­ма­ми.

Манифест Е.И. Пугачёва. 1774. Российский государственный архив древних актов (Москва).

Со­ци­аль­ные дви­же­ния 2-й пол. 18 в. За­ко­но­да­тель­ное оформ­ле­ние при­ви­ле­ги­ро­ван­но­го по­ло­же­ния дво­рян­ст­ва, по­сто­ян­ный рост его по­треб­но­стей на фо­не ин­тен­сив­но­го во­вле­че­ния дво­рян в тор­го­во-пред­при­ни­ма­тель­скую дея­тель­ность ве­ли к уси­ле­нию экс­плуа­та­ции кре­по­ст­но­го кре­сть­ян­ст­ва и ухуд­ше­нию его эко­но­ми­че­ско­го по­ло­же­ния. При этом раз­ви­тие ин­сти­ту­та кре­по­ст­ни­че­ст­ва как осо­бо­го со­ци­аль­но­го и эко­но­ми­че­ско­го фе­но­ме­на ещё не ис­чер­па­ло се­бя и имен­но во 2-й половине 18 в. дос­тиг­ло апо­гея. Ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли та­кие оди­оз­ные яв­ле­ния, как про­да­жа кре­сть­ян без зем­ли с мо­лот­ка, раз­лу­че­ние кре­сть­ян­ских се­мей, кре­пост­ные га­ре­мы и т. д. Вся 2-я пол. 18 в. от­ме­че­на мно­го­чис­лен­ны­ми кре­сть­ян­ски­ми вы­сту­п­ле­ния­ми, ко­то­рые не­ред­ко по­дав­ля­лись с по­мо­щью войск. Мас­со­вый ха­рак­тер при­об­ре­ли так­же вы­сту­п­ле­ния по­сес­си­он­ных кре­сть­ян ураль­ских за­во­дов, в свя­зи с чем пра­ви­тель­ст­во вы­ну­ж­де­но бы­ло соз­дать спе­ци­аль­ную ко­мис­сию. На ос­но­ва­нии её ре­ко­мен­да­ций бы­ли при­ня­ты ак­ты, рег­ла­мен­ти­ро­вав­шие от­но­ше­ния за­во­дчи­ков и ра­бо­чих. Од­на­ко наи­бо­лее круп­ные со­ци­аль­ные по­тря­се­ния это­го вре­ме­ни – Чум­ной бунт 1771 в Мо­ск­ве и вос­ста­ние под пред­во­ди­тель­ст­вом Е. И. Пу­га­чё­ва 1773– 1775 свя­за­ны пре­иму­ще­ст­вен­но с ины­ми со­ци­аль­ны­ми слоя­ми.

В со­вре­мен­ной ис­то­рио­гра­фии Чум­но­го бун­та об­ра­ща­ет­ся вни­ма­ние пре­ж­де все­го на не­уме­лые дей­ст­вия го­род­ских вла­стей в ус­ло­ви­ях эпи­де­мии чу­мы. Пред­при­ня­тые ими ка­ран­тин­ные ме­ры вос­при­ни­ма­лись на­се­ле­ни­ем с не­до­ве­ри­ем. Воз­му­ще­ние масс дос­тиг­ло апо­гея, ко­гда ар­хи­епи­скоп Мо­с­ков­ский Ам­вро­сий (Зер­тис-Ка­мен­ский) рас­по­ря­дил­ся уб­рать с Вар­вар­ских во­рот Ки­тай-го­ро­да чу­до­твор­ную ико­ну Бо­горо­ди­цы, при­кла­ды­ва­ясь к ко­то­рой лю­ди за­ра­жа­ли друг дру­га. Воз­бу­ж­дён­ная тол­па раз­гро­ми­ла ре­зи­ден­цию ар­хи­еписко­па в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, а за­тем во­рва­лась в Дон­ской мо­на­стырь, где он ук­ры­вал­ся, и рас­тер­за­ла его. Бунт был по­дав­лен во­ин­ской ко­ман­дой, по­сле след­ст­вия че­ты­ре за­чин­щи­ка по­ве­ше­ны, ок. 200 чел. на­ка­за­ны кну­том и роз­га­ми.

Вос­ста­ние Пу­га­чё­ва в со­вре­мен­ной ис­то­рио­гра­фии рас­це­ни­ва­ет­ся как по­след­няя в рос. ис­то­рии по­пыт­ка ка­за­чест­ва, явив­ше­го­ся его ини­циа­то­ром и глав­ной дви­жу­щей си­лой, из­ме­нить свой со­ци­аль­ный ста­тус. Это бы­ло са­мое мас­со­вое вос­ста­ние в ис­то­рии до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии, ох­ва­тив­шее ог­ром­ные тер­ри­то­рии По­вол­жья и При­ура­лья. От­ли­чи­тель­ной его осо­бен­но­стью яви­лась бо­лее вы­со­кая сте­пень ор­га­ни­зо­ван­но­сти, на­ли­чие по­ли­ти­че­ской про­грам­мы с чёт­ки­ми тре­бо­ва­ния­ми. Це­лью вос­ста­ния бы­ло соз­да­ние «ка­зац­ко­го цар­ст­ва», где ка­за­ки ста­ли бы «пер­вы­ми людь­ми в го­су­дар­ст­ве». Ка­зац­кие воль­но­сти бы­ли обе­ща­ны и кре­сть­ян­ст­ву, ос­во­бо­ж­дае­мо­му от кре­по­ст­ной за­ви­си­мо­сти. В це­лом по­ли­ти­че­ская про­грам­ма Пу­га­чё­ва бы­ла об­ра­ще­на бо­лее в про­шлое, чем в бу­ду­щее: он обе­щал вер­нуть «ста­рую ве­ру», рус. пла­тье, длин­ные бо­ро­ды, а за­од­но унич­то­жить ураль­ские за­во­ды. Эти при­зы­вы на­шли от­клик в кре­сть­ян­ской сре­де, у не­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных гор­но-за­во­дских ра­бо­чих Ура­ла и не­рус­ских на­ро­дов По­вол­жья. Мас­со­вый ха­рак­тер при­об­ре­ло уча­стие в вос­ста­нии кре­по­ст­но­го кре­сть­ян­ст­ва, од­на­ко Пу­га­чёв от­но­сил­ся к не­му с оп­ре­де­лён­ным не­до­ве­ри­ем. Вос­ста­ние со­про­во­ж­да­лось убий­ст­ва­ми дво­рян и чле­нов их се­мей, чи­нов­ни­ков, духо­вен­ст­ва, а так­же про­стых сол­дат и ра­бот­ных лю­дей, не под­чи­няв­ших­ся Пу­га­чё­ву, объ­я­вив­ше­му се­бя чу­дом спас­шим­ся им­пе­ра­то­ром Пет­ром III. От­вет вла­стей был аде­к­ват­ным: неск. де­сят­ков наи­бо­лее ак­тив­ных уча­ст­ни­ков вы­сту­п­ле­ния бы­ли каз­не­ны, неск. со­тен под­верг­ну­ты те­лес­но­му на­ка­за­нию и со­сла­ны в ка­торж­ные ра­бо­ты.

Внут­рен­няя по­ли­ти­ка 1775–96. Не­удач­ный опыт Уло­жен­ной ко­мис­сии, а так­же вос­ста­ние Пу­га­чё­ва при­ве­ли Ека­те­ри­ну II к осоз­на­нию не­от­лож­но­сти ре­форм и не­об­хо­ди­мо­сти взять де­ло пре­об­ра­зо­ва­ний в соб­ст­вен­ные ру­ки. На­пу­ган­ное Пу­га­чё­вым дво­рян­ст­во спло­ти­лось во­круг тро­на, что соз­да­ло бла­го­при­ят­ные ус­ло­вия для реа­ли­за­ции на­ме­чен­ных пла­нов. Уже в 1775 был из­дан ма­ни­фест, про­воз­гла­шав­ший пра­во сво­бод­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва для всех ка­те­го­рий на­се­ле­ния, кро­ме кре­по­ст­ных. То­гда же из го­род­ско­го на­се­ле­ния бы­ла вы­де­ле­на вер­хуш­ка гиль­дей­ско­го ку­пе­че­ст­ва, по­лу­чив­ше­го ряд при­ви­ле­гий. Го­ро­жа­не, не за­пи­сан­ные в ку­пе­че­ст­во, бы­ли на­зва­ны ме­ща­на­ми. Ма­ни­фе­стом за­пре­ще­но вновь за­кре­по­щать от­пу­щен­ных на во­лю и ве­ле­но за­пи­сы­вать их в ме­щан­ст­во или ку­пе­че­ст­во. В том же го­ду осу­ще­ст­в­ле­на но­вая гу­берн­ская ре­фор­ма. За ос­но­ву но­вых гу­бер­ний бы­ли взя­ты тер­ри­то­рии с на­се­ле­ни­ем 300–400 тыс. чел. Две гу­бер­нии объ­е­ди­ня­лись в на­ме­ст­ни­че­ст­во во гла­ве с на­ме­ст­ни­ком или ге­не­рал-гу­бер­на­то­ром. Пер­во­на­чаль­но бы­ло соз­да­но 25 гу­бер­ний, позд­нее они бы­ли раз­ук­руп­не­ны, и к сер. 1790-х гг. их чис­ло дос­тиг­ло 50. Гу­бер­нии де­ли­лись на уез­ды с на­се­ле­ни­ем 20–30 тыс. чел. На­чаль­ни­ком гу­бер­нии яв­лял­ся гу­бер­на­тор, ад­ми­ни­ст­ра­цию уезд­но­го го­ро­да воз­глав­лял го­род­ни­чий, а уез­дом управ­лял ка­пи­тан-ис­прав­ник. В го­ро­дах со­хра­ня­лись вы­бор­ные ма­ги­ст­ра­ты. В хо­де гу­берн­ской ре­фор­мы соз­да­на сис­те­ма су­дов раз­ных ин­стан­ций по уго­лов­ным и гра­ж­дан­ским де­лам, от­де­лён­ных от ад­ми­ни­ст­ра­ции. Это был важ­ный шаг по пу­ти реа­ли­за­ции прин­ци­па раз­де­ле­ния вла­стей, но суд ос­та­вал­ся со­слов­ным. Бы­ли удов­ле­тво­ре­ны по­же­ла­ния дво­рян­ст­ва, до­би­вав­ше­го­ся уча­стия в ор­га­нах вла­сти на мес­тах: ряд долж­но­стей во вновь соз­дан­ных уч­ре­ж­де­ни­ях за­ме­ща­ли вы­бор­ные из ме­ст­ных дво­рян, уза­ко­не­на и долж­ность уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ст­ва. Фак­ти­че­ски но­вое за­ко­но­да­тель­ст­во обес­пе­чи­ва­ло воз­вра­ще­ние на служ­бу дво­рян, вы­шед­ших в от­став­ку, а так­же за­ме­ще­ние долж­но­стей, ко­то­рые в ином слу­чае мог­ли бы ос­тать­ся ва­кант­ны­ми. Дво­рян­ская со­слов­ная ор­га­ни­за­ция ин­тег­ри­ро­ва­лась в гос. ап­па­рат. Од­ним из след­ст­вий гу­берн­ской ре­фор­мы 1775 ста­ло зна­чи­тель­ное уве­ли­че­ние чи­нов­ни­че­ст­ва: к кон­цу прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II об­щая чис­лен­ность ме­ст­но­го ап­па­ра­та вы­рос­ла вдвое. Дру­гим ас­пек­том ре­фор­мы ста­ло соз­да­ние на мес­тах При­ка­зов об­ще­ст­вен­но­го при­зре­ния, ко­то­рым по­ру­ча­лась ор­га­ни­за­ция в уезд­ных го­ро­дах на­род­ных школ, си­рот­ских до­мов, бо­га­де­лен, боль­ниц и т. д.

В 1782 ре­фор­ма про­дол­же­на соз­да­ни­ем в го­ро­дах ре­гу­ляр­ной по­ли­ции: об­ра­зо­ва­ны Упра­вы бла­го­чи­ния в со­ста­ве го­род­ни­че­го, по­лиц­еймей­сте­ра, двух при­ста­вов и двух рат­ма­нов. Го­род де­лил­ся на час­ти во гла­ве с ча­ст­ны­ми при­ста­ва­ми, а час­ти – на квар­та­лы во гла­ве с квар­таль­ны­ми над­зи­ра­те­ля­ми. Сде­ла­на по­пыт­ка ко­ди­фи­ка­ции норм уго­лов­но­го пра­ва пу­тём пе­ре­чис­ле­ния пра­во­на­ру­ше­ний, по­па­дав­ших в ве­де­ние по­ли­ции; сфор­му­ли­ро­ван прин­цип стро­гой под­за­кон­но­сти и на­ка­зуе­мо­сти вся­ко­го пре­ступ­но­го дея­ния.

Ре­фор­мы 1775–82 про­дол­жи­ли про­цесс пре­вра­ще­ния Рос­сий­ской им­пе­рии в уни­тар­ное го­су­дар­ст­во с еди­но­об­раз­ной сис­те­мой управ­ле­ния на всей тер­ри­то­рии. Даль­ней­шее ук­ре­п­ле­ние ис­пол­ни­тель­ной вла­сти и од­но­вре­мен­ное пе­ре­не­се­ние цен­тра тя­же­сти во всей сис­те­ме управ­ле­ния на мес­та при­ве­ли к ре­ор­га­ни­за­ции цен­траль­но­го управ­ле­ния: в 1779– 1796 ли­к­ви­ди­ро­ва­ны Ма­ну­фак­тур-кол­ле­гия, Берг-кол­ле­гия, Ка­мер-кол­ле­гия, Вот­чин­ная, Ма­ло­рос­сий­ская и Юс­тиц-кол­ле­гии, Кол­ле­гия эко­но­мии, Ре­ви­зи­он-кол­ле­гия и Ком­мерц-кол­ле­гия. Фор­маль­но центр со­хра­нил за со­бой лишь управ­ле­ние во­ен­ны­ми и ино­стран­ны­ми де­ла­ми, а так­же об­щий кон­троль за все­ми гос. уч­ре­ж­де­ния­ми, од­на­ко на прак­ти­ке пре­де­лы са­мо­стоя­тель­но­сти ме­ст­ных ор­га­нов вла­сти всех уров­ней бы­ли край­не ог­ра­ни­че­ны.

В 1780-х гг. бы­ла про­дол­же­на и ре­фор­ма об­ра­зо­ва­ния: соз­да­на сеть бес­со­слов­ных 2-класс­ных на­род­ных учи­лищ в уезд­ных и 4-класс­ных на­род­ных учи­лищ в гу­берн­ских го­ро­дах. Это был важ­ней­ший шаг на пу­ти соз­да­ния в Рос­сии сис­те­мы школь­но­го об­ра­зо­ва­ния на класс­но-уроч­ной ос­но­ве.

В 1785 из­да­ны два важ­ней­ших за­ко­но­да­тель­ных ак­та ека­те­ри­нин­ско­го вре­ме­ни – Жа­ло­ван­ные гра­мо­ты дво­рян­ст­ву и го­ро­дам. В пер­вом бы­ли све­де­ны во­еди­но пра­ва и при­ви­ле­гии дво­рян­ско­го со­сло­вия: дво­рян­ст­во ос­во­бо­ж­де­но от те­лес­ных на­ка­за­ний, за ним за­кре­п­ле­на ча­ст­ная соб­ст­вен­ность на зем­ли и не­дра, ут­вер­ждён прин­цип не­от­чу­ж­дае­мо­сти ро­до­вых вла­де­ний. 2-й до­ку­мент был на­прав­лен на фор­ми­ро­ва­ние сред­не­го со­сло­вия – ме­щан (ина­че «го­ро­до­вых обы­ва­те­лей»), куп­цов и разл. лиц, за­ни­мав­ших­ся про­фес­сио­наль­ной дея­тель­но­стью. Жа­ло­ван­ная гра­мо­та го­ро­дам по­вы­ша­ла иму­ще­ст­вен­ный ценз на всту­п­ле­ние в ку­пе­че­ские гиль­дии, соз­да­ва­ла но­вый ор­ган го­род­ско­го са­мо­управ­ле­ния – Шес­ти­глас­ную го­род­скую ду­му, вво­ди­ла до­пол­ни­тель­ные ме­ры по сти­му­ля­ции ре­мес­лен­но­го про­из­вод­ст­ва.

В от­но­ше­нии церк­ви Ека­те­ри­на II по­ла­га­ла не­об­хо­ди­мым со­че­тать за­щи­ту пра­во­сла­вия с ве­ро­тер­пи­мо­стью: пре­кра­ще­но пре­сле­до­ва­ние ста­ро­об­ряд­цев, раз­ре­ше­на дея­тель­ность ка­то­ли­че­ских, про­тес­тант­ских и му­суль­ман­ских об­щин (при этом от ка­то­ли­че­ско­го ду­хо­вен­ст­ва тре­бо­ва­лось при­зна­ние гла­вен­ст­ва вла­сти им­пе­рат­ри­цы над вла­стью па­пы Рим­ско­го). Ис­ход­ным прин­ци­пом на­цио­наль­ной по­ли­ти­ки бы­ло пред­став­ле­ние о ра­вен­ст­ве пе­ред за­ко­ном всех на­ро­дов им­пе­рии. Вме­сте с тем Ека­те­ри­на II соз­на­ва­ла зна­че­ние куль­тур­ных от­ли­чий на­ро­дов и го­то­ва бы­ла ми­рить­ся с ни­ми в той ме­ре, в ка­кой они не соз­да­ва­ли уг­ро­зу по­ли­ти­че­ской ста­биль­но­сти и управ­ляе­мо­сти стра­ной. Од­на­ко по­пыт­ки втис­нуть ев­рей­ское на­се­ле­ние зе­мель, при­сое­ди­нён­ных в ре­зуль­та­те раз­де­лов Ре­чи По­спо­ли­той, в рам­ки соз­дан­ной ре­фор­ма­ми 1775–85 со­ци­аль­ной струк­ту­ры при­ве­ли к воз­ник­но­ве­нию чер­ты осед­ло­сти, ог­ра­ни­чив­шей со­ци­аль­ную и гео­гра­фи­че­скую мо­биль­ность этой на­цио­наль­ной груп­пы.

Российская империя в 18 веке.

Эко­но­ми­че­ская по­ли­ти­ка. Идей­ная ос­но­ва эко­но­ми­че­ской по­ли­ти­ки Ека­те­ри­ны II но­си­ла эк­лек­тич­ный ха­рак­тер, со­че­тая идеи фи­зио­кра­тов и но­вей­шие идеи эко­но­ми­стов то­го вре­ме­ни, вы­сту­пав­ших за пре­дос­тав­ле­ние тор­го­во-про­мыш­лен­ным сло­ям мак­си­маль­ной сво­бо­ды на ос­но­ве прин­ци­пов кон­ку­рен­ции. В 1760-х гг. пра­ви­тель­ст­во по­сте­пен­но ли­к­ви­ди­ро­ва­ло осо­бые при­ви­ле­гии, ра­нее да­ро­ван­ные ря­ду фаб­ри­кан­тов и куп­цов и обес­пе­чи­вав­шие им мо­но­поль­ное по­ло­же­ние в от­дель­ных от­рас­лях. Важ­ное сти­му­ли­рую­щее зна­че­ние име­ло ус­та­нов­ле­ние в 1775 прин­ци­па сво­бод­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, а так­же за­кре­п­ле­ние в 1780 в за­ко­но­да­тель­ст­ве пра­ва ча­ст­ной соб­ст­вен­но­сти на фаб­ри­ки. Это спо­соб­ст­во­ва­ло, в ча­ст­но­сти, ин­тен­сив­но­му раз­ви­тию от­рас­лей лёг­кой про­мыш­лен­но­сти – шёл­ко­ткац­кой, су­кон­ной, ко­же­вен­ной, га­лан­те­рей­ной и др. В це­лом чис­ло пред­при­ятий в этих от­рас­лях в 1760–90-х гг. вы­рос­ло в 8 раз.

Дос­та­точ­но ус­пеш­но раз­ви­ва­лась и тя­жё­лая про­мыш­лен­ность. За 2-ю пол. 18 в. чис­ло до­мен­ных пе­чей уве­ли­чи­лось при­мер­но в 2,5 раза, в 5 раз воз­рос­ла вы­плав­ка чу­гу­на, на Ура­ле бы­ло по­строе­но ок. 90 но­вых за­во­дов. Вме­сте с тем по­сле мас­со­вых вол­не­ний гор­но-за­во­дских ра­бо­чих в 1760-х гг. ряд круп­ней­ших ме­тал­лур­ги­че­ских пред­при­ятий был воз­вра­щён в каз­ну. По­сколь­ку у го­су­дар­ст­ва не бы­ло средств для мо­дер­ни­за­ции и рас­ши­ре­ния про­из­вод­ст­ва, это при­ве­ло к сни­же­нию тем­пов рос­та в тя­жё­лой про­мыш­лен­но­сти, и к кон. 18 в. экс­порт чу­гу­на со­кра­тил­ся.

За го­ды прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II пример­но в 4 раза вы­рос объ­ём внеш­ней тор­гов­ли. На­ря­ду с тра­ди­ци­он­ны­ми экс­порт­ны­ми то­ва­ра­ми (лес, пень­ка, ме­ха и др.) Рос­сия вы­во­зи­ла ме­талл, сук­но, па­рус­ное по­лот­но, хлеб и др. Од­на­ко всё это бы­ли пре­иму­ще­ст­вен­но по­лу­фаб­ри­ка­ты, в то вре­мя как в стра­ну вво­зи­лись пред­ме­ты не­по­сред­ст­вен­но­го по­треб­ле­ния – ви­на, ме­бель, юве­лир­ные из­де­лия, по­су­да, тка­ни, пред­ме­ты ис­кус­ст­ва и пр. Для под­дер­жа­ния ак­тив­но­го внеш­не­тор­го­во­го ба­лан­са пра­ви­тель­ст­во про­во­ди­ло про­тек­цио­ни­ст­скую по­ли­ти­ку, вво­дя вы­со­кие ввоз­ные по­шли­ны на то­ва­ры, про­из­во­ди­мые в са­мой Рос­сии, а так­же на пред­ме­ты рос­ко­ши. Важ­ным пре­пят­ст­ви­ем раз­ви­тию внеш­ней тор­гов­ли бы­ло от­сут­ст­вие соб­ст­вен­но­го тор­го­во­го фло­та.

Внут­рен­няя тор­гов­ля 2-й пол. 18 в. от­ме­че­на рос­том чис­ла по­сто­ян­ных и се­зон­ных яр­ма­рок, 25 из них по­лу­чи­ли об­ще­рос­сий­ское зна­че­ние. Всё бо́льшую роль иг­ра­ли тор­гую­щие кре­сть­я­не, не­ко­то­рые из них пе­ре­хо­ди­ли к пред­при­ни­ма­тель­ст­ву, ста­но­вясь вла­дель­ца­ми ку­п­лен­ных на чу­жое имя фаб­рик, за­во­дов, де­сят­ков тыс. де­ся­тин зем­ли и кре­по­ст­ных душ.

Раз­ви­тие фи­нан­со­вой сфе­ры в цар­ст­во­ва­ние Ека­те­ри­ны II так­же от­ме­че­но серь­ёз­ны­ми но­ва­ция­ми. В 1769 вве­де­ны в об­ра­ще­ние ас­сиг­на­ции (бу­маж­ные день­ги). По­сто­ян­ный и рез­кий рост гос. рас­хо­дов, вы­зван­ный пре­ж­де все­го вой­на­ми, по­кры­вал­ся за счёт пе­чат­но­го стан­ка, в ре­зуль­та­те в 1796 за 1 руб. ассиг­на­ция­ми да­ва­ли лишь 68,5 коп. сереб­ром. Уве­ли­чи­лись так­же объ­ё­мы че­кан­ки зо­ло­той и мед­ной мо­не­ты. Всё это ве­ло к рос­ту цен на то­ва­ры, в т. ч. на медь, вслед­ст­вие че­го че­кан­ка мед­ной мо­не­ты ста­ла убы­точ­ной. Пра­ви­тель­ст­во ста­ра­лось улуч­шить фи­нан­со­вое по­ло­же­ние стра­ны за счёт уве­ли­че­ния кос­вен­ных на­ло­гов, ос­нов­ны­ми из ко­то­рых бы­ли пи­тей­ный и со­ля­ной. Воз­рос­ла и но­ми­наль­ная сум­ма, по­лу­чае­мая го­су­дар­ст­вом от пря­мо­го об­ло­же­ния: в 1795 она со­ста­ви­ла 26 млн. руб. по срав­не­нию с 5,4 млн. в 1758.

Про­дол­жа­лось раз­ви­тие бан­ков­ско­го де­ла. В 1769 от­кры­ты ас­сиг­на­ци­он­ные бан­ки в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве (в 1786 пре­об­ра­зо­ва­ны в еди­ный Гос. ас­сиг­на­ци­он­ный банк). Го­су­дар­ст­во в этот пе­ри­од впер­вые по­лу­чи­ло зай­мы за ру­бе­жом, что при­ве­ло к об­ра­зо­ва­нию внеш­не­го дол­га, на уп­ла­ту про­цен­тов по ко­то­ро­му к кон. 18 в. шло до 5% гос. до­хо­дов. Бюд­жет в 1760–90-х гг. вы­рос при­мер­но в 4 раза. По­сто­ян­ным был его де­фи­цит, дос­ти­гав­ший в худ­шие го­ды 20%. Для упо­ря­до­че­ния управ­ле­ния гос. фи­нан­са­ми в 1773 соз­да­на Экс­пе­ди­ция о гос. до­хо­дах, со­сре­до­то­чив­шая в сво­их ру­ках все во­про­сы гос. рас­хо­дов и до­хо­дов, а так­же на­ло­го­вых не­дои­мок и пр. В хо­де гу­берн­ской ре­фор­мы 1775 об­ра­зо­ва­ны гу­берн­ские ка­зён­ные па­ла­ты, а в уез­ды на­зна­че­ны уезд­ные ка­зна­чеи. Все они под­чи­ня­лись Экс­пе­ди­ции, ко­то­рая, в свою оче­редь, бы­ла под­от­чёт­на толь­ко го­су­да­ры­не. В рам­ках это­го уч­ре­ж­де­ния впер­вые бы­ла пред­при­ня­та по­пыт­ка со­став­ле­ния гос. бюд­же­та.

Рус­ское об­ще­ст­во в 1760–90-х гг. Эпо­ха Ека­те­ри­ны II име­ла ог­ром­ное зна­че­ние для куль­тур­но­го и ду­хов­но­го раз­ви­тия рус. об­ще­ст­ва. Су­ще­ст­вен­ную роль в этом сыг­ра­ла лич­ность са­мой им­пе­рат­ри­цы – че­ло­ве­ка с ши­ро­ки­ми ду­хов­ны­ми за­про­са­ми. Она пе­ре­пи­сы­ва­лась с про­све­ти­те­ля­ми, за­ни­ма­лась жур­на­ли­сти­кой, ли­те­ра­тур­ным и на­уч­ным твор­че­ст­вом, со­би­ра­ла кол­лек­цию жи­во­пи­си, по­ло­жив­шую на­ча­ло Гос. Эр­ми­та­жу, ос­но­ва­ла Пуб­лич­ную биб­лио­те­ку в С.-Пе­тер­бур­ге (1795), не­ма­ло сде­ла­ла для даль­ней­ше­го раз­ви­тия и ук­ра­ше­ния сто­ли­цы. В под­ра­жа­ние Ека­те­ри­не II мно­гие бо­га­тые вель­мо­жи со­би­ра­ли кол­лек­ции про­из­ве­де­ний ис­кус­ст­ва и биб­лио­те­ки, за­во­ди­ли до­маш­ние те­ат­ры и ор­ке­ст­ры, пе­ре­пи­сы­ва­лись с про­све­ти­те­ля­ми, за­ни­ма­лись бла­го­тво­ри­тель­но­стью, про­бо­ва­ли се­бя в ли­те­ра­ту­ре. 1770–80-е гг. ста­ли пе­рио­дом рас­цве­та жур­на­ли­сти­ки. В мно­го­чис­лен­ных жур­на­лах, из­да­вав­ших­ся ча­ст­ны­ми ли­ца­ми, пе­ча­та­лись как пе­ре­вод­ные, так и ори­ги­наль­ные про­из­ве­де­ния. К кон. 18 в. в ос­нов­ном за­вер­ши­лось скла­ды­ва­ние рус. ли­те­ра­тур­но­го язы­ка. Имен­но то­гда про­изош­ли важ­ные из­ме­не­ния в ис­то­ри­че­ском соз­на­нии, вновь воз­ник ин­те­рес к до­пет­ров­ско­му про­шло­му Рос­сии, от­ме­че­ны пер­вые по­пыт­ки ос­мыс­лить ме­сто и роль Рос­сии в ми­ре. На­сту­пил но­вый этап в фор­ми­ро­ва­нии на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния с ха­рак­тер­ным для не­го чув­ст­вом на­цио­наль­ной гор­до­сти и пат­рио­тиз­ма, че­му не­ма­ло спо­соб­ст­во­ва­ли внеш­не­по­ли­ти­че­ские ус­пе­хи стра­ны. Они же со­дей­ст­во­ва­ли ук­ре­п­ле­нию в на­цио­наль­ном са­мо­соз­на­нии черт им­пер­ской идео­ло­гии.

Во вре­ме­на Ека­те­ри­ны II за­ро­ди­лись осн. те­че­ния рус. об­ще­ст­вен­ной мыс­ли. Ес­ли в на­ча­ле прав­ле­ния Ека­те­ри­ны II на­блю­дал­ся тес­ный со­юз вла­сти и куль­ту­ры, ну­ж­дав­ших­ся в под­держ­ке друг дру­га, то позд­нее рост на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния и по­вы­ше­ние уров­ня об­ра­зо­ван­но­сти эли­ты при­ве­ли к по­яв­ле­нию идей­ной оп­по­зи­ции вла­сти. Пер­во­на­чаль­но эта оп­по­зи­ция офор­ми­лась в ви­де ма­сон­ст­ва, став­ше­го для мыс­ля­ще­го рус. че­ло­ве­ка кон. 18 в. сво­его ро­да аль­тер­на­ти­вой идео­ло­гии офи­ци­аль­ной го­су­дар­ст­вен­но­сти. В 1780-х гг. рус. ма­сон­ст­во эво­лю­цио­ни­ро­ва­ло в сто­ро­ну мис­ти­циз­ма и в нач. 1790-х гг. под­верг­лось пре­сле­до­ва­ни­ям со сто­ро­ны вла­стей (де­ло Н. И. Но­ви­ко­ва, 1792).

Рас­про­стра­не­ние идей Про­све­ще­ния и влия­ние Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции кон. 18 в. при­ве­ли так­же к за­ро­ж­де­нию в Рос­сии ра­ди­каль­ной идео­ло­гии, наи­бо­лее яр­ким пред­ста­ви­те­лем ко­то­рой был А. Н. Ра­ди­щев. Вме­сте с тем кро­ва­вый опыт Фран­цуз­ской ре­во­лю­ции спо­соб­ст­во­вал раз­оча­ро­ва­нию мно­гих рус. лю­дей в иде­ях Про­све­ще­ния и в ре­во­лю­ци­он­ной идео­ло­гии. Стре­мясь най­ти «про­ти­во­ядие» раз­ру­ши­тель­ной, под­ры­ваю­щей об­ще­ст­вен­ные и жиз­нен­ные ус­тои идео­ло­гии, рус. мыс­ли­те­ли об­ра­ща­лись к на­цио­наль­ным кор­ням. Яр­ким при­ме­ром та­ко­го ро­да кон­сер­ва­тиз­ма ста­ла пуб­ли­ци­сти­ка М. М. Щер­ба­то­ва, со­дер­жав­шая рез­кую кри­ти­ку нра­вов эпо­хи Ека­те­ри­ны II.

Важ­ное зна­че­ние для раз­ви­тия са­мо­соз­на­ния об­ще­ст­ва име­ло ос­во­бо­ж­де­ние дво­рян­ст­ва от обя­за­тель­ной служ­бы, дав­шее дво­ря­ни­ну сво­бод­ное вре­мя для за­ня­тий твор­че­ст­вом, чте­ния, раз­мыш­ле­ний. За вре­мя прав­ле­ния Ека­тери­ны II вы­рос­ли, по вы­ра­же­нию А. И. Гер­це­на, два по­ко­ле­ния «не­по­ро­тых дво­рян» – бу­ду­щих ге­ро­ев Отеч. вой­ны 1812 и от­цов де­каб­ри­стов.

В 1760–90-х гг. про­дол­жи­лось раз­ви­тие стра­ны в на­прав­ле­нии, оп­ре­де­лив­шем­ся при Пет­ре I. Бы­ли дос­тиг­ну­ты серь­ёз­ные ус­пе­хи во внеш­ней и внут­рен­ней по­ли­ти­ке. Пре­об­ра­зо­ва­ния в сфе­ре гос. управ­ле­ния, со­ци­аль­ных от­но­ше­ний, об­ра­зо­ва­ния и др. име­ли дол­го­вре­мен­ное воз­дей­ст­вие на раз­ви­тие стра­ны. Од­на­ко пре­об­ра­зо­ва­тель­ный по­тен­ци­ал го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­ва в уз­ких рам­ках, соз­дан­ных кре­по­ст­ным пра­вом, был поч­ти ис­чер­пан. Кре­по­ст­ни­че­ст­во тор­мо­зи­ло и ис­ка­жа­ло со­ци­аль­ное и эко­но­ми­че­ское раз­ви­тие стра­ны и гро­зи­ло но­вым сис­тем­ным кри­зи­сом.

Вернуться к началу