Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

Эпоха «застоя»

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том РОССИЯ. Москва, 2004, стр. 819-821

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: Е. Я. Марголит

Эпоха «застоя»

Кадр из анимационного фильма «Винни Пух идёт в гости». Режиссёр Ф.С. Хитрук. 1971.

Од­ним из су­ще­ст­вен­ных про­яв­ле­ний про­цес­са рас­па­да еди­но­го куль­тур­но­го про­стран­ст­ва яви­лась диф­фе­рен­циа­ция ки­но­ау­ди­то­рии и ки­но­про­дук­ции. К кон­цу 1960-х гг. (впер­вые по­сле 1920-х гг.) воз­ник­ла чёт­кая оп­по­зи­ция мас­со­во­го и экс­пе­ри­мен­таль­но­го ки­но. Ес­ли для по­след­не­го ха­рак­тер­ны по­эти­ка внут­рен­не­го мо­но­ло­га с её мно­го­об­ра­зи­ем ас­социа­тив­ных свя­зей, а так­же сме­ше­ние жан­ров внут­ри про­из­ве­де­ния, то для пер­во­го – тя­го­те­ние к тра­ди­ци­он­ным жан­ро­вым ка­но­нам, под­чёрк­ну­той объ­ек­ти­ви­за­ции и жё­ст­кой фа­буль­но­сти. Мас­со­вая ау­ди­то­рия от­да­ва­ла пред­поч­те­ние жан­рам аван­тюр­но­го филь­ма, бы­то­вой ме­ло­дра­мы, трю­ко­вой ко­ме­дии. При­над­леж­ность этой про­дук­ции к мас­со­вой куль­ту­ре ска­зы­ва­лась и в уси­ли­вав­шем­ся тя­го­те­нии к се­ри­аль­но­сти – цикл филь­мов Э. Г. Ке­о­сая­на с уча­сти­ем по­сто­ян­ной чет­вёр­ки ге­ро­ев («Не­уло­ви­мые мсти­те­ли», 1967, «Но­вые при­клю­че­ния не­уло­ви­мых», 1968, и др.), цикл В. Д. Дор­ма­на о «ре­зи­ден­те» («Ошиб­ка ре­зи­ден­та», 1968, «Судь­ба ре­зи­ден­та», 1970) и др. В 1970-е гг. эта тен­ден­ция на­шла опо­ру в стре­ми­тель­но раз­ви­вав­шем­ся те­ле­ви­зи­он­ном ки­но, ос­но­вой ко­то­ро­го ста­но­ви­лась по­пу­ляр­ная бел­лет­ри­сти­ка – «Сем­на­дцать мгно­ве­ний вес­ны» Т. М. Ли­оз­но­вой (1973), «Те­ни ис­че­за­ют в пол­день» (1972–74) и «Веч­ный зов» (1976–83) В. А. Крас­но­поль­ско­го и В. И. Ус­ко­ва, бы­то­вые ко­ме­дий­ные се­риа­лы «Боль­шая пе­ре­ме­на» (1973) и «По се­мей­ным об­стоя­тель­ст­вам» А. А. Ко­ре­не­ва (1977).

Оба ти­па ки­не­ма­то­гра­фа пре­бы­ва­ли в пло­до­твор­ном диа­ло­ге с сер. 1960-х и до нач. 1970-х гг. Офи­ци­аль­ная по­ли­ти­ка оп­ре­де­ля­лась в по­ста­нов­ле­нии ЦК КПСС 1972 «О ме­рах по даль­ней­ше­му раз­ви­тию со­вет­ской ки­не­ма­то­гра­фии», где мас­со­вость вы­сту­па­ла си­но­ни­мом на­род­но­сти и идей­но­сти. Экс­пе­ри­мен­таль­ное ки­но сдви­га­лось в плос­кость «эли­тар­но­го», а зна­чит – мар­ги­наль­но­го ис­кус­ст­ва, не­обыч­ные и но­ва­тор­ские по ки­но­язы­ку филь­мы за­пре­ща­лись. Так окон­ча­тель­но офор­ми­лись офи­ци­аль­ные тен­ден­ции, чьё за­кре­п­ле­ние бы­ло про­сти­му­ли­ро­ва­но по­сто­ян­ным сни­же­ни­ем ки­но­по­се­щае­мо­сти по­сле пи­ка, дос­тиг­ну­то­го в 1969, ко­гда в сред­нем на од­но­го че­ло­ве­ка при­хо­ди­лось 19,8 ки­но­по­се­ще­ний в год. Ху­до­же­ст­вен­ный экс­пе­ри­мент ока­зы­вал­ся не­вы­го­ден как идео­ло­ги­че­ски, так и эко­но­ми­че­ски. За­пре­ту под­вер­га­лись не столь­ко кон­крет­ные филь­мы, сколь­ко оп­ре­де­лён­ные ху­дож. тен­ден­ции. Филь­мы, вы­де­ляв­шие­ся но­виз­ной ки­но­язы­ка, – ра­бо­ты Тар­ков­ско­го, К. Г. Му­ра­то­вой, А. Г. Гер­ма­на – вы­пус­ка­лись на эк­ран ог­ра­ни­чен­ным ти­ра­жом или не вы­пус­ка­лись во­обще.

Пре­одо­ле­вая раз­рыв с мас­со­вой ау­ди­то­ри­ей, ве­ду­щие ки­не­ма­то­гра­фи­сты 1970-х гг. воз­вра­ща­лись и к тра­ди­ци­онным жан­ро­вым струк­ту­рам: муз. ме­ло­дра­ме и ро­ма­ну-эпо­пее («Ро­манс о влюб­лён­ных» и «Си­би­риа­да» Кон­ча­лов­ско­го, 1974 и 1979), кри­ми­наль­ной ме­ло­дра­ме («Ка­ли­на крас­ная» Шук­ши­на, 1974), вес­тер­ну и рет­ро­ме­лод­ра­ме («Свой сре­ди чу­жих, чу­жой сре­ди сво­их» и «Ра­ба люб­ви» Н. С. Ми­хал­ко­ва, 1974 и 1976, т/­ф «По­кров­ские во­ро­та» М. М. Ко­за­ко­ва, 1982). Прит­че­вые фор­мы по­ве­ст­во­ва­ния, по­лу­чив­шие ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние в иг­ро­вом ки­не­ма­то­гра­фе это­го пе­рио­да, – «Дра­ма из ста­рин­ной жиз­ни» (1972), «Мо­но­лог» (1973), «Объ­яс­не­ние в люб­ви» (1978) и «Фан­та­зии Фа­рять­е­ва» (1979) И. А. Авер­ба­ха, «Про­шу сло­ва» Пан­фи­ло­ва (1976), «Осен­ний ма­ра­фон» (1979) и «Слё­зы ка­па­ли» (1983) Да­не­лии, «Про­ща­ние» (1983) Кли­мо­ва, «Ты и я» (1972) и «Вос­хо­ж­дение» (1977) Л. Е. Ше­пить­ко, «Тря­сина» Г. Н. Чух­рая (1978) – на­шли при­ме­не­ние так­же и в до­ку­мен­таль­ном (Галан­тер, Н. В. Обу­хо­вич), на­уч­но-по­пу­ляр­ном (С. Л. Рай­тбурт) и ани­ма­ци­он­ном ки­но, где пат­ри­ар­хи муль­ти­плика­ции, вер­нув­шие­ся в 1960-е гг. на но­вом уров­не к сво­им фор­маль­ным на­ход­кам ру­бе­жа 1920–30-х гг. («Боль­шие не­при­ят­но­сти» В. С. и З. С. Брум­берг, 1961, «Лев­ша» И. П. Ива­но­ва-Ва­но, 1964), под­го­то­ви­ли при­ход мас­те­ров сле­дую­щих по­ко­ле­ний: Ф. С. Хит­ру­ка («Ка­нику­лы Бо­ни­фа­ция», 1965, «Ост­ров», 1973, «Икар и муд­ре­цы», 1976; се­рия филь­мов о Вин­ни Пу­хе, 1969– 1972), А. Ю. Хржа­нов­ско­го («Жил-был Ко­зявин», 1966, «Стек­лян­ная гар­мо­ни­ка», 1968, «В ми­ре ба­сен», 1973), Ю. Б. Нор­штей­на («Ли­са и за­яц», 1973, «Цап­ля и жу­равль», 1974, «Ёжик в ту­ма­не», 1975, «Сказ­ка ска­зок», 1979).

Тя­го­те­ни­ем к прит­че бы­ла от­ме­че­на и ос­но­ван­ная пре­иму­ще­ст­вен­но на бы­то­вых кол­ли­зи­ях дра­ма­тур­гия ве­ду­щих сце­на­ри­стов это­го пе­рио­да: В. И. Ме­реж­ко («Вас ожи­да­ет гра­ж­дан­ка Ни­ка­но­ро­ва», 1978, «Ухо­дя – ухо­ди», 1980), Н. Б. Ря­зан­це­вой («Чу­жие пись­ма», 1976, «Го­лос», 1982), А. А. Мин­дад­зе («По­во­рот», 1979, «Ос­та­но­вил­ся по­езд», 1982, «Па­рад пла­нет», 1984). По­иск но­вой са­мо­иден­ти­фи­ка­ции – клю­че­вая те­ма ки­не­ма­то­гра­фа 1970-х гг., обу­сло­вив­шая об­ра­ще­ние к на­цио­наль­ной лит. клас­си­ке и ши­ре – к тра­ди­ции вы­со­кой на­цио­наль­ной куль­ту­ры и её но­си­те­лям (филь­мы Кон­ча­лов­ско­го, Авер­ба­ха, С. А. Со­ловь­ё­ва, Ми­хал­ко­ва, Пан­фи­ло­ва, Н. Н. Гу­бен­ко). Столь же зна­чи­мы эк­ра­ни­за­ции клас­си­ки и у мас­те­ров стар­ше­го по­ко­ле­ния – «Пре­сту­п­ле­ние и на­ка­за­ние» Ку­лид­жа­но­ва (1970), «Пло­хой хо­ро­ший че­ло­век» Хей­фи­ца (1973), те­ле­фильм «Ма­лень­кие тра­ге­дии» М. А. Швей­це­ра (1980). На­чи­ная с мо­ну­мен­таль­ной эк­ра­ни­за­ции «Вой­ны и ми­ра» (1966–67) имен­но рус­ская лит. тра­ди­ция слу­жи­ла опо­рой для по­сти­же­ния ис­то­ри­че­ско­го про­цес­са в ки­не­ма­то­гра­фе Бон­дар­чу­ка: не толь­ко в эк­ра­ни­за­ци­ях – «Они сра­жа­лись за Ро­ди­ну» (1975), «Степь» (1977), «Бо­рис Го­ду­нов» (1986), но и в ис­то­ри­че­ских по­лот­нах «Ва­тер­лоо» (1970) и «Крас­ные ко­ло­ко­ла» (1982).

В по­ис­ке но­вой са­мо­иден­ти­фи­ка­ции ки­но­ге­рой ут­ра­чи­вал цель­ность. Это от­но­си­лось не толь­ко к реф­лек­си­рую­щим ин­тел­ли­ген­там, ро­ли ко­то­рых ис­пол­ня­ли О. И. Даль, О. И. Ян­ков­ский, А. А. Ка­ля­гин, О. В. Ба­си­ла­шви­ли, А. В. Мяг­ков; цель­ность ут­ра­чи­вал и «про­стой че­ло­век», слу­жив­ший её во­пло­ще­ни­ем. Столк­но­ве­ние сте­рео­ти­пов соз­на­ния со слож­но­стью жиз­ни, при­во­дя­щее под­час к ка­та­ст­ро­фе, – од­на из важ­ней­ших тем ки­но 1970-х гг., наи­бо­лее пол­но от­ра­зив­шая­ся в ге­ро­ях В. В. Гос­тю­хи­на («Вос­хо­ж­де­ние», 1977, «Слу­чай­ные пас­са­жи­ры», 1979, «Охо­та на лис», 1980).

Са­мо су­ще­ст­во­ва­ние ки­но­ге­ро­ев 1970-х – нач. 1980-х гг. на­хо­ди­лось на гра­ни не­ста­биль­но­сти: ок­ру­жаю­щая их уни­фи­ци­ро­ван­ная сре­да по­сто­ян­но уг­ро­жа­ла вой­ти в кон­фликт с че­ло­ве­ческой ин­ди­ви­ду­аль­но­стью («Иро­ния судь­бы, или С лёг­ким па­ром!», 1976, «Слу­жеб­ный ро­ман», 1977, «Во­кзал для дво­их», 1983, все – Э. А. Ря­за­но­ва). На ру­бе­же 1970–80-х гг. ни­ве­ли­рую­щая ин­ди­ви­ду­аль­ность по­все­днев­ная ру­ти­на вос­при­ни­ма­лась как дан­ность – в дра­ма­тиче­ских прит­чах В. Ю. Аб­д­ра­ши­то­ва («Па­рад пла­нет», 1984), «пе­чаль­ных ко­ме­ди­ях» Да­не­лии («Афо­ня», 1975, «Осен­ний ма­ра­фон», 1979), бы­то­вых дра­мах А. И. Ма­на­са­ро­вой («Вы мне пи­са­ли…», 1977, «Ут­рен­ний об­ход», 1980), мо­ло­дёж­ной дра­ме П. Г. Чух­рая («Клет­ка для ка­на­ре­ек», 1984). На­гляд­нее же все­го эта тен­ден­ция вы­сту­пи­ла в филь­мах Хей­фи­ца («Един­ст­вен­ная», 1976, «Впер­вые за­му­жем», 1980), Д. К. Аса­но­вой («Же­на уш­ла», 1980, «Па­ца­ны», 1983, «Ми­лый, до­ро­гой, лю­би­мый, един­ст­вен­ный...», 1985) и С. Г. Ми­ка­эля­на («Вдо­вы», 1977, «Влюб­лён по соб­ст­вен­но­му же­ла­нию», 1982). При этом сю­жет­ное об­ре­те­ние ге­роя­ми смыс­ла сво­его су­ще­ст­во­ва­ния в люб­ви ус­лов­но, т. к. в со­ци­аль­ной ре­аль­но­сти не бы­ло воз­мож­но­стей для пол­но­цен­но­го вы­зре­ва­ния лич­но­сти («По­зна­вая бе­лый свет» Му­ра­то­вой, «Пять ве­че­ров» Ми­хал­ко­ва – оба 1979, «По­лё­ты во сне и на­яву» Р. Г. Ба­лая­на, 1983). Пол­но­цен­ное са­мо­стоя­ние лич­но­сти мог­ло вы­ра­зить­ся лишь в ус­лов­ном про­стран­ст­ве экс­цен­триа­ды, раз­ви­ваю­щей­ся – за ред­ки­ми ис­клю­че­ния­ми («Сказ про то, как царь Пётр ара­па же­нил» А. Н. Мит­ты, 1976) – на те­ле­ви­де­нии («Тот са­мый Мюнх­гау­зен» М. А. За­ха­ро­ва, 1979, «О бед­ном гу­са­ре за­мол­ви­те сло­во» Ря­за­но­ва, 1980).

Наи­бо­лее пол­но тен­ден­ции эпо­хи ос­мыс­ле­ны и во­пло­ще­ны в ки­не­ма­то­гра­фе А. Ю. Гер­ма­на – «Про­вер­ка на до­ро­гах» (1971, вы­шел на эк­ра­ны в 1986), «Два­дцать дней без вой­ны» (1977), «Мой друг Иван Лап­шин» (1984). Здесь со­вет­ский миф вы­сту­пал пря­мой ан­ти­те­зой ис­то­ри­че­ской ре­аль­но­сти – за­кли­на­ни­ем, с по­мо­щью ко­то­ро­го ге­рои пы­та­лись спа­стись от не­по­сти­жи­мой сложно­сти ми­ра.

Раз­ру­ше­ние ми­фо­ло­ги­че­ской ос­но­вы ве­ло к раз­ру­ше­нию и тра­ди­ци­он­ной жан­ро­вой сис­те­мы со­вет­ско­го ки­но. По­пыт­ки об­но­вить тра­ди­ции ху­до­же­ст­вен­но-до­ку­мен­таль­ной эпо­пеи ру­бе­жа 1940– 1950-х гг. (по­след­ние се­рии «Ос­во­бо­ж­де­ния», 1970–72, и «Сол­да­ты сво­бо­ды», 1977, Ю. Н. Озе­ро­ва, «Бло­ка­да» М. И. Ер­шо­ва, 1-й фильм – 1975, 2-й фильм – 1978, «По­бе­да» Е. С. Мат­вее­ва, 1985), ис­то­ри­ко-био­гра­фи­че­ско­го филь­ма («Ук­ро­ще­ние ог­ня» и «По­эма о крыль­ях» Д. Я. Храб­ро­виц­ко­го, 1972 и 1980, «Вы­бор це­ли» И. В. Та­лан­ки­на, 1976), про­из­вод­ст­вен­но­го филь­ма («Са­мый жар­кий ме­сяц» Ю. Ю. Ка­раси­ка, 1974, «Пре­мия» Ми­ка­эля­на, 1975, «Об­рат­ная связь» В. И. Тре­гу­бо­ви­ча, 1978) не на­хо­ди­ли от­кли­ка у ау­ди­то­рии. Фа­во­ри­та­ми мас­со­во­го зри­те­ля на ру­бе­же 1970–80-х гг. ста­ли филь­мы, ори­ен­ти­ро­ван­ные на жан­ро­вую сис­те­му за­пад­но­го ки­но, – «Мо­ск­ва сле­зам не ве­рит» В. В. Мень­шо­ва, «Пи­ра­ты XX ве­ка» Б. В. Ду­ро­ва, «Эки­паж» Мит­ты (все 1980). Тра­ди­ци­он­ная сис­тема цен­но­стей (цель­ность ге­роя, кол­лек­ти­ви­ст­ский па­фос) ак­туа­ли­зо­ва­лась здесь при ус­ло­вии за­ве­до­мо­го от­вле­че­ния от ре­аль­но­сти.

Вернуться к началу