19 ВЕК – НАЧАЛО 20 ВЕКА

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 612-628

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




19 ВЕК – НАЧАЛО 20 ВЕКА

Структура научных учреждений

Здание Академии наук в С.-Петербурге. Архитектор Дж. Кваренги.

В 19 в. про­дол­жи­лось фор­ми­ро­ва­ние струк­ту­ры на­уч. уч­ре­ж­де­ний Рос­сий­ской им­пе­рии. Наи­бо­лее круп­ным и ав­то­ри­тет­ным на­уч. цен­тром ос­та­ва­лась С.-Пе­тер­бург­ская АН (по Ус­та­ву 1803 выс­шая на­уч. ин­стан­ция в стра­не). Пос­ле при­со­е­ди­не­ния в 1841 Рос­сий­ской ака­де­мии к С.-Пе­тер­бур­г­ской АН в струк­ту­ре АН ста­ло 3 от­де­ле­ния: фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских наук (1-е от­де­ле­ние); рус. язы­ка и сло­вес­нос­ти (2-е); ис­то­ри­ко-по­ли­ти­че­ских наук и фи­ло­ло­гии (3-е; с 1844 – ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­гическое от­де­ле­ние; с 1916 – от­де­ле­ние ис­то­ри­че­ских наук и фи­ло­ло­гии). В 3-м от­де­ле­нии изу­ча­лись так­же эт­но­гра­фия, не­ко­то­рые вос­точ­ные язы­ки. В кон. 19 – нач. 20 вв. при АН соз­да­ва­лись про­блем­ные ко­мис­сии для раз­ра­бот­ки ак­ту­аль­ных на­уч­ных и на­уч­но-при­клад­ных во­про­сов, объ­еди­няв­шие на­уч. ра­бот­ни­ков разл. ве­домств, са­мой ака­де­мии, выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний: маг­нит­ная, сейс­ми­че­ская, по­ляр­ная, по изу­че­нию оз. Бай­кал и т. п. Са­мой круп­ной из них бы­ла Ко­мис­сия по изу­че­нию ес­те­ст­вен­ных про­из­во­ди­тель­ных сил Рос­сии (КЕПС, 1915), воз­глав­ляе­мая В. И. Вер­над­ским. Она об­ра­зо­ва­на в ус­ло­ви­ях 1-й ми­ро­вой вой­ны для ре­ше­ния за­дач обо­ро­ны, объ­е­ди­ни­ла ши­ро­кий круг учё­ных и спе­циа­ли­стов раз­но­го про­фи­ля, на­ча­ла сис­те­ма­ти­че­ское изу­че­ние и учёт при­род­ных ре­сур­сов стра­ны, раз­вер­ну­ла ла­бо­ра­тор­ное ис­сле­до­ва­ние ми­не­раль­но­го и рас­ти­тель­но­го сы­рья, раз­ра­ба­ты­ва­ла пла­ны соз­да­ния н.-и. ин­ститу­тов и фор­ми­ро­ва­ния их об­ще­гос. се­ти; по­сле 1917 мно­гие её от­де­лы пре­об­ра­зо­ва­ны в на­уч. ин­сти­ту­ты.

Са­мо­стоя­тель­ны­ми на­уч. цен­тра­ми к кон. 1830-х гг. ста­ли уни­вер­си­те­ты: Дерпт­ский, Ви­лен­ский, Ка­зан­ский, Харь­ков­ский, Вар­шав­ский, С.-Пе­тер­бург­ский, Св. Вла­ди­ми­ра в Кие­ве. Позд­нее ис­следо­ва­ния на­ча­ты в Но­во­рос­сийском (в Одес­се; 1865) и Том­ском (1880) уни­вер­си­те­тах.

На­уч. цен­тра­ми бы­ли так­же спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные ака­де­мии: Ни­ко­ла­ев­ская Ге­не­раль­но­го шта­ба, Во­ен­но-мор­ская, Во­ен­но-юри­ди­че­ская, Ми­хай­лов­ская ар­тил­ле­рий­ская, Ни­ко­ла­ев­ская ин­же­нер­ная, Во­ен­но-ме­ди­цин­ская в С.-Пе­тер­бур­ге, Пет­ров­ская с.-х. и лес­ная в Мо­ск­ве. Бо­го­слов­скую про­бле­ма­ти­ку, цер­ков­ную ис­то­рию и пра­во изу­ча­ли в С.-Пе­терб., Моск., Ки­ев­ской, Ка­зан­ской ду­хов­ных ака­де­ми­ях.

В на­уч. изы­ска­ни­ях уча­ст­во­ва­ли учё­ные выс­ших спе­ци­аль­ных учеб­ных за­ве­де­ний. Ес­те­ст­вен­ные и тех­ни­че­ские нау­ки раз­ви­ва­лись в ин­ститутах: Гор­ном в С.-Пе­тер­бур­ге, Кон­стан­ти­нов­ском Ме­же­вом, Кор­пу­са инжене­ров пу­тей со­об­ще­ния, С.-Пе­терб. тех­но­ло­ги­че­ском, Тех­но­ло­ги­че­ском в Харь­ко­ве, Риж­ском, Ки­ев­ском, Дон­ском и С.-Пе­тер­бург­ском по­ли­тех­ни­че­ских, в Мо­ско­в­ском тех­ни­че­ском учи­ли­ще. На­уч. про­бле­ма­ми в об­лас­ти сель­ско­го хо­зяй­ст­ва и ле­со­во­дства за­ни­ма­лись учё­ные ин­сти­ту­тов: Лес­но­го в С.-Пе­тер­бур­ге, ве­те­ри­нар­ных в Дер­пте и Харь­ко­ве, сель­ско­го хо­зяй­ст­ва и ле­со­во­дства в Но­вой Алек­сан­д­рии. На­уч. ра­бо­та про­во­ди­лась так­же на бак­те­рио­ло­ги­че­ских стан­ци­ях Там­бо­ва, Том­ска, Уфы, Са­ма­ры, Пер­ми и др. Изу­че­ние гу­ма­ни­тар­ных на­ук осу­ще­ст­в­ля­лось в спе­циа­ли­зи­ро­ван­ных выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях: ис­то­ри­ко-фи­ло­ло­ги­че­ских ин­сти­ту­тах в С.-Пе­тер­бур­ге и Не­жи­не, ар­хео­ло­ги­че­ских ин­сти­ту­тах в С.-Пе­тер­бур­ге и Мо­ск­ве.

В кон. 19 – нач. 20 вв. соз­да­ны спе­циа­ли­зи­ро­ван­ные на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ские ин­сти­ту­ты – Ин-т экспе­ри­мен­таль­ной ме­ди­ци­ны (1890), где раз­вер­ну­лись ис­сле­до­ва­ния в об­лас­ти мед. мик­ро­био­ло­гии, эпи­де­мио­ло­гии и им­му­но­ло­гии, Пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ский ин-т (1908; оба в С.-Пе­тер­бур­ге), Ин-т экс­пе­ри­мен­таль­ной био­ло­гии (1917; в Мо­ск­ве).

Зна­чи­тель­ное воз­дей­ст­вие на раз­ви­тие нау­ки ока­за­ла дея­тель­ность на­уч­ных об­ществ, сеть ко­то­рых бы­ст­ро фор­миро­ва­лась в 19 в. (не бо­лее 30 в кон. 1850-х гг., 200 в кон. 1870-х гг., 350 в 1890-е гг.). В их ра­бо­те на­ря­ду с учёны­ми уча­ст­во­ва­ли прак­ти­кую­щие вра­чи, ин­же­не­ры, аг­ро­но­мы и сель­ские хо­зяе­ва-прак­ти­ки. В мас­шта­бе всей стра­ны ра­бо­та­ло ста­рей­шее Воль­ное эко­но­ми­че­ское об-во. Зна­чи­тель­ную ра­бо­ту про­во­ди­ли Моск. об-во сель­ского хо­зяй­ст­ва (1819), Моск. об-во акк­ли­ма­ти­за­ции жи­вот­ных и рас­те­ний (1857). В ра­бо­те Рус. гео­гра­фи­че­ско­го об-ва (1845), соз­да­вав­ше­го ре­гио­наль­ные от­де­ле­ния, уча­ст­во­ва­ли сот­ни гео­гра­фов, гео­ло­гов, бо­та­ни­ков, зоо­ло­гов, ме­ди­ков, ста­ти­сти­ков. Од­ной из круп­ней­ших на­уч. орг-ций бы­ло Рус. тех­ни­че­ское об-во (1866), рас­по­ла­гав­шее ре­гио­наль­ны­ми от­де­ле­ния­ми; в 1890-х гг. в его со­ста­ве дей­ст­во­ва­ли ме­тал­лур­ги­че­ская, хи­ми­ко-тех­но­ло­ги­че­ская, элек­тро­тех­ни­че­ская, ж.-д., воз­ду­хо­пла­ва­тель­ная и др. сек­ции, а так­же ко­мис­сии: неф­тя­ная, по со­ору­же­нию Транс­си­бирской ж.-д. ма­ги­ст­ра­ли, ме­тал­ло­гра­фи­че­ская и др.

С нач. 19 в. воз­ни­ка­ли на­уч. об­ще­ст­ва при уни­вер­си­те­тах. При Моск. ун-те сфор­ми­ро­ва­лись Моск. об-во ис­пы­та­те­лей при­ро­ды (1805), Об-во лю­би­те­лей рос. сло­вес­но­сти (1811), Об-во лю­би­те­лей ес­те­ст­во­зна­ния, ан­тро­по­ло­гии и эт­но­гра­фии (1863), уча­ство­вав­шее в уст­рой­ст­ве Эт­но­гра­фи­че­ской (1867), По­ли­тех­ни­че­ской (1872) и Ан­тро­по­ло­ги­че­ской (1879) вы­ста­вок, соз­да­нии По­ли­тех­ни­че­ско­го му­зея в Мо­ск­ве (1872). В 1860– 1880-х гг. при всех рос. уни­вер­си­те­тах воз­ник­ли об­ще­ст­ва ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­лей. В 1870–90-х гг. при выс­ших учеб­ных за­ве­де­ни­ях соз­да­ны на­уч. об­ще­ст­ва тех­ни­че­ско­го про­фи­ля: По­ли­тех­ни­че­ское об-во при Моск. тех­ни­че­ском уч-ще (1877), Об-во тех­но­ло­гов при С.-Пе­терб. тех­но­ло­ги­че­ском ин-те (1884), Южно-рус­ское об-во тех­но­ло­гов при Харь­ков­ском тех­но­ло­ги­че­ском ин-те (1895) и др. С сер. 1860-х гг. воз­ни­ка­ли юри­диче­ские об­ще­ст­ва при Моск. (1865), Ки­ев­ском (1876), С.-Пе­терб. (1877), Ка­зан­ском (1879) и Но­во­рос­сий­ском (Одес­са; 1879) ун-тах, в кон. 19 в. они об­ра­зо­ва­ны при Де­ми­дов­ском ли­цее в Яро­слав­ле, Том­ском и Харь­ков­ском ун-тах. К 1880–90-м гг. от­но­сит­ся по­яв­ле­ние пер­вых фи­лос. об­ществ – Моск. пси­хо­ло­ги­че­ско­го об-ва (1887) и Фи­лософ­ско­го об-ва при С.-Пе­терб. ун-те (1897). Ра­бо­та не­ко­то­рых уни­вер­си­тет­ских об­ществ при­об­ре­ла об­ще­нац. зна­чи­мость, в ней уча­ст­во­ва­ли учё­ные из раз­ных на­уч. уч­ре­ж­де­ний и выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний, тру­див­шие­ся в разл. го­ро­дах стра­ны. Так, Об-во ис­то­рии и древ­но­стей рос­сий­ских (1804) ста­ло цен­тром кон­со­ли­да­ции на­уч. сил для со­би­ра­ния, изу­че­ния и из­да­ния памят­ни­ков отеч. ис­то­рии. В его со­став вхо­ди­ли моск. учё­ные, ис­то­ри­ки, ли­тера­то­ры и об­ще­ст­вен­ные дея­те­ли С.-Пе­тер­бур­га, Дерп­та, Кие­ва и др. го­ро­дов. Позд­нее та­кую же из­вест­ность при­об­ре­ли Рус. фи­зи­ко-хи­ми­че­ское об-во (1878), Моск. ма­те­ма­ти­че­ское об-во (1867), Рус. ан­тро­по­ло­ги­че­ское об-во (1888; объ­е­ди­ня­ло ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­лей, ме­ди­ков и гу­ма­ни­та­ри­ев), Рус. ас­тро­номи­че­ское об-во (1890) и др.

Пер­вым от­рас­ле­вым объ­е­ди­не­ни­ем учёных и спе­циа­ли­стов-прак­ти­ков (ми­не­ра­ло­гов, гео­ло­гов, гор­ных ин­же­не­ров) ста­ло Ми­не­ра­ло­ги­че­ское об-во (1817), ра­бо­тав­шее в со­труд­ни­че­ст­ве с Гео­ло­ги­че­ским му­зе­ем АН, Гор­ным ин-том и Гор­ным де­пар­та­мен­том. Оно за­ни­ма­лось сис­те­ма­ти­че­ским гео­ло­го-ми­не­ра­ло­ги­че­ским изу­че­ни­ем Рос­сии, до уч­ре­ж­де­ния в 1882 Гл. гео­ло­ги­че­ско­го ко­ми­те­та при Гор­ном де­пар­та­мен­те ко­ор­ди­ни­ро­ва­ло ра­бо­ту по гео­ло­ги­че­ско­му кар­ти­ро­ва­нию. С про­бле­ма­ми сель­ско­го хо­зяй­ст­ва и ле­со­во­дства во мно­гом бы­ла свя­за­на дея­тель­ность Рус. эн­то­мо­ло­гического об-ва (1859), лес­ных об­ществ в С.-Пе­тер­бур­ге (1871) и Мо­ск­ве (1889). На до­лю мед. об­ществ в 1890-х гг. (ста­ли по­яв­лять­ся в 1820–40-х гг.) при­хо­ди­лась поч­ти по­ло­ви­на всех на­уч. об­ществ Рос­сии. Они ра­бо­та­ли в 70 го­ро­дах. Круп­ней­ши­ми бы­ли Об-во ох­ра­ны на­род­но­го здра­вия (1877), за­ни­мав­шее­ся ис­сле­до­ва­ния­ми в об­лас­ти бак­те­рио­ло­гии, эпи­де­мио­ло­гии, ги­гие­ны, кли­ма­то­ло­гии и т. п., Об-во в па­мять Н. И. Пи­ро­го­ва (Пи­ро­гов­ское об-во, 1885), ко­то­рое рас­смат­ри­ва­ло на­уч­ные и прак­тические во­про­сы здра­во­охра­не­ния и ме­ди­ци­ны, за­ни­ма­лось мед. ста­ти­сти­кой. В 1870–1900 рос­ло чис­ло объ­е­ди­не­ний ме­ди­ков – спе­циа­ли­стов в срав­ни­тель­но уз­ких от­рас­лях вра­чеб­ной нау­ки (об­ще­ст­ва пе­ди­ат­ров, хи­рур­гов, оф­таль­мо­логов, дер­ма­то­ло­гов, нев­ро­па­то­ло­гов, пси­хи­ат­ров и т. п.). Св. по­ло­ви­ны гу­мани­тар­ных об­ществ за­ни­ма­лись во­про­сами ар­хео­ло­гии, ис­то­рии и от­час­ти фило­ло­гии. Во 2-й пол. 19 в. осо­бен­но ши­ро­ко раз­вер­ну­лась дея­тель­ность, пре­иму­ще­ст­вен­но экс­пе­ди­ци­он­ная, Рус. ар­хео­ло­ги­че­ско­го об-ва в С.-Пе­тер­бур­ге (1846). Круп­ным цен­тром ис­то­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний бы­ло Моск. ар­хео­ло­ги­че­ское об-во (1864). С 1866 ра­бо­та­ло Рус. ис­то­ри­че­ское об-во; боль­шую из­вест­ность при­об­ре­ли «Сбор­ни­ки РИО», пуб­ли­ко­вав­шие ис­точ­ни­ки по ис­то­рии Рос­сии (т. 1–148, 1867–1916). На ре­гио­наль­ных ас­пек­тах отеч. ис­то­рии ак­цен­ти­рова­ло своё вни­ма­ние Об-во Не­сто­ра Ле­то­пис­ца в Кие­ве (1872). В 1880-х гг. поя­ви­лись ис­то­ри­че­ские об­ще­ст­ва, ра­бо­тав­шие вне уни­вер­си­тет­ских го­ро­дов: Псков­ское ар­хео­ло­ги­че­ское об-во (1880), Кав­каз­ское об-во ис­то­рии и архео­ло­гии (1881), Кру­жок лю­би­те­лей ис­то­рии и ар­хео­ло­гии Кры­ма (1883), Нов­го­род­ское об-во лю­би­те­лей древ­но­стей (1894) и др.

В 19 – нач. 20 вв. ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние по­лу­чи­ли пе­рио­ди­че­ские все­рос. или ме­ж­ду­нар. съез­ды дея­те­лей по разл. нау­кам, отд. от­рас­лям зна­ния и ком­плекс­ным про­бле­мам.

Обес­пе­че­ние опе­ра­тив­но­го на­уч. об­слу­жи­ва­ния ми­ни­стерств и ве­домств осу­ще­ст­в­ля­лось соз­дан­ны­ми при го­су­дар­ст­вен­ных уч­реж­де­ни­ях в 19 в. на­уч­но-прак­ти­че­ски­ми и на­уч­но-ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми служ­ба­ми – учё­ны­ми со­ве­та­ми, ко­ми­те­та­ми и т. п. Су­ще­ствова­ли учё­ные ко­ми­те­ты: С.-х. (в 1860– 1890-х гг. один из наи­бо­лее круп­ных ве­дом­ст­вен­ных цен­тров), Ве­те­ри­нар­ный и Лес­ной при с.-х. ве­дом­ст­ве, Гор­ный при Гор­ном де­пар­та­мен­те, Ар­тил­ле­рий­ский, Во­ен­но-ин­же­нер­ный, Во­ен­но-ме­ди­цин­ский при во­ен­ном ве­дом­ст­ве, Ко­раб­ле­строи­тель­ный, Мор­ской тех­ни­че­ский и Мор­ской учё­ный при мор­ском ве­дом­ст­ве, Ста­ти­сти­че­ский ко­ми­тет МВД, Гео­ло­ги­чес­кий ко­ми­тет, Глав­ное гид­ро­гра­фи­че­ское уп­рав­ле­ние мор­ско­го ве­дом­ст­ва. В 1890-х гг. свои учё­ные ко­ми­те­ты уч­ре­ди­ли ве­дом­ст­ва почт и те­ле­гра­фов, пу­тей со­об­ще­ния и др. Опи­ра­ясь на по­тен­ци­ал АН и выс­ших учеб­ных за­ве­де­ний, они осуще­ст­в­ля­ли на­уч­ную и тех­ни­че­скую экс­пер­ти­зу, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли экс­пе­ди­ции, из­да­ва­ли спе­ци­аль­ную лит-ру, открыва­ли ла­бо­ра­то­рии, опыт­ные стан­ции, ис­пы­та­тель­ные стен­ды, вы­пус­ка­ли пе­рио­ди­че­ские из­да­ния, в ко­то­рых видное ме­сто за­ни­ма­ла на­уч. ин­фор­ма­ция.

В 1849 в С.-Пе­тер­бур­ге ос­но­ва­на Гл. фи­зи­че­ская об­сер­ва­то­рия как цен­траль­ное ме­тео­ро­ло­ги­че­ское уч­ре­ж­де­ние стра­ны. В даль­ней­шем от­кры­ты её фи­лиа­лы (в Пав­лов­ске, Тиф­ли­се, Орен­бур­ге, Ир­кут­ске, Вла­ди­во­сто­ке), а так­же ме­тео­ро­ло­ги­че­ские об­сер­ва­то­рии при уни­вер­си­те­тах. В 1870-х гг. воз­ник­ла служ­ба по­го­ды.

В нач. 20 в. воз­ник­ли ча­ст­ные и об­ще­ст­вен­ные фон­ды под­держ­ки нау­ки, ко­то­рые фи­нан­си­ро­ва­ли ис­сле­до­ва­тель­ские про­ек­ты, ор­га­ни­зо­вы­ва­ли ин­сти­ту­ты и ла­бо­ра­то­рии. В 1909 соз­да­но Об-во со­дей­ст­вия опыт­ным нау­кам и их прак­ти­че­ским при­ме­не­ни­ям им. Х. С. Ле­ден­цо­ва, в 1912 – Моск. об-во на­уч. ин­сти­ту­тов и др. В ра­бо­те этих ор­га­ни­за­ций уча­ст­во­ва­ли учё­ные, дея­те­ли куль­ту­ры, пред­при­ни­ма­те­ли.

Система научной аттестации

Рас­ши­ре­ние се­ти на­уч. цен­тров спо­соб­ст­во­ва­ло фор­ми­ро­ва­нию нац. на­уч. кад­ров. В 1-й тре­ти 19 в. в на­уч. сре­де пре­об­ла­да­ли ино­стран­ные учё­ные, при­гла­шён­ные из зап.-ев­роп. стран (в сер. 19 в. их бы­ло при­мер­но по­ло­ви­на). К сер. 1870-х гг. до­ля отеч. учё­ных со­став­ля­ла св. 80% про­фес­сор­ско-пре­по­да­ва­тель­ско­го кор­пу­са и ок. 70% дей­ст­ви­тель­ных чле­нов АН. С нач. 19 в. с учё­том опы­та, на­ко­п­лен­но­го АН и Моск. ун-том в 18 в., скла­ды­ва­лась гос. сис­те­ма на­уч. ат­те­ста­ции. Её прин­ци­пы со­дер­жа­лись в спе­ци­аль­ных по­ло­же­ни­ях (1803, 1819, 1837, 1844, 1864) и уни­вер­си­тет­ских ус­та­вах (1804, 1835, 1863, 1884).

Пра­вом воз­во­дить в учё­ные сте­пе­ни об­ла­да­ли про­фес­сор­ские кол­ле­гии уни­вер­си­те­тов (с 1803), пра­во­слав­ных ду­хов­ных ака­де­мий и не­ко­то­рые дру­гие высшие учеб­ные за­ве­де­ния.

Со­став и ие­рар­хия учё­ных сте­пе­ней ме­ня­лись. Но тра­ди­ци­он­ной и наи­бо­лее дол­го­веч­ной (до 1884) бы­ла ком­би­на­ция «кан­ди­дат – ма­гистр – док­тор», уста­нов­лен­ная в 1803. В 1819 триа­да до­пол­не­на чет­вёр­той (низ­шей) сте­пе­нью – «дей­ст­ви­тель­ный сту­дент» (в 1837 транс­фор­ми­ро­ва­лась в од­но­имён­ное зва­ние, ко­то­рое при­сваи­ва­лось ка­ж­до­му вы­пу­ск­ни­ку уни­вер­си­те­та). С вве­де­ни­ем уни­вер­си­тет­ско­го ус­та­ва 1884 уп­разд­не­на сте­пень кан­ди­да­та.

Спе­ци­фи­че­ский на­уч­но-ат­те­ста­ци­он­ный по­ря­док дей­ст­во­вал на мед. фа­куль­те­тах. В 1803–38 ме­ди­кам при­сваи­ва­лись учё­ные сте­пе­ни «ма­гистр» и «док­тор». Со­глас­но «Пра­ви­лам ис­пы­та­ния ме­ди­цин­ских, ве­те­ри­нар­ных и фар­ма­цев­ти­че­ских чи­нов­ни­ков и во­об­ще лиц, за­ни­маю­щих­ся вра­чеб­ной прак­ти­кой» (1838), вво­ди­лись учё­но-прак­ти­че­ские зва­ния «ле­карь», «ме­ди­ко­хи­рург» (уп­разд­не­но в 1845), «док­тор ме­ди­ци­ны», «док­тор ме­ди­ци­ны и хи­рур­гии».

Сис­те­ма ат­те­ста­ции в ду­хов­ных ака­де­ми­ях сфор­ми­ро­ва­лась под влия­ни­ем уни­вер­си­тет­ской сис­те­мы. По ус­та­ву ду­хов­ных ака­де­мий 1814 свя­щен­но­слу­жи­те­лям при­сваи­ва­лись сте­пе­ни кан­ди­да­та, ма­ги­ст­ра и док­то­ра. По ус­та­ву 1869 кан­ди­дат­ская сте­пень при­сваи­ва­лась сту­ден­там по окон­ча­нии 3-го кур­са, ма­ги­стер­ская – 4-го. По ус­та­ву 1884 в за­ви­си­мо­сти от ус­пе­хов вы­пу­ск­ни­ки по­лу­ча­ли ли­бо сте­пень «кан­ди­дат бо­го­сло­вия», ли­бо зва­ние «дей­ст­ви­тель­ный сту­дент». Вре­мя ма­ги­ст­ра­ту­ры на­сту­па­ло по­сле по­лу­че­ния выс­ше­го об­ра­зо­вания, а док­тор­ская сте­пень раз­де­ле­на на три раз­ря­да – «док­тор бо­го­сло­вия», «док­тор цер­ков­ной ис­то­рии», «док­тор ка­но­ни­че­ско­го пра­ва».

Ат­те­ста­ци­он­ная сис­те­ма Пет­ров­ской с.-х. и лес­ной ака­де­мии со­стоя­ла из трёх (без док­тор­ской) учё­ных степе­ней: «дей­ст­ви­тель­ный сту­дент»–«кан­ди­дат»– «ма­гистр». С пре­об­ра­зо­ва­ни­ем в 1894 Ака­де­мии в Моск. с.-х. ин-т учё­ные сте­пе­ни уп­разд­не­ны.

Вне на­уч­но-ат­те­ста­ци­он­но­го ап­па­ра­та учё­ных сте­пе­ней ос­та­лись «прак­ти­че­ские» (при­клад­ные нау­ки), об­слу­жи­вав­шие нар. хо­зяй­ст­во.

На­ли­чие учё­ной сте­пе­ни дол­гое вре­мя не пред­по­ла­га­ло ав­то­ма­ти­че­ско­го про­дви­же­ния в чи­нах (хо­тя ещё Ло­мо­но­сов пред­ла­гал да­вать ма­ги­ст­ру чин, рав­ный по­ру­чи­ку, а док­то­ру – ка­пи­та­на ар­мии; в 1770–90-х гг. не­ко­то­рые из про­фес­со­ров Моск. ун-та удо­стои­лись чи­нов кол­леж­ско­го асес­со­ра – 8-й класс по Та­бе­ли о ран­гах, над­вор­но­го со­вет­ни­ка – 7-й класс, кол­леж­ско­го со­вет­ни­ка – 6-й класс). В нач. 19 в. учё­ные сте­пе­ни со­от­не­се­ны с Та­бе­лью о ран­гах. Пра­во на чин при по­сту­п­ле­нии на гос. служ­бу по­лу­чи­ли ли­ца, имев­шие учё­ную сте­пень: сту­ден­ты, окон­чив­шие выс­шее учеб­ное за­ве­де­ние со сте­пе­нью кан­ди­да­та, по­лу­чи­ли пра­во на чин 12-го клас­са (в 1837– 1884 – на чин 10-го клас­са), ма­ги­ст­ры – 9-го, док­то­ра – 8-го клас­са. По уни­вер­си­тет­ско­му ус­та­ву 1884 пра­во на чи­ны да­ва­ла долж­ность: рек­тор по­лу­чал чин 4-го клас­са, де­кан и ор­ди­нар­ный про­фес­сор – 5-го, экс­т­ра­ор­ди­нар­ный про­фес­сор – 6-го, пре­по­да­ва­тель низ­ше­го ран­га – 7–8-го клас­сов.

Естественные науки

Фи­зи­ка. В нач. 19 в. осо­бое раз­ви­тие по­лу­чи­ли ис­сле­до­ва­ния в об­лас­ти элек­три­че­ст­ва. Ус­той­чи­вую элек­три­че­скую ду­гу в 1802 по­лу­чил В. В. Пет­ров. Он изу­чил дей­ст­вие ду­го­во­го раз­ря­да в раз­ных сре­дах, из­ме­рил элек­тро­про­вод­ность разл. ве­ществ и ука­зал на воз­мож­ность прак­ти­че­ско­го ис­поль­зо­ва­ния элек­три­че­ской ду­ги, в т. ч. в ме­тал­лур­гии.

Пер­вое ко­ли­че­ст­вен­ное из­ме­ре­ние элек­тро­маг­нит­ной ин­дук­ции осу­ще­ст­вил Э. Х. Ленц. Он ус­та­но­вил уни­вер­саль­ное пра­ви­ло для оп­ре­де­ле­ния на­прав­ле­ния ин­ду­ци­ро­ван­ных то­ков (пра­ви­ло Лен­ца, 1833), сфор­му­ли­ро­вал прин­цип об­ра­ти­мо­сти элек­три­че­ских ма­шин. В 1842 Ленц от­крыл за­кон те­п­ло­во­го дей­ст­вия элек­три­че­ско­го то­ка (за­кон Джо­уля – Лен­ца). Тру­ды Б. С. Яко­би бы­ли по­свя­ще­ны элек­тро­тех­ни­ке. Он от­крыл но­вую об­ласть элек­тро­тех­ни­ки – галь­ва­но­пла­сти­ку (1838), ука­зал ме­то­ды её при­ме­не­ния. Яко­би скон­ст­руи­ро­вал неск. элек­тро­дви­га­те­лей, один из ко­то­рых в 1838 при­во­дил в дви­же­ние бо­тик с пас­са­жи­ра­ми на бор­ту; в 1840-х гг. соз­дал уст­рой­ст­ва, ис­поль­зуе­мые в те­ле­гра­фии, а так­же ру­ко­во­дил про­клад­кой од­ной из пер­вых те­ле­граф­ных ли­ний (ок. 25 км), свя­зав­шей С.-Пе­тер­бург с Цар­ским Се­лом.

Изу­че­ни­ем элек­три­че­ст­ва, маг­не­тиз­ма и оп­ти­че­ских яв­ле­ний за­ни­мал­ся Ф. Ф. Пет­ру­шев­ский. О. Д. Хволь­сон раз­ра­ба­ты­вал про­бле­мы элек­тро­фи­зи­ки, маг­не­тиз­ма, фо­то­мет­рии и ак­ти­но­мет­рии, яв­лял­ся ав­то­ром «Кур­са фи­зи­ки» (т. 1–4, 1892–1915), по ко­то­ро­му учи­лись неск. по­ко­ле­ний сту­ден­тов.

А. Г. Сто­ле­тов в 1872 ор­га­ни­зо­вал в Моск. ун-те фи­зи­че­скую ла­бо­ра­то­рию, где изу­ча­лись элек­тро­маг­нит­ные яв­ле­ния, мо­ле­ку­ляр­ная фи­зи­ка, при­ро­да све­та, фо­то­мет­рия, ак­ти­но­мет­рия и др. В 1888 он на­чал эм­пи­ри­че­ские ис­сле­до­ва­ния внеш­не­го фо­то­эф­фек­та и ус­та­но­вил его пер­вый за­кон (за­кон Сто­ле­то­ва, 1888–89), соз­дал фо­то­эле­мент, ос­но­ван­ный на этом яв­ле­нии. С ис­сле­до­ва­ния­ми Сто­ле­то­ва свя­за­но ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие уче­ния об элек­тро­маг­нит­ной при­ро­де све­та. Ему при­над­ле­жат фун­да­мен­таль­ные тру­ды, по­свя­щён­ные кри­ти­че­ско­му со­стоя­нию ве­ще­ст­ва.

В 1874 Н. А. Умов раз­вил пред­став­ление о плот­но­сти энер­гии и ско­ро­сти её дви­же­ния, ввёл по­ня­тие век­то­ра плот­но­сти по­то­ка энер­гии (век­тор Умо­ва). В. А. Ми­хель­сон, уче­ник Сто­ле­то­ва, пер­вым при­ме­нил ме­то­ды ста­ти­стиче­ской фи­зи­ки в тео­рии те­п­ло­во­го из­лу­че­ния (1887), за­ни­мал­ся изу­че­ни­ем про­цес­сов го­ре­ния, а так­же ак­ти­но­мет­ри­ей. Ра­бо­ты М. П. Аве­на­риу­са и его уче­ни­ков по­свя­ще­ны тер­мо­элек­три­че­ским яв­ле­ни­ям и ис­сле­до­ва­ни­ям кри­ти­че­ско­го со­стоя­ния ве­ще­ст­ва. И. И. Борг­ма­ну при­над­ле­жат тру­ды по элек­тро­маг­не­тиз­му и элек­три­че­ским раз­ря­дам в га­зах. Он от­крыл воз­дей­ст­вие рент­ге­нов­ских лу­чей на элек­три­че­ский раз­ряд, об­на­ру­жил ра­дио­ак­тив­ность ле­чеб­ных гря­зей (1904). Сре­ди уче­ни­ков Борг­ма­на – В. Ф. Мит­ке­вич, Л. В. Мы­сов­ский, Д. С. Ро­ж­де­ст­вен­ский, Д. В. Ско­бель­цын. В 1889 Ф. Н. Шве­дов за­ло­жил ос­но­вы рео­ло­гии дис­перс­ных сис­тем. В 1898 А. И. Са­дов­ский пред­ска­зал воз­ник­но­ве­ние вра­ща­тель­но­го ме­ха­ни­че­ско­го мо­мен­та у те­ла, об­лу­чае­мо­го эл­лип­ти­че­ски по­ля­ри­зо­ван­ным све­том (эф­фект Са­дов­ско­го).

Пер­вое отеч. от­кры­тие ми­ро­во­го зна­че­ния в об­лас­ти фи­зи­ки при­над­ле­жит П. Н. Ле­бе­де­ву. В 1899 он об­на­ру­жил и из­ме­рил дав­ле­ние све­та на твёр­дые те­ла, в 1907 – на га­зы. Эти ра­бо­ты яви­лись под­твер­жде­ни­ем тео­рии Мак­свел­ла. Ле­бе­дев соз­дал шко­лу фи­зи­ков, объ­е­ди­нив­шую ок. 30 учё­ных (В. К. Ар­кадь­ев, С. И. Ва­ви­лов, П. П. Ла­за­рев и др.). Ла­за­ре­ву при­над­ле­жат ис­сле­до­ва­ния те­п­ло­про­вод­но­сти раз­ре­жен­ных га­зов. Он при­ме­нил фи­зи­че­ские ме­то­ды к фо­то­хи­ми­че­ским ис­сле­до­ва­ни­ям, стал од­ним из ос­но­ва­те­лей био­фи­зи­ки в Рос­сии, в 1917 воз­гла­вил Ин-т фи­зи­ки Моск. об-ва на­уч. ин­сти­ту­тов (с 1919 Ин-т био­фи­зи­ки На­род­но­го ко­мис­са­риа­та здра­во­охра­не­ния).

Идеи Е. С. Фё­до­ро­ва, ле­жав­шие в осно­ве струк­тур­ной кри­стал­ло­гра­фии, по­лу­чи­ли экс­пе­ри­мен­таль­ное под­твер­ждение по­сле соз­да­ния рент­ге­нов­ско­го струк­тур­но­го ана­ли­за, од­ним из ос­но­во­по­лож­ни­ков ко­то­ро­го был Г. В. Вульф, ус­та­но­вив­ший в 1913 ус­ло­вие ди­фрак­ции рент­ге­нов­ско­го из­лу­че­ния на кри­стал­лах (ус­ло­вие Брэг­га – Вуль­фа).

Боль­шое влия­ние на раз­ви­тие тео­ре­ти­че­ской фи­зи­ки ока­зал ав­ст­рий­ский учёный, впо­след­ст­вии ра­бо­тав­ший в Ни­дер­лан­дах, – П. Эрен­фест, ко­то­рый в 1907– 1912 жил в Рос­сии. В 1903 А. А. Эй­хен­вальд до­ка­зал эк­ви­ва­лент­ность кон­век­ци­он­ных то­ков и то­ков про­во­ди­мо­сти и су­ще­ст­во­ва­ние то­ка сме­ще­ния. В 1909 Рож­де­ст­вен­ский пред­при­нял ко­ли­че­ст­вен­ные ис­сле­до­ва­ния ано­маль­ной дис­пер­сии све­та. Ар­кадь­ев от­крыл фер­ро­маг­нит­ный ре­зо­нанс (1913). А. Ф. Иоф­фе изу­чал уп­ру­гое воз­дей­ст­вие на кри­стал­лы (1915), по­ста­вил цикл экс­пе­ри­мен­тов по из­ме­ре­нию за­ря­да элек­тро­на при внеш­нем фо­то­эф­фек­те (1913), экс­пе­ри­мен­таль­но до­ка­зал су­ще­ст­во­ва­ние ион­ной про­во­ди­мо­сти в кри­стал­лах (1916–23).

Пулковская обсерватория. Архитектор А.П. Брюллов. Гравюра. 19 в.

Ас­тро­но­мия. В 19 в. от­кры­ты но­вые ас­тро­но­ми­че­ские об­сер­ва­то­рии при Харь­ков­ском, Дерпт­ском, Ка­зан­ском, Моск., Св. Вла­ди­ми­ра в Кие­ве, С.-Пе­терб. и др. уни­вер­си­те­тах. Важ­ным со­бы­ти­ем ста­ло строи­тель­ст­во Пул­ков­ской об­сер­ва­то­рии (1839), обо­ру­до­ван­ной ас­т­ро­мет­ри­че­ски­ми при­бо­ра­ми бес­пре­це­дент­но вы­со­кой точ­но­сти. Её ос­но­ва­те­лем был В. Я. Стру­ве, из­вест­ный клас­си­че­ски­ми ис­сле­до­ва­ния­ми двой­ных звёзд и вы­дви­нув­ший пред­поло­же­ние о су­ще­ст­во­ва­нии меж­звёзд­но­го по­гло­ще­ния (1847). Бла­го­да­ря его ру­ко­во­дству (1839–62) Пул­ков­ская об­сер­ва­то­рия ста­ла од­ним из луч­ших в ми­ре ас­тро­но­ми­че­ских уч­ре­ж­де­ний. Под­го­тов­лен­ные там звёзд­ные ка­та­ло­ги (1845, 1865, 1885, 1905 и бо­лее позд­них из­да­ний – 1930 и 1955) бы­ли наи­бо­лее точ­ны­ми в ми­ре, а вы­пол­нен­ные в об­сер­ва­то­рии на­блю­де­ния вклю­че­ны в извест­ные ми­ро­вые фун­да­мен­таль­ные ка­та­ло­ги.

Во 2-й пол. 19 в. в ра­бо­ту ас­тро­но­мов всё боль­ше вхо­ди­ли фи­зи­че­ские ме­то­ды ис­сле­до­ва­ний, в свя­зи с этим фор­ми­ро­ва­лись но­вые на­уч. на­прав­ле­ния – ас­т­ро­фи­зи­ка, ас­т­ро­фо­то­мет­рия, ас­т­ро­спек­тро­мет­рия и т. п. Ас­т­ро­фи­зи­ка ста­ла про­фи­ли­рую­щим на­прав­ле­ни­ем ра­бо­ты об­сер­ва­то­рии Моск. ун-та по­сле то­го, как её воз­гла­вил Ф. А. Бре­ди­хин (1873). Он ис­поль­зо­вал ас­т­ро­фи­зи­че­ские ме­то­ды при изу­че­нии кос­ми­че­ских объ­ек­тов: на­блю­дал при по­мо­щи спек­тро­ско­па сол­неч­ные пят­на и про­ту­бе­ран­цы, вёл сис­те­ма­ти­че­ское из­ме­ре­ние спек­траль­ных ли­ний пла­нет, ко­мет, га­зо­вых ту­ман­но­стей и ме­тео­рит­ных по­то­ков, раз­ра­бо­тал ме­ха­ни­че­скую тео­рию ко­мет­ных форм (1876–78), став­шую од­ним из са­мых зна­чи­тель­ных вкла­дов рос. ас­т­ро­фи­зи­ки 19 в. в ми­ро­вую нау­ку. Бре­ди­хин соз­дал шко­лу ас­тро­но­мов-ас­тро­фи­зи­ков, уде­лял боль­шое вни­ма­ние про­па­ган­де ас­т­ро­фи­зи­че­ско­го под­хо­да к ис­сле­до­ва­нию не­бес­ных тел. Его уче­ник В. К. Це­ра­ский, воз­гла­вив­ший моск. уни­вер­си­тет­скую об­сер­ва­то­рию в 1890, од­ним из пер­вых на­чал сис­те­ма­ти­че­ское фо­то­гра­фи­ро­ва­ние Солн­ца и др. звёзд, впер­вые ус­та­но­вил тем­пе­ра­ту­ру Солн­ца, близ­кую к дей­ст­ви­тель­ной, и точ­ное зна­че­ние его звёзд­ной ве­ли­чи­ны, от­крыл и ис­сле­до­вал с по­мощью фо­то­гра­фии ряд пе­ре­мен­ных звёзд. Под ру­ко­во­дством Це­ра­ско­го в об­сер­ва­то­рии сфор­ми­ро­ва­на бо­га­тая кол­лек­ция фо­то­гра­фий звёзд­но­го не­ба и со­став­лен фун­да­мен­таль­ный ка­та­лог точ­но из­ме­рен­ных око­ло­по­ляр­ных двой­ных звёзд. А. А. Бе­ло­поль­ский об­на­ру­жил зо­наль­ность вра­ще­ния Солн­ца и обос­но­вал ги­по­те­зу о том, что она обу­слов­ле­на боль­шей ско­ро­стью вра­ще­ния его внут­рен­них сло­ёв («Пят­на на Солн­це и их дви­же­ние», 1886). В 1894 он от­крыл пе­рио­дич­ность из­ме­не­ния лу­че­вой ско­ро­сти звез­ды δ Це­фея, что ста­ло впо­след­ст­вии ос­но­ва­ни­ем для вы­де­ле­ния это­го важ­но­го в ас­т­ро­физи­ке клас­са звёзд, на­зван­ных це­фе­ида­ми.

М. А. Ко­валь­ский раз­ра­бо­тал ги­по­те­зу, со­глас­но ко­то­рой звёз­ды, со­став­ляю­щие Га­лак­ти­ку, вра­ща­ют­ся во­круг еди­но­го цен­тра, соз­дал ме­то­ды оп­ре­де­ле­ния дви­же­ния Солн­ца сре­ди звёзд и оп­ре­де­ле­ния ор­бит двой­ных спек­траль­ных звёзд. В кон. 19 – нач. 20 вв. на част­ные сред­ст­ва со­ору­же­на уни­вер­си­тет­ская об­сер­ва­то­рия близ Ка­за­ни (пер­вый ди­рек­тор – А. Д. Ду­бя­го, ав­тор тру­дов по тео­ре­ти­че­ской ас­тро­но­мии и ас­т­ро­мет­рии). В ней осу­ще­ст­в­ля­лись ме­ри­ди­ан­ные на­блю­де­ния, ве­лись ис­сле­до­ва­ния, свя­зан­ные с оп­ре­де­ле­ни­ем ши­ро­ты, си­лы тя­же­сти и т. п. Под ру­ко­во­дством Г. В. Ле­виц­ко­го в Харь­ков­ской уни­вер­си­тет­ской об­сер­ва­то­рии сис­те­ма­ти­че­ски про­во­ди­лись разл. ас­тро­метри­че­ские и гра­ви­мет­ри­че­ские на­блю­де­ния; осо­бен­но важ­ным вкла­дом счи­та­ет­ся раз­ра­бот­ка Ле­виц­ким ос­нов отеч. сейс­мо­ло­гии. С. К. Кос­тин­ский в Пул­ков­ской об­сер­ва­то­рии раз­ра­бо­тал ме­то­ды при­ме­не­ния ас­т­ро­фо­то­гра­фии для оп­ре­де­ле­ния па­рал­лак­сов звёзд, изу­че­ния звёзд­ных ту­ман­но­стей и ско­п­ле­ний. Пул­ков­ские ас­тро­но­мы уча­ст­во­ва­ли в мно­го­лет­них меж­ду­нар. ис­сле­до­ва­ни­ях: гра­дус­ном из­ме­ре­нии ду­ги па­рал­ле­ли под 52° ши­ро­ты, на­блю­де­ни­ях за про­хо­ж­де­ни­ем Ве­не­ры по дис­ку Солн­ца на про­стран­ст­ве от За­пад­ной Ев­ро­пы до Япо­нии, на­блю­да­тель­ных и вы­чис­ли­тель­ных ра­бо­тах, свя­зан­ных с изу­че­ни­ем ко­ме­ты Эн­ке (Эн­ке – Бак­лун­да) за 100 лет и др. В 1908 от­кры­та Си­ме­из­ская об­сер­ва­то­рия.

Ма­те­ма­ти­ка. Ре­во­лю­ци­ей в гео­мет­рии, рас­ши­рив­шей пред­став­ле­ние о гео­мет­ри­че­ском про­стран­ст­ве и по­ло­жив­шей на­ча­ло но­во­му на­прав­ле­нию ма­те­ма­ти­ки, ста­ло по­стро­е­ние во 2-й четв. 19 в. про­фес­со­ром Ка­зан­ско­го ун-та Н. И. Ло­ба­чев­ским не­евк­ли­до­вой гео­мет­рии (осн. по­ло­же­ния из­ло­же­ны в ра­бо­те «О на­чалах гео­мет­рии», 1830). Даль­ней­ший подъ­ём ма­те­ма­ти­че­ской мыс­ли обо­зна­чил­ся в 1830–50-е гг. В зна­чи­тель­ной сте­пе­ни он был свя­зан с дея­тель­но­стью М. В. Ост­ро­град­ско­го и В. Я. Бу­ня­ков­ско­го. Ост­ро­град­ский раз­ра­ба­ты­вал во­про­сы ма­те­ма­ти­че­ской фи­зи­ки и ана­ли­ти­че­ской ме­ха­ни­ки. Его ис­сле­до­ва­ния – су­ще­ст­вен­ный вклад в ма­те­ма­ти­че­скую раз­ра­бот­ку тео­рии дви­же­ния. Ра­бо­ты, ка­сав­шие­ся тео­рии те­пло­ты, тео­рии при­тя­же­ния и тео­рии упру­го­сти, гид­ро­ди­на­ми­ки, гид­ро­ста­ти­ки, бал­ли­сти­ки и др., име­ли пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние для ре­ше­ния кон­крет­ных тех­ни­че­ских за­дач и по­слу­жи­ли тео­ре­ти­че­ской ос­но­вой для ста­нов­ле­ния и раз­ви­тия важ­ней­ших от­рас­лей тех­ни­че­ско­го зна­ния в Рос­сии. Мно­го­чис­лен­ные ра­бо­ты Бу­ня­ков­ско­го (ок. 160) по­свя­ще­ны про­бле­мам ал­геб­ры, диф­фе­рен­ци­аль­но­му и ин­те­граль­но­му ис­чис­ле­ни­ям, тео­рии ве­ро­ят­но­стей и ста­ти­сти­ке. Бла­го­да­ря Бу­ня­ков­ско­му и Ост­ро­град­ско­му зна­чи­тель­но вы­рос уро­вень ма­те­ма­ти­че­ско­го об­ра­зо­ва­ния, под­го­тов­ле­на плея­да бле­стя­щих ма­те­ма­ти­ков и ме­ха­ни­ков.

Под ру­ко­во­дством П. Л. Че­бы­ше­ва, ав­то­ра тру­дов в об­лас­ти тео­рии ве­ро­ят­но­стей и ин­тер­по­ля­ции, од­но­го из ос­нова­те­лей тео­рии син­те­за ме­ха­низ­мов, сло­жи­лась по­лу­чив­шая ми­ро­вое при­зна­ние ма­те­ма­ти­че­ская шко­ла в С.-Пе­терб. ун-те. Её пред­ста­ви­те­ли Е. И. Зо­ло­та­рёв, А. Н. Кор­кин, А. М. Ля­пу­нов, А. А. Мар­ков и др. вне­сли цен­ный вклад в раз­ра­бот­ку тео­рий при­бли­же­ния функ­ций и диф­фе­рен­ци­аль­ных урав­не­ний, тео­рии чи­сел, тео­рии ве­ро­ят­но­стей, в ма­те­ма­ти­че­ский ана­лиз и мате­ма­ти­че­скую фи­зи­ку. Ха­рак­тер­ной чер­той шко­лы Че­бы­ше­ва бы­ла при­клад­ная на­прав­лен­ность ис­сле­до­ва­ний. С про­бле­ма­ми, идея­ми и ме­то­да­ми с.-пе­терб. ма­те­ма­ти­че­ской шко­лы зна­ко­ми­ли уча­щую­ся мо­ло­дёжь в др. уни­вер­си­те­тах её вос­пи­тан­ни­ки. В Вар­шав­ском ун-те ве­ли ис­сле­до­ва­ния Н. Я. Со­нин, про­сла­вив­ший­ся свои­ми ори­ги­наль­ны­ми тру­да­ми в об­лас­ти ма­те­ма­ти­че­ско­го ана­ли­за, и Г. Ф. Во­ро­ной, раз­ра­ба­ты­вав­ший гео­мет­рию чи­сел – но­вое на­прав­ле­ние, объ­е­ди­няв­шее гео­мет­ри­че­ские и ариф­ме­ти­че­ские пред­став­ле­ния и ме­то­ды. В Харь­ков­ском ун-те ра­бо­тал Ля­пу­нов, соз­да­тель тео­рии рав­но­ве­сия и ус­той­чи­во­сти дви­же­ния ме­ха­ни­че­ских сис­тем. В. А. Стек­лов, уче­ник Ля­пу­но­ва, сыг­рал боль­шую роль в раз­ра­бот­ке ме­то­дов ре­ше­ния за­дач ма­те­ма­ти­че­ской фи­зи­ки, ос­но­вал на­уч. шко­лу в этой об­лас­ти ма­тема­ти­ки.

Чле­ну Моск. ма­те­ма­ти­че­ско­го об-ва Н. В. Бу­гае­ву при­над­ле­жат от­кры­тия в об­лас­ти ана­ли­ти­че­ской тео­рии чи­сел и тео­рии функ­ций. Кро­ме то­го, он впер­вые об­ра­тил­ся к фи­лос. ос­мыс­ле­нию по­став­лен­ных и ре­шав­ших­ся им и его уче­ни­ка­ми во­про­сов. Шко­ла, ко­то­рая сло­жи­лась под влия­ни­ем его идей, во­шла в ис­то­рию отеч. ма­те­ма­ти­ки как фи­ло­соф­ско-ма­те­ма­ти­че­ская. Его уче­ник П. А. Не­кра­сов изу­чал тео­рию ком­плекс­но­го пе­ре­мен­но­го, ана­ли­ти­че­скую тео­рию диф­фе­рен­ци­аль­ных урав­не­ний. Ос­но­ва­те­лем на­уч. шко­лы в об­лас­ти диф­фе­рен­ци­аль­ной гео­мет­рии стал К. М. Пе­тер­сон, ра­бо­тав­ший в од­ной из моск. гим­на­зий; су­ще­ст­вен­ный вклад в её раз­ви­тие вне­сли Б. К. Млод­зи­ев­ский и Д. Ф. Его­ров. Ра­бо­ты Его­ро­ва и его уче­ни­ка Н. Н. Лу­зи­на по­ло­жи­ли на­ча­ло моск. шко­ле тео­рии функ­ций. В пер­вом по­ко­ле­нии их уче­ни­ков бы­ли П. С. Алек­сан­д­ров, Д. Е. Мень­шов, И. И. При­ва­лов, В. В. Сте­па­нов, А. Я. Хин­чин.

Раз­ви­ти­ем не­евк­ли­до­вой гео­мет­рии за­ни­ма­лись ма­те­ма­ти­ки Ка­зан­ско­го ун-та. Ф. М. Су­во­ров по­свя­тил свои ис­сле­до­ва­ния тео­рии ри­ма­но­вых про­странств, а так­же вы­яв­ле­нию смыс­ла и зна­че­ния гео­мет­рии Ло­ба­чев­ско­го. Д. М. Син­цов впер­вые в Рос­сии на­чал изу­чать про­бле­мы гео­мет­рии не­го­ло­ном­ных си­стем. С тру­да­ми В. Г. Им­ше­нец­ко­го свя­за­на раз­ра­бот­ка тео­рии ин­тег­ри­ро­ва­ния урав­не­ний в ча­ст­ных про­из­вод­ных. Фи­ло­соф, ма­те­ма­тик и ас­тро­ном П. С. По­рец­кий вы­пол­нил цикл ра­бот по ма­те­ма­ти­че­ской ло­ги­ке (1884–1907).

Диф­фе­рен­ци­аль­ны­ми урав­не­ния­ми и ана­ли­ти­че­ски­ми функ­ция­ми за­ни­ма­лась С. В. Ко­ва­лев­ская, ра­бо­тав­шая за гра­ни­цей (в рос. уни­вер­си­те­ты жен­щи­ны не до­пус­ка­лись). Она раз­ра­ба­ты­ва­ла про­бле­мы тео­ре­ти­че­ской ме­ха­ни­ки, диф­фе­рен­ци­аль­ных урав­не­ний, осо­бен­но – об­щей тео­рии урав­не­ний в ча­ст­ных произ­вод­ных; в 1889 пер­вой из жен­щин ста­ла чл.-корр. С.-Пе­терб. АН.

К 1917 по уров­ню раз­ви­тия ма­те­ма­ти­ки Рос­сия при­над­ле­жа­ла к чис­лу пе­ре­до­вых ев­роп. стран. В ней ра­бо­та­ли вы­даю­щие­ся ма­те­ма­ти­ки, разл. на­уч. шко­лы со­став­ля­ли ак­тив­ное ма­те­ма­ти­че­ское со­об­ще­ст­во. Осн. цен­тра­ми ма­те­ма­ти­че­ской жиз­ни бы­ли С.-Пе­тер­бург и Мо­ск­ва. Ма­те­ма­ти­че­ские цен­тры сфор­ми­ро­ва­лись так­же в Ка­за­ни, Кие­ве, Одес­се, Харь­ко­ве и Вар­ша­ве. Рос. учё­ные ак­тив­но под­дер­жи­ва­ли на­уч. свя­зи с за­ру­беж­ны­ми ма­те­ма­ти­ка­ми, уча­ст­во­ва­ли в меж­ду­нар. ма­те­ма­ти­че­ских кон­грес­сах.

Хи­мия. В нач. 19 в. Ф. Ф. Рейсс от­крыл яв­ле­ние элек­тро­фо­ре­за (1807), а К. С. Кирх­гоф осу­ще­ст­вил пер­вую ка­та­ли­ти­че­скую ре­ак­цию (1811). Г. И. Гесс от­крыл осн. за­кон тер­мо­хи­мии – за­кон по­сто­ян­ст­ва ко­ли­че­ст­ва те­п­ло­ты (за­кон Гес­са, 1840), опуб­ли­ко­вал пер­вое учеб­ное по­со­бие по хи­мии на рус. яз. – «Ос­но­ва­ния чис­той хи­мии», вы­дер­жав­шее 7 из­да­ний в 1831–49, впер­вые в Рос­сии пред­ло­жил сис­те­ма­ти­ку хи­ми­че­ских эле­мен­тов. К. К. Кла­ус, изу­чая пла­ти­но­вые ме­тал­лы, от­крыл но­вый эле­мент этой груп­пы, на­зван­ный им ру­те­ни­ем (1844); раз­ра­бо­тал ме­то­ды за­вод­ско­го по­лу­че­ния чис­той пла­ти­ны и не­ко­то­рых пла­ти­но­вых ме­тал­лов. Од­но из са­мых круп­ных от­кры­тий в орга­ни­че­ской хи­мии 19 в. сде­лал Н. Н. Зи­нин. Он осу­ще­ст­вил об­щую ре­ак­цию вос­ста­нов­ле­ния аро­ма­ти­че­ских нит­ро­со­еди­не­ний в ами­ны (1842), в част­но­сти ре­ак­цию пре­вра­ще­ния нит­ро­бен­зо­ла в ани­лин (ре­ак­ция Зи­ни­на). Ис­сле­до­ва­ния Зи­ни­на по­слу­жи­ли ос­но­вой соз­да­ния ани­ли­но­кра­соч­ной про­мыш­лен­но­сти, про­из­водств взрыв­ча­тых ве­ществ и мн. ле­карств. Зи­нин вме­сте с А. А. Вос­кре­сен­ским, чья пе­да­го­ги­че­ская дея­тель­ность за­мет­но спо­соб­ст­во­ва­ла раз­ви­тию рос. нау­ки, соз­дал шко­лу хи­ми­ков, в ко­то­рую вхо­ди­ли А. М. Бут­ле­ров, Н. Н. Бе­ке­тов, А. П. Бо­ро­дин, Н. А. Мен­шут­кин и др.

Гл. со­бы­ти­ем в раз­ви­тии ес­те­ст­вен­ных на­ук в 19 в. ста­ло от­кры­тие Д. И. Мен­де­лее­вым пе­рио­ди­че­ско­го за­ко­на (1869) и соз­да­ние сис­те­мы хи­ми­че­ских эле­мен­тов, ос­но­ван­ной на этом за­ко­не. Мен­де­ле­ев вы­вел так­же об­щее урав­не­ние со­стоя­ния иде­аль­но­го га­за, раз­ра­бо­тал и сфор­му­ли­ро­вал фи­зи­че­скую тео­рию рас­тво­ров, внёс вклад в ста­нов­ле­ние но­во­го, толь­ко за­ро­ж­дав­ше­го­ся то­гда на­уч. на­прав­ле­ния – фи­зи­ку мо­ле­кул; его иссле­до­ва­ния спо­собст­во­ва­ли соз­да­нию эф­фек­тив­ных ме­то­дов неф­те­до­бы­чи и неф­те­пе­ре­ра­бот­ки. Мен­де­ле­ев – ав­тор фун­да­мен­таль­но­го тру­да «Ос­но­вы хи­мии» (1869–71), по ко­то­ро­му учи­лись мн. по­ко­ле­ния хи­ми­ков (вы­дер­жал 8 из­да­ний при жиз­ни учё­но­го). Д. П. Ко­но­ва­лов, уче­ник Мен­де­лее­ва и Бут­ле­ро­ва, вы­пол­нил ряд ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щён­ных фи­зи­ко-хи­ми­че­ским свой­ст­вам рас­тво­ров, вы­вел за­ко­ны, ус­та­нав­ли­вав­шие за­ви­си­мость со­ста­ва па­ро­вой и жид­кой фаз рас­тво­ров от дав­ле­ния па­ра и тем­пе­ра­ту­ры ки­пе­ния (за­ко­ны Ко­но­ва­ло­ва, 1881–84), по­ло­жил на­ча­ло раз­ра­бот­ке тео­рии ге­те­ро­ген­но­го ка­та­ли­за. Он соз­дал боль­шую шко­лу фи­зи­ко­хи­ми­ков. Мен­шут­кин от­крыл влия­ние рас­тво­ри­те­ля на ско­рость ре­ак­ции. Им на­пи­сан учеб­ник «Ана­ли­ти­че­ская хи­мия» (1871), не­од­но­крат­но пе­ре­из­да­вав­ший­ся, и пер­вая в Рос­сии ра­бо­та по ис­то­рии хи­мии – «Очерк раз­ви­тия хи­ми­че­ских воз­зре­ний» (1888).

Тео­рию строе­ния хи­ми­че­ско­го ве­ще­ст­ва раз­ра­бо­тал (1861) и экс­пе­ри­мен­таль­но под­твер­дил Бут­ле­ров. Эта тео­рия важ­на для по­ни­ма­ния взаи­мо­свя­зи строе­ния и свойств ор­га­ни­че­ских со­еди­не­ний. Бут­ле­ров опуб­ли­ко­вал зна­ме­ни­тый учеб­ник «Вве­де­ние к пол­но­му изу­че­нию ор­га­ни­че­ской хи­мии» (1864–66) – пер­вое в ис­то­рии нау­ки ру­ко­вод­ство, ос­но­ван­ное на тео­рии хи­ми­че­ско­го строе­ния, внёс вклад в уче­ние о ва­лент­но­сти, ввёл ряд по­ня­тий, во­шед­ших в ми­ро­вую на­уч. лит-ру, объ­яс­нил яв­ле­ние изо­ме­рии.

К сер. 19 в. сло­жи­лась бут­ле­ров­ская шко­ла хи­ми­ков-ор­га­ни­ков: В. В. Мар­ков­ни­ков, А. М. Зай­цев, Е. Е. Ваг­нер, А. Е. Фа­вор­ский, И. Л. Кон­да­ков и др. Зай­цев, раз­ра­бо­тав цин­кор­га­ни­че­ские ме­то­ды син­те­за спир­тов, за­ло­жил ос­но­вы од­но­го из уни­вер­саль­ных ме­то­дов ор­га­ни­че­ско­го син­те­за. Ваг­нер раз­ра­бо­тал ме­тод об­на­ру­же­ния не­пре­дель­ных ор­га­ни­че­ских со­еди­не­ний. Мар­ков­ни­ков ре­фор­ми­ро­вал пре­по­да­ва­ние в Моск. ун-те, уч­ре­див ла­бо­ра­тор­ный прак­ти­кум для сту­ден­тов и ак­тив­но при­вле­кая их к ис­сле­до­ва­тель­ской ра­бо­те; ус­та­но­вил ряд за­ко­но­мер­но­стей взаи­мо­влия­ния ато­мов в ор­га­ни­че­ских со­еди­не­ни­ях, в т. ч. пра­ви­ло при­сое­ди­не­ния по двой­ной свя­зи (пра­ви­ло Мар­ков­ни­ко­ва, 1869). Его ис­сле­до­ва­ния кав­каз­ской неф­ти (1880-е гг.) име­ли прак­ти­че­ское зна­че­ние, по­ло­жи­ли на­ча­ло но­во­му на­прав­ле­нию ор­га­ни­че­ской хи­мии – хи­мии али­цик­ли­че­ских со­еди­не­ний. В чис­ле уче­ни­ков Мар­ков­ни­ко­ва бы­ли Н. Я. Демь­я­нов, Н. Д. Зе­лин­ский, Н. М. Киж­нер, И. А. Каб­лу­ков. Каб­лу­ков за­ни­мал­ся во­про­са­ми элек­тро­хи­мии и хи­ми­че­ской тер­мо­ди­на­ми­ки, раз­ра­бот­кой тео­рии рас­тво­ров в свя­зи с уче­ни­ем о хи­ми­че­ском рав­но­ве­сии. Не­за­ви­си­мо друг от дру­га Каб­лу­ков и В. А. Кис­тя­ков­ский вве­ли в нау­ку по­ня­тие о соль­ва­та­ции ио­нов. Кис­тя­ков­ский внёс боль­шой вклад в уче­ние о рас­тво­рах, в хи­ми­че­скую тер­мо­ди­на­ми­ку, раз­ви­тие ме­то­дов за­щи­ты ме­тал­лов от кор­ро­зии. М. Г. Ку­че­ров от­крыл пре­вра­ще­ние аце­ти­ле­но­вых уг­ле­во­до­ро­дов в кар­бо­ниль­ные со­еди­не­ния (ре­ак­ция Ку­че­ро­ва, 1881). Од­но­му из ос­но­ва­те­лей тер­мо­хи­мии В. Ф. Лу­ги­ни­ну при­над­ле­жат тру­ды по оп­ре­де­ле­нию те­п­ловых эф­фек­тов ре­ак­ций, те­п­ло­ты сгора­ния мн. ве­ществ, изу­че­нию те­п­ло­ём­ко­стей твёр­дых и жид­ких тел; в 1892 учё­ный на свои сред­ст­ва соз­дал при Моск. ун-те пер­вую в Рос­сии тер­мо­хи­ми­че­скую ла­бо­ра­то­рию. На­ча­ло раз­ви­тию фи­зи­че­ской хи­мии как са­мо­стоя­тель­ной дис­ци­п­ли­ны по­ло­жил Н. Н. Бе­ке­тов. Он впер­вые в Рос­сии про­чи­тал курс лек­ций по фи­зи­че­ской хи­мии, ввёл прак­ти­кум по этой нау­ке. Бе­ке­тов за­ло­жил так­же ос­но­вы алю­ми­но­тер­мии. Гла­вой пер­вой в Рос­сии био­хи­ми­че­ской шко­лы был А. Я. Да­ни­лев­ский – ав­тор клас­си­че­ских ра­бот, по­свя­щён­ных фер­мен­там, строе­нию и хи­мии бел­ков.

В нач. 20 в. тем­пы раз­ви­тия хи­мии про­дол­жа­ли рас­ти. От­чёт­ли­вее ста­но­ви­лась пре­ем­ст­вен­ность ис­сле­до­ва­ний в разл. на­прав­ле­ни­ях хи­мии, ук­ре­п­ля­лась тен­ден­ция к фор­ми­ро­ва­нию но­вых на­уч. школ. Рост про­из­вод­ст­ва в хи­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти сти­му­ли­ро­вал за­ин­те­ре­со­ван­ность го­су­дар­ст­ва в до­сти­же­ни­ях нау­ки и под­го­тов­ке кад­ров ис­сле­до­ва­те­лей.

Сре­ди учё­ных, чья твор­че­ская дея­тель­ность про­яви­лась осо­бен­но про­дук­тив­но, был В. Н. Ипать­ев, внёс­ший ре­во­лю­ци­он­ный вклад в ор­га­ни­че­ский ка­та­лиз при вы­со­ких тем­пе­ра­ту­рах и дав­ле­ни­ях. В 1901–17 пло­до­твор­но ра­бо­тал Зе­лин­ский – один из круп­ней­ших хи­ми­ков-ор­га­ни­ков 1-й пол. 20 в. Он син­те­зи­ро­вал но­вые цик­ли­че­ские уг­ле­во­до­ро­ды, от­крыл де­гид­ро­ге­ни­за­ци­он­ный ка­та­лиз; эти ра­бо­ты на­шли при­ме­не­ние в неф­те­хи­ми­че­ских ис­сле­до­ва­ни­ях. А. Е. Ар­бу­зов пер­вым осу­ще­ст­вил на­уч. ра­бо­ты в об­лас­ти син­те­за и изу­че­ния фос­фо­рор­га­ни­че­ских со­еди­не­ний, от­крыл уни­вер­саль­ную ре­ак­цию по­лу­че­ния ор­га­ни­че­ских про­из­вод­ных фос­фо­ра. Л. А. Чу­га­ев под­нял на ми­ро­вой уро­вень изу­че­ние ко­ор­ди­на­ци­он­ных со­еди­не­ний, по­лу­чил неск. но­вых пред­ста­ви­те­лей это­го клас­са ве­ществ и ус­тано­вил ряд важ­ных эм­пи­ри­че­ских за­ко­но­мер­но­стей. М. С. Цвет раз­ра­бо­тал ос­но­вы ад­сорб­ци­он­но­го хро­ма­то­гра­фи­че­ско­го ана­ли­за; это спо­соб­ст­во­ва­ло соз­да­нию хро­ма­то­гра­фи­че­ско­го ме­то­да раз­де­ле­ния и ана­ли­за сме­сей. Фа­вор­ский, один из ос­но­ва­те­лей хи­мии аце­ти­ле­но­вых со­еди­не­ний, от­крыл клас­си­че­скую ре­ак­цию по­лу­че­ния тре­тич­ных аце­ти­ле­но­вых спир­тов. Фун­да­менталь­ный вклад Н. С. Кур­на­ко­ва в хи­мию свя­зан с соз­да­ни­ем фи­зи­ко-хи­ми­че­ско­го ана­ли­за, изу­чаю­ще­го рав­но­вес­ные сис­те­мы с по­мо­щью хи­ми­че­ских и гео­мет­ри­че­ских ме­то­дов. Он ввёл терми­ны «бер­тол­ли­ды» и «даль­то­ни­ды», от­но­ся­щие­ся к со­еди­не­ни­ям пе­ре­мен­но­го и по­сто­ян­но­го со­ста­ва. По­ня­тие о бер­тол­лидах лег­ло в ос­но­ву хи­мии твёр­до­го со­стоя­ния. Хи­мия ге­те­ро­цик­ли­че­ских азот­со­дер­жа­щих со­еди­не­ний, в пер­вую оче­редь пи­ри­ди­на, бы­ла осн. объ­ек­том ис­сле­до­ва­ний А. Е. Чи­чи­ба­би­на. Вид­ный спе­циа­лист в об­лас­ти ки­не­ти­ки Н. А. Ши­лов раз­ра­бо­тал тео­рию со­пря­жён­ных хи­ми­че­ских ре­ак­ций.

Гео­гра­фия. В 1-й пол. 19 в. Мор­ским мин-вом ор­га­ни­зо­ва­но ок. 30 кру­го­свет­ных пла­ва­ний: И. Ф. Кру­зен­штер­на и Ю. Ф. Ли­сян­ско­го (1803–06), В. М. Го­лов­ни­на (1807–09, 1817–19), Ф. Ф. Бел­линс­гау­зе­на и М. П. Ла­за­ре­ва (1819– 1821), О. Е. Ко­це­бу (1823–26), Ф. П. Лит­ке (1826–29) и др. В хо­де экс­пе­ди­ций осу­ще­ст­в­лял­ся по­иск удоб­ных пу­тей, со­еди­няв­ших Рос­сию с её аме­ри­кан­ски­ми вла­де­ния­ми, об­сле­до­ва­лись по­бе­ре­жья Кам­чат­ки, Япо­нии, сев.-вост. Рос­сии, Ку­риль­ские, Але­ут­ские и Га­вай­ские о-ва. В 1820 экс­пе­ди­ци­ей Бел­линс­гау­зе­на и Ла­за­ре­ва от­кры­та Ан­тарк­ти­да, в кон. 1840-х гг. Г. И. Не­вель­ской об­на­ру­жил про­лив, от­де­ляю­щий Са­ха­лин от Ев­ра­зии.

В ре­зуль­та­те пу­те­ше­ст­вия А. Ф. Мид­ден­дор­фа в Си­бирь и на Даль­ний Вос­ток (1842–45) по­лу­че­ны све­де­ния о ши­ро­ком рас­про­стра­не­нии мерз­лот­ных яв­ле­ний. Рус. гео­гра­фи­че­ское об-во ор­гани­зо­ва­ло во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. ряд экс­пе­ди­ций для изу­че­ния при­ро­ды Кав­ка­за, Сред­ней и Цен­траль­ной Азии, Си­би­ри, Даль­не­го Вос­то­ка и ­ря­да за­ру­беж­ных рай­онов (П. П. Се­мё­нов-Тян-Шан­ский, П. А. Кро­пот­кин, Н. М. Прже­валь­ский, М. В. Пев­цов, П. К. Коз­лов, В. А. Об­ру­чев и мн. др.).

Зна­чи­тель­ную роль в раз­ви­тии отеч. кар­то­гра­фии сыг­ра­ли во­ен­ные кар­то­гра­фы. В 1801–04 Де­по карт со­ста­ви­ло «Под­роб­ную кар­ту Рос­сий­ской им­пе­рии и близ­ле­жа­щих за­гра­нич­ных вла­де­ний», в 1839 Во­ен­но-то­по­гра­фи­че­ское бю­ро – де­таль­ную кар­ту зап. гу­бер­ний Рос­сии.

Па­лео­нто­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния К. Ф. Ру­лье ста­ли ба­зой для раз­ви­тия па­лео­зоо­ло­гии и па­лео­кли­ма­то­ло­гии. М. Ф. Спас­ский за­ни­мал­ся кли­ма­то­ло­ги­че­ски­ми на­блю­де­ния­ми, ре­зуль­та­том ко­то­рых стал пер­вый обоб­щаю­щий на­уч. труд о кли­ма­те Мо­ск­вы (1847).

Во 2-й пол. 19 в. про­изош­ла диф­фе­рен­циа­ция гео­гра­фи­че­ской нау­ки. Су­ще­ст­вен­ный вклад в изу­че­ние рель­е­фа вне­сли А. П. Кар­пин­ский (про­ис­хо­ж­дение рель­е­фа Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­ны), А. П. Пав­лов (про­бле­ма мно­же­ст­вен­но­сти оле­де­не­ний на Вос­точ­но-Ев­ро­пей­ской рав­ни­не), И. В. Муш­ке­тов (пер­вая оро­гра­фи­че­ская схе­ма гор Тур­ке­ста­на), Кро­пот­кин (соз­да­ние лед­ни­ко­вой тео­рии, ра­бо­ты по оро­гра­фии Си­би­ри), Об­ру­чев (про­бле­мы про­ис­хо­ж­де­ния лёс­сов Сред­ней Азии, древ­них оле­де­не­ний и мерз­ло­ты в Си­би­ри), Д. Н. Ану­чин (рель­еф Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии). Ра­бо­ты В. В. До­ку­чае­ва кон. 19 в. о взаи­мо­дей­ст­вии всех эле­мен­тов жи­вой и не­жи­вой при­ро­ды, сфор­му­ли­ро­ван­ный им за­кон гео­гра­фи­че­ской зо­наль­но­сти со­ста­ви­ли ос­но­ву отеч. фи­зи­че­ской гео­гра­фии.

А. И. Во­ей­ков из­дал труд «Кли­ма­ты зем­но­го ша­ра, в осо­бен­но­сти Рос­сии» (1884), пред­ло­жил пер­вую клас­си­фи­ка­цию рек по ти­пам пи­та­ния (1884) и ис­сле­до­вал вод­ный ба­ланс Кас­пий­ско­го м. В 1900 из­дан «Кли­ма­ти­че­ский ат­лас Рос­сий­ской им­пе­рии» (под ред. М. А. Ры­ка­чё­ва), поя­ви­лись пер­вые ра­бо­ты Л. С. Бер­га по па­лео­кли­ма­то­ло­гии и В. Ю. Ви­зе о кли­ма­те Арк­ти­ки.

П. П. Се­мё­нов-Тян-Шан­ский опи­сал ряд лед­ни­ков Тянь-Ша­ня, Н. А. Се­вер­цов про­ник в центр. часть Па­ми­ра и со­ста­вил его оро­гра­фи­че­скую схе­му. А. П. Фед­чен­ко и вслед за ним В. Ф. Оша­нин от­кры­ли и об­сле­до­ва­ли ряд хреб­тов Па­ми­ра и круп­ней­ший в Азии лед­ник, на­зван­ный позд­нее лед­ни­ком Фед­чен­ко. В кон. 19 – нач. 20 вв. В. В. Са­пож­ни­ков ис­сле­до­вал лед­ни­ки Ал­тая.

Пер­вые ра­бо­ты по гео­бо­та­ни­ке при­над­ле­жат А. Н. Бе­ке­то­ву (1896), А. Н. Крас­но­ву (1899), Г. И. Тан­филь­е­ву (1902). В кон. 19 в. И. К. Па­чо­ским и П. Н. Кры­ло­вым за­ло­же­ны ос­но­вы фи­то­це­но­ло­гии, ко­то­рая в нач. 20 в. раз­ра­ба­ты­ва­лась Г. Ф. Мо­ро­зо­вым и В. Н. Су­ка­чёвым. В об­лас­ти зоо­гео­гра­фии боль­шое зна­че­ние име­ли ра­бо­ты Се­вер­цо­ва о зо­наль­ном рас­пре­де­ле­нии жи­вот­ных в Тур­ке­ста­не и тру­ды М. А. Мен­зби­ра по зоо­гео­гра­фи­че­ско­му рай­они­ро­ва­нию суши.

С. О. Ма­ка­ров изу­чал те­че­ния в мор­ских про­ли­вах, в ча­ст­но­сти в прол. Бос­фор (1881–82), под его ру­ко­во­дством по­стро­ен ле­до­кол «Ер­мак» для ис­сле­до­ва­ния арк­ти­че­ских мо­рей (1899). В 1917 опуб­ли­ко­ван обоб­щаю­щий труд Ю. М. Шо­каль­ско­го «Океа­но­гра­фия».

В кон. 19 – нач. 20 вв. на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся сеть гид­ро­ло­ги­че­ских стан­ций и по­стов, поя­ви­лись пер­вые обоб­щаю­щие ра­бо­ты по сто­ку и вод­но­му ба­лан­су (Е. В. Оп­по­ков, Э. М. Оль­де­коп), по озёрам Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии (Ану­чин) и Араль­ско­му м. (Л. С. Берг). В 1915 В. Г. Глуш­ков дал на­уч. оп­ре­де­ле­ние гид­ро­ло­гии.

В нач. 20 в. раз­ра­бо­та­ны пред­став­ле­ния о поч­вен­ных про­вин­ци­ях (Л. И. Пра­со­лов), ком­би­на­ци­ях почв рав­нин­ных и гор­ных стран (С. С. Не­уст­ру­ев), вод­ном ре­жи­ме почв (Г. Н. Вы­соц­кий).

Прак­ти­че­ская по­треб­ность в эко­но­миче­ской гео­гра­фии воз­ник­ла в Рос­сии с раз­ви­ти­ем то­вар­но­го хо­зяй­ст­ва и бур­жу­аз­ных от­но­ше­ний. Боль­шое зна­че­ние име­ли вы­пуск «Географическо-ста­ти­сти­че­ско­го сло­ва­ря Рос­сий­ской им­пе­рии» (т. 1–5, 1863–85, ред. П. П. Се­мё­нов) и из­да­ния «Рос­сия. Пол­ное гео­гра­фи­че­ское опи­са­ние на­ше­го оте­че­ст­ва» (т. 1–19, 1899–1914, ред. В. П. Се­мё­нов-Тян-Шан­ский, под об­щим ру­ко­во­дством П. П. Се­мё­но­ва-Тян-Шан­ско­го и В. И. Ла­ман­ско­го).

Гео­ло­гия. В нач. 19 в. поя­вив­шие­ся за ру­бе­жом но­вые ме­то­ды (био­стра­ти­гра­фи­че­ский ме­тод рас­чле­не­ния и кор­ре­ля­ции оса­доч­ных по­род) и ги­по­те­зы (кра­те­ров под­ня­тия) спо­соб­ст­во­ва­ли вы­де­ле­нию гео­ло­гии в са­мо­стоя­тель­ную на­уч­ную дис­ци­п­ли­ну. Это ока­за­ло зна­чи­тель­ное влия­ние на раз­ви­тие отеч. гео­ло­гии.

В 1-й пол. 19 в. в Рос­сии за­ро­ди­лась гео­ло­ги­че­ская кар­то­гра­фия. Соз­да­на пер­вая ин­ст­рук­ция по со­став­ле­нию геоло­ги­че­ских карт (В. Ю. Сой­мо­нов, 1824), по ини­циа­ти­ве Д. И. Со­ко­ло­ва (1834) вы­пол­не­ны об­зор­ные гео­ло­ги­че­ские кар­ты гор­ных ок­ру­гов (1839), Г. П. Гель­мер­се­ном из­да­на «Ге­не­раль­ная кар­та гор­ных фор­ма­ций Ев­ро­пей­ской Рос­сии» (1841).

Обоб­ще­ния, сде­лан­ные В. М. Се­вер­ги­ным, спо­соб­ст­во­ва­ли раз­ви­тию хи­ми­че­ско­го на­прав­ле­ния в ми­не­ра­ло­гии. Его тру­ды «Под­роб­ный сло­варь ми­нера­ло­ги­че­ский» (т. 1–3, 1807), «Опыт ми­не­ра­ло­ги­че­ско­го зем­ле­опи­са­ния Рос­сий­ско­го го­су­дар­ст­ва» (т. 1–2, 1808– 1809) пред­став­ля­ли со­бой эн­цик­ло­пе­ди­че­ский свод ми­не­ра­ло­ги­че­ских зна­ний. Эта ра­бо­та про­дол­же­на Н. И. Кок­ша­ро­вым в из­да­нии «Ма­те­риа­лы для ми­не­ра­ло­гии Рос­сии» (т. 1–11, 1852–91).

Даль­ней­шее раз­ви­тие по­лу­чи­ли экс­пе­ди­ци­он­ные ис­сле­до­ва­ния. В гео­ло­ги­че­ских экс­пе­ди­ци­ях Моск. ун-та А. А. Иов­ским от­кры­ты за­ле­жи ка­мен­но­го уг­ля в Туль­ской губ. (1822; совр. Под­мос­ков­ный уголь­ный бас­сейн). Су­ще­ствен­ный вклад в по­зна­ние гео­ло­гии Ев­ро­пей­ской Рос­сии и Ура­ла вне­сли ре­зуль­та­ты экс­пе­ди­ции анг­лий­ско­го гео­ло­га Р. И. Мур­чи­со­на (1840-е гг.), по­ло­жив­шие на­ча­ло ши­ро­ко­мас­штаб­ным ре­гио­наль­ным ис­сле­до­ва­ни­ям в Рос­сии. Экс­пе­ди­ции А. Ф. Мид­ден­дор­фа по Коль­ско­му п-ову (1840; от­кры­то ме­сто­ро­ж­де­ние бок­си­тов) и в Си­бирь (1842–45), К. М. Бэ­ра в рай­он При­каспия (сер. 1850-х гг.), Г. В. Аби­ха на Кав­каз (1844–76; от­кры­ты за­ле­жи же­лез­ной ру­ды, ка­мен­ной со­ли, ка­мен­но­го уг­ля) по­зво­ли­ли со­ста­вить пред­став­ле­ние о гео­ло­ги­че­ском строе­нии и по­лез­ных ис­ко­пае­мых этих тер­ри­то­рий.

В 1844 А. Д. Озёр­ским вы­яв­ле­ны ко­ле­ба­тель­ные дви­же­ния зем­ной ко­ры, ко­то­рые бо­лее де­таль­но изу­че­ны Г. Е. Щу­ров­ским на при­ме­ре Ев­ро­пы (1856). Н. А. Го­лов­кин­ский (1868) и А. А. Ино­стран­цев (1872) пред­ло­жи­ли мо­де­ли рас­пре­де­ле­ния и обо­соб­ле­ния фа­ций оса­доч­ных по­род как след­ст­вие ко­ле­ба­тель­ных дви­же­ний зем­ной ко­ры.

Пе­ре­лом­ный мо­мент в ста­нов­ле­нии гео­ло­гии от­но­сит­ся ко 2-й пол. 19 в. В свя­зи с ис­поль­зо­ва­ни­ем по­ля­ри­за­ци­он­но­го мик­ро­ско­па рез­ко рас­ши­ри­лись воз­мож­но­сти ис­сле­до­ва­ния ми­не­ра­лов и гор­ных по­род; рас­про­стра­не­ние но­вых кон­цеп­ту­аль­ных идей (эво­лю­ци­он­но­го раз­ви­тия при­ро­ды, ги­по­те­зы кон­трак­ции) по­зво­ли­ло ин­тен­сив­но раз­ра­ба­тывать па­лео­гео­гра­фию и тек­то­ни­ку.

Раз­ви­тие пет­ро­гра­фи­че­ских ис­сле­до­ва­ний с ис­поль­зо­ва­ни­ем мик­ро­ско­па свя­за­но с име­на­ми Ино­стран­це­ва, А. П. Кар­пин­ско­го, Ф. Ю. Ле­вин­сон-Лес­синга. В кон. 1880-х – нач. 90-х гг. Е. С. Фё­до­ров раз­ра­бо­тал уни­вер­саль­ный оп­ти­че­ский ме­тод ис­сле­до­ва­ния кри­стал­лов и ми­не­ра­лов, ос­но­ван­ный на ис­поль­зо­ва­нии соз­дан­ных им при­бо­ров (дву­круж­но­го го­нио­мет­ра и т. н. фё­до­ров­ско­го сто­ли­ка). Фё­до­ров ма­те­ма­ти­че­ски обос­но­вал 230 про­стран­ст­вен­ных групп сим­мет­рии в кри­стал­лах, ко­то­рые в по­сле­дую­щем ста­ли ос­но­вой кри­стал­ло­хи­ми­че­ско­го ана­ли­за. А. Е. Ла­го­рио и Ле­вин­сон-Лес­синг вне­сли вклад в раз­ви­тие фи­зи­ко-хи­ми­че­ско­го на­прав­ле­ния пет­ро­гра­фии, ус­та­но­вив, что про­цес­сы кри­стал­ли­за­ции маг­мы под­чи­ня­ют­ся за­ко­нам кри­стал­ли­за­ции рас­тво­ров (1880–90-е гг.). В 1898 Ле­вин­сон-Лес­синг пред­ло­жил теорию диф­фе­рен­циа­ции (рас­ще­п­ле­ния) маг­мы.

В 1862 Г. А. Тра­ут­шольд опуб­ли­ко­вал пер­вую па­лео­гео­гра­фи­че­скую кар­ту Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии для юр­ско­го пе­рио­да. Кар­пин­ский со­ста­вил се­рию па­лео­гео­гра­фи­че­ских карт Ев­ро­пей­ской Рос­сии и ус­та­но­вил осо­бен­но­сти строе­ния и за­ко­но­мер­ные свя­зи раз­ви­тия рав­нин­ных об­лас­тей (плат­форм) и ок­ру­жаю­щих их гор­но-склад­ча­тых со­ору­же­ний (1887–94). А. П. Пав­лов вы­де­лил но­вые ти­пы кон­ти­нен­таль­ных от­ло­же­ний – про­лю­вий и де­лю­вий (1888), вы­явил в пре­де­лах кон­ти­нен­таль­ных об­лас­тей по­ло­гие впа­ди­ны, на­зван­ные им си­нек­ли­за­ми (1903). Эти ра­бо­ты по­ло­жи­ли на­ча­ло пред­став­ле­ни­ям о са­мо­стоя­тель­ном зна­че­нии гео­ло­ги­че­ских струк­тур рав­нин­ных об­лас­тей кон­ти­нен­тов, офор­мив­шим­ся позд­нее в уче­ние о плат­формах.

Главный гео­ло­ги­че­ский ко­ми­тет, соз­да­ние ко­то­ро­го в 1882 ста­ло ве­хой в ис­то­рии отеч. гео­ло­гии, на­чал сис­те­ма­ти­че­ские ра­бо­ты по гео­ло­ги­че­ской съём­ке и ос­вое­нию ми­не­раль­ных ре­сур­сов Ев­ро­пей­ской Рос­сии, Кав­ка­за, Ура­ла, Ал­тая и Тур­ке­ста­на. В 1892 под редакцией Кар­пин­ско­го опуб­ли­ко­ва­на гео­ло­ги­че­ская кар­та Ев­ро­пейской Рос­сии в мас­шта­бе 1: 2520000. Под ру­ко­во­дством Ф. Н. Чер­ны­шё­ва (1892) и Л. И. Лу­ту­ги­на (1898) осу­ще­ст­в­ле­но кар­ти­ро­ва­ние До­нец­ко­го уголь­но­го бас­сей­на и соз­да­на ме­то­ди­ка кар­ти­ро­ва­ния уг­ле­нос­ных толщ. В 1913 Лу­ту­гин за­кон­чил со­став­ле­ние се­рии де­таль­ных гео­ло­ги­че­ских карт Боль­шо­го Дон­бас­са. Оп­ре­де­ляю­щее зна­че­ние для изу­че­ния ре­гио­наль­но­го гео­ло­ги­че­ско­го строе­ния Рос­сии име­ли ис­сле­до­ва­ния Си­би­ри И. Д. Чер­ско­го (1873–91), Сред­ней Азии И. В. Муш­ке­то­ва (1874–80), Ти­ман­ско­го кря­жа и Но­вой Зем­ли Чер­ны­шё­ва (1889). Из­дан­ный в 1897 «Пу­те­во­ди­тель гео­ло­ги­че­ских экс­кур­сий» для уча­ст­ни­ков 7-й сес­сии Ме­ж­ду­нар. гео­ло­ги­че­ско­го кон­грес­са (С.-Пе­тер­бург) стал наи­бо­лее пол­ной свод­кой гео­ло­ги­че­ско­го строе­ния Рос­сии.

С ра­бо­та­ми В. И. Вер­над­ско­го свя­за­но воз­ник­но­ве­ние в нач. 20 в. ге­не­тиче­ской ми­не­ра­ло­гии (изу­че­ние про­исхо­ж­де­ния ми­не­ра­лов и их свя­зи с геоло­ги­че­ским про­шлым). Ор­га­ни­зо­ван­ная при Ми­не­ра­ло­ги­че­ском ка­би­не­те Моск. ун-та ис­сле­до­ва­тель­ская ла­бо­ра­то­рия (1910) объ­е­ди­ни­ла еди­но­мыш­лен­ни­ков его ми­не­ра­ло­го-гео­хи­ми­че­ской шко­лы (К. А. Не­над­ке­вич, Я. В. Са­мой­лов, А. Е. Ферс­ман). Вер­над­ско­му при­над­ле­жат и пер­вые ра­бо­ты по гео­химии (опубл. в 1908– 1910). С нач. 20 в. как са­мо­стоя­тель­ная нау­ка раз­ви­ва­лась гид­ро­гео­ло­гия. В 1913 А. Ф. Ле­бе­дев пред­ло­жил кон­ден­са­ци­он­ную тео­рию про­ис­хо­ж­де­ния под­зем­ных вод. В раз­ра­бот­ке идеи ис­поль­зо­вать сейс­ми­че­ские вол­ны как ис­точ­ник ин­фор­ма­ции о глу­бин­ном строе­нии Зем­ли осо­бая роль при­над­ле­жит Б. Б. Го­ли­цы­ну (в 1916 вы­де­лил пе­ре­ход­ный слой от верх­ней к ниж­ней ман­тии на глу­би­не 400–1000 км, на­зван­ный впо­след­ст­вии «сло­ем С» или «сло­ем Го­ли­цы­на»).

Био­ло­гия. В 19 в. су­ще­ст­вен­но рас­ши­ри­лись мас­шта­бы ис­сле­до­ва­ний фло­ры и фау­ны. Рос. учё­ные-на­ту­ра­ли­сты уча­ст­во­ва­ли в экс­пе­ди­ци­ях в Бра­зи­лию (Г. И. Лан­гс­дорф), на Кав­каз (А. Д. Норд­ман), Но­вую Зем­лю, по Рус­ской Ла­план­дии (К. М. Бэр), Даль­не­му Вос­то­ку и Аля­ске (И. Г. Воз­не­сенский), в Вос­точ­ную Си­бирь (А. Ф. Мид­ден­дорф), на Са­ха­лин, по Амур­ско­му краю (Л. И. Шренк), на Тянь-Шань, в Тур­ке­стан (П. П. Се­мё­нов-Тян-Шан­ский), Сред­нюю Азию (Н. А. Се­вер­цов), При­аму­рье, Мон­го­лию, Цен­траль­ную Азию, Ти­бет (Н. М. Прже­валь­ский), Ав­ст­ра­лию и на Но­вую Гви­нею (Н. Н. Мик­лухо-Мак­лай), в Юго-Вос­точ­ную Азию (Г. И. Рад­де), Сред­нюю Азию, на Даль­ний Вос­ток, в Мань­чжу­рию, Ко­рею (В. Л. Ко­ма­ров) и др. Име­на­ми рус. ес­те­ст­во­ис­пы­та­те­лей бы­ли на­зва­ны ты­сячи ви­дов жи­вот­ных и рас­те­ний.

Об­ра­бот­ка экс­пе­ди­ци­он­ных ма­те­риа­лов спо­соб­ст­во­ва­ла бур­но­му раз­ви­тию сис­те­ма­ти­ки. В фун­да­мен­таль­ных тру­дах К. Ф. Ле­де­бу­ра «Фло­ра Ал­тая» (1829–33) и «Фло­ра Рос­сии» (1842– 1853) со­дер­жа­лось опи­са­ние ок. 6500 ви­дов рас­те­ний. Зна­чи­тель­ное ме­сто сис­те­ма­ти­ке и гео­бо­та­ни­ке цвет­ковых рас­те­ний от­во­ди­лось в ра­бо­тах К. И. Мак­си­мо­ви­ча, изу­чав­ше­го рас­те­ния Даль­не­го Вос­то­ка. В Рос­сии пер­вые ис­сле­до­ва­ния по эм­брио­ло­гии рас­те­ний про­ве­де­ны Н. И. Же­лез­но­вым. А. Ф. Ба­та­лин опи­сал яв­ле­ния ди­хо­га­мии и клей­сто­га­мии у рас­те­ний, ос­но­вал пер­вую в Рос­сии стан­цию по ис­пыта­нию и изу­че­нию се­мян. Мор­фо­ло­гия, эко­ло­гия и гео­гра­фия рас­те­ний яви­лись пред­ме­том изу­че­ния А. Н. Бе­ке­то­ва. С. И. Кор­жин­ский пред­ло­жил об­щее бо­та­ни­ко-гео­гра­фи­че­ское рай­они­ро­ва­ние Рос­сии и стал од­ним из ос­но­во­по­лож­ни­ков фи­то­це­но­ло­гии, ав­то­ром тео­рии на­сту­п­ле­ния ле­са на степь, ини­циа­то­ром ис­поль­зо­ва­ния ме­то­да гиб­ри­ди­за­ции в сис­те­ма­ти­ке рас­те­ний.

К сер. 19 в. в Моск. ун-те сло­жи­лась шко­ла зоо­ло­гов-эво­лю­цио­ни­стов, со­здан­ная К. Ф. Ру­лье. Он и его уче­ни­ки (А. П. Бо­гда­нов, Я. А. Бор­зен­ков, С. А. Усов и др.) изу­ча­ли влия­ние ок­ру­жаю­щей сре­ды на жи­вот­ных. В С.-Пе­терб. АН Ф. Ф. Брандт за­ни­мал­ся сис­те­ма­ти­кой, срав­ни­тель­ной ана­то­ми­ей, зоо­гео­гра­фи­ей и па­лео­нто­ло­ги­ей по­зво­ноч­ных. Су­ще­ст­вен­ный вклад в ста­нов­ле­ние отеч. зоо­гео­гра­фии и эко­ло­гии жи­вот­ных вне­сли так­же Н. А. Се­вер­цов и М. А. Мен­збир, Н. П. Ваг­нер, Н. В. На­со­нов, Н. А. Хо­лод­ков­ский, В. М. Шим­ке­вич.

Уни­каль­ные па­лео­нто­ло­ги­че­ские кол­лек­ции со­б­ра­ны Э. И. Эйх­валь­дом. Ф. Б. Шмидт от­крыл юр­скую фло­ру Амур­ской обл., на­пи­сал фун­да­мен­таль­ные тру­ды об ис­ко­пае­мой фау­не Са­ха­ли­на и Си­би­ри (1886). И. Ф. Шмаль­гау­зен дал опи­са­ние рас­те­ний де­во­на, кар­бо­на, юры и тре­тич­но­го пе­рио­да.

В нач. 19 в. сло­жи­лась эм­брио­ло­ги­че­ская шко­ла. Ра­бо­ты Х. И. Пан­де­ра по ис­ко­пае­мым жи­вот­ным сви­де­тель­ст­во­ва­ли об из­ме­не­нии ор­га­ни­за­ции жи­вот­ных при сме­не гео­ло­ги­че­ских фор­ма­ций. Пан­дер от­крыл так­же за­ро­ды­ше­вые ли­ст­ки и оп­ре­де­лил зна­че­ние ка­ж­до­го из них в фор­ми­ро­ва­нии ор­га­нов. К. М. Бэр впер­вые опи­сал яй­це­клет­ку мле­ко­пи­таю­щих, ус­та­но­вил за­ко­но­мер­но­сти эм­брио­ге­не­за по­зво­ноч­ных, сфор­му­ли­ро­вал кон­цеп­цию о за­ро­ды­ше­вых ли­ст­ках, ус­та­но­вил сход­ст­во ран­них ста­дий эм­брио­наль­но­го раз­ви­тия по­зво­ноч­ных. Яв­ле­ние пе­до­ге­не­за у на­се­ко­мых от­крыл Ваг­нер. Ис­сле­дуя он­то­ге­нез низ­ших жи­вот­ных и рас­те­ний, Л. С. Цен­ков­ский ста­рал­ся до­ка­зать един­ст­во рас­ти­тель­но­го и жи­вот­но­го ми­ра и обос­но­вать он­то­ге­не­ти­че­ское на­прав­ле­ние в про­тис­то­ло­гии.

А. С. Фа­мин­цын пер­вым по­ка­зал воз­мож­ность фо­то­син­те­за при ис­кус­ст­вен­ном ос­ве­ще­нии (1865). Энер­ге­ти­че­ские за­ко­но­мер­но­сти фо­то­син­те­за и его за­ви­си­мость от ка­че­ст­вен­но­го со­ста­ва све­та изу­чал К. А. Ти­ми­ря­зев, один из ос­но­во­по­лож­ни­ков отеч. шко­лы фи­зио­ло­гии пи­та­ния рас­те­ний. И. П. Бо­ро­дин впер­вые вы­де­лил хло­ро­филл в кри­стал­ли­че­ском ви­де (1882). С. Г. На­ва­шин от­крыл двой­ное оп­ло­до­тво­ре­ние у по­кры­то­се­мен­ных рас­те­ний (1898).

И. М. Се­че­нов и его уче­ни­ки за­ло­жи­ли тра­ди­ции отеч. ис­сле­до­ва­ний фи­зио­ло­гии выс­шей нерв­ной дея­тель­но­сти. Се­че­нов об­на­ру­жил цен­траль­ное тор­мо­же­ние, от­крыл яв­ле­ние сум­ма­ции в нерв­ной сис­те­ме, на­ли­чие рит­ми­ки в био­элек­три­че­ских про­цес­сах и при­вёл до­ка­за­тель­ст­ва реф­лек­тор­ной при­ро­ды соз­на­тель­ной и бес­соз­на­тель­ной дея­тель­но­сти. А. И. Ба­бу­хин по­ка­зал на­ли­чие дву­сто­рон­не­го про­ве­де­ния воз­бу­ж­де­ния в нерв­ных во­лок­нах, Ф. В. Ов­сян­ни­ков от­крыл со­су­до­дви­га­тель­ный центр в про­дол­го­ва­том моз­ге. Од­ним из ос­но­ва­те­лей уче­ний о реф­лек­тор­ной ре­гу­ля­ции сер­деч­но-со­су­ди­стой дея­тель­но­сти и о нерв­ных ме­ха­низ­мах го­мео­ста­за был И. Ф. Ци­он. Влия­ние по­ло­са­то­го те­ла и лоб­ных до­лей боль­ших по­лу­ша­рий го­лов­но­го моз­га на ды­ха­ние и ра­бо­ту серд­ца ус­та­но­вил В. Я. Да­ни­лев­ский. За­ни­ма­ясь нерв­но-мы­шеч­ной фи­зио­ло­ги­ей, Н. Е. Вве­ден­ский опи­сал фе­но­ме­ны оп­ти­му­ма и пес­си­му­ма в воз­бу­ж­де­нии и яв­ле­ние оди­ноч­но­го те­та­низи­ро­ван­но­го со­кра­ще­ния. Ос­но­ва­тель пер­вой в ми­ре пси­хо­фи­зио­ло­ги­че­ской ла­бо­ра­то­рии при Ка­зан­ском ун-те (1886), В. М. Бех­те­рев изу­чал фор­мы реф­лек­тор­ной дея­тель­но­сти, раз­ра­ба­ты­вал уче­ние о ком­пен­са­тор­ных свой­ст­вах моз­га.

И. П. Пав­лов за­ни­мал­ся фи­зио­ло­ги­ей кро­во­об­ра­ще­ния и по­ло­ст­но­го пи­ще­ва­ре­ния (Но­бе­лев­ская пр., 1904). И. И. Меч­ни­ков в 1882 опи­сал внут­ри­кле­точ­ное пи­ще­ва­ре­ние – фа­го­ци­тоз. Это по­слу­жи­ло от­прав­ной точ­кой для раз­ра­бот­ки фа­го­ци­тар­ной тео­рии, став­шей тео­ре­ти­че­ской ос­но­вой им­му­но­ло­гии и те­ра­пии ин­фек­ци­он­ных за­бо­ле­ва­ний (Но­бе­лев­ская пр., 1908; совм. с не­мец­ким учёным П. Эр­ли­хом).

С дея­тель­но­стью А. Я. Да­ни­лев­ско­го свя­за­но ста­нов­ле­ние на ру­бе­же 19–20 вв. био­хи­мии как са­мо­стоя­тель­ной нау­ки. В 1897 А. Н. Бах вы­дви­нул пе­ре­кис­ную тео­рию био­ло­ги­че­ско­го окис­ле­ния.

Отеч. био­ло­ги вне­сли су­ще­ст­вен­ный вклад в раз­ви­тие мик­ро­био­ло­гии. М. С. Во­ро­нин об­на­ру­жил клу­бень­ко­вые бак­те­рии. Меч­ни­ков изу­чал воз­бу­ди­те­лей опас­ных бо­лез­ней – чу­мы, хо­ле­ры, ту­бер­ку­лё­за, соз­дал в Одес­се пер­вую в стра­не бак­те­рио­ло­ги­че­скую стан­цию (1886). С. Н. Ви­но­град­ский до­ка­зал су­ще­ст­во­ва­ние хе­мо­син­те­за, от­крыв хе­мо­син­те­зи­рую­щие бак­те­рии (1887), Д. И. Ивановский по­ло­жил на­ча­ло ви­ру­со­ло­гии, впер­вые об­на­ру­жив но­вый тип воз­бу­ди­те­лей бо­лез­ней, впо­след­ст­вии на­зван­ных ви­ру­са­ми (1892).

Многие рос. учё­ные под­дер­жа­ли док­три­ну эво­лю­ции, пы­та­лись её раз­ви­вать, вы­дви­гая но­вые фак­ты и соб­ст­вен­ные ги­по­те­зы (напр., уче­ние К. Ф. Кесс­ле­ра о взаи­мо­по­мо­щи как фак­то­ре эво­лю­ции). С. И. Кор­жин­ский пред­ло­жил ги­по­те­зу ге­те­ро­ге­не­зи­са (1899), пред­вос­хи­тив­шую во мно­гом му­та­ци­он­ную тео­рию Х.Де Фри­за. А. О. Ко­ва­лев­ский, ус­та­но­вив об­щие за­ко­но­мер­но­сти эм­брио­ло­ги­че­ско­го раз­ви­тия по­зво­ноч­ных и бес­по­зво­ноч­ных жи­вот­ных, до­ка­зал их ге­не­ти­че­ское род­ст­во. Вме­сте с Меч­ни­ко­вым и В. В. За­лен­ским он явил­ся ос­но­ва­те­лем эво­лю­ци­он­ной эм­брио­ло­гии и за­ло­жил ос­но­вы экс­пе­ри­мен­тальной зоо­ло­гии в Рос­сии. В. О. Ко­валев­ский, об­ще­при­знан­ный ос­но­ва­тель эво­лю­ци­он­ной па­лео­нто­ло­гии, до­ка­зал адап­тив­ный ха­рак­тер эво­лю­ции по­зво­ноч­ных и их ди­вер­ген­ции в кай­но­зое.

Пер­вую рос. шко­лу био­фи­зи­ков со­здал П. П. Ла­за­рев, пред­ло­жив­ший ионную тео­рию воз­бу­ж­де­ния жи­вых тка­ней (1916).

Ме­ди­ци­на. На­уч. ме­ди­ци­на в Рос­сии на­ча­ла фор­ми­ро­вать­ся на ру­бе­же 18– 19 вв. Зна­чи­тель­ное влия­ние на ста­нов­ле­ние кли­ни­че­ской ме­ди­ци­ны ока­за­ла на­уч­но-прак­ти­че­ская дея­тель­ность Е. О. Му­хи­на, И. Е. Дядь­ков­ско­го, М. Я. Муд­ро­ва, С. Г. Зы­бе­ли­на, Д. С. Са­мой­ло­ви­ча, Н. М. Ам­бо­ди­ка-Мак­си­мо­ви­ча. Са­мо­стоя­тель­ные на­прав­ле­ния в об­ласти внут­рен­них бо­лез­ней раз­ви­ва­ли Г. И. Со­коль­ский, С. П. Бот­кин, Г. А. За­харь­ин, А. А. Ост­ро­умов, В. П. Об­раз­цов, ко­то­рые спо­соб­ст­во­ва­ли ме­ж­ду­нар. при­зна­нию дос­ти­же­ний рос. ме­ди­ци­ны. Боль­шое влия­ние на раз­ви­тие хи­рур­гии ока­за­ла «ана­то­мо-хи­рур­ги­че­ская шко­ла» П. А. За­гор­ско­го и И. Ф. Бу­ша. Наи­бо­лее вы­даю­щи­ми­ся отеч. хи­рур­га­ми в 19 в. бы­ли И. В. Бу­яль­ский, за­ло­жив­ший ос­но­вы то­по­гра­фи­че­ской ана­то­мии, и Н. И. Пи­ро­гов, один из ро­до­на­чаль­ни­ков совр. на­уч. хи­рур­гии. Зна­чи­тель­ным вкла­дом в ис­то­рию отеч. ме­ди­ци­ны яви­лась на­уч­но-ор­га­ни­за­ци­он­ная и на­уч­но-прак­ти­че­ская дея­тель­ность Ф. И. Ино­зем­це­ва, ко­то­рый в 1846 ос­но­вал фа­куль­тет­скую хи­рур­ги­че­скую кли­ни­ку в Моск. ун-те, в 1847 пер­вым в Рос­сии про­вёл опе­ра­цию под эфир­ным нар­ко­зом. Круп­ней­шим дея­те­лем в об­лас­ти хи­рур­гии 2-й пол. 19 в. был Н. В. Скли­фо­сов­ский, ав­тор ра­бот по во­ен­но-по­ле­вой хи­рур­гии и хи­рур­гии брюш­ной по­лос­ти. Клас­си­ческие тру­ды по па­то­ло­гии об­ме­на ­веществ, голо­да­ния, ки­сло­род­ной не­дос­та­точ­ности при­над­ле­жат В. В. Па­шу­ти­ну; изу­чая этио­ло­гию цин­ги, он впер­вые ус­та­но­вил, что бо­лезнь яв­ля­ет­ся след­ст­ви­ем не­пол­но­цен­но­го пи­та­ния, вы­зы­ва­ет­ся ави­та­ми­но­зом. Ос­но­во­по­лож­ни­ка­ми отеч. пе­ди­ат­рии бы­ли Н. А. Толь­ский, в 1866 соз­дав­ший пер­вую дет­скую кли­ни­ку при Моск ун-те, С. Ф. Хо­то­виц­кий, ав­тор пер­во­го ру­ко­во­дства по пе­ди­ат­рии (1847), а так­же Н. Ф. Фи­ла­тов, ко­то­рый опи­сал ряд при­зна­ков дет­ских за­бо­ле­ва­ний и в 1894 впер­вые в Рос­сии при­ме­нил про­ти­во­диф­те­рий­ную сы­во­рот­ку. У ис­то­ков отеч. нев­ро­ло­гии на­хо­дил­ся А. Я. Ко­жев­ни­ков, ав­тор пер­во­го рос. учеб­ни­ка по нев­ро­па­то­ло­гии, соз­да­тель моск. нев­ро­ло­ги­че­ской шко­лы, ос­но­ва­тель пер­вой в стра­не ка­фед­ры нерв­ных бо­лез­ней и пси­хи­ат­рии в Моск. ун-те (1869). С. С. Кор­са­ков од­ним из пер­вых раз­раба­ты­вал но­зо­ло­ги­че­ское на­прав­ле­ние в пси­хи­ат­рии, а В. П. Серб­ский стал ­одним из соз­да­те­лей су­деб­ной пси­хи­ат­рии в Рос­сии. В об­лас­ти мед. нау­ки чрез­вы­чай­но мно­го­об­раз­ным и цен­ным был вклад В. М. Бех­те­ре­ва – нев­ро­ло­га, пси­хи­ат­ра и пси­хо­ло­га, ос­но­ва­те­ля круп­ной на­уч. шко­лы. Он про­вёл но­ва­тор­ские ис­сле­до­ва­ния струк­ту­ры моз­га (от­крыл яд­ра, про­во­дя­щие пу­ти, цен­тры в го­лов­ном моз­ге), соз­дал уче­ние о про­во­дя­щих пу­тях спин­но­го моз­га, ­тру­ды по пси­хо­те­ра­пии ал­ко­го­лиз­ма, со­циаль­ной пси­хо­ло­гии. Важ­ную роль в раз­ви­тии мед. на­ук сыг­ра­ла дея­тель­ность В. Ф. Сне­ги­рё­ва, од­но­го из ос­но­во­по­лож­ни­ков ги­не­ко­ло­гии, и Ф. Ф. Эрис­ма­на, сто­яв­ше­го у ис­то­ков та­кой об­лас­ти ме­ди­ци­ны, как ги­гие­на.

Од­ним из ос­но­во­по­лож­ни­ков элек­тро­фи­зио­ло­гии и элек­тро­кар­дио­гра­фии стал А. Ф. Са­мой­лов; он впер­вые при­ме­нил струн­ный галь­ва­но­метр для изу­че­ния дея­тель­но­сти ске­лет­ной мус­ку­лату­ры, пер­вым в Рос­сии (1907) за­пи­сал элек­тро­кар­дио­грам­му при па­то­ло­гии серд­ца, был ор­га­ни­за­то­ром пер­вых в стра­не элек­тро­кар­дио­гра­фи­че­ских ка­би­не­тов. В. П. Об­раз­цов вме­сте со сво­им уче­ни­ком Н. Д. Стра­же­ско опи­сал кли­ниче­скую кар­ти­ну тром­бо­за ве­неч­ных ар­те­рий серд­ца (1909), что по­ло­жи­ло на­ча­ло раз­ра­бот­ке уче­ния об ин­фарк­те мио­кар­да.

Сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ные нау­ки. В 19 в. про­дол­жа­ла раз­ви­вать­ся нау­ка о раз­ве­де­нии жи­вот­ных и пле­мен­ном де­ле. Пер­вый отеч. учеб­ник по раз­ве­де­нию с.-х. жи­вот­ных опуб­ли­ко­вал В. И. Все­во­ло­дов (1837). Тех­ни­ку ис­кус­ст­вен­но­го осе­ме­не­ния ик­ры рыб раз­ра­бо­тал В. П. Врас­ский (1855). Вы­ве­де­ны яро­слав­ская по­ро­да круп­но­го ро­га­то­го ско­та, рус­ский ин­фан­та­до (тип ме­ри­носо­вых овец), по­лу­чи­ли рас­про­стра­нение две ори­ги­наль­ные отеч. по­ро­ды ло­ша­дей – ор­лов­ская вер­хо­вая и ор­ловская ры­си­стая. Ко­ми­тет о кон­ских за­во­дах на­чал вес­ти пер­вую пле­мен­ную кни­гу ска­ко­вых ло­ша­дей («За­во­дская кни­га кров­ных и ска­кав­ших ло­ша­дей в Рос­сии», т. 1–14, 1842–1916), в 1839 из­дал пле­мен­ную кни­гу ры­са­ков. За­рож­де­ние отеч. аг­ро­хи­мии свя­за­но с име­нем Д. И. Мен­де­лее­ва, про­во­див­ше­го опы­ты с удоб­ре­ния­ми и про­па­ган­ди­ро­вав­ше­го их при­ме­не­ние (1860–70-е гг.). Эф­фек­тив­ность ми­не­раль­ных и ор­га­ни­че­ских удоб­ре­ний изу­чал А. Н. Эн­гель­гардт (1870–80-е гг.). Аг­ро­ном И. А. Сте­бут на­пи­сал ра­бо­ты по под­бо­ру и аг­ро­тех­ни­ке по­ле­вых куль­тур (1873–79). Л. С. Цен­ков­ский соз­дал вак­ци­ну про­тив си­бир­ской яз­вы (1883). В. В. До­куча­ев за­ло­жил ос­но­вы ге­не­ти­че­ско­го поч­во­ве­де­ния, дал на­уч. клас­си­фи­ка­цию почв («Рус­ский чер­но­зём», 1883), из­ло­жил сис­те­му мер по борь­бе с за­су­хой («На­ши сте­пи пре­ж­де и те­перь», 1892), ор­га­ни­зо­вал экс­пе­ди­цию по ис­пы­та­нию и учё­ту разл. спо­со­бов и приё­мов лес­но­го и вод­но­го хо­зяй­ст­ва в сте­пях Рос­сии (1892–95). Его уче­ник и по­сле­до­ва­тель П. А. Кос­ты­чев ис­сле­до­вал про­ис­хо­ж­де­ние, со­став и свой­ст­ва чер­но­зё­ма (1886). П. С. Кос­со­вич изу­чал эво­лю­цию почв и во­прос об ус­вое­нии бо­бо­вы­ми рас­те­ния­ми сво­бод­но­го азо­та (1889–91).

В кон. 19 – нач. 20 вв. об­шир­ные поч­вен­ные ис­сле­до­ва­ния про­во­ди­лись во мн. гу­бер­ни­ях Рос­сии, напр., экс­пе­ди­ция­ми Пе­ре­се­лен­че­ско­го управ­ле­ния Мин-ва зем­ле­де­лия и гос. иму­ществ (ра­бо­ты Н. М. Си­бир­це­ва, К. Д. Глин­ки, Н. А. Ди­мо и др.). И. И. Ива­но­вым раз­ра­бо­тан ме­тод ис­кус­ст­вен­но­го осе­ме­не­ния жи­вот­ных, по­лу­чив­ший при­зна­ние во всём ми­ре («рус­ский ме­тод»). Бо­та­ник и гео­граф Г. Ф. Мо­ро­зов раз­вил уче­ние о ле­се как био­це­но­зе (1902– 1912), за­ло­жил тео­ре­ти­че­ские ос­но­вы ле­со­во­дства. В 1903 от­кры­та се­лек­ци­он­ная стан­ция в Мо­ск­ве, что спо­соб­ст­во­ва­ло раз­ви­тию отеч. на­уч. се­лек­ции, в 1913 В. П. Го­ряч­ки­ным ор­га­ни­зо­ва­на ма­ши­но­ис­пы­та­тель­ная стан­ция. К 1913 ис­сле­до­ва­ния по сель­ско­му хо­зяй­ст­ву ве­ли 44 опыт­ные стан­ции и 78 опыт­ных по­лей, рас­по­ло­жен­ных гл. обр. в Ев­ро­пей­ской час­ти Рос­сии, а так­же ка­фед­ры не­ко­то­рых ву­зов. Д. Н. Пря­ниш­ни­ков впер­вые ис­сле­до­вал цикл пре­вра­ще­ния азо­ти­стых ве­ществ в рас­те­ни­ях и вы­явил роль ам­миа­ка в этих про­цес­сах, сфор­му­ли­ро­вал тео­рию азот­но­го пи­та­ния рас­те­ний (1916).

Технические науки

Рез­кий рост уров­ня и мас­шта­бов про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ст­ва на ру­бе­же 18–19 вв. и в 1-й пол. 19 в. вы­явил не­об­хо­ди­мость мо­дер­ни­за­ции су­ще­ст­во­вав­ших и раз­ра­бот­ки но­вых, бо­лее про­грес­сив­ных тех­ни­че­ских средств и тех­но­ло­гий.

Гор­ное де­ло. Ме­тал­лур­гия. Поя­ви­лись ра­бо­ты, обоб­щав­шие зна­ния в об­лас­ти гор­но­го де­ла («Ру­ко­во­дство к по­зна­нию, раз­ра­ба­ты­ва­нию и упот­реб­ле­нию ка­мен­но­го уг­ля» И. Бри­гон­цо­ва, 1795; «Рос­сий­ская гор­ная ис­то­рия» А. С. Яр­цe­ва, т. 1–8, 1807–19; ис­сле­до­ва­ния по гор­но­му де­лу И. Ф. Гер­ма­на и др.). Раз­ра­бо­тан спо­соб по­лу­че­ния ков­кой пла­ти­ны (П. Г. Со­бо­лев­ский, В. В. Лю­бар­ский), ус­та­нов­ле­на связь ме­ж­ду кри­стал­ли­че­ским строе­ни­ем ме­тал­лов и их ме­ха­ни­че­ски­ми свой­ст­ва­ми, рас­крыт сек­рет из­го­тов­ле­ния бу­лат­ной ста­ли (П. П. Ано­сов, 1841), раз­ра­бо­тан спо­соб из­вле­че­ния цвет­ных ме­тал­лов, в т. ч. зо­ло­та и се­реб­ра из руд и кон­центра­тов при по­мо­щи циа­ни­ро­ва­ния (П. Р. Баг­ра­ти­он, 1843). Во 2-й пол. 19 в. про­дол­жа­лись ис­сле­до­ва­ния в об­лас­ти обо­га­ще­ния руд, ме­тал­лур­гии, неф­тя­но­го про­из­вод­ст­ва. Раз­ра­бо­та­на клас­си­фи­ка­ция рос. уг­лей, под­го­тов­лено од­но из пер­вых в стра­не ру­ко­водств по тех­но­ло­гии до­бы­чи неф­ти («Неф­тяное про­из­вод­ст­во» К. И. Ли­сен­ко, 1878), по­ло­же­но на­ча­ло уче­нию о сжи­мае­мо­сти жид­ко­сти, ис­сле­до­ва­лись свой­ст­ва ис­ко­пае­мых уг­лей и ог­неупор­ных ма­те­риа­лов, при­ме­няв­ших­ся на метал­лур­ги­че­ских за­во­дах (В. Ф. Алек­сеев), изо­бре­тён руч­ной бур для раз­ведки руд­ных ме­сто­ро­ж­де­ний и раз­рабо­та­ны ори­ги­наль­ные ме­то­ды обо­гаще­ния уг­ля (С. Г. Войс­лав), соз­да­но ру­ко­во­дство по марк­шей­дер­ско­му де­лу (П. А. Олы­шев).

Раз­ви­тию гор­ных на­ук в Рос­сии в кон. 19 – нач. 20 вв. спо­соб­ст­во­ва­ли ра­бо­ты А. И. Уза­ти­са, Г. Я. До­ро­шен­ко, А. М. Тер­пи­го­ре­ва, Б. И. Бо­кия (вскры­тие и сис­те­мы раз­ра­бот­ки твёр­дых по­лез­ных ис­ко­пае­мых), И. А. Ти­ме (гор­ная ме­ха­ни­ка), М. М. Про­то­дья­ко­но­ва, П. М. Ле­он­тов­ско­го (гор­ное дав­ле­ние и сдви­же­ние гор­ных по­род), Д. И. Мен­де­лее­ва (под­зем­ная га­зи­фи­ка­ция уг­лей), И. М. Губ­ки­на (до­бы­ча неф­ти).

Нефтяной промысел кон. 19 в. Макет.

Раз­ра­бот­ки рос. учё­ных и ин­же­не­ров по­мог­ли су­ще­ст­вен­но усо­вер­шен­ст­во­вать про­цес­сы до­бы­чи и пе­ре­ра­бот­ки неф­ти. В 1881 Мен­де­ле­ев скон­ст­руи­ровал пер­вый неф­те­пе­ре­гон­ный куб непре­рыв­но­го дей­ст­вия. Позд­нее его идею раз­вил В. Г. Шу­хов, по­стро­ив­ший вме­сте с И. И. Ели­ным це­лую сис­те­му взаи­мо­свя­зан­ных неф­те­пе­ре­гон­ных ку­бов – «но­бе­лев­скую ба­та­рею», ус­та­нов­лен­ную на за­во­де Т-ва брать­ев Но­бель в Ба­ку (1883). В 1891 Шу­хов изо­брёл и за­па­тен­то­вал кре­кинг-про­цесс – спо­соб раз­ло­же­ния неф­ти на фрак­ции, и по сей день яв­ляю­щий­ся осн. спо­со­бом по­лу­че­ния бен­зи­на; он раз­ра­бо­тал тех­но­ло­гию пе­ре­кач­ки неф­ти на боль­шие рас­стоя­ния и по­стро­ил пер­вый в Рос­сии неф­те­про­вод (1878), спро­ек­ти­ро­вал и по­стро­ил пер­вые рос. неф­те­на­лив­ные су­да и ре­зер­вуа­ры для хра­не­ния бен­зи­на и неф­ти.

При­клад­ная ме­ха­ни­ка. Ис­сле­до­ва­ния в об­лас­ти при­клад­ной ме­ха­ни­ки, гид­рав­ли­ки, строи­тель­ной тех­ни­ки, про­ек­ти­ро­ва­ния и экс­плуа­та­ции желез­ных до­рог про­во­ди­лись в Ин-те Кор­пу­са ин­же­не­ров пу­тей со­об­ще­ния. Здесь впер­вые в Рос­сии Я. А. Се­ва­сть­я­нов на­чал пре­по­да­вать на­чер­та­тель­ную гео­мет­рию (с 1811/12 учеб­но­го го­да), впо­след­ст­вии ши­ро­ко при­ме­няв­шую­ся при ре­ше­нии тео­ре­тических и прак­ти­че­ских за­дач в разл. oб­ластях тех­ни­ки, в строи­тель­ст­ве и ар­хи­тек­ту­ре. П. П. Мель­ни­ков ввёл в курс при­клад­ной ме­ха­ни­ки спе­ци­аль­ный раз­дел, ка­сав­ший­ся ж.-д. строи­тель­ст­ва (в 1835/36 учеб­ном го­ду). Окон­чив­ший Ин-т Кор­пу­са ин­же­не­ров пу­тей со­об­ще­ния А. И. Дель­виг в 1830-х гг. был про­из­во­ди­те­лем ра­бот по со­ору­же­нию моск. во­до­про­во­да. Про­фес­со­ра и вы­пу­ск­ни­ки ин­сти­ту­та уча­ство­ва­ли в про­ек­ти­ро­ва­нии и строи­тель­ст­ве ж. д. С.-Пе­тер­бург – Мо­ск­ва (1846–51). Д. И. Жу­рав­ский раз­вил тео­рию уп­ру­го­сти и со­про­тив­ле­ния ма­те­риа­лов, в сер. 1850-х гг. он пред­ло­жил ме­то­ды рас­чё­та мос­то­вых опор, ко­то­рые во­шли в прак­ти­ку мос­то­строе­ния. Н. А. Бе­ле­люб­ский раз­ра­бо­тал про­ек­ты, по ко­то­рым со­ору­же­ны мос­ты че­рез Вол­гу, Днепр и Обь. По его ини­циа­ти­ве в ин­сти­ту­те соз­да­на ла­бо­ра­то­рия, в ко­то­рой ис­пы­ты­ва­лись ме­тал­лы, бе­тон, це­мент и оп­ре­де­ля­лись их ме­ха­ни­че­ские ха­рак­те­ри­сти­ки. Д. К. Бо­бы­лёв раз­ра­бо­тал тео­рию струй­но­го об­те­ка­ния тел (1881) и соз­дал фун­да­мен­таль­ный «Курс ана­ли­ти­че­ской ме­ха­ни­ки» (т. 1– 2, 1880–84).

Тео­ре­ти­че­ское ре­ше­ние за­да­чи о дви­же­нии вра­щаю­ще­го­ся сна­ря­да пред­ло­жил Н. В. Маи­ев­ский, он же раз­ра­бо­тал ряд на­рез­ных ар­тил­ле­рий­ских сис­тем. Его уче­ник Н. А. За­буд­ский, ав­тор тру­дов, по­свя­щён­ных со­про­тив­ле­нию воз­ду­ха при боль­ших ско­ро­стях, влия­нию вра­ще­ния Зем­ли на по­лёт сна­ря­да, обоб­щил ре­зуль­та­ты экс­пе­ри­мен­тов Маи­ев­ско­го и соб­ст­вен­ные на­блю­де­ния и вы­вел об­щий за­кон со­про­тив­ле­ния воз­ду­ха при дви­же­нии сна­ря­дов (за­кон Маи­ев­ско­го – За­буд­ско­го, 1895).

Спе­циа­лист в об­лас­ти при­клад­ной ме­ха­ни­ки В. Л. Кир­пи­чёв в тру­де «Со­про­тив­ле­ние ма­те­риа­лов» (1884) по­ло­жил на­ча­ло ис­сле­до­ва­ни­ям в об­лас­ти оп­ти­че­ско­го ана­ли­за на­пря­же­ний. Г. Е. Пау­ке­ру при­над­ле­жат курс строи­тель­ной ме­ха­ни­ки (опубл. в 1891), клас­си­че­ские ис­сле­до­ва­ния по рас­чё­там сво­дов и мос­то­вых опор; он за­ни­мал­ся про­ек­ти­ро­ва­ни­ем круп­ных во­ен­ных и пор­то­вых со­ору­же­ний.

В строи­тель­ной нау­ке по­лу­чи­ли из­вест­ность тру­ды Х. С. Го­ло­ви­на (в об­лас­ти тео­рии уп­ру­го­сти), Ф. С. Ясин­ско­го (по ус­той­чи­во­сти эле­мен­тов строи­тель­ных кон­ст­рук­ций), Б. Г. Га­лёр­ки­на (по строи­тель­ной ме­ха­ни­ке), А. Р. Шу­ля­чен­ко и И. Г. Ма­лю­ги (по тех­но­ло­гии из­го­тов­ле­ния це­мен­та, бе­то­на и же­ле­зо­бе­то­на). Опуб­ли­ко­ва­ны пер­вые ра­бо­ты С. П. Ти­мо­шен­ко; его «Курс со­про­тив­ле­ния ма­те­риа­лов» (1911) и «Курс тео­рии уп­ру­го­сти» (т. 1–2, 1914–16) яв­ля­ют­ся клас­си­че­ски­ми по этим дис­ци­п­линам.

Ма­ши­но­строе­ние. Ма­ши­но­ве­де­ние. Ав­то­ры ря­да ра­бот по ма­ши­но­строе­нию сыг­ра­ли вид­ную роль в раз­ви­тии при­клад­ной ме­ха­ни­ки и ма­ши­но­ве­де­ния, сре­ди них – А. С. Ер­шов, ко­то­рый в 1854 опуб­ли­ко­вал «Ос­но­ва­ния ки­не­ма­ти­ки, или Эле­мен­тар­ное уче­ние о дви­же­нии во­об­ще и ме­ха­низ­ме ма­шин в осо­бен­но­сти». Зна­чи­тель­ный вклад в тео­рию и прак­ти­ку ма­ши­но­строе­ния внёс И. А. Выш­не­град­ский: его ра­бо­ты о ре­гу­ля­то­рах пря­мо­го (1877) и не­пря­мо­го (1878) дей­ст­вия по­слу­жи­ли ос­но­вой для соз­да­ния тео­рии ав­то­ма­тиче­ско­го ре­гу­ли­ро­ва­ния. Н. П. Пет­ров впер­вые дал тео­ре­ти­че­скую ин­тер­пре­та­цию яв­ле­ния тре­ния и пред­ло­жил спо­со­бы его из­ме­ре­ния и ре­гу­ли­ро­ва­ния, раз­ра­бо­тал ме­то­ды из­го­тов­ле­ния смаз­ки и пра­ви­ла её при­ме­не­ния. Важ­ное зна­че­ние име­ли его тру­ды, свя­зан­ные с про­бле­ма­ми ж.-д. транс­пор­та, – ис­сле­до­ва­ния дав­ле­ния ко­лёс на рель­сы, их проч­но­сти, дей­ст­вия тор­моз­ных сис­тем и т. п. Тру­ды Д. Н. Ле­бе­де­ва по­ло­жи­ли на­ча­ло изу­че­нию струк­ту­ры ме­ха­низ­мов и их син­те­за и спо­соб­ст­во­ва­ли воз­ник­но­ве­нию уче­ния о де­та­лях ма­шин. Ис­сле­до­ва­ния в этой об­лас­ти ус­пеш­но раз­ви­вал П. К. Ху­дя­ков, под­го­то­вив­ший фун­да­мен­таль­ные тру­ды «Де­та­ли ма­шин» (1889) и «Ат­лас кон­ст­рук­тив­ных чер­тежей де­та­лей ма­шин» (1888–89). Сре­ди ос­но­во­по­лож­ни­ков ма­шино­ве­де­ния в Рос­сии, за­ло­жив­ших ос­но­вы тео­рии ма­шин и ме­ха­низ­мов,– А. И. Си­до­ров и П. Л. Че­бы­шев. В нач. 20 в. Л. В. Ас­сур соз­дал тео­рию струк­ту­ры и клас­си­фи­ка­ции пло­ских ме­ха­низ­мов, А. П. Ко­тель­ни­ков пред­ло­жил ме­тод ки­не­ма­тиче­ско­го ана­ли­за, Х. И. Гох­ман раз­вил тео­рию зуб­ча­тых ме­ха­низ­мов.

Кни­га Н. И. Мер­ца­ло­ва «Ди­на­ми­ка ме­ха­низ­мов» (1914), в ко­то­рой он рас­смат­ри­вал важ­ней­шие во­про­сы ки­не­мати­ки ме­ха­низ­мов и ди­на­ми­ки ма­шин, ста­ла пер­вым обоб­щаю­щим тру­дом по ос­но­вам ди­на­ми­ки. Од­ним из круп­ных дос­ти­же­ний отеч. тех­ни­ки яв­ля­ют­ся изо­бре­те­ния В. И. Ка­лаш­ни­ко­ва, скон­ст­руи­ро­вав­ше­го ряд ори­ги­наль­ных па­ро­си­ло­вых ус­та­но­вок и впер­вые при­ме­нив­ше­го для реч­ных су­дов па­ро­вые ма­ши­ны с мно­го­крат­ным уси­ле­ни­ем па­ра. Он раз­ра­бо­тал и по­стро­ил зна­ме­ни­тый «вер­ти­каль­ный ко­тёл Ка­лаш­ни­ко­ва» (1892) – в то вре­мя наи­бо­лее эко­но­мич­ный и на­дёж­ный и по­лу­чив­ший ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в Рос­сии и за ру­бе­жом.

Д. И. Мен­де­ле­ев в на­уч­но-тех­ни­че­ской ла­бо­ра­то­рии Мор­ско­го мин-ва по­лу­чил об­раз­цы без­дым­но­го по­ро­ха, при­год­ные для ко­ра­бель­ных стрельб. Фло­тово­дец, ко­раб­ле­строи­тель и учё­ный С. О. Ма­ка­ров на­чал раз­ра­ба­ты­вать про­бле­му не­по­то­п­ляе­мо­сти и ос­той­чи­во­сти су­дов. С его име­нем свя­за­ны соз­да­ние пер­вых рос. ле­до­ко­лов, со­вер­шен­ст­во­ва­ние мор­ско­го мин­но­го де­ла, изу­че­ние во­про­сов тех­ни­че­ско­го ос­на­ще­ния бро­не­нос­но­го фло­та. А. Н. Кры­лов, ис­сле­до­ва­ния ко­то­ро­го при­нес­ли ему ми­ро­вую из­вест­ность, раз­ра­бо­тал став­шие клас­си­че­ски­ми ра­цио­наль­ные приё­мы и схе­мы для вы­чис­ле­ния ос­тойчи­во­сти и пла­ву­че­сти ко­раб­ля, тео­рию ки­ле­вой кач­ки (1895–98), таб­ли­цы не­по­то­п­ляе­мо­сти су­дов (1902), соз­дал тео­рию виб­ра­ции су­дов и др. Вид­ную роль в изу­че­нии про­блем прак­ти­че­ской ме­ха­ни­ки и тех­ни­ки су­до­строе­ния сыг­рал И. Г. Буб­нов, дав­ший ма­те­ма­ти­че­ское обос­но­ва­ние во­про­сов обес­пе­че­ния проч­но­сти и ос­той­чи­во­сти су­дов (1912– 1914), пред­ло­жив­ший на­дёж­ные ме­то­ды ис­пы­та­ния над­вод­ных и под­вод­ных су­дов.

Элек­тро­тех­ни­ка. Энер­ге­ти­ка. В 1869 В. Н. Чи­ко­лев про­де­мон­ст­ри­ро­вал в Мо­ск­ве ду­го­вую лам­пу, в ко­то­рой ав­то­мати­че­ски ре­гу­ли­ро­ва­лось вза­им­ное рас­по­ло­же­ние уголь­ных стерж­ней, ему при­над­ле­жит (1879) идея диф­фе­рен­ци­аль­но­го ре­гу­ля­то­ра стерж­ней в ду­го­вых фо­на­рях. Он же, на­чи­ная с 1876, вы­пол­нил ряд ори­ги­наль­ных ис­сле­до­ва­ний в об­лас­ти про­жек­тор­но­го ос­ве­ще­ния, ре­зуль­та­ты ко­то­рых обоб­ще­ны в на­уч. тру­де «Ос­ве­ти­тель­ная спо­соб­ность про­жек­то­ров элек­три­че­ско­го све­та» (совм. с В. А. Тю­ри­ным и Р. Э. Клас­со­ном). В 1873–75 А. Н. Ло­ды­гин впер­вые при­ме­нил в ду­го­вых лам­пах тон­кие стерж­ни из ре­торт­но­го уг­ля, а для уве­ли­че­ния сро­ка дей­ст­вия све­тиль­ни­ка по­мес­тил их в бал­ло­ны, из ко­то­рых вы­ка­чан воз­дух. П. Н. Яб­лоч­ков изо­брёл ду­го­вую лам­пу без ре­гу­ля­то­ра («све­ча Яб­лоч­ко­ва», 1875), в про­цес­се её усо­вер­шен­ст­во­ва­ния сде­лал ряд от­кры­тий; в ча­ст­но­сти, ус­та­но­вил эф­фек­тив­ность при­ме­не­ния пе­ре­мен­но­го то­ка для пи­та­ния не толь­ко ос­ве­титель­ных, но и др. элек­три­че­ских уст­ройств.

В 1874 Ф. А. Пи­роц­кий осу­ще­ст­вил вбли­зи С.-Пе­тер­бур­га се­рию опы­тов по пе­ре­да­че элек­тро­энер­гии на рас­стоя­ние 1 км, ис­поль­зо­вав в ка­че­ст­ве про­вод­ников то­ка изо­ли­ро­ван­ные от зем­ли рель­сы; в 1880 он впер­вые про­вёл ис­пы­та­ния ва­го­на с при­во­дом от элек­тро­дви­га­те­ля, по­слу­жив­ше­го про­об­ра­зом бу­ду­ще­го трам­вая.

В кон. 19 – нач. 20 вв. про­ис­хо­ди­ло ста­нов­ле­ние элек­тро­тех­ни­ки как са­мо­стоя­тель­ной на­уч­но-тех­ни­че­ской от­рас­ли, рас­ши­ря­лась сфе­ра при­ме­не­ния элек­тро­энер­гии в про­мыш­лен­но­сти и на транс­пор­те. С кон. 19 в. на про­мыш­лен­ных пред­при­яти­ях всё ча­ще ис­поль­зо­вал­ся элек­тро­при­вод ра­бо­чих ма­шин, что обу­сло­ви­ло ко­рен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния в про­мыш­лен­ном про­из­вод­ст­ве. Рос. элек­тро­тех­ни­ки вы­пол­ни­ли ос­но­во­по­ла­гаю­щие ра­бо­ты по важ­ней­шей про­бле­ме энер­ге­ти­ки – пе­ре­да­че элек­тро­энер­гии на зна­чи­тель­ные рас­стоя­ния по ли­ни­ям вы­со­ко­го на­пря­же­ния. В 1880 Д. А. Ла­чи­нов тео­ре­ти­че­ски до­ка­зал воз­мож­ность пе­ре­да­чи лю­бо­го ко­ли­че­ст­ва элек­тро­энер­гии на рас­стоя­ния в сот­ни ки­ло­мет­ров пу­тём уве­ли­че­ния на­пря­же­ния на ли­нии элек­тро­пе­ре­да­чи (ЛЭП). На­дёж­ную и эко­но­мич­ную сис­те­му трёх­фаз­но­го то­ка раз­ра­бо­тал М. О. До­ли­во-Доб­ро­воль­ский; в 1888–89 он соз­дал ге­не­ра­тор, асин­хрон­ный элек­тро­дви­га­тель и транс­фор­ма­тор пе­ре­мен­но­го трёх­фаз­но­го то­ка. На Все­мир­ной элек­тро­тех­ни­че­ской вы­став­ке во Франк­фур­те-на-Май­не (1891) До­ли­во-Доб­ро­воль­ский де­мон­ст­ри­ро­вал пер­вую в ми­ре трёх­фаз­ную сис­те­му пе­ре­да­чи элек­тро­энер­гии на рас­стоя­ние ок. 170 км. М. А. Ша­те­лен в 1911 ор­га­ни­зо­вал пер­вую ла­бо­ра­то­рию вы­со­ких на­пря­же­ний при С.-Пе­терб. по­ли­тех­ни­че­ском ин-те, где про­во­ди­лись ис­сле­до­ва­ния по соз­да­нию ЛЭП на­пря­же­ни­ем св. 100 кВ. Важ­ная роль в соз­да­нии тео­ре­ти­че­ских ос­нов элек­тро­тех­ни­ки при­над­ле­жит К. А. Кру­гу, В. Ф. Мит­ке­ви­чу и др. В 1910–11 Г. О. Граф­тио раз­ра­бо­тал про­ект Вол­хов­ской ГЭС. В 1913 Г. М. Кржи­жа­нов­ский вы­дви­нул идею соз­да­ния круп­ной ГЭС на Вол­ге близ Са­ма­ры, в 1915–16 он обос­но­вал зна­че­ние строи­тель­ст­ва мощ­ных рай­он­ных элек­тро­стан­ций на ба­зе ме­ст­ных то­п­лив­ных ре­сур­сов и гид­ро­энер­гии, а так­же не­об­хо­ди­мость их объ­е­ди­не­ния в круп­ные элек­тро­энер­ге­ти­че­ские сис­те­мы. В нач. 20 в. А. А. Рад­циг, обоб­щив опыт­ные дан­ные, со­ста­вил фор­му­лы и таб­ли­цы для оп­ре­де­ле­ния тер­мо­ди­на­ми­че­ских свойств во­дя­но­го па­ра.

Одна из первых электростанций в Москве. Фото. Нач. 20 в.

В 1883 по­строе­на пер­вая те­п­ло­вая элек­тро­стан­ция (в С.-Пе­тер­бур­ге). К нач. 20 в. их бы­ло уже неск. со­тен, их об­щая ус­та­нов­лен­ная мощ­ность со­став­ля­ла 1125 МВт. Са­мая круп­ная из них – «Элек­тро­пе­ре­да­ча» – со­ору­же­на под ру­ко­во­дством Клас­со­на в 1912–14, ра­бо­та­ла на тор­фе. Раз­ви­ва­лась так­же гид­ро­энер­ге­ти­ка. К кон. 19 в. в Рос­сий­ской им­пе­рии дей­ст­во­ва­ли св. 40 тыс. гид­ро­си­ло­вых ус­та­но­вок об­щей мощ­но­стью ок. 500 МВт. Боль­шин­ст­во из них обес­пе­чи­ва­ли ме­ха­ни­че­ской энер­ги­ей фаб­ри­ки и за­во­ды; ок. 17 тыс. бы­ли обо­ру­до­ва­ны гид­ро­тур­би­на­ми за­ру­беж­но­го про­из­вод­ст­ва. Сум­мар­ная го­до­вая вы­ра­бот­ка на них со­став­ля­ла 13 млн. кВт·ч. Пи­роц­ким, И. А. Ти­ме, Граф­тио, И. Г. Алек­сан­д­ро­вым и др. раз­ра­бо­та­ны про­ек­ты ря­да ГЭС. Пре­ду­смат­ри­ва­лось ис­поль­зо­ва­ние по­ро­жи­стых уча­ст­ков рек Днепр, Вол­хов, За­пад­ная Дви­на, Ву­ок­са и др. В 1892–95 ин­же­не­ром В. Ф. Доб­ро­творским со­став­ле­ны про­ек­ты со­ору­же­ния ГЭС мощ­но­стью 24 МВт на р. Нар­ва и 37 МВт на во­до­па­де Имат­ра. Пер­вая про­мыш­лен­ная ГЭС мощ­но­стью ок. 300 кВт по­строе­на в 1895–96 под ру­ко­во­дством В. Н. Чи­ко­ле­ва и Клас­со­на для элек­тро­снаб­же­ния Ох­тин­ско­го по­ро­хо­во­го за­во­да в С.-Пе­тер­бур­ге. В 1900–20-е гг. всту­пи­ли в строй Сат­кинская, Ала­вер­дин­ская, Ка­ра­куль­тук­ская, Тур­гу­сун­ская, Се­ст­ро­рец­кая и др. ГЭС не­боль­шой мощ­но­сти. В 1909 впер­вые да­ла ток круп­ней­шая в до­ре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии Гин­ду­куш­ская ГЭС мощ­но­стью 1,35 МВт.

Не­сколь­ко спо­со­бов свар­ки ме­тал­лов, в т. ч. элек­три­че­ской ду­го­вой (1882; па­тент 1885), раз­ра­бо­тал Н. Н. Бе­нар­дос. Раз­ви­вая его идеи, Н. Г. Сла­вя­нов соз­дал ме­тод свар­ки с при­ме­не­ни­ем ме­тал­ли­че­ских элек­тро­дов (1888), скон­ст­руи­ро­вал и впер­вые при­ме­нил для свар­ки элек­три­че­ский ге­не­ра­тор.

Телефонный радиоприёмник А.С. Попова. Фото. Кон. 19 в.

Ра­дио­тех­ни­ка. Элек­тро­ни­ка. В 1895 А. С. По­пов про­де­мон­ст­ри­ро­вал изо­бре­тён­ный им при­бор для приё­ма элек­тро­маг­нит­ных волн – один из пер­вых ра­дио­при­ём­ни­ков, с по­мо­щью ко­то­ро­го он по­ка­зал воз­мож­ность бес­про­во­лоч­ной пе­ре­да­чи элек­три­че­ских сиг­на­лов (ра­дио­сиг­на­лов) на рас­стоя­ние (в 1901 даль­ность пе­ре­да­чи со­ста­ви­ла 150 км). По­по­ву при­над­ле­жит изо­бре­те­ние при­бо­ра, фик­си­рую­ще­го гро­зо­вые раз­ря­ды и ука­зы­ваю­щего на при­бли­же­ние гро­зы. В 1897 он от­крыл яв­ле­ние от­ра­же­ния элек­тро­маг­нит­ных волн от ко­раб­лей, на­хо­дя­щих­ся на пу­ти их рас­про­стра­не­ния. Впо­след­ст­вии на ос­но­ве это­го яв­ле­ния сфор­ми­ро­ва­лась но­вая от­расль нау­ки и тех­ни­ки – ра­дио­ло­ка­ция. Ра­бо­ты По­по­ва в об­лас­ти ра­дио­свя­зи при­вели к соз­да­нию пер­вых ра­дио­стан­ций. Во вре­мя рус­ско-япон­ской вой­ны 1904–05 на ко­раб­лях рос. фло­та при­ме­ня­лись ра­дио­стан­ции с ис­кро­вым пе­ре­дат­чи­ком (С. Я. Лиф­шиц, 1903), из­го­тов­лен­ные в Крон­штадт­ских мас­тер­ских. На­ча­лись ис­сле­до­ва­ния по практи­че­ско­му ис­поль­зо­ва­нию не­за­ту­хаю­щих ко­ле­ба­ний, по­лу­чен­ных по­сред­ст­вом ду­го­вых ге­не­ра­то­ров (С. М. Ай­зен­штейн, 1906), а за­тем вы­со­ко­час­тот­ных элек­три­че­ских ма­шин (В. П. Во­ло­гдин, 1912; М. В. Шу­лей­кин, 1913). Под руко­во­д­ством И. И. Рен­гар­те­на не­за­дол­го до нач. 1-й ми­ро­вой вой­ны раз­вер­нулись ис­сле­до­ва­тель­ские ра­бо­ты по ра­дио­пе­лен­га­ции. В нач. 20 в. на­ча­лась раз­ра­бот­ка элек­трон­ных при­бо­ров для ге­не­ри­ро­ва­ния, уси­ле­ния, пре­об­ра­зо­ва­ния элек­тро­маг­нит­ных ко­ле­ба­ний вы­сокой час­то­ты (до 107 Гц) и фор­ми­ро­вания им­пульс­ных сиг­на­лов разл. фор­мы. Пер­вые отеч. элек­трон­ные при­бо­ры соз­да­ны в 1910–17 (В. И. Ко­ва­лен­ков, Н. Д. Па­па­лек­си, А. А. Чер­ны­шёв, М. А. Бонч-Бруе­вич). В нач. 20 в. Б. Л. Ро­зин­гом про­ве­де­ны пер­вые удач­ные опы­ты по пе­ре­да­че изо­бра­же­ния на рас­стоя­ние, за­ло­жив­шие ос­но­вы элек­тро­ско­пии – бу­ду­ще­го те­ле­ви­де­ния.

Аэроплан «Илья Муромец». Фото. 1910-е гг.

Авиа­ция. В 1890-х гг. сфор­ми­ро­валась на­учная шко­ла тео­ре­ти­че­ской и приклад­ной ме­ха­ни­ки, воз­глав­ляе­мая Н. Е. Жу­ков­ским и его уче­ни­ком С. А. Ча­п­лы­ги­ным. Пред­ста­ви­те­ли этой шко­лы в кон. 19 – нач. 20 вв. за­ни­ма­лись про­бле­ма­ми аэ­ро­ди­на­ми­ки, га­зо­вой ди­на­ми­ки и соз­да­ни­ем тео­ре­ти­че­ских ос­нов воз­ду­хо­пла­ва­ния. Важ­ные тео­ре­ти­че­ские ре­зуль­та­ты по аэ­ро­ди­на­ми­ке и ди­на­ми­ке кры­ла по­лу­че­ны Ча­п­лы­ги­ным, труд ко­то­ро­го «О га­зо­вых стру­ях» (1902) стал од­ним из ос­но­во­по­ла­гаю­щих в га­зо­вой ди­на­ми­ке. Жу­ков­ско­му при­над­ле­жат клас­си­че­ские ис­следо­ва­ния по гид­ро­ди­на­ми­ке и аэ­ро­дина­ми­ке, ко­то­рые ста­ли тео­ре­ти­че­ской ос­но­вой са­мо­лё­то­строе­ния. Его на­уч. тру­ды «Ди­на­ми­ка аэ­ро­пла­нов в эле­ментар­ном из­ло­же­нии» (1913–16), «Вих­ре­вая тео­рия греб­но­го вин­та» (1912– 1918) и др. ока­за­ли ог­ром­ное влия­ние на раз­ви­тие ми­ро­вой авиа­ци­он­ной нау­ки. Жу­ков­ский раз­ра­бо­тал ме­тод рас­чё­та лёт­ных дан­ных са­мо­лё­тов, от­крыл ме­ха­низм воз­ник­но­ве­ния подъ­ёмной си­лы ле­та­тель­но­го ап­па­ра­та (1904), соз­дал тео­рию кры­ла са­мо­лё­та и греб­но­го вин­та (1902), пред­ло­жил ряд про­фи­лей крыль­ев, впер­вые ввёл в аэ­ро­ме­ха­ни­ку экс­пе­ри­мент как ме­тод ис­сле­до­ва­ния. По его ини­циа­ти­ве в 1902 при Моск. ун-те по­строе­на пер­вая в Рос­сии аэ­ро­ди­на­ми­че­ская тру­ба. Жу­ков­ский совм. с Д. П. Ря­бу­шин­ским ос­но­вал в Ку­чи­но, близ Мо­ск­вы, пер­вую в ми­ре Аэ­ро­ди­на­ми­че­скую экс­пе­ри­мен­таль­ную ла­бо­ра­то­рию (1904; с 1918 Цен­траль­ный аэ­ро­гид­ро­ди­на­ми­че­ский ин-т, ЦАГИ). В. П. Вет­чин­кин за­ни­мал­ся тео­ри­ей са­мо­лё­та и воз­душ­ного вин­та, рас­чё­том их проч­но­сти. Тру­ды Жу­ков­ско­го и др. рос. учё­ных по­зво­ли­ли кон­ст­руи­ровать са­мо­лё­ты на на­уч­ной ос­но­ве, в 1910–17 по­строе­ны пер­вые отеч. са­молё­ты, раз­ра­бо­тан­ные А. С. Ку­да­ше­вым, И. И. Си­кор­ским, Я. М. Гак­ке­лем, А. А. По­ро­хов­щи­ко­вым, Д. П. Гри­го­ро­ви­чем.

К.Э. Циолковский с моделями металлических дирижаблей. Фото. 1913.

К кон. 19 – нач. 20 вв. от­но­сят­ся рабо­ты К. Э. Ци­ол­ков­ско­го по тео­рии ре­ак­тив­но­го дви­же­ния и тео­ре­ти­че­ско­му обос­но­ва­нию воз­мож­но­сти кос­ми­че­ских по­лё­тов: «Сво­бод­ное про­стран­ст­во» (1883), «Ис­сле­до­ва­ние ми­ро­вых про­странств ре­ак­тив­ны­ми при­бо­ра­ми» (1903, 1911–12), «Ра­ке­та в кос­ми­че­ское про­стран­ст­во» (1924). Ци­ол­ков­ский рас­смот­рел в них ком­плекс важ­ней­ших про­блем кос­мо­нав­ти­ки – о ха­рак­те­ре осн. дви­га­тель­ной си­лы, влия­нии тя­го­те­ния на дви­же­ние ко­раб­ля, об осо­бен­но­стях тра­ек­то­рий меж­пла­нет­ных по­лё­тов и т. п. Од­ной из его за­слуг яв­ля­ет­ся раз­ра­бот­ка про­ек­та цель­но­ме­тал­ли­че­ско­го мо­но­пла­на (1894).

Гуманитарные науки

Оте­че­ст­вен­ная ис­то­рия. Ин­те­рес к ис­то­ри­че­ской нау­ке в нач. 19 в. про­яв­ля­ли лю­би­те­ли ста­ри­ны, кол­лек­цио­ниро­вав­шие про­из­ве­де­ния древ­не­го ис­кус­ст­ва, учё­ные уни­вер­си­те­тов и С.-Пе­терб. АН, ли­те­ра­то­ры. Объ­е­ди­не­ние их уси­лий, на­прав­лен­ных на по­иск и пуб­ли­ка­цию до­ку­мен­тов по ис­то­рии Рос­сии (кру­жок канц­ле­ра Н. П. Ру­мян­це­ва и др.), да­ло воз­мож­ность Н. М. Ка­рам­зи­ну, на­зна­чен­но­му на долж­ность ис­то­рио­гра­фа (1803), соз­дать «Ис­то­рию го­су­дар­ст­ва Рос­сий­ско­го» (т. 1–12, 1816– 1829), в ко­то­рой из­ло­же­ны со­бы­тия до нач. 17 в.

Ар­хео­гра­фи­че­ские экс­пе­ди­ции (1829– 1834, ру­ко­во­ди­тель П. М. Стро­ев), в хо­де ко­то­рых об­на­ру­жи­лись уни­каль­ные па­мят­ни­ки рус. ис­то­рии (до­го­во­ры ве­ли­ких и удель­ных кня­зей, ус­тав­ные, губ­ные и та­мо­жен­ные гра­мо­ты, Еван­ге­лие 1339 и др.), а так­же изу­че­ние ино­стран­ных ис­точ­ни­ков (Ф. П. Аде­лунг), дан­ных др.-рус. книж­но­сти, сла­вян­ско­го фольк­ло­ра (М. П. По­го­дин, Ф. И. Бус­ла­ев) и пра­ва (И. Ф. Г. Эверс) под­твер­жда­ли дос­то­вер­ность све­де­ний рус. ле­то­пи­сей.

С.М. Соловьёв. «История России с древнейших времён» (Москва, 1851).

«Ис­то­рия Рос­сии с древ­ней­ших вре­мён» С. М. Со­ловь­ё­ва (т. 1–29, 1851–79) зна­ме­но­ва­ла но­вый этап раз­ви­тия ис­то­ри­че­ской нау­ки. Она ос­но­вы­ва­лась пре­иму­ще­ст­вен­но на ар­хив­ном ма­те­риа­ле. Ав­тор впер­вые ос­ве­тил важ­ней­шие во­про­сы рус. про­шло­го: зна­че­ние «пле­мен­но­го» со­ста­ва Рос­сии для её ис­то­рии, ха­рак­тер рус. ко­ло­ни­за­ции и её на­прав­ле­ния, оха­рак­те­ри­зо­вал осо­бен­но­сти нов­го­род­ско­го строя, ос­ве­тил влия­ние мон­го­ло-та­тар­ско­го ига на рус. ис­то­рию, ис­сле­до­вал при­чи­ны воз­вы­ше­ния Мо­сквы, скла­ды­ва­ние им­пе­рии. Со­ловь­ёв пред­при­нял по­пыт­ку объ­яс­нить рус. ис­то­рию как ор­га­ни­че­ский про­цесс от воз­ник­но­ве­ния го­су­дар­ст­ва до 2-й пол. 18 в.

Во 2-й пол. 19 в. на­ча­лась эпо­ха спе­циа­ли­за­ции ис­то­ри­че­ской нау­ки. Рас­ши­ри­лась про­бле­ма­ти­ка ис­то­ри­че­ских ис­сле­до­ва­ний. Ар­хео­гра­фи­че­ские ко­мис­сии пуб­ли­ко­ва­ли но­вые ис­точ­ни­ки (ак­то­вый ма­те­ри­ал и Пол­ное со­б­ра­ние рус. ле­то­пи­сей). На­ме­ти­лась тен­ден­ция к изу­че­нию 14–18 вв. (Н. А. По­пов, Н. И. Кос­то­ма­ров, М. А. Дья­ко­нов, А. С. Лап­по-Да­ни­лев­ский, Д. А. Кор­са­ков и др.). Офор­ми­лась но­вая вспо­мо­га­тель­ная ис­то­ри­че­ская дис­ци­п­ли­на – ис­то­рио­гра­фия (В. С. Икон­ни­ков, Д. И. Ба­га­лей, К. Н. Бес­ту­жев-Рю­мин и др.), как на­уч. дис­ци­п­ли­на раз­ви­ва­лась ге­неа­ло­гия (П. В. Дол­го­ру­ков, А. Б. Ло­ба­нов-Рос­тов­ский, Л. М. Са­вё­лов, А. В. Эк­зем­п­ляр­ский, Н. А. Ба­ум­гар­тен и др.). Изу­ча­лась ис­то­рия церк­ви – митр. Мака­рий (Бул­га­ков), Н. И. Суб­бо­тин, Н. Ф. Кап­те­рев, П. В. Зна­мен­ский, Е. Е. Го­лу­бин­ский, В. В. Бо­ло­тов и др.

Ста­ли фор­ми­ро­вать­ся круп­ные на­уч. шко­лы на ба­зе Моск., С.-Пе­терб. и Киев­ско­го ун-тов. В Мо­ск­ве по­сле­до­ва­тель и уче­ник Со­ловь­ё­ва – В. О. Клю­чев­ский ис­сле­до­вал соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­цес­сы и хо­зяй­ст­вен­ную жизнь Рос­сии, ис­то­рию пра­вя­щих клас­сов («Бо­яр­ская ду­ма древ­ней Ру­си», 1881), кре­сть­ян­ст­ва, про­ис­хо­ж­де­ние ор­га­нов са­мо­управ­ле­ния. Его «Курс рус­ской ис­то­рии» (ч. 1–5, 1904–21) как круп­ное обоб­щаю­щее про­из­ве­де­ние по отеч. ис­то­рии по­лу­чи­ло по­ло­жи­тель­ную оцен­ку кри­ти­ков. Уче­ни­ки Клю­чев­ско­го так­же ос­ве­ща­ли ис­то­рию Рос­сии с по­зи­ций об­ще­го кур­са, т. е. раз­ра­ба­ты­ва­ли уз­ло­вые про­бле­мы ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са, на­ме­чен­ные Со­ловь­ё­вым и Клю­чев­ским. Они ис­сле­до­ва­ли гл. обр. пе­ре­ход­ные пе­рио­ды и круп­ные ре­фор­мы (П. Н. Ми­лю­ков и М. М. Бо­го­слов­ский – ре­фор­мы Пет­ра I; А. А. Ки­зе­вет­тер и Ю. В. Го­тье – ре­фор­мы Ека­те­ри­ны II; М. К. Лю­бав­ский – ко­ло­ни­за­цию и ис­то­рию Рус­ско-ли­тов­ско­го гос-ва). В С.-Пе­тер­бур­ге пред­поч­те­ние тра­ди­ци­он­но от­да­ва­лось кон­крет­но-ис­то­ри­че­ско­му ис­сле­до­ва­нию. Бес­ту­жев-Рю­мин за­ни­мал­ся ле­то­пи­ся­ми, С. Ф. Пла­то­нов – ис­точ­ни­ка­ми по ис­то­рии Смут­ного вре­ме­ни, Лап­по-Да­ни­лев­ский – па­мят­ни­ка­ми ди­пло­ма­ти­ки (ак­то­вым ма­те­риа­лом), В. Г. Дру­жи­нин – ста­ро­об­ряд­че­ски­ми ру­ко­пи­ся­ми и кни­га­ми. В Кие­ве пре­ж­де все­го изу­ча­ли ис­то­рию сла­вян и Древ­не­рус­ско­го гос-ва (М. В. Дов­нар-За­поль­ский, В. Б. Ан­то­но­вич, позд­нее – М. С. Гру­шев­ский и др.).

В нач. 20 в. мо­но­гра­фи­че­ски­ми ис­следо­ва­ния­ми бы­ли ох­ва­че­ны все эпо­хи рус. ис­то­рии. А. А. Шах­ма­тов пред­ло­жил рас­смат­ри­вать ле­то­пис­ные па­мят­ни­ки как сво­ды раз­ных про­из­ве­де­ний. За­да­чей ис­то­ри­ка он счи­тал вы­яв­ле­ние ис­точ­ни­ков то­го или ино­го сво­да, до­ка­зы­вал, что «По­весть вре­мен­ных лет» – не пер­вое ле­то­пис­ное про­из­ве­де­ние Древ­ней Ру­си, ему пред­ше­ст­во­ва­ла т. н. На­чаль­ная ле­то­пись. Поз­же Шах­ма­тов из­ло­жил ис­то­рию рус. ле­то­пи­са­ния; эта ра­бо­та про­дол­же­на А. Е. Пре­сня­ковым, позд­нее – М. Д. При­сёл­ко­вым, А. Н. На­со­но­вым. Осо­бый ин­те­рес вы­зы­ва­ли про­бле­мы эко­но­ми­че­ской исто­рии (Н. П. Пав­лов-Силь­ван­ский, М. И. Ту­ган-Ба­ра­нов­ский, В. В. Бер­ви-Фле­ров­ский, П. Б. Стру­ве и др.) и фи­ло­со­фии хо­зяй­ст­ва (С. Н. Бул­га­ков и др.), оп­ре­де­лил­ся ин­те­рес к мас­со­вым ис­точни­кам – Пис­цо­вым кни­гам и др.

Профессор Т.Н. Грановский читает лекцию. Рисунок. 1850-е гг.

Все­об­щая ис­то­рия. По тра­ди­ции, сфор­ми­ро­вав­шей­ся в 18 в., осо­бый ин­те­рес рос. учё­ные про­яв­ля­ли к Вос­то­ку. Во мно­гом это объ­яс­ня­лось прак­ти­че­ски­ми со­об­ра­же­ния­ми: из-за рас­ши­ре­ния гра­ниц Рос­сий­ской им­пе­рии ус­той­чи­вы­ми ста­но­ви­лись кон­так­ты со стра­на­ми Азии. Од­ним из ро­до­на­чаль­ни­ков рос. вос­то­ко­ве­де­ния стал гла­ва Пе­кин­ской мис­сии о. Иа­кинф (в ми­ру Н. Я. Би­чу­рин) – ав­тор тру­дов по ис­то­рии Ки­тая, Мон­го­лии и на­ро­дов Сред­ней Азии (Де­ми­дов­ские пре­мии 1834, 1838 и 1851). Его по­сле­до­ва­те­лем был В. П. Ва­силь­ев, опуб­ли­ко­вав­ший в 1860–90-х гг. фун­да­мен­таль­ные ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии Ки­тая, Сред­ней Азии и буд­диз­ма. Мно­го цен­ных ис­точ­ни­ков по ис­то­рии ара­бов и др. на­ро­дов Вос­то­ка опуб­ли­ко­вал и про­ком­мен­ти­ро­вал в те же го­ды наи­бо­лее ав­то­ри­тет­ный в ара­би­сти­ке и геб­раи­сти­ке учё­ный Д. А. Хволь­сон. Ис­то­рию куль­ту­ры му­суль­ман­ско-хри­сти­ан­ско­го Вос­то­ка ус­пеш­но изу­чал В. Р. Ро­зен. Ши­ро­ким кру­го­зо­ром и зна­ни­ем араб­ской, пер­сид­ской и сред­не­ази­ат­ской ис­то­рии от­ли­чал­ся В. В. Бар­тольд, сни­скав­ший из­вест­ность уже пер­вым сво­им тру­дом «Тур­ке­стан в эпо­ху мон­голь­ско­го на­шест­вия» (ч. 1–2, 1898– 1900). Глу­бо­кий след в мон­го­ло­ве­де­нии ос­та­вил А. М. Позд­не­ев, ав­тор клас­си­че­ско­го ис­сле­до­ва­ния «Мон­го­лия и мон­го­лы» (т. 1–2, 1896–98).

В 1830–40-е гг. Т. Н. Гра­нов­ский и П. Н. Куд­ряв­цев за­ло­жи­ли ос­но­вы ши­ро­ко­го изу­че­ния все­об­щей ис­то­рии – от Древ­не­го ми­ра до Но­во­го вре­ме­ни. Сре­ди зна­то­ков древ­ней ис­то­рии в 19 – нач. 20 вв. вы­де­ля­лись Б. А. Ту­ра­ев (ос­но­во­по­лож­ник отеч. шко­лы ис­то­рии Древ­не­го Вос­то­ка), В. С. Го­ле­ни­щев (ар­хео­ло­гия Древ­не­го Егип­та), М. И. Рос­тов­цев (ис­то­рия позд­не­го Ри­ма), В. П. Бу­зе­скул (ис­то­рия Гре­ции), В. В. Ла­ты­шев (эпи­гра­фи­ка Древ­не­го ми­ра), М. М. Хво­стов (рим­ская ис­то­рия и элли­низм). До сих пор не по­те­ря­ли сво­его на­уч. зна­че­ния тру­ды ве­ду­щих ме­дие­ви­стов М. С. Ко­ре­ли­на (ис­то­рия Ита­лии и эпо­хи Воз­ро­ж­де­ния), П. Г. Ви­но­гра­дова (ис­то­рия Анг­лии), Р. Ю. Вип­пера (ис­то­рия Ре­фор­ма­ции), Д. М. Пет­ру­шев­ско­го (со­ци­аль­ная ис­то­рия Анг­лии). В С.-Пе­терб. ун-те И. М. Гревс, от­ли­чав­ший­ся сме­ло­стью и не­за­ви­си­мо­стью су­ж­де­ний, соз­дал це­лую шко­лу ме­дие­ви­сти­ки. Сре­ди его уче­ни­ков – О. А. До­би­аш-Ро­ж­де­ст­вен­ская, пер­вая в Рос­сии жен­щи­на, за­щи­тив­шая док­тор­скую дис­сер­та­цию по ис­то­рии, а так­же вы­даю­щий­ся ис­то­рик и фи­ло­соф Л. П. Кар­са­вин, из­вест­ный ме­дие­вист и па­лео­граф А. Д. Люб­лин­ская. Пре­вос­ход­ное зна­ние не толь­ко сво­его пред­мета, но так­же ан­тич­ной и ср.-век. ис­то­рии Ев­ро­пы, древ­не­сла­вян­ской ис­то­рии и ис­то­рии Вос­то­ка по­зво­ли­ло за­нять ве­ду­щее ме­сто в ми­ро­вой ис­то­рио­гра­фии ви­зан­ти­ни­стам В. Г. Ва­сильев­ско­му, Ф. И. Ус­пен­ско­му, Б. А. Пан­чен­ко, Н. П. Кон­да­ко­ву, Е. Е. Го­лу­бин­ско­му, Н. П. Ли­ха­чё­ву, Н. А. Скаба­ла­но­вичу, П. В. Без­обра­зо­ву.

Ис­то­рию Но­во­го вре­ме­ни изу­чал В. И. Ге­рье, опуб­ли­ко­вав­ший кни­гу «Лейб­ниц и его век» (т. 1–2, 1868–71) и др. ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии об­ще­ст­вен­ной мыс­ли – от ан­тич­но­сти до 19 в. Он вос­пи­тал в Моск. ун-те плея­ду извест­ных ис­то­ри­ков. В по­след­ней тре­ти 19 в. ми­ро­вое при­зна­ние по­лу­чи­ли тру­ды отеч. ис­сле­до­ва­те­лей, изу­чав­ших исто­рию 16–18 вв. (И. В. Лу­чиц­кого, П. А. Кро­пот­ки­на, Н. И. Ка­рее­ва, П. Н. Ар­да­ше­ва по ис­то­рии Фран­ции эпо­хи позд­не­го аб­со­лю­тиз­ма и Ве­ли­кой фран­цуз­ской ре­во­лю­ции; М. М. Ко­ва­лев­ско­го и А. Н. Са­ви­на по ис­то­рии аграр­ных от­но­ше­ний в За­пад­ной Ев­ропе). Зна­чи­тель­ные на­уч. дос­ти­же­ния свя­за­ны и с ис­сле­до­ва­ния­ми ве­ду­щих сла­ви­стов – В. И. Ла­ман­ско­го, М. Дри­но­ва, Т. Д. Фло­рин­ско­го, Ф. И. Леон­то­ви­ча.

Вы­со­кий ис­сле­до­ва­тель­ский уро­вень рус. ис­то­ри­ков по­зво­лил им в нач. 20 в. за­нять­ся тео­ре­ти­че­ским пе­ре­ос­мыс­ле­ни­ем со­дер­жа­ния ис­то­ри­че­ско­го зна­ния и раз­ра­бот­кой слож­ных ме­то­до­логи­че­ских про­блем. Тео­ре­ти­че­ские ос­но­вы ис­то­ри­че­ской нау­ки изу­ча­ли А. С. Лап­по-Да­ни­лев­ский, Ка­ре­ев, Ко­ва­лев­ский и др. Они опи­ра­лись на по­зи­ти­ви­ст­ско-эво­лю­цио­ни­ст­ские кон­цеп­ции, ис­пы­ты­ва­ли воз­дей­ст­вие со сто­ро­ны нео­кан­ти­ан­ст­ва и мар­ксиз­ма.

Эт­но­ло­гия и ан­тро­по­ло­гия. В сер. 19 в. в сис­те­ме гео­гра­фи­че­ских на­ук фор­ми­ру­ют­ся эт­но­ло­гия и ан­тро­по­ло­гия. К 1851 под­го­тов­ле­но из­да­ние пер­вой эт­но­гра­фи­че­ской кар­ты Рос­сии с при­ло­же­ни­ем – ста­ти­сти­че­ски­ми таб­ли­ца­ми чис­лен­но­сти её на­ро­дов. В 1885 эт­но­ло­гия (в 1919 и антро­по­ло­гия) ста­ла пре­по­да­вать­ся в Моск. ун-те. Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. за­кла­ды­ва­лись тео­ре­ти­че­ские ос­но­вы рос. эт­но­ло­гии и ан­тро­по­ло­гии, соз­да­ва­лась нац. шко­ла, круп­ней­ши­ми пред­ста­ви­те­ля­ми ко­то­рой бы­ли Н. Н. Мик­лу­хо-Мак­лай, Д. Н. Ану­чин, Г. Н. По­та­нин, А. Н. Мак­си­мов, А. Н., М. Н., Н. Н., В. Н. Ха­ру­зи­ны, П. С. и А. Я. Ефи­мен­ко, Д. К. Зе­ле­нин, В. Г. Бо­го­раз, Л. Я. Штерн­берг и др. Гос­под­ствую­щим на­прав­ле­ни­ем в отеч. эт­но­ло­гии и ан­тро­по­ло­гии был эво­лю­цио­низм. Уни­каль­ным для то­го вре­ме­ни бы­ло мас­со­вое ис­сле­до­ва­ние бы­та рус. кре­сть­ян, про­ве­дён­ное Эт­но­гра­фи­че­ским бю­ро В. Н. Те­ни­ше­ва по спе­ци­аль­ной про­грам­ме в кон. 19 – нач. 20 вв.

Ар­хео­ло­гия. Ос­но­вы ар­хео­ло­гии сфор­ми­ро­ва­лись в 19 в. Осу­ще­ст­в­ля­лась пуб­ли­ка­ция ре­зуль­та­тов рас­ко­пок и ис­сле­до­ва­ний ар­хео­ло­ги­че­ских ма­те­риа­лов. Обо­зна­чи­лись осн. про­бле­мы и направ­ле­ния ис­сле­до­ва­ний, ко­то­рые мо­гут счи­тать­ся тра­ди­ци­он­ны­ми для отеч. ар­хео­ло­ги­че­ской нау­ки: па­лео­лит Кры­ма, куль­ту­ра Три­по­лья, брон­зо­вый век Чер­но­мор­ско-Кас­пий­ских сте­пей, ан­тич­ность Се­вер­но­го При­чер­но­морья, ски­фо-сар­мат­ская про­бле­ма, ис­то­рия ко­чевни­ков ран­не­го Сред­не­ве­ко­вья, изу­че­ние славя­но-рус. древ­но­стей, ар­хео­ло­гия Кав­ка­за и Сред­ней Азии и др.

В кон. 19 – нач. 20 вв. В. А. Го­род­цов соз­дал кон­цеп­цию раз­ви­тия па­лео­ме­тал­ли­че­ских куль­тур Ев­ра­зии, раз­ра­бо­тал ти­по­ло­ги­че­ский ме­тод в ар­хео­ло­гии. Ре­кон­ст­рук­цию ран­них эта­пов рус. ис­то­рии пред­при­нял А. А. Спи­цын, сис­те­ма­ти­зи­ро­вав­ший ар­хео­ло­ги­че­ский ма­те­ри­ал, хра­нив­ший­ся в му­зе­ях. К кон. 19 в. раз­ра­бо­та­на по­ле­вая ме­то­ди­ка рас­ко­пок (Б. В. Фар­ма­ков­ский, И. Е. За­бе­лин, Д. Я. Са­мо­ква­сов, М. И. Рос­тов­цев, Н. Е. Бран­ден­бург, В. Б. Ан­то­но­вич, В. В. Хвой­ка и др.).

Юри­ди­че­ская нау­ка. В нач. 19 в. в рус. юрис­пру­ден­ции пре­об­ла­да­ли идеи ес­те­ст­вен­но­го пра­ва и до­го­вор­но­го про­ис­хо­ж­де­ния го­су­дар­ст­ва (ра­бо­ты Л. А. Цве­тае­ва, А. П. Ку­ни­цы­на, вли­я­ние ко­то­ро­го про­сле­жи­ва­ет­ся в по­ли­ти­че­ских про­грам­мах П. И. Пес­те­ля и Н. М. Му­равь­ё­ва). М. М. Спе­ран­ский во «Вве­де­нии к Уло­же­нию го­су­дар­ст­вен­ных за­ко­нов» (1809) при­дер­жи­вал­ся прин­ци­па раз­де­ле­ния вла­стей, под­чер­ки­вал важ­ность по­ли­ти­че­ской сво­бо­ды, ко­то­рую тес­но свя­зы­вал со сво­бо­дой гра­ж­дан­ско­го обо­ро­та, че­му пре­пят­ст­во­ва­ло кре­пост­ное пра­во. Вслед за фран­цуз­ски­ми про­све­ти­те­ля­ми Спе­ран­ский ве­рил в ши­ро­кие воз­мож­но­сти ра­зум­но­го за­ко­но­да­те­ля.

Пер­вым ис­сле­до­ва­ни­ем кон­крет­ной от­рас­ли пра­ва был труд Г. И. Тер­лац­ца «Крат­кое ру­ко­во­дство к сис­те­ма­ти­че­ско­му по­зна­нию гра­ж­дан­ско­го ча­ст­но­го пра­ва в Рос­сии» (1810), за­тем поя­ви­лось «Ру­ко­во­дство к по­зна­нию рос­сий­ско­го за­ко­но­ис­кус­ст­ва» З. А. Го­рюш­ки­на (т. 1–4, 1811–16).

Участники Атомного проекта академики А.Д. Сахаров и И.В. Курчатов. Москва. 1958. Архив Н.Л. Тумановой

В 1820-е гг. преподавание естественного права в университетах бы­ло объ­явлено «противоречащим явно истинам христианским и клонящим к ни­спро­вер­же­нию всех связей семейственных и государственных» и запрещено. Ме­сто ес­те­ст­вен­но-пра­во­вой док­три­ны за­ня­ли идеи не­мец­кой ис­то­ри­че­ской шко­лы пра­ва, ут­вер­ждав­шей, что пра­во ка­ж­до­го на­ро­да раз­ви­ва­ет­ся спон­тан­но и это са­мо­раз­ви­тие не сле­ду­ет на­ру­шать за­ко­но­да­тель­ны­ми ре­фор­ма­ми, в осо­бен­но­сти ко­ди­фи­ка­ци­ей. Влия­ние этой шко­лы ска­за­лось не толь­ко на про­бле­ма­ти­ке юри­ди­че­ских ис­сле­до­ва­ний (осо­бое вни­ма­ние к ис­то­рии рос. пра­ва), но и на Сво­де за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии – ито­ге дли­тель­ной ра­бо­ты по упо­ря­до­че­нию рос. за­ко­но­да­тель­ст­ва, на­чатой ещё при имп. Ека­те­ри­не II. Вме­сто ко­ди­фи­ка­ции, пред­ла­гав­шей­ся Спе­ран­ским, под­го­тов­ле­но Пол­ное со­б­ра­ние за­ко­нов Рос­сий­ской им­пе­рии. В не­го во­шли в хро­но­ло­ги­че­ском по­ряд­ке ак­ты за пе­ри­од с 1649 по 1825. На его ос­но­ве соз­дан Свод за­ко­нов в 15 то­мах, в ка­ж­дом из ко­то­рых при­ве­де­ны без ка­ких-ли­бо су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний за­ко­но­по­ло­же­ния, от­но­сив­шие­ся к оп­ре­де­лён­ной от­рас­ли пра­ва (всту­пил в дей­ст­вие в 1892). Свод тре­бо­вал объ­яс­не­ния со­дер­жа­щих­ся в нём норм, их на­уч. клас­си­фи­ка­ции, раз­ра­бот­ки пра­вил тол­ко­ва­ния и при­ме­не­ния этих норм и т. п., что яви­лось толч­ком для раз­ви­тия юри­ди­че­ской нау­ки. Сфор­ми­ро­ва­лось но­вое на­прав­ле­ние нау­ки – юри­ди­че­ский по­зи­ти­визм.

Поя­ви­лись тео­ре­ти­че­ские тру­ды К. Д. Ка­ве­ли­на («Взгляд на юри­ди­че­ский быт древ­ней Рос­сии», 1847), К. А. Не­во­ли­на («Ис­то­рия рос­сий­ских гра­ж­дан­ских за­ко­нов», т. 1–3, 1851), Н. И. Кры­ло­ва по рим­ско­му пра­ву, Д. И. Мей­е­ра по гра­ж­дан­ско­му пра­ву.

В ре­зуль­та­те су­деб­ной ре­фор­мы 1864 в Рос­сии соз­да­на су­деб­ная сис­те­ма, осно­ван­ная на прин­ци­пах су­до­ус­т­рой­ст­ва и про­цес­су­аль­но­го пра­ва. Раз­ви­тие бур­жу­аз­ных от­но­ше­ний в стра­не по­влек­ло ак­тив­ную раз­ра­бот­ку про­блем гра­ж­дан­ско­го пра­ва. На­ря­ду с ра­бо­та­ми об­ще­го ха­рак­те­ра («Курс гра­ж­дан­ско­го су­до­про­из­вод­ст­ва» К. И. Ма­лы­ше­ва, т. 1–3, 1874–79; «Чте­ния по граж­дан­ско­му пра­ву» Н. Л. Дю­вер­нуа, 1890; «Курс гра­ж­дан­ско­го пра­ва» К. П. По­бе­до­нос­це­ва, ч. 1–3, 1896, и др.) вы­шел ряд ис­сле­до­ва­ний, по­свя­щён­ных от­дель­ным ин­сти­ту­там гра­ж­дан­ско­го пра­ва («Учеб­ник рус­ско­го гра­ж­дан­ско­го пра­ва», 1894; «Курс тор­го­во­го пра­ва» Г. Ф. Шер­ше­не­ви­ча, т. 1–4; ра­бо­ты Е. В. Вась­ков­ско­го в об­лас­ти гра­ж­дан­ско­го про­цес­са). В нау­ке уго­лов­но­го пра­ва на­шли от­ра­же­ние по­зи­ции как клас­си­че­ской (Н. Д. Сер­ге­ев­ский, Н. С. Та­ган­цев, А. Ф. Кис­тя­ков­ский), так и со­цио­ло­ги­че­ской (И. Я. Фой­ниц­кий) школ. Рос. нау­ка уго­лов­но­го пра­ва не вос­при­ня­ла идеи со­цио­ло­ги­че­ской шко­лы о пре­вен­тив­ном на­ка­за­нии, а так­же лом­бро­зи­ан­ст­во. Мн. пред­ста­ви­те­ли нау­ки уго­лов­но­го пра­ва бы­ли про­тив­ни­ка­ми смерт­ной каз­ни.

В нау­ке гос. пра­ва на­ря­ду с дог­матиче­ски­ми, опи­са­тель­ны­ми тру­да­ми (А. Д. Гра­дов­ский, «Рус­ское го­су­дар­ст­вен­ное пра­во») на ру­бе­же 20 в. офор­ми­лись идеи пра­во­вой го­су­дар­ст­вен­но­сти (В. М. Гес­сен, Б. А. Кис­тя­ков­ский). Наи­бо­лее из­вест­ны ра­бо­ты Н. М. Кор­ку­но­ва, в ча­ст­но­сти «Рус­ское го­су­дар­ст­вен­ное пра­во» (т. 1–2, 1892–93) и «Лек­ции по об­щей тео­рии пра­ва» (вы­шло 9 из­да­ний, в 1908 пе­ре­ве­де­ны на фран­цуз­ский и анг­лий­ский язы­ки). Ф. Ф. Ко­кош­кин, ав­тор «Лек­ций по об­ще­му го­су­дар­ст­вен­но­му пра­ву» (2-е изд., 1912), впо­след­ст­вии ак­тив­но уча­ст­во­вал в раз­ра­бот­ке за­ко­на о вы­бо­рах в Уч­ре­ди­тель­ное со­б­ра­ние.

В бы­ст­ро раз­ви­вав­шей­ся нау­ке ме­ж­ду­нар. пра­ва вы­де­ля­лись по­лу­чив­ший ши­ро­кое при­зна­ние и за пре­де­ла­ми стра­ны труд Ф. Ф. Мар­тен­са «Со­вре­мен­ное ме­ж­ду­на­род­ное пра­во ци­ви­ли­зован­ных на­ро­дов» (т. 1–2, 1882–83), а так­же ра­бо­ты В. Э. Гра­ба­ря.

По уже сло­жив­шей­ся тра­ди­ции про­дол­жа­лись ис­сле­до­ва­ния ис­то­рии рос. го­су­дар­ст­ва и пра­ва – опуб­ли­ко­ва­ны «Лек­ции и ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии рус­ско­го пра­ва» В. И. Сер­гее­ви­ча (ч. 1–2, 1883), «Об­зор ис­то­рии рус­ско­го пра­ва» М. Ф. Вла­ди­мир­ско­го-Бу­да­но­ва (вып. 1–2, 1886).

Для рос. юри­ди­че­ской нау­ки бы­ло ха­рак­тер­но ши­ро­кое ис­поль­зо­ва­ние срав­ни­тель­но­го ме­то­да при изу­че­нии поч­ти всех ин­сти­ту­тов и про­блем нац. пра­ва, а так­же за­ру­беж­но­го пра­ва (тру­ды М. М. Ко­ва­лев­ско­го: «Ис­то­ри­ко-срав­ни­тель­ный ме­тод в юрис­пру­ден­ции», 1880; «От пря­мо­го на­ро­до­прав­ст­ва к пред­ста­ви­тель­но­му и от пат­ри­ар­халь­ной мо­нар­хии к пар­ла­мен­та­риз­му», т. 1–3, 1906).

В тео­ре­ти­ко-фи­лос. ори­ен­та­ции рус. юри­ди­че­ская нау­ка ха­рак­те­ри­зу­ет­ся тен­ден­ци­ей от­хо­да от юри­ди­че­ско­го по­зи­ти­виз­ма. Од­ним из пер­вых вы­ра­зи­телей этой тен­ден­ции был С. А. Му­ромцев, впо­след­ст­вии вид­ный по­ли­ти­че­ский дея­тель, пред­се­да­тель 1-й Гос. ду­мы. Му­ром­цев по­ла­гал, что пра­во – это не толь­ко и не столь­ко со­во­куп­ность норм, сколь­ко сло­жив­ший­ся в стра­не пра­во­по­ря­док, т. е. со­во­куп­ность юри­ди­че­ских от­но­ше­ний («Оп­ре­де­ле­ние и ос­нов­ное раз­де­ле­ние пра­ва», 1879). Тем са­мым был сде­лан пер­вый шаг к фор­ми­ро­ва­нию со­цио­ло­ги­че­ской юрис­пру­ден­ции, став­шей в 20 в. од­ним из гос­под­ство­вав­ших те­че­ний в нау­ке пра­ва. В юри­ди­че­ской лит-ре к кон. 19 в. вновь поя­ви­лись ес­те­ст­вен­но-пра­во­вые ус­та­нов­ки (П. И. Нов­го­род­цев), по­лу­чи­ла из­вест­ность пси­хо­ло­ги­че­ская тео­рия пра­ва (Л. И. Пет­ра­жиц­кий, его за­вер­шаю­щий труд – «Тео­рия пра­ва и го­су­дар­ст­ва в свя­зи с тео­ри­ей нрав­ст­вен­но­сти», т. 1–2, 1907). Мар­кси­ст­ский взгляд на пра­во как на вто­рич­ную, над­стро­еч­ную ка­те­го­рию рос. юри­ди­че­ской нау­кой вос­при­нят не был.

На ру­бе­же 19–20 вв. среди юридических наук ведущее место заняло государственное право, которое всё чаще стали именовать кон­сти­ту­ци­он­ным. Особое внимание уделялось путям превращения рос. формы правления из абсолютной монархии в конституционную монархию, утверждению в стране пар­ламентаризма, разделения властей, законности в государственном уп­рав­ле­нии. Та­кова направленность работ Б. Н. Чичерина, Кистяковского, Гес­сена, Н. И. Лазаревского, Кокошкина.

Понимание фундаментального значения права для развития стра­ны выгодно отличало рос. научную правовую мысль от многих вли­я­тель­ных идеологических течений того времени: славянофильского, с позиции ко­то­ро­го право – это «продукт Запада» и потому оно вредно для России, иду­щей по осо­бому историческому пути; толстовства, полагавшего, что «жить надо не по за­ко­ну, а по совести»; рус. идеалистической философии для ведущих пред­ста­ви­те­лей которой бытие рус. народа призваны определять бо­лее высокие ду­хов­ные цен­ности, нежели право; революционного мар­к­сиз­ма, считавшего право ору­дием классового господства, не имевшего ис­то­ри­ческой перспективы, и т. п.

В начале 20 в. юри­ди­че­ская нау­ка бы­ла впол­не го­то­ва к ши­ро­кой ко­ди­фи­ка­ции осн. от­рас­лей пра­ва, при­зван­ной за­ме­нить ус­та­рев­ший Свод за­ко­нов, о чём сви­де­тель­ст­ву­ют под­го­товлен­ные, но не став­шие за­ко­ном про­ек­ты.

Ли­те­ра­ту­ро­ве­де­ние. В пер­вые де­ся­ти­ле­тия 19 в. тео­рия сло­вес­но­сти от­сту­па­ла от тра­ди­ции клас­си­ци­стической по­эти­ки, по­след­ни­ми дос­ти­же­ния­ми ко­то­рой бы­ли ра­бо­ты А. Ф. Мерз­ля­ко­ва, а так­же «Сло­варь древ­ней и но­вой по­эзии» Н. Ф. Ос­то­ло­по­ва (ч. 1–3, 1821). На­ча­лась пе­ре­ори­ен­та­ция на не­мец­кую эс­те­ти­ку; од­на из пер­вых ра­бот в этом на­прав­ле­нии – «Опыт нау­ки изящ­но­го» А. И. Га­ли­ча (1825). Ро­ман­ти­че­ский ин­те­рес к нар. твор­че­ст­ву от­ра­зил­ся в но­ва­тор­ском «Опы­те о рус­ском сти­хо­сло­же­нии» А. Х. Вос­то­ко­ва (1812). Поя­ви­лись пер­вые фун­да­мен­таль­ные биб­лио­гра­фи­че­ские и био­биб­лио­гра­фи­че­ские из­да­ния – «Опыт рос­сий­ской биб­лио­гра­фии» В. С. Со­пи­ко­ва (ч. 1–5, 1813–21), сло­ва­ри рус. ду­хов­ных и свет­ских пи­са­те­лей митр. Ев­ге­ния (Бол­хо­ви­ти­но­ва) (1818 и 1838–45). На этой ос­но­ве соз­да­ны об­щие кур­сы по ис­то­рии рус. лит-ры: «Крат­кое ру­ково­дство к рос­сий­ской сло­вес­но­сти» И. М. Бор­на (1808), в ко­то­ром впер­вые вы­де­ле­ны по­ня­тия «пе­ри­од» и «эпо­ха»; очер­ки ис­то­рии рус­ской лит-ры Н. И. Гре­ча (1822); ра­бо­ты А. В. Ни­ки­тен­ко (1845), С. П. Шевырё­ва (1846). Про­бле­мы сов­ре­мен­ной лит-ры об­суж­да­лись гл. обр. в жур­наль­ной кри­ти­ке, но ино­гда и в на­уч. со­чи­не­ни­ях («О ро­ман­ти­че­ской по­эзии» О. М. Со­мо­ва, 1823; «О про­ис­хо­ж­де­нии, при­ро­де и судь­бах по­эзии, на­зы­вае­мой ро­ман­ти­че­ской» Н. И. На­деж­ди­на, 1830).

В ли­те­ра­ту­ро­ве­де­нии 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. раз­ра­ба­ты­ва­лись пре­иму­ще­ст­вен­но прак­ти­че­ская тек­сто­ло­гия и ком­мен­тиро­ва­ние (Я. К. Грот, М. И. Су­хо­млинов, Л. Н. Май­ков и др.), осо­бен­но при­ме­ни­тель­но к древ­ним тек­стам (А. А. Шах­ма­тов и др.). За­про­сы со­вре­мен­но­сти по­ро­ж­да­ли под­ход к лит. про­из­ве­де­ни­ям как к до­ку­мен­там об­щест­вен­ной мыс­ли и об­ще­ст­вен­ной пси­хо­ло­гии (С. А. Вен­ге­ров, Д. Н. Ов­ся­ни­ко-Ку­ли­ков­ский и др.). Сфор­ми­ро­ва­лись три круп­ные ака­де­мические шко­лы: мифо­ло­ги­че­ская, её пред­ста­ви­те­ли – Ф. И. Бус­ла­ев, О. Ф. Мил­лер и осо­бен­но А. Н. Афа­нась­ев («По­эти­че­ские воз­зре­ния сла­вян на при­ро­ду», т. 1–3, 1865–69); куль­тур­но-ис­то­ри­че­ская – А. Н. Пы­пин (фун­да­мен­таль­ная «Ис­то­рия рус­ской ли­те­ра­ту­ры», т. 1–4, 1898– 1899), Н. С. Ти­хо­нра­вов и др.; срав­ни­тель­но-ис­то­ри­че­ская – Ал-др Н. Ве­се­лов­ский, тру­ды ко­то­ро­го по­ло­жи­ли на­ча­ло раз­ви­тию ис­то­ри­че­ской по­эти­ки («Три гла­вы из ис­то­ри­че­ской по­эти­ки», 1899, и др.).

Язы­ко­зна­ние. В нач. 19 в. в язы­ко­зна­нии раз­ра­ба­ты­ва­лась идея все­об­щей (уни­вер­саль­ной) грам­ма­ти­ки (ра­бо­ты И. С. Риж­ско­го, И. Ор­на­тов­ско­го, И. Ф. Тим­ков­ско­го). В «Рас­су­ж­де­нии о сла­вян­ских язы­ках…» (1820) А. Х. Вос­то­ков по­ста­вил во­прос о про­ис­хо­ж­де­нии ста­ро­сла­вян­ско­го язы­ка из ста­ро­бол­гар­ско­го (М. Т. Ка­че­нов­ский счи­тал, что цер­ков­но-сла­вян­ский язык про­изо­шёл из ста­ро­серб­ско­го), чем за­ло­жил ос­но­вы срав­ни­тель­но­го сла­вян­ско­го язы­ко­зна­ния в Рос­сии.

В 1830–70-е гг. ис­сле­до­ва­лись об­ще­тео­ре­ти­че­ские про­бле­мы и ут­вер­жда­лись прин­ци­пы срав­ни­тель­но-ис­то­ри­че­ско­го ме­то­да в рос. язы­ко­зна­нии (Г. П. Пав­ский, И. И. Да­вы­дов, И. И. Срез­нев­ский, Ф. И. Бус­ла­ев). Тру­ды Ф. Е. Кор­ша спо­соб­ст­во­ва­ли ста­нов­ле­нию срав­ни­тель­но-ти­по­ло­ги­че­ско­го ме­то­да. Как на­уч. дис­ци­п­ли­на сфор­ми­ро­ва­лась ис­то­ри­че­ская грам­ма­ти­ка рус. язы­ка. Срез­нев­ский за­ло­жил ос­но­вы лин­гвис­ти­че­ской гео­гра­фии в язы­ко­зна­нии. А. А. По­теб­ня изу­чал фи­ло­со­фию язы­ка.

Во 2-й пол. 19 в. окон­ча­тель­но сфор­ми­ро­ва­лись разл. на­прав­ле­ния язы­ко­зна­ния: ру­си­сти­ка и сла­ви­сти­ка (О. М. Бо­дян­ский, В. И. Гри­го­ро­вич и др.), тюр­ко­ло­гия (О. Н. Бёт­лингк), фин­но­уг­ро­ве­де­ние (Ф. И. Ви­де­ман), ара­би­сти­ка (В. Р. Ро­зен). Ис­сле­до­вал­ся ар­мян­ский язык [К. П. Пат­ка­нов (Пат­ка­нян)], кав­каз­ские язы­ки (М. И. Брос­се, П. К. Ус­лар), язы­ки се­ве­ра Ев­ро­пы и Си­би­ри (М. А. Ка­ст­рен), аф­ри­кан­ские язы­ки (В. В. Юн­кер). Н. Н. Мик­лу­хо-Мак­лай все­сто­рон­не опи­сал па­пу­ас­ские язы­ки. И. Е. Ве­ниа­ми­нов со­брал бо­га­тые ма­те­риа­лы по па­лео­ази­ат­ским язы­кам. Уг­луб­ля­лась раз­ра­бот­ка вост. язы­ков: поя­ви­лось мно­го ра­бот по ин­до­ло­гии (Г. С. Ле­бе­дев, П. Я. Пет­ров, И. П. Ми­на­ев); боль­шой и ма­лый сан­ск­рит­ские сло­ва­ри со­ста­вил Бёт­лингк («Боль­шой сан­ск­рит­ский сло­варь», т. 1–7, 1855–75, со­вме­ст­но с Р. Ро­том), изу­чал­ся мон­голь­ский язык (А. В. Игум­нов, Б. Я. Вла­ди­мир­цов); раз­ви­ва­лось ки­тае­ве­де­ние (о. Иа­кинф, В. П. Ва­силь­ев). Рос. язы­ко­зна­ние дос­тиг­ло боль­ших ус­пе­хов в изу­че­нии др.-еги­пет­ско­го, копт­ско­го, ам­хар­ско­го язы­ков.

В От­де­ле­нии рус. язы­ка и сло­вес­но­сти С.-Пе­терб. АН го­то­ви­лись разл. сло­ва­ри: «Сло­варь цер­ков­но­сла­вян­ско­го и рус­ско­го язы­ка» (т. 1–4, 1847), «Опыт об­ла­ст­но­го ве­ли­ко­рус­ско­го сло­ва­ря» И. И. Да­вы­до­ва (т. 1–2, 1852), «Опыт срав­ни­тель­ной грам­ма­ти­ки рус­ско­го язы­ка» (1852), «Сло­варь цер­ков­но­сла­вян­ско­го язы­ка» Вос­то­ко­ва (1858– 1861), «Тол­ко­вый сло­варь жи­во­го ве­ли­ко­рус­ско­го язы­ка» В. И. Да­ля (1863– 1866).

Во 2-й пол. 19 в. сфор­ми­ро­ва­лись круп­ней­шие лин­гвис­ти­че­ские шко­лы. В Ка­зан­ском ун-те И. А. Бо­ду­эн де Кур­тенэ раз­ра­бо­тал тео­рию фо­нем и фо­нети­че­ских че­ре­до­ва­ний. Его уче­ник В. А. Бо­го­ро­диц­кий за­ни­мал­ся фоне­ти­че­ским и срав­ни­тель­но-ис­то­ри­че­ским изу­че­ни­ем ин­до­ев­ро­пей­ских и тюрк­ских язы­ков, ос­но­вал пер­вую в Рос­сии экс­пе­римен­таль­ную фо­не­ти­че­скую ла­бо­ра­торию. Н. В. Кру­шев­ский про­вёл ряд ис­сле­до­ва­ний, рас­кры­вав­ших за­ко­ны раз­ви­тия язы­ка, пред­ла­гал сис­тем­ный под­ход к изу­че­нию язы­ка и соз­да­нию фо­но­ло­гии.

В Мо­ск­ве Ф. Ф. Фор­ту­на­тов ис­сле­довал во­про­сы фо­не­ти­ки ин­до­ев­ро­пей­ских язы­ков. Он ус­та­но­вил за­кон пе­реста­нов­ки уда­ре­ний в сла­вян­ских и бал­тий­ских язы­ках в за­ви­си­мо­сти от ин­то­на­ции (за­кон Фор­ту­на­то­ва – де Сос­сю­ра) и по­стро­ил мор­фо­ло­ги­че­скую клас­си­фи­ка­цию язы­ков. В ре­зуль­та­те его на­уч­ной и пре­по­да­ва­тель­ской дея­тель­но­сти в Моск. ун-те сло­жи­лась лин­гвис­ти­че­ская шко­ла (т. н. моск. фор­ту­на­тов­ская шко­ла, изу­чав­шая про­бле­мы ру­си­сти­ки, сла­ви­сти­ки, ком­па­ра­ти­ви­сти­ки, об­щей тео­рии язы­ка), ока­зав­шая боль­шое влия­ние на раз­ви­тие рос. и ев­роп. лин­гвис­ти­ки. Мно­го но­во­го в изу­че­ние рус. язы­ка внёс ос­но­во­по­лож­ник ис­то­ри­че­ской фольк­ло­ри­сти­ки В. Ф. Мил­лер – лин­гвист, ис­то­рик, эт­но­граф и ли­те­ра­ту­ро­вед, ав­тор тру­да «Очер­ки рус­ской на­род­ной сло­вес­но­сти» (т. 1–3, 1897–1924).

Фи­ло­лог-сла­вист А. А. По­теб­ня ис­сле­до­вал «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве» и др. эпи­чес­кие ска­за­ния Древ­ней Ру­си, изу­чал ис­то­ри­че­ские на­род­ные пес­ни Га­ли­ции и Угор­ской Ру­си, зву­ки и грам­ма­ти­ку рус. язы­ка; за­ни­мал­ся раз­ра­бот­кой тео­ре­ти­че­ских во­про­сов отеч. сло­вес­но­сти и об­ще­го язы­ко­зна­ния: соз­дал уче­ние о «внут­рен­ней фор­ме» сло­ва, ана­ли­зи­ро­вал про­бле­мы взаи­мо­свя­зи язы­ка и мыш­ле­ния, при­ро­ды по­эзии и т. д.

На ру­бе­же 19–20 вв. в отеч. язы­ко­зна­нии уг­луб­ля­лись ис­сле­до­ва­ния разл. сто­рон рус. язы­ка – его ис­то­рии, фо­не­ти­ки, грам­ма­ти­ки, диа­лек­то­ло­гии (А. А. Шах­ма­тов, А. И. Со­бо­лев­ский, Р. Ф. Брандт и др.). Про­дол­жа­ли разви­вать­ся тюр­ко­ло­гия (В. В. Рад­лов, К. Г. За­ле­ман и др.), сла­ви­сти­ка (Брандт, Е. Ф. Буд­де и др.), ар­ме­ни­сти­ка (А. И. Том­сон, Н. Я. Марр), кав­ка­зо­ве­де­ние (Марр и др.), ира­ни­сти­ка (За­ле­ман, В. А. Жу­ков­ский, Мил­лер и др.), ин­до­ло­гия (Фор­ту­на­тов и др.), бал­ти­сти­ка (Фор­ту­на­тов, Г. К. Уль­я­нов), мон­го­ло­ве­де­ние (Вла­ди­мир­цов и др.), се­ми­то­ло­гия (П. К. Ко­ков­цов), ас­си­рио­ло­гия (В. С. Го­ле­ни­щев, М. В. Ни­коль­ский и др.), ара­би­сти­ка (И. Ю. Крач­ков­ский и др.) и др. на­прав­ле­ния язы­ко­зна­ния. Ис­сле­до­ва­лись ко­рей­ский и япон­ский язы­ки (Н. И. Кон­рад и др.). За­кла­ды­ва­лись ос­но­вы изу­че­ния ро­ман­ских и гер­ман­ских язы­ков (И. В. Цве­та­ев, Ф. А. Бра­ун и др.). Со­би­ра­лись ма­те­риа­лы по па­лео­ази­ат­ским язы­кам (В. Г. Бо­го­раз, В. И. Ио­хель­сон и др.). В 1891–1916 вы­шел «Сло­варь рус­ско­го язы­ка» под ре­дак­ци­ей Шах­мато­ва.

Пси­хо­ло­гия. Как по­зи­ти­ви­ст­ская нау­ка пси­хо­ло­гия раз­ви­ва­лась в Рос­сии с кон. 19 в. в рам­ках ин­трос­пек­цио­низма (М. М. Тро­иц­кий, Л. М. Ло­па­тин, Н. Я. Грот, Г. И. Чел­па­нов). На осно­ве реф­лек­тор­ной тео­рии пси­хи­ки и концеп­ции «цен­траль­но­го тор­мо­же­ния» И. М. Се­че­нов раз­ра­бо­тал аль­терна­тив­ную про­грам­му пси­хо­ло­гии, по­стро­ен­ной на объ­ек­тив­ном на­блю­дении. Ес­те­ст­вен­но-на­уч­ная ли­ния Се­че­но­ва в пси­хо­ло­гии про­дол­же­на в уче­нии И. П. Пав­ло­ва об ус­лов­ных реф­лек­сах и в реф­лек­со­ло­гии В. М. Бех­те­ре­ва, ис­клю­чив­ших соз­на­ние и др. «субъ­ек­тив­ные» яв­ле­ния из ка­те­го­ри­аль­но­го ап­па­ра­та нау­ки и соз­дав­ших тео­ре­ти­че­скую ос­но­ву для би­хе­вио­риз­ма.

В нач. 20 в. рос. ис­сле­до­ва­те­ля­ми ве­лись но­ва­тор­ские ра­бо­ты в об­лас­ти педа­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии (А. П. Не­ча­ев), пси­хо­ана­ли­за (С. Шпиль­рейн), пси­хо­ло­гии вос­при­ятия и вни­ма­ния (Н. Н. Лан­ге), ха­рак­те­ро­ло­гии (А. Ф. Ла­зур­ский), пси­хо­ло­гии воз­мож­ной эво­лю­ции че­ло­ве­ка (П. Д. Ус­пен­ский).

Со­цио­ло­гия. Ста­нов­ле­ние со­цио­ло­гии в Рос­сии от­но­сит­ся ко 2-й пол. 19 в. К во­про­сам со­цио­ло­гии об­ра­ща­лись ис­то­ри­ки, фи­ло­со­фы, спе­циа­ли­сты по по­ли­ти­че­ской эко­но­мии, юри­сты, пуб­ли­ци­сты. Эм­пи­ри­че­ская со­цио­ло­гия в нач. 20 в. раз­ви­ва­лась в фор­ме со­ци­аль­ной ста­ти­сти­ки. Бо­га­тей­шие ма­те­риа­лы по ус­ло­ви­ям жиз­ни, тру­да, по са­ни­та­рии, об­ра­зо­ва­нию и струк­ту­ре на­се­ле­ния соби­ра­лись в осн. си­ла­ми зем­ских ор­га­ни­за­ций. К нач. 20 в. сис­те­ма­ти­че­ские об­сле­до­ва­ния ве­лись в 17 гу­бер­ни­ях. От­дель­ные об­сле­до­ва­ния со­ци­аль­ных про­блем (бед­ность, пьян­ст­во, са­мо­убий­ст­ва и др.) про­во­ди­лись ре­дак­ция­ми жур­на­лов, на­уч. об­ще­ст­ва­ми, ча­ст­ны­ми ли­ца­ми. Из чис­ла рос. со­цио­ло­гов пер­вых по­ко­ле­ний в ис­то­рии нау­ки ос­та­лись име­на Г. Д. Гур­ви­ча, Е. В. Де Ро­бер­ти, Н. И. Ка­рее­ва, М. М. Ко­ва­лев­ско­го, П. Ф. Ли­ли­ен­фель­да-Тоаля, П. А. Со­ро­ки­на, К. М. Тах­та­рё­ва, Н. С. Ти­ма­ше­ва и др. учё­ных, внёс­ших вклад в со­цио­ло­ги­че­ское про­све­ще­ние и раз­ви­тие со­цио­ло­ги­че­ской тео­рии.

Пе­да­го­ги­ка. В 1830-х гг. в Рос­сии офор­ми­лось раз­де­ле­ние пе­да­го­ги­ки на об­щую (осн. за­ко­ны и на­прав­ле­ния вос­пи­та­ния) и ча­ст­ную («об­ще­ст­вен­ную», «раз­лич­ных со­стоя­ний и зна­че­ний» и др.). Е. О. Гу­гель в нач. 1840-х гг. пре­по­да­вал курс пе­да­го­ги­че­ских дис­ци­п­лин на ос­но­ве ан­тро­по­ло­гии и пси­хо­ло­гии. П. Г. Ред­кин под­чёр­ки­вал осо­бое по­ло­же­ние пе­да­го­ги­ки в сис­те­ме зна­ний как нау­ки «опыт­ной» и од­но­вре­мен­но фи­ло­соф­ской.

Ос­мыс­ле­ние «на­род­но­го вос­пи­та­ния» со­ста­ви­ло за­мет­ную часть жур­наль­ной по­ле­ми­ки ме­ж­ду сла­вя­но­фи­ла­ми (А. С. Хо­мя­ков, И. В. Ки­ре­ев­ский и др.), спо­соб­ст­во­вав­ши­ми ожив­ле­нию об­ще­ст­вен­но­го ин­те­ре­са к ис­то­ри­че­ско­му на­сле­дию отеч. об­ра­зо­ва­ния, и за­пад­ни­ка­ми (Т. Н. Гра­нов­ский, В. П. Бот­кин и др.), зна­ко­мив­ши­ми рос. об­ще­ст­вен­ность с не­мец­кой и фран­цуз­ской пе­да­го­ги­че­ски­ми тео­рия­ми. В 1-й пол. 19 в. ста­ли раз­ви­вать­ся се­мей­ная (В. Ф. Одо­ев­ский и др.) и др. на­прав­ле­ния пе­да­го­ги­ки. По­пыт­ку соз­дать рос. тео­ре­ти­че­ский курс пе­да­го­ги­ки с опо­рой на не­мец­кие ис­точ­ни­ки пред­при­нял А. Г. Обо­дов­ский.

С 1860-х гг. ак­туа­ли­зи­ро­ва­лись идеи об­ще­ст­вен­но­го вос­пи­та­ния. Его це­ли и со­дер­жа­ние об­су­ж­да­лись в дис­кус­си­ях об об­ра­зо­ва­нии – «об­ще­че­ло­ве­че­ском» (Н. И. Пи­ро­гов) и гра­ж­дан­ском, клас­си­че­ском и фор­маль­ном. В обос­но­ва­нии об­ще­ст­вен­но­го вос­пи­та­ния в Рос­сии ве­ду­щее ме­сто при­над­ле­жа­ло тру­дам К. Д. Ушин­ско­го. Изу­че­ние че­ло­ве­ка «во всех от­но­ше­ни­ях» с це­лью его об­ра­зо­ва­ния Ушин­ский рас­смат­ри­вал как осо­бую тео­рию – пе­да­го­ги­че­скую ан­тро­по­ло­гию. Тео­ре­ти­ком и прак­ти­ком сель­ской шко­лы вы­сту­пил С. А. Ра­чин­ский.

В рос. об­ра­зо­ва­тель­ную сис­те­му ак­тив­но во­вле­ка­лись раз­ные на­ро­ды стра­ны. Пред­ло­жен­ная Н. И. Иль­мин­ским сис­те­ма обу­че­ния соз­да­ва­ла аль­тер­на­ти­ву тра­ди­ци­он­но­му му­суль­ман­ско­му об­ра­зо­ва­нию. Д. Д. Се­мё­нов раз­ра­ба­ты­вал про­бле­мы шко­лы для на­ро­дов Кав­ка­за.

К кон. 19 в. чёт­че обо­зна­чи­лась диф­фе­рен­циа­ция отд. об­лас­тей пе­да­го­ги­че­ско­го зна­ния. Поя­ви­лись ори­ги­наль­ные кон­цеп­ции фи­зи­че­ско­го (П. Ф. Лес­гафт) и до­шко­ль­но­го (Е. И. Кон­ра­ди и др.) вос­пи­та­ния. На­ча­лись ис­сле­до­ва­ния по экс­пе­ри­мен­таль­ной пе­да­го­ги­ке. Лич­ность уча­ще­го­ся, её ста­нов­ле­ние вы­дви­га­лись рос. тео­ре­ти­ка­ми как цен­траль­ная про­бле­ма об­ще­ст­вен­но­го вос­пи­та­ния. Идеи пе­да­го­ги­че­ской пси­хо­ло­гии как аль­тер­на­ти­вы офи­ци­аль­ной пе­да­го­ги­ке од­ним из пер­вых раз­вил П. Ф. Кап­те­рев. Со­вер­шен­ст­во­ва­нию гим­на­зи­че­ско­го и ре­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния спо­соб­ст­во­ва­ли тру­ды Н. Х. Вес­се­ля, В. И. Во­до­во­зо­ва и др.

В нач. 20 в. в Рос­сии за­ро­ди­лись ори­ги­наль­ные кон­цеп­ции сво­бод­но­го вос­пи­та­ния (К. Н. Вент­цель, С. Т. Шац­кий и др.), эво­лю­ци­он­ной пе­да­го­ги­ки (В. П. Вах­те­ров), рус. шко­лы (В. Н. Со­ро­ка-Ро­син­ский и др.), тру­до­вой шко­лы (П. П. Блон­ский). Рас­ши­ри­лись ис­сле­до­ва­ния по ис­то­рии пе­да­го­ги­ки.

Эко­но­ми­че­ская нау­ка. По ука­зу имп. Алек­сан­д­ра I в 1803 в рег­ла­мент АН вклю­че­на по­ли­ти­че­ская эко­но­мия, в 1804 пер­вым ака­де­ми­ком по но­во­му раз­ря­ду из­бран А. К. Шторх. Вско­ре на рус. языке из­дан пер­вый курс по­ли­ти­че­ской эко­но­мии Х. А. Шлё­це­ра; К. Ф. Гер­ман за­ло­жил тра­ди­цию ста­ти­сти­че­ских ис­сле­до­ва­ний. В 1818–19 К. И. Ар­сень­ев пред­ло­жил пер­вое на­уч. обос­но­ва­ние эко­но­ми­че­ско­го рай­они­ро­ва­ния стра­ны. В те­че­ние все­го 19 в. про­ис­хо­ди­ла по­ле­ми­ка ме­ж­ду сто­рон­ни­ка­ми фрит­ре­дер­ст­ва (Н. И. Тур­ге­нев, И. В. Вер­над­ский и др.) и про­тек­цио­ни­ста­ми (Н. С. Морд­ви­нов, Д. И. Мен­де­ле­ев и др. отстаи­ва­ли та­риф­ные ог­ра­ни­че­ния для содей­ст­вия отеч. про­мыш­лен­но­сти). С 1840-х гг. дис­кус­си­он­ной ста­ла те­ма кре­сть­ян­ской об­щи­ны. На­род­ни­ки в этой дис­кус­сии обос­но­вы­ва­ли «са­мо­быт­ность» рус. пу­ти про­мыш­лен­но­го раз­ви­тия в рам­ках об­щин­но­го ук­ла­да, с опо­рой на кус­тар­ные про­мыс­лы и ор­гани­за­ци­он­ную по­мощь ин­тел­ли­ген­ции. Их кон­цеп­ция опи­ра­лась на опы­ты эконо­ми­че­ской ком­па­ра­ти­ви­сти­ки («О фор­мах про­мыш­лен­но­сти...» А. К. Кор­са­ка, 1861; «Судь­бы ка­пи­та­лиз­ма в Рос­сии» В. П. Во­рон­цо­ва, 1882, и др.). В 1890-х гг. эта кон­цеп­ция под­вер­глась рез­кой кри­ти­ке со сто­ро­ны «ле­галь­ных мар­ксис­тов» (П. Б. Стру­ве и др.) и В. И. Ле­ни­на, до­ка­зы­вав­ших един­ст­во рус­ско­го и за­пад­но­го эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. Че­рез кри­ти­ку на­род­ни­че­ст­ва, а за­тем мар­ксиз­ма при­шёл к по­строе­нию соб­ст­вен­ной тео­ре­ти­че­ской сис­те­мы по­ли­ти­че­ской эко­но­мии пер­вый рус. эко­но­мист с ми­ро­вым име­нем М. И. Ту­ган-Ба­ра­нов­ский; ме­ж­ду­нар. при­зна­ние ему при­нес­ла мо­дель цик­ли­че­ской ди­на­ми­ки ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ст­ва (1894).

Воз­ник­но­ве­ние мар­жи­на­лиз­ма, став­ше­го на За­па­де гос­под­ствую­щей па­ра­диг­мой эко­но­ми­че­ско­го ана­ли­за 20 в., ма­ло за­тро­ну­ло рос. нау­ку («Эко­но­ми­че­ские очер­ки» В. К. Дмит­рие­ва, 1904). Бо­лее силь­ным ока­за­лось влия­ние мар­ксиз­ма и не­мец­кой ис­то­ри­че­ской шко­лы, в рам­ках ко­то­рой И. И. Ян­жул раз­ра­ба­ты­вал про­бле­мы фи­нан­со­вой нау­ки, В. Э. Ден вы­де­лил в осо­бую дис­ци­п­ли­ну эко­но­ми­че­скую гео­гра­фию, Н. П. Ога­нов­ский раз­вил тео­рию аг­рар­ной эво­лю­ции и ус­ло­вий пе­ре­хо­да к сба­лан­си­ро­ван­ной струк­ту­ре нац. хо­зяй­ст­ва. Вы­со­ко­го на­уч. уров­ня дос­тиг­ла шко­ла зем­ской ста­ти­сти­ки, ко­то­рую воз­глав­ля­ли А. И. Чу­пров и А. Ф. Фор­ту­на­тов. В 1910-е гг. эко­но­ми­сты нео­народ­ни­че­ской, или «ор­га­ни­за­ци­он­но-про­из­вод­ст­вен­ной», шко­лы за­ни­ма­лись ре­ше­ни­ем ши­ро­ко­го кру­га аг­рар­ных про­блем – от мо­де­ли­ро­ва­ния ди­на­ми­ки хо­зяй­ст­ва кре­сть­ян­ских се­мей до ор­га­ни­за­ции разл. форм коо­пе­ра­ции.

Му­зы­коз­на­ние. В Рос­сии 19 в. свет­ское му­зы­ко­ве­де­ние раз­ви­ва­лось вне тра­ди­ций ака­де­ми­че­ской и уни­вер­си­тет­ской нау­ки, уси­лия­ми отд. эн­ту­зиа­стов, про­све­щён­ных лю­би­те­лей, ком­по­зи­то­ров, учё­ных-фи­ло­ло­гов и фи­ло­со­фов, ча­ще все­го в фор­ме жур­наль­ной кри­ти­ки и пуб­ли­ци­сти­ки. Осн. те­ма­ми бы­ли пу­ти раз­ви­тия отеч. му­зы­ки, борь­ба за со­хра­не­ние её са­мо­быт­но­сти при ос­вое­нии ев­роп. ком­по­зи­тор­ской тех­ни­ки, зна­че­ние нар. пес­ни для ком­по­зи­тор­ско­го твор­че­ст­ва (В. Ф. Одо­ев­ский, А. Н. Се­ров, В. В. Ста­сов, Г. А. Ла­рош). Ме­ж­ду­нар. при­зна­ние по­лу­чи­ли мо­но­гра­фи­че­ские тру­ды: «Но­вая био­гра­фия Мо­цар­та» А. Д. Улы­бы­ше­ва (1843) – пер­вое в ев­роп. му­зы­коз­на­нии ис­сле­до­ва­ние о ком­по­зи­то­ре; «Бет­хо­вен и его три сти­ля» В. Ф. Лен­ца (1852); «Ис­то­ри­че­ский эс­киз араб­ской му­зы­ки с древ­ней­ших вре­мён…» А. Ф. Хри­стиа­но­ви­ча (1863). Про­грамм­ные ус­та­нов­ки отеч. му­зы­ко­ве­де­ния со­дер­жат ста­тьи Се­ро­ва «Му­зы­ка, му­зы­каль­ная нау­ка, му­зы­каль­ная пе­да­го­ги­ка» (1864) и Ла­ро­ша «Ис­то­ри­че­ский ме­тод пре­по­да­ва­ния тео­рии му­зы­ки» (1872).

Во 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. соз­да­ны учеб­ни­ки гар­мо­нии П. И. Чай­ков­ско­го (1872) и Н. А. Рим­ско­го-Кор­са­кова (1886), «Ос­но­вы ор­ке­ст­ров­ки» Рим­ско­го-Кор­са­ко­ва (изд. в 1913); опуб­ли­ко­ва­ны ис­сле­до­ва­ния по цер­ков­ной му­зы­ке Древ­ней Ру­си (Д. В. Ра­зу­мов­ско­го, С. В. Смо­лен­ско­го, И. И. Воз­не­сен­ско­го, В. М. Ме­тал­ло­ва, А. В. Пре­об­ра­жен­ско­го), рус. эпи­чес­кой пе­сен­ной тра­ди­ции, нар. мно­го­го­ло­сию (Се­ро­ва, П. П. Со­каль­ско­го, Ю. Н. Мель­гу­но­ва, Н. Е. Паль­чи­ко­ва, Н. М. Ло­па­ти­на, В. П. Про­ку­ни­на), нар. ин­ст­ру­мен­таль­ной му­зы­ке (А. С. Фа­мин­цы­на, Н. И. При­ва­ло­ва), муз. куль­ту­ре За­кав­ка­зья (Д. И. Ара­ки­шви­ли, В. Д. Кор­га­но­ва). Е. Э. Ли­нё­ва впер­вые в Рос­сии при­ме­ни­ла фо­но­граф для за­пи­си нар. пе­сен. Выс­шее дос­ти­же­ние рус. тео­ре­ти­че­ско­го му­зы­коз­на­ния на ру­бе­же 19–20 вв. – мо­но­гра­фия С. И. Та­нее­ва «Под­виж­ной кон­тра­пункт стро­го­го пись­ма» (1909), в ко­то­рой раз­ра­бо­та­на и ма­те­ма­ти­че­ски обос­но­ва­на тео­рия кон­тра­пунк­та. В нач. 20 в. тео­ре­ти­че­ское му­зы­коз­на­ние обо­га­ти­лось тру­да­ми Б. Л. Явор­ско­го (тео­рия ла­до­во­го рит­ма, впер­вые – в «Строе­нии му­зы­каль­ной ре­чи», ч.1–3, 1908) и Г. Э. Ко­ню­са (тео­рия мет­ро­тек­то­низ­ма).

Ис­кус­ст­во­зна­ние как са­мо­стоя­тель­ная дис­ци­п­ли­на воз­ник­ла в Рос­сии в нач. 19 в., ко­гда тео­рию изящ­ных иск-в, а так­же ис­то­рию са­мих ху­до­жеств ста­ли пре­по­да­вать в ви­де отд. кур­сов (впер­вые – в АХ в С.-Пе­тер­бур­ге, с 1802). Пер­во­на­чаль­но ис­кус­ст­во­зна­ние бы­ло не­от­де­ли­мо от ра­бот по ис­то­рии, а позд­нее от ху­дож. кри­ти­ки и эс­сеи­стики (бле­стя­щие об­раз­цы по­след­ней ос­та­ви­ли А. С. Пуш­кин, Н. В. Го­голь, Ф. М. Дос­то­ев­ский и др. рус. пи­са­тели).

Ве­ду­щей те­мой изы­ска­ний рос. ис­кусст­во­зна­ния 2-й пол. 19 – нач. 20 вв. был про­цесс са­мо­оп­ре­де­ле­ния рос. иск-ва и ар­хи­тек­ту­ры на фо­не его свя­зей с Ви­зан­ти­ей и За­пад­ной Ев­ро­пой. В чис­ле вы­даю­щих­ся сис­те­ма­ти­за­то­ров и тео­ре­ти­ков – Ф. И. Бус­ла­ев, Ф. Ф. Гор­но­ста­ев, И. Е. За­бе­лин, Н. П. Ли­ха­чёв, А. В. Пра­хов, Д. А. Ро­вин­ский, Н. П. Соб­ко, В. В. Ста­сов, Н. В. Сул­та­нов, В. В. Су­слов. В 1857 при Моск. ун-те от­кры­лось пер­вое в Рос­сии от­де­ле­ние ис­то­рии ис­кусств.

В нач. 20 в. ши­ро­кое при­зна­ние по­лу­чи­ли тру­ды «Эл­ли­ни­сти­че­ские ос­но­вы ви­зан­тий­ско­го ис­кус­ст­ва» Д. В. Ай­на­ло­ва (1900), «Ико­но­гра­фия Бо­го­ма­те­ри» Н. П. Кон­да­ко­ва (т. 1–2, 1914–15), ра­бо­ты А. И. Ус­пен­ско­го, В. Я. Кур­ба­то­ва, А. Н. Бе­нуа и П. П. Му­ра­то­ва. Ак­тив­но раз­ви­ва­лось так­же изу­че­ние ан­тич­но­сти (В. К. Мальм­берг, М. И. Рос­тов­цев и др.). В 1909–16 под ру­ко­во­дством И. Э. Гра­ба­ря вы­пу­ще­на пер­вая «Ис­то­рия рус­ско­го ис­кус­ст­ва» (т. 1–6, ос­та­лась не­за­вер­шён­ной).

Те­ат­ро­ве­де­ние в 1-й пол. 19 в. су­ще­ст­во­ва­ло в фор­ме жур­наль­ной кри­ти­ки (ста­тьи Пуш­ки­на, Го­го­ля, В. Г. Бе­лин­ско­го); во 2-й пол. 19 в. на­ча­лось на­уч. изу­че­ние ис­то­рии рус. те­ат­ра («Ле­то­пись рус­ско­го те­ат­ра» П. Н. Ара­по­ва, 1861; «Ско­мо­ро­хи на Ру­си» А. С. Фа­мин­цы­на, 1889, а так­же ра­бо­ты И. Е. За­бе­ли­на, Ф. А. Ко­ни, А. И. Воль­фа, Н. С. Ти­хо­нра­во­ва и др.). В те­ат­ро­ве­де­нии на ру­бе­же 19–20 вв. гл. на­прав­ле­ни­ем ос­та­ва­лось ис­то­ри­че­ское (В. Н. Все­во­лод­ский-Герн­г­росс, Б. В. Вар­не­ке, А. Р. Ку­гель, Н. Е. Эф­рос). На­чи­ная с 1910-х гг. тео­рию те­ат­раль­но­го иск-ва ак­тив­но раз­ви­ва­ли прак­ти­ки: В. Э. Мей­ер­хольд («О те­ат­ре», 1913), Н. Н. Ев­реи­нов («Вве­де­ние в мо­но­дра­му», 1909; «Те­атр как та­ко­вой», 1912), Ф. Ф. Ко­мис­сар­жев­ский («Те­ат­раль­ные пре­лю­дии», 1916; «Твор­че­ст­во ак­тё­ра и тео­рия Ста­ни­слав­ско­го», 1916). Иск-во ба­ле­та ис­сле­до­ва­ли К. А. Скаль­ков­ский («Ба­лет, его ис­то­рия и ме­сто в ря­ду изящ­ных ис­кусств», 1882), А. А. Пле­ще­ев («Наш ба­лет», 1896), С. Н. Ху­де­ков («Ис­то­рия тан­цев», ч. 1–4, 1913– 1918), В. Я. Свет­лов («Тер­пси­хо­ра», 1906; «Со­вре­мен­ный ба­лет», 1911).

Вернуться к началу