Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

Философия

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 592-602

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. П. Козырев

Философия

Древняя Русь и философия

Про­бу­ж­де­ние ин­те­ре­са к фи­ло­со­фии в Рос­сии свя­за­но с се­ку­ля­ри­за­ци­ей и ста­нов­ле­ни­ем свет­ской куль­ту­ры. Древ­не­рус­ская книж­ность при всем её бо­гат­ст­ве не вы­хо­ди­ла за пре­де­лы цер­ков­но-нрав­ст­вен­ной ди­дак­ти­ки. Име­на Пла­то­на, Пи­фа­го­ра, Де­мок­ри­та упо­ми­на­ют­ся на стра­ни­цах сла­вян­ских ру­ко­пи­сей, но ско­рее в ка­че­ст­ве куль­тур­но-сим­во­ли­че­ских реа­лий. По­лу­чив кре­ще­ние от Ви­зан­тии, Русь вос­при­ня­ла хри­сти­ан­ст­во на сла­вян­ском язы­ке. Пер­во­оче­ред­ной за­да­чей яв­лял­ся пе­ре­вод и рас­про­стра­не­ние Свя­щен­но­го Пи­са­ния и бо­го­слу­жеб­ных тек­стов. Клас­си­че­ские язы­ки не по­лу­чи­ли в Древ­ней Ру­си ши­ро­ко­го рас­про­стра­не­ния, что за­труд­ня­ло зна­ком­ст­во с под­лин­ни­ка­ми ан­тич­ных фи­ло­со­фов. Пе­ре­во­ды гре­че­ских и ви­зан­тий­ских па­мят­ни­ков хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти (Аре­о­па­ги­ти­ки, «Ди­оп­тра» Фи­лип­па Пус­тын­ни­ка) при­хо­дят на Русь из бол­гар­ских и серб­ских мо­на­сты­рей. В 11 в. митр. Ила­ри­он об­на­ру­жи­ва­ет пре­крас­ное зна­ние тро­пов ви­зан­тий­ской по­эзии в «Сло­ве о За­ко­не и Бла­го­да­ти». Рас­цвет мо­на­стыр­ской куль­ту­ры на Ру­си, на­чи­ная с 14 в., вре­ме­ни прп. Сер­гия Ра­до­неж­ско­го и митр. Алек­сия, сти­му­ли­ру­ет рас­цвет хра­мо­во­го зод­че­ст­ва и ико­но­пи­са­ния (Е. Н. Тру­бец­кой на­зо­вёт его «умо­зре­ни­ем в крас­ках»), од­на­ко не соз­да­ёт шко­лы учё­но­го мо­на­ше­ст­ва. Сла­вя­но­фил И. В. Ки­ре­ев­ский так ха­рак­те­ри­зу­ет ду­хов­ную фи­ло­со­фию, бы­то­вав­шую в рус. мо­на­сты­рях: «… про­све­ще­ние не бле­стя­щее, но глу­бо­кое; не рос­кош­ное, не ма­те­ри­аль­ное, имею­щее це­лью удоб­ст­ва на­руж­ной жиз­ни, но внут­рен­нее, ду­хов­ное».

Начало изучения философии

У ис­то­ков изу­че­ния фи­ло­со­фии в Рос­сии сто­ит Сла­вя­но-гре­ко-ла­тин­ская ака­де­мия (ос­но­ва­на в 1687 в Заи­ко­нос­пас­ском мо­на­сты­ре в Мо­ск­ве), где гре­че­ски­ми брать­я­ми Ио­ан­ни­ки­ем и Соф­ро­ни­ем Ли­ху­да­ми бы­ли про­чи­та­ны пер­вые кур­сы по ри­то­ри­ке, ло­ги­ке и ме­та­фи­зи­ке, со­став­лен­ные в тра­ди­ци­ях Па­ду­ан­ско­го ун-та в Ита­лии и ори­ен­ти­ро­ван­ные на тол­ко­ва­ние Ари­сто­те­ля с по­мо­щью Фо­мы Ак­вин­ско­го и араб­ских ари­сто­те­ли­ков. По­сле ре­фор­ми­ро­ва­ния ака­де­мии в 1701 в неё при­хо­дит про­фес­сор Кие­во-Мо­ги­лян­ской ду­хов­ной ака­де­мии Фео­фи­лакт Ло­па­тин­ский, чи­тав­ший пер­вый про­фес­сио­наль­ный фи­лос. курс (на лат. язы­ке): в 1704–06 он пре­по­да­вал диа­лек­ти­ку, ло­ги­ку, фи­зи­ку, ме­та­фи­зи­ку и ариф­ме­ти­ку; курс его хо­дил в спи­сках сре­ди слуша­те­лей Мо­с­ков­ской и Ки­ев­ской ака­де­мий. Г. Н. Те­п­лов вклю­чил со­став­лен­ный им фи­лос. сло­варь из 27 тер­ми­нов в свой вы­шед­ший в 1751 труд «Зна­ния, ка­саю­щие­ся во­об­ще до фи­ло­со­фии, для поль­зы тех, ко­то­рые о сей ма­те­рии чу­же­стран­ных книг чи­тать не мо­гут». Кур­сы фи­ло­со­фии в Кие­во-Мо­ги­лян­ской ака­де­мии чи­та­ют в кон. 17 – нач. 18 вв. Сте­фан Явор­ский и Фео­фан Про­ко­по­вич, ав­тор «Ду­хов­но­го рег­ла­мен­та» и гл. идео­лог Си­но­даль­но­го управ­ле­ния церк­ви. Так че­рез Ук­раи­ну на Русь про­ни­ка­ют идеи ка­то­ли­че­ской и про­тес­тант­ской тео­ло­гии: ис­сле­до­вав­ший по­ле­ми­ку этих двух круп­ней­ших цер­ков­ных са­нов­ни­ков эпо­хи Пет­ра I сла­вя­но­фил Ю. Ф. Са­ма­рин от­ме­чал, что ка­то­ли­че­ские ис­точ­ни­ки «Кам­ня ве­ры» Сте­фа­на Явор­ско­го всту­па­ют в про­ти­во­ре­чие с про­тес­тант­ским эле­мен­том «Бо­го­слов­ской сис­те­мы» Фео­фа­на Про­ко­по­ви­ча.

Пер­вый курс фи­ло­со­фии в соз­дан­ном в 1755 Моск. ун-те (обя­за­тель­ный для сту­ден­тов всех фа­куль­те­тов – фи­ло­соф­ско­го, юри­ди­че­ско­го и ме­ди­цин­ско­го) чи­тал по-рус­ски уче­ник М. В. Ло­мо­но­со­ва Н. Н. По­пов­ский, пе­ре­ве­дён­ный из уни­вер­си­те­та Ака­де­мии на­ук. В 1756– 1765 курс чи­тал по-ла­ты­ни при­гла­шён­ный из Штут­гар­та проф. И. Г. Фром­ман. Вер­нув­шись в Гер­ма­нию, он за­щи­тил док­тор­скую дис­сер­та­цию «Крат­кое на­чер­та­ние со­стоя­ния на­ук и ис­кусств в Рос­сий­ской им­пе­рии», по­свя­тив в ней три стра­ни­цы опи­са­нию пре­по­да­ва­ния фи­ло­со­фии в Мо­ск­ве. Пер­вым про­фес­со­ром из чис­ла быв­ших сту­ден­тов Моск. ун-та был Д. С. Анич­ков. Его док­тор­ская дис­сер­та­ция «Рас­су­ж­де­ние из на­ту­раль­ной бо­го­сло­вии о на­ча­ле и про­ис­ше­ст­вии на­ту­раль­но­го бо­го­по­чи­та­ния», со­дер­жав­шая в се­бе кри­ти­ку язы­че­ских суе­ве­рий, ед­ва не спро­во­ци­ро­ва­ла осуж­де­ние Свя­тей­ше­го Си­но­да. На­чи­ная с 1767 лек­ции в уни­вер­си­те­те по ука­за­нию Ека­те­ри­ны II чита­лись на рус. язы­ке. К фи­лос. дис­ци­п­ли­нам от­но­си­лись в то вре­мя ме­та­фи­зи­ка, фи­зи­ка, или ес­те­ст­вен­ная фи­ло­со­фия, ло­ги­ка и нра­во­учи­тель­ная фи­ло­со­фия, или эти­ка, в ос­но­ву кур­сов бы­ли по­ло­же­ны трак­та­ты Ф. Х. Бау­мей­сте­ра и И. Г. Винк­ле­ра, ос­но­ван­ные на фи­ло­со­фии Х. Воль­фа.

Философия в 18 веке

Фи­ло­со­фия в 18 в. в Рос­сии в це­лом но­сит уче­ни­че­ский ха­рак­тер. За­ня­тия фи­ло­со­фи­ей за­пол­ня­ют до­суг гос. са­нов­ни­ков, та­ких, как А. Д. Кан­те­мир, В. Н. Та­ти­щев и М. М. Щер­ба­тов, рас­су­ж­дав­ших о «злой при­ро­де» че­ло­ве­ка и о «по­вре­ж­де­нии нра­вов в Рос­сии», или от­став­ных во­ен­ных и по­ме­щи­ков, как А. Т. Бо­ло­тов, на­пи­сав­ший «Дет­скую фи­ло­со­фию...» (ч. 1–2, 1776–79) и ты­ся­чи ста­тей по раз­лич­ным облас­тям зна­ния. Для Ло­мо­но­со­ва ча­стью фи­ло­со­фии ока­зы­ва­ют­ся и его учё­ные шту­дии в об­лас­ти ас­тро­но­мии, хи­мии, ми­не­ра­ло­гии и др. «точ­ных на­ук», а так­же ре­фор­мы, со­вер­шае­мые им в об­лас­ти язы­ко­зна­ния, пии­ти­ки, со­чи­не­ние од и др. Для 18 в. ода ока­зы­ва­ет­ся бо­лее пред­поч­ти­тель­ным жан­ром ­филос. раз­мыш­ле­ния, чем фи­лос. трак­тат. А. Н. Ра­ди­щев, под­во­дя итог ухо­дя­ще­му ве­ку, не слу­чай­но вы­би­ра­ет жанр оды для из­ло­же­ния сво­их ис­то­рио­соф­ских взгля­дов («Осм­на­дца­тое сто­ле­тие»). С др. сто­ро­ны, фи­ло­со­фия вос­при­ни­ма­ет­ся в кон­тек­сте за­пад­но­евро­пей­ских по­ли­ти­че­ских идей, пре­ж­де все­го тео­рии «ес­те­ст­вен­но­го пра­ва» и «ес­те­ст­вен­но­го за­ко­на» (Г. Гро­ций, С. Пу­фен­дорф, Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. Ж. Рус­со и др.); по­лу­чают рас­про­стра­не­ние идеи фран­цуз­ско­го Про­све­ще­ния (ма­те­риа­лизм, де­изм, воль­терь­ян­ст­во). «На­каз» Ека­те­ри­ны II, сим­вол идео­ло­гии «про­све­щён­но­го аб­со­лю­тиз­ма», – сво­его ро­да трак­тат, на­пи­сан­ный «фи­ло­со­фом на тро­не»; ему пред­ше­ст­во­ва­ло об­ще­ние им­пе­рат­ри­цы с фран­цуз­ски­ми фи­ло­со­фа­ми: пе­ре­пис­ка с Воль­те­ром, при­гла­ше­ние Д. Дид­ро ко дво­ру в С.-Пе­тер­бург. Ре­ак­ция на ре­во­лю­ци­он­ные со­бы­тия во Фран­ции в 1789 по­ло­жи­ла ко­нец это­му флир­ту дво­ра и фи­ло­со­фии (рос­пуск ко­мис­сии, соз­дан­ной для со­став­ле­ния но­во­го уло­же­ния, арест Н. И. Но­ви­ко­ва и Ра­ди­ще­ва, пре­кра­ще­ние дея­тель­но­сти ма­сон­ских лож и др.).

Зна­че­ние Ра­ди­ще­ва не сво­дит­ся толь­ко к ро­ли со­ци­аль­но­го об­ли­чи­те­ля, во­брав­ше­го в се­бя «воз­дух сво­бо­ды» во вре­мя сво­его обу­че­ния в Лейп­ци­ге; вдох­нов­лён­ный идея­ми И. Г. Гер­де­ра и М. Мен­дель­со­на, он пи­шет трак­тат «О че­ло­ве­ке, о его смерт­но­сти и бес­смер­тии» (1792–95), где ут­вер­жда­ет не­пре­кра­щаю­щее­ся со­вер­шен­ст­во­ва­ние ду­хов­но­го, внут­рен­не­го че­ло­ве­ка.

Особ­ня­ком сто­ит фи­гу­ра «ук­ра­ин­ско­го Со­кра­та» – Г. С. Ско­во­ро­ды. Вы­пу­ск­ник ки­ев­ской ду­хов­но-ака­де­ми­че­ской шко­лы, он ос­тав­ля­ет карь­е­ру пре­по­да­ва­те­ля и от­прав­ля­ет­ся стран­ст­во­вать по го­ро­дам и ве­сям. Раз­де­ляя с ма­со­на­ми осн. те­мы эпо­хи – уче­ние о внут­рен­нем и внеш­нем че­ло­ве­ке, прин­ци­пы ал­ле­го­риз­ма в трак­тов­ке Свя­щен­но­го Пи­са­ния, Ско­во­ро­да пред­став­ля­ет тип на­род­но­го муд­ре­ца, для ко­то­ро­го фи­ло­со­фия есть пре­ж­де все­го не про­фес­сия, но об­ла­да­ние ду­хов­ной муд­ро­стью, ис­тин­ная жизнь в ду­хе. Уче­ние Ско­во­ро­ды о «трёх ми­рах» – об­ще­жи­тель­ном ми­ре, или мак­ро­кос­ме, ма­лом ми­ре, или мик­ро­кос­ме, и сим­во­ли­че­ском ми­ре, или Биб­лии, – фи­лос. сим­во­лизм, ко­то­рый най­дёт по­ни­ма­ние и ин­те­рес у твор­цов рус. Се­реб­ря­но­го ве­ка (это­му не­ма­ло спо­соб­ст­во­ва­ла его био­гра­фия, на­пи­сан­ная В. Ф. Эр­ном). Со Ско­во­ро­ды на­чи­на­ют вес­ти речь о са­мо­быт­но­сти рус. на­цио­наль­ной фи­ло­соф­ской тра­ди­ции (В. В. Зень­ков­ский и др.).

Масонство и издания философской литературы

Не­дол­гое вре­мя в Моск. ун-те пре­по­да­вал вы­хо­дец из Тран­силь­ва­нии И. Г. Шварц, член ма­сон­ской ло­жи «Гар­мо­ния»; с ним свя­за­на бур­ная из­да­тель­ская дея­тель­ность, ко­то­рую ма­со­ны раз­вер­ну­ли в уни­вер­си­те­те. Арен­до­вав в 1779 уни­вер­си­тет­скую ти­по­графию, Н. И. Но­ви­ков со­вме­ст­но с И. В. Ло­пу­хи­ным и др. ма­со­на­ми из­дал 891 том, треть всей из­дан­ной за это время в Рос­сии ли­те­ра­ту­ры, в т. ч. со­чи­нения не­ор­то­док­саль­ных мис­ти­ков 16–18 вв. (Л. К. Сен-Мар­тен, В. Вей­гель, И. Г. Гих­тель, Дж. Пор­дедж и др.), Аре­о­па­ги­ти­ки, тво­ре­ния от­цов Церк­ви – свя­тых Ма­ка­рия Еги­пет­ско­го, Гри­го­рия Па­ла­мы, про­из­ве­де­ния мис­ти­че­ско­го и пие­ти­ст­ско­го ха­рак­те­ра ка­то­личе­ских и про­тес­тант­ских ав­то­ров. Пе­ре­ве­дён­ные С. И. Га­ма­ле­ей со­чи­не­ния Я. Бё­ме дол­гое вре­мя ос­та­ва­лись в ру­ко­пи­си (1-е изд. – в 1817). Не­ма­лое зна­че­ние для про­па­ган­ды фи­ло­со­фии име­ли из­да­вае­мые Но­ви­ко­вым жур­на­лы «Ут­рен­ний свет» (1777–80), «Мо­с­ков­ское еже­ме­сяч­ное из­да­ние» (1781), «Ве­чер­няя за­ря» (1782), «При­бав­ле­ние к "Мо­с­ков­ским ве­до­мо­стям"» (1783–84), «По­коя­щий­ся тру­до­лю­бец» (1784–85), по­ле­ми­зи­ро­вав­шие с фи­ло­со­фи­ей сен­суа­лиз­ма и воль­терь­ян­ст­вом.

Философия в начале 19 века

Пат­рио­ти­ческий подъ­ём, пе­ре­жи­вав­ший­ся рус. об­ще­ст­вом по­сле по­бе­ды над ар­ми­ей На­по­ле­о­на I, вы­ра­зил­ся, в ча­ст­но­сти, в усвое­нии при­су­щей гер­ман­ской фи­лософии идеи на­ции, оп­ре­де­ляю­щей в кото­рой яв­ля­ет­ся идея куль­тур­но-ре­ли­ги­оз­но­го из­бран­ни­че­ст­ва. Ф. Шил­лер и И. Г. Юнг-Штил­линг, а за­тем И. Г. Фих­те и Ф. В. Шел­линг по­сте­пен­но на­правля­ют ин­те­рес об­ра­зо­ван­ной час­ти рус. об­ще­ст­ва от фран­цуз­ско­го про­све­ще­ния с его до­воль­но уп­ро­щён­ным фи­лос. ба­га­жом к но­вей­шей гер­ман­ской фи­ло­со­фии.

Эпо­ха Алек­сан­д­ра I ха­рак­те­ри­зу­ет­ся на­рас­та­ни­ем мис­ти­че­ских на­строе­ний в выс­шем об­ще­ст­ве. Мно­гие чле­ны соз­дан­но­го в 1816 Биб­лей­ско­го об­ще­ст­ва, вклю­чая его пред­се­да­те­ля кн. А. Н. Го­ли­цы­на, при­ни­ма­ли уча­стие в дея­тель­но­сти мис­ти­че­ских круж­ков и сект на­по­до­бие хлы­стов­ско­го ко­раб­ля Е. Ф. Та­та­ри­но­вой или са­ло­на ба­ро­нес­сы В. Ю. Крю­де­нер.

Кружки и журналы 1820–30-х годов

С 1821 фак­ти­че­ски пре­кра­ти­лось чте­ние лек­ций по фи­ло­со­фии в Моск. ун-те, изу­че­ние фи­ло­со­фии ос­та­лось уде­лом слу­ша­те­лей ду­хов­ных ака­де­мий. Про­бел вос­пол­ня­ют про­фес­со­ра-ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­ли, по­бы­вав­шие в Ев­ро­пе и став­шие по­сле­до­ва­те­ля­ми Шел­лин­га (Д. М. Вел­лан­ский, М. Г. Пав­лов). Сту­ден­та, вхо­дя­ще­го в ау­ди­то­рию Мо­с­ков­ско­го ун-та, Пав­лов встре­чал во­про­сом: «Вы хо­ти­те знать при­ро­ду? Но что та­кое при­ро­да? И что та­кое знать?» Ув­ле­че­ние шел­лин­ги­ан­ст­вом, и в ча­ст­но­сти фи­ло­со­фи­ей ис­кус­ст­ва Шел­лин­га, де­ла­ет эс­те­ти­ку од­ной из наи­бо­лее по­пу­ляр­ных фи­лос. дис­ци­п­лин. В Мо­ск­ве воз­ни­ка­ют фи­лос. и лит. круж­ки – кру­жок С. Е. Раи­ча (1823), Об­ще­ст­во лю­бо­муд­ров (1823), ор­га­ном ко­то­ро­го был из­да­вав­ший­ся пред­се­да­телем об­ще­ст­ва кн. В. Ф. Одо­ев­ским альм. «Мне­мо­зи­на», по­ста­вив­ший сво­ей за­да­чей «по­ло­жить пре­дел на­ше­му при­стра­стию к фран­цуз­ским тео­ре­ти­кам» и «рас­про­стра­нить не­сколь­ко но­вых мыс­лей, блес­нув­ших в Гер­ма­нии». В чис­ле за­мы­слов лю­бо­муд­ров бы­ло из­да­ние Фи­лос. сло­ва­ря, в ко­то­ром все фи­лос. сис­те­мы бы­ли бы вы­ве­де­ны из по­ня­тия Аб­со­лют­но­го. По­сле са­мо­рос­пус­ка круж­ка (вы­зван­но­го вос­ста­ни­ем де­каб­ри­стов 1825) его чле­ны про­дол­жа­ют со­труд­ни­чать с близ­ким по на­прав­ле­нию «Мо­с­ков­ским вест­ни­ком», из­да­вае­мым М. П. По­го­ди­ным, а И. В. Ки­ре­ев­ский, съез­див в Гер­ма­нию, где он во­очию уви­дел и ус­лы­шал Г. В. Ф. Ге­ге­ля, Шел­лин­га и Ф. Шлей­ер­махе­ра, бе­рёт­ся из­да­вать ж. «Ев­ро­пеец», ко­то­рый он меч­та­ет пре­вра­тить в «ау­ди­то­рию не­мец­ко­го уни­вер­си­те­та». В про­грамм­ной для жур­на­ла ст. «Де­вят­на­дца­тый век» (пуб­ли­ка­ция её бы­ла не окон­че­на – жур­нал по­сле вы­хо­да пер­вых двух но­ме­ров был за­крыт 3-м от­де­ле­ни­ем из опа­се­ния ре­во­лю­ци­он­ных идей) бу­ду­щий сла­вя­но­фил кон­ста­ти­ру­ет не­дос­та­ток клас­си­че­ско­го про­све­ще­ния в совр. Рос­сии и при­зы­ва­ет об­ра­тить­ся за его вос­пол­не­ни­ем на За­пад, на­сле­дую­щий клас­си­че­ско­му ми­ру.

В круж­ке Н. В. Стан­ке­ви­ча, по су­ще­ст­ву про­дол­жив­шем дея­тель­ность Об­ще­ст­ва лю­бо­муд­ров, про­ис­хо­дит ос­вое­ние тек­стов Фих­те и Ге­ге­ля, за­вя­зы­ва­ют­ся мно­гие идей­ные уз­лы бу­ду­щих де­ся­ти­ле­тий. Ро­ман­ти­че­ская па­ра­диг­ма фи­ло­со­фии и гар­мо­ния пря­му­хин­ской усадь­бы Ба­ку­ни­ных, где про­во­ди­ли лет­ние ме­ся­цы чле­ны круж­ка, свя­зы­ва­ют бу­ду­ще­го анар­хи­ста и од­но­го из ос­но­ва­те­лей Ин­тер­на­цио­на­ла М. А. Ба­ку­ни­на, ра­ди­каль­но­го ли­те­ра­тур­но­го кри­ти­ка В. Г. Бе­лин­ско­го, бу­ду­ще­го глав­но­го идео­ло­га контр­ре­форм Алек­сан­д­ра III и ли­де­ра кон­сер­ва­тив­ной пе­ча­ти М. Н. Кат­ко­ва, за­пад­ни­ка В. П. Бот­ки­на, раз­оча­ро­вав­ше­го­ся в ре­во­лю­ци­он­ном ра­ди­ка­лиз­ме.

Че­рез ув­ле­че­ние ро­ман­тиз­мом про­хо­дят и чле­ны дру­го­го фи­лос. круж­ка, соз­дан­но­го А. И. Гер­це­ном и Н. П. Ога­рё­вым, в ко­то­ром об­су­ж­да­лись не толь­ко тек­сты Ге­ге­ля, но и со­циа­ли­сти­че­ские идеи Ш. Фу­рье и К. А. Сен-Си­мо­на. Ге­ге­ля чи­та­ли и все­рь­ёз ув­ле­ка­лись им как бу­ду­щие ра­ди­ка­лы Гер­цен и Ба­ку­нин, так и сла­вя­но­фи­лы К. С. Ак­са­ков и И. В. Ки­ре­ев­ский, близ­кий к кон­сер­ва­то­рам Н. Н. Стра­хов.

Религиозное западничество

О по­треб­но­сти рус. куль­ту­ры в фи­ло­со­фии ­сви­де­тель­ст­ву­ют «Фи­ло­со­фи­че­ские пись­ма» П. Я. Чаа­дае­ва, на­пи­сан­ные в 1829– 1831 по-фран­цуз­ски. Пуб­ли­ка­ция пер­во­го пись­ма в ж. «Те­ле­скоп» в 1836 окон­чилась скан­да­лом – его ав­тор был объ­яв­лен су­ма­сшед­шим и по­са­жен под домаш­ний арест, а ре­дак­тор жур­на­ла, про­фес­сор сло­вес­но­сти Моск. ун-та Н. И. На­де­ж­дин, от­прав­лен в ссыл­ку. Текст пись­ма, впол­не ор­га­нич­ный для са­лон­но­го или при­ват­но­го чте­ния, по­пав в по­ле пуб­лич­ной ли­те­ра­ту­ры, шо­ки­ро­вал не толь­ко по­ли­ти­че­скую цен­зу­ру. Горь­кие ла­мен­та­ции о том, что Рос­сия жи­вёт вне ис­то­рии, об от­сут­ст­вии «по­сле­до­ва­тель­но­го раз­ви­тия мыс­ли», не­об­хо­ди­мо­го для фор­ми­ро­ва­ния на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния, таи­ли под со­бой на­сущ­ную по­треб­ность фи­ло­софст­во­ва­ния. При этом Чаа­да­ев от­нюдь не был при­вер­жен­цем ев­ро­пей­ской на­уч­но-ра­цио­на­ли­сти­че­ской тра­ди­ции. В его ис­то­ри­ко-фи­лос. па­но­ра­ме Со­крат и Ари­сто­тель яв­но ус­ту­па­ют биб­лей­ско­му Мои­сею и про­ро­ку Ма­го­ме­ту. Чаа­да­ев был ре­ли­ги­оз­ным за­пад­ни­ком, вдох­нов­лён­ным идея­ми ка­то­личе­ско­го тра­ди­цио­на­лиз­ма (Л. Г. Бо­нальд, Ж. де Местр), меч­таю­щим о Цар­ст­ве Божь­ем на зем­ле, о со­ци­аль­ной мис­сии хри­сти­ан­ст­ва. Вы­пу­ск­ник Пе­терб. ун-та фи­ло­лог-клас­сик В. С. Пе­че­рин, прой­дя обу­че­ние в Гер­ма­нии, в 1836 по­ки­да­ет Рос­сию и, прой­дя ув­ле­че­ние хри­сти­ан­ским со­циа­лиз­мом аб­ба­та Ф. Р. Ла­мен­не, ста­но­вит­ся ка­то­ли­ческим свя­щен­ни­ком, жи­вёт в ор­де­не мо­на­хов-трап­пи­стов. На­цио­наль­ный ни­ги­лизм Пе­че­ри­на ста­но­вит­ся ду­хов­ной ре­ак­ци­ей на по­ли­ти­че­ский за­стой ни­ко­ла­ев­ской эпо­хи. Он сим­во­ли­зи­ру­ет со­бой по­ко­ле­ние «лиш­них лю­дей», из ко­то­рых фор­ми­ру­ет­ся по­том рус. ин­тел­ли­ген­ция.

Славянофильство

С нач. 1830-х го­дов со­ци­аль­ный эле­мент за­ни­ма­ет важ­ное ме­сто в фи­лос. ис­ка­ни­ях, что на­хо­дит вы­ра­же­ние в двух идей­ных те­че­ни­ях – сла­вя­но­филь­ст­ва и за­пад­ни­че­ст­ва. Оба те­че­ния ха­рак­те­ри­зу­ет фи­лос. ин­те­рес к ис­то­рии: ис­то­рию не­об­хо­ди­мо по­нять, что­бы про­из­ве­сти со­ци­аль­ные ре­фор­мы. Сла­вя­но­филь­ст­во пред­ста­ёт и как сво­его ро­да пер­вая рус­ская фи­лос. «шко­ла». Счи­тая, что ха­рак­тер про­све­ще­ния лю­бой на­ции ко­ре­нит­ся в её ре­ли­ги­оз­ной ве­ре, сла­вя­но­фи­лы по­ста­ви­ли за­да­чу соз­да­ния на­цио­наль­ной фи­ло­со­фии, уко­ре­нён­ной в пра­во­слав­ном Пре­да­нии. Один из ли­де­ров сла­вя­но­филь­ско­го на­прав­ле­ния И. В. Ки­ре­ев­ский, сво­ей лич­ной судь­бой пе­ре­бро­сив­ший мос­тик ме­ж­ду свет­ской и ду­хов­ной куль­ту­рой, уча­ст­вуя в из­да­тель­ской дея­тель­но­сти Оп­ти­ной пус­ты­ни, ста­вит за­да­чу но­во­го про­чте­ния творе­ний свя­тых от­цов в свя­зи с со­вре­мен­ной жиз­нью. Оп­ти­на пус­тынь, не­боль­шой и за­бро­шен­ный пре­ж­де по­среди ка­луж­ских зе­мель мо­на­стырь, ста­но­вит­ся не толь­ко цен­тром пра­во­слав­но­го стар­че­ст­ва, но и сим­во­лом про­дук­тив­но­го диа­ло­га свет­ских ин­тел­лек­туа­лов и мо­на­ше­ст­ва. Н. В. Го­голь, С. П. Ше­вы­рёв, К. К. Зе­дер­гольм, позд­нее К. Н. Ле­он­ть­ев по­тя­нут­ся к сте­нам Оп­ти­ной, ища в ней пи­таю­щую ду­хов­ную сре­ду. В по­ис­ках «но­вых на­чал для фи­ло­со­фии» и в кри­ти­ке рас­су­доч­но­сти за­пад­ной умо­зри­тель­ной фи­ло­со­фии от Ари­сто­те­ля до Ге­ге­ля Ки­ре­ев­ский при­хо­дит к идее «цель­но­го», или «ве­рую­ще­го», ра­зу­ма, «жи­воз­на­ния», со­че­таю­ще­го в се­бе ве­ру, во­лю, ра­зум, лю­бовь, эс­те­ти­че­ское чув­ст­во. Ви­дя в фи­ло­со­фии «об­щий итог и об­щее ос­но­ва­ние всех на­ук и про­вод­ник ме­ж­ду ни­ми и ве­рою», Ки­ре­ев­ский пред­ла­гал «са­мый ис­точ­ник ра­зу­ме­ния, са­мый спо­соб мыш­ле­ния воз­вы­сить до со­чув­ст­вен­но­го со­гла­сия с ве­рою».

А.С. Хомяков.

По­сле преж­де­вре­мен­ной смер­ти Ки­ре­ев­ско­го А. С. Хо­мя­ков по­пы­тал­ся про­дол­жить осу­ще­ст­в­ле­ние его фи­лос. за­мы­слов, од­на­ко ос­та­вил лишь неск. не­боль­ших ста­тей, спе­ци­аль­но по­свя­щён­ных фи­ло­со­фии. Бо­лее об­шир­но его бо­го­слов­ско-по­ле­ми­че­ское на­сле­дие – он от­кры­ва­ет в рус. куль­ту­ре тра­ди­цию «свет­ско­го бо­го­сло­вия». Труд его жиз­ни – ра­бо­та по фи­ло­со­фии ре­ли­гии и ми­фо­ло­гии «За­пис­ки о все­мир­ной ис­то­рии», где вся ис­то­рия че­ло­ве­че­ст­ва рас­смат­ри­ва­ет­ся как со­су­ще­ст­во­ва­ние и со­пер­ни­че­ст­во двух на­чал – «иран­ства» и «ку­шит­ст­ва», од­но из ко­то­рых ос­но­ва­но на идее сво­бод­но­го тво­ре­ния ­мира, а дру­гое – на идее не­об­хо­ди­мо­го ро­ж­де­ния, или эма­на­ции, ми­ра из Бо­га (ра­цио­на­ли­сти­че­ская фи­ло­со­фия пред­ста­ёт здесь как ва­риа­ция ку­шит­ст­ва). Пред­ло­жен­ный сла­вя­но­фи­ла­ми аль­тер­на­тив­ный об­раз фи­ло­со­фии ис­хо­дил из ро­ман­ти­че­ской па­ра­диг­мы, су­ще­ст­вен­но пе­ре­ос­мыс­лен­ной в ре­зуль­та­те «от­кры­тия» свя­то­оте­че­ско­го на­сле­дия. Ана­ло­гич­ные по­пыт­ки име­ли ме­сто и в за­пад­ной фи­ло­со­фии, напр. в «фи­ло­софии чув­ст­ва и ве­ры» Ф. Г. Яко­би, фи­ло­со­фии позд­не­го Ф. Шле­ге­ля или «по­ло­жи­тель­ной фи­ло­со­фии» Шел­лин­га, за из­ло­же­ни­ем ко­то­рой вни­ма­тель­но сле­ди­ли рус. лю­бо­муд­ры. В 1841–42 лек­ции Шел­лин­га в Бер­ли­не по­се­ща­ют Одо­ев­ский и Н. А. Мель­гу­нов, Ба­ку­нин и С. Кьер­ке­гор.

Философия в 1840-е годы

Фи­ло­со­фия в 1840-е гг., ос­та­ва­ясь по пре­иму­ще­ст­ву уде­лом дво­рян-ди­ле­тан­тов, ока­зы­ва­ет не­ма­лое влия­ние на об­щую ин­тел­лек­ту­аль­ную ат­мо­сфе­ру. В Моск. ун-те лек­ции по ис­то­рии пра­ва П. Г. Ред­ки­на и К. Д. Ка­ве­ли­на, по ис­то­рии древ­ней фи­ло­со­фии М. Н. Кат­ко­ва, по все­об­щей ис­то­рии Т. Н. Гра­нов­ско­го, по рус. ис­то­рии – С. М. Со­ловь­ё­ва и По­го­ди­на, по сло­вес­но­сти Ше­вы­рё­ва да­ва­ли сту­ден­там не­ма­лый фи­лос. кру­го­зор и эру­ди­цию (впо­след­ст­вии Б. Н. Чи­че­рин так вспо­ми­нал лек­ции Гра­нов­ско­го: «Фи­ло­соф­ское со­дер­жа­ние ис­то­рии бы­ло для не­го об­щею сти­хи­ею, про­ни­каю­щею веч­но вол­нуе­мое мо­ре со­бы­тий, про­яв­ляю­щей­ся в жи­вой борь­бе стра­стей и ин­те­ре­сов»).

Зна­чи­мой яв­ля­ет­ся пуб­ли­ка­ция в «Оте­че­ст­вен­ных за­пис­ках» ста­тей Гер­це­на по фи­ло­со­фии нау­ки, вы­дер­жан­ных в ге­гель­ян­ском ду­хе: «Ди­ле­тан­тизм в нау­ке» и «Пись­ма об изу­че­нии при­ро­ды». Бот­кин на­зо­вёт их «ге­рои­че­ской сим­фо­ни­ей», а Ф. М. Дос­то­ев­ский уже в 70-е гг. бу­дет го­во­рить о них как о луч­шем, что на­пи­са­но по фи­ло­со­фии на рус. язы­ке. Жур­нал, вы­хо­дя­щий ти­ра­жом не ме­нее 10 тыс. эк­зем­п­ля­ров, по­па­да­ет в рос­сий­скую глу­бин­ку, фи­лос. те­мы ста­но­вят­ся пред­ме­том об­су­ж­де­ний сре­ди учи­те­лей-про­вин­циа­лов. Ли­бе­ра­ли­за­ция приё­ма в выс­шие учеб­ные за­ве­де­ния, их от­кры­тие для де­тей, не при­над­ле­жа­щих к дво­рян­ско­му со­сло­вию, соз­да­ёт сре­ду раз­но­чин­цев-ин­тел­ли­ген­тов.

Спор за­пад­ни­ков и сла­вя­но­фи­лов в 1840-е гг. про­ис­хо­дит в ат­мо­сфе­ре ув­ле­че­ния об­ще­ст­ва кон­цеп­ция­ми со­циа­ли­стов-уто­пи­стов – Фу­рье, Сен-Си­мо­на, Р. Оу­эна. Соз­да­ют­ся ос­но­ван­ные на иде­ях «со­циа­лиз­ма» фа­лан­сте­ры на­по­до­бие «пят­ниц» в до­ме М. В. Бу­та­ше­ви­ча-Пет­ра­шев­ско­го в С.-Пе­тер­бур­ге, в кру­гу ко­то­ро­го ока­зы­ва­ет­ся мо­ло­дой Дос­то­ев­ский. Как в сво­их ра­ди­каль­ных, при­зы­ваю­щих к со­ци­аль­ной ре­во­лю­ции и тер­ро­ру фор­мах (Бе­лин­ский, Ба­ку­нин, Н. А. Спеш­нев), так и в бо­лее уме­рен­ных фор­мах со­циа­ли­сти­че­ско­го эко­но­миз­ма (В. Н. Май­ков, Гер­цен, Ога­рёв) рус. со­циа­лизм, как пра­ви­ло, свя­зан с ате­из­мом и ма­те­риа­лиз­мом фей­ер­ба­хов­ско­го ти­па. Од­ной из ос­нов­ных его тем, свя­зан­ных с по­ис­ком на­цио­наль­ной спе­ци­фи­ки, яв­ля­ет­ся во­прос о зем­ле и со­хра­не­нии кре­сть­ян­ской об­щины.

Философия и власть

Фи­лос. за­ня­тия вы­зы­ва­ют по­доз­ре­ние у вла­сти. В сто­ли­це А. И. Га­ли­ча уволь­ня­ют из уни­вер­си­те­та, Ф. Ф. Си­дон­ско­го – из ду­хов­ной ака­де­мии. Хо­мя­ков на­хо­дит­ся под осо­бым на­блю­де­ни­ем 3-го от­де­ле­ния. В 1849 по пред­ло­же­нию ми­ни­ст­ра на­род­но­го про­све­ще­ния кн. П. А. Ши­рин­ско­го-Ших­ма­то­ва из пре­по­да­ва­ния фи­ло­со­фии бы­ли изъ­я­ты тео­рия по­знания, ме­та­фи­зи­ка, нра­во­учи­тель­ная фи­ло­со­фия и ис­то­рия фи­ло­со­фии, ос­тав­ле­на в учеб­ном кур­се толь­ко ло­ги­ка и опыт­ная пси­хо­ло­гия. Па­рал­лель­но с этим бы­ло от­ме­не­но пре­по­да­ва­ние древ­них язы­ков в гим­на­зи­ях. Фа­куль­те­ты и ка­фед­ры фи­ло­со­фии в рос. уни­вер­си­те­тах бы­ли ли­к­ви­ди­ро­ва­ны, а на ба­зе ­филос. фа­куль­те­тов об­ра­зо­ва­ны два са­мо­стоя­тель­ных фа­куль­те­та – ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ский и фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ский. Это не мог­ло не ска­зать­ся на об­щей ин­тел­лек­ту­аль­ной ат­мо­сфе­ре, и хо­тя в 1860 ка­фед­ры фи­ло­со­фии в уни­вер­си­те­тах бы­ли вос­ста­нов­ле­ны, в гу­ма­ни­тар­ных и ес­те­ст­вен­ных нау­ках на дол­гие го­ды ут­вер­дил­ся пло­ский иде­ал по­зи­ти­виз­ма. О пре­неб­ре­же­нии к фи­ло­со­фии го­во­рил в сво­ей ак­то­вой ре­чи «Ра­зум по уче­нию Пла­то­на и опыт по уче­нию Кан­та» в Тать­я­нин день 1866 про­фес­сор Мо­с­к. ун-та П. Д. Юр­ке­вич, от­ме­чав­ший «мед­лен­ное пре­вра­ще­ние уни­вер­си­те­тов в по­ли­тех­ни­че­ские шко­лы». Гим­на­зи­че­ская ре­фор­ма 1871 вер­ну­ла древ­ние язы­ки в гим­на­зии, в то вре­мя как изу­че­ние фи­ло­со­фии в уни­вер­си­те­тах ещё дол­гое вре­мя ос­та­ва­лось но­ми­наль­ным. Бра­тья Сер­гей и Ев­ге­ний Тру­бец­кие, ув­ле­кав­шие­ся чте­ни­ем фи­лос. клас­си­ки ещё в гим­на­зи­че­ские го­ды, бы­ли по­ис­ти­не уд­ру­чены по­ло­же­ни­ем дел с пре­по­да­ва­ни­ем фи­ло­со­фии в уни­вер­си­те­те в нача­ле 80-х гг. 19 в.

Философия в духовных академиях

Про­фес­сио­наль­ная фи­ло­со­фия в ду­хов­ных ака­де­ми­ях, где пре­по­да­ва­ние её ни­ко­гда не пре­кра­ща­лось, при­но­сит ощу­ти­мые пло­ды. Имен­но здесь про­ис­хо­дит пер­во­на­чаль­ное зна­ком­ст­во рус. куль­ту­ры с Кан­том, осо­бен­но с его мораль­ной фи­ло­со­фи­ей, с идея­ми кан­ти­ан­цев – В. Кру­га, К. Л. Рейн­голь­да, сбли­жав­ших фи­ло­со­фию Фих­те с фи­ло­со­фи­ей «чув­ст­ва и ве­ры» Яко­би. Значи­мы­ми ока­зы­ва­ют­ся идеи пред­ста­ви­те­лей мис­ти­че­ских те­че­ний на Запа­де – Ф. К. Баа­де­ра, Сен-Мар­те­на, Г. Г. Шу­бер­та. Фор­ми­ру­ют­ся три цен­тра ду­хов­но-ака­де­ми­че­ской фи­ло­со­фии – в С.-Пе­тер­бур­ге, Мо­ск­ве и Кие­ве; позд­нее к ним при­сое­ди­ня­ет­ся Ка­зань. В Мо­с­ков­ской ду­хов­ной ака­де­мии фи­ло­со­фию пре­по­да­ва­ли прот. Ф. А. Го­лу­бин­ский, ар­хим. Ф. Бу­ха­рев, В. Д. Куд­ряв­цев-Пла­то­нов, Алек­сей И. Вве­ден­ский, в 20 в. – свящ. П. Фло­рен­ский, М. М. Та­ре­ев, С. С. Гла­го­лев, в Пе­тер­бург­ской – Си­дон­ский, в Ки­ев­ской – В. Н. Кар­пов (позд­нее пе­ре­шед­ший в Пе­тер­бург­скую), Юр­ке­вич, И. М. Сквор­цов, С. С. Го­гоц­кий, в Ка­зан­ской – В. И. Не­сме­лов. За ра­бо­ту «Вве­де­ние в нау­ку фи­ло­со­фии» Си­дон­ский по­лу­ча­ет в 1836 Де­ми­дов­скую пре­мию Ака­демии на­ук (раз­де­лив её с Га­ли­чем), Кар­пов пе­ре­во­дит пол­ный кор­пус диа­ло­гов Пла­то­на (кро­ме «За­конов»), Го­гоц­кий со­ста­вил че­ты­рёх­том­ный «Фи­ло­соф­ский лек­си­кон», про­фес­сор Ка­зан­ско­го ун-та ар­хим. Гав­ри­ил (Вос­кре­сен­ский) на­пи­сал пер­вый очерк ис­то­рии рус. фи­ло­со­фии (6-я часть его «Ис­то­рии фи­ло­со­фии», опуб­ли­ко­ван­ной в 1839–40). Жё­ст­ких пе­ре­го­ро­док ме­ж­ду уни­вер­си­тет­ской и ду­хов­но-ака­де­ми­че­ской фи­ло­со­фи­ей нет – луч­шие про­фес­со­ра ду­хов­ных ака­де­мий пе­ре­хо­дят на уни­вер­си­тет­ские фи­ло­соф­ские ка­фед­ры (че­го, как пра­ви­ло, не слу­ча­ет­ся уже к кон. 19 в.).

В цен­тре ду­хов­но-ака­де­ми­че­ской фи­ло­со­фии – про­бле­ма ду­хов­ной ис­ти­ны, по­ни­мае­мой как он­то­ло­ги­че­ская ре­аль­ность, и про­бле­ма че­ло­ве­ка, рас­смат­ри­вае­мо­го в пер­спек­ти­ве его обо́жения. Тра­ги­че­ская судь­ба Бу­ха­ре­ва, по­ста­вив­ше­го во­прос «об от­но­ше­нии пра­во­сла­вия к со­вре­мен­но­сти» и ре­шив­ше­го сво­им ухо­дом из мо­на­сты­ря и пре­кра­ще­ни­ем ду­хов­ной карь­е­ры оп­рав­дать «мир» и путь ми­рян ко спа­се­нию, де­ла­ет его од­ним из гл. пред­ше­ст­вен­ни­ков т. н. рус­ско­го ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ско­го ре­нес­сан­са нач. 20 в. Опыт по­строе­ния ан­тро­по­ло­ги­че­ско­го бо­го­сло­вия да­ёт в сво­ей «Нау­ке о че­ло­ве­ке» (т. 1–2, 1898–1903) Не­сме­лов, ори­ги­наль­ную сис­те­му «транс­цен­ден­таль­но­го мо­низ­ма» соз­да­ёт Куд­ряв­цев-Пла­то­нов.

Материализм, утилитаризм, анархизм

Вл.С. Соловьёв.

1860-е гг. – вре­мя по­валь­но­го ув­ле­че­ния вуль­гар­ным ма­те­риа­лиз­мом, поз­же сме­няю­ще­го­ся влия­ни­ем по­зи­ти­ви­ст­ской фи­ло­со­фии. По­ня­тие «шес­ти­де­ся­тые го­ды» ока­зы­ва­ет­ся на­ри­ца­тель­ным для рус­ской об­ще­ст­вен­ной ис­то­рии. С этим вре­ме­нем свя­зы­ва­ет­ся ро­ж­де­ние раз­но­чин­ной «ин­тел­ли­ген­ции», вид­ную роль в её ста­нов­ле­нии иг­ра­ют пуб­ли­ци­сты и фи­ло­со­фы Н. Г. Чер­ны­шев­ский, Д. И. Пи­са­рев, П. Л. Лав­ров, П. Н. Тка­чёв, жур­на­лы «Оте­че­ст­вен­ные за­пис­ки» и «Со­вре­мен­ник». Вл. Со­ловь­ёв ха­рак­те­ри­зо­вал это вре­мя как «эпо­ху сме­ны двух ка­те­хи­зи­сов»: «Обя­за­тель­ный ав­то­ри­тет ми­тро­по­ли­та Фи­ла­ре­та был вне­зап­но за­ме­нён столь же обя­за­тель­ным ав­то­ри­те­том Люд­ви­га Бюх­не­ра». Чи­та­те­лей Бюх­не­ра, К. Фох­та, Я. Мо­ле­шот­та и Д. Ф. Штрау­са ­стали на­зы­вать «ни­ги­ли­ста­ми». Ут­вер­ждая вы­со­кую цен­ность ес­те­ст­вен­но-на­уч­но­го зна­ния, они ру­ко­во­дство­ва­лись идеа­ла­ми ути­ли­та­риз­ма и «ра­зум­но­го эго­из­ма» (Чер­ны­шев­ский) и с пре­зре­ни­ем от­но­си­лись к фи­лос. идеа­лиз­му и «чис­той кра­со­те». Лав­ров в «Ис­то­ри­че­ских пись­мах» вы­дви­га­ет иде­ал «кри­тиче­ски мыс­ля­щей лич­но­сти», ко­то­рая ока­зы­ва­ет­ся и це­лью, и дви­жу­щей си­лой ис­то­ри­че­ско­го про­грес­са. Для субъ­ек­тив­но­го ме­то­да на­род­ни­ков ха­рак­терен при­мат эти­ки в трак­тов­ке по­знания: цель фи­лос. ис­ка­ний – ис­ти­на, по­ня­тая как прав­да, т. е. вклю­чаю­щая в се­бя мо­раль­ный ас­пект; Н. К. Ми­хай­лов­ский го­во­рит о не­от­де­ли­мо­сти прав­ды-ис­ти­ны от прав­ды-спра­вед­ли­во­сти. Под влия­ни­ем про­по­ве­ди на­род­ни­ков в 70-е гг. на­чи­на­ет­ся мас­со­вое «хо­ж­де­ние в на­род», ко­то­рое сме­ня­ет­ся к кон­цу де­ся­ти­ле­тия бо­лее ра­ди­каль­ной идео­ло­ги­ей ре­во­лю­ци­он­но­го тер­ро­ра. По­яв­ляю­щие­ся за гра­ни­цей тек­сты рус. анар­хи­стов – Ба­ку­ни­на, П. А. Кро­пот­ки­на – не­сут в се­бе ак­тив­ный ан­ти­ре­ли­ги­оз­ный и ан­ти­ме­та­фи­зи­че­ский па­фос, пи­та­ют­ся идеа­ла­ми эти­че­ских уто­пий и ев­ро­пей­ско­го со­циа­лиз­ма.

Вл. С. Со­ловь­ёв. Про­тив узо­сти по­зити­ви­ст­ско­го идеа­ла в фи­ло­со­фии вы­сту­пил в сво­ей ма­ги­стер­ской дис­сер­тации «Кри­зис за­пад­ной фи­ло­со­фии (про­тив по­зи­ти­ви­стов)» уче­ник Юр­ке­ви­ча Вл. С. Со­ловь­ёв, вли­я­ние ко­то­ро­го ска­за­лось на це­лом по­ко­ле­нии фи­ло­со­фов, раз­де­ляв­ших его ре­ли­ги­оз­но-ме­та­фи­зи­че­ское на­прав­ле­ние. Став в 21 год при­ват-до­цен­том Моск. ун-та, Со­ловь­ёв, од­на­ко, пред­по­чёл карь­е­ре ака­де­ми­че­ско­го про­фес­со­ра судь­бу воль­но­го учё­но­го и пуб­ли­ци­ста. Вы­сту­пив с «кри­ти­кой от­вле­чён­ных на­чал», он по­ста­вил се­бе за­да­чу ор­га­ни­че­ско­го син­те­за фи­ло­со­фии, нау­ки и ре­ли­гии, за­пад­ной фи­ло­со­фии и вос­точ­ной муд­ро­сти, где ка­ж­дая фи­лос. сис­те­ма, в её от­но­си­тель­ной ис­тин­но­сти, долж­на бы­ла за­нять своё ме­сто в пол­но­те «цель­но­го зна­ния». Ме­та­фи­зи­ка все­един­ст­ва, ко­то­рую на­чал раз­ра­ба­ты­вать Со­ловь­ёв, и его ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ское уче­ние о Со­фии, Бо­же­ст­вен­ной Пре­муд­ро­сти, по­лу­чи­ли раз­ви­тие у фи­ло­со­фов рус­ско­го ре­ли­ги­оз­но­го ре­нес­сан­са. Ис­то­ри­че­ский про­цесс, по Со­ловь­ё­ву, есть пе­ре­ход от зверо­че­ло­ве­че­ст­ва к бо­го­че­ло­ве­че­ст­ву, про­цесс во­пло­ще­ния в че­ло­ве­че­ст­ве аб­со­лют­ной идеи, обóжения че­ло­ве­ка, по­ни­мае­мо­го, од­на­ко, не в тра­ди­ции свя­тых от­цов. Со­ловь­ёв – ав­тор пер­вой цель­ной эти­че­ской сис­те­мы в рус. фи­ло­со­фии («Оп­рав­да­ние до­б­ра»). Всту­пив в ли­те­ра­ту­ру как на­след­ник и про­дол­жа­тель де­ла сла­вя­но­фи­лов, к сер. 80-х гг. Со­ловь­ёв ув­ле­ка­ет­ся про­ек­том со­еди­не­ния церк­вей и соз­да­ёт тео­кра­ти­че­скую мо­дель хри­сти­ан­ско­го го­су­дар­ст­ва, об­ру­ши­ва­ясь на сла­вя­но­фи­лов с жё­ст­кой кри­ти­кой. В кон­це жиз­ни он при­хо­дит к ост­ро­му ощу­ще­нию ре­аль­но­сти зла в ми­ре и пи­шет диа­ло­ги «Три раз­го­во­ра о вой­не, про­грес­се и кон­це все­мир­ной ис­то­рии», в ко­то­рых ри­су­ет кар­ти­ну ка­та­ст­ро­фи­че­ской раз­вяз­ки ми­ро­вой ис­то­рии, бли­зя­щей­ся с Вос­то­ка (кни­га бы­ла вос­при­ня­та как про­ро­че­ская в сре­де сим­во­ли­стов нач. 20 в., осо­бен­но в свя­зи с по­ра­жени­ем в рус­ско-япон­ской вой­не 1904–05).

Философский пессимизм

Аль­тер­на­ти­вой по­зи­ти­виз­му ока­зы­ва­ет­ся и на­ме­тив­шее­ся об­ра­ще­ние к фи­ло­со­фии пес­си­миз­ма, сис­те­мам А. Шо­пен­гау­эра и Эд. Гарт­ма­на, про­ис­хо­дя­щее под зна­ком вос­ста­нов­ле­ния в пра­вах ме­та­фи­зи­ки. В 1873–75 А. А. Коз­лов пуб­ли­ку­ет из­ло­же­ние уче­ния Гарт­ма­на с пе­ре­во­дом боль­ших фраг­мен­тов из его «Фи­ло­со­фии бес­соз­на­тель­но­го», в 1881 по­яв­ля­ет­ся пе­ре­вод кни­ги Шо­пен­гау­эра «Мир как во­ля и пред­став­ле­ние», вы­пол­нен­ный по­этом А. А. Фе­том. Эти­ка Шо­пен­гау­эра, ос­но­ван­ная на идее со­стра­да­ния, ока­зы­ва­ет силь­ное воз­дей­ст­вие на Л. Н. Тол­сто­го, чте­ние «оди­но­ко­го мыс­ли­те­ля» Эд. Гарт­ма­на – на «оп­тин­ское хри­сти­ан­ст­во» К. Н. Ле­он­ть­е­ва, став­ше­го в сво­ей кри­ти­ке ев­ро­пей­ско­го эга­ли­тар­но­го про­грес­са од­ним из вы­ра­зи­те­лей и не­при­знан­ных идео­ло­гов контр­ре­форм эпо­хи Алек­сан­д­ра III. В ле­он­ть­ев­ском «эс­те­ти­че­ском по­ни­ма­нии ис­то­рии» (В. В. Ро­за­нов) и тол­стов­ском эти­че­ском ри­го­риз­ме, сво­дя­щем хри­сти­ан­ст­во к по­сту­ла­там об­ще­че­ло­ве­че­ской мо­ра­ли, свое­об­раз­но от­ра­зи­лись раз­лич­ные ас­пек­ты шо­пен­гау­эров­ско­го пес­си­миз­ма. Че­рез фи­ло­со­фию пес­си­миз­ма за­ро­ж­да­ет­ся ин­те­рес об­ще­ст­ва к буд­диз­му и вос­точ­ной фи­ло­со­фии. По­ка­за­те­лен за­мы­сел Вл. Со­ловь­ё­ва «с ло­ги­че­ским со­вер­шен­ст­вом за­пад­ной фор­мы со­еди­нить пол­но­ту ду­хов­ных со­зер­ца­ний Вос­то­ка».

Наука и религия

Ха­рак­тер­ный для по­зи­ти­виз­ма культ нау­ки ока­зы­ва­ет опре­де­лён­ное влия­ние и на ре­ли­ги­оз­ных мыс­ли­те­лей. Так, в фи­ло­со­фии «об­ще­го де­ла» биб­лио­те­ка­ря Ру­мян­цев­ско­го му­зея Н. Ф. Фё­до­ро­ва ста­вит­ся за­да­ча по­бе­ды над смер­тью и «вос­кре­ше­ния от­цов» пу­тём «ре­гу­ля­ции при­ро­ды» и уси­ле­ния вла­сти че­ло­ве­ка над ней. По­сле­до­ва­те­лей уче­ния Фё­до­ро­ва – В. А. Ко­жев­ни­ко­ва, Н. П. Пе­тер­со­на, К. Э. Ци­ол­ков­ско­го, А. К. Гор­ско­го, Н. А. Сет­ниц­ко­го, А. Л. Чи­жев­ско­го – при­ня­то объ­е­ди­нять в на­прав­ле­ние «рус­ско­го кос­миз­ма». Для мыс­ли­те­лей рус­ско­го ре­ли­ги­оз­но­го ре­нес­сан­са, про­шед­ших че­рез шко­лу мар­ксиз­ма, уче­ние Фё­до­ро­ва бы­ло свое­об­раз­ной аль­тер­нати­вой мар­ксиз­му, в си­лу его под­чёрк­ну­то­го эти­че­ско­го ха­рак­те­ра и уст­рем­лён­но­сти к со­ци­аль­ной прак­ти­ке. От­час­ти под влия­ни­ем Фё­до­ро­ва, но в боль­шей сте­пе­ни пла­то­нов­ско­го уче­ния об Эро­се скла­ды­ва­ет­ся те­ур­ги­че­ский про­ект Вл. Со­ловь­ё­ва, ока­зав­ший зна­чи­тель­ное влия­ние на сим­во­ли­стов и ре­ли­ги­оз­ную фи­ло­со­фию нач. 20 в. В 1886 по­яв­ля­ет­ся кни­га уезд­но­го учи­те­ля ис­то­рии и гео­гра­фии В. В. Ро­за­но­ва «О по­ни­ма­нии. Опыт ис­сле­до­ва­ния при­ро­ды, гра­ниц и внут­рен­не­го строе­ния нау­ки как цель­но­го зна­ния», про­ник­нутая идеа­лом сис­те­ма­тиз­ма, кор­ни кото­ро­го ухо­дят к на­уч­ным «ор­га­но­нам» Ари­сто­те­ля и Ф. Бэ­ко­на. Зна­чи­мые фи­лос. тру­ды ока­зы­ва­ют­ся под­час пло­дом лю­би­тель­ской или око­ло­про­фес­сио­наль­ной дея­тель­но­сти учё­ных, по­лу­чив­ших ес­те­ст­вен­но-на­уч­ное об­разо­ва­ние. Так, ори­ги­наль­ную тео­рию куль­тур­но-ис­то­ри­че­ских ти­пов соз­да­ёт био­лог Н. Я. Да­ни­лев­ский. Фи­ло­соф­ская и пси­хо­ло­ги­че­ская про­бле­ма­ти­ка про­ни­ка­ет в тру­ды био­ло­гов И. М. Се­че­но­ва и И. И. Меч­ни­ко­ва, хи­ми­ка Д. И. Мен­де­лее­ва, ме­ди­ка Н. И. Пи­ро­го­ва, ма­те­ма­ти­ка Н. В. Бу­гае­ва.

Университетская философия в конце 19 века

Архив «Православной энциклопедии» Слева направо: Вл. Соловьёв, С.Н. Трубецкой, Н.Я. Грот, Л.М. Лопатин. Фото 90-х гг. 19 в.

Ес­ли в 60–70-х гг. 19 в. в уни­вер­си­тет­ском пре­по­да­ва­нии фи­ло­со­фии пре­об­ла­дал по­зи­ти­визм (пре­по­да­ва­тель­ский де­бют Вл. Со­ловь­ё­ва в Моск. ун-те был не­дол­го­вре­мен­ным ис­клю­чени­ем, на ка­фед­ре за­кре­пил­ся сто­рон­ник анг­лий­ско­го эм­пи­риз­ма М. М. Тро­иц­кий), то к 1880-м гг. пре­об­ла­даю­щей ока­зы­ва­ет­ся спи­ри­туа­ли­сти­че­ская ли­ния, от­ме­чен­ная влия­ни­ем Г. В. Лейб­ни­ца, Р. Г. Лот­це и Г. Тейх­мюл­ле­ра. Вер­нув­шись из Ев­ро­пы в 1889, Вл. Со­ловь­ёв со­об­ща­ет в пись­ме Д. Н. Цер­те­ле­ву, что на­шёл в Мо­ск­ве «це­лую фи­ло­соф­скую план­та­цию». В 1886 на ка­фед­ру фи­ло­со­фии Моск. ун-та из Одес­сы при­гла­ша­ет­ся Н. Я. Грот, дав­ший мощ­ный им­пульс ин­сти­ту­цио­наль­но­му бы­тию фи­ло­со­фии в Рос­сии, с 1885 до 1919 лек­ции по фи­ло­со­фии чи­та­ет здесь Л. М. Ло­па­тин, че­рез шко­лу ко­то­ро­го про­шло це­лое по­ко­ле­ние дея­те­лей ­Се­реб­ря­но­го ве­ка. В цен­тре вни­ма­ния этих учё­ных – про­бле­мы при­чин­но­сти и сво­бо­ды во­ли, ко­то­рые ре­ша­ют­ся ими в рам­ках спи­ри­туа­ли­сти­че­ской ме­та­фи­зи­ки. С уче­ни­ем Ло­па­ти­на о «твор­че­ской при­чин­но­сти», ко­ре­ня­щей­ся в суб­стан­ци­аль­но­сти че­ло­ве­че­ской ду­ши, по­ле­ми­зи­ру­ет Вл. Со­ловь­ёв, вы­сту­паю­щий про­тив пси­хо­ло­ги­за­ции че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния. С 1888 лек­ции в Моск. ун-те чи­та­ет С. Н. Тру­бец­кой. На­чав свою дея­тель­ность в рус­ле сла­вя­но­филь­ст­ва и со­ловь­ёв­ской со­фио­ло­гии (идея соз­да­ния «пра­во­слав­но­го гно­зи­са»), в даль­ней­шем он со­сре­до­то­чи­ва­ет­ся на ис­то­рии ан­тич­ной фи­ло­со­фии, про­дол­жая в то же вре­мя раз­ви­вать ме­та­фи­зи­ку все­един­ст­ва Со­ловь­ё­ва. В ра­бо­те ру­ко­во­ди­мо­го им сту­ден­че­ско­го ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го об­ще­ст­ва, воз­ник­ше­го в мар­те 1902 на ос­но­ве его уни­вер­си­тет­ско­го се­ми­на­ра, при­ни­ма­ли уча­стие про­фес­со­ра П. И. Нов­го­род­цев, Ло­па­тин, в чис­ле сту­ден­тов – Фло­рен­ский, Эрн, В. П. Свен­циц­кий, А. В. Ель­ча­ни­нов. По­след­ние пять лет сво­ей жиз­ни Тру­бец­кой жерт­ву­ет сво­ей на­уч­ной карь­е­рой ра­ди ор­га­ни­за­ции Моск. ун-та на прин­ци­пах сво­бо­ды на­уч­но­го по­ис­ка и ав­то­но­мии, став пер­вым его из­бран­ным рек­то­ром во вре­мя Ре­во­лю­ции 1905: уни­вер­си­тет был для фи­ло­со­фа во­пло­ще­ни­ем той «со­бор­ной при­ро­ды че­ло­ве­че­ско­го соз­на­ния», о ко­то­рой на­пи­са­на од­на из его фи­лос. ста­тей. В Пе­терб. ун-те зна­чи­тель­ный след в пре­по­да­ва­нии фи­ло­со­фии ос­тав­ля­ют пси­хо­лог и фи­ло­соф М. И. Вла­ди­слав­лев, а в 80–90-е гг. – фи­ло­соф-нео­кан­тиа­нец Ал-др И. Вве­ден­ский, стре­мив­ший­ся к по­строе­нию гно­сео­ло­гии на ба­зе кан­тов­ско­го кри­ти­циз­ма.

Философские журналы и общества

По­пыт­ка соз­да­ния в Рос­сии фи­лос. об­ще­ст­ва пред­при­ни­ма­ет­ся в 1879 в С.-Пе­тер­бур­ге ря­дом фи­ло­со­фов и пуб­ли­цистов, в чис­ле ко­то­рых бы­ли А. А. Ки­ре­ев, Н. Н. Стра­хов, Вл. Со­ловь­ёв, Д. Н. Цер­те­лев, М. И. Ка­рин­ский, од­на­ко ими фак­ти­че­ски был по­лу­чен от­каз от ми­ни­ст­ра внут­рен­них дел. Из­да­ние пер­во­го пе­рио­ди­че­ско­го фи­ло­соф­ско­го ж. «Фи­ло­соф­ский трёх­ме­сяч­ник» осу­ще­ст­в­ля­ет­ся в Кие­ве А. А. Коз­ло­вым в 1885–87. В 1885 при Мо­с­ков­ском ун-те по ини­циа­ти­ве М. М. Тро­иц­ко­го соз­да­ёт­ся Мо­с­ков­ское пси­хо­ло­ги­че­ское об-во, во гла­ве ко­то­ро­го сто­ят фи­ло­со­фы Грот (1887–99), Ло­па­тин (1899– 1920), И. А. Иль­ин (1920–22). При об­ще­ст­ве вы­хо­дит се­рия «Из­да­ний» и «Тру­дов», по­яв­ля­ют­ся пе­ре­во­ды зна­чи­тель­ных про­из­ве­де­ний фи­лос. клас­си­ки, с 1889 – ж. «Во­про­сы фи­ло­со­фии и пси­хо­ло­гии» под ре­дак­ци­ей Гро­та (с 1894 вплоть до за­кры­тия жур­на­ла в 1918 од­ним из ре­дак­то­ров жур­на­ла был Ло­па­тин). Во мно­гом бла­го­да­ря жур­налу скла­ды­ва­ет­ся ка­нон фи­лос. по­леми­ки (по­ле­ми­ка Вл. Со­ловь­ё­ва с Чи­че­ри­ным и Г. Ф. Шер­ше­не­ви­чем по во­про­сам эти­ки, вы­зван­ная пуб­ли­ка­ци­ей кни­ги Со­ловь­ё­ва «Оп­рав­да­ние до­б­ра», по­ле­ми­ка С. Н. Тру­бец­ко­го с Чи­че­ри­ным об ос­но­ва­ни­ях идеа­лиз­ма, по­ле­ми­ка Ло­па­ти­на с Е. Н. Тру­бец­ким о фи­ло­со­фии Вл. Со­ловь­ё­ва и др.). В 1898 с док­ла­да Ал-дра И. Вве­ден­ско­го «Судь­бы фи­ло­со­фии в Рос­сии» на­ча­ло свою ра­бо­ту пер­вое в Рос­сии Фи­ло­соф­ское об-во при Пе­терб. ун-те.

Фи­ло­соф­ское об­ще­ние про­дол­жа­ет­ся и в не­фор­маль­ной сре­де, в са­ло­нах («сре́ды» в до­ме Ло­па­ти­ных, в квар­ти­ре пре­по­да­ва­те­ля Кат­ков­ско­го ли­цея фи­ло­со­фа и пси­хо­ло­га П. Е. Ас­тафь­е­ва в Мо­ск­ве, «чет­вер­ги» у юри­ста и пуб­ли­ци­ста Н. В. Да­вы­до­ва, «пят­ни­цы» у по­эта К. К. Слу­чев­ско­го в ­С.-Пе­тер­бурге).

Переводы

Во 2-й пол. 19 в. на­чи­на­ет­ся сис­те­ма­ти­че­ская ра­бо­та по пе­ре­воду на рус. язык фи­лос. клас­си­ки: Пла­тон пе­ре­во­дит­ся В. Н. Кар­по­вым (2-е изд., т. 1–6, 1863–79), Вл. С. и М. С. Со­ловь­ё­вы­ми («Тво­ре­ния Пла­то­на», т. 1–2, 1899–1903), Ари­сто­тель – В. А. Сне­ги­рё­вым («О ду­ше», 1885), В. В. Ро­за­но­вым и П. Пер­во­вым (1–5-я кни­ги «Ме­та­физи­ки», 1890–95), Пло­тин – Вла­ди­слав­ле­вым (1868) и Г. В. Ма­ле­ван­ским (1898–1900), Ф. Бэ­кон – П. А. Би­би­ко­вым (1874), Де­карт («Рас­су­ж­де­ния о ме­то­де») – М. Скиа­дом (1873) и Н. А. Лю­би­мо­вым (1886), Лейб­ниц – К. Ис­то­ми­ным («Тео­ди­цея», 1887–92), Кант – Вла­ди­слав­ле­вым («Кри­ти­ка чис­то­го разу­ма», 1867) и Н. М. Со­ко­ло­вым (1896–97), Ге­гель – В. П. Чи­жо­вым («Курс эс­те­ти­ки, или Нау­ка изящ­но­го», 1859–60; «Эн­цик­ло­пе­дия фи­ло­соф­ских на­ук», т. 1–3, 1861– 1868). В 1860-х гг. по­яв­ля­ют­ся в рус. пе­ре­во­де то­ма «Ис­то­рии но­вой фи­ло­со­фии» К. Фи­ше­ра, с ко­то­рой мно­гие ин­тел­лек­туа­лы на­чи­на­ли своё зна­ком­ст­во с фи­ло­со­фи­ей.

Русская литература и философия

В кон. 19 в. Тол­стой и Дос­то­ев­ский вос­при­ни­ма­ют­ся уже не про­сто как все­россий­ски из­вест­ные пи­са­те­ли, но и как мыс­ли­те­ли и «свет­ские бо­го­сло­вы». Ро­ма­ны Дос­то­ев­ско­го по сво­ему влия­нию на ми­ро­вую и рус­скую фи­ло­со­фию не ус­ту­па­ют наи­бо­лее зна­чи­тель­ным фи­лос. сис­те­мам. По сло­вам прот. Г. Фло­ров­ско­го, Дос­то­ев­ский «ши­ро­ко раз­дви­нул и уг­лу­бил ме­та­фи­зи­че­ский опыт». Фи­ло­соф­ский фа­та­лизм и про­ви­ден­циа­лизм, вы­ра­зив­ший­ся в ро­ман­ном твор­че­ст­ве Тол­сто­го, его бо­лее позд­ние эти­че­ские со­чи­не­ния и его по­ле­ми­ка с пра­во­слав­ной цер­ко­вью ока­за­ли боль­шое влия­ние на фор­ми­ро­ва­ние об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния в Рос­сии и за её пре­де­ла­ми. По­став­лен­ные рус. ли­те­ра­ту­рой про­бле­мы до­б­ра и зла, лич­ности и об­ще­ст­ва, от­но­ше­ния ми­ра и Церк­ви, смыс­ла ис­то­рии, со­циа­лиз­ма и но­вых форм ор­га­ни­за­ции об­ще­ст­ва, со­ци­аль­но­го на­си­лия и квие­тиз­ма, сво­бо­ды и от­вет­ст­вен­но­сти, ве­ры и не­ве­рия по­сте­пен­но фор­ми­ру­ют яд­ро рус­ской ре­ли­ги­оз­ной фи­ло­со­фии. Фи­ло­соф­ски ос­мыс­ля­ет­ся по­эзия А. С. Пуш­ки­на, М. Ю. Лер­мон­то­ва, Ф. И. Тют­че­ва. Фи­ло­соф­ски­ми мо­ти­ва­ми про­ник­ну­та по­эзия А. К. Тол­сто­го, А. Н. Май­ко­ва, гр. А. А. Го­ле­ни­ще­ва-Ку­ту­зо­ва, К. К. Слу­чев­ско­го. В стать­ях Вл. Со­ловь­ё­ва, Слу­чев­ско­го, Ро­за­но­ва ли­те­ра­тур­ная кри­ти­ка в Рос­сии про­дол­жа­ет быть, ­как и в 1830–40-х гг., осо­бым жан­ром фи­ло­соф­ст­во­ва­ния. Идей­но близ­кий Да­ни­лев­ско­му Стра­хов, ли­те­ра­тур­ный кри­тик, ав­тор со­чи­не­ния «Борь­ба с За­па­дом в на­шей ли­те­ра­ту­ре», в ко­то­ром вы­ра­зи­лась идео­ло­гия «поч­вен­ни­че­ст­ва», в то же вре­мя – фи­ло­соф-ге­гель­я­нец, из­дав­ший в 1872 ра­бо­ту «Мир как це­лое». Рус. фи­ло­со­фия ста­но­вит­ся ­ли­те­ра­ту­ро­цен­трич­ной.

Философия марксизма

Об­ще­ст­вен­ная мысль кон­ца 19 в. в её ли­бе­раль­ных и ра­ди­каль­ных на­прав­ле­ни­ях ха­рак­те­ри­зу­ет­ся не­по­ко­ле­би­мой ве­рой в со­ци­аль­ный про­гресс. В во­про­се о ме­тодах ис­то­ри­че­ско­го по­зна­ния субъ­ек­ти­виз­му на­род­ни­ков про­ти­во­сто­ит ис­тори­че­ский де­тер­ми­низм мар­ксис­тов. Рус­ский пе­ре­вод 1-го т. «Ка­пи­та­ла» К. Мар­кса, вы­пол­нен­ный Г. А. Ло­па­ти­ным, по­яв­ля­ет­ся в Рос­сии в 1872, а рас­про­стра­не­ние мар­ксиз­ма в Рос­сии и рас­ши­ряю­щая­ся с сер. 80-х гг. дея­тель­ность мар­кси­ст­ских круж­ков свя­за­на с ли­те­ра­тур­ной дея­тель­но­стью Г. В. Пле­ха­но­ва и же­нев­ской груп­пы «Ос­во­божде­ние тру­да» (1883), чле­ны ко­то­рой пе­ре­ве­ли к 1900 ок. 30 круп­ных ­работ ос­но­во­по­лож­ни­ков мар­ксиз­ма. Мар­кси­ст­ская мысль нач. 20 в. весь­ма не­од­но­род­на. По­пыт­ка уви­деть в мар­ксиз­ме «ре­ли­гию без Бо­га» ха­рак­тер­на для т. н. бо­го­строи­те­лей (А. В. Лу­на­чар­ский, В. А. Ба­за­ров, П. С. Юш­ке­вич). Стре­мясь при­спо­со­бить эм­пи­ри­ок­ри­ти­цизм и эм­пи­рио­мо­низм Э. Ма­ха и Р. Аве­на­риу­са для нужд со­ци­аль­ной фи­ло­со­фии мар­ксиз­ма, А. А. Бо­гда­нов соз­да­ёт «все­об­щую ор­га­ни­за­ци­он­ную нау­ку», «тек­то­ло­гию», ви­дя в ней на­учную идео­ло­гию бу­ду­ще­го об­ще­ст­ва. Про­тив эм­пи­рио­мо­ни­стов вы­сту­пил В. И. Уль­я­нов (Ле­нин), ут­вер­ждая в кни­ге «Ма­те­риа­лизм и эм­пи­ри­ок­ри­ти­цизм» (1909) диа­лек­ти­че­ский ма­те­риа­лизм в ка­че­ст­ве един­ст­вен­ной фи­ло­софии мар­ксиз­ма. Пле­ха­нов от­стаи­вал идею фи­ло­со­фии как ме­то­до­ло­гии ча­ст­ных на­ук, объ­е­ди­няю­щей со­во­куп­ность че­ло­ве­че­ско­го опы­та.

«От марксизма к идеализму»

Пер­во­на­чаль­но мар­ксизм вос­при­ни­ма­ет­ся как уни­вер­саль­ное уче­ние, даю­щее ключ к ре­ше­нию всех со­ци­аль­ных во­про­сов. Од­на­ко раз­ли­че­ние со­ци­аль­ной не­об­хо­ди­мо­сти и эти­че­ско­го дол­жен­ст­во­ва­ния, имею­ще­го ис­точ­ник в че­ло­ве­че­ской во­ле, при­во­дит ряд т. н. ле­галь­ных мар­ксис­тов под влия­ни­ем Кан­та и Вл. Со­ловь­ё­ва на по­зи­ции фи­лос. идеа­лиз­ма (сб. «Про­бле­мы идеа­лиз­ма», 1902, за­ду­ман­ный П. Б. Стру­ве как про­ект в за­щи­ту сво­бо­ды со­вес­ти и со­дер­жа­щий идеа­ли­сти­че­скую про­грам­му ос­во­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния в Рос­сии; сбор­ник ста­тей С. Н. Бул­га­ко­ва «От мар­ксиз­ма к идеа­лиз­му», 1903). В по­ле­ми­ке с Н. А. Бер­дяе­вым Стру­ве ут­вер­ждал по­зи­цию «эти­че­ско­го ин­ди­ви­дуа­лиз­ма», ду­хов­ной ав­то­но­мии лич­ности, в то вре­мя как Бер­дя­ев, в ду­хе Со­ловь­ё­ва, ви­дел цен­ность че­ло­ве­че­ской лич­но­сти в том, что она вы­ра­жа­ет в се­бе не­кие уни­вер­саль­ные ­прин­ципы.

В сбор­ни­ке «Ве­хи» (1909), явив­шем­ся важ­ным со­бы­ти­ем в по­ля­ри­за­ции об­ще­ст­вен­но­го соз­на­ния Рос­сии, вы­сту­п­ле­ние про­тив ути­ли­та­риз­ма, эко­но­миз­ма и эв­де­мо­ни­сти­че­ской эти­ки ­со­чета­лось с рез­кой кри­ти­кой со­циа­листиче­ско­го идеа­ла. Ав­то­ры «Вех», объ­е­ди­нён­ные об­щим па­фо­сом кри­ти­ки ра­ди­каль­ной ин­тел­ли­ген­ции за её «от­ще­пен­ст­во» и «бес­поч­вен­ность», за от­рыв от за­щи­ща­е­мо­го ею на­ро­да и его ре­ли­ги­оз­ной ве­ры, за­ни­ма­ли весь­ма не­од­но­род­ные по­зи­ции в со­ци­аль­но-эти­че­ском смыс­ле: от чая­ния но­во­го ре­ли­ги­оз­но­го кол­лек­ти­виз­ма и хри­сти­ан­ской об­ще­ст­вен­но­сти у Бер­дяе­ва и Бул­га­ко­ва до про­по­ве­ди «твор­че­ско­го са­мо­соз­на­ния» и лич­ной от­вет­ст­вен­но­сти че­ло­ве­ка пе­ред об­ще­ст­вом у Стру­ве и М. О. Гер­шен­зо­на.

На ос­но­ва­нии эти­ки и со­ци­аль­ной фи­ло­со­фии Вл. Со­ловь­ё­ва, его кри­ти­ки на­цио­на­лиз­ма (сб. «На­цио­наль­ный во­прос в Рос­сии», вып. 1 – 1884; вып. 2 – 1891) фор­ми­ру­ет­ся со­ци­аль­ная фи­ло­со­фия рус. ли­бе­ра­лиз­ма и ли­бе­раль­ная шко­ла фи­ло­со­фии пра­ва, свя­зы­ваю­щая пра­во с мо­ра­лью, а про­бле­му об­ще­ст­вен­но­го идеа­ла – с са­мо­реа­ли­за­ци­ей чело­ве­че­ской лич­но­сти (Нов­го­род­цев, Е. Н. Тру­бец­кой, А. С. Ящен­ко). В эми­гра­ции ис­сле­до­ва­ние «ду­хов­ных ос­нов об­ще­ст­ва», ре­ли­ги­оз­но-мо­раль­ных ос­но­ва­ний пра­ва и го­су­дар­ст­ва про­должают С. Л. Франк, И. А. Иль­ин, Н. Н. Алек­се­ев и др.

Влияние Ф. Ницше

Осо­бое ме­сто в об­ще­ст­вен­ном соз­на­нии на­ча­ла 20 в. за­ни­ма­ет им­мо­ра­лизм Ниц­ше, его идея «пе­ре­оцен­ки цен­но­стей». На­ча­ло зна­ком­ст­ва с идея­ми Ниц­ше в Рос­сии от­но­сит­ся к 1891, од­ним из пер­вых об­ра­тил на не­го вни­ма­ние Вл. Со­ловь­ёв, уви­дев в его идеа­ле «сверх­че­ло­ве­ка» зло­ве­щую и опас­ную па­ро­дию на свой ис­то­рио­соф­ский про­ект. Сто­рон­ни­ков идеа­ли­сти­че­ско­го на­прав­ле­ния при­вле­ка­ли у Ниц­ше про­воз­гла­ше­ние са­мо­цен­но­сти лич­но­сти, бунт про­тив из­мель­ча­ния че­ло­ве­ка, кри­ти­ка ли­це­ме­рия бур­жу­аз­ной мо­ра­ли. Эти­кой «люб­ви к даль­не­му» Ниц­ше до­пол­ня­лась кан­тов­ская «эти­ка дол­га». Пред­ста­ви­те­ли фи­ло­соф­ско-по­эти­че­ско­го сим­во­лиз­ма (А. Бе­лый, Вяч. Ива­нов) вос­при­ни­ма­ют Ниц­ше как ре­ли­ги­оз­но­го про­ро­ка, би­чую­ще­го гре­хи ис­то­ри­че­ско­го хри­сти­ан­ст­ва. Он ста­но­вит­ся па­ра­диг­ма­ти­че­ской фи­гу­рой, рус. ана­лог Ниц­ше пы­та­ют­ся оты­скать в Ле­он­ть­е­ве или Ро­за­но­ве, Л. Шес­тов пред­при­ни­ма­ет срав­не­ние мо­раль­ной фи­ло­со­фии Ниц­ше и Л. Н. Тол­сто­го.

Религиозно-философские собрания и общества

Слева направо: С.Н. Булгаков, священник П. Флоренский, М.А. Новосёлов. Фото. 1913. Историко-биографический музей свящ. Павла Флоренского, Москва

В нач. 20 в. об­су­ж­де­ние фи­лос. во­про­сов вы­хо­дит за пре­де­лы фи­лос. ка­федр и са­лон­ных круж­ков, пуб­лич­ных лек­ций и стра­ниц спе­циа­лизи­ро­ван­ных из­да­ний. В 1901–03 в С.-Пе­тер­бур­ге со­стоя­лись ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ские со­б­ра­ния (все­го 22 за­се­да­ния), санк­цио­ни­ро­ван­ные обер-про­ку­ро­ром Свя­тей­ше­го Си­но­да К. П. По­бе­до­нос­це­вым и пе­тер­бург­ским митр. Ан­то­ни­ем (Вад­ков­ским). На фо­не об­ще­ст­вен­но­го ре­зо­нан­са, вы­зван­но­го от­лу­че­ни­ем от Церк­ви Л. Н. Тол­сто­го 20 фев­ра­ля 1901, со­б­ра­ния ста­но­вят­ся фо­ру­мом, на ко­то­ром ста­вят­ся во­про­сы о сво­бо­де со­вес­ти, се­мье и бра­ке, от­но­ше­нии Церк­ви и го­су­дар­ст­ва. Те­ма по­ла и «свя­той пло­ти» при­об­ре­та­ет осо­бую зна­чи­мость для уча­ст­ни­ков со­б­ра­ний В. В. Ро­за­но­ва и Д. С. Ме­реж­ков­ско­го. Жур­нал «Но­вый путь» (1903–04), пуб­ли­ко­вав­ший про­то­ко­лы со­б­ра­ний, был пре­об­ра­зо­ван за­тем в ж. «Во­про­сы жиз­ни», на стра­ни­цах ко­то­ро­го вы­ра­ба­ты­ва­лась идео­ло­гия «но­во­го ре­ли­ги­оз­но­го соз­на­ния». Хи­лиа­сти­че­ское ожи­да­ние но­вой об­ще­ст­вен­но­сти, ос­но­ван­ной на хри­сти­ан­ских прин­ци­пах, со­че­та­ет­ся здесь с чая­ни­ем осо­бо­го рас­кры­тия в ис­то­рии треть­ей ипо­ста­си Св. Трои­цы, Св. Ду­ха (идея «третье­го За­ве­та», при­сут­ст­вую­щая уже в ру­ко­пи­сях Вл. Со­ловь­ё­ва, вос­хо­дит к хи­лиа­сти­че­ско­му тол­ко­ва­нию Апо­ка­лип­си­са у ка­лаб­рий­ско­го мо­на­ха 12 в. Ио­а­хи­ма Флор­ско­го). Со­глас­но этой идее, на сме­ну все­об­ще­му обо­соб­ле­нию и эго­из­му долж­но прий­ти об­ще­ст­во, ос­но­ван­ное на «все­мир­ной люб­ви» и ие­ра­ти­че­ском прин­ци­пе.

Вес­ной 1905 в Мо­ск­ве соз­да­ёт­ся Ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ское об­ще­ст­во па­мя­ти Вл. Со­ловь­ё­ва, в соз­да­нии ко­то­ро­го уча­ст­во­ва­ли чле­ны «Хри­сти­ан­ско­го брат­ст­ва борь­бы» Эрн и Свен­циц­кий, а так­же Фло­рен­ский и А. Бе­лый. Офи­ци­аль­ное его от­кры­тие про­ис­хо­дит в ок­тяб­ре 1906 док­ла­дом С. Н. Бул­га­ко­ва «Дос­то­ев­ский и со­вре­мен­ность». Про­су­ще­ст­во­вав до 1918, об­ще­ст­во су­ме­ло объ­е­ди­нить мо­с­ков­ских фи­ло­со­фов от­нюдь не толь­ко ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ской на­прав­лен­но­сти. Ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ские об­ще­ст­ва воз­ни­ка­ют в С.-Пе­тер­бур­ге («За­пис­ки» об­ще­ст­ва пуб­ли­ко­вались в 1908–16), Кие­ве, Харь­ко­ве, Тиф­ли­се, Ры­бин­ске. Про­дол­жа­ет ак­тив­но ра­бо­тать Мо­с­ков­ское пси­хо­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во (при уни­вер­си­те­те). С 1909 в Мо­ск­ве су­ще­ст­ву­ет Кру­жок ищу­щих хри­сти­ан­ско­го про­све­ще­ния (т. н. Но­во­сё­лов­ский кру­жок, по име­ни из­да­те­ля «Ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ской биб­лио­те­ки» М. А. Но­во­сё­ло­ва), в ко­то­ром уча­ст­вова­ли Н. С. Ар­сень­ев, С. Н. Бул­га­ков, С. Н. Ду­ры­лин, В. А. Ко­жев­ни­ков, А. А. Кор­ни­лов, Ф. Д. Са­ма­рин, Л. А. Ти­хо­ми­ров, кня­зья Е. Н. и Г. Н. Тру­бец­кие, свящ. П. Фло­рен­ский, прот. И. И. Фу­дель, С. А. Цвет­ков, Эрн и др.

Издательства и издания

При фи­нансо­вой и идей­ной под­держ­ке ме­це­нат­ки М. К. Мо­ро­зо­вой бы­ло соз­да­но кни­го­из­да­тель­ст­во «Путь» (1910– 1919), вы­пус­тив­шее со­б­ра­ния со­чи­не­ний И. В. Ки­ре­ев­ско­го и Чаа­дае­ва, ин­тел­лек­ту­аль­ные био­гра­фии Ско­во­ро­ды, Хо­мя­ко­ва, Коз­ло­ва в се­рии «Рус­ские мыс­ли­те­ли», пе­ре­во­ды фран­цуз­ских со­чи­не­ний Вл. Со­ловь­ё­ва, со­чи­не­ния С. А. Ас­коль­до­ва, Бер­дяе­ва, Бул­га­ко­ва, Гер­шен­зо­на, Н. О. Лос­ско­го, Е. Н. Тру­бец­ко­го, Фло­рен­ско­го, Эр­на, сбор­ни­ки ста­тей о Вл. Со­ловь­ё­ве и Л. Н. Тол­стом и др. Из­да­тель­ская про­грам­ма «Пу­ти» бы­ла по­пыт­кой вы­явить на­цио­наль­ную фи­ло­соф­скую тра­ди­цию в Рос­сии. Уве­ли­чи­ва­ет­ся чис­ло пе­рио­ди­че­ских из­да­ний, ре­гу­ляр­но пре­дос­тав­ляю­щих свои стра­ни­цы для фи­лос. пуб­ли­ка­ций: на­ря­ду с «Во­про­са­ми фи­ло­со­фии и пси­холо­гии» это жур­на­лы «Мир Бо­жий», «Кри­ти­че­ское обо­зре­ние», «Рус­ская мысль», «Вест­ник Ев­ро­пы», «Рус­ское бо­гат­ст­во», по­вре­мен­ные из­да­ния «Во­про­сы тео­рии и пси­хо­ло­гии твор­че­ст­ва» (Хар., 1907–23), «Но­вые идеи в фи­ло­со­фии» (СПб., 1912–14).

Свое­об­раз­ной аль­тер­на­ти­вой «Пу­ти» вы­сту­па­ет изд-во «Му­са­гет», а так­же из­даю­щий­ся при нём в 1910–14 ж. «Ло­гос» (под ре­дак­ци­ей С. И. Гес­се­на, Ф. А. Сте­пу­на, Э. К. Мет­не­ра, при уча­стии Б. В. Яко­вен­ко, В. Э. Се­зе­ма­на) – рус. ва­ри­ант «Ме­ж­ду­на­род­но­го еже­годни­ка по фи­ло­со­фии куль­ту­ры». Изда­те­ли жур­на­ла про­шли фи­лос. школу в Гер­ма­нии, в Гей­дель­бер­ге. Ру­ко­вод­ству­ясь нео­кан­ти­ан­ской па­ра­диг­мой фи­ло­со­фии, они кри­ти­че­ски от­но­си­лись как к на­род­ни­че­ской, по­зи­ти­ви­ст­ской тра­ди­ции, так и к со­ловь­ёв­ской, ре­ли­ги­оз­но-ме­та­фи­зи­че­ской ли­нии в фи­ло­со­фии, ви­дя в обе­их за­ви­си­мость от вне­фи­ло­соф­ских эле­мен­тов. Тем не ме­нее в «Ло­го­се» пуб­ли­ко­ва­лись пред­ста­ви­те­ли ин­туи­ти­ви­ст­ской фи­ло­со­фии Н. О. Лос­ский и С. Л. Франк, ге­гель­я­нец И. А. Иль­ин. По­ле­ми­че­ская схват­ка двух на­прав­ле­ний, сим­во­ли­зи­руе­мых име­на­ми «Ло­го­са» и «Пу­ти», вы­ра­зи­лась в сбор­ни­ке Эр­на «Борь­ба за ло­гос» (1911). Влия­ние не­мец­кой фи­ло­со­фии на об­ще­ст­во за­мет­но ос­ла­бе­ва­ет с на­ча­лом 1-й ми­ро­вой вой­ны и рос­том ан­ти­гер­ман­ских на­строе­ний.

Университетская философия в начале 20 века

Рас­ши­ря­ет­ся гео­гра­фия фи­лос. ка­федр: к нач. 20 в. ка­фед­ры фи­ло­со­фии су­ще­ст­во­ва­ли в Мо­ск­ве, Дер­пте (Юрь­е­ве), Ка­за­ни, Харь­ко­ве, С.-Пе­тер­бур­ге, Кие­ве, Одес­се, Вар­ша­ве, Том­ске, в 1909 от­кры­лась ка­фед­ра в толь­ко что соз­дан­ном Ни­ко­ла­ев­ском ун-те в Са­ра­то­ве. В Моск. ун-те, на­чи­ная с 1906, сре­ди пре­по­да­ва­те­лей фи­ло­со­фии по­явля­ют­ся Г. Г. Шпет, Эрн, П. П. Блон­ский, А. И. Ог­нев, В. М. Эк­зем­п­ляр­ский. На ка­фед­ре фи­ло­со­фии пра­ва и ис­то­рии фи­ло­со­фии пра­ва, руко­во­ди­мой Нов­го­род­це­вым, а за­тем Е. Н. Тру­бец­ким, пре­по­да­ва­ли И. А. Иль­ин, Н. Н. Алек­се­ев и др. В Пе­терб. ун-те пре­по­да­ва­ли уче­ни­ки Ал-дра Вве­ден­ско­го – Лос­ский и И. И. Лап­шин, а так­же ­ученик В. Вин­дель­бан­да и Г. Рик­кер­та С. И. Гес­сен. На Выс­ших жен­ских кур­сах, воз­ник­ших в Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге в 1869, пре­по­да­ва­ли фи­ло­со­фию Вл. Со­ловь­ёв, Э. Л. Рад­лов, Шпет и др. В Ка­зан­ском ун-те Н. А. Ва­силь­ев соз­да­ёт «во­об­ра­жае­мую ло­ги­ку» – один из ва­ри­ан­тов не­клас­си­че­ской сил­ло­ги­сти­ки. Вы­хо­дят со­б­ра­ния со­чи­не­ний Вл. Со­ловь­ё­ва (в 8 тт., 1901–03, доп. т., 1907; в 10 тт., 1911–14), С. Н. Тру­бец­ко­го (в 6 тт., 1906–12), К. Н. Ле­он­ть­е­ва (в 9 тт., 1911–13), Л. Шес­то­ва (в 6 тт., 1911). Фи­ло­со­фия по­сте­пен­но, но проч­но вклю­ча­ет­ся в Рос­сии в об­щий куль­тур­ный про­цесс.

Русский религиозно-философский ренессанс

Впер­вые упот­ре­бил это по­ня­тие для опи­са­ния фи­ло­со­фии нач. 20 в. Ф. Ф. Зе­лин­ский, пе­ре­во­дчик Со­фок­ла и ис­сле­до­ва­тель ан­тич­ной куль­ту­ры. Ряд черт этой эпо­хи дей­ст­ви­тель­но упо­доб­лял­ся италь­ян­ско­му Ре­нес­сан­су 14–15 вв.: об­ра­ще­ние к цен­но­стям ан­тич­ной куль­ту­ры, пе­ре­ос­мыс­ляе­мым на поч­ве пра­во­слав­ной тра­ди­ции, по­вы­шен­ный ин­те­рес к фи­лос. по­сти­же­нию че­ло­ве­ка, «алек­сан­д­рий­ский», син­кре­ти­че­ский ха­рак­тер куль­ту­ры, мно­го­об­ра­зие ду­хов­ных «ис­ка­ний и блу­ж­да­ний». Рус­ская ре­ли­ги­оз­ная фи­ло­со­фия нач. 20 в. не­сво­ди­ма по сво­им ис­то­кам к хри­сти­ан­ско­му Пре­да­нию, к тво­ре­ни­ям свя­тых от­цов, а под­час пред­ста­ёт как «ре­ли­ги­оз­ная ере­сио­ло­гия» (по сло­вам свящ. Сер­гия Бул­га­ко­ва). Ос­нов­ной её пи­та­тель­ной сре­дой был хри­стиа­ни­зи­ро­ван­ный пла­то­низм, ус­во­ен­ный на рус. поч­ве в про­из­ве­де­ни­ях Вл. Со­ловь­ё­ва, а так­же мо­на­до­ло­гия Лейб­ни­ца и кри­ти­че­ски вос­при­ня­тая фи­ло­со­фия Кан­та. Опыт цер­ков­но­сти при­дёт ко мно­гим фи­ло­со­фам рус. ре­нес­сан­са позд­нее, по­сле ок­тяб­ря 1917.

Ме­та­фи­зи­ка все­един­ст­ва, ко­то­рую вслед за Со­ловь­ё­вым раз­ра­ба­ты­ва­ли С. Н. и Е. Н. Тру­бец­кие, Франк, Н. О. Лос­ский, Л. П. Кар­са­вин, А. Ф. Ло­сев, ис­хо­ди­ла из он­то­ло­ги­че­ско­го по­ни­ма­ния Ис­ти­ны и вклю­ча­ла в се­бя про­бле­ма­ти­ку Аб­со­лют­но-су­ще­го пер­во­на­ча­ла, от­кры­ваю­ще­го се­бя в не­ко­ем «по­сред­ст­вую­щем» бы­тии. По­доб­ная он­то­ло­гия по­лу­чи­ла вы­ра­же­ние в со­фио­ло­гии, сим­во­лиз­ме и имя­сла­вии.

Софиология

Для со­фио­ло­гии ха­рак­те­рен пе­ре­вод на язык хри­сти­ан­ской дог­ма­ти­ки кос­мо­ло­ги­че­ско­го чув­ст­ва «ма­те­ри сы­рой зем­ли» (Дос­то­ев­ский), на­род­ной тра­ди­ции по­чи­та­ния ро­да, пло­до­ро­дия, вы­ра­зив­шей­ся в рус. фольк­ло­ре и об­ря­до­вом бла­го­чес­тии. На­ря­ду с биб­лей­ски­ми мо­ти­ва­ми в чис­ле её ис­то­ков ран­не­хри­сти­ан­ский гно­сти­цизм и но­во­ев­ро­пей­ский гно­зис, по­эзия Гё­те и фи­ло­со­фия Шел­лин­га. От Вл. Со­ловь­ё­ва со­фио­ло­ги­че­ская те­ма пе­ре­шла к свя­щен­ни­кам П. Фло­рен­скому и С. Бул­га­ко­ву. Фло­рен­ский выво­дит по­чи­та­ние Св. Со­фии из Пре­да­ния Церк­ви – ико­но­гра­фии, ли­тур­ги­ки и пр. Бул­га­ков в сво­ей «Фи­ло­со­фии хо­зяй­ст­ва» ви­дит за­да­чу со­ци­аль­ной прак­ти­ки в «осо­фие­нии ми­ра», в воз­вра­ще­нии при­ро­де её пер­во­здан­ной со­фий­ной кра­со­ты. В эмиг­ра­ции он созда­ёт гран­ди­оз­ную сис­те­му со­фио­ло­ги­че­ско­го бо­го­сло­вия, в ко­то­рой по-ново­му ин­тер­пре­ти­ру­ет тра­ди­ци­он­ные хри­сти­ан­ские дог­ма­ты, ос­та­ва­ясь «фи­ло­со­фом в бо­го­сло­вии» (прот. А. Шме­ман). Со­фио­ло­гия Бул­га­ко­ва встре­ти­ла осу­ж­де­ние со сто­ро­ны боль­шин­ст­ва цер­ков­ных ие­рар­хов. В бо­лее пра­во­слав­ном клю­че пы­тал­ся по­стро­ить свою со­фио­ло­гию кн. Е. Н. Тру­бец­кой, ви­дя в Со­фии пла­то­нов­ский «мир идей в Бо­ге» и от­ка­зы­ва­ясь от идеи твар­ной, или пад­шей, Со­фии. По­сле 1917 со­фио­ло­ги­че­ская про­бле­ма­ти­ка ак­туа­ли­зи­ро­ва­на у Кар­са­ви­на и В. Н. Иль­и­на (в эмиг­ра­ции) и Ло­се­ва, транс­фор­ми­ро­вав­ше­го её в уче­нии о тет­рак­ти­де.

Франк и Н. О. Лос­ский, ис­пы­тав в сво­ей тео­рии по­зна­ния влия­ние ин­туи­ти­виз­ма А. Берг­со­на, в даль­ней­шем при­хо­дят к не­об­хо­ди­мо­сти он­то­ло­ги­че­ских по­строе­ний. Лос­ский, пред­став­ляя мир как «ор­га­ни­че­ское це­лое», вдох­нов­ля­ет­ся в сво­ей плю­ра­ли­сти­че­ской ме­та­фи­зи­ке «суб­стан­ци­аль­ных дея­те­лей» спи­ри­туа­ли­сти­че­ской кон­цеп­ци­ей Лейб­ни­ца. Франк, про­дол­жая тра­ди­цию апо­фа­ти­че­ско­го бо­го­сло­вия от псев­до-Дио­ни­сия Аре­о­па­ги­та до Мей­сте­ра Эк­хар­та и Ни­ко­лая Ку­зан­ско­го, раз­ра­ба­ты­ва­ет эк­зи­стен­ци­аль­ную он­то­ло­гию и пси­хо­ло­гию. Ме­та­фи­зи­ка сво­бо­ды за­ни­ма­ет клю­че­вое ме­сто в твор­че­ст­ве Бер­дяе­ва: вслед за Бё­ме, Баа­де­ром и Шел­лин­гом он соз­да­ёт он­то­ло­гию, в ко­то­рой из­на­чаль­ная сво­бо­да пред­ше­ст­ву­ет са­мо­му Бо­же­ст­ву.

Философия имени

По­сле вы­хо­да в 1907 кни­ги схим. Ила­рио­на «На го­рах Кав­ка­за» на Афо­не воз­ни­ка­ет бо­го­слов­ское те­че­ние имя­сла­вия, вы­ра­зив­шее­ся в осо­бом по­чи­та­нии Име­ни Божь­е­го, в пред­став­ле­нии, что «Имя Бо­жие есть сам Бог». Ре­ак­ция на осу­ж­де­ние это­го те­че­ния Свя­тей­шим Си­но­дом в 1913 и раз­гон бо­лее 800 при­вер­жен­ных имя­сла­вию мо­на­хов по­ро­ж­да­ет сре­ди ря­да хри­сти­ан­ских фи­ло­со­фов стрем­ле­ние тео­ре­ти­че­ски оп­рав­дать уче­ние имя­слав­цев. Так воз­ни­ка­ет «фи­ло­со­фия име­ни» (ра­бо­ты Фло­рен­ско­го, Бул­га­ко­ва, Ло­се­ва), свое­об­раз­ная мо­ди­фи­ка­ция сред­не­ве­ко­во­го фи­лос. реа­лиз­ма на рус. поч­ве, вос­при­няв­шая, од­на­ко, идеи как ев­ро­пей­ской фи­ло­со­фии язы­ка (В. Гум­больд­та и Ф. Шлей­ер­махе­ра), так и рус. лин­гвис­тов (А. А. По­теб­ни). В име­ни ви­дел­ся не ус­лов­ный знак ве­щи, но пря­мое вы­ра­же­ние её он­то­ло­ги­че­ской при­ро­ды. В ду­хе уче­ния св. Гри­го­рия Па­ла­мы об энер­ги­ях имя рас­сматри­ва­лось как осо­бо­го ро­да энер­гия, от­кры­ваю­щая вещь и даю­щая дос­туп к её по­зна­нию.

Фи­ло­соф­ский сим­во­лизм, ис­хо­дя­щий из пред­став­ле­ния о су­ще­ст­во­ва­нии двух пла­нов ре­аль­но­сти, тес­ней­шим об­ра­зом свя­зан с ли­те­ра­ту­рой и по­эзи­ей нач. 20 в. Сим­вол (бы­тие, ко­то­рое «боль­ше са­мо­го се­бя») яв­ля­ет­ся цен­траль­ным по­ня­ти­ем «кон­крет­ной ме­та­фи­зи­ки» свящ. П. Фло­рен­ско­го. Зна­ток Эд. Гус­сер­ля и Э. Кас­си­ре­ра, Ло­сев опи­сы­ва­ет са­мо­рас­кры­тие име­ни-сим­вола в утон­чён­ной аб­со­лют­ной диа­лек­ти­ке, то­ж­де­ст­вен­ной аб­со­лют­ной ми­фо­ло­гии. Сим­вол ста­но­вит­ся пред­ме­том тео­ре­ти­че­ской реф­лек­сии по­этов и тео­ре­ти­ков сим­во­лиз­ма А. Бе­ло­го и Вяч. Ива­но­ва. Шпет, на­чи­нав­ший в пред­ре­во­лю­ци­он­ные го­ды как по­пу­ля­ри­за­тор идей Гус­сер­ля в Рос­сии, соз­да­ёт фе­но­ме­но­ло­ги­че­скую гер­ме­нев­ти­ку, в ко­то­рой смы­сло­вая и сим­во­ли­че­ская ре­аль­ность ока­зы­ва­ет­ся «замк­ну­той» на са­мой се­бе, не тре­буя свой­ст­вен­но­го для ре­лигиоз­ной фи­ло­со­фии транс­цен­ди­ро­ва­ния к Аб­со­лю­ту.

В «алек­сан­д­рий­ской» по ду­ху куль­ту­ре ре­ли­ги­оз­но-фи­ло­соф­ско­го ре­нес­сан­са воз­ни­ка­ет це­лый спектр фи­лос. уче­ний, ко­то­рые не пре­тен­ду­ют на соз­да­ние фи­лос. шко­лы, а яв­ля­ют­ся про­дук­том лич­ных ми­ро­воз­зрен­че­ских ус­та­но­вок: ме­о­низм Н. М. Мин­ско­го, мис­ти­че­ский анар­хизм Г. И. Чул­ко­ва, фи­ло­со­фия по­ла Ро­за­но­ва и др.

Философская ситуация в России после 1917 года

В 1917–22 ин­тен­сив­ность фи­ло­соф­ско­го про­цес­са не спа­да­ет. В Моск. ун-т, где в 1919 соз­да­ёт­ся фа­куль­тет об­ще­ст­вен­ных на­ук, при­хо­дит Бер­дя­ев, ко­то­рый в 1920 из­би­ра­ет­ся про­фес­со­ром и чи­та­ет лек­ции о ми­ро­воз­зре­нии Дос­то­ев­ско­го и по фи­ло­со­фии ис­то­рии. В 1917 де­ка­ном ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ско­го фа­куль­те­та Са­ра­тов­ско­го ун-та ста­но­вит­ся Франк; вер­нув­шись в 1921 в Мо­ск­ву, он чи­та­ет лек­ции в Мо­с­к. ун-те. И. А. Иль­ин в 1918 за­щи­ща­ет док­тор­скую дис­сер­та­цию «Фи­ло­со­фия Ге­ге­ля как уче­ние о кон­крет­но­сти Бо­га и че­ло­ве­ка» (вско­ре учё­ные сте­пе­ни бы­ли от­ме­не­ны дек­ре­том Сов­нар­ко­ма). Зи­мой 1918–19 Бер­дя­ев соз­да­ёт в Мо­ск­ве Воль­ную ака­де­мию ду­хов­ной куль­ту­ры (ВАДК), где чи­та­ют кур­сы лек­ций А. Бе­лый, Вяч. Ива­нов, Франк, Сте­пун. До 1923 пре­по­да­ют в Моск. ун-те Г. И. Чел­па­нов и Шпет, воз­глав­ляю­щий Ин-т на­уч­ной фи­ло­со­фии, где ве­дут­ся за­ня­тия по ло­ги­ке и ме­то­до­ло­гии на­ук, эти­ке, пси­хо­ло­гии, ис­то­рии фи­лосо­фии. Во­круг Шпе­та скла­ды­ва­ет­ся груп­па уче­ни­ков, ус­ваи­ваю­щих идеи фе­но­ме­но­логии и гер­ме­нев­ти­ки: А. С. Ах­ма­нов, Н. И. Жин­кин, А. Г. Ци­рес. В Пет­ро­гра­де в 1918 про­фес­со­ром уни­вер­си­те­та ста­но­вит­ся Кар­са­вин, уча­ст­вую­щий в ра­бо­те Пет­ро­град­ско­го фи­лос. об­ще­ст­ва и Воль­ной фи­ло­соф­ской ас­со­циа­ции (Воль­фи­ла). Опыт пе­ре­жи­тых со­ци­аль­ных по­тря­се­ний по­бу­ж­да­ет к реф­лек­сии над те­ма­ми куль­ту­ры, цен­но­стей, гу­ма­низ­ма. Док­лад «Кру­ше­ние гу­ма­низ­ма» чи­та­ет в Пет­ро­гра­де А. Блок, те­ма со­от­но­ше­ния объ­ек­ти­ви­ро­ван­ных куль­тур­ных цен­но­стей и лич­но­го ду­ха ста­но­вит­ся цен­траль­ной в «пе­ре­пис­ке из двух уг­лов» боль­ше­ви­ст­ской здрав­ни­цы на Плю­щи­хе в Мо­ск­ве Вяч. Ива­но­ва и Гер­шен­зо­на. Воз­ни­ка­ют фи­ло­соф­ские и фи­ло­соф­ско-по­ли­ти­че­ские аль­ма­на­хи и сбор­ни­ки – в Мо­ск­ве сб. «Из глу­би­ны» (1918), в ко­то­ром «ве­хов­цы» да­ют пер­вое ос­мыс­ле­ние про­изо­шед­шей ре­во­лю­ции, еже­год­ник «Мысль и сло­во» (1917–21) под ре­дакци­ей Шпе­та, в Пет­ро­гра­де – ж. «Мысль» (1922), ор­ган Фи­ло­соф­ско­го об­ще­ст­ва при Пет­ро­град­ском ун-те, аль­ма­на­хи «Фе­никс» (Мо­ск­ва) и «Стре­лец» (Пет­ро­град). Од­на­ко мно­гие фи­ло­со­фы были вы­ну­ж­де­ны по­ки­нуть сто­ли­цы. Став­ший в 1918 свя­щен­ни­ком, С. Н. Бул­га­ков ока­зы­ва­ет­ся в Кры­му, Е. Н. Тру­бец­кой уми­ра­ет от ти­фа в 1920 в Но­ворос­сий­ске, Вяч. Ива­нов пе­ре­би­ра­ет­ся в Ба­ку, где ста­но­вит­ся про­фес­со­ром уни­вер­си­те­та, Ро­за­нов пе­ре­ез­жа­ет из Пет­ро­гра­да к сте­нам Трои­це-Сер­гие­вой лав­ры и уми­ра­ет от го­ло­да и бо­лезней в 1919. Фак­ти­че­ски по той же при­чи­не в 1920 ухо­дит из жиз­ни Л. М. Ло­па­тин.

Вы­хо­дит не­сколь­ко тру­дов по ис­то­рии рус. фи­ло­со­фии: очерк «Рус­ская фи­ло­со­фия» Ло­се­ва для швей­цар­ско­го ж. «Russland» (1919), «Очерк ис­то­рии рус­ской фи­ло­со­фии» Рад­ло­ва (1912; 2-е изд., 1920), 1-я часть «Очер­ка раз­ви­тия рус­ской фи­ло­со­фии» ­Шпета (П., 1922), «Очер­ки рус­ской фи­ло­со­фии» Яко­вен­ко (Бер­лин, 1922). Ле­том 1922 по ука­за­нию Ле­ни­на бы­ли со­став­ле­ны спи­ски на вы­сыл­ку из ­России без пра­ва воз­вра­ще­ния ок. 200 пред­ста­ви­те­лей ин­тел­ли­ген­ции, в т. ч. фи­ло­со­фов, пи­са­те­лей, учё­ных. Фор­маль­ным по­во­дом для вы­сыл­ки был ­выход сб. «Ос­вальд Шпенг­лер и за­кат Ев­ро­пы» (М., 1922) со стать­я­ми Бер­дяе­ва, Я. М. Бук­шпа­на, Сте­пу­на и Фран­ка. По­ки­ну­ли Рос­сию Бер­дя­ев, Б. П. Вы­ше­слав­цев, И. А. Иль­ин, Лап­шин, Н. О. Лос­ский, Кар­са­вин, по­сле за­ня­тия боль­ше­ви­ка­ми Кры­ма там был аре­сто­ван и вы­слан в Кон­стан­ти­нополь Бул­га­ков. Вме­сте с фи­ло­со­фа­ми, ос­та­вив­ши­ми Рос­сию по раз­ным при­чинам до ре­во­лю­ции [Л. Л. Ко­бы­лин­ский (Эл­лис), Шес­тов, Яко­вен­ко], а так­же с те­ми, ко­му уда­лось эмиг­ри­ровать из за­ни­мае­мых боль­ше­ви­ка­ми облас­тей, гл. обр. из Ук­раины и Крыма (Н. Н. Алек­се­ев, Н. С. Ар­сень­ев, Г. Д. Гур­вич, Гес­сен, Зень­ков­ский, В. Н. Иль­ин, Г. П. Фе­до­тов, Г. В. Фло­ров­ский), они об­ра­зо­ва­ли рус. фи­ло­соф­скую сре­ду в ди­ас­по­ре.

Философия в СССР в 1920–30-х годах

Архив О.С. Северцевой Слева направо: сидят – Б.В. Шапошников, Г.Г. Шпет, А.А. Губер, А.Г. Габричевский; стоят – А.С. Ахманов, Б.И. Ярхо, А.Г. Цирес и Н.И. Жинкин. Члены философского отделения РАХН. Москва. 1925...

С 1923 в Со­вет­ской Рос­сии про­ис­хо­дит по­дав­ле­ние плю­ра­лиз­ма фи­лос. школ и на­прав­ле­ний, ут­вер­жде­ние фи­ло­со­фии в ви­де «диа­лек­ти­че­ско­го ма­те­риа­лиз­ма» как слу­жан­ки ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии. Ли­де­ром в этом про­цес­се ока­зал­ся ж. «Под зна­ме­нем мар­ксиз­ма» (1922–44). В 1918 соз­да­на Со­циа­ли­стиче­ская ака­де­мия об­ще­ст­вен­ных на­ук (с 1924 Ком­му­ни­сти­че­ская, из­да­вал­ся «Вест­ник Ком­му­ни­сти­че­ской ака­де­мии», 1922–35), в 1921 – Ин­сти­тут крас­ной про­фес­су­ры для под­го­тов­ки пре­по­да­вате­лей об­ще­ст­вен­ных на­ук. В 1922 поя­ви­лись пер­вые учеб­ные по­со­бия по диа­лек­ти­че­ско­му и ис­то­ри­че­ско­му ма­те­риа­лиз­му Н. И. Бу­ха­ри­на, С. Я. Вольф­со­на, В. Н. Са­рабь­я­но­ва. По­сле смер­ти Ле­ни­на на­чи­на­ет фор­ми­ро­вать­ся об­раз во­ж­дя-фи­ло­со­фа (А. М. Де­бо­рин, «Ле­нин как мыс­ли­тель», 1924; пуб­ли­ка­ция в 1929–30 кон­спек­тов Ле­ни­на по не­мец­кой фи­ло­со­фии и др.). В 1931 в Мо­ск­ве ор­га­ни­зу­ет­ся Ин­сти­тут ис­то­рии, фи­ло­со­фии и ли­те­ра­ту­ры (ИФЛИ). Изу­че­ние фи­ло­со­фии ис­хо­дит из ле­нин­ской схе­мы о «трёх ис­точ­ни­ках и трёх со­став­ных час­тях мар­ксиз­ма», в чис­ле кото­рых бы­ла не­мец­кая клас­си­че­ская фи­ло­со­фия (пре­ж­де все­го Ге­гель и Фей­ер­бах).

В 20-е гг. соз­да­ёт­ся ка­нон фи­лос. дискус­сии, имею­щий по­ли­ти­че­ским под­тек­стом по­иск вра­гов [при­мер та­кой дис­кус­сии – спо­ры т. н. ме­ха­ни­стов и диа­лек­ти­ков о взаи­мо­от­но­ше­нии фи­ло­со­фии и ес­те­ст­во­зна­ния, ин­спи­риро­ван­ные кни­гой И. И. Сте­па­но­ва (Сквор­цо­ва) «Ис­то­ри­че­ский ма­те­риа­лизм и со­вре­мен­ное ес­те­ст­во­зна­ние», 1925]. По­сле вы­хо­да в 1938 «Крат­ко­го кур­са ис­то­рии ВКП(б)» пре­по­да­ва­ние фи­ло­со­фии в выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях сво­дит­ся фак­ти­че­ски к изу­че­нию 2-го па­ра­гра­фа 4-й гла­вы «О диа­лек­тиче­ском и ис­то­ри­че­ском ма­те­риа­лиз­ме».

Не­смот­ря на идео­ло­ги­че­ский дик­тат мар­ксиз­ма и отъ­езд из Рос­сии боль­шей час­ти про­фес­сио­наль­но под­го­тов­лен­ных фи­ло­со­фов, фи­лос. им­пульс, по­лу­чен­ный в на­ча­ле ве­ка, пол­но­стью не исче­за­ет. В 1923–29 в Гос. ака­де­мии худо­же­ст­вен­ных на­ук ра­бо­та­ют Шпет, Чел­па­нов, Ло­сев, В. П. Зу­бов, А. Г. Габ­ричев­ский, во ВХУТЕМАСе в 1921 – свящ. П. Фло­рен­ский. К наи­бо­лее зна­чи­тель­ным дос­ти­же­ни­ям оте­че­ствен­ной фи­ло­со­фии это­го пе­рио­да от­но­сятся во­семь книг Ло­се­ва по ис­то­рии фи­ло­со­фии и эс­те­ти­ке (в 1930 Ло­сев аре­сто­выва­ет­ся по об­ви­не­нию в при­част­но­сти к имя­слав­че­ско­му мя­те­жу на Кав­ка­зе и два ­го­да про­во­дит на строи­тель­ст­ве Бе­ло­морско-Бал­тий­ско­го ка­на­ла). Вид­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии со­вре­мен­ной фи­лос. кар­ти­ны ми­ра ­иг­рает уче­ние о био­сфе­ре и ноо­сфе­ре В. И. Вер­над­ского. Важ­ный вклад в раз­ра­бот­ку ос­нов ин­туи­цио­ни­ст­ской логи­ки вне­сли В. И. Гли­вен­ко и А. Н. Кол­мо­го­ров. И. И. Же­гал­кин впер­вые осу­ще­ст­вил ариф­ме­ти­за­цию клас­си­че­ской сим­во­ли­че­ской ло­ги­ки. Зна­чи­тельным ока­зы­ва­ет­ся фи­лос. по­тен­ци­ал ра­бот Л. С. Вы­гот­ско­го, ана­ли­зи­рую­ще­го выс­шие пси­хи­че­ские функ­ции че­ло­ве­ка, роль сло­ва и язы­ка в их форми­ро­ва­нии (боль­шая часть его ра­бот опуб­ли­ко­ва­на лишь начи­ная со 2-й пол. 50-х гг.). К 20-м гг. от­но­сит­ся на­ча­ло твор­че­ско­го пу­ти М. М. Бах­ти­на, ис­пы­тав­ше­го влия­ние нео­кан­ти­ан­ской шко­лы во вре­мя учё­бы в Пе­терб. ун-те. Бах­тин при­ни­ма­ет участие в деятель­ности круж­ка «Вос­кре­сенье», в который вхо­дят фи­ло­соф Асколь­дов, фило­соф­ски на­стро­ен­ные пи­са­те­ли и ли­те­рату­ро­ве­ды Л. В. Пум­пян­ский, А. А. Мей­ер и др. Вы­шед­шая в 1929 уже по­сле ареста Бах­ти­на его кни­га «Про­бле­мы твор­че­ст­ва Дос­то­евско­го» по­ло­жи­ла на­ча­ло диа­ло­ги­че­ской ин­терпре­та­ции ро­ма­нов Дос­то­ев­ско­го и фи­ло­со­фии диа­ло­га, при­нёс­шей Бах­тину ми­ро­вую из­вест­ность. В 1929 на­чи­на­ет­ся из­да­ние в рус. пе­ре­во­де со­брания со­чи­не­ний Ге­ге­ля. За рам­ка­ми ли­те­ра­тур­но­го офи­цио­за про­дол­жают су­ще­ст­во­вать лит. фор­мы фи­ло­со­фии – в твор­че­ст­ве лит. объ­е­ди­не­ния ОБЭРИУ, в ко­то­рое вхо­ди­ли Я. С. Друскин, Л. С. Ли­пав­ский (уче­ники Н. О. Лос­ско­го), Д. И. Хармс, А. И. Вве­ден­ский, Н. А. За­бо­лоц­кий, Н. М. Олей­ни­ков. Тра­ди­ции рус. фи­ло­соф­ской про­зы про­дол­жа­ют С. Д. Кржи­жа­нов­ский, А. П. Пла­то­нов, М. М. При­швин.

Философия в русском зарубежье

Фи­ло­со­фия в рус­ском за­ру­бе­жье про­дол­жа­ет не­за­ви­си­мое су­ще­ст­во­ва­ние. Не­ко­то­рые вы­ход­цы из Рос­сии вли­ва­ют­ся в об­ще­ев­ро­пей­ский и ми­ро­вой фи­лос. про­цесс (фи­ло­со­фы А. Ко­жев и А. Кой­ре, со­цио­ло­ги П. А. Со­ро­кин, Г. Д. Гур­вич), од­на­ко боль­шин­ст­во из них стре­мит­ся со­хра­нить свою са­мобыт­ность. Ос­мыс­ляя ис­то­ри­че­ское свое­об­ра­зие Рос­сии и на­ме­чая пер­спек­ти­вы внут­рен­не­го пре­одо­ле­ния боль­шевиз­ма, груп­па мо­ло­дых ин­тел­лек­ту­алов соз­да­ёт дви­же­ние ев­ра­зий­ст­ва, мани­фе­стом ко­то­ро­го ока­зы­ва­ет­ся сб. «Ис­ход к Вос­то­ку: Пред­чув­ст­вия и свер­ше­ния. Ут­вер­жде­ние ев­ра­зий­цев» (Со­фия, 1921). Уча­ст­ни­ки сбор­ни­ка Н. С. Тру­бец­кой, П. Н. Са­виц­кий, Фло­ров­ский, П. П. Сув­чин­ский, по­ле­ми­зи­руя с ве­хов­ца­ми, ви­дят бу­ду­щее Рос­сии в пра­во­слав­ной идео­кра­тии, ко­то­рая долж­на прий­ти на сме­ну боль­ше­виз­му, по­сту­ли­ру­ют чу­ж­дость Рос­сии куль­турно­го ти­па За­пад­ной Ев­ро­пы. В раз­ра­бот­ке фи­лос. про­грам­мы ев­ра­зий­цев уча­ст­во­вал Кар­са­вин (тео­рия «сим­фо­ни­че­ских лич­но­стей», «рус­ская идея» и др.). Внут­рен­не про­ти­во­ре­чи­вое, это дви­же­ние пре­кра­ти­ло своё су­ще­ст­во­ва­ние к нач. 1930-х гг.

По­сте­пен­но центр фи­лос. дея­тель­но­сти пе­ре­ме­ща­ет­ся в Па­риж, где из­да­ётся ж. «Путь: Ор­ган рус­ской ре­ли­ги­оз­ной мыс­ли» (1925–40, № 1–61) под ре­дак­ци­ей Бер­дяе­ва; в 1925 от­крыл­ся Пра­во­слав­ный бо­го­слов­ский ин­сти­тут преп. Сер­гия, в ко­то­ром пре­по­да­ва­ли прот. С. Бул­га­ков, Зень­ков­ский, Фло­ров­ский, Вы­ше­слав­цев, Фе­до­тов, Л. А. Зан­дер, В. Н. Иль­ин. Идеи хри­сти­ан­ско­го со­циа­лиз­ма про­во­дил из­да­вае­мый под ре­дак­ци­ей И. И. Фон­да­ми­н­ско­го (Бу­на­ко­ва), Сте­пу­на и Фе­до­то­ва ж. «Но­вый град» (1931–39, № 1–14). Ра­бо­ты рус. фи­лосо­фов, ос­мыс­ляю­щие про­бле­ма­ти­ку евро­пей­ской ци­ви­ли­за­ции и куль­ту­ры (кни­ги Бер­дяе­ва, Шес­то­ва, Вяч. Ива­но­ва, В. В. Вейд­ле и др.), по­лу­ча­ют из­вест­ность сре­ди за­пад­ных чи­та­те­лей. Зна­чи­мы­ми яв­ля­ют­ся кон­так­ты рус. мыс­ли­те­лей с их ев­ро­пей­ски­ми кол­ле­га­ми (встре­ча рус. пер­со­на­лиз­ма в ли­це Бер­дяе­ва с хри­сти­ан­ски­ми фи­ло­со­фа­ми Г. Мар­се­лем и Э. Му­нье, при­вед­шая к соз­да­нию ка­то­ли­че­ско­го жур­на­ла «Esprit», и др.). И. А. Иль­ин пред­при­ни­ма­ет по­пыт­ку соз­да­ния пра­во­слав­ной эк­зи­стен­ци­аль­ной он­то­ло­гии, ис­хо­дя из по­ня­тий ду­хов­ной оче­вид­но­сти и ре­ли­ги­оз­но­го ак­та.

Философия в СССР в 1940–80-х годах

Архив издательства «YMCA-Press», Париж Слева направо: стоят – В.В. Вейдле, Г.П. Федотов, Б.И. Сове; сидят во втором ряду – о. Сергий (Булгаков), мать Мария (Скобцова), Ю.Н. Рейтлингер, В.В. Зеньковский, В.Н. Ильин, Б.П. Вышеславцев, Н.Н. А...

В де­каб­ре 1941 в эва­куа­ции в Аш­ха­ба­де в чис­ле про­чих был вос­ста­нов­лен фи­лос. фа­куль­тет МГУ, где ко­рот­кое вре­мя лек­ции чи­та­ли Ло­сев и Б. А. Фохт, ло­ги­ку пре­по­да­ва­ли В. Ф. Ас­мус, П. С. По­пов, Ах­ма­нов, ра­бо­та­ли круп­ные рос. пси­хо­ло­ги С. Л. Ру­бин­штейн и А. Н. Ле­он­ть­ев. В об­щей струк­ту­ре об­ра­зо­ва­ния со­вет­ской выс­шей шко­лы фи­ло­со­фия за­ни­ма­ла клю­че­вое ме­сто сре­ди об­ще­ст­вен­ных дис­ци­п­лин. Идео­ло­ги­че­ский гнёт за­труд­нял твор­че­скую фи­ло­соф­скую ра­бо­ту, ко­то­рая про­дол­жа­лась по пре­иму­ще­ст­ву в об­лас­ти ис­то­рии фи­ло­со­фии, фи­ло­со­фии нау­ки, ло­ги­ки. В по­сле­во­ен­ный пе­ри­од воз­ник­ла рус. шко­ла кон­ст­рук­ти­виз­ма в ло­ги­ке и ма­те­ма­ти­ке (А. А. Мар­ков, Н. А. Ша­нин и др.), по­лу­чив­шая ми­ро­вое при­зна­ние. В 50– 60-е гг. по­лу­чи­ли ши­ро­кий ре­зо­нанс дис­кус­сии о при­ро­де иде­аль­но­го (Э. В. Иль­ен­ков), взаи­мо­свя­зи фи­зи­че­ско­го и пси­хи­че­ско­го в че­ло­ве­ке, о со­от­но­ше­нии диа­лек­ти­ки, ло­ги­ки и тео­рии по­зна­ния. По­лу­чив­ший фи­лос. об­ра­зо­ва­ние в Мар­бур­ге Ру­бин­штейн соз­да­ёт фи­ло­соф­ско-пси­хо­ло­ги­че­скую кон­цеп­цию че­ло­ве­ка и его пси­хи­ки, изу­ча­ет че­ло­ве­че­ское мыш­ле­ние как про­цесс. Дея­тель­но­ст­ный под­ход к мыш­ле­нию ха­рак­те­рен для сфор­ми­ро­вав­ше­го­ся в нач. 1950-х гг. Московcкого ло­ги­че­ско­го (в даль­ней­шем – ме­то­доло­ги­че­ско­го) круж­ка, ру­ко­во­ди­мо­го с 1957 Г. П. Щед­ро­виц­ким. Про­бле­ма вос­хо­ж­де­ния от аб­ст­ракт­но­го к кон­крет­но­му в «Ка­пи­та­ле» К. Мар­кса ана­ли­зи­ро­ва­лась в ра­бо­тах Иль­ен­ко­ва и А. А. Зи­новь­е­ва. В 60-е гг. на­чи­на­ет­ся диф­фе­рен­циа­ция фи­лос. зна­ния, вы­де­ле­ние на­прав­ле­ний, от­но­си­тель­но не­за­ви­си­мых от гос­под­ствую­ще­го офи­циоза. При­ло­же­ние совр. ло­ги­ки к ана­ли­зу на­уч. зна­ния при­во­дит к фор­ми­ро­ва­нию ло­ги­ки нау­ки. Об­су­ж­да­ет­ся про­бле­ма не­клас­си­че­ской ра­цио­наль­но­сти, ис­сле­ду­ют­ся ме­то­до­ло­ги­че­ские прин­ци­пы фи­зи­ки, био­ло­гии, ме­ди­ци­ны и др. на­ук. Шко­лы ме­то­до­ло­гии нау­ки воз­ни­ка­ют в Кие­ве (П. В. Коп­нин), Мин­ске (В. С. Стё­пин), Но­во­си­бир­ске. Про­бле­ма соз­на­ния рас­смат­ри­ва­лась в ра­бо­тах М. К. Ма­мар­да­шви­ли; его лек­ци­он­ные кур­сы, по­свя­щён­ные ан­тич­ной фи­ло­со­фии, Р. Де­кар­ту, М. Пру­сту, ста­ли за­мет­ным яв­ле­ни­ем в ин­тел­лек­ту­аль­ной жиз­ни 70–80-х гг. В. С. Биб­лер раз­раба­ты­ва­ет кон­цеп­цию мыш­ле­ния как диа­ло­га раз­лич­ных ло­гик, ис­сле­ду­ет про­бле­му по­зна­ния в рам­ках тео­рии куль­ту­ры. В по­сле­во­ен­ное вре­мя по­явил­ся ряд фи­лос. жур­на­лов, из­да­вае­мых по на­стоя­щее вре­мя: «Во­про­сы фило­со­фии» (с 1947), «Фи­ло­соф­ские нау­ки» (с 1958), «Вест­ник МГУ. Се­рия "Фи­ло­со­фия"» (с 1966) и др. Важ­ным со­бы­ти­ем ста­ло из­да­ние «Фи­ло­соф­ской эн­цик­ло­пе­дии» в 5 тт. (1960–70). В се­рии «Фи­ло­соф­ское на­сле­дие» изд-ва «Мысль» вы­шло в свет бо­лее 130 то­мов, вклю­чаю­щих про­из­ве­де­ния ев­ро­пей­ской, рус­ской и вос­точ­ной фи­ло­со­фии. В 1971 при АН СССР соз­да­но Фи­ло­соф­ское об­ще­ст­во СССР [ны­не Рос­сий­ское фи­ло­соф­ское об­ще­ст­во (РФО), с 1997 из­да­ёт­ся «Вестник РФО»], объ­еди­няю­щее на доб­ро­воль­ных на­ча­лах ис­сле­до­ва­те­лей и пре­по­дава­те­лей фи­ло­со­фии. В се­рии «Из про­шло­го оте­че­ст­вен­ной фи­ло­соф­ской мыс­ли» (с 1989) бы­ло из­да­но боль­шое чис­ло про­из­ве­де­ний рус. философов, до это­го в СССР не пуб­ли­ко­вав­ших­ся.

Философия в современной России

По­сле сня­тия идео­ло­ги­че­ских за­пре­тов, вы­зван­но­го кру­ше­ни­ем мар­кси­ст­ской идео­ло­гии и рас­па­дом СССР, фи­ло­со­фия в Рос­сии ока­за­лась в си­туа­ции вы­бо­ра. При со­хра­не­нии в це­лом сло­жив­шей­ся струк­ту­ры фи­лос. об­ра­зо­ва­ния про­ис­хо­дит про­цесс ос­вое­ния той час­ти фи­лос. на­сле­дия (в ча­ст­но­сти, рус. ре­ли­ги­оз­ной фи­ло­со­фии и фи­ло­со­фии рус. эмиг­ра­ции), от ко­то­ро­го со­вет­ская фи­ло­со­фия бы­ла ис­кус­ст­вен­но от­се­че­на. Ко­ли­че­ст­во пе­ре­ве­дён­ной фи­лос. ли­те­ра­ту­ры за по­след­нее де­ся­ти­летие 20 в. пре­вы­ша­ет всё вы­шед­шее за пред­ше­ст­вую­щие де­ся­ти­ле­тия. Во­зобнов­ле­ны и воз­ник­ли но­вые фи­лос. жур­на­лы – «Сту­пе­ни» (СПб., с 1991), «Ло­гос», «На­ча­ла» (оба – М., с 1991), «Путь» (М., с 1992). Важ­ной ве­хой в раз­ви­тии оте­че­ст­вен­ной фи­ло­со­фии ста­ло из­да­ние «Но­вой фи­ло­соф­ской эн­цик­ло­пе­дии» в 4 тт. (2000–2001). В 1993 в Мо­ск­ве про­хо­дил 19-й Все­мир­ный фи­ло­софский кон­гресс. По­пу­ляр­ной ста­но­вит­ся идея «диа­ло­га куль­тур». Воз­ни­ка­ют и раз­ви­ва­ют­ся но­вые дис­ци­п­ли­ны фи­лос. цик­ла – по­ли­то­ло­гия, куль­ту­ро­ло­гия, рели­гио­ве­де­ние, фи­лос. ан­тропо­ло­гия и др.

Лит.: А. И. Вве­ден­ский, А. Ф. Ло­сев, Э. Л. Рад­лов, Г. Г. Шпет: Очер­ки ис­то­рии рус­ской фи­ло­со­фии. Сверд­ловск, 1991; Зень­ков­ский В. В. Ис­то­рия рус­ской фи­ло­со­фии. Л., 1991. Т. 1–2; Лос­ский Н. О. Ис­то­рия рус­ской фи­ло­со­фии. М., 1991; Фло­ровский Г., прот. Пу­ти рус­ско­го бо­го­сло­вия. К., 1991; Рус­ская фи­ло­со­фия: фи­ло­со­фия как спе­ци­аль­ность в Рос­сии/Сост. Ю. Н. Су­ха­рев. М., 1992. Вып. 1; Рус­ская фи­ло­со­фия: Ма­лый эн­цик­ло­пе­ди­ческий сло­варь. М., 1995; Рус­ская фи­ло­софия: Сло­варь/Под ред. М. А. Мас­ли­на. М., 1995; Философия не кон­ча­ет­ся... Из ис­то­рии рус­ской фи­ло­со­фии XX в. 1920–80-е гг. М., 1998. Т. 1–2; Ис­то­рия рус­ской фи­ло­со­фии. М., 2001; Ев­лам­пи­ев И. И. Ис­то­рия рус­ской фи­ло­со­фии. М., 2002; Яко­вен­ко Б. В. Ис­то­рия рус­ской фи­ло­со­фии. М., 2003; Masaryk Th. Zur Russischen ­Geschichts und Religions­philo­sophie: Socio­lo­gische Skizzen. Jena, 1913. Bd 1–2; Russian Philosophy/Ed. by J. M. Edie, J. P. Scanlan, M.-B. Zeldin with the collaboration of G. L. Kline. Knox­ville, 1976. Vol. 1–3; Walicki A. A History of Rus­sian thought from the En­ligh­tenment to Mar­xism. Oxf., 1980; Goerdt W. Russische Philo­sophie: Zugä­nge und Durch­blicke. Frei­burg; Mü nch., 1984; Copleston F. Philosophy in Rus­sia: From Herzen to Lenin and Ber­dyaev. Notre Dame [Indiana], 1986.

Вернуться к началу