Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

ПАНТОМИ́МА

  • рубрика

    Рубрика: Театр и кино

  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 25. Москва, 2014, стр. 237

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: А. В. Шестакова

ПАНТОМИ́МА (от греч. παντόμιμος – все­му под­ра­жаю­щий), вид сце­нич. ис­кус­ст­ва, в ко­то­ром глав­ным ху­до­же­ст­вен­ным приё­мом яв­ля­ет­ся пла­стич. вы­ра­зи­тель­ность ак­тё­ра. Ис­то­ки П. вос­хо­дят к иск-ву др.-греч. ми­мов, со­че­тав­ших сло­во и пла­сти­ку. Древ­няя П. мог­ла вос­про­из­во­дить лю­бые дей­ст­вия: су­ще­ст­во­ва­ли вод­ные, ак­ро­ба­тич., кон­ные П., П.-про­цес­сии и др. Раз­де­ле­ние сло­ва и жес­та про­изош­ло в др.-рим. П. кон. 1 в. до н. э., где ак­тёр изо­бра­жал дей­ст­вия, ком­мен­ти­руе­мые хо­ром и му­зы­кан­та­ми. В сред­ние ве­ка П. бы­ла иск-вом ги­ст­рио­нов. В 16–18 вв. она воз­ро­ди­лась в ко­ме­дии дель ар­те, не­ко­то­рые пер­со­на­жи ко­то­рой ста­ли мас­ка­ми позд­ней­ших ми­мов. Во Фран­ции ус­та­нов­ле­ние те­ат­раль­ной мо­но­по­лии (1680) и осо­бен­но вве­де­ние со­об­раз­ных ей ог­ра­ни­че­ний на ис­пол­не­ние раз­го­вор­ных сцен (1707) и во­каль­ных но­ме­ров (1709) по­влек­ло за со­бой бур­ный рас­цвет П. на под­мо­ст­ках ба­ла­ган­но­го те­ат­ра. В 18 в. к П. как эле­мен­ту дра­ма­ти­за­ции ба­ле­та об­ра­ща­ют­ся Дж. Уи­вер и Ж. Ж. Но­верр. Раз­ви­тию П. в са­мо­сто­ят. те­ат­раль­ную фор­му спо­соб­ст­во­ва­ла эс­те­ти­ка ро­ман­тиз­ма. Как ак­тё­ры П. про­сла­ви­лись Дж. Гри­маль­ди и Ж. Г. Де­бю­ро, по­ло­жив­ший на­ча­ло жан­ру ли­рич. П. В Анг­лии по­след­ней тре­ти 19 в. П. ра­зыг­ры­ва­лась пре­им. ар­ти­ста­ми цир­ка и мю­зик-хол­ла, от­ку­да она в нач. 20 в. при­шла в ки­не­ма­то­граф, пе­ре­жив оче­ред­ной рас­цвет в твор­че­ст­ве ми­мов не­мо­го ки­но – Ч. Ча­п­ли­на, Б. Ки­то­на, Г. Ллой­да и др.

Тра­ди­ци­он­ная П., как пра­ви­ло, «рас­ска­зы­ва­ет» не­кую ис­то­рию, жес­ты в этом слу­чае слу­жат сво­его ро­да под­строч­ни­ком – ил­лю­ст­ра­ци­ей ли­бо за­ме­ной зву­ча­ще­го сло­ва. В 1920–40-е гг. Э. Дек­ру, от­ка­зав­шись от дис­кур­сив­но­го по­ни­ма­ния жес­та, раз­ра­ба­ты­вал ос­но­вы но­вой, не­ил­лю­ст­ра­тив­ной П., где от­прав­ной точ­кой зре­лищ­но­сти яв­ля­ет­ся те­ло ак­тё­ра. Эта ли­ния по­лу­чи­ла про­дол­же­ние в ак­тёр­ском иск-ве Ж. Л. Бар­ро, М. Мар­со, Р. Де­во, М. Сер­ро, в спек­так­лях Е. Гро­тов­ско­го и Э. Бар­бы. Сре­ди др. из­вест­ных ми­мов 20 в. – Л. Фи­ал­ка (Че­хо­сло­ва­кия), Х. То­ма­шев­ский (Поль­ша), М. Те­ни­сон (Лит­ва), А. Да­ри­ус (США).

В Рос­сии к П. об­ра­ща­лись Н. Н. Ев­реи­нов, К. А. Мард­жа­ни­шви­ли, М. А. Че­хов, В. Э. Мей­ер­хольд, А. Я. Таи­ров, А. А. Рум­нев, Р. Е. Слав­ский, Б. Г. Ама­ран­тов, А. А. Ели­за­ров, В. В. Мар­ты­нов и др. Су­ще­ст­ву­ют П. все­воз­мож­ных жан­ров и ви­дов – от ко­рот­ко­го эпи­зо­да до мно­го­акт­но­го спек­так­ля; ши­ро­ко ис­поль­зу­ет­ся ар­ти­ста­ми эс­т­рад­ной ми­ниа­тю­ры (А. И. Рай­кин) и цир­ко­вой кло­уна­ды (Ка­ран­даш, Ю. В. Ни­ку­лин, Л. Г. Ен­ги­ба­ров, В. И. По­лу­нин).

Лит.: Слав­ский Р. Е. Ис­кус­ст­во пан­то­ми­мы. M., 1962; Бар­ро Ж.-Л. Раз­мыш­ле­ния о теа­тре. M., 1963; Рум­нев А. А. Пан­то­ми­ма и ее воз­мож­но­сти. М., 1966; Mimo e Mimi / A cura di M. De Marinis. Firenze, 1980; Мар­ко­ва Е. В. Со­вре­мен­ная за­ру­беж­ная пан­то­ми­ма. М., 1985; Рут­берг И. Г. Ис­кус­ст­во пан­то­ми­мы. Пан­то­ми­ма как фор­ма те­ат­ра. М., 1989; Дек­ру Э. Сло­во о ми­ме. Ар­хан­гельск, 1992; Хай­чен­ко Е. Г. Ве­ли­кие ро­ман­ти­че­ские зре­ли­ща. М., 1996; Brincken J. von. Tours de force – die Ästhetik des Grotesken in der französischen Pantomime des 19. Jahrhunderts. Tüb., 2006; Юш­ко­ва Е. В. Пла­сти­ка пре­одо­ле­ния: Крат­кие за­мет­ки об ис­то­рии пла­сти­че­ско­го те­ат­ра в Рос­сии в XX в. Яро­славль, 2009.

Вернуться к началу