Подпишитесь на наши новости
Вернуться к началу с статьи up

ВОСТО́ЧНЫЙ ВОПРО́С

  • рубрика
  • родственные статьи
  • image description

    В книжной версии

    Том 5. Москва, 2006, стр. 767-768

  • image description

    Скопировать библиографическую ссылку:




Авторы: М. С. Мейер

ВОСТО́ЧНЫЙ ВОПРО́С, при­ня­тое в ди­пло­ма­тии и ис­то­рич. ли­те­ра­ту­ре ус­лов­ное обо­зна­че­ние ком­плек­са ме­ж­ду­нар. про­блем 2-й пол. 18 – нач. 20 вв., воз­ник­ших в свя­зи с обо­ст­ре­ни­ем со­пер­ни­че­ст­ва ев­роп. дер­жав (Ав­ст­рии, с 1867 – Ав­ст­ро-Венг­рии, Ве­ли­ко­бри­та­нии, Рос­сии, Фран­ции, Ита­лии), а за­тем и США за влия­ние на Ближ­нем Вос­то­ке в ус­лови­ях ос­лаб­ле­ния Ос­ман­ской им­пе­рии и подъ­ё­ма нац.-ос­во­бо­дит. борь­бы под­вла­ст­ных ей на­ро­дов. Тер­мин «В. в.» впер­вые был упот­реб­лён на Ве­рон­ском кон­грес­се (1822) Свя­щен­но­го сою­за.

Пер­вый этап ис­то­рии В. в. ох­ва­ты­ва­ет от­ре­зок вре­ме­ни со 2-й пол. 18 в. до Вен­ско­го кон­грес­са 1814–15. Он ха­рак­те­ри­зо­вал­ся воз­рас­тав­шей ро­лью Рос­сии на Ближ­нем Вос­то­ке. В ре­зуль­та­те по­бе­до­нос­ных войн с Тур­ци­ей 1768–74, 1787–91, 1806–12 (см. Рус­ско-ту­рец­кие вой­ны) Рос­сия за­кре­пи­ла за со­бой Но­во­рос­сию, Крым, Бес­са­ра­бию, часть Кав­ка­за и проч­но ут­вер­ди­лась на бе­ре­гах Чёр­но­го мо­ря. По ус­ло­ви­ям Кю­чук-Кай­нард­жий­ско­го ми­ра 1774 она до­би­лась пра­ва про­хо­да че­рез Бос­фор и Дар­да­нел­лы для сво­его тор­го­во­го фло­та. Во­ен­но-по­ли­тич. ус­пе­хи Рос­сии спо­соб­ст­во­ва­ли про­бу­ж­де­нию нац. са­мо­соз­на­ния бал­кан­ских на­ро­дов и рас­про­стра­не­нию в их сре­де идей ос­во­бо­дит. дви­же­ния.

Ин­те­ре­сы Рос­сии при­шли в про­ти­во­ре­чие с уст­рем­ле­ния­ми др. ев­роп. дер­жав на Ближ­нем Вос­то­ке, пре­ж­де все­го Ве­ли­ко­бри­та­нии, стре­мив­шей­ся со­хра­нить и уп­ро­чить своё по­ли­тич. и эко­но­мич. влия­ние на всём про­стран­ст­ве от Ближ­не­го Вос­то­ка до Ин­дии, и Фран­ции, про­во­див­шей по­ли­ти­ку, на­прав­лен­ную на за­вое­ва­ние вост. рын­ков и под­рыв ко­ло­ни­аль­но­го пре­об­ла­да­ния Ве­ли­ко­бри­та­нии. Ди­рек­то­рия, а позд­нее На­по­ле­он I пы­та­лись пу­тём тер­ри­то­ри­аль­ных за­хва­тов на Ближ­нем Вос­то­ке ов­ла­деть су­хо­пут­ны­ми под­сту­па­ми к Бри­тан­ской Ин­дии (см. Еги­пет­ская экс­пе­ди­ция На­по­ле­о­на Бо­на­пар­та). Экс­пан­сия Фран­ции за­ста­ви­ла Ос­ман­скую им­пе­рию за­клю­чить во­ен­но-по­ли­тич. со­юз­ные до­го­во­ры с Рос­си­ей (1799, 1805), по ко­то­рым пра­во про­хо­да че­рез Бос­фор и Дар­да­нел­лы пре­дос­тав­ля­лось не толь­ко тор­го­вым, но и во­ен. рос. ко­раб­лям, и с Ве­ли­ко­бри­тани­ей (1799). Обо­ст­ре­ние рус.-франц. про­ти­во­ре­чий, в ча­ст­но­сти в В. в., в зна­чит. ме­ре оп­ре­де­ли­ло не­уда­чу пе­ре­го­во­ров На­по­ле­о­на I с Алек­сан­дром I в 1807–1808 о раз­де­ле Ос­ман­ской им­пе­рии.

2-й этап раз­ви­тия В. в. (1815–56) ха­рак­те­ри­зо­вал­ся кри­зи­сом ос­ман­ско­го гос-ва и воз­ник­но­ве­ни­ем ре­аль­ной уг­ро­зы его рас­па­да, вы­зван­ной Гре­че­ской на­цио­наль­но-ос­во­бо­ди­тель­ной ре­во­лю­ци­ей 1821–29, на­ча­лом франц. за­вое­ва­ния Ал­жи­ра (1830), еги­пет­ско-ту­рец­ки­ми кон­флик­та­ми 1831–33 и 1839–41. По­бе­да Рос­сии в рус.-тур. вой­не 1828–29 обес­пе­чи­ла ав­то­но­мию Сер­бии (см. Ад­риа­но­поль­ский мир 1829), спо­соб­ст­во­ва­ла ог­ра­ни­че­нию вла­сти Ос­ман­ской им­пе­рии над Мол­да­ви­ей и Ва­ла­хи­ей (1829), об­ре­те­нию не­за­ви­си­мо­сти Гре­ци­ей (1830). По ито­гам Бос­фор­ской экс­пе­ди­ции 1833 и ус­ло­ви­ям Ун­кяр-Ис­ке­ле­сий­ско­го до­го­во­ра 1833 Тур­ция обя­за­лась в слу­чае вой­ны дру­гих иностр. го­су­дарств про­тив Рос­сии за­крыть Дар­да­нелль­ский прол. для во­ен. су­дов этих го­су­дарств. Од­на­ко стрем­ле­ние Ни­ко­лая I до­бить­ся по­ли­тич. изо­ля­ции Фран­ции, на­ру­шив­шей Июль­ской ре­во­лю­ци­ей 1830 прин­цип ле­ги­ти­миз­ма – идей­но-пра­во­вую ос­но­ву Свя­щен­но­го сою­за, за­ста­ви­ло его пой­ти на сбли­же­ние с Ве­ли­ко­бри­та­ни­ей, что ос­ла­би­ло по­зи­ции Рос­сии на Ближ­нем Вос­то­ке. При­сое­ди­нив­шись к со­гла­ше­ни­ям ев­роп. дер­жав и Тур­ции 1840–41 о ли­к­ви­да­ции егип.-тур. кон­флик­та и о про­ли­вах (см. Лон­дон­ские кон­вен­ции о про­ли­вах 1840, 1841, 1871), Рос­сия фак­ти­че­ски от­ка­за­лась от при­ви­ле­гий, пре­до­став­ляв­ших­ся ей Ун­кяр-Ис­ке­ле­сий­ским до­го­во­ром. Наи­боль­шую вы­го­ду из раз­ви­тия В. в. в этот пе­ри­од из­влек­ли Ве­ли­ко­бри­та­ния и Фран­ция, до­бив­шие­ся под­пи­са­ния Ос­ман­ской им­пе­ри­ей не­рав­но­прав­ных тор­го­вых кон­вен­ций (см. Анг­ло-ту­рец­кая и фран­ко-ту­рец­кая тор­го­вые кон­вен­ции 1838), ко­то­рые ус­ко­ри­ли её эко­но­мич. за­ка­ба­ле­ние ев­роп. дер­жа­ва­ми. Крым­ская вой­на 1853–56 и Па­риж­ский мир 1856 зна­ме­но­ва­ли даль­ней­шее уси­ле­ние по­зи­ций Ве­ли­ко­бри­та­нии и Фран­ции на Ближ­нем Вос­то­ке и ос­лаб­ле­ние влия­ния Рос­сии.

3-й этап раз­ви­тия В. в. на­чал­ся в кон. 1850-х гг. и за­вер­шил­ся в сер. 1880-х гг. В этот пе­ри­од уг­лу­бил­ся кри­зис Ос­ман­ской им­пе­рии, вы­зван­ный но­вым подъ­ё­мом ос­во­бо­дит. дви­же­ния на Бал­ка­нах и рус.-тур. вой­ной 1877–78, ко­то­рая бы­ла на­ча­та Рос­си­ей в под­держ­ку борь­бы юж.-слав. на­ро­дов. Ре­зуль­та­том по­бе­ды Рос­сии в вой­не ста­ло даль­ней­шее су­же­ние сфе­ры влия­ния Ос­ман­ской им­пе­рии на Бал­кан­ском п-ове: про­воз­гла­ше­ние не­за­ви­си­мо­сти Ру­мы­ни­ей (1877), соз­да­ние болг. нац. гос-ва (1878), ме­ж­ду­на­род­но-пра­во­вое при­зна­ние не­за­ви­си­мо­сти Сер­бии и Чер­но­го­рии. Од­на­ко, не­смот­ря на по­бе­ду, по­зи­ции Рос­сии в В. в. ос­та­ва­лись сла­бы­ми, что яр­ко про­яви­лось в ре­ше­ни­ях Бер­лин­ско­го кон­грес­са 1878, на ко­то­ром рос. пред­ста­ви­те­ли бы­ли вы­ну­ж­де­ны со­гла­сить­ся на пе­ре­смотр ус­ло­вий Сан-Сте­фан­ско­го мир­но­го до­го­во­ра 1878. Серь­ёз­ные тер­ри­то­ри­аль­ные по­те­ри Ос­ман­ская им­пе­рия по­нес­ла в Азии и Сев. Аф­ри­ке: в 1878 Ве­ли­ко­бри­та­ния за­хва­ти­ла Кипр, в 1882 – Еги­пет, в 1881 Фран­ция ус­та­но­ви­ла про­тек­то­рат над Ту­ни­сом. Стрем­ле­ние Ав­ст­ро-Венг­рии к эко­но­мич. и по­ли­тич. ге­ге­мо­нии на Бал­ка­нах и ок­ку­па­ция ею в 1878 Бос­нии и Гер­це­го­ви­ны вы­зва­ли на­рас­та­ние австр.-рос. про­ти­во­ре­чий.

За­клю­чит. этап раз­ви­тия В. в. ох­ва­ты­ва­ет пе­ри­од с сер. 1880-х гг. до 1923. Уси­ле­ние борь­бы ве­ли­ких дер­жав за пе­ре­дел ми­ра при­да­ло их про­ти­во­ре­чи­ям на Ближ­нем Вос­то­ке край­нюю ост­ро­ту. Стрем­ле­ние Гер­ма­нии ут­вер­дить­ся в ближ­не­во­сточ­ном ре­гио­не (строи­тель­ст­во Ба­гдад­ской же­лез­ной до­ро­ги, под­чи­не­ние герм. во­ен­но-по­ли­тич. влия­нию тур. пра­вя­щей вер­хуш­ки во гла­ве с Аб­дул-Ха­ми­дом II, а за­тем мла­до­ту­рок), ак­ти­ви­за­ция экс­пан­сио­ни­ст­ской по­ли­ти­ки Ав­ст­ро-Венг­рии на Бал­кан­ском п-ове (см. Бос­ний­ский кри­зис 1908–09) соз­да­ли серь­ёз­ную на­пря­жён­ность в анг­ло-герм., рос.-герм. и рос.-австр. от­но­ше­ни­ях. До­пол­нит. им­пульс раз­ви­тию В. в. при­да­ла нац.-ос­во­бо­дит. борь­ба под­вла­ст­ных Ос­ман­ской им­пе­рии на­ро­дов – ар­мян, ма­ке­дон­цев, ал­бан­цев, ара­бов и др. В стрем­ле­нии до­бить­ся внутр. кон­со­ли­да­ции и вер­нуть тер­ри­то­рии, ут­ра­чен­ные в хо­де рус.-тур. войн, ита­ло-ту­рец­кой вой­ны 1911–12 и Бал­кан­ских войн 1912–13, Ос­ман­ская им­пе­рия всту­пи­ла в 1-ю ми­ро­вую вой­ну на сто­ро­не Гер­ма­нии и её со­юз­ни­ков. В го­ды вой­ны стра­ны Ан­тан­ты со­гла­со­ва­ли пла­ны раз­де­ла ос­ман­ских вла­де­ний (см. Анг­ло-фран­ко-рус­ское со­гла­ше­ние 1915, Сайкс–Пи­ко со­гла­ше­ние 1916). Во­ен. по­ра­же­ние Тур­ции сде­ла­ло ак­ту­аль­ным для Ан­тан­ты за­хват не толь­ко араб. и др. не­ту­рецких тер­ри­то­рий Ос­ман­ской им­пе­рии, но и соб­ст­вен­но тур. зе­мель (см. Муд­рос­ское пе­ре­ми­рие 1918). Вой­ска Ан­тан­ты ок­ку­пи­ро­ва­ли зо­ну Чер­но­мор­ских про­ли­вов, Вост. Фра­кию, ряд рай­онов Ана­то­лии, взя­ли под свой кон­троль Стам­бул. В мае 1919 по ре­ше­нию Ан­тан­ты в Ма­лой Азии вы­са­ди­лись греч. вой­ска с це­лью ок­ку­па­ции тур. мет­ро­по­лии (см. в ст. Гре­ко-ту­рец­кая вой­на 1919–22). Од­но­вре­мен­но на Па­риж­ской мир­ной кон­фе­рен­ции 1919–20 бы­ла на­ча­та раз­ра­бот­ка про­ек­та до­го­во­ра с сул­тан­ским пра­ви­тель­ст­вом, пре­ду­смат­ри­вав­ше­го рас­чле­не­ние Тур­ции (сре­ди про­чих вы­дви­нут план пе­ре­да­чи Тур­ции под ман­дат США). Од­на­ко раз­вер­нув­шее­ся в Тур­ции нац.-ос­во­бо­дит. дви­же­ние (см. «Ке­ма­ли­ст­ская ре­во­лю­ция») по­ме­ша­ло реа­ли­за­ции этих за­мы­слов. К осе­ни 1922 тур. рес­пуб­ли­кан­ская ар­мия пол­но­стью ос­во­бо­ди­ла тер­ри­то­рию Тур­ции (во мно­гом бла­го­да­ря мо­раль­но-по­ли­тич. и ма­те­ри­аль­ной под­держ­ке Сов. Рос­сии). Стра­ны Ан­тан­ты бы­ли вы­ну­ж­де­ны от­ка­зать­ся от на­вя­зан­но­го ими сул­тан­ско­му пра­ви­тель­ст­ву ка­баль­но­го Севр­ско­го мир­но­го до­го­во­ра 1920. С под­пи­са­ни­ем Ло­занн­ско­го мир­но­го до­го­во­ра 1923, юри­ди­че­ски за­фик­си­ро­вав­ше­го рас­пад Ос­ман­ской им­пе­рии, Ту­рец­кая Рес­пуб­ли­ка по­лу­чи­ла ме­ж­ду­нар. при­зна­ние, бы­ли ус­та­нов­ле­ны и при­зна­ны ве­ли­ки­ми дер­жа­ва­ми её гра­ни­цы, что оз­на­ча­ло ли­к­ви­да­цию В. в. как про­бле­мы ми­ро­вой по­ли­ти­ки.

В. в. мно­гие го­ды на­хо­дил­ся в цен­тре вни­ма­ния рос. об­ще­ст­ва, его об­су­ж­де­ние да­ва­ло осо­бый им­пульс фор­ми­ро­ва­нию нац. соз­на­ния. К не­му про­яв­ля­ли ин­те­рес рус. пи­са­те­ли и мыс­ли­те­ли Ф. М. Дос­то­ев­ский, Ф. И. Тют­чев, К. Н. Ле­он­ть­ев, И. С. Ак­са­ков, Н. Я. Да­ни­лев­ский, В. М. Гар­шин, ху­дож­ни­ки В. В. Ве­ре­ща­гин, И. Е. Ре­пин и др.

Публ.: Юзе­фо­вич Т. До­го­во­ры Рос­сии с Вос­то­ком, по­ли­ти­че­ские и тор­го­вые. СПб., 1869; Noradounghian G. Recueil d’actes interna­tionaux de l’Empire Ottoman. P., 1897–1903. Vol. 1–4; Сбор­ник до­го­во­ров Рос­сии с дру­ги­ми го­су­дар­ст­ва­ми (1856–1917). М., 1952.

Лит.: Уля­ниц­кий В. А. Дар­да­нел­лы, Бос­фор и Чер­ное мо­ре в XVIII в. М., 1883; Жи­га­рев С. А. Рус­ская по­ли­ти­ка в вос­точ­ном во­про­се. М., 1896. Т. 1–2; Marriot J. A. R. The Eastern question. 4th ed. Oxf., 1940; Дру­жи­ни­на Е. И. Кю­чук-Кай­нард­жий­ский мир 1774 г. (его под­го­тов­ка и за­клю­че­ние). М., 1955; Anderson M. The Eastern question. 1774–1923. L.; N. Y., 1966; Lewis B. The emergence of modern Tur­key. 2nd ed. L.; N. Y., 1968; Clayton G. D. Britain and the Eastern question. L., 1971; The Ottoman state and its place in World ­his­tory / Ed. by K. Karpat. Leiden, 1974; Вос­точ­ный во­прос во внеш­ней по­ли­ти­ке Рос­сии. Ко­нец XVIII – на­ча­ло XX в. М., 1978; L’Em­pire Ottoman, la Ré publique de Turquie et la France / Publ. par H. Batu, J.-L. Bacqué-Gram­mont. İst., 1986; The Ottoman Empire and the world-eco­nomy. Camb., 1987; Pamuk Ș. The Ottoman Empire and European capitalism, 1820–1913: Trade, investment and production. Camb., 1987; Пет­ро­сян Ю. А. Ос­ман­ская им­пе­рия: мо­гу­ще­ст­во и ги­бель. Ис­то­ри­че­ские очер­ки. М., 1990; Мей­ер М. С. Ос­ман­ская им­пе­рия в XVIII в.: Чер­ты струк­тур­но­го кри­зи­са. М., 1991; Ере­ме­ев Д. Е., Мей­ер М. С. Ис­то­рия Тур­ции в сред­ние ве­ка и но­вое вре­мя. М., 1992; An economic and social history of the Ot­toman Em­pire, 1300–1914 / Ed. by H. Inal­chik, D. Qua­taert. Camb., 1994; Ше­ре­мет В. И. Вой­на и биз­нес: Власть, день­ги и ору­жие. Ев­ро­па и Ближ­ний Вос­ток в но­вое вре­мя. М., 1996.

Вернуться к началу