Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ЛИТЕРАТУРЫ НАРОДОВ РОССИИ В 20 ВЕКЕ

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 739-740

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: К. Султанов

ЛИТЕРАТУРЫ НАРОДОВ РОССИИ В 20 ВЕКЕ

На тер­ри­то­рии Рос­сии, по­ми­мо ли­те­ра­ту­ры на рус­ском язы­ке, су­ще­ст­ву­ют пись­мен­ные про­фес­сио­наль­ные ли­те­ра­ту­ры на язы­ках на­ро­дов Рос­сии: аба­зин­ская, авар­ская, ады­гей­ская, ал­тай­ская, баш­кир­ская, бу­рят­ская, дар­гин­ская, дол­ган­ская, ев­рей­ская, ин­гуш­ская, ка­бар­ди­но-чер­кес­ская, кал­мыц­кая, ка­ра­чае­во-бал­кар­ская, ка­рель­ская, ко­ми-зы­рян­ская и ко­ми-пер­мяц­кая, ко­ряк­ская, ку­мык­ская, лак­ская, лез­гин­ская, ман­сий­ская, ма­рий­ская, мор­дов­ская (мок­ша­н­ская и эр­зян­ская), на­най­ская, не­нец­кая, нивх­ская, но­гай­ская, осе­тин­ская, ру­туль­ская, са­ам­ская, та­ба­са­ран­ская, та­тар­ская, тат­ская, ту­вин­ская, уд­мурт­ская, удэ­гей­ская, ульч­ская, ха­кас­ская, хан­тый­ская, цы­ган­ская, че­чен­ская, чу­ваш­ская, чу­кот­ская, шор­ская, эвен­кий­ская, эвен­ская, эс­ки­мос­ская, юка­гир­ская, якут­ская и др. Их раз­ви­тие в 20 в. оп­ре­де­ля­лось ря­дом об­щих фак­то­ров, к ко­то­рым от­но­сят­ся: ос­но­во­по­ла­гаю­щая роль фольк­ло­ра – пре­ж­де все­го эпи­ческих про­из­ве­де­ний (нарт­ский эпос у кав­каз­ских и «Ал­па­мыш» у тюрк­ских на­ро­дов, «Джан­гар» у кал­мы­ков, «Олон­хо» у яку­тов) как пред­ше­ст­вен­ни­ков и со­пут­ст­вую­щих ис­точ­ни­ков про­фес­сио­наль­ной ли­те­ра­ту­ры; сти­му­ли­рую­щее воз­дей­ст­вие рус. куль­ту­ры и ли­те­ра­ту­ры, со­от­не­сён­ность с об­ще­рос­сий­ским ис­то­ри­ко-куль­тур­ным кон­тек­стом; дея­тель­ность про­све­ти­те­лей – пе­ре­во­дчи­ков, пе­да­го­гов, фольк­ло­ри­стов, эт­но­гра­фов, язы­ко­ве­дов, ис­то­ри­ков, со­ста­ви­те­лей пер­вых сло­ва­рей и хре­сто­ма­тий (та­та­рин К. На­сы­ри, баш­кир М. М. Бик­чу­рин, бал­кар­цы Б. А. Ша­ха­нов и М. К. Аба­ев; И. Я. Яков­лев в Чу­ва­шии, ин­гуш Ч. Ах­ри­ев, ка­ра­чае­вец И. П. Крым­шамха­лов, осе­тин И. Д. Ка­ну­ков и др.); по­яв­ле­ние яр­кой твор­че­ской ин­ди­ви­дуаль­но­сти в ка­че­ст­ве ос­но­во­по­лож­ника нац. ли­те­ра­ту­ры [К. Л. Хе­та­гу­ров в Осе­тии, Шо­лом-Алей­хем у ев­ре­ев, Г. М. Ту­кай в Та­та­рии, А. Е. Ку­ла­ковский и А. И. Соф­ро­нов в Яку­тии, М. Н. Хан­га­лов в Бу­ря­тии, К. Б. Ме­чи­ев в Бал­ка­рии, баш­ки­ры М. К. Ак­мул­ла и М. И. Умет­ба­ев; Г. Е. Ве­ре­ща­гин в Уд­мур­тии, Б. М. Па­чев в Ка­бар­де; Тад­жут­дин (Чан­ка), Г. Ца­да­са и Мах­муд у авар­цев; дар­ги­нец Ба­ты­рай, ку­мы­ки Ир­чи Ка­зак и З. Н. Ба­тыр­мур­заев в Да­ге­ста­не, В. М. Ко­ло­ма­сов и Т. А. Рап­та­нов в Мор­до­вии, и др.]; усвое­ние «за­пад­ной» сис­те­мы жан­ров (но­вел­ла, ро­ман, по­эма в её ви­до­вых мо­ди­фи­ка­ци­ях, со­нет ста­ли вос­при­ни­мать­ся столь же ес­те­ст­вен­но, как и тради­ци­он­ные жан­ры – дас­тан, ру­баи, шаи­ри, тул­ки, йыр, са­рын и др.). Вме­сте с тем ли­те­ра­ту­рам на­ро­дов Рос­сии при­су­ще зна­чи­тель­ное раз­но­об­ра­зие, обу­слов­лен­ное их при­над­леж­но­стью к раз­лич­ным ре­гио­наль­но-эт­ни­че­ским общ­но­стям (Се­вер­ный Кав­каз, По­вол­жье, Си­бирь, Край­ний Се­вер, Даль­ний Вос­ток), тра­ди­ци­он­ным тя­го­те­ни­ем к то­му или ино­му по­лю­су ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ной иден­ти­фи­ка­ции: к хри­сти­ан­ским цен­но­стям в их со­хра­няю­щем­ся со­пряже­нии с язы­че­ски­ми ве­ро­ва­ния­ми (По­вол­жье), к ис­лам­ско­му ми­ру (Се­вер­ный Кав­каз), к буд­дий­ской куль­туре (Кал­мы­кия, Бу­ря­тия). Диф­фе­ренциа­ция ли­те­ра­тур на­ро­дов Рос­сии обу­слов­ле­на так­же тем, что к нач. 20 в. они на­хо­ди­лись на раз­ных ста­ди­ях раз­ви­тия. Так, мно­го­ве­ко­вой опыт име­ют ев­рей­ская и та­тар­ская ли­те­ра­ту­ры; в кон. 19 – нач. 20 вв. сфор­ми­ро­ва­лись чу­ваш­ская, якут­ская, ка­ра­чае­во-бал­кар­ская, уд­мурт­ская, мор­дов­ская, ку­мык­ская ли­те­ра­ту­ры; по­сле 1917 воз­ник­ли ады­гей­ская (ос­но­во­по­лож­ник Цуг Те­учеж), ту­вин­ская (ос­но­во­по­лож­ни­ки О. К. Са­ган-оол, С. А. Са­рыг-оол, С. К. То­ка), а так­же ли­те­ра­ту­ры на­ро­дов Край­не­го Се­ве­ра, Си­би­ри и Даль­не­го Вос­то­ка, не­ко­то­рых на­ро­дов Кав­ка­за.

Од­ним из ре­зуль­та­тов ин­тен­сив­но­го взаи­мо­обо­га­ще­ния ли­те­ра­тур в со­вет­ский пе­ри­од ста­ло яв­ле­ние дву­язы­чия (би­лин­гвизм). Для пред­ста­ви­те­лей бес­пись­мен­ных на­ро­дов об­ра­ще­ние к рус. язы­ку ста­ло куль­тур­ной не­об­хо­ди­мо­стью. Дву­язы­чие – су­ще­ст­вен­ный фак­тор лит. про­цес­са в Рос­сии, о чём, в ча­ст­но­сти, сви­де­тель­ст­ву­ет твор­че­ст­во рус­скоя­зыч­ных да­ге­стан­ца Э. М. Ка­пие­ва, ко­ми-зы­рян­ско­го про­заи­ка М. Н. Ле­бе­де­ва, чу­ваш­ско­го по­эта-би­лин­гва Г. Н. Ай­ги.

Иллюстрация к рассказу Ю. Рытхэу «Пусть уходит лёд». Художник А. Лурье.

Про­за. Ста­нов­ле­ние про­заи­че­ских жан­ров, в том чис­ле ро­ма­на, на­ча­лось в 1920–30-х гг. Уро­вень раз­ви­тия ро­ма­на во мно­гом оп­ре­де­лял ме­ру об­ще­зна­чи­мо­сти на­цио­наль­но­го ху­до­же­ст­вен­но­го опы­та. Чер­ты ро­ман­но­го мыш­ле­ния, тя­го­тею­ще­го к мно­го­мер­но­сти изо­бра­же­ния че­ло­ве­ка в но­вом со­ци­аль­ном про­стран­ст­ве, ощу­ти­мы в про­из­ве­де­ни­ях «На­ши дни» та­та­ри­на Г. Г. Иб­ра­ги­мо­ва (1920), «Муд­реш­кин сын» кал­мы­ка А. М. Амур-Са­на­на (1925), «Шам­буль» ады­гей­ца Т. М. Ке­ра­ше­ва (1929), «Пе­ти­мат» и «Го­лод» че­чен­ца С. С. Ба­дуе­ва (оба 1930), «Сталь­ной ве­тер» ­ма­рийца А. Иг­нать­е­ва (1930–31), «Чёр­ный сун­дук» ка­ра­ча­ев­ца Х. А. Ап­пае­ва (1935–36). Сре­ди важ­ней­ших дос­ти­же­ний нац. ли­те­ра­тур 1930-х гг. – цикл но­велл «По­эт» лак­ца Э. М. Ка­пие­ва (1944). В ро­ма­ни­сти­ке 2-й пол. 20 в. на­блю­да­ет­ся рас­ши­ре­ние сфе­ры са­мо­соз­на­ния ге­роя, уси­ле­ние ху­до­же­ст­вен­ной са­мо­реа­ли­за­ции ха­рак­те­ра, ис­клю­чаю­щей очер­ко­вую опи­са­тель­ность, ди­дак­тизм и са­мо­цель­ность эт­но­гра­физ­ма. Круп­ней­ши­ми яв­ле­ния­ми нац. ли­те­ра­тур ста­ли мно­го­пла­но­вые ро­ма­ны «В да­лё­ком аа­ле» ха­ка­са Н. Г. До­мо­жа­ко­ва (1959), «Чу­дес­ное мгно­ве­ние» (1960), «Зе­лё­ный по­лу­ме­сяц» (1966), «Сло­ман­ная под­кова» (1973) ка­бар­дин­ца А. П. Ке­шо­ко­ва, «По­ющие стре­лы» бу­ря­та А. А. Баль­бу­ро­ва (1962), «Я не су­лю те­бе рая» баш­ки­ра А. Г. Бик­чен­тае­ва (1963), «На­ча­ло го­да» уд­мур­та Г. Д. Кра­силь­ни­ко­ва (1965), «До­ро­га на Мо­ск­ву» чу­ва­ша М. Н. Юх­мы (1966), «По­ка бьёт­ся серд­це» яку­та С. П. Да­ни­ло­ва, «Не­удер­жи­мые» ту­вин­ца О. К. Са­ган-оо­ла, «Род Шо­ге­мо­ко­вых» ка­бар­дин­ца Х. И. Те­уно­ва (все 1967), «Из тьмы ­веков» ин­гу­ша И. М. Ба­зор­ки­на, «Тя­жё­лые жер­но­ва» бал­кар­ца А. М. Теп­пе­ева (оба 1968), «Мы – ка­ре­лы» А. Н. Ти­мо­не­на (1969), «Ро­до­вой герб» (1970) и «Орёл то­чит клюв о ка­мень» (1974) авар­ки Ф. Г. Алие­вой, «Тро­пы из но­чи» (1971), «Рас­ка­ты да­лё­ко­го гро­ма» (1982), «Жер­но­ва» (1993) ады­гей­ца И. Ш. Маш­ба­ша, «Две­ри от­кры­ты на­стежь» (1973), «Гло­ток род­ни­ко­вой во­ды» (1977), «Бар­жа» (1983) ады­гей­ца А. К. Ев­ты­ха, «Руо­ко­ран­та – тро­ст­нико­вый бе­рег» ка­ре­ла Я. В. Ру­гое­ва (1974), «До­ли­на бес­смерт­ни­ков» бу­рята В. Г. Ми­ты­по­ва (1975), «Зул­тур­ган – тра­ва степ­ная» кал­мы­ка А. Б. Бад­мае­ва (1976), «Семь род­ни­ков» та­та­ри­на Г. Б. Ба­ши­ро­ва (1978), «Во­кзал» (1979) и «Кни­га от­ра­же­ний» (1996) но­гай­ца И. С. Ка­пае­ва, «Зар­ни­ца» ко­ми-про­заи­ка Г. А. Фё­до­ро­ва (1982), «Сто­ну­щие те­ни» (1984) и «Вет­ка горь­кой по­лы­ни» (1986) дар­гин­ца Х. М. Алие­ва, «Отец про­ро­ка» дар­гин­ца Ма­го­мед-Ра­су­ла (1995). Во 2-й пол. 20 в. эпи­чес­кая про­за ак­тив­но ос­ваи­ва­ет­ся ли­те­ра­ту­ра­ми на­ро­дов Се­ве­ра: «Амур ши­ро­кий» Г. Г. Ход­же­ра (1964–71), ди­ло­гия «Ха­ни­до и Ха­лер­ха» С. Н. Ку­ри­ло­ва (1968), «Же­нить­ба Ке­вон­гов» В. М. Сан­ги (1975), ро­ма­ны «Ко­гда ки­ты ухо­дят» (1975) и «Ко­нец веч­ной мерз­ло­ты» (1977) Ю. С. Рыт­хэу, «Лю­ди Боль­шой Мед­ве­ди­цы» В. Н. Лед­ко­ва (1977), «Хан­ты, или Звез­да Ут­рен­ней За­ри» Е. Д. Ай­пи­на (1990; пре­мия де­пу­тат­ской Ас­самб­леи ма­ло­чис­лен­ных на­ро­дов Си­би­ри, Се­ве­ра и Даль­не­го Вос­то­ка, 1993).

Боль­шой по­пу­ляр­но­стью в ли­те­ра­турах на­ро­дов Рос­сии поль­зу­ет­ся ли­ри­че­ская про­за, од­но из выс­ших дос­ти­жений ко­то­рой – «Мой Да­ге­стан» Р. Г. Гам­за­то­ва (1967–71) – от­ли­ча­ет­ся сво­бо­дой от жан­ро­вых ка­но­нов, бли­зо­стью к фольк­лор­ной по­эти­ке: при всей апо­ло­гии поч­вен­но­сти и по­эти­за­ции эт­но­сфе­ры здесь впер­вые в ли­те­ра­ту­рах Се­вер­но­го Кав­ка­за пе­ре­да­ёт­ся чув­ст­во че­ло­ве­че­ско­го все­един­ст­ва, не­раз­рыв­ной свя­зи род­но­го и все­лен­ско­го.

Драматургия. Жан­ро­вым раз­но­об­ра­зи­ем от­ме­че­но раз­ви­тие дра­ма­тур­гии, от­ли­ча­ю­щее­ся не­рав­но­мер­но­стью: так, ес­ли пер­вая авар­ская пье­са «Мас­тер» Б. Г. Ма­ла­чи­ха­но­ва поя­ви­лась в 1924, то пер­вая та­ба­са­ран­ская пье­са «От тьмы к све­ту» А. П. Джа­фа­ро­ва – толь­ко че­рез де­сять лет. В 1920–30-е гг. про­бле­ма­ти­ка пьес со­от­вет­ст­во­ва­ла осн. тре­бова­ни­ям со­ци­аль­но ан­га­жи­ро­ван­ной ли­те­ра­ту­ры: уже в на­зва­ни­ях пьес обо­зна­ча­лись суть и ха­рак­тер сце­ни­че­ско­го дей­ст­вия («В ког­тях ада­та» лез­ги­на Г. А. Гад­жи­бе­ко­ва, 1928; «Ра­зо­бла­чён­ный шейх» дар­гин­ца Р. Ну­ро­ва, 1934, и т. п.). Од­на­ко в это же вре­мя по­яв­ля­лись и про­из­ве­де­ния, ко­то­рые до сих пор вы­зы­ва­ют чи­та­тель­ский и зри­тель­ский ин­те­рес (дра­ма ку­мы­ка А. П. Са­ла­ва­то­ва «Ай­га­зи», 1939). В 1950–70-е гг. в нац. дра­ма­тур­гии зна­чи­тель­ное ме­сто за­ня­ли ге­рои­ко-ро­ман­ти­че­ские и ис­то­ри­че­ские дра­мы. Со­бы­тия нац. ис­то­рии на­шли своё от­ра­же­ние в пье­сах бу­рят­ских дра­ма­тур­гов Н. Г. Дам­ди­но­ва («Дор­жи Бан­за­ров», 1969, «Куз­не­цы по­бе­ды», 1971) и Д. Ба­то­жа­бая («Ог­нен­ные го­ды», 1970, «Гро­зо­вой ли­вень», 1973). Ту­ви­нец В. Котк-оол на­пи­сал дра­му о вос­ста­нии ту­вин­ских ара­тов («Сам­ба­жик», 1963), ка­бар­ди­нец А. Т. Шор­та­нов – о вос­со­еди­не­нии Ка­бар­ды с Рос­си­ей («На­веч­но», 1956). Но­вым ша­гом в раз­ви­тии баш­кир­ской дра­ма­тур­гии ста­ли ли­ри­ко-фи­ло­соф­ские дра­мы М. Ка­ри­ма «В ночь лун­но­го за­тме­ния» (1964) и «Стра­на Ай­гуль» (1969). Мо­раль­но-эти­че­ская про­бле­ма­ти­ка оп­ре­де­ли­ла зву­ча­ние пьес ту­вин­цев О. К. Са­ган-оо­ла «На­ста­ло на­ше вре­мя» и С. С. Сю­рюн-оо­ла «Док­тор, вы опо­зда­ли» (обе 1968), ко­ми-дра­ма­тур­га Г. А. Юш­ко­ва «Же­на мое­го дру­га» (1977), уд­мурт­ских ав­то­ров А. С. Бу­то­ли­на и Е. Е. За­гре­би­на. Жанр пси­хо­ло­ги­че­ской дра­мы пред­став­лен в ха­кас­ской дра­ма­тур­гии (пье­са М. Е. Киль­чи­ча­ко­ва «Ожив­шие кам­ни», 1979).

Поэзия. В 1920–70-х гг. по­эзия иг­ра­ла ве­ду­щую роль в ли­те­ра­ту­рах на­ро­дов Рос­сии. Имен­но про­из­ве­де­ния сти­хотв. жан­ров при­нес­ли все­рос­сий­скую из­вест­ность мно­гим вид­ным на­цио­наль­ным ав­то­рам (уд­мурт Ф. И. Ва­силь­ев, чу­ваш М. Сес­пель, та­та­рин М. М. Джа­лиль, лез­гин Су­лей­ман Сталь­ский, калмык Д. Н. Ку­гуль­ти­нов, бу­рят Н. Г. Дам­ди­нов, ман­си Ю. Н. Шес­та­лов, бал­кар­ка Т. М. Зу­ма­ку­ло­ва, но­гай­ка К. У. Темир­бу­ла­то­ва, аба­зи­нец М. Х. Чи­ка­ту­ев, ал­та­ец Б. Я. Бе­дю­ров). С по­эти­че­ски­ми дос­ти­же­ния­ми бы­ло свя­за­но и выс­шее офи­ци­аль­ное при­зна­ние: Гос. пре­мии СССР бы­ли удо­стое­ны: в 1951 – ма­рий­ский по­эт М. И. Ка­за­ков за сбор­ник сти­хов «По­эзия – лю­би­мая под­ру­га» (1950), в 1972 – М. Ка­рим за сбор­ник «Го­дам во­след» (1971), в 1974 – К. Ш. Ку­ли­ев за «Кни­гу зем­ли» (1972); Ле­нин­ской пре­мии – М. М. Джа­лиль в 1957 (по­смерт­но) за цикл «Моа­бит­ская тет­радь» (1942–44), Р. Г. Гам­за­тов в 1963 за кни­гу «Вы­со­кие звёз­ды» (1962).

В 80–90-е гг. 20 в. по­эзия на­ро­дов Рос­сии пе­ре­жи­ла про­цесс ин­тен­сив­но­го жан­ро­во­го обо­га­ще­ния, про­явив­ше­го­ся в ак­тив­ном ос­вое­нии но­вых жан­ров и сти­хо­вых форм (со­нет, вер­либр и др.). Об­ра­ще­ние к раз­лич­ным мо­ди­фи­ка­ци­ям сти­хотв. эпо­са (ли­ри­че­ская, ли­ро­эпи­че­ская по­эма, ро­ман в сти­хах, поэма-мо­но­лог и т. п.), воз­рас­таю­щее зна­че­ние ме­ди­та­тив­но­го на­ча­ла и фи­ло­соф­ских тем, а так­же тем ис­то­ри­че­ской па­мя­ти и на­цио­наль­но­го са­мо­соз­на­ния – эти тен­ден­ции ста­ли об­ще­зна­чи­мы­ми в раз­ви­тии по­эзии на­ро­дов Рос­сии на ру­бе­же 20 и 21 вв.

Вернуться к началу