Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 740-743

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




ПОСТСОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

Глав­ны­ми со­бы­тия­ми в лит. жиз­ни 90-х гг. 20 в. ста­ли от­ме­на цен­зу­ры и ос­во­бо­ж­де­ние ли­те­ра­ту­ры от пар­тий­но-го­су­дар­ст­вен­но­го кон­тро­ля. По­сле рас­па­да СССР в 1991 раз­ру­ши­лось и не­ко­гда еди­ное про­стран­ст­во со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры. Про­цесс этот со­вме­щал в се­бе как по­ло­жи­тель­ные, так и от­ри­ца­тель­ные тен­ден­ции: пла­той за об­ре­те­ние сво­бо­ды сло­ва стал рас­пад пло­до­твор­ных свя­зей ме­ж­ду на­цио­наль­ны­ми ли­те­ра­ту­ра­ми, сре­ди ко­то­рых рус. ли­те­ра­ту­ра за­ни­ма­ла по­ло­же­ние ес­те­ст­вен­но­го ли­де­ра.

Ос­во­бо­ж­де­ние жур­на­лов и из­да­тельств от гос. опе­ки по­зво­ли­ло им прово­дить са­мо­стоя­тель­ную ли­те­ра­тур­ную по­ли­ти­ку. Поя­ви­лась воз­мож­ность пуб­ли­ка­ции ра­нее за­пре­щён­ных и не­пе­ре­из­да­вав­ших­ся про­из­ве­де­ний В. В. Ро­за­но­ва, А. П. Пла­то­но­ва, Е. И. За­мя­ти­на, Б. Л. Пас­тер­на­ка, В. В. На­бо­ко­ва, А. И. Сол­же­ни­цы­на, Ю. О. Дом­бров­ско­го, В. Т. Ша­ла­мо­ва, М. И. Цве­тае­вой, А. А. Ах­ма­то­вой, Н. А. Клюе­ва, В. Ф. Хо­да­се­ви­ча, Г. В. Ива­но­ва, И. А. Брод­ско­го и др. Осо­бен­ность си­туа­ции кон. 1980-х – 1-й пол. 1990-х гг. за­ключа­лась в том, что пик по­пу­ляр­но­сти «тол­стых» ли­те­ра­тур­ных жур­на­лов (ти­раж «Но­во­го ми­ра» в 1991 со­став­лял 4 млн.экз.) при­шёл­ся на мо­мент, ко­гда в них пе­ча­та­лись про­из­ве­де­ния, на­пи­сан­ные де­ся­ти­ле­тия на­зад.

С па­де­ни­ем ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма вы­рос­ла чи­та­тель­ская по­пу­ляр­ность пи­са­те­лей-эмиг­ран­тов, по­ки­нув­ших Рос­сию в 70–80-х гг. (В. П. Ак­сё­нов, Г. Н. Вла­ди­мов, В. Н. Вой­но­вич, С. Д. Дов­ла­тов, В. Е. Мак­си­мов, Са­ша Со­ко­лов и др.). Пуб­ли­ка­ция в Рос­сии фи­ло­ло­ги­че­ской про­зы А. Д. Си­няв­ского (пре­ж­де все­го, кни­ги «Про­гул­ки с Пуш­ки­ным», 1993) со­про­во­ж­да­лась бур­ной по­ле­ми­кой в пе­ча­ти. Од­ним из пер­вых (в 1990) вер­нул­ся в Рос­сию по­эт Ю. М. Куб­ла­нов­ский, вы­слан­ный из СССР в 1982. В 1994 прие­хал из Аме­ри­ки А. И. Сол­же­ни­цын, от ко­то­ро­го мно­гие жда­ли ре­ши­тель­ных по­ли­ти­че­ских за­яв­ле­ний в про­дол­же­ние его эс­се «Как нам обу­строить Рос­сию» (1990) и да­же про­чи­ли его в гос. ли­де­ры; од­на­ко на ро­ди­не пи­са­тель об­ра­тил­ся к ли­те­ра­тур­ным и на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ским за­ня­ти­ям, на­пи­сав ме­му­ар­ную кни­гу «Уго­ди­ло зёр­ныш­ко про­меж двух жер­но­вов» (опубл. в 1998–2001), «дву­ча­ст­ные рас­ска­зы», цикл эс­се о пи­са­те­лях «Ли­те­ра­тур­ная кол­лек­ция» (2-я пол. 1990-х гг.), а так­же двух­том­ное ис­сле­до­ва­ние о ев­ре­ях в Рос­сии «Две­сти лет вме­сте» (2001– 2002).

По­сле край­не по­ли­ти­зи­ро­ван­ных кри­ти­че­ских дис­кус­сий ру­бе­жа 1980-х – 1990-х гг., ко­гда на пер­вом пла­не ока­за­лись вза­им­ные об­ви­не­ния в идео­ло­ги­че­ских гре­хах, в сер. 1990-х гг. ожи­ви­лась соб­ст­вен­но лит. по­ле­ми­ка, не свя­зан­ная с по­ли­ти­че­ски­ми про­бле­ма­ми. Воз­ник фе­но­мен «га­зет­ной» кри­ти­ки (со­пер­ни­че­ст­во «Ли­те­ра­тур­ной га­зе­ты», со­хра­няю­щей при­вер­жен­ность тра­ди­ци­ям, с эс­те­ти­че­ски бо­лее ра­ди­каль­ными от­де­ла­ми ли­те­ра­ту­ры в «Не­за­виси­мой га­зе­те» и газ. «Се­го­дня»). В ши­ро­ком диа­па­зо­не идей­ных и эс­те­ти­че­ских на­прав­ле­ний ро­ж­да­лись но­вые лит. жур­на­лы и аль­ма­на­хи; они обыч­но вы­пус­ка­лись ма­лы­ми ти­ра­жа­ми и не­ред­ко но­си­ли эфе­мер­ный ха­рак­тер.

По­сле ко­рот­ко­го жур­наль­но­го «бу­ма» на­ча­лось стре­ми­тель­ное па­де­ние ти­ра­жей «тол­стых» лит. жур­на­лов, что по­бу­ди­ло кри­ти­ку в сер. 1990-х гг. под­нять во­прос о «кон­це жур­на­лов». Тем не ме­нее имен­но в тол­стых жур­на­лах про­дол­жа­ли пуб­ли­ко­вать свои но­вые про­из­ве­де­ния поч­ти все зна­чи­тель­ные пи­са­те­ли раз­ных по­ко­ле­ний.

От­сут­ст­вие на­ла­жен­но­го кни­го­рас­про­ст­ра­не­ния (осо­бен­но в про­вин­ции), па­де­ние ро­ли ли­те­ра­ту­ры в об­ще­ст­вен­ной жиз­ни, ак­тив­ный про­рыв на книж­ный ры­нок мас­со­вой ли­тера­ту­ры (бое­ви­ки, трил­ле­ры, де­тек­тивы, «дам­ская» про­за и т. п.) при­ве­ли к дез­ори­ен­та­ции чи­та­те­ля и к раз­ры­ву ме­ж­ду чи­та­тель­ски­ми пред­поч­те­ния­ми и оцен­ка­ми кри­ти­ки. Так, на­шу­мев­шие ро­ма­ны В. О. Пе­ле­ви­на («Ча­па­ев и пус­то­та», 1996, «Generation "П"», 1999) и А. А. Про­хано­ва («Гос­по­дин "Гек­со­ген"», 2002) ­были оце­не­ны серь­ёз­ной кри­ти­кой до­воль­но низ­ко, в то вре­мя как ху­до­же­ст­вен­но бо­лее со­вер­шен­ная про­за В. В. Ли­чу­ти­на, А. А. Ки­ма, А. В. Дмит­рие­ва и С. В. Ва­си­лен­ко не име­ла гром­ко­го чи­та­тель­ско­го ус­пе­ха. Эпо­ха не вы­дви­ну­ла яв­ных пи­са­тель­ских ли­де­ров и не бы­ла оз­на­ме­но­ва­на зна­ко­вы­ми про­из­ве­де­ния­ми; мож­но го­во­рить лишь о наи­бо­лее ак­тив­но об­су­ж­дае­мых ве­щах, а так­же о кни­гах, имев­ших ши­ро­кий чи­та­тель­ский ус­пех, но при этом не при­над­ле­жав­ших к за­каз­ной мас­со­вой ли­те­ра­ту­ре: та­ко­вы ро­ма­ны «Ге­не­рал и его ар­мия» Г. Н. Вла­ди­мо­ва (1997) и «Ан­де­гра­унд, или Ге­рой на­ше­го вре­ме­ни» В. С. Ма­ка­ни­на (1998), по­вес­ти «Ца­ри­ца сму­ты» Л. И. Бо­ро­ди­на (1996) и «Ка­зён­ная сказ­ка» О. О. Пав­ло­ва (1994), са­ти­ри­че­ский ро­ман «Коз­лё­нок в мо­ло­ке» Ю. М. По­ля­ко­ва (1996), рас­ска­зы Л. С. Пет­ру­шев­ской и Т. Н. Тол­стой, про­за В. Г. Со­ро­ки­на, про­из­ве­де­ния Б. Аку­ни­на (псев­до­ним фи­ло­ло­га и пе­ре­во­дчи­ка Г. Ш. Чхар­ти­шви­ли), ра­бо­таю­ще­го на сты­ке «мас­со­вой» и «серь­ёз­ной» про­зы.

За­мет­ным со­быти­ем ста­ла пуб­ли­ка­ция в 1987 в «Но­вом ми­ре» ро­ма­на А. Г. Би­то­ва «Пуш­кин­ский дом» (на­пи­сан в 1964–71), ко­то­рый был вы­со­ко оце­нён не толь­ко стар­шим, но и но­вым лит. по­ко­ле­ни­ем, ус­мот­рев­шим в нём стрем­ле­ние к ра­дикаль­ной ре­фор­ме язы­ка и сти­ля (ци­тат­ность, иг­ра с клас­си­че­ски­ми ал­лю­зия­ми, слож­ный куль­тур­ный кон­текст как аль­тер­на­ти­ва на­ив­но­му реа­лиз­му и т. п.). На­ря­ду с В. В. На­бо­ко­вым Би­това про­воз­гла­си­ли пред­те­чей рус­ско­го лит. по­стмо­дер­низ­ма. В 1989 бы­ла опуб­ли­ко­ва­на пол­ная вер­сия ро­ма­на Ф. А. Ис­кан­де­ра «Сан­д­ро из Че­ге­ма», явив­ше­го­ся вме­сте с са­ти­ри­че­ской по­вестью «Кро­ли­ки и уда­вы» (1987) и фи­ло­соф­ско-пси­хо­ло­ги­че­ским ро­ма­ном «Че­ло­век и его ок­ре­ст­но­сти» (1992) выс­шим взлё­том его твор­че­ст­ва. В но­вом ка­че­ст­ве пред­стал пе­ред чи­та­те­ля­ми В. И. Бе­лов, на­пи­сав­ший и опуб­лико­вав­ший в 1989–94 ро­ман-хро­ни­ку «Год ве­ли­ко­го пе­ре­ло­ма» – о тра­ги­че­ских со­бы­ти­ях в рус. де­рев­не 30-х гг. 20 в. (про­дол­же­ние ро­ма­на «Ка­ну­ны», 1972–87). Зна­чи­тель­ным ли­те­ра­тур­ным со­бы­ти­ем ста­ли пуб­ли­ка­ции глав из неза­вер­шён­но­го «во­ен­но­го» (а по смыс­лу ан­ти­во­ен­но­го) ро­ма­на «Про­кля­ты и уби­ты» (1992, 1994) и по­вес­тей на во­ен­ную те­му «Так хо­чет­ся жить» (1995), «Обер­тон» (1996), «Ве­сё­лый сол­дат» (1998) В. П. Ас­тафь­е­ва.

На ру­бе­же 1990-х гг. гром­ко за­яв­ля­ет о се­бе ра­нее по­лу­за­прет­ная ан­ти­то­та­ли­тар­ная те­ма, что бы­ло сти­му­ли­ро­ва­но по­яв­ле­ни­ем в пе­ча­ти глав­ных «ла­гер­ных» про­из­ве­де­ний 20 в. – «Ар­хи­пе­ла­га ГУЛАГ» Сол­же­ни­цы­на (1990) и «Ко­лым­ских рас­ска­зов» В. Т. Ша­ла­мо­ва (1992). Гром­кий об­ще­ст­вен­ный ре­зонанс, вы­зван­ный пуб­ли­ка­ци­ей в ж. «Ок­тябрь» в кон. 1980-х гг. ра­нее за­пре­щён­но­го ро­ма­на В. С. Гросс­ма­на «Жизнь и судь­ба» (за­кон­чен в 1960 как про­дол­же­ние ро­ма­на «За пра­вое де­ло», от­дель­ной кни­гой вы­шел в 1988), в зна­чи­тель­ной ме­ре объ­яс­ня­ет­ся ши­ро­ким фи­лос. ос­мыс­ле­ни­ем те­мы ста­лин­ских ре­прес­сий. На во­про­сы о том, на­сколь­ко мо­жет быть сво­бод­на лич­ность в го­су­дар­ст­ве и на­сколь­ко её жизнь рег­ла­мен­ти­ру­ет­ся судь­бой, т. е. внеш­ни­ми об­стоя­тель­ст­ва­ми, ро­ман да­ёт пес­си­ми­сти­че­ский от­вет. Этим бы­ла вы­зва­на край­няя раз­но­ре­чи­вость вос­при­ятия ро­ма­на кри­ти­кой и чи­та­те­ля­ми, мно­гие из ко­то­рых уви­де­ли в нём дис­кре­ди­та­цию по­бе­ды СССР в Вел. Отеч. вой­не. По­яв­ле­ние по­вес­ти Г. Н. Вла­ди­мо­ва «Вер­ный Рус­лан» (опубл. впер­вые на За­па­де в 1975, в СССР – в 1989), ро­ма­на Дом­бров­ско­го «Фа­куль­тет не­нуж­ных ве­щей» (1988), ав­то­био­гра­фи­че­ских по­ве­ст­во­ва­ний А. В. Жи­гу­ли­на «Чёр­ные кам­ни» (1988) и О. В. Вол­ко­ва «По­гру­же­ние во тьму» (1989), а так­же об­на­ро­до­ва­ние ме­му­ар­ных и эпи­сто­ляр­ных до­ку­мен­тов, за­тра­ги­вав­ших те­му ре­прес­сий, за­ста­ви­ло мил­лио­ны лю­дей ина­че взгля­нуть на ис­то­рию Рос­сии 20 в.

По­яв­ле­ние «дру­гой», или «аль­тер­на­тив­ной», ли­те­ра­ту­ры бы­ло про­воз­гла­ше­но в 1990 Викт. В. Еро­фее­вым в ст. «По­мин­ки по со­вет­ской ли­те­ра­ту­ре» («Ли­те­ра­тур­ная га­зе­та», № 27), где вся со­вет­ская ли­те­ра­ту­ра (осо­бен­но пе­рио­да «за­стоя») бы­ла объ­яв­ле­на фик­ци­ей. Са­мым гром­ким с от­тен­ком скан­даль­но­сти фе­но­ме­ном 1990-х гг. стал рус­ский по­стмо­дер­низм, пред­став­лен­ный твор­че­ст­вом по­этов Д. А. При­го­ва и Л. С. Ру­бин­штей­на, про­заи­ка В. Г. Со­ро­ки­на, кри­ти­ка В. Н. Ку­ри­цы­на, объ­я­вив­ше­го по­стмо­дер­низм об­щим со­стоя­ни­ем ми­ро­вой куль­ту­ры в кон. 20 в. К по­стмо­дер­ни­ст­ским тек­стам не­ко­то­рые кри­ти­ки от­но­си­ли ­также про­зу Т. Н. Тол­стой и по­эзию Т. Ки­би­ро­ва; пред­ше­ст­вен­ни­ка­ми на­прав­ле­ния на­зы­ва­лись пре­ж­де все­го На­бо­ков, Са­ша Со­ко­лов и Би­тов. Сре­ди осн. осо­бен­но­стей рус. по­стмо­дер­низ­ма (за­им­ст­во­ван­ных им у по­ст­мо­дер­низ­ма за­пад­но­го) – прин­цип сво­бод­ной иро­ни­че­ской иг­ры с ма­те­риа­лом, фраг­мен­тар­ность по­ве­ст­во­ва­ния, са­мо­па­ро­ди­ро­ва­ние, пе­ре­жи­ва­ние ми­ра как хао­са, на­де­лён­но­го чер­та­ми аб­сурд­ной не­мо­ти­ви­ро­ван­ной жес­то­ко­сти (ро­ма­ны Со­ро­ки­на).

Про­за. В кон. 20 – нач. 21 вв. в рус. про­зе вы­де­ля­лись сле­дую­щие ос­нов­ные те­ма­ти­че­ские на­прав­ле­ния: со­ци­аль­но-пси­хо­ло­ги­че­ская про­за (А. А. Азоль­ский, П. М. Алеш­ков­ский, Л. И. Бо­ро­дин, М. А. Вор­фо­ло­ме­ев, А. В. Дмит­ри­ев, Б. П. Еки­мов, О. Н. Ер­ма­ков, С. Е. Ка­ле­дин, Р. Т. Ки­ре­ев, А. М. Ме­ли­хов, Ю. М. По­ля­ков, А. И. При­став­кин, Р. Х. Солн­цев и др.); ис­то­ри­ко-фи­ло­соф­ская про­за (Бо­ро­дин, Ю. В. Да­вы­дов, М. Н. Ку­ра­ев и др.); на­тур­фи­ло­соф­ская про­за (А. А. Ким, В. В. Ли­чу­тин); совр. ан­ти­уто­пии (А. А. Ка­ба­ков, Ю. А. Коз­лов, А. Н. Кур­чат­кин); экс­пе­ри­мен­таль­но-иг­ро­вая про­за (В. Г. По­пов, Е. А. По­пов, В. А. Пье­цух и др.); по­ли­ти­че­ская про­за (ро­ма­ны А. А. Про­ха­но­ва). В раз­ных жан­ро­вых и те­ма­ти­че­ских на­прав­ле­ни­ях ра­бо­тал ли­дер по­ко­ле­ния «со­ро­ка­лет­них» В. С. Ма­ка­нин. Поя­ви­лись но­вые за­мет­ные име­на: Ю. В. Буй­да, М. В. Бу­тов, А. Н. Вар­ла­мов, О. О. Пав­лов, А. Ю. Се­гень, А. И. Сла­пов­ский, С. Со­ло­ух, А. А. Яков­лев и др.

В нач. 1990-х гг. воз­ни­ка­ет са­мо­стоя­тель­ное те­че­ние «жен­ской про­зы». Сбор­ни­ки «Не пом­ня­щая зла» (1990) и «Но­вые ама­зон­ки» (1991), объ­е­ди­нив­шие ряд пи­са­тель­ниц (С. В. Ва­си­лен­ко, Н. В. Гор­ла­но­ва, М. А. Па­лей, И. Н. По­лян­ская, Е. Та­ра­со­ва и др.), вы­шли с про­грамм­ны­ми за­яв­ле­ния­ми, в ко­то­рых объ­яв­ля­лось об осо­бом ста­ту­се жен­ско­го твор­че­ст­ва в тра­ди­ци­он­но «пат­ри­ар­халь­ной» Рос­сии. Фе­но­мен рус­ской жен­ской про­зы ак­тив­но об­су­ждал­ся как отеч. кри­ти­кой, так и за­рубеж­ной сла­ви­сти­кой. Особ­ня­ком сре­ди жен­щин-про­заи­ков стоя­ли Тол­стая и  Пет­ру­шев­ская с их «муж­ской» мрач­но­ва­той фи­ло­со­фич­но­стью и прит­че­об­раз­но­стью. В кон. 1990-х гг. в ли­де­ры по чи­та­тель­ско­му ус­пе­ху вы­шла Л. Е. Улиц­кая. За­мет­ное яв­ле­ние про­зы кон­ца ве­ка – по­вес­ти и ро­ма­ны М. А. Виш­не­вец­кой и О. А. Слав­ни­ко­вой.

По­эзия. По­эти­че­ская жизнь 1990-х гг. со­сре­до­то­чи­лась гл. обр. в мно­го­чис­лен­ных клу­бах и «са­ло­нах» (осо­бен­но – в Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге), а так­же на стра­ни­цах ма­ло­ти­раж­ных сбор­ни­ков и аль­ма­на­хов. Ме­ж­ду тем имен­но в это вре­мя в рус. по­эзии про­ис­хо­дит пе­ре­ос­мыс­ле­ние ря­да жан­ро­во-эс­те­ти­че­ских по­ня­тий, иг­рав­ших важ­ную роль в её ис­то­рии. Ис­че­за­ет про­ти­во­пос­тав­ле­ние «ти­хой» и «эс­т­рад­ной» по­эзии. Де­ле­ние по­этов на «ар­хаи­стов» и «но­ва­то­ров» (Ю. Н. Ты­ня­нов), имев­шее боль­шое зна­че­ние для рус. ли­те­ра­ту­ры, в но­вом кон­тек­сте ут­ра­чи­ва­ет смысл: с од­ной сто­ро­ны, при­леж­ное сле­до­ва­ние тра­ди­ции и да­же соз­на­тель­ная ар­хаи­за­ция сти­ха (на рит­ми­че­ском, лек­си­че­ском и смы­сло­вом уров­нях) ино­гда ста­но­вят­ся ра­ди­каль­ным спо­со­бом его об­нов­ле­ния (М. А. Аме­лин, Б. Н. Ев­се­ев, Куб­ла­нов­ский, М. В. Ку­ди­мо­ва, И. С. Ме­ла­мед и др.), а по­рой обо­ра­чи­ва­ют­ся и от­кро­вен­ным по­стмо­дер­ни­ст­ским при­ё­мом, ре­ляти­ви­зи­рую­щим про­ти­во­пос­тав­ле­ние серь­ёз­но­го и иро­ни­че­ско­го, пря­мо­го ав­тор­ско­го сло­ва и ци­та­ты (Ки­би­ров, В. А. Пав­ло­ва и др.); с дру­гой сто­ро­ны, аван­гард­ная по­эзия в ли­це её наи­бо­лее вер­ных адеп­тов (А. А. Воз­не­сен­ский, В. А. Со­сно­ра, из но­вых – Ры Ни­ко­но­ва и др.) ока­зы­ва­ет­ся бо­лее тра­ди­ци­он­ной и да­же ар­ха­ич­ной.

Зая­вив­шие о се­бе в 1980-е гг. как «ме­та­ме­та­фо­ри­сты» (оп­ре­де­ле­ние кри­ти­ка К. А. Кед­ро­ва) А. В. Ерё­мен­ко, И. Ф. Жда­нов, А. М. Пар­щи­ков уже не пред­став­ля­ют це­ло­ст­но­го на­прав­ле­ния и ли­бо вы­сту­па­ют как са­мо­стоя­тель­ные по­эты, ли­бо на­дол­го за­мол­ка­ют (Ерё­мен­ко). Про­дук­тив­но ра­бо­та­ют в это вре­мя Б. А. Ах­ма­ду­ли­на, Е. И. Бла­же­ев­ский, Б. М. Вик­то­ров, С. М. Ганд­лев­ский (с сер. 90-х гг. об­ра­тил­ся к про­зе), Г. Я. Гор­бов­ский, Н. Ф. Дмит­ри­ев, Е. А. Ев­ту­шен­ко, С. В. Ке­ко­ва, Б. Кен­же­ев, В. Н. Кор­ни­лов, В. А. Ко­ст­ров, В. Б. Кри­ву­лин, Ю. П. Куз­не­цов, А. С. Куш­нер, И. Л. Лис­нян­ская, С. И. Лип­кин, Е. Б. Рейн, Г. А. Ру­са­ков, О. А. Се­да­ко­ва, В. Н. Со­ко­лов, О. Г. Чу­хон­цев, Е. А. Шварц и др. В тра­ди­ци­он­ной, про­ти­во­стоя­щей по­стмо­дер­ни­ст­ским но­ва­ци­ям ма­не­ре пи­са­ли Е. Л. Бер­шин, А. Д. Бо­га­тых, М. Р. Гав­рю­шин, Н. В. Ляс­ков­ская (Се­гень), С. Б. Мак­си­мо­ва, И. А. Ка­быш, О. Ни­ко­лае­ва, Э. Б. Ра­кит­ская. Яр­ким по­эти­че­ским от­кры­ти­ем кон. 1990-х гг. ста­ли сти­хи ека­те­рин­бург­ско­го по­эта Б. Б. Ры­же­го.

Про­вин­ци­аль­ная по­эзия, поч­ти не­из­вест­ная в сто­ли­це, бла­го­да­ря рас­ши­рив­шим­ся воз­мож­но­стям кни­го­из­да­ния, в том чис­ле из­да­ния книг за счёт ав­то­ра, ста­ла иг­рать зна­чи­тель­ную роль в куль­тур­ной жиз­ни рос. ре­гио­нов. Важ­ную ра­бо­ту по ор­га­ни­за­ции про­вин­ци­аль­но­го ли­те­ра­тур­но­го про­стран­ст­ва про­де­ла­ли крас­но­яр­ский альм. «День и ночь» (ред. Р. Х. Солн­цев) и жур­нал «Рус­ская про­вин­ция» (Нов­го­род–Псков– Тверь, ред. М. Г. Пет­ров). В кон­це 1990-х гг. разл. сою­за­ми пи­са­те­лей бы­ли про­ве­де­ны об­ще­рос­сий­ские со­ве­ща­ния мо­ло­дых ли­те­ра­то­ров в Мо­ск­ве, Яро­слав­ле и др. го­ро­дах. В Мо­ск­ве и С.-Пе­тер­бур­ге ста­ло тра­ди­ци­он­ным про­ве­де­ние по­эти­че­ских фес­ти­ва­лей.

П. В. Ба­син­ский.

Пост­со­вет­ский пе­ри­од. Лит.: Род­нян­ская И. Б. Ли­те­ра­тур­ное се­ми­ле­тие: 1987–1994. М., 1995; Бон­да­рен­ко В. Г. Ре­аль­ная ли­те­ра­ту­ра: 20 луч­ших пи­са­те­лей Рос­сии. М., 1996; Ли­по­вец­кий М. Н. Рус­ский по­стмо­дер­низм. Ека­те­рин­бург, 1997; Не­мзер А. С. Ли­те­ра­тур­ное се­го­дня: О рус­ской про­зе. 90-е. М., 1998; Ско­ро­па­но­ва И. С. Рус­ская по­стмо­дерни­ст­ская ли­те­ра­ту­ра. М., 1999; Ку­ри­цын В. Н. Рус­ский ли­те­ра­тур­ный по­стмо­дер­низм. М., 2001.

Об­щая ли­те­ра­ту­ра. Крат­кая ли­те­ра­тур­ная эн­цик­ло­пе­дия. М., 1962–1978. Т. 1–9; Ис­тория рус­ско­го ро­ма­на: В 2 т. М.; Л., 1962–1964; Ис­то­рия рус­ской по­эзии: В 2 т. Л., 1968–1969; Ви­но­гра­дов В. В. По­эти­ка рус­ской ли­те­ра­ту­ры. М., 1976; Ис­то­рия рус­ской ли­те­ра­ту­ры: В 4 т. Л., 1980–1983; Ба­евский В. С. Ис­то­рия рус­ской по­эзии, 1730–1980. 3-е изд. М., 1996; Гас­па­ров М. Л. Очерк ис­то­рии рус­ско­го сти­ха. 2-е изд. М., 2000.

Вернуться к началу