Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up
 

МОСКО́ВСКИЙ ХУДО́ЖЕСТВЕННЫЙ АКАДЕМИ́ЧЕСКИЙ ТЕА́ТР

  • рубрика

    Рубрика: Театр и кино

  • родственные статьи
  • image description

    Электронная версия

    2018 год

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




МОСКО́ВСКИЙ ХУДО́ЖЕСТВЕННЫЙ АКАДЕМИ́ЧЕСКИЙ ТЕА́ТР (МХТ, МХАТ). От­крыл­ся 14.10.1898 спек­так­лем «Царь Фё­дор Ио­ан­но­вич» А. К. Тол­сто­го в зда­нии те­ат­ра «Эр­ми­таж» в Ка­рет­ном Ря­ду. С 1902 в Ка­мер­гер­ском пе­ре­ул­ке: зда­ние бы­ло воз­ве­де­но как особ­няк кн. П. И. Одо­ев­ско­го в сти­ле ам­пир (1817), в те­че­ние 19 в. мно­го­крат­но пе­ре­страи­ва­лось; в 1882 пре­вра­ще­но в Ка­мер­ный те­атр по за­ка­зу вла­дель­ца, куп­ца Г. М. Ли­а­но­зо­ва (арх. М. Н. Чи­ча­гов; см. Чи­ча­го­вы). Для МХТ пе­ре­строе­но в сти­ле т. н. ра­цио­наль­но­го мо­дер­на (1902, арх. Ф. О. Шех­тель); про­ект осу­ще­ст­в­лён час­тич­но: пол­но­стью пе­ре­де­ла­ны ин­терь­е­ры, но фа­сад ос­тал­ся прак­ти­че­ски в преж­нем ви­де, за ис­клю­че­ни­ем све­тиль­ни­ков, две­рей, окон­ных пе­ре­плё­тов; над вхо­дом ус­та­нов­лен рель­еф «Пло­вец» («Вол­на»; 1901, скульп­тор А. С. Го­луб­ки­на). Шех­тель так­же вы­пол­нил эс­ки­зы за­на­ве­са и эмб­ле­мы те­ат­ра. Ря­дом в 1914 он же воз­вёл ком­мерч. зда­ние (с 1938 пе­ре­да­но МХАТу; ны­не му­зей те­ат­ра и учеб­ная сце­на). К 1970-м гг. осн. зда­ние те­ат­ра об­вет­ша­ло, ре­кон­ст­руи­ро­ва­лось в 1977–1987 (арх. С. М. Гель­фер): бы­ли вос­ста­нов­ле­ны ин­терь­е­ры, воз­ве­де­на но­вая сце­нич. ко­роб­ка, при­стро­ен кор­пус с адм. и под­соб­ны­ми по­ме­ще­ния­ми, соз­да­на ма­лая сце­на.

Фото А. И. Нагаева Здание Московского Художественного академического театра в Камергерском переулке.

Яд­ро труп­пы со­ста­ви­ли уча­ст­ни­ки спек­так­лей Об­ще­ст­ва иск-ва и лит-ры под рук. К. С. Ста­ни­слав­ско­го и вы­пу­ск­ни­ки Муз.-дра­ма­тич. учи­ли­ща Моск. фи­лар­мо­нич. об­ще­ст­ва, где пре­по­да­вал Вл. И. Не­ми­ро­вич-Дан­чен­ко: М. Ф. Ан­д­рее­ва, А. Р. Ар­тём, Г. С. Бурд­жа­лов, О. Л. Книп­пер (см. Книп­пер-Че­хо­ва О. Л.), М. П. Ли­ли­на, В. В. Луж­ский, В. Э. Мей­ер­хольд, И. М. Мо­ск­вин, Е. М. Мунт, М. Л. Рок­са­но­ва, М. Г. Са­виц­кая. В 1900 в труп­пу всту­пил В. И. Ка­ча­лов, в 1903 – Л. М. Ле­о­ни­дов. Гла­вен­ст­вую­щая цель – соз­да­ние но­во­го ти­па нац. рус. те­ат­ра (не­за­ви­си­мо­го и об­ще­дос­туп­но­го). Ос­но­во­по­ла­гаю­щие прин­ци­пы (общ­ность ху­дож. язы­ка, един­ст­во це­лей и ме­то­дов ра­бо­ты), за­да­ча об­нов­ле­ния средств, ко­то­рые по­зво­ли­ли бы ин­тер­пре­ти­ро­вать но­вую дра­му (Г. Иб­сен, Г. Га­упт­ман, А. Стринд­берг, М. Ме­тер­линк и, пре­ж­де все­го, А. П. Че­хов), вво­ди­ли МХТ в кон­текст ев­роп. дви­же­ния «не­за­ви­си­мых те­ат­ров», сбли­жая с на­чи­на­ния­ми А. Ан­туа­на, О. Бра­ма, М. Рейн­хард­та. По­ис­ки клю­ча к дра­ма­тур­гии Че­хо­ва («Чай­ка», 1898; «Дя­дя Ва­ня», 1899; «Три се­ст­ры», 1901; «Виш­нё­вый сад», 1904) при­ве­ли к соз­да­нию «те­ат­ра на­строе­ния», воз­ник­но­ве­нию по­ня­тий сце­нич. ат­мо­сфе­ры, под­тек­ста и т. п. Ре­жис­сёр­ско­му иск-ву Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко бы­ла при­су­ща по­сле­до­ва­тель­ность в соз­да­нии еди­но­го об­раза спек­так­ля; об­щая ху­дож. мысль пе­ре­да­ва­лась во всём бо­гат­ст­ве пси­хо­ло­гич. и жи­тей­ских под­роб­но­стей. МХТ – пер­вый в Рос­сии те­атр, из­брав­ший собств. круг тем и по­сле­до­ва­тель­но их раз­ра­баты­вав­ший от спек­так­ля к спек­так­лю. Рас­ши­ре­ние творч. про­грам­мы и ощу­ще­ние пуль­са совр. жиз­ни при­ве­ли к по­ста­нов­ке спек­так­лей т. н. об­ще­ст­вен­но-по­ли­тич. ли­нии («Ме­ща­не» и «На дне» Горь­ко­го, 1902; «Док­тор Шток­ман» Иб­се­на, 1900), к даль­ней­шей раз­ра­бот­ке ис­то­рич. тра­ге­дии («Смерть Ио­ан­на Гроз­но­го» А. К. Тол­сто­го, 1899; «Юлий Це­зарь» У. Шек­спи­ра, 1903; «Бо­рис Го­ду­нов» А. С. Пуш­ки­на, 1907), сказ­ки («Сне­гу­роч­ка» А. Н. Ост­ров­ско­го, 1900; «Си­няя пти­ца» Ме­тер­лин­ка, 1908), к опы­там в об­лас­ти сим­во­лиз­ма и ран­не­го экс­прес­сио­низ­ма («Сле­пые», «Там внут­ри», «Не­про­ше­ная» Ме­тер­лин­ка, 1904; «Жизнь Че­ло­ве­ка» Л. Н. Ан­д­рее­ва, 1907 и 1909; «Рос­мерс­хольм» Иб­се­на, 1908). С сер. 1910-х гг. Ста­ни­слав­ский с Л. А. Су­лер­жиц­ким на­чал экс­пе­ри­мен­ты, по­ло­жив­шие на­ча­ло Ста­ни­слав­ско­го сис­те­ме и впер­вые при­ме­нён­ные в по­ста­нов­ках спек­так­лей «Дра­ма жиз­ни» К. Гам­су­на (1907) и «Ме­сяц в де­рев­не» И. С. Тур­ге­не­ва (1909). Прав­да «жиз­ни че­ло­ве­че­ско­го ду­ха», глу­би­на «под­тек­ста» и «под­вод­но­го те­че­ния», ос­во­бо­ж­де­ние от штам­пов, сти­ли­стич. вер­ность от­ли­ча­ли по­ста­нов­ки рус. клас­си­ки: «Го­ре от ума» А. С. Гри­бое­до­ва (1906, 1914), «На вся­ко­го муд­ре­ца до­воль­но про­сто­ты» Ост­ров­ско­го (1910), «Бра­тья Ка­ра­ма­зо­вы» (1910) и «Ни­ко­лай Став­ро­гин» (1913) по Ф. М. Дос­то­ев­ско­му, «На­хлеб­ник», «Где тон­ко, там и рвёт­ся» и «Про­вин­ци­ал­ка» Тур­ге­не­ва (1912). Жиз­нен­ная пра­в­да до­во­ди­лась до сме­лой, яр­кой те­ат­раль­но­сти в «Мни­мом боль­ном» Моль­е­ра (1913), «Хо­зяй­ке гос­ти­ни­цы» К. Голь­до­ни (1914), «Смер­ти Па­зу­хи­на» М. Е. Сал­ты­ко­ва-Щед­ри­на (1914), «Се­ле Сте­пан­чи­ко­ве» по Дос­то­ев­ско­му (1917). Важ­ной ве­хой ста­ло при­гла­ше­ние для ра­бо­ты над «Гам­ле­том» Шек­спи­ра (1911) Г. Э. Г. Крэ­га. Об­нов­лял­ся круг ху­дож­ни­ков – ес­ли поч­ти все спек­так­ли пер­во­го де­ся­ти­ле­тия шли в де­ко­ра­ци­ях В. А. Си­мо­ва, то в даль­ней­шем в те­ат­ре ра­бо­та­ли В. Е. Его­ров, Н. П. Уль­я­нов, М. В. До­бу­жин­ский, А. Н. Бе­нуа, Н. К. Ре­рих, Б. М. Кус­то­ди­ев, Н. А. Ан­д­ре­ев.

В 1919 МХТ был на­цио­на­ли­зи­ро­ван и вклю­чён в чис­ло ака­де­мич. те­атров (с 1932 им. М. Горь­ко­го). Часть труп­пы, в 1919 вы­ехав на юг, при на­сту­п­ле­нии бе­лых ока­за­лась от­ре­зан­ной от Мо­ск­вы; вос­со­еди­не­ние со­стоя­лось лишь в 1922, ко­гда МХАТ во гла­ве с К. С. Ста­нислав­ским от­пра­вил­ся на дли­тель­ные га­ст­ро­ли (Гер­ма­ния, Фран­ция, США, 1922–24). К сер. 1920-х гг. в труп­пу во­шли М. М. Тар­ха­нов, Б. Г. Доб­ро­нра­вов, А. К. Та­ра­со­ва, О. Н. Ан­д­ров­ская, К. Н. Елан­ская, А. П. Зуе­ва, А. И. Сте­па­но­ва, Н. П. Ба­та­лов, А. Н. Гри­бов, М. Н. Кед­ров, Б. Н. Ли­ва­нов, М. И. Пруд­кин, В. А. Ор­лов, В. Я. Ста­ни­цын, Н. П. Хме­лёв, М. М. Ян­шин и др., со­ста­вив т. н. вто­рое по­ко­ле­ние МХАТа. В 1925 воз­ник­ла Ре­пер­ту­ар­но-ху­дож. кол­ле­гия под пред. П. А. Мар­ко­ва. Ста­ни­слав­ский и ос­таль­ные «ста­рей­ши­ны» ут­вер­жда­ли её ре­ше­ния. Столь же важ­ным бы­ло соз­да­ние лит. и об­ще­куль­тур­ной сре­ды те­ат­ра, но­во­го кру­га ав­то­ров. По на­стоя­нию МХАТа на­ча­ли дра­ма­тич. опы­ты М. А. Бул­га­ков, Вс. В. Ива­нов, Л. М. Ле­о­нов, Ю. К. Оле­ша, В. П. Ка­та­ев. Наи­бо­лее ор­га­нич­ным стал со­юз с Бул­га­ко­вым; спек­такль «Дни Тур­би­ных» (1926) на­зы­ва­ли «Чай­кой» вто­ро­го по­ко­ле­ния. Но­вые крас­ки ре­жис­су­ры МХАТа – нар. ко­ме­дий­ное на­ча­ло, озор­ст­во ве­ли­ко­леп­ной фан­та­зии – рас­кры­лись в спек­так­лях «Го­ря­чее серд­це» А. Н. Ост­ров­ско­го (1926) и «Бе­зум­ный день, или Же­нить­ба Фи­га­ро» П. Бо­мар­ше (1927). На ру­бе­же 1930-х гг., от­да­вая дань идео­ло­ги­за­ции куль­ту­ры, МХАТ по­шёл на сбли­же­ние с дра­ма­тур­га­ми-«рап­пов­ца­ми» («Взлёт» Ф. А. Ва­гра­мо­ва, 1930; «Хлеб» В. М. Кир­шо­на и «Страх» А. Н. Афи­но­ге­но­ва, 1931). Наи­выс­ши­ми дос­ти­же­ния­ми в 1930-е гг. ста­ли «Вос­кре­се­ние» по Л. Н. Тол­сто­му (1930), че­ре­да ак­тёр­ских ра­бот в «Мёрт­вых ду­шах» по Н. В. Го­го­лю (1932; Чи­чи­ков – В. О. То­пор­ков, Ма­ни­лов – Кед­ров, Со­ба­ке­вич – Тар­ха­нов, Плюш­кин – Л. М. Ле­о­ни­дов, Ноз­д­рёв – И. М. Мо­ск­вин и Ли­ва­нов, Ко­ро­боч­ка – Зуе­ва, Гу­бер­на­тор – Ста­ни­цын), «Вра­ги» Горь­ко­го (1935), «Ан­на Ка­ре­ни­на» по Тол­сто­му (1937), «Тар­тюф» Моль­е­ра (1939). В 1940 со­стоя­лась пре­мье­ра «Трёх сес­тёр» Че­хо­ва в по­ста­нов­ке Вл. И. Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко, где сквоз­ной те­мой ста­ла «тос­ка по луч­шей жиз­ни» и где ре­жис­сёр, очи­щая ак­тёр­ское иск-во от на­ко­пив­ших­ся лож­ных при­вы­чек, дос­ти­гал глу­би­ны по­сти­же­ния вы­со­ко­го ду­хов­но­го ми­ра рус. ин­тел­ли­ген­тов, внутр. му­зы­каль­но­сти по­строе­ния. Чёт­кое сти­ли­стич. ре­ше­ние, от­то­чен­ность, изя­ще­ст­во ак­тёр­ско­го мас­тер­ст­ва от­ли­ча­ли спек­такль «Шко­ла зло­сло­вия» Р. Ше­ри­да­на (1940).

В 1940-е гг. в ре­жис­су­ре МХАТа боль­шое зна­че­ние при­об­ре­та­ла пе­да­го­гич. сто­ро­на в ущерб це­ло­ст­но­му сце­нич. ре­ше­нию. В ре­пер­ту­ар всё ча­ще вклю­ча­лись от­кро­вен­но тен­ден­ци­оз­ные пье­сы, ста­вив­шие пе­ред ак­тё­ра­ми уп­ро­щён­ные за­да­чи. Па­ра­док­саль­ность по­ло­же­ния, од­на­ко, за­клю­ча­лась в том, что пье­са, по­пав­шая на сце­ну МХАТа СССР (с кон. 1930-х гг. ока­зав­ше­го­ся на осо­бом по­ло­же­нии «глав­но­го те­ат­ра стра­ны»), тем са­мым вклю­ча­лась в но­менк­ла­ту­ру ше­дев­ров; кри­ти­ка МХАТа СССР ква­ли­фи­ци­ро­ва­лась как на­прав­лен­ная про­тив СССР. Спек­так­ли, по­лу­чав­шие офиц. при­зна­ние, не со­би­ра­ли за­ла: «Рус­ский во­прос» К. М. Си­мо­но­ва (1947), «Хлеб наш на­сущ­ный» (1948) и «За­го­вор об­ре­чён­ных» (1949) Н. Е. Вир­ты. Ска­зы­ва­лось и кол­лек­тив­ное ру­ко­во­дство 1950–1960-х гг., от­сут­ст­вие еди­ной ре­жис­сёр­ской во­ли. От­ме­чен­ные бли­ста­тель­ны­ми ак­тёр­ски­ми ра­бо­та­ми спек­так­ли («Крем­лёв­ские ку­ран­ты» Н. Ф. По­го­ди­на, 1956; «Ма­рия Стю­арт» Ф. Шил­ле­ра, 1957; «Зо­ло­тая ка­ре­та» Л. М. Ле­о­но­ва, 1958) бы­ли ско­рее ис­клю­че­ния­ми из об­ще­го пра­ви­ла. Про­цве­та­ла «ак­тёр­ская» ре­жис­су­ра, ино­гда да­вав­шая вы­со­кие ре­зуль­та­ты (напр., спек­такль «Ми­лый лжец» Дж. Кил­ти, 1962, пост. И. М. Ра­ев­ско­го, Бер­нард Шоу – А. П. Кто­ров, Пат­рик Кем­пбелл – А. И. Сте­па­но­ва), но в раз­роз­нен­но­сти сво­их уси­лий ли­шав­шая жизнь те­ат­ра внутр. цель­но­сти, по­сле­до­ва­тель­но­сти за­дач, ло­ги­ки раз­ви­тия. Идеа­лы Ху­дож. те­ат­ра стре­ми­лась воз­ро­дить «Сту­дия мо­ло­дых ак­тё­ров» (см. «Со­вре­мен­ник»), но мет­ро­по­лия по­сле дол­гих ко­ле­ба­ний от­ка­за­лась при­нять её в своё ло­но. Же­ла­ние вый­ти из ту­пика по­бу­ди­ло «ста­рей­шин» МХАТа пред­ло­жить долж­ность гл. реж. О. Н. Еф­ре­мо­ву, ко­то­рый при­нял на се­бя эти обя­зан­но­сти в сент. 1970. По­сто­ян­ны­ми со­труд­ни­ка­ми МХАТа ста­но­вят­ся дра­ма­тур­ги А. И. Гель­ман с па­ра­док­саль­но­стью его со­ци­аль­ных рас­сле­до­ва­ний («За­се­да­ние парт­ко­ма», 1975; «Об­рат­ная связь», 1977; «Мы, ни­же­под­пи­сав­шие­ся», 1979; «На­еди­не со все­ми», 1981; «Ска­мей­ка», 1984; «Чок­ну­тая», 1986) и М. М. Ро­щин с его неж­ной и иро­нич. на­блю­да­тель­но­стью и те­ат­раль­ной фан­та­зи­ей («Ва­лен­тин и Ва­лен­ти­на», 1972; «Ста­рый Но­вый год», 1973; «Эше­лон», 1975; «Муж и же­на сни­мут ком­на­ту», 1976; «Пер­ла­мут­ро­вая Зи­наи­да», 1987). Боль­шой ре­зо­нанс вы­зва­ла по­ста­нов­ка пье­сы М. Ф. Шат­ро­ва «Так по­бе­дим!» (1981). С те­ат­ром со­труд­ни­ча­ли ху­дож­ни­ки Д. Л. Бо­ров­ский, В. Я. Ле­вен­таль и др. В труп­пу во­шли И. М. Смок­ту­нов­ский, А. А. По­пов, А. А. Ка­ля­гин, Т. В. До­ро­ни­на, А. В. Мяг­ков, Т. Е. Лав­ро­ва, Е. А. Ев­стиг­не­ев, Е. С. Ва­силь­е­ва, О. П. Та­ба­ков, А. А. Вер­тин­ская и др. Раз­рас­тав­шую­ся и раз­но­род­ную труп­пу не уда­ва­лось, од­на­ко, объ­е­ди­нить. Не­об­хо­ди­мость за­ни­мать ак­тё­ров ве­ла к ком­про­мис­сам и в вы­бо­ре пьес, и в на­зна­че­нии ре­жис­сё­ров, к по­яв­ле­нию яв­но не­жиз­не­спо­соб­ных по­ста­но­вок. При­гла­ше­ние круп­ных мас­те­ров ре­жис­су­ры (А. В. Эф­рос, М. Г. Ро­зов­ский, Р. Г. Вик­тюк, К. М. Гин­кас и др.) обес­пе­чи­ва­ло по­яв­ле­ние зна­чит. спек­так­лей, но не со­дей­ст­во­ва­ло вы­ра­бот­ке еди­ной ху­дож. сис­те­мы, об­ще­го творч. язы­ка. Всё это при­ве­ло к кон­флик­ту, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го с на­ча­ла се­зо­на 1987/88 офи­ци­аль­но су­щест­во­ва­ли две труп­пы – под рук. Еф­ре­мо­ва (с 1989 Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный ака­де­ми­че­ский те­атр им. А. П. Че­хо­ва; зда­ние в Ка­мер­гер­ском пе­ре­улке, в 2001 от­кры­лась но­вая сце­на) и под­ рук. До­ро­ни­ной (с 1989 Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный ака­де­ми­че­ский те­атр им. М. Горь­ко­го; зда­ние на Твер­ском буль­ва­ре, 1973, ар­хи­тек­то­ры В. С. Ку­ба­сов, В. С. Уля­шов, ре­ше­но в сти­ле пост­мо­дер­низ­ма с эле­мен­та­ми сти­ля мо­дерн; фа­сад об­ли­цо­ван ар­мян­ским ту­фом, ко­то­рый так­же ис­поль­зо­ван, на­ря­ду с де­ре­вом, в оформ­ле­нии ин­терь­е­ра).

В 1943 при те­ат­ре от­кры­та Шко­ла-сту­дия МХАТ им. Вл. И. Не­ми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко.

Лит.: Эф­рос Н. Е. Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный те­атр. 1898–1923. М.; П., 1924; Мар­ков П. А., Чуш­кин Н. Н. Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный те­атр. 1898–1948. М., 1950; Ани­си­мов А. В. Те­ат­ры Мо­ск­вы. М., 1984; Шес­та­ко­ва Н. А. Про­езд Ху­до­же­ст­вен­но­го те­ат­ра, 3. М., 1989; Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный те­атр. 100 лет: В 2 т. М., 1998; Мо­с­ков­ский Ху­до­же­ст­вен­ный те­атр в рус­ской те­ат­раль­ной кри­ти­ке. М., 2005–2009. Т. 1–3; Ки­ри­чен­ко Е. И. Ф. Шех­тель. М., 2011. См. так­же лит. при стать­ях Ста­ни­слав­ский К. С., Не­ми­ро­вич-Дан­чен­ко Вл. И., Ста­ни­слав­ско­го сис­те­ма.

Вернуться к началу